Форум » Спецшколы авиации ВВС, ПВО, ПВ и ГВФ » 223-я ШМАС Могилёв в/ч 23422 специалисты метеослужбы (продолжение II) » Ответить

223-я ШМАС Могилёв в/ч 23422 специалисты метеослужбы (продолжение II)

Ion Popa: ШМАС Могилёв в/ч 23422 - специалисты метеослужбы Начало темы здесь 223-я ШМАС Могилёв в/ч 23422 специалисты метеослужбы 223-я ШМАС Могилёв в/ч 23422 специалисты метеослужбы (продолжение I)

Ответов - 175, стр: 1 2 3 4 5 6 All

VladVas: Могилев. Зима 1971. Назначили меня в наряд дежурным по КПП. Не нравилась мне такая служба: не любил тянуться, козырять, докладывать и отвечать на вопросы, где и кто находится. Упомянутый мной ранее старшина Сурдо оказался владельцем уникального уже в то время автомобиля Москвич 401 и выражал чрезмерное внимание к своему авто раритету. И вот в какой-то момент Сурдо распорядился на открытие ворот для проезда в город. Я отвел металлический створ-половину ворот и поставил его на фиксатор, а второй створ стал удерживать руками. Когда намытый и сверкающий Москвич пересек линию ворот, сильным порывом ветра сорвало с фиксатора створ и он ударился о корпус Москвича. Москвич почему-то продолжил движение, сопровождаемое скрежетом металла о металл и рисованием приличной царапины вдоль кузова…В финале события створ скользнул по выпуклому заднему крылу авто и ударил по грушеподобному стопсигналу, который отвалился от кронштейна и повис на проводе… Сурдо выскочил из машины, звонко поорал, но мне ничего не сделал, чем заявил о себе, как о человеке вообщем-то справедливом. Курсанты в моем призывном году призывались в основном из Мурманска и Прибалтики. Ребята были толковые, с образованием не ниже среднего, многие со средним специальным, а кое-кто схвачен был военкомами на первых курсах ВУЗов. Вообщем, собрались в ШМАСЕ люди обучаемые тем мудростям, которые предлагались курсантам для усвоения командирами. Поляки, эстонцы, латыши хорошо шли на контакт и не было никаких разногласий между нами. Я поддерживал со многими из них довольно близкие отношения. Казалось, что мы упаковались на отличном уровне и все было прекрасно, пока не прибыла в ШМАС группа призывников с Кавказа из армян, азербайджанцев, адыгейцев и грузин. Единственное, что эти дикие горные пацаны могли, это конфликтовать с не своими, заполнять умывальную комнату своими телами и петь хором, пощелкивая пальцами, постукивая по каким-либо предметам и присвистывая…Достали, одним словом. Полная несовместимость культур…Была даже со стороны их представителей попытка внушить нам европейцам, что они и никто другой стоят у истоков цивилизации. Мой спор с Гуссейновым о цивилизации оказался кратким. Я спросил у него, как по вашему зубная щетка, электрическая лампочка и еще что-то…Оказалось, что эти слова в переводе не нуждаются, звучат в их языке также, по-русски. И о чем разговор может быть? Отцы командиры быстро поняли, что с горцами учебный план по выпуску спецов они провалят и после карантина и присяги все горцы выбыли из учебки в полки, где им метеослужба была заменена караульной. Чуваки так и не поняли, как им повезло вначале, могли выучиться на метеорологов, радистов и служить без муштры...Не оценили…

Юрик: Извиняюсь,что "влез",но совершенно согласен с вышесказанным,у нас в 75-м году в В.Волочке тоже некоторым "гордым"парням служба"бери больше,кидай дальше,пока летит-отдыхай"показалась гораздо лучше службы специалиста аэрофотослужбы("проучились" всего 2 месяца,затем-в ...).До сих пор не пойму,да ещё популярное сейчас слово"политкорректность"..

Ion Popa: VladVas пишет: закрепившаяся в голове замполита капитана Хазбиева. У нас в Могилёве Хазбиев служил уже в звании майора в должности замполита части. В Смоленске в казарме висела его фотка, где он был ещё капитаном. А казарма была новая. У нас тоже был отдельный кубрик. Но вот дежурили мы не по суткам, а от жратвы до жратвы. То есть после завтрака заступаешь и до обеда. С обеда до ужина спим, с ужина до завтрака - на посту. С завтрака до обеда - сон и т. д. И посыльными мы ходили тоже. А кто у вас из офицеров был в Смоленске, может прапорщиков кого помнишь???

VladVas: Ion Popa пишет: По такому графику мы несли службу при переводе половины личного состава на ЗКП. Лето 1972 года все прошло в лесу под землей в духоте...

VladVas: На службу в управление корпуса меня выбрал капитан Михальцов, приезжавший специально в Могилев накануне нашего выпуска. Зашел в класс, увидел, как я работаю с боевым листком и сказал, что художники ему нужны. Взял он меня, питерского парня из ВУЗовских студентов длинного и тонкого Лешу Щукина и рабочего парня из города Апатиты Архипова Николая по кличке Дорминдонтович. Мы хорошо работали с картами, быстро и красиво рисовали на них погоду. В учебке я один из первых нанес на карту сто станций, за что получил в приказе благодарность и письмо благодарственное маме. Отцом нашим на службе в отделе корпуса стал Михальцов, которому помогал старшина, а потом прапорщик Кузнецов. Кузнецов ремонтировал технику, а Михальцов постоянно возился с идеей улучшения телетайпа Т 51. Придумал он ставить в каретку шестерню с большим количеством зубьев, что приводило к уменьшению межстрочного пробела и экономии рулонной бумаги. Рассчитывал на премию и подсчитывал долго экономический эффект…Последнее не удавалось. А работать с узким интервалом было неудобно, строки сливались. Фрагмент рулона наматывался на средний палец, указательный палец зависал над строкой как пунктир, большой палец ограничивал строку шифровки снизу…Так и хотелось написать на рацухе: «Михальцов, сделай короче». Но со временем приспособились и к этому изобретению, хотя шестерни держались плохо, валы кареток пробуксовывали, и каретки приходилось часто ремонтировать… В отделе (крайнее здание справа от КП корпуса, второй этаж над особым отделом) Михальцов бывал редко, доверял командирам отделений - старшим смен. У нас процветало самоуправление.

VladVas: Электрохимическая бумага для фототелеграфов «Ладога» (по мнению старших товарищей) была вредна для органов дыхания и поэтому мешок с отработанной бумагой мы держали в коридоре, в двух шагах от туалета, которым пользовались те, кто нес службу в этом здании. ЭХБ была почти белой, нежной, похожей на современную туалетную, и выглядела значительно лучше газет, которыми тогда было принято пользоваться, ибо настоящая туалетная бумага в моду еще не вошла. Вот офицеры штаба и повадились пользоваться бумагой для «Ладоги». И кой у кого возникли проблемы с кишкой (чесотка, сыпь), что привело к серьезным разборкам на уровне медиков, к поискам причин, и к догадке об истинном виновнике, которая долго сопровождалась смехом… Отойдя от смеха Михальцов запретил хранить отходы бумаги в коридоре, мешок возвратился в отдел, анальная эпидемия у офицеров управления корпуса прекратилась.

VladVas: До назначения меня командиром отделения-старшим смены приходилось дежурить мне непосредственно на КП управления корпуса в смене майора Шпирны. И влюбился я в нежный ласковый голос телеграфистки Шуненковой Людмилы из городского телеграфа, услугами которого мы пользовались для приема и передачи закодированных метеосводок в московский центр. Ее голос, звучавший по прямому телефону, волновал, звал, интриговал. Многие часы ночные общались мы, говоря обо всем, о чем могли говорить в том возрасте стремящиеся к близости молодые люди. Я напрашивался на свидание, она уклонялась. И однажды мы встретились… Девушка оказалась очень милой и память хранит воспоминания о ней до сих пор, хотя судьба нас развела в разные стороны после первой же встречи…По этому телефону я принял и доложил командирам сообщение о кончине Никиты Сергеевича Хрущева.

VladVas: Смоленск. Здания управления корпуса утопали в яблоневом саду. Осень 1971 года оказалась богатой на урожай. Мы заготавливали яблоки мешками, раздавали, ели свежими, сушили на компоты, варили варенье. Хотя сад и не знал профессионального ухода, яблоки все же выросли крупные, вкусные, без парши и не изобиловали червями. В отделе можно было делать заготовки и хранить их. Ну на какой еще службе такое было возможно? Завод холодильников по-соседски в ночное время делился с нами полистиролом и плексигласом. Все плакаты в отделе, включая схему кодов КН 01 и инструкции с расчетными таблицами, были рисованы нами стеклографами цветными на полистироле. Выглядело красиво. Полагаю, что наши преемники оценили результаты этих трудов. Начинали рисовать КН 01 вологодские парни Лёва Молоков, Женя Лебедев, а мы продолжили.

dimon: Нет слов - великолепные воспоминания! Удивительная штука - людская память: помнятся имена и фамилии тех, кого знал 40 лет назад, но вот с кем из коллег по бывшей работе пил пиво два года назад - лица помнятся , а имена и фамилии вылетели из башки... Кстати, у нас тоже был многонациональный призыв: помимо ребят из Ярославля, Костромы, Москва, Волгограда (из этого города было даже несколько немцев, например, Сашка Мецлер, - этот виртуозно ругался матом) были и кавказцы. Армяне, азербайджанцы, лезгины, аварцы, кабардинцы, абхазы, балкарцы. Врать не буду - ни единого случая какой-либо вражды или даже насмешек не помню. Не было такого вообще. А когда один рязанец по фамилии Мальцев обчистил пару "армянских" тумбочек, то начали его первыми бить в умывалке не армяне, а ребята из Ярославля. Армяне призывались из горных районов Армении, некоторые по-русски говорили вообще никак. Был такой Ашот Тадевосян, так тот первое время всех мучил одним вопросом: "Што он сказаль?" - потому что почти ничего не понимал.

VladVas: Могилев. В баню ходили в колонне по три по субботам с мочалками под мышкой мимо какого-то химзавода, пахнущего сероводородом. По сторонам мелькал непривлекательный серый осенне-зимний промышленный пейзаж, не оставивший каких-либо значительных воспоминаний. Как-то попали на работы на кожевенный завод,и разжились полосами натуральной кожи, по формату совпадающими с ремнями поясными, как раз под пряжку со звездой. Так пацаны и я обзавелись крутыми кожаными ремнями, с которыми вернулись домой. На 23 февраля 1971 года после прохождения колонной перед трибуной у серого громадного правительственного здания в центре Могилева меня выпроводили из части в детский сад, а потом в какую-то школу на встречу с детьми. Чтобы не подвести командиров пришлось употребить педагогические таланты, доставшиеся по наследству от родителей, проработавших всю жизнь в школе и рассказывать детям истории из солдатской жизни. Учителя, воспитатели, с которыми довелось общаться, внушили, что мы не такие, как солдаты из соседней части, более воспитаны и образованы и нас не страшно представлять детям. Прибавили гордости за ШМАС. До призыва я боролся в классике. И было в ШМАСе несколько тоскливо от невозможности подвигаться по-серьезному. Физкультура не поощрялась, не говоря о спорте. Пробежки по плацу и то назначались только в теплые дни. Командиры беспокоились о нашем здоровье и не выпускали на улицу в морозы. Помню только одну пробежку на лыжах и одну стрельбу из карабина СКС в каком-то заснеженном карьере. Случались дни, в которые в столовую спускались из спального помещения по лестнице со строжайшим запретом на выход на улицу. Главное-учебный план! Была какая-то пародия на спортзал на первом этаже казармы. Вроде, с поляком Носевичем решили мы показать несколько приемов друг другу и сбили в ковер четыре мата. Не успели в стойку встать, как засек нас ротный Соболев. Последовали разнос и категорический запрет на динамику: «Не хватало еще, чтобы вы что-нибудь сломали друг другу. Кем я закрою точку на Ямале?». Соболев был подтянутым, с сухим строгим лицом, суровым командиром, с которым было предпочтительнее не встречаться. Не то, что балагур начальник штаба майор Файн. Если Соболеву попадался курсант с небрежностями во внешнем виде, непременно останавливал и говорил медленно (почти по слогам) назидательно фразу, запомнившуюся мне на всю жизнь: «Курсант, у Вас нет рвения красиво выглядеть в военной форме». Позже и я употреблял ее в подобных обстоятельствах. В карауле довелось побывать только один раз. Стоял с ножом на поясе у дверей финчасти в штабе. Коридорчик этакий метра два на метра полтора. Стою в четыре утра, а ноги складываются в коленях, и по стене вниз на корточки и спокойной ночи малыши… Еще был наряд на кухне и один раз постоял дневальным в роте. И все…Остальное время было посвящено учебе и внеклассной работе.

VladVas: Смоленск. На дежурствах в отделе находилось достаточно свободного времени. Любил я, включив «Волну», стоявшую в уголке, прослушивать эфир. И стал обращать внимание на ставшие знакомыми сигналы факсимильных устройств, настраиваться на них и пытаться принимать сигналы на «Ладогу». Порой «Ладога» рисовала газетные страницы на разных языках с картинками, а порой карты погоды с нанесенными сведениями по метеостанциям, какие делали и мы, но с той разницей, что информация была нанесена на карты эти иностранные машинным способом. Каким образом немцы, французы и англичане делали такие карты, оставалось загадкой. Наш коллективный ум эту тайну не постиг. Сколько трудов тратили мы на рисование станций на карте, а тут-машина?! Показал я несколько карт нашим синоптикам и подполковник Мазуров распорядился затем принимать такие карты в часы составления синоптических карт по Европе и Северному полушарию и представлять их синоптикам в штаб. И как-то во время опытов из «Ладоги» полезла картинка с дамой в купальнике. Я набрался терпения и даму принял в полном формате. Вы понимаете, коллеги, что картинка не 1920 х 1200, но в то время и это было технологическим прорывом. Картинка походила по рукам и оказалась в мешке с отработанной бумагой. А в казарме кто-то из наших поделился с бойцами из взвода охраны тем, что женщины голые из эфира выползают в метеослужбе… В аппаратную ворвался начальник особого отдела. Не помню точно фамилию, невысокий коренастый полковник, вроде Баранов. Молча стал заглядывать во все щели, переворачивать имущество, двигать технику на стеллажах и, когда притомился, спросил: «А кто тут баб голых принимает по радио?» С этого момента я узнал как работает негласный аппарат КГБ и стал применять один прием для проверки на вшивость своих знакомых, рассказывая им порой про себя истории, способные заинтересовать компетентные органы и ждать, в какой форме будет выражен интерес к моей персоне…Пожалуй, это был самый полезный урок, полученный в армии…

VladVas: Ion Popa пишет: У нас в Могилёве Хазбиев служил уже в звании майора в должности замполита части. С Хазбиевым у меня бывали разногласия. Я назначался старшим в группе метео, в кубрике, и на отдыхе исполнял дополнительные обязанности в казарме: подъем, проведение утренней зарядки, вечерняя проверка, отбой,ответственный за порядок в дневное время...Тяготили меня эти обязанности, прежде всего тем, что мешали решать свои проблемы...Вообщем, спорил с замполитом, не нравился он мне. Но когда я прощался с ним, держа в руке дембельский чемодан, он сказал слова: "Простите, если что-то не так. Главное, что вы возвращаетесь домой живыми". И пробудилось уважение к этому человеку. Черт возьми, а он прав! Все остальное просто неважно! Мы вместе держали подразделение в том порядке, который был необходим для того, чтобы все возвратились домой живыми. Главная задача была выполнена.

VladVas: Смоленск. О дедовщине. В казарме в центре дальней, противоположной входу и тумбочке дневального, стены стоял телевизор. Свободные от службы бойцы были обязаны к 21 часу приготовиться к просмотру программы «Время», каждый со своим табуретом. Собрать бойцов без принуждения на это мероприятие было сложно. Но в один прекрасный день 1972 года перед телевизором не осталось свободного пространства. Открыла личико тут и дедовщина, которая прежде пряталась и проявлялась только в графиках уборки помещений, дежурства по кухне (деды в них не включались), да в столовой на столах, которые распределялись между бойцами по сроку службы. Стол для молодых, для черпаков и для дедов. А тут вдруг деды, также освобожденные от просмотра программ «Время» и «Международная панорама», заняли первые ряды перед телеэкраном, по нынешним меркам чуть больше монитора планшетника – огрызка, демонстрируя молодым свои взрослые прически. Армия и СССР замерли в ожидании чего-то мощно интригующего. Мне так и остается непонятным термин «дедовщина». Когда, по каким причинам то, что в наши служивые годы ограниченное простым уважением к дедам, передававшим доброжелательно свой опыт молодым бойцам перед отъездом домой, превратилось в кровавое месиво жестокости, дебилизма, насилия? Но вернусь к интриге. СССР и мы замерли в ожидании старта первой в истории супер-серии СССР-Канада по хоккею с шайбой. На лед выкатили легендарные профи: Боби Халл, Эспозито, Кларк, Маховлич, Паризе… Нервы наши на пределе...Свисток... и «Шайба в воротах», - кричит Н.Озеров. Еще не отошел зритель от первого огорчения, а в ворота сборной СССР влетает вторая шайба. Быстро создаваемая воображением модель результата игры по такому старту вела к ощущению полного разгрома… Но после этих шайб канадские профи присели…Как накатили наши, да как им дали… То время было замечательно и тем, что нам было чем гордиться. Мы чувствовали себя гражданами великой страны, а человек счастлив тогда, когда у него «есть славное отечество».

VladVas: dimon пишет: Нет слов - великолепные воспоминания! Удивительная штука - людская память: помнятся имена и фамилии тех, кого знал 40 лет назад, Да тоже подводит...Я в одном посте назвал начальника метеослужбы Мазуровым, а посмотрел в документы, оказалось забыл подполковника Нечаева, хотя перед глазами стоит образ последнего... Прошу извинить за неточность и принять поправку к сведению...

sBogdan: dimon пишет: Прапорщик Гагаринов, комсомольский Бог части. Вот человек, остававшийся для всех загадкой. Невысокий,темноглазый, фуражка всегда на затылке, как у дембеля-разгильдяя, рукава рубашки закрывают почти полностью кисти рук, взгляд какой-то отрешённый, да и говорит так, как будто научился разговаривать только год назад. Провожал он нас на вокзал на "малый дембель" Спасибо, напомнил, а то я о нём и забыл. По-моему это у него одна и была серъёзная задача - курсантов в город водить и выпускников на вокзал в поезд сажать...

sBogdan: VladVas пишет: Чуваки так и не поняли, как им повезло вначале, могли выучиться на метеорологов, радистов и служить без муштры...Не оценили… Мой однокурсник Сашка Глотов из Рязани просто не мог дождаться, когда его спишут из учебки. Хотя его любил кэп Попов и не хотел отпускать. Мечта сбылась в вечном карауле и на метле на базе хранения в Краснице. Мы туда за какими-то делами приезжали и встретили там его - был счастлив...

VladVas: sBogdan пишет: Мечта сбылась в вечном карауле и на метле на базе хранения в Краснице. Мы туда за какими-то делами приезжали и встретили там его - был счастлив... Бывают и исключения...Иначе не было бы дворников...)))

dimon: В Краснице бывали, знаем. У нас пару человек туда отправили - тех, кто не хотел учиться, или не мог, или делал вид, что не может. Соседа моего по столу Ваню Курского и ещё одного здоровенного кабардинца. Нас как-то летом взводом повезли туда, уже не помню зачем, скорее всего, на какие-то хозработы. Кабарда этот там хорошо устроился - поваром , видели его. Приехали, а зря, работы не было, видимо, что-то не сложилось. Кто бывал в Краснице, наверно, помнит: там есть довольно большой пруд, по берегам деревянные настилы, мостки, в общем, культурно. Кэп Попов разрешил всем искупаться. Хотели без трусов, всё равно выжимай-не выжимай, а через х/б будут видны влажные пятна. Но Попов такое безобразие не разрешил; мы говорили, мокрые ведь будем, на что Попов в при сущей ему манере заявил, что, мол, зато яйца будут целы...

Ion Popa: VladVas пишет: Вообщем, спорил с замполитом, не нравился он мне. В Могилёве, по крайней мере в наше время, замполит части майор Хазбиев был для нас, курсантов, каким - то небожителем. Если с командиром части п/п Болдыревым приходилось, хоть и редко, сталкиваться, хотя бы по поводу получения нагоняя, а с нач. штаба майором Гончаровым по разным поводам, причём не самым приятным, постоянно, то вот с Хазбиевым ничего не помню вообще. Ну, делал доклад к какому - то празднику... Вот и всё пожалуй...

Ion Popa: VladVas пишет: По такому графику мы несли службу при переводе половины личного состава на ЗКП. А сколько всего народу у вас было??? У нас было две смены по 5 человек и один, типа механик, он же водитель ПМС. Но он тоже регулярно работал в аппаратной, но, как правило, только днём.

VladVas: Ion Popa пишет: А сколько всего народу у вас было??? У нас было две смены по 5 человек и один, типа механик, он же водитель ПМС. Но он тоже регулярно работал в аппаратной, но, как правило, только днём. Три бойца в отделе (аппаратная) и один на КП. ПМС обслуживал и водил прапорщик Кузнецов.

VladVas: Ion Popa пишет: Гончаровым по разным поводам, причём не самым приятным, постоянно, то вот с Хазбиевым ничего не помню вообще. Ну, делал доклад к какому - то празднику... Вот и всё пожалуй... Майор Уколов и его зам. капитан Хазбиев постоянно находились в казарме. Служебный кабинет Хазбиева размещался недалеко от тумбочки дневального. Не виделись мы только во время нашей вахты.

Ion Popa: VladVas пишет: оказалось забыл подполковника Нечаева VladVas, такой вопрос. Павел Иванович Нечаев был при тебе начальником метеобюро или начальником метеослужбы корпуса? И ещё вопрос... Работала - ли тогда на метео его жена, Зоя Алексеевна???

Ion Popa: Художник из меня плохой, но вот такая аппаратная была у нас в Смоленске. Рисунок выполнен в 1976 году, так что за детали ручаюсь. Под КН - 01, слева, с красным крестом - аптечка, рядом с ней - карта Смоленской области. Под аптечкой - стул, справа от него - стол с телефоном. Когда наносили две карты одновременно, то стол для наноски сдвигали к центру аппаратной и получалось два рабочих места. Под правым окном - металлический ящик для использованной телеграфной ленты 210 мм. На стеллаже для Т - 51 у нас лежали чистые бланки кольцовок и син. карт. Спали там же, на первой и третьей полках. А также на топчане, который стоял у противоположной окнам стене, слева. В хоз. тумбе хранились электроплитка, самодельная сковорода, кружки, ложки, ножы, подсолнечное масло. На ней же и готовили. Входная дверь в аппаратную - напротив тумбы.

VladVas: Рассказать подробности о должности Нечаева и о его супруге не могу. Забыл. Если возникнут ассоциации на волнах памяти, напишу... Карточные столы (два) торцами прижимались к окну. Бойцы сидели лицом друг к другу. У одного окно было слева, у второго-справа. Я составлял синоптичку и северное полушарие за столом слева от входа. Свет слева был предпочтительней. Телетайпы стояли, как и на схеме, справа от входа в аппаратную.Схема КН 01 висела над телетайпами ближе к окну...У стены слева от входной двери стояли на стеллажах: Волна К, Р 1340, два Р250. Над ними - приставки Тополь. ФТ Ладога стояла у входной двери слева рядом в Волной К. Через коридор напротив аппаратной находилась комната отдыха с кроватью и кухонными принадлежностями.Свободный от карты боец мог спать.

VladVas: Вроде, на нижнем стеллаже слева от входной двери было несколько Ладог...Но мы их не использовали.Крутили один аппарат, к которому не надо было нагибаться...)))

Ion Popa: VladVas пишет: на нижнем стеллаже слева от входной двери было несколько Ладог. Верно... Они там и нарисованы у окна. А на свободном месте между Ладогами и хозтумбочкой помещался матрас, на котором и спали. VladVas пишет: Через коридор напротив аппаратной находилась комната отдыха с кроватью и кухонными принадлежностями. В наше время там находилась мастерская, где сидели два прапорщика и один служащий СА.

dimon: Вот, уважаемые, сохранилось такое интересное фото. Метео-"гаджеты", думаю, всем знакомы:

Ion Popa: dimon пишет: Метео-"гаджеты", думаю, всем знакомы Вот она, классика метео... Р - 250, Т - 51, Ладога... Ну, и боец, понявший службу... Жаль вот только, что погоны не голубые и не птички в петлицах...

Ник: Dimon На петлицах эмблемы каких войск? Не разобрать, в оригинале может виднее?



полная версия страницы