Форум » Школы младших авиаспециалистов ВВС » 47-я ВАШМ Чарджоу в/ч 13729 (продолжение) » Ответить

47-я ВАШМ Чарджоу в/ч 13729 (продолжение)

Admin: Slider и другие с авиа.ру, ждем вас на новом форуме! Воспоминания о службе в ШМАС Чарджоу. Довгаленко Александр Витальевич Исповедь военнослужащего срочной службы - полная версия http://artofwar.ru/d/dowgalenko_a_w/text_0010.shtml

Ответов - 299, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Алексей Тультаев: Таким же образом происходило закрепление за ротами учебных классов и объектов. За нашей ротой были закреплены классы с этими самыми неподключёнными к электросети прицелами, развешанными на стенах схемами и макетами. Офицеры второй роты вели занятия по арт-вооружению, офицеры четвёртой роты вели занятия по бомбо-вооружению. Помню, что за этой 4-ой ротой был закреплён самый "высотный" трёхэтажный учебный корпус с классами, оборудованными действующими макетами - тренажёрами бомболюков самолётов ФБА, классы авиа-бомб, авиационных взрывателей, классы электрорадиотехники.

Алексей Тультаев: Коллега Хмурый верно пишет об участии, а точнее говоря, - о неучастии сержанта-замка в "грязных" работах во время взводных нарядов. Наши тоже ограничивались исключительно руководством, организацией таких работ. Мне лично кажется, что это правильно. Лишь в исключительных случаях замкомвзвода мог личным примером что-то показать, "повести за собой". Полностью подтверждаю его сохранившееся и поныне восприятие "горящих подошв" в гарнизонном карауле. Кстати, обязан повиниться перед товарищами. В одном из недавних постов упомянул про свинарник и собаководов. Это из категории "накладывания" одних старых воспоминаний на другие, почти такие же старые. Всё-таки не было в гарнизонном карауле ни того, ни другого. Дело в том, что в 1976 году в мае я демобилизовался и в том же году восстановился на 2-ой курс московского вуза с военной кафедрой, с которого и призывался на службу. Летом 1979 года после 4-го курса нас, студентов отправили от кафедры на сборы в летние лагеря Тульского военного высшего артиллерийского инженерного училища им. Тульского пролетариата по профилю институтской военной кафедры. Сборы были короткими, на один всего месяц. Это нам свезло, что по военно-учётной специальности (ВУСу)мы становились офицерами запаса по инженерному профилю. В тех вузах, где на военной кафедре готовили командиров взводов, на сборы призывали на целых три месяца, что было гораздо серьёзнее и прибавляло "головняка". Вот там то, под Тулой, спустя три года после ДМБ, и пришлось вновь сходить со своими однокурсниками в караул, который чем-то напомнил наш чарджуйский гарнизонный. Вот такая "аберрация" мозга и начинающей сдавать памяти.

Gen: Спасибо однополчане! за Ваши воспоминания. Так мы вместе "краткий миг истории" более объективно напишем. Что касается участия замков в нарядах. Наш замок был уже мужиком (25 лет, учитель по профессии, после ВУЗа), но не это главное. Он понимал, что наш наряд был первый и всех тонкостей мы просто не знаем, ему было понятно, что "завалить" наряд это надо вторично "напрягаться". В "дерьмо" он конечно не лез, но делал всё чтобы дело было сделано. Чего не скажешь о некоторых других "замках", которые криками, угрозами и др. действиями выполняли поставленную задачу. Повторные наряды были , но не у нас.

Gen: В перерывах между нарядами, проводилось обучение курсантов и по спец. предметам. Вот это изделие было для нас штатным предметом изучения. Обучение состояло из теории и практики. Теория это чтение инструкции, практика – разобрать и собрать пушку. Разобрать и собрать, надо было по нормативу времени. В какое время не помню, запомнилась цифра 17, то ли минут или секунд.

Gen: Вес этой пушечки ок. 50 кг. И если деталька падала на пол, на ногу было малоприятно. Пушки лежали на столах. Особенно поразило умение преподавателя-офицера разобрать и собрать пушку при помощи кувалды, выколоток и крюков моментально как фокусник. Пару раз он показал, а далее сами ковырялись под присмотром зам. ком. взвода или др. сержанта. Разбирали неплохо, а собирали с трудом.

Gen: Изучали боеприпасы фугасные, зажигательные, трассирующие, бронебойные (маркировались они цветными полосками) и снаряжение ленты при помощи спец. машинки. Показал эти картинки, чтобы читателям было понятно о чем идет речь, а ещё ностальгия проснулась.

Алексей Тультаев: Привет, коллега! А ведь в наши годы обучения в Чарджоу эта авиационная пушка конструкции ковровских оружейников Грязева и Шипунова была секретной. Взводный комплект учебника, фото которого ты показываешь на нашем форуме, наш взводный секретчик Маковский приносил в чемодане с пластилиновой печатью из секретной библиотеки. Хотя было ясно, что к тому времени, в отличие, например, от одноствольной НР-23 того же калибра послевоенной конструкции Нудельмана и Рихтера, и эта двуствольная пушка прилично устарела. Помню, что на многих страницах учебников пестрели курсантские пометки, среди которых самой популярной была заповедь: " Учи, салага! Это - твой хлеб!" На учебном аэродроме обращению с пушкой ГШ-23 нас учил молодой прапорщик лет 28, который круглый год носили тропическую форму-техничку с привязанным на шнурке, как положено, беретом. Мужчина был очень воспитанный, никогда не повышал голоса. Долгое время я считал его "рабочим СА", или по старому - вольнонаёмным. Уже на четвёртом, примерно, месяце обучения, как-то машинально обратился к нему на "ты". Он удивился и только тогда признался, что он прапорщик и попросил обращаться по Уставу. Хороший был инструктор!

Хмурый: Мы изучали пушку АМ-23. Афанасьева- Макарова. Класс был в трёхэтажном учебном корпусе. На каждом столе были установлены пушки. На столах было место для инструмента, всяких выколоток. Вот только и осталось в памяти - выколотка... Преподавал нам АВ , майор Пурвялис. Командир 5 ой роты. Разбирали тоже на время. И кто то из офицеров или прапоров, уже не помню рассказал анекдот. На экзамене по АВ одного курсанта попросили расшифровать название пушки АМ -23. Курсант был казах или из одной из среднеазиатских республик. Предмет знал, но разволновался. И вместо того, чтобы расшифровать, взял да и перевёл АМ на русский язык, под дружный хохот экзаменаторов. ....да 23!!! А с ГШ -23 я уже познакомился в боевом истребительном полку, куда попал вместо транспортной авиации.

Хмурый: Сейчас всё что тогда было военной тайной, можно свободно найти в интернете. А тогда наши конспекты на занятия приносил взводный секретчик в чемодане каждый день.

Хмурый: Вот не поленился, нашёл свидетельство об окончании 47 военной авиационной школы механиков. Специальность, эксплуатация авиавооружения самолётов ВТА. Электромеханик. Подпись есть Щетинкина, начальника школы и Семёнова начальника учебной части школы. Предметы: Политподготовка. Бомбардировочное вооружение. Эксплуатация авиавооружения. Артиллерийское вооружение. Прицелы воздушной стрельбы и бомбометания. Электрорадиотехника. Ремесленная подготовка. Уставы ВС СССР. Строевая подготовка. Огневая поготовка. Физподготовка. ЗОМП.

Gen: Спасибо коллеги-однополчане, чувствуется, что не забыли мы учёбу и помним не только "кухню и караул". "Секреты" и все действия с "чемоданами" аналогично были и в наш призыв. Мне думается , что всё это была лишь часть нашего обучения на будущее (возможное) службу в "закрытых" частях и с действительно секретными изделиями. Ну и конечно была заинтересованность руководства в содержании "штатных" сотрудников "особистов".

Gen: Хмурому Вот она ваша пушечка АМ 23. Мы начали с НР 23 с переходом на ГШ 23. Судя по перечню преподанных нам дисциплин различий между ФБА и ВТА не было.

Gen: Самым интересным и загадочным был предмет "Прицелы..." . В классе было установлено достаточно много прицелов и сопутствующей аппаратуры. ручки можно было покрутить , пощёлкать тумблерами .... но не более того. Какие типы прицелов "изучали" не припомню. Обучение было, как мне показалось, поверхностное, ознакомительное. Слово "коллиматорный прицел" завораживало.... мне хотелось узнать больше и специализироваться по этому предмету, но ... не сложилось. Прицел бомбометания. Прицел воздушной стрельбы. Фотокинопулемет.

Gen: Ремесленная подготовка заключалась в следующем: материаловедение, слесарные работы по металлу, теория и практика соединения проводов и контактов методом пайки, заплётка стальных тросов.

Gen: Наиболее трудным и травматическим была заплётка стальных тросов. Кто хоть раз в руках держал стальной трос с торчащими из него порванными жилами «ежом» ….понимает сложность работы с ним. "Первую пробивку удобно выполнять, если огон обращен к работающему своей изогнутой частью, а ходовые пряди расположены справа. Первая ходовая прядь проводится в трос справа налево, против спуска троса, под три коренные пряди. Вторая и третья ходовые; пряди пробиваются соответственно под две и одну пряди (рис. 3.а, пряди 1, 2, 3)." "Когда пробивка первых трех прядей будет закончена, огон необходимо перевернуть, после чего выполняется пробивка чет¬вертой и пятой ходовых прядей. Четвертая прядь пробивается под две, а пятая — под одну прядь троса (рис. 3.б, пряди 4 и 5). Затем необходимо вновь перевернуть огон, придав ему первоначальное положение, и пробить в трос шестую ходовую прядь. Она вводится под одну прядь троса по направлению его спуска (рис. 3.в, прядь 6). Этим завершается первая пробивка" Сегодня уже почти никто не знает, как это делается, используют различные обжимные муфты, но самым надёжным считается именно «заплётка» тросов. Сразу после дембеля пару раз на даче по хозяйству делал заплётку троса, ну намучился, навыки теряются быстро. Сегодня уже не смогу сделать, не вспомню, как надо делать.

Хмурый: Троса заплетали на "коуш", который вставлялся внутрь петли, предохраняя трос от истирания. Сначала тренировались на верёвочных тросах. Они висели в классе у стены. Потом уже выдали по концу троса каждому. Идеально ни кто не заплёл конечно. Больше я с этим делом не сталкивался.Чтобы их научиться хорошо заплетать, нужна практика, как и везде. У нас на заводе, был единственный специалист, который заплетал троса. А у меня же единственно, что осталось в памяти от этого, это слово "коуш". И всё!. Хотя инструктор показывал нам даже как шарик заплетать на конце троса, мол на гражданке пригодится. По прицелам у меня пятёрка была, как и по остальным предметам. Пока учил всё помнил.Принцип работы. Устройство и детали. Да и нельзя было плохо учиться то было. Для командира отделения 4 ка уже была плохой оценкой. А потом всё забыл на фиг! В памяти осталось только деталь "мальтийский крест" и кассета ПАУ. И всё! В полку мы даже эти кассеты ставили в прицел МиГ 23, когда тот шёл на перехват. Залезаешь на стремянку и левой рукой всё и делаешь. потому как правой то несподручно. А зимой мороз под 30,да в одежде зимней, да техник торопит. Потом снимаешь её и бегом к "фотикам", там проявляют. Потом у нас и эту работу отобрали. Отдали это группе РЭО.

82-й: Хмурый пишет: деталь "мальтийский крест" Заинтриговали. Можно подробнее? Если помните...

Major: Gen пишет: Сегодня уже почти никто не знает, как это делается, используют различные обжимные муфты, но самым надёжным считается именно «заплётка» тросов. Сразу после дембеля пару раз на даче по хозяйству делал заплётку троса, ну намучился, навыки теряются быстро. Сегодня уже не смогу сделать, не вспомню, как надо делать. От тросозаплетки у меня лично осталось ощущение боли в исколотых пальцах и основное правило продевания нити троса - "через одну под две".

Хмурый: 82-й ,Когда изучали прицел, то там деталюшка была похожая на мальтийский крест. Вот и всё, что помню. Время то прошло сколько! Я учился ведь на АН-12, какие там были ПВС и ПБМ я уже не вспомню. А рыскать по интернету времени, да и желания у меня нет. Извини, если что не так.

Gen: Бомбардировочное вооружение. Ракеты НАР Предметом изучения были авиабомбы и взрыватели. Фугасные авиабомбы, Осколочные, Бронебойные, Зажигательные, Химические. Авиабомбы с дополнительными скоростями, Противотанковые, Осветительные. Авиабомбы для ночной аэрофотосъемки, Дымовые авиабомбы, Агитационные авиабомбы, Учебные и практические авиабомбы. Авиационные взрыватели. Типы и модели изучаемых авиабомб и взрывателей были послевоенного времени 1946-54гг. Основное внимание уделялось эксплуатации авиавооружения, хранение, маркировка, подготовка, установка и подвешивание, снаряжение боеприпасов.

Gen: Приведенный отрывок из статьи, очень точно отражает специфику работы в полках, которую приходилось наблюдать. "Некоторые особенности эксплуатации и боевого применения авиабомб и ракет класса «воздух – земля» во фронтовой авиации СССР Сергей Бурдин" «Фугасные и осколочные бомбы ранних выпусков допускали длительное хранение под открытым небом, требуя при этом лишь консервации пушечной смазкой ушков подвесной системы и запальных стаканов. На складах военных округов в 70-х-80-х годах можно было видеть штабели бомб различных калибров. Штабели составлялись из бомб упакованных в бомбовую тару и накрывались сверху брезентовым пологом. Такой вид хранения не требовал значительных финансовых средств и практически не влиял на качество срабатывания бомб при применении. Лишь пиротехнические средства (взрыватели к бомбам и т.п.) хранились в специальной таре (укупорке) в складских помещениях. Периодически часть бомб снималась с хранения и выдавалась в авиационные полки. Бомбы сбрасывались на полигон, и по результатам их применения определялась пригодность всей партии к дальнейшему использованию и хранению. Такие бомбы могли храниться несколько десятков лет и после расконсервации быть готовыми к применению. Так во время войны в Афганистане ВВС 40 армии с успехом использовали бомбы моделей М-46 и М-54 (т.е 1946 и 1954 годов) снятые с хранения с армейских складов Советского Союза. ….. ……развитие военной науки никак не сказывалось на средствах доставки и подвески боеприпасов на самолет. Имевшиеся в распоряжении специалистов по АВ специальные тележки были несовершенны. Они не учитывали условия подвески бомб на самолеты фронтовой авиации, когда интервал между самолетами стоящими на центральной заправочной (ЦЗ) аэродрома минимальный. Тележки имели малую маневренность и устойчивость при движении. ….кран-тележки и тележки-подьемники типа С32-9980-500 разработанные в ОКБ еще для Су-17 – единственные средства механизации до сих пор находящиеся в эксплуатации. Рационализаторы в каждом полку трудились не столько для того, чтобы облегчить труд авиаторов, сколько для того чтобы сократить сроки подвески средств поражения на самолет. Конструировались самодельные ложементы, тележки и тому подобные устройства. …. В подвеске, а точнее в подвозе бомб участвовали все относительно свободные люди, а не только специалисты по вооружению. Тяжелой работы хватало на всех. ……часто боеприпасы, особенно бомбы, подвешивали без участия «вооруженцев», а те в свою очередь снаряжали бомбы взрывателями, подсоединяли отрезные разъемы ракет к самолетным цепям, досылали реактивные снаряды в стволы универсальных блоков и т.п. Бомбы и ракеты готовили к применению на позиции предварительной подготовки, где их извлекали из тары (растаривали), снаряжали взрывателями и т.д. Эта позиция чаще всего находилась на некотором удалении от стоянок самолетов. Иногда в отдаленных полках во время действий по тревоге, когда не видело большое начальство, для ускорения процесса подвески бомб на самолеты специалисты по вооружению совмещали доставку на ЦЗ фугасных бомб калибра до 250 кг с их одновременным растариванием. Выглядело это следующим образом. По ЦЗ на скорости 5-6 км/ч двигался грузовик, в кузове которого вертикально стояли бомбы в деревянной таре. Поравнявшись с самолетом, солдат ногами сталкивал бомбу вниз. Падая с полутораметровой высоты, бомбовая тара при ударе о землю разлеталась в разные стороны, а бомбу снаряжали прямо около самолета. Судя по результатам последующих бомбометаний такие «варварские» методы подготовки вооружения не вредили бомбам. Однако следует признать, что подобные методы могли привести к ухудшению баллистических характеристик и как следствие к точности поражения целей из-за стабилизаторов погнутых при ударе о землю.»

Хмурый: "Головка ты от....",и дальше шло название одной из авиабомб, поскольку у авиабомбы есть головка. Вот такое ругательство можно было услышать в нашей учебке.ФОТАБ,НОСАБ,ДОСАБ,ЦОСАБ,АГИТАБ,взрыватели часового типа и прочее изучали по БВ и схемы,схемы схемы!Это то что применялось на АН-12. Тренировались снаряжать в классах и на учебном аэродроме. В полку применяли электрические взрыватели. Один раз только применили часовой. Это когда АГИТАБ подвешивали на самолёты замполитов. Полёты на полигон штука дорогая. И были всего несколько раз в году.Вот тогда "вооружейники" "пахали"! Группа делилась на пушкарей и бомбёров. Кто пушки заряжал, а кто то подвешивал бомбы. Для снятия и транспортировки пушки, была специальная тележка, и для транспортировки бомб тоже. Бомбы привозили со склада в "укупорках"(как на картинке показано) на аэродром и сгружали вдали от самолётов. Подвозишь туда тележку , вынимаешь из укупорки бомбы, и укладываешь на неё. И везём с напарником их к самолётам, потом подвешиваем, вворачиваем взрыватели и тд. И всё на своём пупке. Один за стабилизатор брался, другой за оправку, которая вворачивалась в головку. И за ухо подвешивали. Небольшие были бомбы. Ключ ещё был для этого, который постоянно ломался. Работу контролировал техник. Ни какой подъёмной механизации я не видел. Ракеты тоже всем миром подвешивали, те кто был у самолёта, механики, техники и даже лётчики. Чудили бывало с боеприпасами... Пацаны ведь ещё были и детство было в одном месте... А вообще то в Чарджоу наш взводный, нас "вооружейников" называл в шутку "смертниками".Но потом нас успокаивал, мол несчастные случаи происходят в основном с дилетантами, а не с "вооружейниками". Я потом в полку убедился в этом.

Gen: Хмурому ... всё на своём пупке, это точно. Диву даёшься, как во время войны наши "предки" работали, а сейчас в Сирии... по телеку смотришь и переживаешь, прокручиваешь в мозгах как ... работать. Физподготовка. После «Курса молодого бойца» занятия по физподготовке свелись к утренней физзарядке и занятий по расписанию для курсантов не занятых, на каких либо хозяйственных или общественных работах, таких были единицы и им быстро «замки» находили разовые работы… В личное время любители накачаться и к ним примкнувшие, упражнялись на брусьях на плацу. Пару раз начали играть в волейбол, но это не прошло т.к. не было «энтузиастов». На плацу стояла «лестница» высотой ок. 6-ти метров (армейский спортивный тренажёр, не знаю, как он правильно называется). Надо было забраться по лестнице наверх, пройти по верхней перекладине держась за трос, развернуться, вернуться и спуститься по лестнице. Ни разу не видел, чтобы на «лестнице» кто-то упражнялся, «героев» среди нас не было. Иногда любители играли в шахматы, кстати, ком.взвода кап. Избасов неплохо играл и собирал зрителей и болельщиков.

Gen: Между занятиями по спец.предметам служба шла своим чередом, наряды получали все кто попался по пути замка и др. начальников...

Хмурый: Вот так и в нашей казарме было. И белый линолеум перед койками исчёрканный сапогами, который и мне разок пришлось драить, за то что шёл из умывальника с непокрытой мокрой головой. И самой лучшей тряпкой для мытья полов, считалось вафельное полотенце.В учебке полы мыл редко. Зато в полку будучи по статусу "молодым", наверстал упущенное, и честно драил взлётку полгода, да ещё и палубным способом, пока не стал"фазаном".

Хмурый: Кроме утренней физзарядки,на всём протяжении учебного периода у нас был предмет ФИЗПОДГОТОВКА. Занятия проходили на стадионе. Там и брусья были и турники. От солнца перекладины турника накалялись, что ладоням горячо было.

Gen: Хмурому По разному у всех складывалась после школы дальнейшая служба...в школе пару-тройку раз мыл полы в наряде, а вот в полку ни разу! От службы не бегал, но и на службу не напрашивался.

Gen: Заря́ Через 3-4 месяца после начала учёбы в школе зам.ком взвода сообщил нам , что со дня на день будет «заря» и надо быть готовыми. Что это и с чем это едят мы не знали, но подозревали будет напряжёнка. Прошел день и наступил следующий, всё было как обычно, подъём, физо, завтрак и т.д. настал вечер, личное время и уж отбой близится. Вдруг все «замки» засуетились, появились ком. взвода, зам.ком роты и др. Прошла команда «Всем строитьсь на плацу! Бегом!» . Выбежали мы из казармы и увидели, что вся школа уже на плацу строится перед своими казармами, кроме дневальных и наряда. Построились и по команде,и во всех ротах одновременно началась поверка личного состава! Зрелище было завораживающе-торжественное и тревожное на фоне красного вечернего заката, на плацу стоят солдаты и командиры выкрикивают по фамильно каждого! По мере окончания поверки взводные, ротные докладывали результаты высшему начальству вплоть до нач.школы. На флагштоке медленно колышется флаг СССР. Потом заиграл горнист, какую-то незнакомую мелодию, флаг опускается, звучит команда «Вольно! Отбой!». Напряжение спало, все расслабились и пошли баиньки. Из энциклопедии: «Заря́ — воинский церемониал и военный сигнал, исполняемый на трубе, горне (с барабанщиком) или оркестром в установленное время после вечерней поверки. Играть зарю (зорю). Бить зорю.» В дальнейшей службе в полку я такого не наблюдал.

Gen: Строевая подготовка. При мелких нарушениях курсантами уставных требований, не достаточном прилежании и нарушении формы одежды «замки» отправляли их на дополнительные занятия по строевой подготовке. Особое внимание оказывалось «нац.контингенту», но без излишеств в доброжелательном отношении. К строевай после КМБ отношение было формальным, без муштры.

Gen: Электрорадиотехника. Занятия проводились в 3-х этажке. На фото показанном выше на плацу это здание поздней постройки хорошо видно. В самом начале курса преподаватель «отсеял» курсантов имевших понятие об электротехнике (окончивших и не закончивших гражданские технические и др. учебние заведения техникумы, ПТУ, и ВУЗы) и более мы на занятия не ходили. В школе, и в нашей роте в частности, служили курсанты, окончившие или старшекурсники ВУЗов: МИРЭА, МАИ, МАТИ, КИГА, МАРХИ, МРМТ и др. Нам назначили персональные работы по специальностям. Работали мы, как мне кажется, не за службу, а за интерес. Фамилии коллег помню, но не всех, и поэтому не называю. МАРХИ отрисовал, музей и ленинские комнаты, плакаты и лозунги, «наглядная агитация» - его работа. МИРЭА, КИГА, и Мазаев делали «громкую связь» ротная канцелярия – дневальный, а затем получили заказ на восстановление «громкой связи» между казармами рот школы. В нашу бригаду добавили из других рот курсантов из МАИ, МАТИ. И мы это сделали! Приходилось, создавать из «ничего» и подручных материалов (раздолбанной, старой аппаратуры) и сделали действующее изделие. После её запуска в эксплуатацию ремонтировали её часто, так как некоторым «замкам» не нравилось получать оперативно команды от деж. по части, ротных, взводных и систему постоянно портили (обрывы, замыкания и др.). После нашего отбытия в полки «громкая связь» перестала существовать вообще, доломали окончательно, так мне написал кап. Избасов. Жаль, столько труда было вложено.



полная версия страницы