Форум » Курилка » Армейский юмор (продолжение) » Ответить

Армейский юмор (продолжение)

Admin: Здесь прошу размещать любые истории, шутки, стихи и рассказы про армейскую жизнь (все кроме историй, взятых с сайта Bigler.ru, для последних существует отдельная тема)! Мимоходом... Куда и зачем тащили тот Су-27 по Ленинградскому шоссе, да еще и утром, а не ночью - вот уж не знаю. Зато прохожим развлечение, благо в тех краях много народа шастает, с авиацией связанного. И не связанного тоже... Когда самолет проезжал метро «Аэропорт», мимо автодорожного института, кто-то из студентов, почуяв родное, громко прокомментировал, указывая на двигатели: - О, смотри, какой тюнинг! Поставили две ВЫХЛОПНЫЕ ТРУБЫ!...

Ответов - 127, стр: 1 2 3 4 5 All

Помор: Моя дорогая не блещет красою, ни гибкостью стана, ни русой косою. Но, как то ни странно, от вас я не скрою, что часто ее раздеваю и мою.. Я серое платье снимаю несмело. Скорей бы увидеть желанное тело!.. Губами прижаться к единственной в мире! Моя дорогая... КАРТОШКА В МУНДИРЕ! P.S. А мне нравится!

МИГ: ГЕНЕРАЛЬСКИЕ ВИЗИТЫ Вот, Виктор, я вам как-то рассказывал про визит маршала. Ну, это редкость, экзотика. А вот, видите ли, командующий военно-транспортной авиацией генерал-лейтенант Пакилев приезжал часто. С рабочими визитами, так сказать. Останавливался в офицерской гостинице, в номере люкс. Ну, тут надо отдельно рассказать об офицерской гостинице. Мы, двухгодичники, тоже в ней жили. Одноэтажный барак, слегка вросший в землю. Ступеньки от входа вниз. Коридор. Комнаты слева-справа. В конце коридора - умывальники и сортир. Все. Отопление - символическое. Зимой на ночь надевали на себя шинель, шапку, валенки. Однажды оставили на подоконнике стакан с водой - утром он лопнул. Ну, в генеральском номере, конечно, подогревали. Однако, обстановка все же спартанская. Надо отдать должное генералу - амбал был спортивный, под два метра шкаф. Волейболист. Мы его тихо ненавидели. Просыпался в пять утра, в волейбольчик поиграть. Нас, сборную полка по волейболу, по тревоге - в спортзал. Пакилев играл хорошо. Мы тоже - от злобы. Потом с рукопожатиями расходились: он в самолет (сам пилотировал) и домой, мы - на построение. Так вот. Утречком выходит командующий в умывальник. В трико. Но здесь надо сделать отступление, чтобы вам понятен был крутой характер командующего. Рассказывают, что командир полка опоздал на совещание, которое проводил Пакилев. Командующий язвительно осведомился о причине опоздания. Комполка: "Товарищ командующий, мои часы показывают - я точно". Пакилев: "Говно твои часы, выкинуть их надо". Комполка молча снимает часы (золотые) и вышвыривает в окошко. Инцидент на этом исчерпан. Комполка потом поясняет: "Хрен с ними, с часами. Другие куплю. А этот выговор с занесением влепит - три года не отмоешся". Значит, как я уже сказал, в трико. На трико, как даже вам, Виктор, должно быть известно, знаков различия нет. Да, вот насчет знаков различия, я, с вашего позволения, еще отвлекусь, вспомнил. Как-то в гарнизоне разразилась эпидемия дизентерии. Страшное дело. Человек полтораста. В основном, солдаты. Я тоже попал, так как имел несчастье быть в карауле и обедал с солдатами. Вспышка явно была связана с солдатской столовой. И вот в госпитале познакомился с военврачом Густавом Карловичем. Из немцев. Эпидемиолог. Лет сорок. Суровый, неулыбчивый, циничный. Был на эпидемиях в Узбекистане, в Монголии... Частенько по вечерам беседовали, много интересного от него услышал. К официальной версии причины эпидемии - испорченный винегрет - отнесся скептически: "Чтобы от винегрета, милый, - так в него дизентерийный повар насрать был бы должен". Да, так насчет знаков различия. Подходит сестричка (гражданская): - "Густав Карлович, вас там спрашивают". - "Кто?" - "Да, такой, с лычками". - "Тоже мне, примета. Я двадцать лет в жопу смотрю, ни одной лычки там не видел!" Простите, Витя, за витиеватый ход мыслей. И прошу прощения за нечаянный каламбур. Маразм и склероз. Значит, Пакилев. В трико. Без лычек. В умывальнике. А там капитан из какого-то далекого гарнизона. Командированный. По снабжению. Естественно, с похмела. Естественно, курит. И, подлец, чистит ваксой сапоги, поставив ногу на подернутый инеем радиатор отопления. И Пакилев делает ему замечание. Что нельзя ставить ногу на радиатор. И что курить вредно. Тем более, в умывальнике. Ну, можете представить, что ему ответил капитан. Примерно, в том смысле, что радиатор для того и предназначен, что на него не только ногу, но и еще кое-что класть надо, а насчет курения - так не пошел бы ты... и проч... Пакилев молча развернулся и ушел по коридору к себе, под улюлюканье непротрезвившегося капитана. В своем люксе надел на трико генеральский китель и вернулся в умывальник. Спросил у капитана краткую биографию - в каком полку служили, фамилию, и ушел. Через 10 минут прибежал патруль и исполнил приказ командующего. Трясущегося капитана с пожитками вывели за КПП гарнизона без отметки в командировочном удостоверении. Ну, КПП там, не КПП, а в гарнизон вернуться несложно. Капитан пролез через дыру, прокрался к свои снабженцам - выручайте, братцы. Отметку в командировке не сделали, в часть сообщат - беда! Посочувствовали. "Да, капитан, никогда ты не будешь майором. Как бы еще и звездочку не выковыряли". Но совет дали. Когда подойти (когда Пакилев после обеда из летной столовой выйдет, благоухая коньячком-с). Как обратиться (не называй "товарищ генерал", генералов до хрена, обращайся "товарищ командующий"). Что сказать. Да, капитан так и сделал. Подскочил, увернувшись от рук свиты, взял под козырек: - "Простите товарищ командующий, меня, засранца, отцов-командиров в лицо не знаем!" Командующий икнул, улыбнулся и махнул рукой: - "... с тобой. Живи, капитан". Тот от счастья весь день кипятком, и к вечеру на радостях напился до полного окоченения. Могли, без дураков, из армии вышибить. http://zhurnal.lib.ru/a/aduew_w_i/vic1.shtml

Юрий: В Кизил-Арвате мне рассказывали такую байку про командующего маршала авиации Кутахова: Во время очередной проверки было объявлено построение в парадной форме. Когда полк построился командир полка, полковник, подбежал к Кутахову с докладом, при этом он был единственный одет в повседневную шинель. Кутахов спросил,почему тот в повседневной.Командир полка ответил, что парадную шинель выдают бесплатно майорам ,а ему надо самому заказывать. На это Кутахов подозвал начвеща полка и приказал "Выдать майору парадную шинель!" , а замкомандира полка приказал принять полк.

sskup: Вспоминаю такую историю.Было это в полку,г.Шяуляй, получил один старлей квартиру,помню я участвовал в перевозке мебели,а квартира то ли на втором,то ли на третьем этаже.Где-то через неделю,попадаю я с аппендецитом в госпиталь,сделали операцию,выздоравливаю.Встречаю старлея,получившего квартиру,в госпитале с поломаной ногой,спрашиваю-"что случилось?".Оказывается,что при обмывке квартиры хорош выпили,и он (старлей)вышел на балкон покурить,докурил,бросил сигарету вниз,посмотрел на полёт окурка,и...полетел вниз.В результате сломанная нога.Выписывались из госпиталя вместе.Утро.Развод.Командир части проводит поверку среди офицеров,доходит до старлея,и на весь плац:"А граф Балконский присутствует!?".Так старлей и остался "Графом Балконским"

МИГ: Чего не могут истребители Летел это какой-то транспортник в сопровождении истребителей. Долго летели, трепались по радио, и зашел у них спор - чей же самолет круче. Истребители хвастались друг перед другом пилотажем, скоростью, вооружением, обсуждали у кого красивее киль и дальнобойнее радар, и кто кого успеет завалить, насколько быстро, а также каким способом. Пилот транспортника был исключен из столь специфичного разговора - да и чем ему похвастаться? Вот он молчал, молчал, а потом сказал: - Hе, мужики - все это фигня. Вот я щас такое сделаю - вы повторить точно не сможете. Удивились истребители, говорят: - Hу, давай, покажи, чего это твоя баржа умеет, чего мы повторить не сможем. ... Транспортник продолжал лететь по прямой... ... Через 10 мин один из истребителей спросил: - Hу, когда? - А я уже... - Hу и что ты сделал? Мы ничего не видели! - Сходил в сортир и покурил. Слабо повторить? http://bayanov.net/hits/?s=53

МИГ: В году так 80-м работали на полигонех в районе оз. Балхаш в Казахстане. Спирта немерено. Получили задание перевезти оборудование в Москву на самолете. Привезли ящики на аэродром, погрузили в транспортник, залезли и ждем взлета. Только взлетели, разложили на одном ящике закусь, вареные яйца, куры, помидоры, вообщем как положено, и достали на четверых трехлитровую банку спирта. Полет длительный с дозаправкой, так что доза нормальная. И тут мы поняли, что мы взяли все, кроме воды для разбавки. Посылаем самого старшего к пилотам за водой. Те сразу врубаются в ситуацию и предлагают дать нам воды в обмен на спирт в пропорции 1 к 1. Высота 9000 км, деваться не куда. Приняли единственно логичное решение об объединении. Сели за стол нас четверо и их пришло четверо. Три литра спирта на восьмерых неплохо. Когда ровный рокот, покачивание и спирт сделали свое дело, захотелось мне посмотреть из кабины самолета. Считая. что с нами напились, только те члены экипажа, которые свободны от полета, я зашел в кабину. Вид совершено пустой кабины отрезвлял меня с ужасающей быстротой. Единственным утешением после этого, были слова летчиков о том, что они и не такие садились. http://www.airwar.ru/other/humor/p2.html

82-й: Из материалов общественной группы "Анонимные авиамеханики": Вот, тута, нынче, мОлодеш завела: изменяемая геометрия крыла; 2 Маха, 3 Маха; технология Stells; авионика; вектор тяги... Чито скажешш, оно конешно, может и так... Да только и в наши то годы, на "Илие Муромце", как хотели, так и меняли эту геометрию крыла... А иногда она сама менялась, ежели где пару болтофф на консоли не докрутишь... и всё одно - ладно выходило. А скорость звука? Да, бывалыча, супостат и чихнуть не успеет, а мы ужо над ихней передовой и оперативными тылами барражируем, понимашь... А самолёт - невидимка? Та где ш ты, такой как у нас самолёт видывал? От, то-то... Авионика... ишь, слово придумали... не выговоришш... Да у нас Михалыч, баталёр, на руле такие коленца выкручивал, что сопли за борт сами отлятали... тока за шопу держися... Вектор тяги, обратно же... У нас в полчку, коль шшто не так исполнишь, так их высокоблагородие, полковник Лятунов так оттягнет, што про вектор тот, то и позабудиш... Потому как - слушба, она брат, превыше всего! От, то-то...

82-й: Из материалов общественной группы "Анонимные авиамеханики": …остался один…. … судЯ по зарубкам на штурвале, пошли 77-е сутки полёта после роковой встречи "Ильи Муромца" у островов Кергелен со стаей перелётных пингвинов… Эпидемия птичьего гриппа на борту распространялась как пожар… На 2-е сутки после встречи, закончился аварийный запас одноразовых ведёрных клизъм. Пришлось приспособить малую трюмную паровую помпу для подачи касторки в лазарет. Наш доктор догадался использовать резино-тканевый шланг диаметром три четверти дюйма, и латунный мундштук от горна для постановки восходящих клизъм заболевшим. На 8-е сутки закончилась последняя бочка с касторовым маслом. Моё предложение использовать вместо касторового масла скипидар, изрядные запасы коего имеются на борту И.М., не нашли поддержки у нашего батюшки. Сам уже пережив первые приступы страшной болезни, лёжа на койке, он пообещал предать меня анафеме, если я нарушу его запрет. -“Сын мой, - прошептал батюшка, - Ты еще въюнош, и негоже тебе начинать жизнь с нарушения основной заповеди - НЕ УБИЙ…” Я же, несмотря на запрет батюшки, ежедневно ставлю себе ведёрную клизъму скипидару. Для усиления эффекта в ведро добавляю, на глаз, пару горстей патефонных иголок. Новые ощущения немного непривычны, но, пока, птичий грипп обходит меня стороной... Однако 149 членов экипажу находится в лазарете, и нуждаются, если ещё не в медицинской помощи, то уже в помощи духовникА…………………………. …остался один ………

82-й: Из материалов общественной группы "Анонимные авиамеханики": Вот на флагштоке поднят стяг, И за бугром трепещет враг. Эскадре МУРОМЦЕВ – на взлёт Пропеллер песню пропоёт. Земля под плоскостью в тени - В прицел ты пристальней взгляни. Руками твёрже правь штурвал - Ты в авиацию попал. На плоскостях пожаров свет, Курс на врага – другого нет. Полны бомбоотсеков погреба Гостинцами для наглого врага. Вновь на флагштоке реет стяг, Там, за бугром, рыдает враг. Эскадра МУРОМЦЕВ полёт, Продолжит – Родина зовёт!

82-й: Из материалов общественной группы "Анонимные авиамеханики": Опять ночь... Ночью полезно осуществлять ориентирование по звёздам, так как карданный подвес компАса сломался ещё в 17-м, а шутники уже столько раз перекрашивали концы стрелок, что и не разберёшь, где там N, а где S. Однако сейчас облачно, поэтому надобно договориться самому с собой, что курс прежний - Зюйд - Вест. А, чего там, няхай, договорились! В ПВД семья ласточек уже второй год как свила гнездо, и выращивает там молодняк, потому скорость определять приходится по-старинке [а, оно и надёжнее] - засунешь указательный палец в рот, послюнишь и вверх подымаешь. Воздушный поток набегает на мокрый палец с одной стороны, там слюна испаряется интенсивнее чем с подветренной стороны пальца, и соответственно при испарении уменьшается температура воздуха с наветренной стороны пальца. Опытному авиатору при соответствующей сноровке ничего не стоит по разнице температур на пальце определить скорость ВС. Так и есть, те же 90 узлов, ну может 95 [значить ветер попутный дует]. Высота, опять же на глаз, - 200 саженей. А чтоб точней, это можно списанный по старости боеприпас вниз бросить. Тут тоже сноровку иметь должно: бросил и считай про себя и раз, и два, и три ... Как рванёт внизу - тут счёт прекращай, и малость посчитай в уме... Все знают, что свинцовый шарик массой 10г достигает предельной скорости 40 м/сек, а массу брошенного боеприпаса можно на стабилизаторе прочитать... Вот и умножай скорость на время - высоту получишь. Тангаж, рысканье, по ощущениям, - допустимы. Теперь вот, вахте хвост ещё накрутить - и можно баиньки отправляться... Ах, мой милый Августин, Августин, Августин... аллес форбайн...

82-й: Из материалов общественной группы "Анонимные авиамеханики": Рядовые, если дословно, Это те, кто стоят в ряд. Рядовые, если условно, Это те, кто ходят в наряд. Рядовые, это те, кто приказы Выполнять без вопросов должны. Рядовые, это те, кто сразу На войне больше всех нужны. Рядовые сидят в окопах, Рядовые бегут на врага. Рядовые покорили Европу В кирзовых своих сапогах. Пусть награды пронесут мимо, И на грудь не тебе прикрепят, Пусть на штабном мундире Ордена и медали звенят. Рядовому одна награда – Это жизнь после войны. Рядовому одна отрада – Спать в казарме и видеть сны. Пусть сияет звезда на пряжке, На плацу пусть проводят смотр. Что-то тихо плещет во фляжке, И от этого наш рядовой бодр.

82-й: ...После завершения учебного курса в ШМАС (школе младших авиационных специалистов) и проведении некоего времени в "распределительном пункте" получил преписание: "Явиться в подразделение бла-бла-бла части номер такой-то." Выдают мне предписание и говорят, куда ехать, каким поездом и до какой станции. А там, мол, встретят. Приезжаю на вокзал, в воинской кассе получаю проездные документы, прошу проводника разбудить там-то и еду... Утром высаживаюсь на нужной станции (полустанок) - точно, имеет место армейский ПАЗик и офицер при ем. И солдатики с голубыми погонами из других вагонов горохом сыпятся - и к этому ПАЗику. Ну, и я туда же. Подошел, докладываю: - Товарищ старший лейтенант, младший сержант такой-то, направление в ВЧ такую-то... - У нас такой ВЧ нет... ты, часом, поезд не перепутал? - Никак нет, вот проездные документы, вот предписание! - Ладно, садись, поехали, там разберутся. Сели, едем. Приехали в гарнизон. Всех построили у штаба - выкликают по именам - и сразу по подразделениям зачисляют. И в казармы. Я стою. Один стою. Час, другой... Выходит из штаба офицер, который меня привез. Я к нему: - Товарищ старший лейтенант, а как же я? - Ты? А ты кто такой? - Ну как же, я же вот... ехал. С вами... -А-а... Так в какую ВЧ-то тебя назначили? Где предписание? Уходит. Проходит еще около часа. Стою. Смеркается. Дождик пошел. Жрать хочется - ну просто сил нет (кто служил, знает, как оно по первому году бывает). Наконец выходит означенный старлей. - В общем, так, солдат. Твоей ВЧ здесь нет. Но ты приписан к особому подразделению на положении части. Короче, сечас поворачиваешь направо, идешь до развилки, там налево - и дуешь до аэродрома. Километров пять. А там направо до КДП. У дневального спросишь комнату для прилетающих экипажей. Туда и явишься... Твой командир - полковник Козлов. Ему и доложишься. Пошел... Пришел - уже совсем стемнело. Промок. Кругом - ни зги. Только на аэродроме взлетка огоньками светится - только так и понял, что дошел. КДП. Дневальный. Спрашиваю: - Комната для прилетающих экипажей? Дневальный: - На втором этаже прямо напротив лестницы. Только ты туда, земляк, сейчас лучше не ходи. Они(!) сейчас сильно не в духе... Амбец. А что делать? Иду. Поднимаюсь. Стучу. Слышу рык. Понимаю как разрешение войти. Вхожу. Прямо в нос - резкий удар спиртового аромата. Передо мной - маленькая комната, заваленная бушлатами, на которых, блаженно сопя, кто-то спит. Влево - открытая дверь. За ней - большая комната с разоренным столом посередине. На столе из уцелевшего стоит канистра и почему-то совсем нетронутый большой торт. За столом лицом ко мне сидит. ОН! В полковничьем мундире с орденами. Ручищи - кулаки, наверное, с мою голову. Боковым зрением фиксирую в комнате койки, на которых вповалку валяется народ в мундирах и без. Спиртом воняет - сил нет. Вытягиваюсь, прикладываю руку к козырьку "парадки" и строевым шагом иду к столу. - Товарищ полковник, разрешите доложить, младший сержант такой-то согласно предписанию, бла-бла-бла... - Здорово. - Здравия желаю, бла-бла-бла!.. - Ты откуда? - Из ШМАС такой-то, бла-бла-бла... - Я спрашиваю, живешь где? Родом откуда? - Из Ленинграда (дело происходит в Псковской области). - "Гражданка" (гражданская одежда - для тех, кто не служил) есть? (Ничего себе вопросик командира своему солдату по перовму году службы!) - Никак нет, товарищ полковник! - Мать жива? - Так точно, товарищ полковник! - Завтра позвонишь, скажешь чтоб привезла... (тихо о...аю) - Что, не понял? - Все понял, товарищ полковник... - Садись. - Слушаюсь, товарищ полковник! - Спирт пьешь? - Никак нет, товарищ полковник! - Х...о. Что ж ты так? - Виноват, товарищ полковник! Не приходилось. - Не приходилось... А я один за всех должен? Ну? Что молчишь? - Виноват, товарищ полковник! - Виноват. Это я и так вижу. Бери канистру, вон там стакан чистенький, наливай до краев - и давай. За дальнюю авиацию! Ну, поехали! Залпом! ............................................ ............................................ ............................................ - Ты тортиком, тортиком закусывай! И мяска вон возьми, вон-вон-вон лежит. И помидорчиком, давай-ка я тебе помидорчик положу. И водичкой, водичкой запей, вон она, водичка-то... давай. ............................................. - Ну как, пришел в себя малость? Ну хоть чуток? - Та-ак то-а-чно, това-арыщ плковник!!! - Ну вот и славненько. Я так и сразу понял - хорошее пришло к нам в экипаж пополнение. Не забыл командиру первому налить (а у нас с этим на яхте всегда был порядок - в первую очередь командиру, потом гостям, потом ходовой вахте, потом - всем остальным. Питерец. Худоват, правда - ну это ничего. По пятой летной быстро подкормим. - Спсбо, тваыщ плквник!!! - Кстати, а что это ты меня все "товарищ полковник" да "товарищ полковник"? Только как офицера признаешь? Не уважаешь что ли, как человека??? - Нкак нет, увжаю, винват!!! - Ну так, запомни - я для тебя всегда Иван Кузьмич. "Товарищ полковник" я для тебя только в двух случаях - на плацу и когда я буду тебя еть. А поскольку ты разгильдяй и даже стакан спирта выпить по-человечески не можешь, еть я тебя буду много и часто. Понял? - Так точно, това... Иван Кузьмич! - Вот и славно. Машину видел? - Только на макете, това... Иван Кузьмич. - Ну, пошли смотреть. Так началась моя служба в Дальней авиации... Пошли мы "смотреть машину". Теперь представьте себе зрелище (со стороны - мне потом дневальный рассказал) - ночью из комнаты, где совсем недавно раздавался звериный рык и звон, пошатываясь, выходит совершенно белый с каплями пота на лице младший сержант (это я) и уже без ремня (куда-то я его запсондил, пока спирт закусывал)... Причем идет, заложа руки за спину (я помню, хотел продемонстрировать свою эдакую независимость - мол, раз такие отношения, то, типа на устав и строевой шаг мне на.....ть) и пошатываясь. За ним идет полковник, командир "машины боевой" - носителя "спецбоеприпаса", кавалер двух орденов Красного знамени и ордена Красной звезды (надеюсь, понимаете, что за просто так подобный иконостас в мирное время не вешают?) с расстегнутой (а вот ... его знает, почему она расстегнулась) кобурой. Выводы от увиденного какие можно сделать? Со стороны? Дневальный (это я уже помню, но слабо) вытянулся наподобие останкинской телебашни и усиленно пытался сделать вид, что он тут так - неотъемлемая и абсолютно неодушевленная часть тумбочки и что ему все по ... http://katera.ru/forum/index.php?showtopic=1930

МИГ: Опасный дефект Эту историю рассказал мой бывший начальник, сейчас полковник в отставке, а тогда – капитан. В те годы (60 –е) в армии еще дослуживали боевые генералы Великой Отечественной. Обладали они зачастую весьма крутым нравом и были чужды многих условностей. И вот, в часть, где служил мой начальник, с инспекцией нагрянул такой генерал. Разведка доложила, что генерал строг и в плохом настроении может доставить подчиненным массу неприятностей. Однако – любит выпить и после первого стакана сразу добреет. Все было ясно, однако, проблема заключалась в том, как тактически грамотно предложить этот стакан генералу. После некоторых раздумий решение было найдено. Стакан с водкой сумели пристроить в нишу плоскости крыла истребителя Миг –17, куда убирается стойка шасси, а сверху положили бутерброд. И вот, грозный генерал прибыл в часть и следует по стоянке, вся свита – за ним. Вдруг из–под крыла вылезает техник и подходит к генералу. – Товарищ генерал – майор авиации! Разрешите обратиться! – Ну, обращайся... – У нас на Миг –17 обнаружен дефект шасси, не можем решить, можно с таким дефектом летать или нельзя. Вы не могли бы взглянуть? Генералу никуда лезть, конечно, неохота, но затронута его профессиональная репутация! Он отдает папаху кому–то из офицеров, кряхтя, нагибается и лезет под самолет. Все столпились вокруг истребителя и, затаив дыхание, следят за редким зрелищем. В тишине слышно только, как хрустит снежок под генеральскими бурками... Вдруг из–под самолета доносится характерный булькающий звук и довольное рычание. Появляется, вытирая губы, генерал, надевает папаху и, найдя взглядом техника, отчеканивает: – С таким дефектом летать – можно! После чего убывает со стоянки. http://homenet.corbina.net/index.php?showtopic=368

ВАШМ: Осенью 1978 года, после окончания ШМАСа (школы младших авиационных специалистов), что под Саратовым, меня и ещё девятерых раздолбаев направили для дальнейшего прохождения службы в Воркуту, где располагалась одна из баз Дальней Авиации. В нашей роте насчитывалось более 120 человек, но почему-то на Север отправили именно нас. Хотя, если быть откровенным, каждый из нас догадывался что по чём. Добирались мы самостоятельно. Видимо, в нашей бывшей части кто-то из офицеров обладал неподдельным чувством юмора, поскольку командиром откомандированного отделения назначили Юру Перетяк, нашего же призыва, отличившегося тем, что ещё до принятия присяги нажрался в стельку и пытался объяснить старшине, что причиной его состояния явилось не употребление горячительных напитков, а усталость от ночных обязанностей дневального по роте. На «губу» курсантов школы в те времена практически не сажали. Инцидент замяли - не хотели портить показатели. Однако Перетяка заверили, что дальнейшая служба его будет проходить только вблизи полярного круга. Почему он возглавил нашу банду (значение этого слова станет понятным ниже), так и осталось секретом. Естественно, уже через полчаса после отбытия поезда на Москву наш новоявленный командир задавал многозначительный вопрос поочерёдно каждому из однополчан: «Ты эт… меня уважаешь?» Юру, конечно, уважали все, и вскоре запасы предприимчивой проводницы иссякли. Зина, стараясь не испортить нам праздник, подключила коллег из соседних вагонов, в силу чего расстояние до Москвы значительно сократилось. Впрочем, как нам показалось, расстояния не было вовсе. Сели в поезд, а на следующее утро вышли из него. Процесса передвижения никто и не заметил, не считая может быть первых двух-трёх десятков километров. В Москве на Ярославском вокзале, ожидая поезд, мы договорились, что оставшиеся у каждого из нас деньги складываем в общий котёл. Наскребли около червонца. Избрали кассира и договорились: покупаем только продукты питания, поскольку нам предстояло совершить двухсуточный «марш-бросок» с пересадкой в Котласе. Как только сели в поезд, Перетяк почесал затылок и, уперши взгляд в пол, спросил: «Пацаны, а чё водка – это не продукт, что ли?» Уж не знаю, какие аргументы использовал Юра в общении с проводником (на этот раз им оказался сутуловатый старичок), но на наши сбережения Перетяк умудрился купить три бутылки водки. Кто-то даже робко предположил, что командир какую-то сумму всё же заначил от подчинённых. Но поскольку доказательств этому не было, такая мерзопакостная версия скоро отпала. Не стану описывать подробности, но в Воркуту мы приехали действительно не как отделение солдат-срочников, а как настоящая банда каких-то труболётов-бомжей. Перед отъездом из части нам выдали много вещей, которые у нас, естественно, «похитили» в пути следования из Москвы в Воркуту. А похитили у нас и ботинки, и рубашки, и шинели, и даже парадную форму. Повезло Ване кировчанину – он каким-то непостижимым образом сумел сохранить шинель и «парадку». Встречающие нас на вокзале офицер и прапорщик от нашего облика едва не залились слезами. Но нам так показалось - вместо слёз воркутяне стали брызгать слюной. Курсантская жизнь закончилась – Перетяк прямо с вокзала отправился на «губу», а нас одели в какие-то лохмотья, которые, по словам старшины, ещё вполне годились для выполнения наших дальнейших обязанностей. Даже за все последующие годы своей службы я не перелопатил столько снега, как за те первые две недели пребывания в тундре. Мы очистили даже те участки, где не ступала нога не то что военнослужащего, но и давнего обезьяноподобного предка. Ещё немного и мы бы стали выковыривать из вечной мерзлоты лохматых мамонтов. Но тут грянула какая-то комиссия из Москвы. Нам наконец-то выдали нормальное обмундирование – куртки на собачьем меху, рукавицы, шапки, валенки, хотя аэродромщикам были положены унты, но положенных, как известно… балуют несколько иным вниманием. Всё выше сказанное – это так сказать предисловие. А вот в то, что случилось дальше, верит не каждый, хотя это чистейшая правда. В аэродромной роте жил пёс по кличке Дембель. Лохматый, с отмороженными ушами, чёрно-серый, но с белым орденом в виде четырёхконечной звезды на правой лопатке. Глаза у Дембеля были настолько умными и понимающими, что солдаты с ним разговаривали даже с бОльшим почтением, чем с прапорщиком Ванечкиным, старшиной роты. Породы пёс был необыкновенной, в нём угадывались одновременно черты и спаниеля, и немецкой овчарки, и какого-то терьера, и даже благородного дога. «Старики» ради прикола иногда надевали на Дембеля солдатский ремень с прикреплённым к нему штык-ножом, отадавали команду «смирно», и бедный пёс, проявляя образец воинской дисциплины, вставал на задние лапы и замирал. Рекорд – три часа дежурства у тумбочки. Да и то, подвыпившие «авиаторы» отпустили пса только после того как, он, жалобно поскуливая, наделал лужу. Но Дембель всё равно любил солдат, при приближении к бараку командиров всегда предупреждал своих кормильцев. А вот старшина Ванечкин неоднократно выгонял Дембеля на улицу, хотя в конце концов смирился с его пристутсвием, правда, договорившись с подчиненными, что пса никто из руководства видеть не будет. Но прапорщицкая натура всё же не позволяла Ванечкину пройти мимо добродушной собаки, чтобы лишний раз не пнуть его, не обозвать скотиной, не возмутиться неприятным запахом. Не любил прапорщик животных. Не любил, и всё. Пёс, видимо, тайком тоже ненавидел Ванечкина, но никому в этом не признавался. Просто при появлении старшины, глаза у Дембеля становились грустными и он безропотно ретировался в сушилку – самое тёплое и уютное место в бараке. В роте с незапамятных времён прижилось поверье: перед уходом на дембель солдат целовал всеобщего любимца в нос. И все верили в то, что, чем дольше длится поцелуй, тем больше бывшему солдату повезёт на гражданке. Ну, там, девку хорошую встретит, денег заработает, женится удачно и т.д. Старшина посмеивался на дембелями, целующих собаку, называл придурками и идиотами. Иными словами, не верил Ванечкин во всю эту, по его словам, муть, даже несмотря на то, что дембельнувшийся прошлой весной сержант Булгарин, прислал письмо с рассказом о том, как он по дороге домой познакомился с прекрасной девушкой и даже уже женился на ней. И работу Булгарин нашёл солидную, и машину тёща подарила. «Херня всё это, - хмурясь бубнил прапорщик, - простое совпадение…» Но солдаты с тех пор ещё больше стали верить в чудодейственную силу Дембеля. Однажды ночью прапорщик, оставшись в роте, приказал дневальному разыскать Дембеля и привести его в каптёрку. Дневальный выполнил приказ. О чём там беседовал Ванечкин с псом, никому не известно, но вдруг среди ночи из каптёрки донёсся истошный крик. Дневальный бросился на помощь, но дверь в каптёрку была заперта. Пришлось поднимать каптёрщика Рашида. Вместе с Рашидом повскакивали с кроватей и другие солдаты. Господи боже мой! Когда распахнулась дверь, толпящиеся у двери увидели потрясающую картину – Ванечкин стоял на коленях перед Дембелем, а пёс крепко держал прапорщика за нос. - Отпусти, скотина! – мычал Ванечкин. – Отпусти, мразюка. Увидев на пороге Рашида, прапоршик взмолился: - Да помоги же, твою мать. Чего вылупился? Он же, сука, нос мне оторвёт. Присутствующие от хохота едва не попадали на пол. Спасли прапорщика только при помощи ведра воды. Ванечкин, конечно, придумал красивую легенду, что он, дескать, уронил авторучку и искал её под столом, а эта зверюга накинулась на него. Но рассказывать можно всё, что угодно. Солдаты знали, что их старшина дежурил в ту ночь последний раз. Через два дня, демобилизовавшись, Ванечкин с распухшим носом ехал в поезде Воркута-Москва… А Дембелю присвоили внеочередное звание и стали уважительно называть «Главкомом ВВС». http://udaff.us/print_c/creo/95939.html

82-й:

МИГ: Два пилота на "спарке" потеряли ориентировку. К счастью, вскоре они вышли на железнодорожную ветку. Идя вдоль нее, они вскоре увидели населенный пункт. Снизившись до минимально возможной высоты, они прошли вдоль станции и попытались прочитать её название. Однако скорость полёта оказалась слишком высокой, и разобрать название им не удалось. Впрочем, лётчики успели заметить, что название состоит из четырёх букв. Тогда экипаж принял следующее решение: сделать ещё один заход, в ходе которого один из пилотов должен обратить всё своё внимание на две первые буквы, а другой - на две последние. Совершив очередной проход вдоль станционных построек, летчики с радостью делятся своими наблюдениями: Первый называет две увиденные им буквы - К и А, второй с удивлением добавляет - Ф и Е. http://yak52.narod.ru/anekdots/histories.htm

МИГ: Поспорили как-то техник с лётчиком, кто из них круче. Долго спорили, даже напились и чуть не подрались. Наконец техник привёл последний аргумент: Т: Ты вот хоть раз медведя на мотоцикле видел? Л: Ну видел … Т: А ты хоть раз видел, чтобы этот медведь свой мотоцикл чинил? Л: ……… http://the-pilot.ru/category/humor

Юрий: Расскажу еще историю из авиационной жизни на чирчикском аэродроме,правда она могла произойти ,где угодно. Рядом с домиком первой эскадрильи мы соорудили душевую из досок и двух подвесных баков, а еще дальше ,примерно в 50 метрах от домика деревянный туалет. Зимы в Средней Азии мягкие,хотя и снег часто бывает, но у нас там холодные ветра часто дули,т.к. горы были рядом,а с северной стороны аэродрома то ли степь ,то ли полупустыня. Так вот стали мы замечать.что кому-то из техников лень в туалет бегать в холодную погоду и он стал пристраиваться за душевой по большому делу. Проследили и установили .кто у нас этим балуется. Однажды сидели за столами и заполняли формуляры,а этот товарищ как раз решил по большому сходить. У нас уже все было в душевой приготовлено. Пока он снимал и расстегивал зимний технический комбинезон в душевую прошел другой наш техник (фамилии по давности не упоминаю). Как только страждущий присел ,второй аккуратно выставил из душевой ему под зад совковую лопату и по окончании процедуры убрал ее опять внутрь душевой. Прежде чем надеть обратно штаны опроставшийся оглянулся посмотреть,чего он навалил. К его изумлению ничего на снегу не было, он приспустил комбинезон и исследовал внутри штанов ,но там тоже ничего не было,тогда он слегка успокоившись пришел к нам и сел опять заполнять формуляр. Тут почти хором все остальные взмолились:" Ребята,кто воздух испортил? Живым несет!" Вот тут наш зас...ец рванул на улицу в туалет и там, сняв штаны, стал из них вытряхивать. И только наш хохот его остановил. Больше он под ушевую не садился.

82-й: Из материалов общественной группы "Анонимные авиамеханики": Все выше, и выше, и выше! Солнце светит в Вышнем Волочке На казарм островерхие крыши! Слышишь, слышишь, слышишь! Прошлого в памяти шаги звучат И ты от волнения глубже дышишь! Бац, бац, бац! Сто пятьдесят пар ног Вбивают подошвы сапог в плац! И-и-расс, расс, расс! Яростный голос старшины роты Гонит вперед нас! ШМАС, ШМАС, ШМАС! Младших специалистов для ВВС Готовят в Волочке из нас! Грум, грум, грум! Эхо от монастырских стен отражает В ногу идущей колонны шум! Пой, пой, пой! Песня наша строевая Вокруг покрывает шум любой! Там где пехота не пройдет! Где бронепоезд не промчится! Тяжелый танк не проползет! Там пролетит стальная птица! Стой, стой, стой! Где-то далеко труба поет: Одиннадцатой роте – Отбой! Теперь мне лишь по ночам снится: Молодость, голубые погоны, пропеллеры, Размах птичьих крыльев в петлицах...

Хан: Взято из ветки "Анектоды и приколы" Авиационного форума 10 признаков, что вы офицер 1. На дне вашего стакана периодически появляются звёздочки. 2. Вы носите звёздочки, но не вы октябрёнок. 3. Вы можете повышать голос на прапорщика, но вы не его жена. 4. Вы можете наплевать на приказ старшего сержанта. 5. Вы должны жёстко любить солдат. Причём, за деньги, получаемые от государства. 6. В каждом крупном городе существует Дом таких, как вы. 7. Два пальца вы суёте не в рот, а между лбом и козырьком. 8. Вы считаете, что книги читают только бездельники и дежурные по части. 9. Ваша военная специальность позволит вам в отставке легко устроится охранником. 10. Ваше сердце под прицелом. 10 признаков того, что вы прапорщик 1. Вы точно знаете, чего будет не хватать в первые дни войны. 2. У вас и кот в сапогах, и жена в сапогах, и тёща в сапогах, и дети. Новеньких, будто только что со склада. 3. Ваш дом - полная фляга. Или канистра. 4. Вы искренне ненавидите тех, кто ворует и попадается. Такие позорят светлое звание прапорщика. 5. Вы бы отдали честь, да руки заняты. 6. Ваши звёздочки на погонах сделаны из маршальских. 7. Вы считаете офицеров никчёмными инфантильными белопортяночниками. 8. Килограмм масла вы легко отрезаете на глаз, даже не взвешивая! Вот так! Нет, сынок, даже чуть-чуть меньше, дай-ка я обратно отрежу. 9. Из всех команд вас касается только "Вспышка на складе!" 10. Должно быть десять признаков, а их всего девять, потому что один признак вы списали. 14 признаков того, что вы солдат 1. Вам всё время хочется есть, спать, курить и отправлять естественные надобности. 2. Вы всё делаете бегом. Даже спите и бегаете. 3. Вы высыпаетесь за сорок пять секунд. 4. Вы стойко переносите все лишения и тяготы куда скажет старший по званию. 5. Оказывается, мирное и чистое небо над страной напрямую зависит от уборки расположения, а тем более туалета. 6. Вы гладите сапоги утюгом. 7. Вы ночами зависаете не в Интернете, а над баком с картофаном. 8. От всех болезней вам помогает зелёнка. 9. Слово "пилотка" вдруг обрело для вас приличный смысл. 10. Из вас делают настоящего мужчину другие мужчины. 11. Вам еще повезло, что у вас такой старшина. 12. Вам разрешили Машку за ляжку и козу на возу. 13. Для вас навсегда останется загадкой, кто, а самое главное, зачем ворует по ночам хлястики с шинелей. 14. Вы не нарушали Присяги, а вас уже пару раз постигла суровая кара со стороны товарищей по оружию.

Serega: Ядовиты солдатские шутки! "Лучше иметь дочь проститутку, чем сына ефрейтора." "Ефрейтор в авиации, как ..куй в канализации." Вот хохлы, говорят, за лычки мечтали. Не брезговали и ефрейторскими. В моей служебной практике, ну может кроме ШМАСа, ефрейторы всегда были объектом насмешек и розыгрышей. Сержантами жаждали стать многие, но о ефрейторском звании старались не упоминать. Многие, кому присваивали ефрейтора, и дальнейшего продвижения в званиях не случалось, упрямо нарушали уставные требования и под страхом серьезных дисциплинарных взысканий не пришивали лычки, стараясь оставаться хотя бы внешне рядовыми. Так было с моим первым начальником - старшим объекта "Чернослив" ефр. Сергеевым Сергеем Сергеевичем, который был вынужден лишь перед дембелем, когда его уже перевели с объекта в расположение светодивизиона дожидаться дембельской участи, пришить лычки, но на дембель он поехал, имея в запасе погоны рядового, намереваясь в родной тульской деревне отцепить ненавистные. В Овруче Толик Замитайло, знатный мой кореш (между прочим 100%-ный хохол с-под Винницы), несколько месяцев упирался, неоднократно имел конфликты на разводе, заступая деж.по роте, пока комбат не пригрозил "губой". Но на шинель лычки так и не пришил (не знаю, в каком звании уехал на дембель, поскольку я дембельнулся раньше всех). Другой наш ефрейтор радиовзвода кореец Чен настолько застолбил за собой репутацию раздолбая, что и в сумбуре своего увольнения в запас (осенники 81-го года у нас после серьезной дисциплинарной провинности разом покидали часть всем призывом за два часа до Нового года) не имел ефрейторского звания на погонах. У меня по моей солдатской молодости ефрейтор проскочил незаметно. Сперва в начале мая 81-го ефр.Сергеева взводный забрал с "Чернослива" в часть, оставив на объекте старшим меня. 8-го мая все начали обрывать наш телефон, прикалывая меня ефрейторским званием, ну и всем тем, от чего так плохо канализация воняет. Причем лично до меня никто из командиров подобного приказа не доводил. А уже 10-го мая вышел приказ о назначении меня замкомвзвода в учебный взвод и присвоении звания мл.сержант. У меня даже в военном билете не было записи о присвоении ефрейтора, только в учетной (?) карточке. Но когда перед дембелем мне присвоили ст.сержанта, - О! народ опять позлорадствовал от души по поводу одной лычки.

Хан: В ШМАСе в Алуксне звание ефрейтор присваивали после принятия присяги следующим образом - строился взвод в четыре колоны естественно по росту, где первыми стояли самые высокие ребята, вот они и назначались ком. отделений с присвоением звания ефрейтор. В полку присваивали ефрейтора в качестве поощрения (приравнивалось на уровне отпуска), но действительно лычку мало кто на погоны пришивал. Также ефрейтора иначе как "пес" не называли и самый большой масел т.е кость с котелка в столовой по праву принадлежал ему (даже из-за соседних столов передавали).

Серый: У нас в полку на моей памяти ефрейторов 5-7 было,но с "соплёй" на погонах ходил только один, он при штабе писарем был, остальные цепляли её только после разгона старшины, но потом постепенно лычки опять "расстворялись", но это на х/б, а вот на "парадке" точно помню, у всех кому положено они присутствовали, мне как сержанту приходилось за этим следить, иначе старшина обещал из моих двух мл.сержанта, сделать мне тоже одну.У нас ефрейтора между собой по приколу называли:"переё-ный солдат или недоё-ный сержант ."А в принципе рядовой, ефрейтор или сержант- всем было по-барабану, ценили человека за личные качества в быту и работе.Отличались только условия при несении внутренней и караульной службы, ефрейтору порой приходилось деж по роте ходить, а вот при подмене роты охраны в карауле мне будучи молодым сержантом один раз пришлось часовым постоять из-за переизбытка сержантов (мы только с сержантских курсов(3 чел), а "дембеля"-сержанты ещё не уехали), ну соответственно в число разводящих мы не попали.Но были личности в ШМАСе которые с гордостью носили это "почётное" воинское звание, давали их где-то после 2-х месяцев службы особам особо приближённым зам.ком.взвода, порядка 1-2 чел на взвод.

Serega: Нет, ну, если говорить за ШМАС, то и там (по крайней мере у нас в Чорткове) особенности назначения командиров отделений с присвоением ефрейтора не поддавались какой-то логике. Двое, Саня Карелин и Игорь Чуйко, действительно были первыми по росту в своей шеренге, да и вообще взрослые, умудренные жизненным опытом ребята с Ворошиловградчины(Саня несколько лет работал шахтером, а Игорь закончил техникум), а дальше, видимо, сыграли роль личные взаимоотношения и успехи лизоблюдства. Серега Шматков, каменск-шахтинский рас(3,14)здяй, уже во время курса молодого бойца успел оказать услуги и взводному по ремонту личного жилфонда, и еще кому-то за две недели секретной командировки, за что и был воспроизведен в командиры отделения. А Стас Лукеровас (чуток повыше меня) - фиг знает за что. Короче, литовец. Еще у нас звание ефрейтора давали комсоргам взводов, коим был Саня Тревогин. Правда, Шматко (мой комод) вскоре угодил в какой-то темный залет, о чем ни он, ни командиры не приоткрыли завесы тайны, потихоньку тока лычку спороли, а до конца ШМАСа вместо него комодом был Тревогин.

Виктор Х: Уходя служить в армию, меня старший брат предупреждал неусердствовать перед командирами, особенно малого ранга, дабы не нарваться на звание ефрейтор. В ШМАСе мне негрозило, А в полку мне сначала сулили должность ст. механика - звание ефрейтор, соответственно прибавка к жалованию, но неповезло назначили ком-ром отделения и присвоили мл. с-та. Мотивация брата (по тем временам) звучала так: "Ефрейтор- это передолбаный солдат и недодолбаный сержант." Нелепо. Ведь многим это звание присваивали именно за какие-то преимущества перед остальными, а "за прогиб спины" это единицы.

Юрий: Если посмотреть на мою аватарку ,то видно,что я был ефрейтором и ничего плохого в этом не вижу.Причем носил это звание со шмас ДО ДЕМБЕЛЯ. А получил к дню Советской Армии в 1967 году ,когда проходил месяца два командиром отделения,как тут писали - "понравился" ,наверное. У нас в то время не было особых предубеждений перед званиями и служить вроде бы старались по совести, поэтому и махровой дедовщины не было. Ну ,а во взводе я был старше всех на пару лет,т.к. задержался в институте и пошел служить через пару лет после своих сверстников,ну,а вернулись почти вместе.Я уже писал,что единственное нарушение,которое допускали в мое время ефрейторы (и нам сходило с рук до поры до времени) это еще и сержантская нашивка в петлице (у ефрейтора ее не должно быть). Такчто у моряков был старший матрос,а у наземных -ефрейтор и от этого никуда не деться. И поговорка : "Говорят,что собака друг человека,так уж лучше я обниму ефрейтора" и ко мне относится.

Ion Popa: А у нас была традиция перед дембелем добавлять всем по одной лычке. Так сержанты превращались в ст. сержантов, младшие сержанты - в сержантов, ефрейтора - в мл. сержантов, ну, а рядовые, соответственно, в ефрейторов. Так что на дембель все уезжали, как минимум, с ефрейторской лычкой. Вот и мне присвоили ефрейтора в последний день службы. Утром, на разводе, зачитали приказ, а вечером все шесть метеодембелей уже разъехались по домам.

Serega: Армия наша хоть и великая по своему значению, но и никогда не испытывала недостатка в замечательных чудаках (откровенных дураков пропустим), без которых служба превратилась бы в черно-белую рутину. Жаль, что времени утекло уже больше, чем надо, почти все приколисты забылись. Сколь не силился припомнить, не мог вспомнить фамилию командира взвода РТО Чортковского светодивизиона. Капитан был даже внешних данных, как не из той оперы. Возьмите плюшевого медвежонка, оденьте офицером, - вот такой он и был. Да еще профессионализм из него сыпался, как опилки из распоровшегося брюха, короче, бойцы не упускали случая, чтобы не разыграть своего командира. Однажды на "Агрегате" (точка прожектористов на аэродроме) затянулся ремонт ЗиЛа под зенитным прожектором. Ничего в общем-то сверхсущественного, просто бойцы филонили. Ну, "Мишка плюшевый" решил разобраться, приехал с "наездом", а бойцы тут же парировали: "Товарищ капитан, блин, ключей на 25 не можем дождаться с автопарка!" (если помните, в то время ГОСТом такой размер не предусматривался).Ну ё-моё, разобраться раз плюнуть. На следующий день по окончании развода, когда командиры подразделений отдают распоряжения и ставят задачи своим подопечным, ну иль просто судачат, пока комбат всех не разгонит, к взводу РТО подошел зампотех майор Скиданенко, тут, к слову, "Мишка" и выдал по заднее число майору, что это такое, прапорщик...(из автопарка) его бойцам ключа на 25 не может достать!!! Скиданенко посмотрел на него взглядом непроспавшегося хроника: "Ты чё меня дурнее себя считаешь?!" Батальон, как пулеметом, буквально весь скосило... ...Пришло новое время. Смотрю в магазинах в наборах ключей и на 15, и на 25...А "Мишка плюшевый" зрил в корень!

Ник: В годы моей службы блуждала такая поговорка: ефрейтор в авиации - как хрен в канализации! Через некоторое время сбылось!

qoqa 1946: А у нас говорили, хохол без лычки, что справка без печати.



полная версия страницы