Форум » Спецшколы авиации ВВС, ПВО, ПВ и ГВФ » 223-я ШМАС Могилёв в/ч 23422 специалисты метеослужбы » Ответить

223-я ШМАС Могилёв в/ч 23422 специалисты метеослужбы

Ion Popa: ШМАС Могилёв в/ч 23422 - специалисты метеослужбы

Ответов - 216, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

bdd1058: Ion Popa А "господина" Лукъянова помнишь? Нач. столовой. У него "Москвич" был с серией МГЛ, так у нас его называли не иначе как "Москвич господина Лукъянова".

bdd1058: Aleks44 Да, в наряды в комендатуру тоже походил. Как-то заступил я вместе с лейтенантом срочником. Девушки вечером ну очень сильно доставали нас по телефону. Так лейтенант не нашел ничего лучшего как снять трубку с телефона и улечься спать до утра. Утром в 8.00 к нам приехал к-н Триносов и такой ему раздалбон устроил, и сказал что это его первое и последнее дежурство в гарнизоне. Потом мы до конца наряда по хреновейшей погоде патрулировали город. В гарнизонном наряде была еще одна положительная сторона. Если не получалось звонить домой из части, то звонил по талону с комендатуры. А телефон нашей части был, если память не изменяет 5-60-71.

bdd1058: koroed70 На счет громкой связи. Первые такие штуки Шаерман сотворил в 79г. Связь была со всеми подразделениями и караулкой. Так кто-то надыбал, что если на пульте в караулке повернуть подстроечный резистор, то эта штука начинала работать в режиме радиоприемника. Так, что было чем развлечься нач. кару сидя перед окошком. Пару раз заступал нач. каром вместе с к-ном Жихарем (кличка "папа Жихарь") Он страшно любил кого-нибудь из первой роты подловить.Так чуть ли не на карачках подползал к окну караулки, чтобы меня засечь.

bdd1058: Зацепил тему караулки, вспомнил еще один случай. В один из последних нарядов в караул проверяющим был замполит части, фамилию не помню. Он пришел, я ему доложил, а он меня спрашивает: " Вы в какой армии служите товарищ сержант?". Я несколько опешил, потом оказалось, что я по привычке отдавая честь, ладонь держал почти вертикально. Это ему не понравилось.

Ion Popa: Ну,вот,наконец-то вынурнула знакомая фамилия...Помню я Володю Чуркина хорошо.Он был курсантом 7-го взвода у ст. лейтенанта Попова.Их замок - мл. сержант Киселёв был хорошим,грамотным парнем,учился в МВТУ им.Баумана,но,как замкомвзвода был абсолютно нулевой.Я помню,как познакомился с отцом Чуркина.Шли мы с Кравцовым с очередной лекции про Советскую армию и уже недалеко от части догоняет нас какой-то военный.Фуражка на нём офицерская,авиационная.Брюки тоже офицерские.А поверх всего одет плащ без погон.И чёрт его знает,кто он,да что.А он нас и спрашивает,не в метео учебке-ли мы служим и не знаем-ли мы Вову Чуркина.Оказалось,что это папа Чуркина.К тому же ещё и подполковник.И авоська с гостинцами в руках подполковника смотрелась очень уж нелепо.А вот Лукьянова не помню.Помню поваром был какой-то сержант-сверхсрочник.Это не он???Сычёв при мне был ст. лейтенантом,командиром 6-го взвода.Номер телефона не помню,зато помню позывной - Агроправило.А Жихрь был командиром 8-го взвода,взвода пограничников.

bdd1058: Ion Popa Да, Володя Чуркин. Когда я вел свой первый выпуск он готовил последний. Жалко, что нет никакой связи с ним. У меня даже где-то есть фото его. Никак не займусь, чтобы выставить фото. У нас поворами работали женщины: Тетя Нина, тетя Вера- эти были в возрасте лет 40-45 и еще одна по моложе. Как звали не помню. А Лукъянов был именно зав. столовой.

bdd1058: Ion Popa У меня 2-й выпуск тоже были погранцы осень 78 весна 79. У меня сложилось впечатление, что либо их, погранцов, отбирали специальным образом, либо зеленые погоны делали свое дело. Они всегда были более организованные и рассудительнее, серьезнее чем остальные бойцы.

Ion Popa: При мне пограничники были в 8-ом взводе.Практически все - гагаузы с юга Молдавии.Плюс пара-тройка ребят с Черниговщины.Не знаю,как с рассудительностью,но очень уж шумливые они были.А в каком звании был Лукьянов???

bdd1058: Ion Popa Мои погранцы были с Тольяти с Поволжья. Лукьянов был прапорщик. В часть меня привез Ярослав Великий, а сменил я Семенова. У нас еще шутка такая была - "банда Семенова" и "Великие голодранцы". Из офицеров при мне был в нашей роте л-нт Бумагин, небольшого роста, шустрый такой. В часть он пришел не задолго до меня и во 2-ю роту пришел тоже л-нт, к сожалению не помню фамилию. Они из одного училища. Вместе со мной ушел на "дембель" к-н Забродский Сергей Александрович.

bdd1058: Когда при к-не Забродском кто-нибудь называл облака тучами, он приходил в ярость и кричал, что это у Пушкина тучи, а у нас облака. и, вообще нет такого понятия - тучи!

Ion Popa: А вообще-то было бы интересно проследить цепочки замков по взводам...Я знаю,что в моём 9-ом взводе до Лисицына был замком Дубков.Он приезжал в Могилёв и заходил к нам во взвод уже будучи 1,5 года на гражданке.В 7-ом взводе,когда нас привезли замком был Ляпкин,но он очень быстро,по семейным обстоятельствам дембельнулся и замком стал Киселёв,но и он был отправлен в часть.А его заменил Чуркин...А Барке,как мне думается,заменил Дика...

bdd1058: Барке стал замком весной 77, кого сменил, к сожалению не знаю. Вместо него остался Алгис Аверка. Вместе со мной стал замком Сергей Гельбарт с Иркутска. Вместо себя он оставил Дакимовича. Я вместо себя оставлял Логвинко. Как оказалось в последствии из моего последнего выпуска остались замками Середа и Балакер. Во 2-й роте вместе со мной замком был Шура Ковбаса с Херсонщины.

Ion Popa: Когда нас привезли в ШМАС и распределили по взводам, то командира нашего 9 - го взвода, лейтенанта Трегубова, не было. Он был в отпуске. И замкомвзвода мл. сержант Лисицын всё приговаривал, что вот приедет Трегубов, он вам покажет, что такое служба... Ну и приехал... Маленький, курчавый, при ходьбе как - то странно переваливался с боку на бок. Молодой совсем. Был у нас во взводе курсант Бинчуков, так он был даже старше Трегубова. Выпускник Калининградского авиационно - технического училища, был Трегубов потомственным шмасовцем, так как его отец долгие годы служил в Могилёве. Считал он себя большим оригиналом, старался выделиться. При отдании чести руку, помню, держал с максимально опущенным локтем, а его роcпись!!! Треугольник с хвостиком. Как - то раз командир роты майор Мазепов увидал его автограф и с немалым удивлением спросил Трегубова, что это такое. Тот с гордостью сообщил, что он так расписывается. Мазепов с полоборота завёлся и давай шуметь, что это не роспись, а издевательство и что у офицера должна быть чётко читаемая подпись, а это какая - то закорючка. Трегубов обижено начал объяснять товарищу майору, что на самом деле всё очень просто, что треугольник созвучен его фамилии и это вовсе не издевательство, но командир роты так и не проникся... И, вообще, Трегубов считал Мазепова ретроградом, отставшим от новых веяний жизни. У него, Трегубова, была своя метода преподавания основ электрорадиотехники. И заключалась она в том, что в самом начале занятий, он проводил поголовный экспресс - опрос, задавая короткие вопросы, требующие таких же коротких ответов. Ну, типа, как заряжен электрон или в чём измеряют напряжение... Мазепов же считал это всё чепухой и был, конечно, прав. Ещё любил Трегубов показать нам свой широкий кругозор, свою осведомлённость в специальных вопросах. И часто попадал впросак. Был у нас во взводе Серёга Смецкой. До армии он закончил техникум пищевой промышленности. И вот как - то раз Трегубов его спрашивает, о чём был его диплом. Смецкой говорит, что он делал приспособу, позволяющую делить "колбасу" из теста для батонов на равные части. Трегубов тут же начал нести чепуху, что это можно делать несколькими способами, например, при помощи фотоэлемента или задействовать реле времени. Говоря всё это он торжествующе на нас поглядывал, ну что мол, каков я, а? А Смецкой и говорит, что зачем же так усложнять, можно куда как проще, обычный нож, закреплённый одним концом на вращающийся оси. Но всё это можно понять и простить, списать на молодость. Как и то, что здорово комплексовал Трегубов по вполне понятному отсутствию у него, опять же, по молодости, даже самой завалящей юбилейной медальки. И я однажды очень нехорошо поглумился над этим делом. Когда проводилось анкетирование для тех, кто будет служить в ракетных частях и в больших штабах, то Трегубов помогал нам отвечать на некоторые, не совсем понятные вопросы. Но вот очередь дошла до правительственных наград и Трегубов говорит, что ставьте прочерк,так как у вас таковых нет. И вот тут я, зная про его болезненное отношение к этому вопросу, говорю, что зачем же прочерк, у меня есть медаль. Надо было его видеть!!! Он и побледнел и покраснел... Ну как же, у сопляка курсанта есть медаль, а у него, офицера, нет... На вопрос, что за медаль, я наплёл историю, что спас тонувшую корову, за что и был представлен к награде, но так спас я не человека, а животное, то, в итоге, медаль зажали. Трегубов облегчённо вздохнул и сказал, что раз не вручили медаль, то ставь прочерк. Был ещё интересный случай. Я был в гарнизонном карауле. Пост был, по моему, в военной прокуратуре, поправьте меня, если я ошибаюсь. А там как раз был ремонт и в коридоре было навалено всякой всячины, в том числе и и электропровод, лампочки ... И вот вечером вдруг появляется в гражданке Трегубов. Спрашивает, как дела, а сам глазами по сторонам зыркает... Ну, ты, говорит, посмотри, что тут можно взять для нашего класса. Я удивился и говорю ему, что это же воровство... Тут уж удивился он. Ведь не для себя берём, для части. Типичное мышление советского человека в середине 70 - ых. А, вообще, хороший был командир взвода. Писал я уже про него в разделе "Воспоминания о ШМАС" и фотка его где-то тут выложена.

Aleks44: Ну, уж коль про Трегубова (капитана!) вспоминать начали, то вот историю вам расскажу. Она связана с очень неудачным днем. Т.е., если день начинается наперекосяк, то таким он и должен быть... Как-то пригласили нас двоих (имя друга-сержанта называть не стану, читает он ведь мои тут воспоминания... , обидеться может )местные красавицы в гости. Мы наспех стали собираться. Мне "гражданка" пришлась впору, а другу -нет. Мы так и подались в город полувоенной компанией. Пришли, сели за стол. "Крепенькой" побаловались, с девчонками пообщались. Одна из них мне как бы между прочим проронила, что в соседнем подъезде офицер из нашей части проживает, фамилию назвала. У меня аж мурашки по телу. Трегубов! Решили продолжить веселье до 2-х ночи. Возвращаемся в часть. По пути нарвались на милицию. Погоня за нами. Преодолевание полосы препятствий из местных заборов. Ушли от погони. Пытаемся через забор части перелезть у наружных каптерок. Слышим ор часового, который из пустого автомата пытается пресечь попытку проникновения "гражданского" (меня, т.е.). Говорю ему чтобы замолчал. Не понимает. Объясняю, что все равно не убьешь из ружья без патронов. Понял. Ушел. В части нарвались на дежурного. Вовремя ушли. Легли в койки злыми. На следующее утро в окно раздачи кухни (я был в наряде дежурным) показалось лицо ст. л-та Трегубова с улыбкой до ушей и глазами с ехидцей ему характерной. Спрашивает у меня:" Ну, как вчера отдохнул?" Я с раздражением ему ответил, что неплохо, не жалуюсь. Минут через пять меня вызвал дневальный к Семкину в кабинет и вижу там же лицо Трегубова. Семкин у меня спрашивает, что был ли я вчера в самоволке. Отвечаю- нет. Говорит:" А вот ст. лейтенант Трегубов вас двоих видел". Отвечаю:" Ну, был! А ст.л-т Трегубов меня за руку поймал?" Семкин соглашается со мной, что не пойман если,то не был... Трегубов покраснел, опустил голову. Майор ему: "Свободен!". А мне:" Ну, все мои сержанты в меня пошли! Иди, занимайся делом!"

bdd1058: Да про Тригубова много чего можно рассказать. Когда не в наряде - нормальный мужик. Можно говорить на любые темы. Но когда заступал в наряд, его будто меняли на другого. Начиналась слежка за личным составом 1-й роты, особенно если бойцы этой роты вместе с ним были в наряде. Как-то сменился я с бойцами с наряда (осень 79, почти дембель). Время почти полночь. Приходит деж. по части ст. л-нт Тригубов включает свет в моем отсеке о начинает считать моих бойцов. Я немножко закипел. Делаю вид, что только глаза продрал и вопрашаю кого это том ... принесло. Тригубова аж ошпарило, подлетел ко мне и начал орать. Я открыл глаза, сказал: "А это вы" и повернулся на другой бок. На утро Семкин не успел пересечь проходную, а Тригубов уже нажаловался, что его сержант, извините, послал. Семкин, конечно, меня на ковер. Я ему рассказал, что произошло. Он заулыбался и отправил меня. Через пару тройку дней Тригубов опять - душа человек.

Ion Popa: Среди прочих предметов в могилёвской ШМАС мы изучали "Устройство, эксплуатация и техобслуживание телеграфного аппарата Т - 51". Занятия по устройству проводил заместитель командира 9 - го учебного взвода сержант Лисицын. Хороший парень, грамотный специалист. Не гонял нас, не выпендривался. Короче, с Лисицыным нам повезло. Но вот персонально меня, после одной истории, он недолюбливал. А дело было так. Занятия проходили в классе 9 уч. взвода,который находился на отшибе, в помещении, где размещался клуб. Оборудован класс для занятий по Т - 51 был очень прилично. По стенам висели стенды с узлами аппарата, было множество плакатов, где было наглядно показано как работают и взаимодействуют межу собой клавиатура, приёмник, передатчик, печатающий узел и т. д. Тут же, в классе,стоял аппарат, который можно было собрать - разобрать, т. е. на практике закрепить полученные знания. В тот раз занятия проходили, согласно расписанию, сразу после обеда. Лисицын, водя указкой по схеме, рассказывал про то, что "мечеобразный рычаг, входя в зацепление с короткой стороной тяги приёмника..., вследствии чего ламели электромагнита передатчика..., что приводит к повороту шестерни на оси"... Личный состав 9 - го учебного взвод в это время, естественно, сержанта не слушал. Кто писал письма домой, кто рассматривал голубей за окном, большинство мирно спало сладким послеобеденным сном... И только один человек из всего взвода с интересом следил за указкой сержанта и за полётом его мысли. А он уже добрался до конца длинной цепочки взаимодействий. "...а,после того,как освобождается фрикционная муфта, ось приёмника поворачивается по часовой стрелке". - Против, - машинально сказал я, и обомлел. Как это у меня вырвалось? Что мне, больше всех надо... - Что против? - спросил Лисицын. Отступать было некуда. - Против часовой. Сержант ещё раз прошёлся по цепочке... - Действительно, против... Ну, хорошо. Занятие продолжалось, но с тех пор сержант Лисицын меня недолюбливал. В чём это выражалось? Да, чёрт его знает, в чём... Он меня просто не замечал. В упор не видел. И поделом. А ты не высовывайся. Впрочем, на службе это никак не отражалось, что делает замкомвзвода честь. Но вот, за время службы у меня были благодарности от командиров всех уровней от командира отделения до начальника метеослужбы Дальней авиации. А вот от заместителя командира 9 - го учебного взвода сержанта Лисицына не было.

Ion Popa: Командир 2 - й учебной роты майор Мазепов запомнился этаким маленьким кривоногим живчиком, который литым шариком перекатывался по территории ШМАСа и всё время орал. По поводу и без. Преподавал он электрорадиотехнику во всех взводах роты, кроме нашей. У нас этим занимался командир взвода лейтенант Трегубов. Был он очень молод (всего на три года старше нас. А курсант Бинчуков был даже старше его самого), очень самоуверен и казался сам себе великим педагогом Макаренко и великим полководцем Суворовым в одном лице. Хотелось ему быть во всём оригиналом. И воинскую честь он отдавал не как все, а держа руку сантиметрах в 15 от козырька фуражки, и роспись у него была в виде треугольника с закорючкой, и методика преподавания у него была, ну, очень уж, самобытной. Вот на почве этой самой самобытности у него и возникали постоянные конфликты с Мазеповым, который терпеть его не мог. И вот однажды мне пришлось стать не просто свидетелем, а даже участником их очередного разбирательства в вопросе, кто есть кто в области преподавания радиотехники. А дело было так... Шло обычное занятие по факсимильному аппарату "Ладога". Я отвечал на вопрос Трегубова, стоя у доски, на которой висела электрическая схема аппарата. В это время дверь распахнулась и в класс стремительно ворвался майор Мазепов. Трегубов скомандовал: "Встать! Смирно!" и доложил, что личный состав 9-го учебного взвода... и т. д. Мазепов хищно глянул на схему и обращаясь ко мне задал вопрос: - Аппарат режет бумагу. Причина? - Нет протяжки бумаги. - Хорошо, - кивнул майор - проверили. Есть протяжка. - Ну, тогда неверно отрегулирован ток записи, баланс белого и чёрного полей. - Так... Проверили... Всё отрегулированно правильно, а бумагу режет... - Значит неисправен пишущий инструмент, спираль или линейка. - И это проверили. Всё в норме. А аппарат продолжает резать бумагу. И Мазепов торжествующе посмотрел на комвзвода. Я тоже глянул на лейтенанта. Он стоял бледный, как полотно. Я уже понял, что вопрос Мазепова касался не эксплуатации аппарата, а его электрической схемы. Но мы лишь недавно начали её изучать и пока добрались только до частотного дискриминатора. Ну тут - то и пришлось вспомнить, что я учился в электромеханическом техникуме, напрячь извилину... Глянул я на схему и... как в прорубь с головой: - Полетел диодный мостик ограничителя тока записи, - и ткнул в него указкой. Майор Мазепов аж заскрежетал зубами и сопровождаемый командой лейтенанта Трегубова: "Встать!Смирно!" пулей вылетел из класса. Какое - то время все молча стояли. Лицо комвзвода медленно наливалось розовой краской. Он постепенно приходил в себя. - За отличное знание предмета объявляю курсанту Попа благодарность!!! - Cлужу Советскому Союзу! - отчеканил я в ответ, а сам подумал, что мог бы Трегубов и объявить что -нибудь посущественне, увольнение например... Надо - ли говорить, что с тех пор, командир 9 - го учебного взвода лейтенант Трегубов нежно меня полюбил... А майор Мазепов? - спросите вы... Мазепову я вскоре вернул должок, причём вернул той же монетой. Но это уже другая история и о ней в другой раз.

Ion Popa: А вот я не помню,что делали караульные днём...Ночью,понятно,бдительно охраняли территорию и объекты.А вот днём??? Забыл...

Aleks44: Ion Popa Интересный вопрос. Я вот тут и сам задумался, однако... В выходные дни часовые несли караульную службу как подобает (правда, наружный часовой переходил на "малый круг" без осмотра наружных коптерок, а штабной - как всегда бодро томился в "закоулке"). В рабочие дни все дружно отсыпались, "читали" уставы, приводили в порядок помещение караулки и чистили АК. Помню караульным в такое время (рабочие дни) не разрешалось бывать на улице, все сидели в караулке. С завистью мы наблюдали за жизнью части из окна караулки. Курить выходили только по команде начкара. Наряд в караул,конечно, считался "фартовым" и все хотели туда попасть!

Ion Popa: Служил со мной в 9 - ом учебном взводе немец из Казахстана, Виктор Лоц. Работал до армии он в колхозе трактористом. Был парнем тихим и спокойным, но, я бы сказал, каким - то зашуганым, что - ли... Создавалось впечатление, что он всего и всех боится. Ярким подтверждением этого тезиса служит такая история, приключившаяся с ним ещё на гражданке. Дело в том, что его настоящая фамилия - Лотс. Но когда выписывали военный билет, то в военкомате записали, как услышали - Лоц. А Витька промолчал. Типа, какая разница, ну буду Лоцем. Вот, как - то раз, дежурили мы с ним в штабе. Я - дежурным, он - помощником. Было это весной, снег начал таять, погода была замечательная. Сидеть за столом в душном помещении было, ну, очень, грустно... И я взял лопату и пошёл на улицу, обкалывать лёд возле штаба. И, что называется, увлёкся... Работалось в удовольствие. Отсутствовал я довольно долго и когда зашёл внутрь, то застал там такую картину. За столом дежурного по штабу сидел с телефонной трубкой в руке абсолютно растерянный, красный, потный от волнения и жалкий курсант Лоц. Перед ним лежал раскрытый журнал для приёма телефонограмм, а с двух сторон над беднягой нависали два майора, командир второй роты Мазепов и начальник штаба Гончаров. При этом оба - два майора орали на Витьку, употребляя при этом самые непарламентские выражения, на что оба были большие мастера. В результате этого акустического давления и без того зашуганый Витька впал в полный ступор. Я ринулся исправлять положение. Перехватил телефонную трубку, плюхнулся на стул между майорами и тут выяснилось, в чём была загвоздка, приведшая к вышеописанной сцене. Телефонограмма была из Молдавии, из Чадыр - Лунги. Мало того, что название городка для тех, кто не в курсе, звучит странно, так ещё и в передаваемом тексте оно было написано, как Ч. - Лунга. Вот и получилось, что когда Витька, итак боявшийся телефона, как чёрт ладана, услыхал это таинственное Че точка тире лунга, то он просто растерялся. А тут ещё эти два горлопана набежали... Когда инцидент был исчерпан, то Витька с чувством сказал, что ноги его больше не будет в штабе... Уж лучше кухня или очки в сортире драить...

Ion Popa: Вот ведь как интересно бывает. Прослужил я два года с Виктором Мищенко. Но полгода в ШМАСе, с ноября 1976 по апрель 1977, мы были в разных взводах, он в 6 - ом, я - в 9 - ом. А затем, полтора года в Смоленске мы были в разных сменах и встречались только при пересменках. И хорошо, если за два армейских года мы перекинулись с ним парой десятков фраз... Так всё общение между нами укладывалось в дежурные "привет -пока", да если возникали какие - нибудь вопросы при сдаче смены... Вот и всё. Помню, что он призывался из Казахстана. Но вот в ШМАСе ему удалось отличиться. Был он как - то раз дежурным по КПП. И вот, прямо среди бела дня, возникает перед его изумлённым взором фигура не кого - нибудь, а самого настоящего генерала. И ломится этот генерал на территорию части самым наглым образом. Но Витька не растерялся, а тормознул его, как говорится, до выяснения. Доложил дежурному по части и сдал краснолампасного посетителя, что называется, с рук на руки. Как позже мы узнали, этот генерал приходился дедушкой служившим в первой роте братьям - близнецам Бондаренко. Визит высокопоставленного родственника не прошёл даром и братья после ШМАСа поехали служить в Москву, в штаб ДА. Про курсанта Мищенко тоже не забыли. Как сейчас помню, что стоял Витька перед строем роты, а катавшийся литым шариком перед тем же строем командир второй роты майор Мазепов кричал, что вот, молодец, не посрамил, не пропустил, не испугался... За что и благодарность. И дальнейшая служба в штабе 6 - го Отдельного бомбардировочного корпуса ДА в награду.

МИГ: Добавил про генералов,но не в ту тему.Перенес в "Дальнейшую службу в полках".

Ion Popa: Интересная тема - про сержантов в ШМАСе.Когда нас привезли в Могилёв,замками в 1-ой роте были сержант Дик,мл.сержант Великий и ефрейтор Семёнов.Дик запомнился своим спокойствием,абсолютной непробиваемостью.С Ярославом Великим за полгода я пересёкся лишь однажды,когда мы играли в футбол с погранцами и он,как занимавшийся до армии футболом в группе подготовки львовских "Карпат" руководил нами.А Семёнов привёз нас вместе с командиром первой роты майором Сёмкиным в Могилёв из Кишинёва и запомнился главным образом тем,что из всех замков в ШМАСе был самым "злым" и гонял он своих бойцов более других.На фоне семёновцев тяготы и лишения воинской службы,выпавшие на долю бойцов из других взводов не казались такими уж тяжёлыми.Да и,вообще,в первой роте сержанты поддерживали дисциплину более крутыми методами.Во второй роте заместителями командиров взводов были:в 6-ом взводе- сержант Мишин,в 7-ом - ефрейтор Киселёв,в 8-ом - мл.сержант Ляпкин,в 9-ом - мл.сержант Лисицын.Этих я помню получше.Мишин был высоким,под 190 см,атлетически сложенным блондином со скрипучим голосом.До армии он работал в Москве то-ли таксистом,то-ли в таксомоторном парке ремонтником,точно не помню.Зато хорошо помню,как он,однажды,подняв капот ЗИЛа,отвинтил пробку радиатора и получил по морде лица струю кипятка.И долго потом у него кожа с лица облазила.Поскольку у Мишина был дембельский выпуск,то он позволял себе не очень сильно напрягаться.Хотя это не мешало ему быть во второй роте самым жёстким сержантом.Замок-7,ефрейтор Киселёв,тоже был из Москвы,студент,по какой-то причине выгнаный из МВТУ им.Баумана.Голос у него был тихий,да и ,вообще,он полностью соответствовал своей фамилии.Назначение его на должность замкомвзвода была чей-то большой ошибкой.У пограничников в 8-ом взводе замком был мл.сержант Ляпкин.Губастый,круглолицый парень.Откуда он призывался не помню.По гражданской профессии он был электромехаником по ремонту и эксплуатации вычислительной техники.Я почему это хорошо запомнил,так как сам до армии работал по этой же специальности.Мы с ним на этой почве пару раз общались,хотя я и был из другого взвода.Но очень быстро Ляпкин,по семейным обстоятельствам,дембельнулся и вместо него назначили ефрейтора,фамилии которого я не помню.Где-то здесь,на форуме,я писал,что Ляпкин был замком 7-го взвода и его заменил Киселёв.Это не так,я ошибся.Ляпкин был в 8-ом взводе.Ну и в нашем,9-ом взводе замком был мл.сержант Лисицын.Рыжий,с веснушками.Откуда призывался не помню.До армии он закончил техникум и был специалистом по эксплуатации морозильных установок.Успел исколесить весь Союз,сопровождая грузы в вагонах-рефрижераторах.Когда Лисицын отдавал команды,то глядел не на курсантов,а куда-то в пол и выглядел при этом очень сердитым.Вместо "виноват" говорил он "виномат" и мы сразу же переняли это дело.И хотя у меня отношения с Лисицыным не сложились (о причинах я уже писал в разделе "Воспоминания о ШМАС"),по службе я этого не ощущал.По моим субъективным ощущениям Лисицын был идеальным замком.В меру строг,справедлив,умел найти верный тон в общении как с курсантами,так и с офицерами.Вообще,это очень интересная тема,по каким критериям отбирали замков,командиров отделений.До армии я работал в вычислительном центре,поначалу учеником.Моим наставником был выпускник Камышинского ШМАСа Слава Кисловский.После учебки он служил замком в Москве.Так вот он рассказывл,что главным критерием,которым он руководствовался при назначении отделенных командиров были габариты и увесистый кулак.И что прокололся он лишь однажды.Выбранный им в командиры отделения боксёр из Ташкента доверия не оправдал,потому как,хотя габаритами отличался внушительными,но в результате многократно полученных им ударов по голове приобрёл способность мгновенно засыпать,едва только садился.Причём в столовой эта его способность к засыпанию не срабатывала.

Aleks44: Ion Popa Тут про "замков" тема затронулась. Интересная тема. Очень хотелось бы поболее мнений услышать про нас. Благодарен Ion Popa за его воспоминания. "Злые" замки, на мой взгляд, бывают. Бывают по отношению к кому-либо отдельно. Согласен. Но в отношении своего подразделения (35 чел.!) - нет! Не согласен. Обычно "злыми" были "малые дембеля", которым очень нравилось "покомандовать" над новобранцами до их Присяги. Мы в это время как-бы сил набирались перед очередным полугодием. Скажу, что "злость" "микродембелей" нам была в какой-то мере на руку. Т.е., новобранцев сразу же приучали к армейским порядкам и дисциплине. Нач. штаба майор Гончаров нам всегда напоминал о том, что между курсантами и сержантом должна быть невидимая стена-граница через которую нельзя переступать в сторону курсантов. Очень полезный совет был нам. Срабатывал он на все 100%! Сказать о том, что в 1-й роте "жестче" порядки были не могу. Вроде как равные порядки бывали. Будучи курсантами, нам казалось, что во 2-й роте более жесткие условия были. Мы чаще из окон казармы наблюдали за 2-й ротой при проведении ими очередных забегов в противогазах... По окончании учебки меня оставляли в части водителем ЗИЛ-130. Радовался не долго, всего пару часов. Не успел я машину осмотреть, даже руки не испачкал, как вдруг одновзводовец Василий Ананьев позвал меня к майору Семкину. Там мне было сказано, что отныне я - "замок" 4-го взвода. Отпуск пообещал майор мне через пару-тройку месяцев предоставить. "Купил" меня ежели так выразится. Обещание свое он не сдержал, в отпуск меня отправили за два месяца до ДМБ. Переодически отпуск объявлялся мне и через несколько дней тут же лишали за мелочевку какую-нибудь. Моего командира-замка мл.сержанта Степана Балакера вспоминаю вот сейчас как интересного командира, которого по службе всегда сопровождали "случаи" всякие разнообразные. Мл. сержант Середа - замок 1-го взвода иногда был "резковат" по отношению к курсантам. Мл.сержант Игорь Янушкевич- замок 2-го взвода запомнился мне строгим и справедливым командиром. После их ДМБ мы в какой-то мере изменили их "порядки" и традиции. На своих ошибках учились. Первый выпуск мой меня лично многому научил. Благодарен был ребятам из Донбасса за их "школу" для молодого замка. "Увесистый кулак" мог и не помочь замку в службе, ибо 35-ть "не увесистых" кулаков в сумме могут оказаться этакой огромной "кувалдой" громящей. Уважать курсанта и требовать одновременно - обязанность "замка". Не зря же мы к курсантам на "Вы" обращались! Последние два выпуска мои -моя гордость! Прекрасные парни! Служить с ними мне было очень легко и интересно. Спасибо им большое!!!

Ion Popa: Aleks44 пишет: Обычно "злыми" были "малые дембеля", которым очень нравилось "покомандовать" над новобранцами до их Присяги. Я вот совершенно не помню,чтобы "микродембеля" проявляли свою "злость"...В казарме мы с ними практически не пересекались.А в нарядах...Ходил я с ними дежурить в штаб и на КПП,помощником.Никогда никаких проблем не было.

Aleks44: Ion Popa А я очень хорошо даже сейчас вот помню бесконечные наши курсантские "полеты" перед отбоем, сорванные "микродедушками" у нас подвортнички и пуговицы... . Даже фамилии тех самых "злых" "микродедушек" и сейчас помню! Вот такое "зло" за мою последующую службу в нашей роте уж точно не имело места быть! Те парни уж очень сильно "бурели" перед отъездом в линейные части. Так что, ВамIon Popa просто повезло...

tsipeter: Ion Popa пишет: Я вот совершенно не помню,чтобы "микродембеля" проявляли свою "злость"...В казарме мы с ними практически не пересекались Я тоже был "микродембелем", но нас сплавили по частям еще до прибытия молодого пополнения, в учебке оставался только постсостав. Я уезжал одним из последних в своей роте, ждали представителя из Легницы, а он приехал за нами 4 ноября, в полк попали ближе к обеду 7-го. Из "раслабонов" мы могли позволить себе втихаря повалятся на дальных кроватях, сержанты из постсостава на нас внимания не обращали. Все наряды и караулы были ихними, нас никто не трогал, в любое время ждали отправки. Даже как то было чудно, вчера еще наш замкомвзвода с-нт Махниборода стращал нас отработкой должка по "взлет- посадке" (так у нас назывался подъем- отбой), мы ему задолжали где то около полусотни, а сегодня он запросто угощал тебя папироской и спешил по своим делам. Я тут у себя откопал фотографию, это ребята из метеослужбы, заканчивали вашу учебку, к сожалению не помню фамилий, но может быть кто то из ваших узнает.По порядку слева на право: сидит парень из метео, дальше стою я, потом сержант без головного убора из метео, дальше Коняев из нашей эскадры. Снимок сделан в помещении метеослужбы на КДП аэродрома Легницы осенью 1974 года.

Ion Popa: tsipeter,спасибо за фото.Вот так,глядишь,потихоньку-полегоньку,и восстановим историю...Как говорится,с миру по нитке...Ещё раз,большое спасибо...

Ion Popa: Курсант Шаповал. Осень 1976 - весна 1977. 6 - ой учебный взвод. Призывался из Западной Украины. После Могилёва служил в штабе 6 - го ОТБК ДА. С ним у меня получилась та же история, что и с Витькой Мищенко. В ШМАСе в разных взводах, в Смоленске - в разных сменах. Но кое - какие штрихи в памяти сохранились. Во - первых - его говор. Создавалось впечатление, что у Толика постоянно забит нос, а если к этому прибавить характерный западнянский акцент и словечки, которые никто не понимал, даже наши хохлы с Черниговщины и Херсонщины, то можно себе представить, каково было общаться с Шаповалом. На службе он испортил себе зрение и стал пользоваться очками, хотя и очень стеснялся их носить. Запомнилась также его дотошность и упорство в повышении своего прфессионального мастерства. Помнится, как он копался в справочниках передающих центров, выискивая оптимальные варианты сбора метеоинформации. Мы над ним посмеивались, когда он часами крутил ручки и верньеры радиоприёмников, бубня, при этом, что - то себе под нос. Но, когда, впоследствии, выяснялось, что Толику удалось найти интересный вариант, то мы все с удовольствие пользовались его находками. И ещё он мне запомнился тем, что когда мы сидели с ним на смоленском вокзале, ожидая своих дембельских поездов и я обнаружил, что мне не записали в военный билет только что присвоенное ефрейторское звание, то ефрейтор Шаповал собственноручно спорол с моих погон только поутру пришитые лычки.

МИГ: tsipeter пишет: Я тоже был "микродембелем", но нас сплавили по частям еще до прибытия молодого пополнения, в учебке оставался только постсостав. Я уезжал одним из последних в своей роте Все,как и у тебя - новобранцев еще нет,все разъезжаются по частям,я несколько суток подряд дежурный по роте,т.к.уезжают сначала заграницу,потом в спецвойска (вроде в Ирак или на Ближний Восток).Через неделю и мне - пакет,старший команды и адрес - Ленинград. Так что "борзых микродембелей" у нас тоже не было. МИГ.



полная версия страницы