Форум » Спецшколы авиации ВВС, ПВО, ПВ и ГВФ » 50-я ШМАС Вапнярка в/ч 64369 (продолжение III) » Ответить

50-я ШМАС Вапнярка в/ч 64369 (продолжение III)

Admin: ШМАС Вапнярка в/ч 64369 была создана в 1949 году и называлась Школой Механиков СпецСлужб (ШМСС)! Начало здесь ШМСС Вапнярка в/ч 64369 Материалы по 50-й ВАШМ находятся на форуме: http://shmas.forum24.ru/?1-6-0-00000001-000-0-0-1242196732 - ШМСС Вапнярка в/ч 64369 http://shmas.forum24.ru/?1-6-0-00000005-000-180-0-1267462992 - ШМСС Вапнярка в/ч 64369, продолжение 1 http://shmas.forum24.ru/?1-6-0-00000008-000-0-0-1271936773 - ШМСС Вапнярка в/ч 64369, продолжение 2 http://shmas.forum24.ru/?1-6-0-00000011-000-0-0-1298295071 - 50-я ШМАС Вапнярка в/ч 64369 (продолжение III) Гарнизон Вапнярка здесь: http://shmas.forum24.ru/?1-19-0-00000015-000-0-1 - Гарнизон Вапнярка 1 http://shmas.forum24.ru/?1-19-0-00000022-000-0-0-1269760765 - Гарнизон Вапнярка 2 http://shmas.forum24.ru/?1-19-0-00000023-000-0-0-1270145421 - ШМСС Вапнярка в/ч 64369 О мамах, о женах, о друзьях детства Внимание: материалы не относящиеся непосредственно к ШМАС либо удаляются, либо переносятся по назначению.

Ответов - 100, стр: 1 2 3 4 All

olga: Прочитала Люда твой материал, с удовольствием посмотрела фото Вас молодых, нашла такое знакомое и дорогое лицо Володи Бабия, которого к великому сожалению уже нет с нами. И так мне захотелось поделиться с форумчанами и своими фотографиями на тему музыки, танцев и песен в далекие пятидесятые. Ведь сколько талантливых людей выходило на сцену нашего клуба и на сцену летней площадки. Как мы ждали всегда этих концертов и выступлений своих любимцев и они никогда не обманывали наших ожиданий. С каким удовольствием все в городке принимали участие в жизни самодеятельности. Помню как сообща красили акрихином метры марли для индийских сари в зеленом городке у Нины Рогожиной и для этого же танца женщины давали свои бусы. Они переливающейся горкой лежали на маминой кровати. Втихаря я их перемеряла все. Очень запомнился танец с ромашками. Их из проволоки делали сами участницы танцевального ансамбля. Невозможно забыть арию Одарки из оперы «Запорожец за Дунаем» в исполнении Зои Николаевны Нестеровой! По искренности исполнения, яркости образа и звучанию я лучшей Одарки так и не услышала. А Вася Шакера? Как он читал юморески О.Вышни! Это был наш Вапнярский А.Сова. Я всем им благодарна за воспитание отличного вкуса и любви к сцене. Искренне Ольга Злотова. 1. Фото из альбома Злотова В.С. 1.1. Сводный хор офицеров и их семей в/ч 64369 под управлением ст. лейтенанта Наумова.1959 год. 1.2. Выступление рядового Василия Шакеры. 1959 год. 1.3. Военный оркестр выступает перед личным составом. Дирижер ст.лейтенант Наумов. 1959 год 1.4. Лучшая солистка части З.Н.Нестерова. 1959 год. 1.5. Эстрадный квартет. Солистка Сафронова. 1959 год. 2. Фото из архива Ирины Злотовой. Эти фото мне дала сестра. Она старше меня и принимала активное участие в танцевальной самодеятельности. 2.1. Оркестр. (Боровиков, Цыбин Валера, Янушевич Валера, Комолов Николай, Барышков Игорь, Пылевич Леонид, Толмачев Виктор, Панков Юрий, Аветисян Георгий, Фурман, Образов Алик). 2.2. Танец в постановке Богдана Купиняка ( впереди с саблей). Женский состав: Тимофеева Люда, Харитонова Стелла, Николаева Галя, Лыкова Нина, Рыбий Лариса, Злотова Ира, Хорошко Нина. 2.3. Бравые солдаты: слева направо - Валентин Исмайлов, Валерий Питта ( солист, у него был коронным номером Венгерский танец), Анатолий Хачко, Геннадий Рощевский. 2.4. На гастроли!

olga: На этой весенней фотографии три командира, три полковника - В.Бессонов, В.С.Злотов, Р.С.Сандацян. Три этапа развития и жизни части. Светлая Вам память!

майор В.Богданов: ФОТОГРАФИИ ИЗ АРХИВА ЮРИЯ ХРИСТОФОРОВИЧА АЛЕКСАНДРОВА Подполковник Вадим Миркутов: "Связался с Юрием Христофоровичем Александровым. Проживает в Московской области в городе Красногорске. До сих пор трудится. Начальник лаборатории на Красногорском механическом заводе. Устроился туда сразу после демобилизации. Рассказал ему о форуме. Он с большим интересом ознакомился с его материалами и прислал мне некоторые фотографии из своего альбома. С его разрешения предлагаю разместить их на форуме. Получил от него информацию о смерти Логинова Сергея. Он присутствует на прикрепленных фотографиях. Жаль, очень жаль. Человек был замечательный. " Что я с удовольствием и выполняю. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7.

майор В.Богданов: .....................? Кто узнает, сообщите в личке. Внесу подпись.

майор В.Богданов: ..............................?

Нина Хорошко: ФОТОГРАФИИ СЛУЖАЩИХ СА- СОТРУДНИКОВ УЧЕБНОГО ЦИКЛА 50-й ВАШМ, в.ч. 64369 1. Это фото сделано в канун женского праздника 8 марта 1968 года с работницами ЦИКЛА.. Нач.цикла Кац М.Ш. и нач учебной части Дуб. 2. 8 марта 1967г. Кац М .Ш. в центре (нач Цикла) и по краям.слева-Дуб и справа Кондрашкин 3. Работницы чертежного бюро учебной части 64369. Слева -направо: Топоркова, Гудылина Ш., Токунова и Хорошко Нина.

майор В.Богданов: Прапорщик автопарка Владимир Масловский с дочкой Инной. Вапнярка-2. 1970г.

майор В.Богданов:

майор В.Богданов:

майор В.Богданов:

lyda 55: Хочу сказать , что выпускалось курсантов много! Но не пишут здесь воспоминания не только , что кому-то "мешают" наши воспоминания, а потому что многим, кто служил в нашей части пол года ( а таких 90% ) и писать то не о чем! Что они видели? Занятия, караулы, уборка территории. И одна 1-2 фотографии. Разрешалось в клубе у гражданского фотографа сфотографироваться (лично) и со взводом. Я сама не раз в клубе наблюдала такую картину, как приходил целый взвод , чтобы каждый себя запечатлел и мог домой родным послать фотографию. Очень много ребят проходили службу из Средней Азии , Кавказа . Меньше из Прибалтики. Русский язык для многих был большой проблемой. Как они учились на занятиях- знают только наши отцы......Часто на проходной, не так покажешь пропуск, так еще и пускать не хотели. А поговорить не получалось. Почти не знали языка! Помню что мой отец , будучи еще в 1-ой роте, (ком .роты-Бекшенев), готовился к занятиям по электротехнике и показал свою тетрадь, где был список его курсантов. 16 человек( если мне неизменяет память), и все разных национальностей!...Поэтому мне так и запомнилось это!.....Многих уже нет в живых. (Знаю и таких) Многие не имеют компьютера и не бывают в интернете..Третьи предпочитают заходить на форум почитать , и посмотреть ....и не более. А других , вообще не затащишь даже посмотреть, не то что написать !...Так, что надо радоваться тому , что есть!...Вы правильно заметили, заканчиваем третий раздел. Если убрать , то что мы пишем, поверьте, будет не тот форум! Лично мне приятно читать материал о Вапнярке "в любом виде", если он только не оскорбляет и не обижает человека, который , хоть что либо написал на форум ! Чтобы люди "потянулись "на форум, делается немало. По себе знаю и по майору Богданову!..Только людей расшевелить на "такой подвиг" очень и очень тяжело! Хочу сказать, кто хочет, тот пишет и присылает материал. А кто не хочет-ТОГО и НЕ ЗАСТАВИШЬ !!! Надеюсь, я ни кого не обидела, высказав свое мнение ?

desaka52: Уважаемая lyda 55! Прошу прощения, я не был в Вапнярке, был только проездом, когда нас везли в часть, то половину эшелона отцепили в Вапнярке, а нас повезли в Новоград-Волынский. Проблемы в ветке Новоград-Волынской учебки те же, что и у Вас. Активных участников форума немного, а так хотелось бы, чтобы было побольше, встретиться хотя бы виртуально со своими сослуживцами. Действительно, те ребята, кто по окончании курса обучения попал в боевой полк, почти ничего не помнят. Я недавно встретил двоих ребят, которые учились в нашей учебке, так они не помнят даже фамилий своих командиров, и я так понял, что это им глубоко фиолетово, а жаль. Те же что остались в постоянном составе, составляют очень маленькую часть от всего личного состава. Вот эти то ребята и помнят свою родную часть, сослуживцев, командиров и если приснится служба, то это не кошмарный сон, а приятные воспоминания о прошедшей юности. Но к большому сожалению действительно не у всех есть комп, интернет, не все нашли наш форум. Но все-таки будем надеяться.

lyda 55: Замечательно, что Вы откликнулись! Я с Вами полностью согласна ! Конечно, будем надеяться, потому что с каждым годом появляется все больше возможности у каждого освоить интернет. Конечно жаль, что многим фиолетово, как Вы пишете : но такова реальность нашего времени! Новоград -Волынский знаю не по наслышке. Моя старшая сестра живет там, и я люблю этот городишко не меньше , чем Вапнярку. До Новоград-Влынского она с мужем жила в нашей части. Ее муж -капитан Хорошко еще срочную службу нес в 1959 году в Впнярке, да так и прослужил там в 9-ой роте(ком .роты м-р Сухотин.)до 1972 -го года пока их не перевели в Новоград. Видимо Вы и служили в той части , где и капитан Хорошко.

desaka52: Спасибо за отзыв! Я служил в в/ч 87358, (64-я ВАШМ). В Новоград-Волынске больше авиационных частей не было. Так что с капитаном Хорошко должен был быть знаком, но к очень большому сожалению я его увы не помню. Скорее всего он был командиром учебного взвода, у нас взводными в основном были капитаны. Сам то я был сначала обычным курсантом, а потом полтора года служил на узле связи. Комнатенка дежурного по части была как раз напротив комнаты телефонного коммутатора, так что видел и знал всех офицеров и прапорщиков нашей части, т. к. все они были или дежурными или помдежами. Но в памяти остались те, с кем часто пересекался или по службе или по общим интересам. Видимо с капитаном Хорошко встречались редко, жаль. Но надеюсь, что вспомню. Память иногда выкидывает такие фортели, что мама мия. А вообще, просматривая Вашу ветку форума, мне очень нравится с какой теплотой, уважением общаются люди с вашей воинской части. С какой гордостью и любовью отзываются о своей части, о своем городе. Вы знаете, даже мне, человеку, который не имеет никакого отношения к вашей части, кроме голубых погон, становится теплее на душе. Чего греха таить, я тоже горд тем, что служил в соей части, которая тоже была на очень хорошем счету в ПРИКВО, горд тем, что у меня были отличные командиры, действительно настоящие ОФИЦЕРЫ с большой буквы. Короче могу сказать, что не жалел, не жалею и никогда не буду жалеть о том, что служил. Вот такие дела. Удачи Вам.

Политко Сергей: Вовсе не скуки ради, и не из желания порисоваться я захожу на вашу ветку. Просто она представляется мне одной из самых интересных и содержательных на форуме. Интересны судьбы людей служивших в этой воинской части. Сохранившиеся фотографии из семейных архивов. Это очень здорово, что Вам - Вапрянцам удается сохранять историю вашей части и память о людях достойных всяческого уважения. А то, что маленько поставил на место моралиста Диму из США, который пытался уличать во лжи майора Богданова, и вступившегося за него Айболита капитана - Вигена не взыщете строго, что пошумел.. Я думаю, что офицеры - Вапрянцы, чьи фотографии я вижу на вашей ветке, как бы трудно им не жилось, и мысли такой не допускали - оказаться на ПМЖ в стране, которая была и всегда будет оставаться нашим потенциальным противником. И заступаться за него тоже негоже. Пусть знает свое место этот Иван родства не помнящий мое отношение к перебещикам. Ведь он даже не диссидент, а банальный барыга, для которого отечество там, где сытнее и богаче живется. А всем форумчанам - Вапрянцам огромное спасибо за сохраненную память и предоставленную возможность прикоснуться к ней, даже не будучи вашим сослуживцем.

olga: Правильно Люда! Все мы прожили разную жизнь, состоялись профессионально, у нас разный опыт в жизни и каждый имеет право на свое мнение. Мы все разные и надо уметь принять другую точку зрения. А если и отстаивать свою, то корректно. Здесь как то странно соревноваться в знаниях и эрудиции. Мы просто вспоминаем дорогих нам людей и прекрасные годы службы и жизни в Вапнярке. И если мы кому-то интересны, то это же хорошо!

майор В.Богданов: ВАПНЯРКА. Центральная улица, не помню её названия, но должно быть ул. Ленина. В те времена все главные улицы, как правило, носили имя Ленина. Если мне не изменяет память, то когда приходили какие-либо грузы для нашей части на ЖД станцию Вапнярку, то для их охраны выставлялся сторожевой пост. Мне удалось осенью 1969 года сфотографировать следование наших ребят от станции в часть.

Блинова: Подполковник БЛИНОВ Борис Петрович 1927-2007 Как и многие мои подруги и одноклассники, родилась я в Вапнярке, и военный городок это мой "бывший дом", где мои родители прожили больше 20-ти лет. Я, Ирина Блинова, хочу рассказать тоже о своем отце, который прослужил в части 64369 с 1952-го года. Мой папа -Блинов Борис Петрович родился в России в 1927 году в Ивановской обл. После окончания Серпуховского военного авиационного училища его направил служить на Украину, где он никогда не был. Но в последствии Украина стала ему и маме второй Родиной. В Вапнярку папа приехал с молодой женой Ариадной Александровной в начале 1952-ого года. Как они рассказывали, что, выйдя из поезда на перрон, Вапнярка на них "произвела впечатление": приличный вокзал с буфетом и рестораном, скверик на привокзальной площади. Но это было только первое впечатление. Позже это оказалось обыкновенным колхозом без дорог и без машин. Как оказалось, воинская часть своего жилья не имела, и комнатку родители сняли недалеко от станции. Как и многие, кто приехал на службу в Вапнярку, снимали комнатушки, в Цаповке или в самой Вапнярке, либо в других сёлах. Каждый день приходилось пешком ходить на службу в городок по 2 км туда и по 2 км обратно. Первую квартирку (если так можно было назвать ), сняли очень плохую. Не было никакой мебели и посуды, ни вилок, ни ложек. Вместо стола стояли козлы, а на них чемодан. Таким " столом " и пользовались. Точно такая же стояла и кровать. А за перегородкой жила в свинарнике хрюша, которая каждый раз о себе напоминала. Первое свое варенье из абрикос мама сварила в детском горшке, правда совершенно новом! (Как это не звучит теперь смешно). Вот так и у моих родителей началась семейная жизнь. Вторую квартиру родители сняли там же, в поселке Вапнярка, у замечательных людей по фамилии Дуб. И дружили с ними долгие годы. Потом родилась я. Чуть позже под руководством командира части полковника Злотова началось строительство «зеленого городка». В строительстве принимал участие и мой отец, как и многие другие офицеры, служившие в нашей части. Как только были построены дома для офицерского состава, мои родители получили отдельную однокомнатную квартиру! И хотя без всяких удобств, но на тот момент - это было просто невиданной роскошью. А главное, все было рядом. Папина и мамина работа, магазин, баня, клуб, в котором каждый вечер "крутили" кино. К этому времени, все молодые семьи имели маленьких детей. И встал вопрос об открытии детского сада. Под детский сад отдали довоенный большой деревянный барак, отлично его оборудовав кроватками, шкафчиками, столиками и стульчиками. У мамы был диплом об окончании дошкольно - педагогического училища. И на работу в садик ее взяли на должность воспитателя. Мама проработала в детском саду многие годы и через ее руки "прошли " сотни детей. Папа служил на ЦИКЛе - преподавал курсантам авиационное электрооборудование. Дома рассказывал, что у многих ребят были трудности с русским языком. Ведь службу в Вапнярке проходили ребята из разных республик. Почти не знали русский, а уж про физику и говорить нечего. Приходилось очень нелегко. Но папа был на удивление выдержанным и тактичным человеком. Никогда не унижал и не оскорблял солдат. Всегда пользовался уважением у солдат и авторитетом у сослуживцев. Позже, Борис Петрович закончил экстерном Рижское военное политическое училище. И его назначают замполитом в 7-ую роту, командиром которой был майор Марков и в которой папа и дослужил до увольнения в запас. Закончив в 1972-ом году школу, я уехала из городка. А вскоре оттуда на заслуженный отдых уехали и родители. Вернулись они в свой родной город на Волге - Кинешму. Сейчас за давностью лет такое чувство, что это были самые лучшие и светлые годы! Родители такие молодые и счастливые, и мы - такие беззаботные! Мои родители прожили очень дружную и хорошую жизнь. Прошли все жизненные трудности, и им бы жить и жить. Но мама рано, ушла из жизни, в 53 года. Папа очень переживал. Всю душу вкладывал в воспитание внука. Из Вапнярки папа уволился в запас майором, а уже позже в Кинешме, папе присвоили звание подполковника, чем он и вся наша семья очень гордились. Папе было тогда уже за 75! Скончался мой папа на 80-ом году жизни в 2007 г. Похоронен в родном городе Кинешма, Ивановской обл., где родился и вырос. 1. 2. Начало совместного пути по жизни 3. Молодые лейтенанты приехавшие на службу в Вапнярку : верх, слево -направо- 2.1. ......, 2.2. Паладий Г.Г., 2.3. .....,2.4. Луганцев, 2.5. Тимофеев И. Внизу.. крайний справа- мой папа. Остальных не помню. 4. 5. Папа-старший лейтенант 6. Папа-капитан 7. Я с папой. 1971г. 8. Капитаны Блинов и Климко. 9. На стрельбище. Первый слева - мой отец. 10. После парада. Справа ,в светлом пальто мама, и я с ней . Рядом с ней папа. 11. Папа и ??? может кто узнает офицера. Я просто боюсь ошибиться. 12. Слево-направо: Пермяков Ю.А. Мой папа , Рубинская Л.Д. и ???(подскажите). 13. Замполит 7-ой роты капитан Блинов Б.П. принимает доклад. 14. После парада. м-р Колкер и моя мама Ариадна Александровна и сын Колкера-Саша. 15. После парада 16. Слева к-н Амброзявичус, м-р Рубинский и к-п Блинов. 17. Наша дружная семья. 18. С родителями на Первомае. 1959-1960г. 19. После парада...Титов М., (?)...м-р Бессонов (ком. 6-ой роты).. Блинов Б.П. и (?)... 20. В клубе части на новогоднем празднике. где-то 1970-1972 годы. 21. фото №2 ф307 ...Последний звонок в школе. Семья в сборе.1972г. 22. На аэродроме у ТУ-16. 23. В кабине самолета 24. На аэродроме у ТУ-16. 25. Около носового шасси ТУ-16.

lyda 55: В гостях у подполковника Блинова В мае 2005 года, заехав в Москву за подругами детства , Лебедевой Л. и Охонько И.; мы все вместе поехали в Кинешму, что стоит на Волге в Ивановской обл. Ездили мы на юбилей , что отмечала Ирина-автор этого очерка . Но не о поездке я буду сейчас вспоминать ( дабы не раздражать некоторых участников форума)...А хочу вспомнить , как через 32 года мы заехали в гости к отцу Ирины, -Борису Петровичу Блинову. Было ему тогда почти 79, но он нас всех назвал по фамилиям. И был рад за нас , за нашу многолетнюю дружбу, которая с годами еще больше крепчала.. .Поговорили о том , о сем....Ирина попросила отца надеть китель с новыми погонами. Ее отцу дали звание подполковника! Мы его все тогда поздравили и нам было приятно, что хотя бы отец Ирины дожил до такого звания !!! Потому, что на то время , наших отцов уже не было.......Выпили по рюмочке вина, пожелав Борису Петровичу здоровья и долгих лет жизни. Сфотографировались на память! Но прошло лишь чуть больше года после нашей поездки в Кинешму, как Ирина прислала горькое известие : Бориса Петровича не стало...... Вот -вот начнутся поминальные дни, и я склоняю голову перед всеми офицерами и их верными подругами, в судьбе которых воинская часть 64 369 так много значила в их жизни и которых уже нет с нами! Независимо от должностей и званий - ВЕЧНАЯ ИМ ПАМЯТЬ...!!!

майор В.Богданов: Дорогие Однополчане! Я даже не мог предположить, что сообщение, покаяние, о совершенном 40 лет проступке вызовет такую бурю, вышедшую за рамки темы о ШМАС Вапнярка в.ч. 64369. Во всех религиях принято не обсуждать покаяние и не осуждать грешника, а принимать его таким каким оно было. Покаялся- снял грех. Видимо ошибся, оказывается есть люди, которым чуждо это понятие: покаялся. Это мне напомнило комсомольское собрание, на котором если покаялся, то Тебя радостно начинает рьяно осуждать самый далеко не безгрешный комсомолец. Одновременно предупреждаю, что все сообщения не касающиеся темы ШМАС буду ликвидировать. Все межличностные разборки только в личке или в Курилке Материалы, касавшиеся разгоревшейся дискуссии, перенесены в раздел КУРИЛКА, где открыт Дискуссионный клуб.

lyda 55: Дорогие Участники и гости ФОРУМА! Всех Вас поздравляю с ДНЕМ ПОБЕДЫ! Желаю всем нам ЧИСТОГО неба и НИКОГДА не знать ВОЙНЫ !!!...НИКТО НЕ ЗАБЫТ и НИЧТО НЕ ЗАБЫТО !!! ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ПОГИБШИМ !!!

майор В.Богданов: Служащий Советской Армии, преподаватель УПМ 50-й ВАШМ Гармидер Николай Васильевич Данная фотография была опубликована в группе вапнярчан в сети Одноклассники. На это опубликование получил следующую информацию: Отец мой Гармидер Николай Васильевич уроженец села Липовка Томашпольского раена ,приблизительно 18 км от военного городка в сторону Томашполя ,родился 1935г 31 марта с 1966-1990 года работал на УПМ в Городке ,выпускал механиков -техников.Потом работал на очистных сооружениях . Всю жизнь проработал в Вапнярском гарнизоне за исключением 2-ох месяцев перед смертью.Умер в 2001 году 22 мая.

майор В.Богданов: Это дублирование обращения СуперАдмина: Прошу вас принять участие в голосовании на сайте «Рейтинг военных сайтов». Необходимо пройти по указанной ссылке и оценить наш сайт выпускников ШМАС (http://shmas.okis.ru/) http://top.warlib.ru/index.php?cid=2 Оценка выбирается по клику на надпись «Оценить» в правой колонке.

Ник: Забытые "запредельщики" космоса 2010-12-24 / Николай Викторович Пальчиков - военный журналист. Об этих людях и сегодня мало кому толком что известно. Даже ведущий испытатель ЦПК имени Ю.А.Гагарина Герой России полковник Виктор Рень сказал в 2004-м в интервью, что понятие «космические испытатели» появилось в Советском Союзе в начале 60-х годов – то есть чуть позже отряда космонавтов. В 2007-м полковник Рень и начальник ЦПК летчик-космонавт Герой России генерал-лейтенант Василий Циблиев встретились с Леонидом Владимировичем Сидоренко. И с удивлением узнали, что все было совершенно не так! Оказывается, первыми испытателями космических систем спасения и жизнеобеспечения были солдаты и сержанты срочной службы, которых отбирали в ШМАС (школах младших авиационных специалистов) по показателям здоровья и морально-волевым качествам медики Государственного научно-исследовательского испытательного института авиационной (а позднее – и космической) медицины (ИАМ – ИАКМ) при ВВС с июля 1953 года. Командиром первого отряда испытателей был тогда полковник медслужбы Карпов, который стал потом генералом и первым командиром первого отряда космонавтов. В конце июля 1953 года в первый отряд ИАМ прибыли выпускники Подольской ШМАС. Это были рядовые Владимир Горобец, Иван Ананевич, Владимир Костюк, Николай Завгородний (все из Белоруссии), москвичи – младший сержант Анатолий Кузнецов и рядовой Альберт Афанасьев. Все они были бортстрелками-радистами. Одновременно из ШМАС Вапнярки Прикарпатского военного округа прибыли прибористы: младшие сержанты Анатолий Баннов и Алексей Воробьев, рядовые Николай Ильченко (из Харькова), Зия Рахманкулов, Виктор Кинякин. Они-то, «ветераны», и встретили пополнение 1-го отряда – парней своего же 1952 года призыва, только успевших после ШМАС послужить в авиаполках: ефрейтора Ивана Удодова (из Караганды), рядовых Владимира Сучко, Петра Скоблика, Владимира Сосновских и Виктора Клещенко (оба из Ирбита) и Леонида Бобкова. Все они давали подписку о неразглашении увиденного, услышанного, пережитого и о добровольном согласии на участие в экспериментах. Все они практически ничего не знали, что предстоит им испытать. ЦЕНТРИФУГА И «ПАРАПАД» Все они участвовали в экспериментах на центрифуге с перегрузками до 12 g, то есть их масса тела увеличивалась в 12 раз! И на каждый миллиграмм этой тонны с гаком было только одно сердце, снабжающее их кровью. Солдаты ходили на перепады давления – взрывную декомпрессию (ВД) в барокамере, когда за доли секунды (!) их «с земли», где на человека постоянно давят 20 тонн атмосферы, «запускали» на высоту 20–30 км и даже до 36 км, где давления практически нет! Чтобы испытателей не разорвало, как это обычно бывало с их предшественниками – крысами, кроликами и собачками, солдат затягивали в высотно-компенсирующие костюмы (ВКК). Эксперимент этот довольно рискованный во многих отношениях, не случайно один из основоположников отечественной высотной физиологии полковник медицинской службы в отставке доктор медицинских наук Акаки Цивилашвили вспоминает и сегодня, как солдатик-белорус по фамилии Костюк замотал головой и сказал ему: «На «парапад» не пойду!» О болевых ощущениях (мощный удар под дых) и ужасе при этом «парападе» ему наверняка рассказали уже испытавшие его сослуживцы. Они же дали руководителю эксперимента информацию об ударе, после чего испытателям на живот стали накладывать резиновый мешочек вроде грелки, заполненный воздухом. Сила ударов была частично компенсирована. Однако испытания по ВД были необходимы, чтобы проверить надежность систем жизнеобеспечения – ВКК, скафандров и самих жилых отсеков для будущих космонавтов. Кстати, малейшая дырочка в ВКК грозила летальным исходом. Как известно, именно при разгерметизации спускаемого аппарата, то есть при резком «парападе» давления, при спуске с первой орбитальной станции «Салют» в июле 1971-го погибли Георгий Добровольский, Владислав Волков, Виктор Пацаев, летавшие без скафандров. Анализ записей автономного регистратора системы бортовых измерений показал, что с момента отделения бытового отсека – на высоте более 150 км – давление в спускаемом аппарате стало падать и через 30–40 секунд стало практически нулевым. Клапан, выравнивающий давление в отсеке, должен был сработать на высоте 4 км, а он сработал в вакууме. Спустя 42 секунды после разгерметизации сердца космонавтов остановились. В этом солдаты-испытатели ИАКМ не были виноваты. Ведь все возможные нештатные ситуации проверяли именно они. Еще осенью 1954 года рядовой Виктор Кинякин, можно сказать, первый «невесомщик», целыми днями лежал в обычном гидрокостюме, уравновешенный поплавками, на Подмосковном озере под Щелковом. От холода и голода медики поили его горячим кофе с коньяком через трубочку с подплывающей лодки. Как-то на тренировках космонавтов летом на Черном море полковник Виктор Рень сказал журналистам: час пребывания в водной невесомости стоит суток невесомости космической. Получается, что рядовой Кинякин еще осенью 1954-го в холодной воде «нахлебался космоса» по многосуточной орбитальной программе. Младший сержант Сергей Иванович Нефедов после успешного полета Юрия Гагарина был награжден орденом Красной Звезды. По аварийному варианту первого полета человека в космос он 10 суток провел в барокамере-модуле «Востока» – перед самым полетом Гагарина. Все 10 суток питался бортпайком и перенес практически все перегрузки и нагрузки – 5 g при запуске и выходе на орбиту, спуск с перегрузками свыше 12 g – по нештатной баллистической траектории. Прыгали и бесились показатели давления, температуры и влажности, управлять требовалось в ручном режиме, в общем, полный набор форс-мажора, который после младшего сержанта мог испытать старший лейтенант Гагарин. Тогда же медалями «За трудовую доблесть» – прямо как рабочие-ударники – были отмечены ефрейторы Дубас, Подвигин и Соболев. Все трое также на себе проверяли безопасность систем жизнеобеспечения и спасения первого космонавта. Других же обычно награждали грамотами, двоих отличили именными часами, особо отличившихся записывали в «Книгу Почета» отряда. В марте 1963 года рядовой Леонид Сидоренко 12 суток (!) находился в мини-бассейне под трибунами Лужников. Для имитации невесомости его поддерживала снизу сетка, а сам он был в хлорной воде в плавках и резиновой шапочке. В СССР готовились к длительному орбитальному полету – в США тоже. Американцы примерно в тот же период набрали и уложили в бассейны 500 пловцов-добровольцев. Уже через сутки спортсмены-янки начали, невзирая на обещанный щедрый гонорар, толпами выходить из воды. На шестые сутки бассейн покинул последний американец. Рядовой Сидоренко об этом узнал гораздо позже, но он держался. Когда его вынули из бассейна, то на трек-дорожке Леонид долго не устоял: из костей была вымыта изрядная часть кальция. На коленях и локтях у него лопалась обезжиренная кожа, и медикам не составляло труда брать пробы крови. Этот подкожный жир остался на стенках бассейна черными разводами… Регламента на их участие в экспериментах как испытателей тогда не было. Год службы – опаснейшей работы – учитывался за год, деньги платили смешные, каких-то льгот на будущее не предусматривалось. Да и вообще, «не было» в СССР такой специальности и занятия – «испытатель космических систем»! Вот летчик-испытатель есть – он самолеты испытывает. И у него год работы засчитывается за два. При только таких расчетах рядовой Сидоренко вправе говорить, что он прослужил в ИАКМ не 1,5 года, а 3 года минимум. А по большой правде там он оставил «космосу» и все 10 лет… В его небольшой квартире старого дома мы сидим на маленькой кухне. Леонид Владимирович рассказывает свою «космическую одиссею», а потом на вопрос об инвалидности замечает: «Могу себя вилкой в правое бедро уколоть – в нем не чувствую боли. Это мне осталось на память об ударных перегрузках…» Отнюдь не этические соображения заставляли замалчивать эксперименты, проводимые в ИАКМе. На них гриф секретности был как бы двойным: во-первых, «военно-космическим», поскольку гонка в космосе шла в русле гонки вооружений, и, во-вторых, «особой государственной важности». Потому что еще в 1945-м в Нюрнберге Советский Союз, как и все страны, подписал международную конвенцию о запрете любых экспериментов над людьми. Так что до сих пор ветераны-испытатели, которые когда-то солдатами шли на рискованные эксперименты, как Александр Матросов на амбразуру, официального признания своего участия в тех экспериментах получить не могут. Вот собачке Лайке на территории ИАКМ памятник установлен. Ну почему хотя бы доски с именами солдат-испытателей нельзя поместить рядом с ним? Чтобы знали и помнили… Институт создан в декабре 1963-го на базе ИАКМ по инициативе главного конструктора ракет Сергея Павловича Королева был создан Институт медико-биологических проблем, ныне ГНЦ РФ – ИМБП РАН. Там тоже продолжались подобные эксперименты, но уже, так сказать, на профессионально-добровольной основе. После увольнения в запас сюда пришли бывшие испытатели ИАКМ и в их числе сержант Сергей Иванович Нефедов и рядовой Евгений Александрович Кирюшин. Оба в ноябре 1997 года были удостоены звания Героя России, но и тогда, признав их заслуги, государство не сказало: это вам, ребята, за ваши эксперименты – как испытателям! В ИМБП все они числились механиками и лаборантами. Нефедов более всего прославился своим участием в 56-суточной сухой иммерсии. Это когда испытателя оборачивают водонепроницаемой, но дышащей тканью (типа популярной в конце 1960-х – начале 1970-х болоньи) и кладут на воду. Питали через трубочку. Есть не хотелось, больше пить. После этой длительной «невесомости» его перенесли в кабину центрифуги: надо было перенести перегрузки как при спуске с орбиты. «У нас кураж был, честолюбие, желание испытать себя и самому себе доказать, что ты это можешь! К примеру, для космонавтов предельная норма вращений на центрифуге при 8 g – 2 минуты, а ты «восьмерку» откатал 17 минут! И получил целый 51 рубль, половину месячной зарплаты молодого инженера. Лихо? Правда, оставил «монстру» здоровья с месяц жизни. Только тогда мы об этом не думали: шли в ресторан «Загородный», благо он недалеко, и там нас привечали…» — так вспоминает сам участник. А вообще-то веселого оказалось маловато. Многих друзей-испытателей из их группы уже нет в живых, хотя сам Нефедов, старший среди них, 1947 года рождения. И все ушедшие «посадили» здоровье именно в ходе экспериментов. Через год после увольнения из института, утром, выходя на работу, упал в подъезде Саша Огурцов: сердце. В больнице он умер на следующий день. Много лет был неподвижен Миша Гришков, умер в 1996-м. Умер весельчак Витя Волков: перекатался на центрифуге, тоже посадил сердце. Их эксперименты в «земном космосе» оказались опасны, как проникающая радиация… «Мы с Юрой Афониным провели пять суток в барокамере с повышенным содержанием СО2. Аварийное содержание этого газа на подводной лодке – 3,7% – и покидание, а у нас было 5,2! Ученые не верили: дескать, земноводные и даже растения при таком содержании гибнут! А мы с 7 утра до половины 11 ночи работали, вели записи... Потом с Женей Кирюшиным провели в камере с таким процентом СО2 месяц...» – так бесхитростно и победно вспоминает Нефедов свою молодость. В следующий раз такой же «углекислотный» месяц провел с Кирюшиным их товарищ из испытателей-добровольцев Монер Ходжаков. О нем Герой России Кирюшин говорит так: – Миша (так мы его называли) Ходжаков был не только сильным испытателем. Он ведь один из создателей и руководителей Клуба юных космонавтов при Московском дворце пионеров. Его фотография даже в «Известиях» была еще в 1966-м. И он даже вел передачу на 1-м канале, когда их всего было два, и на «Интервидении» – с участием космонавта Андриана Николаева и будущего академика и директора ИМБП Олега Газенко. Потом Миша поступил в МЭИ. Но когда услышал о нашем институте, об испытателях, мечта о космосе привела его к нам. Моя жена тоже ведь из этого Клуба юных космонавтов, но она занималась в медицинском отряде. Кстати, через нее мы и подружились с Мишей. И мы потом ходили вместе на «работу» – с ним как-то легче было: я уверен был, уж он-то выдержит, а значит, и я останусь живым и здоровым. А вот как вспоминал в 1990-м о Ходжакове бывший механик Виктор Волков: «На центрифугу я ходил с Женей Кирюшиным и с Сережей Нефедовым. С Женей в паре часто работал Миша Ходжаков, он был внештатником, студентом, но был лучше иного профессионала... Центрифугу в кинохронике одно время часто показывали. Тебя размазывает, как блин. До 8 g еще можно дышать полной грудью, после – только животом: не каждый человек в силах разомкнуть сжатую на выдохе грудную клетку. Мы старались не прерывать эксперимент, это было вопросом чести…» – Да, в нашей группе тангенту сами никогда не отпускали, – рассказывает Монер Жофарович Ходжаков, бывший победитель и призер московских и всесоюзных соревнований по греко-римской борьбе среди юношей, а потом молодежи, бывший замминистра Москвы по физкультуре и спорту, ныне руководитель Школы олимпийского резерва. – «Держаться через не могу» – это было вроде мушкетерского девиза нашей группы. – Миша Ходжаков, – вспоминает Нефедов, – уникальный человек, испытатель божьей милостью – за 14 лет он прошел со мной и Евгением Кирюшиным практически все эксперименты – без ограничений, по максимуму трудности и риска. Но Золотую Звезду в отличие от нас не получил: был нештатным испытателем. А ведь все, что полетело в космос, мы испытывали на себе! По записям тех лет в дневнике Ходжакова можно представить, что ему с товарищами довелось испытать. Еще в 1969–1970 годах он участвовал в цикле экспериментов на центрифуге с нагрузкой 6 g с последующим забором проб костного мозга из тазобедренной и грудной областей до и после вращения одновременно в разных плоскостях. Его тело до сих пор хранит на себе шрамы – следы тех заборов… В 1970 году – 14 циклов экспериментов в барокамере (БК) с давлением, соответствующим высоте от 5 до 11 км, с 6-часовой десатурацией. «В БК мы ходили по парам. Дело в том, что на 11 километрах по условиям эксперимента надо было поочередно снять маску и продержаться при нехватке кислорода час! Если ты терял сознание, напарник надевал на тебя кислородную маску. А десатурация – это выведение из организма азота, растворенного в его жидких средах и тканях, путем дыхания чистым кислородом для профилактики декомпрессионных расстройств. Или дышали гелием, который замещал азот. Сразу после этого следовали эксперименты на центрифуге с нагрузками вплоть до болевых ощущений». В 1970–1971 годах провел около 30 циклов еженедельных экспериментов на центрифуге с нагрузками от 6 до 12 g. «Так мы помогали совершенствовать методику по функциональной подготовке «спецконтингента» – будущих космонавтов. К тому же от того, какие перегрузки можно выдержать при запуске, выходе на орбиту и спуске на Землю, зависят и расчетные траектории запуска и спуска, запас топлива по минимуму для вывода на орбиту, полезная нагрузка и сами габариты, конструкция ракеты, да и многое другое, необходимое при ее создании». РАДИ ЧЕГО ТРУДИЛИСЬ И РИСКОВАЛИ СОБОЙ ИСПЫТАТЕЛИ В мае и сентябре 1972 года Ходжаков участвовал в 49-суточном эксперименте «Гипокинезия». «На койках с углом наклона от 4 до 15 градусов вниз головой мы, 12 испытателей, могли только поворачиваться вокруг своей оси. Имитировалась недостаточная активность мышц, как при полете в невесомости в ограниченном объеме кабины. Для создания наклона просто ставили под задние ножки коек по три кирпича. Все тело было заставлено датчиками. Четыре раза в сутки – утром мягко, днем жестко, ночью с максимальным напряжением – проводили электростимуляцию: зарядами тока заставляли сердце работать с большим напряжением, а мышцы напрягаться. Первые пять суток никто из них не мог заснуть. Потом стал мучить зуд – каждая клеточка чесалась невыносимо… Потом пошли волдыри, они лопались и на теле образовывались корки и струпья. Под датчиками возникали ожоги. Мази не очень помогали…» Ветеран ИМБП Хайдер Хобиходжин вспоминает: «Тогда из 12 испытателей самые сложные по нагрузкам и взятию проб выдержали четверо самых стойких: Сергей Нефедов, Женя Кирюшин, Витя Дабыко и Монер Ходжаков. Кстати, когда я после него пришел в институт, меня вроде как в честь Монера товарищи Мишей называли». До и после эксперимента у них брались пробы на биопсию большой икроножной мышцы (солиуса) – без наркоза! На этом настояли врачи-морфологи (специалисты по тканям организма) «для полноты данных от эксперимента». Как вспоминает Монер Ходжаков: – Первым сходил Сергей Нефедов, вроде бы улыбался, как всегда. И я поэтому пошел спокойно, не готовясь к чему-то нехорошему. А врач сделал длинный разрез на икре моей правой ноги и ножницами выстриг тонкий кусок мышцы длиной сантиметров 5. Науке требовался 1 кубик «материала». В ходе эксперимента их постоянно исследовали психологи, физиологи, биологи и другие специалисты. Например, намазывали им подошвы и смотрели на КСП, как работают мышцы ног. А ноги просто дико болели. Поэтому Волоколамское шоссе из Института неврологии, где они лежали и отходили от эксперимента, их четверка «самых стойких» переходила в магазин и обратно (с молоком и печеньем) в три приема с остановками на проезжей части утиной походкой. «Когда уже выходили из эксперимента и отлеживались в стационаре, – рассказывает Монер, – один из нас ночами плакал после тех 49 суток, другой вскрикивал во сне, кто-то вообще ушел из института…» В 1972–1973 годах участвовал в 16-недельном (!) эксперименте на центрифуге по 12 вращений с 10-секундной площадкой 12 g каждая. «При этом сам пультом изменяешь траекторию движения по изображению на дисплее. Это вроде как ты спускаешься с орбиты. Если ошибешься с моментом начала спуска и в управлении, то загремишь по баллистической кривой с перегрузками «до всмятку» – только этого, конечно, не допустят на пункте управления экспериментом. Но посадишь отсек не туда. Такая посадка – это стыдно, поэтому даже про перегрузки умудряешься забыть, только бы провести отсек по ниточке. А об ошибке неделю-другую тебе будет напоминать боль в ребрах». Перед каждым выходом на центрифугу Ходжаков сутки подвергался сухой иммерсии в жидкой среде. В 1973–1974 годах в течение 32 недель провел 32 цикла на центрифуге при нагрузках от 6 до 12 g, в том числе достижение максимальной нагрузки по величине g по состоянию испытуемого. Он также провел 10 циклов экспериментов при замещении азотной составляющей воздуха гелием, а также повышенным содержанием СО2 – это Центр подготовки космонавтов и ИМБП готовились к совместному полету с американцами. В те же годы были комплексные эксперименты на центрифуге в разных воздушных средах с переходом градиента нагрузок с «грудь–спина» (горизонтальные перегрузки) на «голова–таз» (вертикальные перегрузки). Это было просто очень тяжело… В 1974 году был проведен комплексный 40-суточный эксперимент в барокамере по той же программе подготовки к совместному полету «Союз»–«Аполлон». В барокамере с давлением, как на высоте 11 км, Ходжаков с напарником находились в условиях гиподинамии. При этом трижды изменяли воздушную среду по азоту, который заменяли гелием, создавали среду с 5,7-процентным содержанием СО2. На третьи сутки эксперимента он прошел испытание по программе «Резерв», которое повторил за трое суток до окончания эксперимента. «Резерв» – это те самые 11 км без кислородной маски. И иные эксперименты... В 1975–1976 годах проводились комплексные эксперименты по двухнедельному пребыванию в гипокинезии в стационарных условиях с применением лекарственных препаратов и специального оборудования. Моделировали ортостатическое давление на позвоночник – эти эксперименты они называли «Штаны» (ноги врозь) и «Бочка» (ноги вместе): испытателя по пояс опускали в герметическую камеру, из которой откачивали воздух, – создавалась разреженная атмосфера, как в космосе. На стопы надевали башмаки со свинцовыми подошвами. Окружающее нормальное давление прижимало тело к подошвам или платформе, создавая «притяжение». «Бочку» потом взяли в космос для ежедневных физических занятий экипажей. Были также эксперименты «трехсуточная бессонница», циклы длительных голоданий с биопсией до и после каждого эксперимента, проверялось действие различных лекарственных препаратов. Ходжаков провел около 40 испытаний в барокамере и 150 вращений на центрифугах. В 1980 году – комплексный эксперимент с зондированием (через артериальные и венозные сосуды) участков тазобедренной области, нижних и верхних конечностей, с установкой зонда непосредственно в сердце – с забором крови и введением физиологического раствора через зонд – как по ходу следования зонда, так и непосредственно в сердце. – Нас привезли в Институт трансплантологии к профессору Шумакову. Провели в операционную. Сначала мне ввели препарат, который вводит в состояние безмятежной эйфории, но сознание не отключает. Лежу на операционном столе и вижу на мониторе, как зонд проходит по вене – сначала к предсердию, потом к желудочку, делает заборы проб, потом и в само сердце входит и тоже берет пробу, – вспоминает Монер. – Все это длилось 7,5 часа! Что я чувствовал – даже вспоминать страшно. Но выглядел, наверное, дико – потому мне и дали врачи стакан спирта… Меня выворачивало, но напряжение все-таки сняли, всю ночь спал как убитый. А вот Женя Кирюшин, как он говорил, отходил от этого эксперимента месяцы и так до конца и не отошел... Как-то признался: «Перегорел я, кажется, на зондировании…» До 1982 года, уже будучи замом начальника цеха оборонного завода, Монер Ходжаков продолжал участвовать в различных «точечных» экспериментах… – На Гагаринских чтениях, где я бываю как почетный член Российской академии космонавтики, – говорит Нефедов, – не раз поднимали вопрос о том, что хотя бы к 50-летию полета Гагарина следует наградить самых заслуженных испытателей, о которых просто забыли. Ведь от уважения нас, граждан, государством зависит ответное доверие народа к власти. Нам требуется ощущение страны «под собой», справедливость сейчас и на деле, а не обещания что-то сделать к 2012-му, то есть после выборов, или «в светлом будущем» – в 2015-м, в 2020-м... Оргкомитет мог бы дать поручение тем же ИАКМ – ГНИИИ военной медицины и ГНЦ РФ – ИМБП, в которых трудились «несуществующие» испытатели. Для имиджа России было бы полезно поблагодарить всех солдат-испытателей из бывших республик Союза – из Украины, Прибалтики, Белоруссии – за их вклад в наши космические прорывы. И за праздничными собраниями, концертами, фуршетами, награждениями непричастных к космосу чиновников, а также актеров-«героев» космических фильмов и литераторов не забыли бы нештатных, но настоящих героев-испытателей.

Ник: Уважаемые Форумчане и гости, если кто-то располагает фото, документами к 50-летию полета в космос Г.С. Титова, просьба отправить по адресу: teleprofi@gtrk.renet.ru, где редакция готовит передачи к юбилейной дате.

Anstor: Антолий Сторчак. anstor@list.ru Служба в вч №64369 с 23.10.1984 по 3.03.1986 второй батальйон 5 рота 52 взвод, комбат подполковник Немов, комроты капитан Ярошенко, зам капитан Петрик, комвзвода ст. лт Цыганов старшина ст. прапорщик Рогозовский.

Азов: Служил в в/ч 64369 с ноября 1978 года по апрель 1979 г. 2-я рота, командир м-р Тандилашвили, зам ком. роты ст.л-т Власюк, командиры взводов л-ты, Киселёв, Рощупкин, Заякин, Гончаренко старшина роты пр-к Говтвян, зам комвзводов ст. с-т Васыев, мл.с-т Тукаев, мл.с-т Клочанко, мл. с-т Варакса.

Slgtn: lyda 55 Хочу ответить Люде,очень приятно было тебя вновь увидеть в форуме, я в 1969-1971году проходил службу в в.ч 64369, о чем уже писал.Люду помню хорошо, в основном при клубе.Помню паренька из Киева, вроде его Александром звали, он еще пытался ухаживать за Людой, худенький такой.Он в основном занимался ремонтом аппаратуры. Я служил на аэродроме, у капитана Охонько, командиром у нас был майор Овчинников.В фотографиях у Людмилы под номером 12 Анатолий Домашев, он тоже с аэродрома,музыкантом он не был, просто замечательным товарищем.Приятно на фоторафиях было увидеть майора Овчинникова.Вапнярку из сердца не выкинешь.....

Slgtn: Азов пишет: старшина роты пр-к Говтвян, я в 1969-1971году проходил службу в в.ч 64369 рота 2, командиром был майор Дорохов, а Говтвян был сержантом,видно задержался аж на 10 лет, увидится бы со всеми.....

Азов: Slgtn пишет: а Говтвян был сержантом,видно задержался аж на 10 лет Мужик был не вредный... уже в полку узнал что он как будто ушёл со службы на гражданку после того как нас выпустили... вспомнил ещё замполит ст.л-т Герус, тоже нормальный, вообще воспоминания об учебке лучше чем о строевой части, офицеры были нормальные в роте...



полная версия страницы