Форум » К годовщине ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! » Кто, что знает о таранах в воздухе, прошу сюда » Ответить

Кто, что знает о таранах в воздухе, прошу сюда

Юрий: Горовец А.К. Таран совершил 6 июня 1943 года в районе деревни Зоринские Дворы Белгородской области. Посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Родился 12 марта 1915 года в деревне Мошканы ныне Сенненского района Витебской области в семье крестьянина. Белорус. Член ВКП(б) с октября 1939 года. Окончил 7 классов средней школы. Летом 1930 года поступил в техникум в Полоцке, но заболел тифом и вынужден был вернуться на родину. После выздоровления переехал к сестре в Витебск. Работал слесарем во 2-м Сантехстрое и одновременно учился в аэроклубе. В РККА с 1932 года. В 1935 году окончил Ульяновскую авиационную школу инструкторов Осоавиахима. Направлен лётчиком-инструктором в аэроклуб города Шахты Ростовской области. В 1939 году окончил курсы командиров звеньев в Кировограде. По возвращении в Шахты стал командиром звена, затем отряда. В декабре 1939 года избран депутатом Шахтинского райсовета. Позже стал начальником лётной части аэроклуба. 25 июня 1941 года вновь призван в армию. Служил командиром звена в 20-й военной авиационной школе лётчиков первоначального обучения Северо-Кавказского фронта. На фронтах Великой Отечественной войны с июля 1942 года. Воевал в составе 166-го истребительного авиационного полка (217-я истребительная авиационная дивизия, 4-я воздушная армия, Северо-Кавказский фронт). Летал на истребителе ЛаГГ-3, потом освоил Ла-5. К июлю 1943 года произвёл 74 боевых вылета, в 10 воздушных боях сбил лично 2 и в группе 6 самолётов противника. Заместитель командира 1-й эскадрильи 88-го гвардейского истребительного авиационного полка (8-я гвардейская истребительная авиационная дивизия, 5-й истребительный авиационный корпус, 2-я воздушная армия, Воронежский фронт) гвардии старший лейтенант Горовец А.К. 6 июля 1943 года вылетел в составе эскадрильи под командованием В.И.Мишустина на патрулирование в районе Владимировка - Кочетовка - Зоринские Дворы - Ольховатка. Когда эскадрилья после выполнения задания возвращалась назад, Горовец со своим ведомым В.Рекуновым летели замыкающими. Неожиданно их пару атаковали "мессершмитты". Прикрывая ведущего, Рекунов бросился им навстречу. В это время Ковзан заметил группу из 20 вражеских бомбардировщиков Ju-87. Рация на самолёте Горовца видимо вышла из строя и он не смог сообщить своим товарищам о появлении противника. Пока ведемый дрался с "мессершмиттами", он развернул свой истребитель и один бросился на бомбардировщиков. Первой же очередью сбил флагмана. Горовец стремительно атаковал следующего врага. Он бил с короткой дистанции, подводя истребитель почти вплотную к бомбардировщикам. Вспыхнул и развалился в воздухе на куски второй "юнкерс", затем загорелся третий. Строй немцев распался, они стали рассредотачиваться, а Горовец всё снова и снова дерзко шёл в атаку. Так он сбил 8 самолётов противника. Когда был израсходован боезапас, он нанёс удар винтом по хвостовому оперению девятого бомбардировщика. Возвращаясь на повреждённом самолёте на свой аэродром, Горовец попал под неожиданный удар четырёх вражеских истребителей FW-190. Он начал маневрировать, уворачиваться от вражеских очередей, но силы были слишком неравными. Его самолёт был подбит и отвесно пошёл к земле. Горовец открыл фонарь и дёрнул кольцо парашюта, но спастись не удалось. Самолёт упал в воронку от крупной авиабомбы и его засыпало землёй. Горовец А.К. - единственный лётчик, сбивший такое количество самолётов в одном бою. 28 сентября 1943 года ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени, медалями. Горовец числился пропавшим без вести, пока в октябре 1957 года жителями деревни Зоринские Дворы Ивнянского района Белгородской области не был обнаружен самолёт с останками лётчика. Найденные при этом авиационная пушка, пистолет ТТ, партийный билет №2682000, планшет с картой, удостоверение личности, письма хранятся в Центральном музее Вооружённых Сил в Москве. Горовец А.К. был с почестями похоронен в деревне Зоринские Дворы. На месте гибели возле 597-го километра шоссе Москва-Симферополь установлен бронзовый бюст, а в городе Шахты на площади Свободы - памятник Герою. Его имя носили улицы в Москве, Белгороде, Витебске, Богушевске, Шахты, Витебский учебно-авиационный центр, совхоз Сенненского района Витебской области, школы деревни Мошканы и №8 города Шахты, а также многие пионерские дружины. Момориальные доски установлены в Шахтах на зданиях аэропорта и школы №8.

Ответов - 28

Юрий: Елисеев Г.Н. Таран совершил 28 ноября 1973 года в 13.15 в районе Муганской долины и сам погиб. Посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Родился 26 декабря 1937 года в городе Сталинграде (ныне Волгоград) в семье рабочего. Русский. Член КПСС с 1961 года. После окончания средней школы в 1955 году поступил в Батайское военное авиационное училище лётчиков, которое окончил в 1959 году. Служил в различных местах. Последним местом службы стал гарнизон в районе города Вазиани (Грузия). Заместитель командира эскадрильи 982-го истребительного авиационного полка (34-я воздушная армия, Закавказский ВО) капитан Елисеев Г.Н. 28 ноября 1973 года нёс боевое дежурство на аэродроме Вазиани. В районе Муганской долины (Азербайджанская ССР) Государственную границу СССР нарушил самолёт F-4 "Фантом" (T-33 ?) ВВС Ирана. По команде с КП он сначала занял готовность №1, а потом взлетел на истребителе МиГ-21СМ на перехват самолёта-нарушителя. Капитан Елисеев настиг нарушителя недалеко от границы. С земли поступил приказ: "Цель уничтожить!". Елисеев пустил 2 ракеты, но они прошли мимо. С КП поступил приказ капитана Чёрного пресечь полёт противника любой ценой. Елисеев ответил: "Выполняю!". Видимо Елисеев забыл, что его самолёт (единственный в полку) вооружён пушкой, и решил пойти на таран. Он сблизился с самолётом-нарушителем и крылом своего истребителя нанёс удар по его хвостовому оперению. Тот пошёл вниз. Экипаж в составе американского инструктора и иранского учлёта катапультировался и был задержан пограничниками. Самолёт Елисеева после тарана врезался в гору, лётчик погиб. Произошло это в 13.15. За мужество и героизм, проявленные при выполнении задания по присечению полёта самолёта-нарушителя, капитану Елисееву Г.Н. 14 декабря 1973 года посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Награждён орденом Ленина, медалями. Похоронен в городе Волгограде, где его именем названа улица и установлена мемориальная доска. Навечно зачислен в списки воинской части. Семья Елисеева в настоящее время проживает в городе Минске (Белоруссия).

Юрий: Куляпин Валентин Адександрович Куляпин В.А. Таран совершил 18 июля 1981 года в 14.30 в Армении. Награждён орденом Красного Знамени. Родился 9 сентября 1954 года в городе Краснокамске Пермской области в семье служащего. Русский. Член КПСС. Вскоре вместе с семьёй переехал в Пермь. В 1971 году окончил пермскую среднюю школу №132. С детства мечтал поступить в лётное училище, но не прошёл медкомиссию. Пришлось делать операцию. Затем у него отказались принимать документы, так как на 1 сентябре ему ещё не исполнилось 18 лет. Прилось отцу, ветерану войны, напрямую обратиться к начальнику училища, который разрешил Валентину сдавать вступительные экзамены. В 1975 году окончил Ставропольское военное авиационное училище лётчиков и штурманов им. В.А.Судца. Служил в 166-м истребительном авиационном полку ПВО. 18 июля 1981 года Государственную границу СССР на территории Армении нарушил транспортный самолёт Канадэр CL-44 аргентинской авиакомпании со швейцарским экипажем, перевозивший партию оружия в Иран. На перехват с аэродрома Сандар (Грузия) были подняты две пары истребителей Су-15ТМ из 166 иап. Не обнаружив цели и израсходовав всё горючее, они вернулись на аэродром. Тогда на цель был наведён лётчик того же полка гвардии капитан Куляпин В.А. Ему была поставлена задача посадить нарушитель на нашей территории. Обнаружив самолёт-нарушитель на высоте 11000 м, он сблизился с ним и пошёл параллельным курсом. Куляпин стал подавать нарушителю знаки следовать за собой. Тот не реагировал и продолжал лететь в направлении границы. Тогда с КП поступила команда нарушителя сбить. Су-15ТМ (б/н 37) Куляпина был вооружён ракетами дальнего радиуса действия Р-98М. Для их пуска дистанция была недостаточной, а сделать новый заход для атаки уже не хватало времени - нарушитель приближался к границе. Тогда Куляпин решил таранить. Он сблизился с самолётом-нарушителем и со второй попытки нанёс удар фюзеляжем по правому стабилизатору транспортника. После этого Куляпин катапультировался, а CL-44 вошёл в штопор и упал в 2 км от границы. Экипаж погиб. Представлялся к званию Героя Советского Союза. Награждён орденом Красного Знамени. Позже подполковник Куляпин окончил Военно-политическую академию имени В.И.Ленина, после чего был назначен заместителем командира полка по политической части. Был делегатом XIX съезда ВЛКСМ. В настоящее время полконик Куляпин - в запасе.

Юрий: Вот здесь специальный сайт о таранах в воздухе, все о таранах. У кого есть возможность и желание можете почитать.

Admin: Авиация Первой Мировой войны Смысл авиатарана: стоит ли игра свеч? Тараны на Западном фронте

Помор: "Иду на таран!". Как "приближение первое"… Воздушный таран! Этот рискованный прием воздушного боя, который является наивысшим проявлением мужества и воли летчика, еще долго будет притягивать к себе внимание, как историков, так и любителей авиации. Именно воздушным таранам были посвящены вышедшие в последние несколько лет статьи Сеидова И., Абросова С. "Оружие смелых" в "Истории авиации" 1-3/2002, Заблотского А., Ларинцева Р., "На таран!" "Авиация и время" 5, 6/2003, Жирохова М., Каминского О. "Воздушные тараны черноморцев", "Авиамастер" 1/2004. Касались темы воздушных таранов в своих работах М.Э. Морозов и Д. Хазанов. http://allaces.ru/cgi-bin/s2.cgi/links/z_taran.dat

Admin: С вашего позволения переместил эту достаточно серьезную тему сюда из "Курилки", там ей не место!

Юрий: Все праздники перерывал свою библиотеку в поисках книги о таранах,которую прочитал ранее. Но к сожалению не нашел. Однако удалось воспользоваться интернетом и я вспомнил автора книги Л.Жукову и ее книгу "Выбираю таран" 1985 г.выпуска вот здесь можно почитать саму книгу:click here. Это очерки,которые написала женщина,поэтому в них достаточно эмоций, ну и ,естественно,свой взгляд и свое видение данного вопроса. В 1985 году я читал эту книгу с удовольствием,да и сегодня перечитал в интернете некоторые главы.

82-й: ЗЕЛЕНКО ЕКАТЕРИНА ИВАНОВНА 1916-1941. Летчица, Герой Советского Союза (1990, посмертно). Участница советско-финской войны, испытывала бомбардировщик Су-2. Во время Великой Отечественной войны совершила 40 боевых вылетов, Погибла во время воздушного боя с 7 самолетами противника, один из которых сбила, а другой уничтожила тараном. Это первый в истории авиации воздушный таран, совершенный женщиной. Имя Зеленко носит одна из малых планет. http://rusdrev.narod.ru/Z/zelenin.htm

Юрий: О Талалихине знают все,я думаю. Вот что рассказывал сам Виктор Талалихин об обстоятельствах боя и мотивах, побудивших пойти на беспримерный подвиг, обессмертивший его имя: "В ночь на 7 августа, когда фашистские бомбардировщики пытались прорваться к Москве, я по приказу командования поднялся в воздух на своем истребителе. Зайдя со стороны луны, я стал выискивать самолеты противника и на высоте 4800 метров увидел "хейкель-111". Он летел надо мною и направлялся к Москве. Я зашел ему в хвост и атаковал. Мне удалось подбить правый мотор бомбардировщика. Враг резко развернулся, изменил курс и со снижением полетел обратно... Вместе с противником я снизился до высоты примерно 2500 метров. И тут у меня кончились боеприпасы... Оставалось одно - таранить. "Если я погибну, так один, - подумал я, - а фашистов в бомбардировщике четверо". Решив винтом обрубить противнику хвост, я стал вплотную подбираться к нему. Вот нас разделяют каких-нибудь девять-десять метров. Я вижу бронированное брюхо вражеского самолета. В это время враг пустил очередь из крупнокалиберного пулемета. Обожгло правую руку. Сразу дал газ и уже не винтом, а сразу всей своей машиной протаранил противника. Раздался страшный треск. Мой "ястребок" перевернулся вверх колесами. Надо было поскорее выбрасываться с парашютом". Около 800 метров Талалихин летел затяжным прыжком. И только когда услышал гул от падения своего И-16, раскрыл парашют. Взглянув вниз, увидел, как факелом дочерчивал в небе дугу протараненный "хейнкель", как он, наконец, рухнул на землю. Через некоторое время летчик благополучно опустился на небольшое озеро под Подольском. Отсюда он добрался в свою часть. Утром Талалихин вместе с товарищами побывал на месте падения бомбардировщика. Среди обломков самолета валялись трупы награжденного железным крестом подполковника и трех летчиков. В этот же день радио по всей стране разнесло весть о подвиге Виктора Талалихина. В столичных газетах за 9 августа был опубликован его портрет и Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении отважному летчику звания Героя Советского Союза.

Юрий: Воздушный таран Помни войну! Пусть далёка она и туманна, Годы идут, командиры уходят в запас, - Помни войну! Это, право же, вовсе не странно - Помнить всё то, что когда-то касалось всех нас. Юрий Визбор Толковый словарь русского языка С.И.Ожегова так даёт определение слову подвиг - героический, самоотверженный поступок, важное по своему значению действие, совершаемое в трудных условиях. Эталоном ратного подвига по праву стал воздушный таран, когда лётчик, ставя на карту собственную жизнь, обрушивает во имя победы удар своей машины на самолёт врага. Воздушный таран не был предусмотрен воинским уставом, наставлениями или инструкциями. Советские лётчики прибегали к такому крайнему средству не по приказу. Ими двигала любовь к Родине, ненависть к захватчикам, чувство долга и личной ответственности за судьбу страны. Главный маршал авиации дважды Герой Советского Союза А.А.Новиков, бывший главкомом ВВС в 1942-1946 годах, так говорил: "Воздушный таран - это не только молниеносный расчёт, исключительная храбрость и самообладание. Таран в небе - это прежде всего готовность к самопожертвованию, последнее испытание на верность своему народу, своим идеалам. Это одна из наивысших форм проявления того самого морального фактора, присущего советскому человеку, кторого не учёл и не мог учесть враг." Во время Великой Отечественной войны советские лётчики совершили более 600 таранов (точное количество неизвестно, так как исследования продолжаются и постепенно становятся известными всё новые случаи). Более 2/3 из них приходится на 1941-1942 годы - самый тяжёлый период войны. В то время в части люфтваффе был даже разослан циркуляр, запрещавший приближаться к советским самолётам ближе чем на 100 м во избежание тарана. Советские лётчики применяли таран на всех типах самолётов: истребителях, штурмовиках, бомбардировщиках, разведчиках. Тараны совершались в групповых и одиночных боях, днём и ночью, в чистом небе и в облаках, на малых и больших высотах, над своей и территорией и над территорией противника. Есть довольно распространённое мнение, что таран - это некий фатальный акт самопожертвования. Но вот что писал Алексей Толстой в одном из своих фронтовых очерков, который так и назывался - "Таран": "Советский лётчик никогда не уклоняется от боя, и чем ближе к нему опасность, тем злее его сердце, тем расчётливее его движения, тем стремительнее его рефлексы... Советские лётчики создали новую форму атаки, фашисты не осмеливаются её применять. Я говорю о таранении в воздухе врага, при условии сохранения не только своей жизни, но и в некоторых случаях своей машины." Действительно, как показывает статистика, при совершении тарана погибло примерно 37% лётчиков. Остальные не только оставались живы, но и многие продолжали вести бой и совершали посадку на своём самолёте. Есть случаи, когда лётчики совершали по два тарана в одном бою. Несколько десятков человек совершили так называемые "двойные" тараны, когда с первого раза самолёт противника сбить не удавалось и приходилось добивать его повторным таранным ударом. Известен даже случай, когда лётчику-истребителю О.Кильговатову, чтобы уничтожить врага, пришлось нанести четыре таранных удара. 35 лётчиков совершили по два тарана, Н.В.Терёхин и А.С.Хлобыстов - по три, Б.И.Ковзан - четыре. Среди советских лётчиков, совершивших тараны, были представители различных национальностей: русские, украинцы, белорусы, грузины, евреи, армяне, азербайджанцы, молдаване, поляки, татары, чуваши. Совешали тараны граждане других государств: англичане, китайцы, испанцы, французы, болгары, греки, поляки, югославы, немцы, итальянцы, японцы. В СССР, Германии и США даже разрабатывали проекты специальных самолётов для нанесения таранных ударов (ракетоплан Л.Головина, Ba.349, Нортроп XP-79), но на практике они реализованы не были (была построена небольшая серия Ba.349A, но в бою они не применялись). Отдельно надо сказать о японских камикадзе. Хотя, справедливости ради, надо отметить, что не все японские лётчики, совершавшие тараны, были камикадзе. По своему статусу камикадзе были обязаны совершать тараны, причём цель выбирало командование, а им оставалось лишь безропотно выполнить роль смертника. В конце войны в ПВО Токио существовал даже специалный полк (244-й сентай), лётчики которого должны были тараном сбивать американские бомбардировщики. Мало кто знает, что ещё раньше японцев нечто подобное организовали у себя немцы. В 1944 году в ПВО рейха появились специальные группы охотников ("рамяггер"), комплектовавшиеся добровольцами и штрафниками. Штрафники подписывали обязательство в каждом бою сбивать по бомбардировщику противника. Если боеприпасов не хватало, то они обязаны были идти на таран. Невыполнение обязательства рассматривалось как "трусость перед лицом врага". В начале 1945 года оберст Х.-И.Херрман выдвинул идею массовых таранных атак против бомбардировщиков союзников. При этом предполагалось использовать до 2000 облегчённых Bf.109G-10 и K-1. По его инициативе была организована специальная школа для подготовки пилотов-камикадзе - учебные курсы "Эльба". Случай осуществить на практике идею Херрмана представился днём 7 апреля 1945 года в районе Магдебурга. Правда, из-за различных проблем организационного и экономического характера в атаке приняли участие только 120 "мессершмиттов". Всего в этот день было нанесено 23 таранных удара. При этом 8 американских бомбардировщиков было сбито. Остальным, несмотря на значительные повреждения, удалось дотянуть (см. фото) до своих аэродромов либо совершить вынужденную посадку на своей территории.

Юрий: Из книги Л.Жуковой "Выбираю таран" Русский феномен" - такое, в конце концов, определение тарану дали западные историки. А феномен - это все, что необъяснимо, что непонятно и удивительно. Да и в самом деле - трудно нелетавшему и никогда не сидевшему за штурвалом истребителя человеку понять психологию летчика, идущего на таран, представить миг, в который он решается на смертельный риск. Безумие? Hо попробуем предоставить себе этот решающий миг, именно миг, за который надо успеть и принять решение идти на таран, и провести в уме молниеносные расчет - уравнять скорость с самолетом врага (причем с преимуществом всего в 5-10 метров!) подняться над ним и, приблизившись почти вплотную, находясь справа или слева, чтоб осколки вражеской машины не задели своей, рубануть винтом по хвостовому оперению или плоскости врага... Все это - в пылу атаки, за мгновения! И вот он - страшный удар! Оглушающий треск, скрежет, встряска всей мощной машины и слабого человеческого тела, приводившая часто и атакуемого и атакующего к потере сознания... Коротенький миг от 0, 15 до 1 секунды, но это - от 30 до 75 ударов по машине врага вращающимся винтом! Hет, не похож на безумие такой расчетливый маневр! Видный английский специалист в области военной авиации Роберт Джексон в книге "Красные соколы", изданной в Лондоне в 1970 году, пишет: "Имелось немало случаев, когда советские летчики-истребители таранили вражеские самолеты, но вопреки распространенному мнению это не было жестом отчаяния, а хладнокровно продуманным приемом боя, требовавшим высочайшего мастерства и стальных нервов... Хотя немецкие истребители Ме-109 и Ме-110 обладали большей скоростью, чем И-16 и И-153, советские летчики умело использовали лучшую маневренность своих самолетов на виражах. Когда русский пилот оказывался в трудном положении в воздушной схватке, он закладывал крутой вираж и на полной скорости устремлялся на ближайший "мессершмитт"... Эта тактика обычно срабатывала, нервы немцев не выдерживали, и они сразу выходили из боя". "Когда советский самолет догнал меня и врезался в мой "мессер", мне показалось, что на меня обрушилось небо!" - признался на допросе пленный фашистский ас. Ощущение "обрушенного неба" испытывали и атакующие, но... Трижды шел на таран Алексей Хлобыстов. Четырежды - Борис Ковзан, причем дважды на одном и том же Яке. Большинство воздушных таранов совершено на подступах к Москве, Ленинграду, Сталинграду куда шли и шли обвешанные бомбами крестастые машины. Их нужно было остановить любой ценой... Ради спасения детей и женщин, вывозимых кораблями из черноморских портов, таранили вражеские бомбардировщики, не дав сбросить смертоносный груз, Владимир Грек, Михаил Борисов, Василий Чернопащенко. "За други своя" - как говорили в славянскую старину о тех, кто не щадил своей жизни ради товарища, пошли на риск таранного удара, спасая товарищей в бою, очень многие наши пилоты. Иван Беришвили. Погиб в таранной атаке под Одессой 15 сентября 1941 года, спасая жизнь командира эскадрильи. Андрей Голюк. 27 апреля 1943 года пошел на таран ради товарища. Попал в бессознательном состоянии в плен. Освобожден нашими войсками в конце войны. Владимир Гусев. Уничтожил тараном "фокке-вульф", атаковавший командира. Погиб. Hиколай Дудин. 28 июля 1941 года уничтожил тараном в лобовой атаке "мессер", спасая командира эскадрильи. Приземлился на парашюте. Анатолий Добродецкий. В июле 1943 года уничтожил вражеский истребитель, спасая своего ведущего. Михаил Жуков. 12 июля 1941 года в районе Заболотья сбил тараном истребитель, заходивший в хвост самолету товарища. Приземлился на самолете. Василий Книжник. Hа Карельском фронте сбил на встречном курсе истребитель, атаковавший ведомого. Приземлился на самолете. Ефим Кривошеев. Hа подступах к Мурманску 9 сентября 1942 года таранил врага, выручая товарища. Погиб. Михаил Кубышкин. Hа Курско-Белгородском направлении на встречном курсе сбил врага, спасая жизнь командира. Погиб. Иван Одинцов. Hа Ленинградском фронте своим самолетом уничтожил врага, атаковавшего ведомого. Приземлился с парашютом. Афанасий Охват. В районе станции Мга 6 сентября 1941 года, сам раненный, атакованный двумя "мессерами", пошел на выручку товарищу. Погиб. Алексей Филиппов. 20 января 1945 года западнее Варшавы крылом своего самолета срезал кабину фашистского "фокке-вульфа", спасая жизнь Героя Советского Союза В. Д. Панфилова. Приземлился с парашютом. Федор Шапошников. Под Hовороссийском 10 сентября 1942 года, выручая ведомого, ценою своей жизни сбил тараном "фоккевульф"... Считалось, что таран вызывают лишь две причины - отказ бортового оружия и иссякший боезапас. Hо, защищая товарища в бою, спасая эвакуированных от бомбежки, наши летчики шли, бывало, в таранную атаку с полным боекомплектом и исправным оружием, - если дело решали секунды и на необходимый для истребителя разворот для новой атаки не было времени. "Воздушный таран - это не только виртуозное владение машиной, исключительная храбрость и самообладание, это одна из форм проявления героизма, того самого морального фактора, который присущ советскому человеку, который не учел враг, да и не мог учесть, так как имел о нашем народе, о нашем строе весьма смутное представление", - сказал дважды Герой Советского Союза, Главный маршал авиации Александр Александрович Hовиков, возглавлявший в первые годы воины военно-воздушные силы Ленинградского фронта. Как объясняли свой поступок сами летчики? Спартак Маковский, сбивший за войну 18 самолетов врага один из них - таранным ударом, на вопрос, думал ли он о своей жизни, идя на таран, ответил: - Hет, не думал. Я просто знал, что внизу бьются моя друзья, что им тяжело и, если гитлеровцы прорвутся туда, им еще тяжелее станет. Значит, надо уничтожить врага. А уж каким способом - значения не имеет. Дмитрий Hикитин объяснил свой шаг с позиции летчика и гражданина: - Hастоящий летчик в первую очередь всегда расчетлив. Каждый из нас знал, сколько труда уходит на создание одной боевой машины. Знали мы и о тех безусых мальчишках у станков, что работают, подставив по малости роста под ноги ящик. А сколько возятся с каждым самолетом техники на аэродроме! Так что на таран я шел не из геройства - по необходимости. По другому не выходило.

82-й: Л. Жукова, журналистка. Таран - оружие русское. "Услышав звук мотора и крики "Летит! Летит!", я выскочил на площадь... Австриец сделал круг над городом на высоте 900-1000 метров и стал делать второй. В городе поднялась беспорядочная винтовочная трескотня. Когда я услышал знакомый шум мотора "Гном" и увидел маленький моноплан Нестерова, я решил, что Пётр Николаеввич хочет испугать австрийца... Австриец же в это время, сделав круг, шёл над городом прямо на запад, слегка набирая высоту. Очевидно, он увидел всё, что ему было нужно. А Нестеров обходил город с южной стороны и, быстро поднимаясь шёл наперерез противнику, заметно догоняя его. Было ясно, что скорость "Морана" намного выше скорости скорости "Альбатроса" австрийца. Вот они уже на одной высоте. Вот Нестеров уже выше противника и делает над ним круг. Австриец заметил появление страшного врага, видно было, как его аэроплан начал снижаться на полном газу. Но уйти от быстроходного "Морана" было нельзя. Нестеров зашёл сзади, догнал врага и как сокол бъёт неуклюжую цаплю, так и он ударил противника. сверкнули на солнце серебристые крылья "Морана", и он врезался в австрийский аэроплан. После удара "Моран" на мгновение как бы остановился в воздухе, а потом начал падать носом вниз, медленно кружас вокруг продольной оси. -Планирует! -крикнул кто-то. Но для меня было ясно, что аэроплан не управляется и это падение смертельно. Австриец же после удара некоторый момент ещё держался в воздухе и летел прямо... Но вот и громоздкий "Альбатрос" медленно повалился на левый бок, потом повернул носом вниз и стал стремительно падать. Более тяжёлый, чем "Моран", он быстро обогнал его в воздухе и упал на землю первым." Так лётчик В. Соколов, сослуживец Нестерова и очевидец его подвига, описывает драматические события, разыгравшиеся под городом Жолкиевом 26 августа 1914 года...

Юрий: 82-й пишет: Летчица, Герой Советского Союза (1990, посмертно). Участница советско-финской войны, испытывала бомбардировщик Су-2. Во время Великой Отечественной войны совершила 40 боевых вылетов, Погибла во время воздушного боя с 7 самолетами противника, один из которых сбила, а другой уничтожила тараном. Это первый в истории авиации воздушный таран, совершенный женщиной. Имя Зеленко носит одна из малых планет. Когда пришла война и Екатерине Зеленко предложили перейти в полк внутреннего округа - подальше от боев. Катя, пылко возразив, напомнила (пожалуй, впервые в жизни!) о своем опыте, о доверии, с которым ей поручали и бомбардировки на финской войне и разведку, и переучивание командного состава на Су-2... И вот в документах полка против ее фамилии запись: "Судьба пилота неизвестна..." Прошло два года. В 1943 году, когда Сумщина была освобождена от фашистов, в областной военкомат пришла учительница Анастасия Пантелеймоновна Марченко и принесла комсомольский билет с пятнами крови. Вот что рассказала она: "Это билет летчицы, таранившей фашистский самолет. Мы, жители села Анастасьевка, в тот день, 12 сентября 1941 года, спешили убрать урожай в поле и спрятать. Ждали, что вот-вот появятся немцы. Hад нами разыгрался бой - семь фашистских самолетов окружили один советский. Он отстреливался, и один вражеский самолет загорелся и понесся к земле. Потом советский самолет ринулся на фашистский с налету, и оба рухнули оземь. Фашистский - на лес, а наш - на край поля, в казацкую могилу - так у нас скифские курганы зовут". Старый Мусий Хоменко, бывалый солдат, и Марченко первыми подошли к самолету. Среди обломков его лежал пилот в обгоревшем комбинезоне. Достали из нагрудного кармана документы. - Це дивчина! Та яка молодэнька! - печально сказал старый Мусий и снял бриль, склонил голову. Учительница Анастасия Пантелеймоновна посмотрела документы - удостоверение личности, орденскую книжку, комсомольский билет. Комсомольский билет №7463250... Екатерина Ивановна Зеленко. Год рождения 1916-й... - Hадо схоронить ее, а то скоро нимцы могут нагрянуть,- спохватился старый Хоменко. Похоронили Катю близ самолета, на опушке. А вечером Анастасьевку заняли немцы. После войны, когда украинские журналисты рассказали о подвиге Екатерины Зеленко и попросили всех знавших ее откликнуться, посыпались письма однополчан, родственников, знакомых. Среди писем была весточка из Гомеля - от В.А.Сочинской, военнослужащей, бывшей в день 12 сентября среди наблюдателей 267-го батальона аэродромного обслуживания у села Берестовка, того самого батальона, который безуспешно разыскивал Павел Игнатенко. "Этот бой врезался мне в память навсегда,- вспоминала Сочинская. - Один самолет - против семи фашистских! Бомбардировщик - против истребителей! Он подбил одного "мессера", но мы понимали, что он обречен, а мы ничем не можем помочь. Из него уже не вылетали красные жгуты - кончились патроны. И вдруг он бросился на "мессера" - безоружный, беззащитный. Он словно на миг слился с врагом, а потом от фашистского отделился парашют. Меня всегда мучила мысль, что никто не узнает имя летчика, таранившего врага, - ведь нам был дан срочный приказ перебазироваться в другой район. Hо верно говорят - ничто не забыто, никто не забыт!" В Курске улица Веселая называется теперь ее именем. Есть улица Екатерины Зеленко в Воронеже и Сумах, есть пионерские дружины ее имени, есть даже корабль "Катя Зеленко", а на заводах Харькова, Воронежа, Сум и Курска есть бригады, включившие ее в свой состав и перечисляющие зарплату члена бригады - Кати Зеленко - в Фонд мира. Л. Жукова, журналистка.

Помор: Фамилии авиаторов, совершивших огненные тараны http://scout.school-11.ru/museum/pamit/spisok2.htm

Помор: 22 июня, после первой атаки аэродромов, уцелело еще немало самолетов, принявших участие в воздушных боях. Уже в 3.30 утра первый немецкий бомбардировщик, обстрелянный звеном лейтенанта Мочалова из 33-го ИАП, рухнул, объятый пламенем, на землю. В 4.15 немцы познакомились с русским методом ведения боя — мл. лейтенант Кокорев из 124-го ИАП, израсходовав боеприпасы, таранил на МиГ-3 двухмоторный Ju.88. Вообще за 8 часов с момента начала войны 15 немецких самолетов стали жертвами таранных ударов на всех фронтах. Последним уничтожил таким образом немецкую машину около полудня пилот П. Кузьмин из 127-го ИАП, пилотируя истребитель И-153 «Чайка». В первые военные годы таран нередко [268] использовался советскими летчиками в качестве последнего средства боя, и его роль в воздушной войне на Восточном фронте была необычайно высокой. В первую очередь, с моральной точки зрения. Страх погибнуть в столкновении с русским самолетом постоянно преследовал немецких летчиков, старавшихся не сближаться с противником, и это позволяло советским истребителям даже без использования бортового оружия рассеивать боевые порядки бомбардировщиков, предпринимая на них ложные таранные атаки. Корнюхин Г.Ф. Советские истребители в Великой Отечественной войне http://shmas.forum24.ru/?1-14-0-00000001-000-0-0-1235658091

Помор: Таран Витта Скобарихина ...Недели за две до этого, все в том же августе (по архивным данным, 21 июля - прим.авт), мне довелось в бою применить встречный воздушный таран. Помню, в тот день из-за степных пожаров видимость была плохая, что сильно затрудняло ориентировку и воздушное наблюдение. Такая обстановка была на руку противнику, и он не замедлил ею воспользоваться. Выскочив внезапно из-за облаков и имея преимущество в высоте, шесть самолетов стали заходить в хвост нашей эскадрильи. Мы увеличили скорость и пошли на снижение. Оглянувшись назад, я заметил, что командир звена отстал от нашей группы, как потом стало известно, из-за неисправности мотора. И ему в хвост уже зашли два японских истребителя. Видя, что товарищу требуется немедленная помощь, я подал команду - «вступить в бой» и первым сделал энергичный разворот на ближайший самолет противника, который уже вовсю стрелял. Прицелившись, я тоже открыл по нему огонь из всех пулеметов, но мотор надежно защищал летчика противника, и он остервенело продолжал стрелять по нашему самолету. Лобовая атака с ближней дистанции протекает всего несколько секунд, а это значит, что время на размышление до предела ограничено. Мой самолет быстро сблизился с самолетом противника. По опыту прошлых воздушных боев с японцами я понимал, что если не собью его с первой атаки, то, пока я буду заходить на вторую, противник успеет уничтожить нашего звеньевого. Знал и то, что мой товарищ вылетел на боевое задание в первый раз. Все это в одно мгновение представилось в моем сознании, и я принял решение во что бы то ни стало уничтожить врага. До встречного самолета оставалось всего 100-200 метров. «Это расстояние, когда надо немедленно выходить из атаки, иначе может быть столкновение, - подумал я. - Но если выйду, тогда будет сбит наш самолет, а противник уйдет, останется целым, заделает пробоины и снова полетит драться. Если же я его протараню, он на- верняка будет уничтожен. Правда, таран связан с большим риском - вероятно, погибнет и мой самолет. Но даже при этом, худшем варианте счет будет 1:1, а если тарана не делать, то счет будет 1:0 в пользу противника». И я решил идти на таран. Самолеты быстро сближались. Помню, мой шел несколько ниже японского. В последний момент противник, очевидно, угадал мое намерение и рванул свой самолет вверх. Этот его маневр несколько затруднил точность расчета таранного удара. Вот он уже почти над моей головой. Я потянул ручку управления на себя - мой самолет как бы подскочил - и почувствовал сильный удар; все вокруг завертелось. Однако через мгновение я пришел в себя и увидел, что мой самолет резко снижается, а его левая плоскость сильно повреждена. Попытался вывести самолет из пике, но он меня не слушался. Я подготовился к прыжку на парашюте: расстегнул привязные ремни, открыл колпак кабины. Посмотрел на прибор высоты. Две тысячи метров... Мне стало спокойнее. На такой высоте можно было не спешить с прыжком. Снова попытался выровнять самолет. И, к моей большой радости, на этот раз машина хотя и медленно, но начала выходить из пике, а на высоте километра выровнялась, и полет стал горизонтальным. Я оглянулся: левая плоскость сильно разрушена, рваные края обшивки трепещутся, разрыв растет, подъемная сила плоскости уменьшается, самолет стал неустойчив, плохо слушается элеронов. Вспомнил, что для предотвращения дальнейшего разрыва плоскости следовало бы переключить на минимальную скорость, но тогда самолет мог свалиться на крыло и перейти в штопор. Поэтому продолжал полет на повышенной скорости. Я увидел на земле горящий белый самолет противника и даже инстинктивно сделал попытку подняться вверх, чтобы снова принять участие в сражении, потому что под облаками мелькали зеленые и белые тени - это мои товарищи вели жаркий воздушный бой. Но не тут-то было, истребитель стал слишком неповоротлив, почти не слушался меня. Вероятно, я теперь совершенно не был пригоден к ведению боя. Поэтому решил произвести посадку. Пролетая мимо 70-го истребительного полка, которым командовал полковник Герой Советского Союза Иван Лакеев, я обратил внимание, что летчики и техники показывали мне жестами, чтобы я садился на их аэродром. Но мне хотелось дотянуть до своего, что я и сделал через 25-30 минут. Подобрав подходящую площадку, пошел на посадку. Пришлось это делать на большой скорости, так как иначе самолет не слушался элеронов. Выравнивание самолета произвел на малой высоте с таким расчетом, что если при выключении мотора скорость уменьшится и самолет начнет сваливаться на крыло, то колеса шасси смогут парировать этот опасный момент. Действительно, как только я убрал полностью газ, самолет, теряя скорость, свалился на левое крыло, но тут же коснулся земли сначала левым колесом, а затем и правым. Посадка закончилась благополучно. Не успел я дорулить до стоянки, как мой самолет окружили техники и медицинский персонал подъехавшей санитарной автомашины. Тут же были командир полка Кравченко с инженером полка. На покрышке, врезавшейся во время тарана в мой истребитель, были отчетливо видны надписи на японском языке. Кравченко горячо поздравил меня с победой. Его примеру последовали и присутствовавшие здесь офицеры и солдаты. Вскоре на стоянку прирулили и остальные «ястребки» эскадрильи. Не было только звеньевого. Он был ранен и произвел вынужденную, но благополучную посадку на другом аэродроме. Мой заместитель Федор Голубь доложил Григорию Кравченко, как после тарана японский самолет загорелся и развалился. Кроме того, летчики эскадрильи сбили в этом бою еще два самолета противника. http://i16fighter.narod.ru/khgol/pr4.htm

Помор: Таран Антона Губенко (31 мая 1938 г.) На странице приводится пять описаний тарана А. Губенко, причем три последних составлены со слов самого летчика, и, тем не менее, существенно отличаются. В частности, тип самолета в них приводится разный. Самым объективным кажется вариант 4 как написанный "по горячим следам" и публикуемый наиболее компетентным лицом. Вариант 1 (из "биографии Н. Н. Поликарпова", ресурс Монинского музея авиации) "Утро 31 мая 1938 года. Большая группа японских истребителей И-96 держала курс на город Ханькоу. Звено истребителей успело взлететь вовремя и набрать достаточную высоту. Завязался бой. Губенко преследовал японского летчика, они израсходовали уже все патроны. Тогда Губенко решил взять японца живым, заставив сесть на наш аэродром. Японец заметил приближение И-16 в последний момент. Это позволило Губенко вплотную пристроиться к И-96. Несколько секунд летчики смотрели в глаза друг другу, Губенко показывал знаками, чтобы И-96 разворачивался на нашу территорию. Японец метнулся в сторону, но скорость его самолета намного меньше, чем у И-16, тем более на пикировании. Сделав еще несколько бесполезных «вензелей», японец вывел машину в горизонтальный полет. Губенко повторил свое требование. Самурай догадался, что у советского летчика нет патронов, и спокойно продолжал свой полет. Что делать? Отпустить его с миром? Нет! Губенко решил осторожно «тронуть» его винтом. Нужно было сделать короткий рывок вперед и так, чтобы япояпонец вывел машину в горизонтальный полет. Губенко повторил свое требование. Самурай догадался, что у советского летчика нет патронов, и спокойно продолжал свой полет. Что делать? Отпустить его с миром? Нет! Губенко решил осторожно «тронуть» его винтом. Нужно было сделать короткий рывок вперед и так, чтобы япо нец не успел глазом моргнуть. Удар пришелся по элерону правого крыла. Потеряв управление, вражеская машина завинтила к земле. И-16 с честью выдержал боевое испытание. Незначительное повреждение лопасти винта не помешало отважному летчику благополучно сесть на свой аэродром." Вариант 2 (Митрошенков В. А. "Антон Губенко") "...Антон Губенко дрался, как всегда, отчаянно, смело, задиристо. Он имел уже пять сбитых японских самолетов. Осмотрительность, качество, конечно, важное, но попробуй догадаться, кто будет в тебя стрелять в этой карусели. Бой уже подходил к концу, когда Губенко вдруг увидел одинокий японский истребитель, торопливо уходящий в сторону своей территории. Он погнался за ним, желая заставить его сесть на нашем аэродроме. Губенко незаметно приблизился к противнику и рукой показал: иди на посадку. Японец зло осклабился, качая головой, передернул черными усиками и в довершение всего показал кулак. Антон опешил от такой дерзости и, уязвленный, решил уничтожить самурая. Напористость Антона тотчас вызвала испуг у противника, и он, желая избавиться от опасного преследователя, сделал маневр, чтобы оторваться от погони. Самолет Губенко как пришитый шел рядом. На лице японского летчика четко обозначились растерянность и желание быстрее найти выход. И в этот момент Губенко подвел свой И-16 к элерону правого крыла японского истребителя и винтом самолета разрушил его. Неприятельский самолет дернулся, накренился и, теряя управление, заскользил к земле. Удостоверившись в падении врага, Губенко благополучно приземлился на своем аэродроме. " Вариант 3 (Разговор Губенко с военврачом С. Белолипецким. Китай, лето 1938 г.) В этом разговоре Губенко, как ни странно, утверждает, что таран совершил на И-15. "Когда меня познакомили с А. А. Губенко, я с трудом упросил его рассказать о нашумевшем случае из его боевой жизни. — Теперь я воюю на "ласточке", — неохотно начал Антон, — а тогда летал на "чиже". Этот биплан, и притом с неубирающимися шасси, не отличается быстроходностью, но очень маневрен и вооружен четырьмя пулеметами, стреляющими через пропеллер. На вооружении вражеской авиации состоит истребитель — моноплан И-96. Он оснащен двумя крупнокалиберными, а потому более дальнобойными, но значительно менее скорострельными пулеметами, чем наши трехлинейные ШКАСы. Как аэроплан с неубирающимися шасси, И-96 уступает в скорости нашей "ласточке", более современному самолету с убирающимися шасси. Отсюда наша тактика "парного боя": И-16 догоняет, перехватывает противника, начинает с ним бой, а подоспевший верткий И-15 связывает врага своей маневренностью. В тот день я участвовал в ряде схваток, провел несколько атак, много стрелял. — Удачно? — не удержался я. — В групповом бою не всегда можно с точностью сказать, кто сколько сбил самолетов противника. В конце боя я повстречался с одиночным И-96. Зашел ему в хвост, прицелился и нажал гашетку... пулеметы молчали, кончились патроны. Видимо, справедливыми были упреки командования и авиатехника, что я стреляю слишком длинными очередями и потому быстро расходую боезапас. Было досадно упускать противника. Решил заставить его сесть на наш аэродром. Прибавив газу, пристроился рядом с И-96. Пилот, увидев меня так близко, испугался, лицо его побледнело, глаза забегали. Я погрозил ему кулаком и несколько раз ткнул рукой вниз, в направлении аэродрома. Мой противник понял, согласно закивал головой и спиральными витками пошел на крутое снижение. Я своим самолетом как бы нажимал на него сверху. У самой земли И-96 вдруг рванулся в сторону с намерением уйти от преследования. Патронов у него, вероятно, тоже не было. Я, пользуясь превосходством в высоте, снова настиг врага, теперь уже решившись идти на таран. Сначала хотел рубить противнику хвост, по передумал и подвел пропеллер под элерон левого крыла. "Чиж" содрогнулся от удара. И-96 посыпался вниз, а мою машину забило, затрясло как в лихорадке. Я понял: деформирован винт. Уменьшил обороты мотора и на этом режиме дотянул и сел. " Вариант 4 (воспоминания А. Г. Рытова, военного комиссара группы советских истребителей в Китае) "...Да, это была машина Антона Губенко. Шла она неуклюже, покачиваясь с крыла на крыло. Заход на посадку. Пробег. Остановка на рулежной полосе. В чем дело? Подбегаем к самолету и не верим глазам: винт погнут, фюзеляж изрешечен. Как же Антон сумел довести и посадить такую калеку? Губенко спокойно вылез из кабины, снял парашют, неторопливо обошел самолет. — Хорошо изукрасили, — растягивая слова, вымолвил он и горько улыбнулся. — Что случилось, Антон? — Да вот, рубанул. — Как рубанул? — не сразу сообразил я. — Так вот и рубанул, — и снова усмехнулся. Я знал, что еще со времен Нестерова такой прием в воздушном бою называется тараном. Кончался он обычно гибелью летчика. А Антон жив, да еще и свой самолет сохранил. Как же все это произошло? Истерзанную машину окружили техники, летчики. Перед вылетом, когда была объявлена боевая тревога, на самолете Губенко менялся мотор. Летчик не мог оставаться на земле и сел в другую машину. Но и у этой, как на грех, работал только один пулемет. Поднявшись в воздух, Антон сразу же ввязался в бой. Ему удалось сбить один японский истребитель. — Вижу, самурай выбросился, — рассказывал Губенко. — Ну, думаю, все равно далеко не уйдет, на земле китайцы возьмут. В это время другой японец подвернулся под руку. Нажимаю на гашетку — пулемет молчит. Выругался: незадача! А противник, видать, не из храбрых попался, начал удирать. Я за ним. Догнал и еще раз нажал на гашетку. А чего жать, когда ленты пусты? Вот так история: стрелять нечем, а упускать врага не хочется. "Попробую-ка посадить его на аэродром", — мелькнуло в голове. Подлетаю ближе, грожу кулаком, потом указываю на землю: дуй, мол, туда. Смотрю, японец закивал и начал разворачиваться. Ну, прямо как в сказке. Заинтересованные рассказом летчики плотнее окружили Губенко. В их глазах горело любопытство: что же дальше? — А дальше, — продолжал Антон, взяв протянутую кем-то папиросу, — дальше все обернулось нескладно. Чиркнув зажигалкой, он жадно затянулся. — Я думал: сядем вместе и я представлю его как миленького пред очи своего начальства, — Губенко озорно посмотрел в мою сторону. — А он вдруг резко развернулся на сто восемьдесят градусов и — шмыг под меня! Перехитрил, сволочь... Летчики рассмеялись. И верилось и не верилось, что могло случиться такое. — Я опять за ним. Трудно японцу удрать от меня: моя машина быстроходнее. Ну, думаю, раз ты добром не хочешь, так я с тобой по-другому поговорю. О таране я слышал, но как это делается, не представлял. И решил попробовать. Подошел к японцу вплотную и только было собрался полоснуть винтом по рулю глубины, как вспомнил, что не отстегнулся от сиденья. Отстал немного, чтобы рассчитать удар, потом снова сблизился и рубанул винтом по крылу. У вражеского самолета что-то отлетело от плоскости. Завалился он набок, перевернулся и начал падать. Туда тебе, думаю, и дорога. Не хотел садиться добром — пропадай пропадом! А мой мотор сразу застучал, и я уже приготовился к прыжку. Но потом вижу: тянет. Значит, кое-какая силенка осталась. Тяни, милый, тяни. Выпрыгнуть я всегда успею... " Вариант 5 (из разговора Губенко с Н. Г. Козловым, летчиком группы И-15) "Увязался за одним. Догнал. Пык! Пык! Пулеметы молчат. Пристроился к нему справа крыло в крыло. Недвусмысленно показываю назад, на аэродром. Ноль внимания. Что делать? А, была не была! Срублю и выпрыгну. Прибавил газ. Винтом по крылу. Встряхнуло, как на столб наткнулся. Смотрю - штопорит. С крыла у него шмотья летят. Дал полный газ, разворот. "Ласточка" слушается..." http://i16fighter.narod.ru/china/pr1.htm

Помор: Халкин-Гол Комэск 56-го иап В. П. Кустов, согласно советским данным, сбил таранным ударом японский двухмоторный бомбардировщик, но и сам при этом погиб. За этот подвиг ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. Самолет комиссара полка Михаила Ююкина был сбит зенитным огнем при бомбардировке вражеских резервов в районе Хапун-Аршана. В ряде советских книг говорится, что Ююкин совершил первый в истории «огненный таран», направив свой горящий бомбардировщик на японский склад боеприпасов. Мошин А. Ф.____ Таран 4.08.39, ранен 1.09.39. Кустов В. П._____ Погиб 3.08.39. при таране японского бомбардировщика Скобарихин В. Ф.____Таран 20.07.39. http://militera.lib.ru/h/kondratyev_v/index.html

82-й: Ковзан Борис Иванович Герой Советского Союза Первый таран совершил 29 октября 1941 года в районе Загорска. Второй таран совершил 22 февраля 1942 года в районе Вышнего Волочка. Третий таран совершил 8 июля того же года в районе села Лобницы Новгородской области. Четвёртый таран совершил 13 августа в районе Старой Руссы. Родился 7 апреля 1922 года в городе Шахты ныне Ростовской области в семье служащего. Русский. Член КПСС с 1945 года. Окончил 8 классов в городе Бобруйске Могилёвской области. В РККА с 1939 года. Окончил Одесскую военную авиационную школу лётчиков. Участник Великой Отечественной войны с 1941 года. Лётчик 42-го истребительного авиационного полка (Брянский фронт) комсомолец младший лейтенант Ковзан Б.И. свой боевой счёт открыл в августе 1941 года, сбив бомбардировщик Do-215. 29 октября 1941 года на самолёте МиГ-3 вылетел на сопровождение штурмовиков в район города Загорска Московской области. В воздушном бою с 4 Me-109 подбил одного из них, но при этом израсходовал весь боезапас. При возвращении на свой аэродром на высоте 5000 м обнаружил воздушный разведчик противника Ju-88. Чтобы не дать ему уйти, Ковзан решил таранить. Он зашёл "юнкерсу" сзади снизу и уровнял скорость. Потом дал газ и резко взял ручку на себя. От удара тряхнуло весь истребитель, но Ковзан справился с управлением. "Юнкерс", кувыркаясь, пошёл к земле. Произвёл посадку на своём аэродроме. 22 февраля 1942 года старший лейтенант Ковзан в районе Вышнего Волочка на самолёте Як-1 таранил бомбардировщик противника. Произвёл посадку на повреждённом самолёте. 8 июля 1942 года в районе села Лобницы Новгородской области в воздушном бою на том же самолёте таранил вражеский истребитель. Совершил посадку на повреждённом самолёте. Лётчик того же полка (240-я истребительная авиационная дивизия, 6-я воздушная армия, Северо-Западный фронт) старший лейтенант Ковзан Б.И. к середине июля 1942 года совершил 142 боевых вылета, лично сбил 3 и в группе 1 самолёт противника. 24 августа 1943 года ему присвоено звание Героя Советского Союза. 13 августа 1942 года в районе города Старая Русса капитан Ковзан самолёте Ла-5 обнаружил группу из 7 Ju-88 и 6 Me-109. Противник уже заметил наш истребитель и Ковзану пришлось вступить в неравный бой. Не обращая внимание на истребителе сопровождения, Ковзан устремился к "юнкерсам". Один Me-109 попытался встать у него на пути, но после меткой очереди задымил и стал падать. Вдруг вражеская очередь ударила по кабине. Одна пуля попала Ковзану в правый глаз. Он сделал попытку выброситься с парашютом, но сил не хватило. В это время прямо по курсу показался "юнкерс" и Ковзан направил свой горящий самолёт на него. От удара оба самолёта развалились на куски. Нашего лётчика выбросило из кабины через открытый фонарь. С высоты 6000 м он упал в болото и это спасло ему жизнь. При падении сломал левую ногу, руку и несколько рёбер. Это был его четвёртый по счёту таран. Подоспевшие колхозники вытащили лётчика из трясины и доставили его к партизанам, а те переправили его через линию фронта. 10 месяцев Ковзан провёл в госпиталях. После госпиталя добился разрешения служить с одним глазом в истребительной авиации. До конца войны сбил ещё 6 самолётов противника, доведя личный счёт до 28. После войны продолжал службу в авиации. В 1954 году окончил Военно-воздушную академию. С 1958 года подполковник Ковзан - в запасе. Жил в Рязани, работал начальником аэроклуба. Затем полковник в отставке Ковзан жил в Минске. Награждён 2 орденами Ленина, орденами Красного Знамени, Отечественной войны 1 степени, Красной Звезды, медалями. Умер 31 августа 1985 года. В 2005 году в Рязани на доме, где он жил, установлена мемориальная доска. http://aeroram.narod.ru/win/k/kovzan_bi.htm

Юрий: Амет-Хан Султан Амет-Хан Султан - командир эскадрильи; помощник командира 9-го Одесского Краснознамённого гвардейского истребительного авиационного полка 6-й гвардейской истребительной авиационной дивизии. Родился 20 октября 1920 года в городе Алупка (ныне - в черте города Ялта Республики Крым) в семье рабочего. Отец лакец (родом из аула Цовкра, Дагестан), мать - крымская татарка. Член ВКП(б)/КПСС с 1942 года. В 1937 году С. Амет-Хан окончил 7 классов и поступил в железнодорожное ФЗУ в городе Симферополе. После окончания учебы работал слесарем в железнодорожном депо Симферополя. Одновременно учился в аэроклубе, который успешно окончил в 1938 году. В Красной Армии с февраля 1939 года. В 1940 году по окончании 1-й Качинской Краснознамённой военной авиационной школы имени А.Ф. Мясникова в звании младший лейтенант недолго служит в Бобруйске а с лета 1940 года направлен в 4-й истребительный авиационный полк (Одесский военный округ), дислоцировавшийся под Кишинёвом. Летает на самолётах И-15 и И-153. В Молдавии встретил начало Великой Отечественной войны... Уже 22 июня 1941 года младший лётчик 4-го истребительного авиационного полка Султан Амет-Хан выполнил несколько боевых вылетов на истребителе И-153 на разведку и штурмовку наступающего врага. После этого боевой путь прославленного лётчика пролёг через небо юга Украины. Осенью 1941 года С. Амет-Хан прикрывает небо Ростова-на-Дону. Зимой 1942 года полк переучивается на «Харрикейны». С марта 1942 года 4-й истребительный авиационный полк – в составе ПВО города Ярославля. Здесь, в небе над старинным русским городом, Султан Амет-Хан одержал свою первую воздушную победу. 31 мая 1942 года, израсходовав в атаках весь боезапас, он таранил вражеский бомбардировщик «Юнкерс-88», ударив его левым крылом снизу. При ударе «Харрикейн» Амет-Хана застрял в загоревшемся «Юнкерсе». К счастью, лётчику удалось выбраться из кабины своего самолёта и выпрыгнуть из падающих обломков на парашюте. За этот подвиг Султан Амет-Хан был награждён именными часами, а в последствии избран «Почётным гражданином города Ярославля». Летом 1942 года С. Амет-Хан воюет под Воронежем на самолёте Як-1, а с августа 1942 года на самолёте Як-7Б участвует в Сталинградской битве. Здесь, в огненном небе Сталинграда, он зарекомендовал себя как признанный ас и был включён в состав специальной группы, созданной для противодействия немецким асам. В состав этой группы, кроме С. Амет-Хана, вошли признанные асы: будущие дважды Герои Советского Союза В.Д. Лавриненков, А.К.Рязанов, И.Н.Степаненко и будущие Герои Советского Союза И.Г.Борисов и Б.Н.Ерёмин. Под Сталинградом С. Амет-Хан был сбит и второй раз спасся с помощью парашюта. В октябре 1942 года Султан Амет-Хан становится командиром 3-й авиаэскадрильи 9-го гвардейского истребительного авиационного полка, в составе которого он воевал до конца войны. После переучивания на «Аэрокобру», он участвует в освобождении Ростова-на-Дону, в ожесточённых воздушных бояхна Кубани, в освобождении Таганрога, Мелитополя, Крыма. Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 1136) командиру эскадрильи 9-го Одесского Краснознамённого гвардейского истребительного авиационного полка гвардии капитану Амет-Хан Султану присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года. В январе 1944 года в паре со своим ведомым, Героем Советского Союза Иваном Борисовым, С. Амет-Хан принудил к посадке на свой аэродром немецкий связной самолёт «Физлер-Шторх». После краткого знакомства с кабиной незнакомого для него самолёта, он совершил на нём самостоятельный полёт. После отдыха летом 1944 года и перехода на новый истребитель Ла-7, С. Амет-Хан воюет в Восточной Пруссии, участвует во взятии Берлина. Последний свой воздушный бой помощник командира полка по воздушно-стрелковой службе гвардии майор СултанАмет-Хан провёл 29 апреля 1945 года над аэродромом Темпельхоф, сбив «Фокке-Вульф-190». Второй медалью "Золотая Звезда" (№ 66) помощник командира по воздушно-стрелковой службе 9-го Одесского Краснознамённого гвардейского истребительного авиационного полка 6-й гвардейской истребительной авиационной дивизии (1-я воздушная армия) гвардии майор Амет-Хан Султан награждён Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1945 года.

Юрий: Захар Сорокин-Маресьев Заполярья. 25 октября 1941 года Захар Сорокин уходит в боевой вылет вместе с другом, летчиком-черноморцем Дмитрием Соколовым: служба наблюдения известила, что к Мурманску идут четыре Ме-110 - истребителей и одновременно бомбардировщиков, берущих по 300-400 килограммов бомб. Hельзя им дать прорваться к Мурманску! "С высоты я пошел на ведущий самолет, вот он в рамке оптического прицела, - рассказывал Захар Артемьевич. - Hажимаю на гашетку и даю длинную очередь... Один есть! Кажется, остальные растерялись. Мгновенно я рванул самолет влево и пристроился ко второму "мессеру". За третьим погнался Соколов. Даю короткую очередь... патронов больше нет? Или пулемет заело? И вдруг тупая боль в правом бедре. Ранен?! Hо это потом. Сейчас главное - как быть дальше. Я безоружен. Значит, таран? Погибну, но не дам им уйти! Я пошел наперерез "мессеру", целясь винтом в его двухкилевой хвост... Резкий толчок - какая-то сила выталкивает меня из кабины, но выдержали привязные ремни. Фашист камнем несется вниз, но и мой МиГ поврежден, срывается в штопор. С трудом вывожу его из стремительного падения, быстро бежит навстречу земля. Сопки, крутые скалы, куда же посадить самолет? Вот на то замерзшее озерцо в ущелье? Я выключил зажигание и перекрыл краны бензобаков, чтобы предупредить пожар в самолете от толчка. Потом подумал, что нужно сдвинуть очки на лоб и упереться свободной левой рукой в передний край кабины. Hе выпуская шасси, посадил МиГ на лед". В небе рокот мотора. Это Дмитрий Соколов кружится, кружится над ним, машет крыльями, ободряя, и улетает за сопки! Когда-то прилетит теперь помощь? Одет 3ахар тепло - меховые унты, комбинезон на меху, шерстяное белье и свитер, - пожалуй, выдержать холод ему, сибиряку, удастся. Сорокин освобождается от парашюта и открывает стеклянный колпак машины. Hо что это? Hа него с хриплым лаем несется огромный... волк? Захар захлопывает колпак и видит через стекло оскаленную квадратную пасть и медную бляху на ошейнике. Hемецкая овчарка! Откуда? Значит, близок враг! Он приоткрывает колпак и стреляет в мгновенно бросившуюся на него овчарку. Теперь можно и осмотреться. Черт возьми! Метрах в двухстах от МиГа - двухмоторный Ме 110 с крестами и свастикой. Тот, подбитый тараном. Значит, овчарка с самолета. Пижонят фашисты - возят собак. К Сорокину, проваливаясь в снегу, бежит фашистский летчик с пистолетом в руке. Сорокин стреляет, и тот, схватившись за живот, падает. И тут Сорокин видит второго. Он крадется прячась за валунами, но, увидев, что обнаружен, открывает пальбу. Сорокин выстрелил, но пистолет дал осечку, а гитлеровец в этот момент прыгнул на него с ножом, рассек лицо и повалил навзничь. Одутловатое лицо врага в рыжей щетине склонилось над ним, а цепкие руки подбирались к горлу. Как помогла Захару в этот миг сибирская богатырская закваска и сила кузнеца... Тишина какая... Звенящая. Он прислонился к самолету, снял шлемофон - жарко. Что теперь делать? Hадо идти! Только подкрепиться бы сперва. Hо квадратик шоколада вызвал страшную боль: зубы еле держались в деснах от удара фашиста. И он зашагал через сопки, увязая в снегу... Он брел шесть суток.. Много раз он слышал гул самолетов - его искали, но как в этой полярной тьме увидеть точку на снегу? Он проваливался под лед и брел, заледенелый, голодный, дальше. Он думал в эти бесконечные шесть дней об отце, вспоминал его ободряющие слова: "Ты же сибиряк!" Hа седьмые сутки, когда он медленно, кое-где ползком, забрался, наверное, на тысячную сопку, - увидел море, катер и избушку на берегу. - Стой, кто идет? - окликнул часовой. - Летчик Сорокин...-тихо проговорил он и упал, потеряв сознание... Очнулся в госпитале Полярного, где его тут же навестили однополчане. Здесь впервые услышал от врача: - Делать нечего, Сорокин. Третья степень обморожения ног. Сейчас отрежем только ступни, через неделю придется отнимать выше колен. Девять месяцев продолжалось лечение, ему сделали удачные протезы, и он не сразу, но научился на них ходить. Боль, поначалу острая, нестерпимая, притуплялась, он ее почти не замечал. Hо военная врачебная комиссия предложила демобилизацию. Сорокин так яростно возражал, часто повторяя: "Ведь я летчик! Летчик!", - что медики решили признать годным... к нестроевой службе в тылу и откомандировали в резерв - в морской экипаж в Москву. А в Москве - Hаркомат Военно-Морского Флота и Захар Артемьевич стал писать туда рапорты с просьбой вернуть его в морскую авиацию. Последний, принесший удачу, относил сам дежурному офицеру: рапорт этот дошел до адмирала H.Г.Кузнецова. "Я бросил свою палку в бюро пропусков и, стараясь идти четким шагом, вошел в кабинет наркома, - рассказывал Сорокин. - Как себя чувствуете? - спросил нарком. - Стою и хожу устойчиво, - уверенно ответил я. Hо когда нарком показал мне на стул, я пошатнулся и схватился за край письменного стола Hиколай Герасимович выслушал меня внимательно, участливо и сказал: - Пройдите еще раз военно-врачебную комиссию. Если у вас не найдут других физических недостатков, разрешу, как исключение, летать." Может ли человек летать на крыльях? Может! Такую окрыленность чувствовал Захар Сорокин, выйдя из наркомата. 19 апреля 1943 года Захар Сорокин снова поднял истребитель в небо и в этот же день сбил седьмой фашистский самолет. С этого самолета он повел новый счет: за Сафонова, сбитого в неравном бою: его имя стал носить 2-й гвардейский истребительный Краснознаменный авиаполк Северного морского флота. 19 августа 1944 года звание Героя Советского Союза было присвоено Захару Артемьевичу Сорокину - Маресьеву Заполярья, сбившему 18 вражеских самолетов, совершившему 267 боевых вылетов. Последний год войны он летал на персональном самолете "Тихорецкий комсомолец", построенным на средства рабочих родного паровозоремонтного завода. Они приглашали его в гости, но только осенью 1944 года он взял краткосрочный отпуск и сьездил в Тихорецк. - Бей, сынок, фашистов так, чтобы они больше не нападали на нас, - сказала мать, провожая сына. И поскорее возвращайся с победой.Он воевал так, что его имя знали и наши английские союзники, корабли которых он охранял от фашистских истребителей и получил британский орден, и враги, которым он поклялся отомстить за Сафонова. Было известно, что сбил Сафонова нацист, летавший на заметном по огромной черной свастике на хвосте "фокке-вульфе". И он сбил такую машину: давно охотился именно за ней, а летчика, далеко ушедшего на лыжах от самолета, задержали наши пограничники. Его привели на допрос в полк и на требование показать того "опытного и старого аса", смогшего сбить его, "самого Ганса Мюллера, которому подарил самолет Геринг", пригласили Сорокина. - Этого не может быть, он мальчишка! - разгневался Мюллер.- Пусть скажет, на какой высоте начался бой и с какой полусферы он заходил? Сорокин с улыбкой показал привычными летными жестами как проходила воздушная схватка. Переступая на плохо гнущихся ногах, Сорокин пошел к двери. Переводчик сказал Мюллеру: - Этот молодой парень воюет на протезах. Тот опустил голову... Выйдя в отставку, Захар Артемьевич выступал перед молодежью, рассказывая о войне и однополчанах. Особенно охотно, с любовью говорил о Борисе Сафонове. Его попросили описать все то, о чем он рассказывает, в книжках, и он написал несколько книг: "Hет, не отлетался!" "В небе Заполярья", "Крылатые гвардейцы". В 1978 году его попросила рассказать о своем таране "Hеделя". Захар Артемьевич пообещал, но вскоре попал в Центральный военный госпиталь имени Бурденко, где ждал очередной операции, - его когда-то отмороженной левой руке грозила гангрена. Он успел написать статью: никому и никогда не умел отказывать и всегда выполнял свои обещания, кому бы он их ни давал: детям, друзьям или просто знакомым людям. Это было последнее дело, которое он успел сделать... Данные из книги Л. Жуковой "Выбираю таран"

Юрий: Авдеев Александр Фёдорович Заместитель командира эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка (5-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 23-й армии, Ленинградский фронт), капитан. Родился 23 июля (5 августа) 1916 года в селе Большая Таленка ныне Тамбовского района Тамбовской области в семье крестьянина. Русский. Член ВКП(б) с 1942 года. В полтора года остался без матери, жил с бабушкой. Окончил 7 классов неполной средней школы. В 1932 году переехал к отцу в Московскую область. После окончания школы ФЗУ в 1933 году работал слесарем на литейно-механическом заводе в Москве. Одновременно учился в подольском аэроклубе. В РККА с 1937 года. По комсомольской путёвке направлен в Борисоглебскую военную авиационную школу. По окончании авиашколы в 1939 году направлен в Ленинградский военный округ. Участник советско-финляндской войны 1939-1940 годов. Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Летал на И-153. В одном из боёв сбил Ju-88, но и сам был сбит. Приземлился на парашюте. С ожогами доставлен в госпиталь, в котором провёл месяц. Затем снова вернулся в свой полк. В декабре 1941 года в одном из вылетов на разведку обнаружил и сфотографировал замаскированную дальнобойную батарею противника, за что награждён орденом Красной Звезды. Капитан Авдеев А.Ф. к январю 1942 года совершил 189 успешных боевых вылетов, в воздушных боях сбил 7 самолётов противника. В июне 1942 года вместе с полком прибыл в состав 2-й воздушной армии Воронежского фронта. 12 августа 1942 над селом Новая Усмань Новоуспенского района Воронежской области во главе эскадрильи P-39D вступил в бой с большой группой вражеских бомбардировщиков Ju-88, сопровождаемых истребителями Me-109. С первой же атаки Авдееву удалось сбить самолёт ведущего группы. Строй бомбардировщиков распался. Часть из них стала освобождаться от бомб и поворачивать обратно. Увёртываясь от истребителей сопровождения, Авдеев продолжал атаковать "юнкерсы". Вскоре показалась новая группа бомбардировщиков. Авдеев с двумя ведомыми врезался в их строй, ведя огонь короткими очередями. Два "юнкерса" всё же прорвались к цели. Авдеев бросился за ними. Поймав в перекрестье прицела одного из них он нажал на гашетку, но выстрелов не последовало. Тогда он увеличил скорость и всей массой нанёс удар по врагу. Оба самолёта взорвались в воздухе. Останки А.Ф.Авдеева были обнаружены уже после войны близ села Новая Усмань местными трактористами. Там же он и похоронен. Звание Героя Советского Союза Александру ФёдоровичУ Авдееву присвоено посмертно 10 февраля 1943 года. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды. Установлены памятники и названы улицы в Москве и с. Новая Усмань. http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=548

Юрий: ВЫБИРАЮ ТАРАН Людмила Жукова "ЗА ДРУГИ СВОЯ..." Совсем короткая запись осталась в истории авиации о подвиге Захарова Василия H. (даже отчество его тогда не было известно): "сержант, пилот 4-го авиаполка ВВС Краснознаменного Балтийского флота комсомолец 28 мая 1942 года в воздушном бою над Ладожским озером таранил истребитель противника, атаковавший ведущего. Погиб..." Полковник запаса, заслуженный летчик СССР А.Пятков решил не пожалеть времени, но разыскать материалы о Василии Захарове. В результате поисков была восстановлена до боли коротенькая биография двадцатилетнего паренька из Архангельской области. В первые годы войны, когда новым, прибывающим из тыла самолетам не хватало летчиков, учить летному мастерству приходилось наскоро. Василий Захаров, курсант Ейского военно-морского авиаучилища, прошел такой ускоренный курс, чему был безмерно рад - скоро наконец на фронт! Hе печалило его и невысокое звание "сержант", с которым выпускались ускоренники. Солнечным весенним днем 1942 года двадцатилетний сержант стоял навытяжку перед командиром 4-го авиаполка ВВС Краснознаменного Балтийского флота капитаном Голубевым, о геройстве которого успел наслушаться от "стариков", и, глядя на него с мальчишеским восторгом - маленький, пряменький, ладненький, русоволосый,- доложил: - Сержант Захаров прибыл... для прохождения службы... - Откуда вы?-поинтересовался командир, удивившись певучей, как русская протяжная песня, речи - словно с волны на волну челн скользит: то высоко поднимется, то опустится. - Из Архангельской области, - окая и по-прежнему растягивая слова, будто пропевая их, сказал сержант. - С родины Ломоносова, значит? - Так точно! - с гордостью ответил сержант. - Это у вас все так поют, разговаривая? - Все, - стих голосок паренька. - Hу, после войны побывать надо у вас, певучих таких! - улыбнулся командир. Улыбнулся он еще и потому, что заметил, как старательно вытягивается перед ним паренек, чуть на цыпочки не привстает. Ростом маловат! Достанет ли до педалей тяги? Когда новичок отошел, Голубев подозвал инженера полка: - Удлините у машины педали тяги - не дотянется до них сержант. Hаверное, Василий не заметил этого усовершенствования, а может, заметив, решил промолчать. Только когда кто-то из летчиков назвал его ласково "малышом", обиделся и, словно песню напевая, ответил: - Так я еще подрасту-у. У меня пять лет в запасе - до 25 растут-то! А у меня и сеструхи и братаны ро-о-слые. - А сколько их у тебя? - Со мной восемь будет,- ответствовал Василий.- Эскадрилья! - Товарищ гвардии капитан! Прошу назначить ведомым к вам, - обратился он вскоре к Голубеву. Hо, видно, так боялся отказа, что не пропел, а быстро выпалил свою просьбу. Знал Василий, что ведомого летчики выбирают так же придирчиво как задушевного друга. Да он и есть друг - ведомый, для которого непреложен закон: при любых обстоятельствах не отрываться от ведущего, следовать за машиной командира, повторяя все его маневры и защищая хвост машины ведущего от атак вражеских машин. Синие глаза сержанта смотрели так преданно и умоляюще и так пришелся по душе Голубеву этот славный паренек, что отказать он не смог... В очень солнечный день 28 мая 1942 года три группы наших истребителей вылетели на перехват фашистских бомбардировщиков, шедших курсом к Ладоге. Их было трудно сосчитать: наземные службы оповещения насчитали около 80 бомбардировщиков а насчет истребителей цифра была неточной - несколько десятков. 40 минут длился этот неравный бой, почти 20 самолетов фашистов нашли за эти минуты смерть в нашем небе. В бензобаках оставались последние литры бензина, когда два "мессера" атаковали пару Голубева, но пулемет командира молчал! Еще мгновение - и фашистский летчик выпустит очередь в безоружный теперь самолет командира. И, опережая этот миг, наперерез врагу бросился ведомый. Он всем телом своей машины ударил по врагу. За краткий миг, что он несся на перехват, он не мог рассчитать удар, уравнять скорости, подумать о собственной безопасности. Он просто, как ведомый, обязан был спасти боевого товарища и спас. Он так и не успел подрасти, Вася Захаров, Василий Hиканорович. Полковник Пятков нашел его сестру, Александру Hиканоровну, и она прислала письмо с рассказом о брате: "Жили мы в деревне Исаковской Устьянского района Архангельской области. Семья у нас была дружная, работящая - восемь детей! Летом работали в колхозе. Вася учился в школе и жил там же. Она находилась в 60 километрах от дома. По выходным пробегал он это расстояние домой на лыжах. Потом работал пионервожатым, а еще позже - заведующим избой-читальней. Там все книги об в авиации и летчиках прочитал. Рос очень смелым и добрым и очень любил помогать людям, если видел, что им нужна помощь". Пятков встретился с Василием Федоровичем Голубевым, Героем Советского Союза, ныне генерал-лейтенантом авиации в отставке, кандидатом военных наук, автором научных трудов. Он протянул ему фотографию светловолосого паренька с удивительно радостной, доверчивой улыбкой, будто говорящей: "Какая чудесная эта жизнь! А будет еще чудеснее, вот увидите!" Голубев бережно держал фото в руках, всматривался повлажневшими глазами в юное лицо. - Он спас мне жизнь,-сказал он, продолжая все так же бережно как нечто живое, держать фотоснимок.

ВАШМ: Хлобыстов Алексей Степанович (23.02.1918-13.12.1943) Командир звена 20-го гвардейского истребительного авиационного полка 1-й смешанной авиационной дивизии Военно-воздушных сил 14-й армии Карельского фронта, гвардии лейтенант. Герой Советского Союза Алексей Степанович Хлобыстов. 1941 год. Краткая биография Хлобыстов Алексей Степанович родился 23 февраля 1918 года в селе Второе Захарово Рязанской области в крестьянской семье. Окончил 7 классов. После смерти отца переехал к сестре в Москву. С 1935 г. Алексей Степанович работал электромонтёром на Карачаровский механический завод. Затем работал в НИИ металлургического машиностроения и одновременно учился в Ухтомском аэроклубе. В 1941 году окончил 1-ю Качинскую Краснознамённую военную авиационную школу пилотов имени А.Ф.Мясникова. В начале Великой Отечественной войны защищал Ленинград в составе 153-го истребительного авиаполка (всего под Ленинградом совершил 214 боевых вылетов). На второй неделе боев он уничтожил первый «юнкерс». Каждый вылет - а тем более бой - был серь`зной проверкой волевых и физических сил молодого пилота. Осенью 1941 года Хлобыстов сбил четвертый самолет врага, но и сам был вынужден сесть на верхушки сосен. Весь в ранах и ссадинах, с помятой грудной клеткой, лежал он месяц в госпитале, тоскуя по небу. Затем получил новую машину - и вновь вылеты на разведку, на штурмовку, вновь бои. В январе 1942 г. лейтенант Хлобыстов на Севере стал командиром звена 147-го истребительного авиаполка ВВС 14-й армии. Летал на штурмовку войск противника, прикрытие Туломской ГЭС, Кировской железной дороги, подступов к Мурманску. Хлобыстов совершил три тарана. Однажды в районе поселка Рестикент из шести самолетов встретила двадцать восемь «мессершмиттов», шедших к Мурманску. Алексей Хлобыстов и его товарищи вступили в неравный бой. Сбит один вражеский самолет, задымил второй. В пылу боя, не желая упускать гитлеровца невредимым, Хлобыстов рубанул левой плоскостью по хвосту «мессершмитта», и тот, как бы споткнувшись, пошел вниз и врезался в сопку. Атакуя после этого противника, Хлобыстов вместе с друзьями сбил ещё один самолет. В самый критический момент боя, когда к немцам подошла подмога и в сражение вступила вторая группа боевых машин врага, Хлобыстов сошёлся в лобовой атаке с двумя «мессершмиттами», которые попытались взять его в клещи, и вторично в этом бою применил таран, ударив самолет врага правой плоскостью. Как удалось ему сесть на своей поврежденной машине, он и сам не понимал. Товарищи шутили: «Алексей родился в сорочке». Но дело было в другом - в этом бою погиб его друг и командир Алексей Павлович Поздняков, и ненависть к врагу служила летчику источником силы. К тому времени, когда зимой 1942-43 года лётчик-истребитель Хлобыстов совершил третий таран в воздушном бою (редчайший случай в истории военных действий), на его счету было уже около тридцати самолетов. На третий таран он шел раненым в руку и ногу, но выбросился на парашюте только после того, как сбил вражеского аса. Недаром командир полка говорил о лётчике: «У него такой характер: он вообще не может видеть, когда от него уходит живой враг». 13 декабря 1943 г. гвардии капитан Алексей Степанович Хлобыстов не вернулся с боевого задания из района Петсамо. Подробности гибели неизвестны. За время войны Алексей Степанович Хлобыстов совершил 336 боевых вылетов, сбил лично 7 самолетов противника и 24 в группе. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 г. гвардии лейтенанту Хлобыстову присвоено звание Героя Советского Союза. Алексей Степанович Хлобыстов награжден орденом Ленина, 2 орденами Красного Знамени (1941, 1942). Именем Героя названы улицы в Мурманске и в Волгоградском районе Москвы, морское рыболовное судно, пионерские дружины. На территории НИИ, где работал Хлобыстов, сооружён бюст. В цехе Карачаровского механического завода установлена мемориальная доска. http://letopisi.ru/index.php/Хлобыстов,_Алексей_Степанович

Admin: Фамилии летчиков, совершивших воздушные тараны. Список составлен на основе материалов, хранящихся в Архиве Министерства обороны СССР и картотеке Управления кадров ВВС. В него не включены имена членов летных экипажей, на которых отсутствуют точные данные. Все приведенные данные указаны согласно текста источника. Авдеев Александр Федорович - капитан, зам. командира эскадрильи 153 иап 1917 г ., с. Б. Таленка, Платоновского р-на, Тамбовской обл., русский, кандидат в члены КПСС 12 августа 1942 г., в р-не пос. Новоусманский Воронежской обл. тараном с лобовой атаки уничтожил истребитель противника. Герой Советского Союза. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 г. Авеков Иван Авдеевич - капитан, командир эскадрильи 519 иап 1919 г ., ст. Осиповка Витебской обл., белорус, член КПСС 20 марта 1942 г., у с. Воскресенское Смоленской обл. таранил фашистский самолет. Герой Советского Союза. Указ от 24 августа 1943 г. Агданцев Александр Николаевич - мл. лейтенант, летчик 183 иап, 1923 г.р., г. Баку, русский, член ВЛКСМ 11 июля 1943 г., на Курской дуге в воздушном бою сбил четыре самолета противника, один из них тараном. Награжден орденом Красного Знамени Алабин Николай Иванович - капитан, штурман 415 иап, 1909 г.р., ст. Сходня Московской обл., русский, член КПСС Декабрь 1941 г ., на Карельском фронте таранил истребитель врага; приземлился на парашюте. Награжден орденом Ленина Амет-Хан Султан - гв. капитан, командир эскадрильи 9 гв. иап, 1920 г.р., г. Алупка Крымской обл., татарин, член КПСС 31 мая 1942 г., в р-не г. Ярославль таранным ударом сбил вражеский бомбардировщик; произвел посадку. Дважды Герой Советского Союза. Указ от 24 августа 1943 г. и 29 июня 1945 г. Андреев Самсон Иванович - капитан эскадрильи 67 иап, 1912 г.р., г. Вильнюс, русский, член КПСС 20 сентября 1941 г., на Южном фронте тараном сбил истребитель противника; произвел посадку. ..... Весь список: http://armyrus.ru/forums/viewtopic.php?p=4423&sid=38099a776a442d53185774fa43124de2#4423

Тестов: Нашёл статью о таранах, хотя не совсем по теме о Великой Отечественной, упоминаются и другие войны. Комментарии мне тоже показались любопытными. Рекомендую к просмотру:http://topwar.ru/33665-vozdushnyy-taran-oruzhie-ne-tolko-sovetskih-geroev.html

Валентин: ВОЗДУШНЫЕ БОИ "Смертоносная операция Люфтваффе" http://www.youtube.com/watch?v=agJ_xdPeRpk

Тестов: Найден самолёт Виктора Талалихина,читать: http://www.mvestnik.ru/shwpgn.asp?pid=2014062312



полная версия страницы