Форум » Курилка » Хорошие стихи » Ответить

Хорошие стихи

Помор: Очень хорошие стихи! http://www.protu-154.com/forum/viewtopic.php?t=5537&start=0&postdays=0&postorder=asc&highlight=&sid=5036f8be2f76f5660611d9204ffd5869

Ответов - 17

82-й: Надо вспомнить сегодня. Слова и музыка В.Высоцкого Я - "Як", истребитель, - мотор мой звенит, Небо - моя обитель, - А тот, который во мне сидит, Считает, что он - истребитель. В этом бою мною "Юнкерс" сбит - Я сделал с ним, что хотел, - А тот, который во мне сидит, Изрядно мне надоел! Я в прошлом бою навылет прошит, Меня механик заштопал, - А тот, который во мне сидит, Опять заставляет - в штопор! Из бомбардировщика бомба несёт Смерть аэродрому, - А кажется - стабилизатор поет: "Мир вашему дому!" Вот сзади заходит ко мне "Мессершмитт", - Уйду - я устал от ран!.. Но тот, который во мне сидит, Я вижу, решил - на таран! Что делает он?! Вот сейчас будет взрыв!.. Но мне не гореть на песке, - Запреты и скорости все перекрыв, Я выхожу из пике! Я - главный, а сзади... Ну, чтоб я сгорел! - Где же он, мой ведомый? Вот он задымился, кивнул - и запел: "Мир вашему дому!" И тот, который в моем черепке, Остался один - и влип, - Меня в заблужденье он ввёл - и в пике Прямо из мёртвой петли. Он рвёт на себя - и нагрузки вдвойне, - Эх, тоже мне - лётчик-ас!.. Но снова приходится слушаться мне, - Но это - в последний раз! Я больше не буду покорным - клянусь! - Уж лучше лежать на земле... Но что ж он не слышит, как бесится пульс: Бензин - моя кровь - на нуле! Терпенью машины бывает предел, И время его истекло, - И тот, который во мне сидел, Вдруг ткнулся лицом в стекло. Убит! Наконец-то лечу налегке, Последние силы жгу... Но что это, что?! Я - в глубоком пике, - И выйти никак не могу! Досадно, что сам я не много успел, - Но пусть повезёт другому! Выходит, и я напоследок спел: "Мир вашему дому!" 1968

82-й: ГОРЬКИЙ ХЛЕБ Памяти Владимира Булушева, павшего при атаке на Красное Село в январе 1944 года; памяти моего старшего брата, которому навсегда двадцать четыре… На холмик рядышком – стопку И ломтик от хлебной пайки. Свинтим у фляжки пробку, Смахнём слезу без утайки. Далёкая годовщина, Давние горькие дали. Но старая эта причина, Как прежде, на сердце давит. Не гаснет от времени горечь Той чёрной январской даты… Вернёмся в метельную полночь, Без слов помянем солдата. Наполнем стаканы и встанем Над нашим безлюдным застольем, Не оскверняя память Бессмысленным суесловьем. В солдатской святой печали Пусть память наша крепчает. Помянем павших молчаньем, Как раньше, сжав зубы, молчали. Выпьем без разносолов На этом пиру невесёлом. И пусть будет трижды горькой Нам горького хлеба корка. Сегодня не крупная дата Сегодня не круглая дата. Просто – убили брата. И я поминаю брата. Тогда он считался старшим. Теперь – и до века! – младший, Под Красным Селом пав где-то За наши многие лета. Стопка до края долита. И навсегда недопита. …Январское черное небо. И корка горького хлеба. Автор: Павел Булушев СТАРЫЕ ПИСЬМА В 1944-м, когда фронт наконец отодвинулся далеко от стен Ленинграда, единственной формой общения с мамой стала полевая почта. Нужно ли говорить, как ждали наши мамы этих военторговских открыток или самодельных треуголок – коротеньких, написанных наспех, но несущих с войны самое главное для мамы известие: сын жив! После того, как погиб мой старший брат – гвардейский строевой офицер, - я и придумал ту хитрость, о которой рассказывается в стихотворении. Я не держал её в секрете от друзей. Хитрость быстро завоевала популярность, и в полку у автора появилось много последователей. Правда, мама потом говорила, что сразу же разгадала мою уловку. Ты прости, я тогда обманул тебя, мама. Всё обман: и открытки, и та телеграмма. Всё – строка за строкою – наивный подлог. Но иначе тогда поступить я не мог. Пожелтевших страниц вновь шуршит листопад. Мама их сберегла. Я читаю листки. Их писал девятнадцатилетний солдат. Я тогда обманул тебя, мама. Прости! Одинаков их текст: «Жив-здоров и – в резерве. Пусть хоть это избавит тебя от седин. Обо мне не тужи, береги свои нервы. Как у бога за пазухой младший твой сын!» Так я врал. Врал почти исступленно, Загодя сделав открыток запас. И по штуке сдавал через день почтальону, Если он, почтальон, добирался до нас. А вот это письмо, что надрезано пулей, Я отправил, оставшись от взвода один: «Жив! В резерве! Вот так-то, мамуля! Как у бога в гостях тут последний твой сын!» Пожелтевших страниц отшумел листопад. Разыскав те листки средь бумажного хлама, Их читает давно поседевший солдат. Ты прости! Я тогда обманул тебя, мама. Автор: Павел Булушев http://vif2ne.ru/nvk/forum/archive/1145/1145494.htm

МИГ: Самодельные: Призыв,военкомат,дорога - цель Проехав полстраны,тогда еще великой Мы открывали в будущее дверь Чтоб авиации испить хмельной напиток Погоны голубые - лучше нет Цвет неба на плечах мальчишек юных Мы дали авиации обет Служить ей,ни о чем другом не думать Вот самолет на форсаже уходит в воздух А в капонире пот смахнув со лба Стоит солдат,механик,мальчик,воин Не променяющий все это никогда И ни на что,хоть жизнь потом пошла иначе Лишь в небе услыхав знакомый шум винтов Всегда поднимет взгляд на самолет механик Слагая в голове прерывистую ниточку стихов.

Ggrijdi68: С великим уваженьем к ветеранам,на фоне всех прочитанных стихов не обнажая как Высотский раны хочу в строке поднять замковзводов еще вчерашние курсанты на бремя власти ставлены не каждому даны таланты людей готовить для войны.но краткий помысл командирский становит выбор на тебе и ты замок вроде не низко и благодарным быть судьбе вполне созрели предпосылки уже не дух, не в полк,посылки что открывают при тебе над головой заносят выбор ты либо черт либо ты идол. . .вам,техникам авиа метала учебки напреженьe в забытье,а я замок,для неба мало но все что было,то мое!

Тестов: [url= http://www.byavia.net/forum/viewtopic.php?t=1114981&view=previous ]стихи[/url] На авиационном форуме Белоруси нашёл стихи о полке, который обслуживал. Строки из стихотворения :"Прости нас, Белорусская земля!" остались на одном из Ту-22, что стоит экспонатом в музее ДА в городе Энгельсе.

82-й: http://www.youtube.com/watch?feature=player_detailpage&v=TJrb265cVaA Слова для песни сочинил поэт Наум Олев. Поёт Борис Чипурин. СОСНЫ Сосны с непокрытой головою Вдоль дорог судьбы моей стоят, И порой пьянящий запах хвои Вдруг оглушит как шальной снаряд. И назад отсчитывая вёсны Жизнь моя пройдет передо мной. Море, дюны, мы с тобой и сосны, Сосны с непокрытой головой. Время не щадит воспоминаний, Их смывает как песок волна. Но стоят всё время между нами Море, дюны, сосны и война. Всё кругом опять светло и просто, Для кого-то вновь шумит прибой. Как и я, седыми стали сосны, Сосны с непокрытой головой.

82-й: ОДИНОКАЯ ПТИЦА http://www.youtube.com/watch?v=-h2F6cm1YWE ПАДШИЙ АНГЕЛ http://www.youtube.com/watch?v=OV4s1pWvFKg

Тестов: С удовольствием послушал и посмотрел "Наутилус".Открывая по ссылке "Падший ангел"увидел клип "Северодвинск" на песню Игоря Юрьевича Воронцова на стихи Сергея Михайловича Сашина. Многие северодвинцы хотели, чтобы именно эта песня была гимном города.Но Сергей Сашин живёт в Домодедово и в городе нашем впервые побывал года 4-5 назад.К тому времени депутаты уже утвердили гимн города...Многие знают песни Сергея Сашина "Натуральный блондин","Необыкновенная","Почти как боги","Твой день рождения", "Да здравствует сцена!", "Любовь - холодная война". Крайний раз общался с Сергеем в городе на 75-летии "Северодвинского Дворца молодёжи ("Строитель")" в прошлые выходные... В клипе увидел более десятка знакомых. Спасибо ещё раз за ссылки, уважаемый 82-й!Ютюб иногда дарит не жданные подарки.

Тестов: "Иронию судьбы" смотрел в детстве, как и все советские мальчишки. И песни из неё выучил все и сразу. За службу в Мачулищах, в 1983-84 годах, в Доме офицеров был два раза. Первый раз что-то разгружал с "ЗиЛка сто тридцатого" и носил в какой-то кабинет. В позже повезло попасть на сольный концерт Галины Бесединой. Пела она под 12-струнную гитару. Гуляя по сети нашёл запись с "Песни года".Чудные стихи Марины Цветаевой, музыка - тут простите не могу найти эпитетов - Микаэла Таривердиева. "Мне нравится": http://www.youtube.com/watch?v=CqwYKgOqRVs

Тестов: Наверное, старым становлюсь, сентиментальным, но при пронзительных звуках трубы наворачиваются на глаза слёзы... У меня не было ни одного знакомого, кто был на "Курске" в последнем походе 12 августа 2000 года. О гибели "Курска" услышал от заместителя начальника нашего Северодвинского МРО налоговой полиции. Виктор Анатольевич окончил ВВМУ радиоэлектроники имени Попова, ходил штурманом на двух типах АПЛ, затем курсы оперов военной контрразведки и обслуживание Нёноксинского полигона, а из военной контрразведки пришёл он в налоговую полицию. Как он возмущался ложью, которая лилась широким потоком с экранов. "Ну как АПЛ может лечь на грунт!!!Они понимают, о чём врут?!! Там то ли аккумуляторные батареи взорвались, то ли на мину налетели. Спасать ребят надо!!!"- кипятился он...Как оказалось, знал он пятерых из последнего экипажа "Курска"... "Курс" строился у нас на "Севмаше", многие заводчане ходили на испытания, знали первый экипаж крейсера. Из 118 членов экипажа на борту "Курска" было четверо северодвинцев... ДДТ "Капитан Колесников", послушать и посмотреть тут: http://www.youtube.com/watch?v=xoKD2_bLyDg

Ник: Женщины о нас, любимых! Люблю мужчин!... за то, что по-мужски От них звучат глаголы при спряжении... Одеколоны, брюки, кадыки... И как-то угловаты при смущении... За то, что гладко выбрита щека, А через пару суток - под щетиной... Мужская доля, кстати, нелегка - Я думаю - непросто быть мужчиной! Люблю я этих нехристей (пардон)!!! В них все по-марсиански непонятно... Но если где звучит по тексту "он", Я чуть не глохну, до того приятно! Люблю мужчин, и дедов, и отцов - За то, что от мужчин родятся дети, Да и вообще... к чему тут много слов? Ведь им подобных просто нет на свете!!!

Ник: Скажите, Вы когда-нибудь любили? http://www.youtube.com/watch?v=oC9Psj56jhY

Kinggraf: Евтушенко Евгений Заклинание Весенней ночью думай обо мне и летней ночью думай обо мне, осенней ночью думай обо мне и зимней ночью думай обо мне. Пусть я не там с тобой, а где-то вне, такой далекий, как в другой стране,— на длинной и прохладной простыне покойся, словно в море на спине, отдавшись мягкой медленной волне, со мной, как с морем, вся наедине. Я не хочу, чтоб думала ты днем. Пусть день перевернет все кверху дном, окурит дымом и зальет вином, заставит думать о совсем ином. О чем захочешь, можешь думать днем, а ночью — только обо мне одном. Услышь сквозь паровозные свистки, сквозь ветер, тучи рвущий на куски, как надо мне, попавшему в тиски, чтоб в комнате, где стены так узки, ты жмурилась от счастья и тоски, до боли сжав ладонями виски. Молю тебя — в тишайшей тишине, или под дождь, шумящий в вышине, или под снег, мерцающий в окне, уже во сне и все же не во сне — весенней ночью думай обо мне и летней ночью думай обо мне, осенней ночью думай обо мне и зимней ночью думай обо мне. 1960

82-й: * * * На Земле безжалостно маленькой жил да был человек маленький. У него была служба маленькая. И маленький очень портфель. Получал он зарплату маленькую... И однажды — прекрасным утром — постучалась к нему в окошко небольшая, казалось, война... Автомат ему выдали маленький. Сапоги ему выдали маленькие. Каску выдали маленькую и маленькую — по размерам — шинель. ...А когда он упал — некрасиво, неправильно, в атакующем крике вывернув рот, то на всей земле не хватило мрамора, чтобы вырубить парня в полный рост! 1969 Роберт Рождественский

VL-Nik: О ЕСЕНИНЕ Под вой и плач своей метели Ушел «Инонию» искать. Обрезал нитку у кудели, И в шушуне рыдает мать. Погиб наш клен желтоголовый, Сжигаемый своим огнем; Конец его такой неновый, Но память не умрет о нем. Приду ль к могиле поклониться Россию певшему в метель? Я знаю: все ему простится За камышовую свирель. Николай Евсеев Париж. Январь 1928 3 Октября 1895 - 28 Декабря 1925 РУСЬ СОВЕТСКАЯ. А.Сахарову Тот ураган прошел. Нас мало уцелело. На перекличке дружбы многих нет. Я вновь вернулся в край осиротелый, В котором не был восемь лет. Кого позвать мне? С кем мне поделиться Той грустной радостью, что я остался жив? Здесь даже мельница – бревенчатая птица С крылом единственным – стоит, глаза смежив. Я никому здесь не знаком, А те, что помнили, давно забыли. И там, где был когда-то отчий дом, Теперь лежит зола да слой дорожной пыли. А жизнь кипит. Вокруг меня снуют И старые и молодые лица. Но некому мне шляпой поклониться, Ни в чьих глазах не нахожу приют. И в голове моей проходят роем думы: Что родина? Ужели это сны? Ведь я почти для всех здесь пилигрим угрюмый Бог весть с какой далекой стороны. И это я! Я, гражданин села, Которое лишь тем и будет знаменито, Что здесь когда-то баба родила Российского скандального пиита. Но голос мысли сердцу говорит: «Опомнись! Чем же ты обижен? Ведь это только новый свет горит Другого поколения у хижин. Уже ты стал немного отцветать, Другие юноши поют другие песни. Они, пожалуй, будут интересней – Уж не село, а вся земля им мать». Ах родина! Какой я стал смешной. На щеки впалые летит сухой румянец. Язык сограждан стал мне как чужой, В своей стране я словно иностранец. Вот вижу я: Воскресные сельчане У волости, как в церковь, собрались. Корявыми, немытыми речами Они свою обсуживают «жись». Уж вечер. Жидкой позолотой Закат обрызгал серые поля. И ноги босые, как телки под ворота, Уткнули по канавам тополя. Хромой красноармеец с ликом сонным, В воспоминаниях морщиня лоб, Рассказывает важно о Буденном, О том, как красные отбили Перекоп. «Уж мы его – и этак и разэтак, – Буржуя энтого… которого… в Крыму…» И клены морщатся ушами длинных веток, И бабы охают в немую полутьму. С горы идет крестьянский комсомол, И под гармонику, наяривая рьяно, Поют агитки Бедного Демьяна, Веселым криком оглашая дол. Вот так страна! Какого ж я рожна Орал в стихах, что я с народом дружен? Моя поэзия здесь больше не нужна, Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен. Ну что ж! Прости, родной приют. Чем сослужил тебе – и тем уж я доволен. Пускай меня сегодня не поют – Я пел тогда, когда был край мой болен. Приемлю все. Как есть все принимаю. Готов идти по выбитым следам. Отдам всю душу октябрю и маю, Но только лиры милой не отдам.. Я не отдам ее в чужие руки, Ни матери, ни другу, ни жене. Лишь только мне она свои вверяла звуки И песни нежные лишь только пела мне. Цветите, юные! И здоровейте телом! У вас иная жизнь, у вас другой напев. А я пойду один к неведомым пределам, Душой бунтующей навеки присмирев. Но и тогда, Когда на всей планете Пройдет вражда племен, Исчезнет ложь и грусть, – Я буду воспевать Всем существом в поэте Шестую часть земли С названьем кратким «Русь». 1924г.

82-й: Вадим Шефнер Марсианин Легенда 1 Марсианин умирал На Земле моей, С Марса он к себе не ждал Белых кораблей. В телескоп он разглядел, Что у нас — беда, Добровольцем прилетел Именно сюда. В партизанский наш отряд Заявился он, Не гражданский, не солдат, А в бою — силен. С нами он, как друг и брат, В смертный бой ходил, Он трофейный автомат Сам себе добыл. 2 Марсианин умирал Средь земных людей, Он медпомощи не ждал Со звезды своей. Не страшась в тяжелый час Никаких невзгод, Он на Марск ради нас Полный взял расчет. С нами радость и беду Он делить привык, Быстро, прямо на ходу Выучил язык. Был он доброй шутке рад, Не заносчив был, В самокрутке самосад Запросто курил. -- Что на Марсе за народ? -- Спрашивали мы. -- Есть ли рощи, синий лед, Снежные холмы? -- Есть ли страны, рубежи, Золото и сталь? Есть ли там любовь, скажи, Есть ли там печаль? Он болтать был не мастак, Он курил, молчал, На вопросы наши так Кратко отвечал: -- Есть любовь и есть оказ, Есть закатный свет, -- Все там -- вроде как у вас, Только смерти нет. Там, на Марсе на моем, Жизнь всегда в цвету. Я вам как-нибудь о нем Лекцию прочту. 3 Марсианин умирал На Земле моей, С Марса он сюда не ждал Белый кораблей. Он, громя врага в упор В боевом строю, У деревни Спасский двор Отдал жизнь свою. Лежа в мерзлом лозняке, пулею сражен, На нездешнем языке Тихо бредил он. Он сквозь горестную дрожь Продолжал твердить Слово все одно и то ж, -- Имя, может быть? Он глядел в ночную тьму, В звездную метель, Я под голову ему Подложил шинель. С дальней родины своей Не сводил он глаз, Протянул он руки к ней -- И ушел от нас. И его среди зимы Схоронили здесь. Толком не узнали мы, Что на Марсе есть. 1958

Ник: Милые заморские соседи, Сытые, вальяжные, как боги, Не будите русского медведя. Пусть он мирно спит в своей берлоге. Не мешайте царствовать и править, Есть и пить, покуда сердце бьётся. Вы себе не можете представить, Чем для вас всё это обернётся! Вы уже не раз его пинали, Унижали, посыпали пылью, На берёзе русской распинали, Жгли огнём и в омуте топили. И когда уверенность в победе Доводила вас до сладкой дрожи, Рык утробный русского медведя Раздавался вдруг у вас в прихожей. Что ж вам, братцы, дома не сидится? Так и тянет, прилетев на запах, Щедрую российскую землицу Взять и отобрать у косолапых! Сколько лет мыслишкою лукавой Ваши переполнены газеты, Мол, "какое мы имеем право На одну шестую часть планеты!?" Мы сюда пришли по божьей воле, Честь свою ничем не замарали. И не вам судить о нашей доле! Мы своё богатство не украли. Наши нерушимые основы – Паруса, полозья да подковы, Беринги, Хабаровы, Дежнёвы, Ермаки, Поярковы, Зайковы. Дамы, господа, синьоры, леди, За черту ступая ненароком, Не дразните русского медведя: Ваше баловство вам выйдет боком. Вы его обманете стократно, В кабаке обчистите до нитки, Ведь у вас любая милость – платна, Ваши боги – золотые слитки. Ваше кредо – разделяй и властвуй, Ваша правда – это правда Силы. Вы привыкли восседать над паствой, Неугодных одарив могилой. А вот русский в каждом видит брата, Не приемля скаредность и лживость. Для него всего важнее – Правда, А всего дороже – Справедливость. Потому со дна любого пекла, Где никто другой не сможет выжить, Русский вдруг поднимется из пепла, Из трясины и дорожной жижи. Выветрит угар кровавой битвы, В чистом роднике омоет очи, Пред иконою прочтёт молитвы... И придёт к вам в дом однажды ночью. Весь пропахший порохом и кровью, Поведя вокруг усталым взором, Он замрёт у вас над изголовьем И в глаза посмотрит вам с укором. И пока вы свет не погасили, Спросит он, былое подытожив: -Ты зачем пришёл ко мне в Россию? Или я тебе чего-то должен? Вы поймёте, что пришла расплата. Но платить, как оказалось, нечем. Русский бы простил, наверно, брата. Только ж вы не брат ему, а нечисть. И душонку, сжавшуюся в плоти, Теребя под хмурым взглядом гостя, Вы тысячекратно проклянёте Глупую идею «Дранг нах Остен». Жаждущие новых территорий Для бейсбола, регби или гольфа, Почитайте парочку историй Про Наполеона и Адольфа. Поумерьте пыл парадной меди! Отвечать за глупости - придётся! Не будите русского медведя. Может быть, тогда и обойдётся. Константин Фролов, 25.10.2014.



полная версия страницы