Форум » Все об армии: РККА, СА и РА » Иностранный Легион - альтернатива службе в РА? » Ответить

Иностранный Легион - альтернатива службе в РА?

Admin: Немного истории... Иностранный Легион Французский Иностранный Легион (la Legion etrangere) был сформирован 9 марта 1831 марта. Приказ о его образовании подписал король Франции Луи Филипп. Офицеры были набраны из Великой Армии Наполеона, в солдаты вербовались люди из Италии, Испании, Швейцарии и других Европейских стран. Тогда же была заложена традиция не спрашивать имени новобранца. К русским в Легионе - издавна особое отношение. Нынешний 1-й бронетанковый полк Легиона был создан в 1921 году на основе кавалерии разбитой армии Врангеля. В настоящее время Легион состоит из семи полков (в том числе знаменитый 2-й парашютно-десантный, в состав которого входит спецназ Легиона CRAP, комплектуемый только из добровольцев-офицеров и капралов), одной полубригады и одного специального отряда. Места дислокации - остров Майотт (Каморские острова), Джибути (Северо-Восточная Африка), атолл Муруруа (Тихий океан), Куру (Французская Гвиана), Корсика и в самой Франции. Крупнейшие военные операции, в которых принимали участие легионеры: Участие в штурме Севастополя (1853-1856) Охрана грузов в Мексике (1863-1867) Война за франзуский протекторат в Индокитае (1883-1885) Борьба с освободительным движением на Мадагаскаре (1895) Участие в первой и второй мировых войнах Индокитай (1940-1954) Алжир (1953-1961) Борьба с мятежниками в Заире (1978) Ливан (1982-1983) Персидский залив, захват иракского аэропорта Аль Салман (1991) Миротворческие акции в Магадишу, Боснии (1992-1996) Косово (1999) Русские в Иностранном легионе. Этот материал, никогда ранее не публиковавшийся, подготовлен на основе воспоминаний русского офицера, служившего во французском Иностранном легионе в 20-е годы прошлого столетия. Он представляет особый интерес не только для тех, кого волнует жизнь "солдат удачи", но и для всех, кто пожелает узнать истинную картину службы русских людей в легионе, через который прошли по меньшей мере 10 тысяч наших соотечественников. Николай МАТИН Особый мир. Легион - особый мир. Особое государство. Со своим правовым порядком, отличающимся от всякого другого, со своим бытом, едва ли где-нибудь еще повторимым, со своими подвигами и "преступлениями", о которых мало кто знает. В конце декабря 1920 г. я стал легионером. С середины 1921 г. служил в 1-м кавалерийском полку Иностранного легиона. С этим полком, с этой своеобразной семьей, я пробыл до марта 1927-го. Шесть лет и два месяца. И в эти две с лишним тысячи дней - карьера до бригадира, бои (после каждого - несколько свежих русских могил), дезертирство, каторжные работы в свинцовых рудниках, снова легион, наконец, после тяжелого ранения, - освобождение и... 44 франка пенсии. Место службы - Африка. В конце декабря 1920 г. наша партия в количестве 62 человек, преимущественно казаков, погрузилась на один из коммерческих французских пароходов в Константинополе и, не задерживаясь, отправилась к будущему месту службы - в Африку. Не буду описывать наше душевное состояние: мы покидали родные края на долгое время. Одно успокаивало: едем в Африку, где будем иметь возможность видеть на свободе диких зверей и даже охотиться на них. Иначе нам и не представлялась служба в Иностранном легионе. Да и сами французы говорили, что наши обязанности будут состоять исключительно из охраны караванов и защиты жителей от диких зверей. Восьмидневное путешествие на пароходе. Кормили очень хорошо, но денег не давали, хотя и было обещано выдать аванс в 500 франков, положенных по контракту. На восьмой день прибыли в Марсель, главный распределительный пункт. Первые впечатления. С этого момента отношение к нам со стороны французского начальства заметно ухудшилось. В Марселе нас ожидала французская военная команда, под конвоем которой мы были препровождены в знаменитую крепость Сан-Жан. В тот же день здесь произошло первое столкновение с французами не дав отдохнуть после дороги, нас сразу же заставили подметать и белить крепость. По просьбе казаков я, как немного знавший французский язык, пошел к сержанту и объяснил ему, что мы устали и хотим отдохнуть, на что он в резкой форме заявил, мол, мы не должны забывать, что находимся на французской военной службе и неповиновение повлечет за собой строгое наказание. Передал казакам слова сержанта. Решили на работу не идти, за что я и еще четыре казака-офицера немедленно были арестованы и посажены в карцер. Таким образом французы дали понять, что мы продали себя за 500 франков и права какого бы то ни было голоса не имеем. В Марселе нас держали четыре дня как арестантов, кормили уже не так, как на пароходе, и абсолютно нико-го из крепости не выпускали. На пятый день погрузили на пароход и отправили в Оран-порт в Северной Африке. Дальше нас ждал главный штаб и распределительный пункт в городе Сиди-Белабес. Настроение упало у всех, почти всю дорогу молчали. Обещали нам очень многое: жалованье на всем готовом 150 франков, премия 500 франков и по окончании пятилетнего контракта - по 5 тыс. франков. Самое же главное - это условия жизни: охота, охрана, легкие занятия... Но были обмануты во всем, кроме премии, которую мы получили: 250 франков - по приезде и еще столько же - через четыре месяца. ...Мы - в Сиди-Белабес. Разбиты по взводам, но в одной роте. От казаков, приехавших на две недели раньше нас, узнали, что французы нас обманули, жалованье платят только 25 сантимов в день, что "охоты" они дожидаются уже две недели, и отношение со стороны французов очень скверное, в особенности к офицерам. На другой день - медицинский осмотр. Дальше пошли занятия и всевозможные работы. Такая жизнь продолжалась в течение шести месяцев. После этого французы начали формировать кавалерийский полк, куда попало большинство казаков, в том числе и я. Происходило это в Тунисе, в городе Сус. Эскадрон, где я находился, был отправлен в небольшой арабский городок Гавсу, расположенный недалеко от Сахары и итальянской границы - Триполитании. Там при колоссально высокой температуре мы несли сторожевую службу, и своим чередом велись занятия. Непривычные к такому жаркому климату, многие заболевали. Служба с каждым днем становилась все тяжелее, и среди нас началось массовое дезертирство. Бежали по 2 - 3 человека, бежали, сами не зная куда, лишь бы уйти. Многим удавалось скрываться по нескольку недель, и даже были случаи, что переходили границу, но это случалось очень редко, в большинстве же случаев дезертиров ловили, отдавали под суд, а дальше - в лучшем случае они сидели в тюрьме от шести месяцев с принудительными работами, без зачета срока службы. Недостаток воды и пищи - явление в легионе обыкновенное, но в моей голове не укладывалось, как французы, культурные люди, могут так нагло обманывать, тем более нас, русских, много сделавших для Франции. Слово "легионер" в местном понимании - бандит. Не так давно, всего за 2 - 3 года до приезда в легион русских (1920 г.), взгляд на легионера был таков: после занятий трубач выходил и особым сигналом извещал жителей, что легионеры "идут гулять". Все магазины закрывались. По приезде же русских отношение жителей резко изменилось к лучшему, и многих из нас принимали в частных семейных домах. Не знаю, с какой целью, но французы всячески старались воспрепятствовать нашему сближению с жителями. Были случаи, когда французский офицер, завидя кого-либо из легионеров гуляющим с цивильными, начинал на него кричать на всю улицу, придираясь к чему-либо, и нередко приказывал вернуться в казарму. В итоге "прогулки" - призон. Французская гауптвахта. Несколько слов о французском военном призоне: сажают в одиночную камеру размером 1,2 х 2.6 метра. В камере стоит бетонная кровать. Это - вся обстановка. На ночь выдается половина простого солдатского материала. Утром получаешь кару (четверть литра) темной жидкости кофе с сахаром. После кофе выстраивают всех арестованных и гонят на работы. Правда, работы попадаются иногда легкие, но при 70-градусной жаре вынести любую очень трудно. Обед, если его можно так назвать, состоит из бульона, куска мяса и какого-нибудь легюма (овощи или макароны). Все это смешивается вместе и засыпается на три четверти литра содержимого 3 - 4 столовыми ложками соли. Таким образом, вся эта бурда становится несъедобной. Приходится выливать весь бульон, затем промывать холодной водой (которая дается раз в день) и есть остаток. После "сытного обеда" опять выстраивают на так называемую "гимнастику". Дают вещевой мешок, который наполняется камнями и надевается на плечи. С этим мешком приходится сначала маршировать, потом бегать, потом опять маршировать. Команда "Стой!" и сразу же - "Ложись!", следом - "Вставай!". И так без перерыва раз 20 - 40 (зависит от дежурного маршалла) Большинство изнемогают мгновенно и уже после четвертого-пятого раза не могут подняться. Тяжесть камней - около 35 килограммов. Безусловно, от такой "полезной гимнастики" спины почти у всех разбиты до крови. Экзекуция продолжается 1,5 -2 часа, а после - опять работа до ужина, по качеству такого же, как обед. Побег. Мне самому приходилось несколько раз сидеть в призоне и все это испытать на себе. Очень хотелось бы, чтобы эти строки когда-нибудь попались на глаза какому-нибудь культурному французу. Все это, виденное и испытанное нами, озлобило нас. И вот собралась компания в количестве 27 человек, решившая не бежать, а с оружи-ем в руках и на конях пробиться через цепи гумов (арабы, французская полевая жандармерия), захватить баркас, хотя бы даже с боем, и пробраться в Триполитанию (итальянская колония). План был вы-работан, патроны достали, выступление было назначено на 22 авгу-ста 1922 г. Наконец этот день настал. В 5ч 30 мин утра эскадрон выступил на занятие. Компания наша была подобрана так, что мы были все вместе. Я, как исполняющий должность урядника, повел взвод на занятия Взвод состоял из 42 всадников. Мне предстояло освободиться от тех 15 человек, которые не были посвящены в тайну заговора. Отделив их и приказав идти в ближайшую арабскую деревню, расположенную в трех километрах от нашего плацдарма, и ждать меня там, я с оставшимися якобы поехал на ближайшую жандармскую станцию для принятия 8 дезертировавших легионеров. Предлог был довольно глуп. но в тот момент от волнения я не мог придумать ничего более умного. Лишь только эти 15 скрылись из виду, приказал зарядить карабины и два вьючных пулемета. Мы сняли шапки, перекрестились и двинулись в путь. Первую и вторую цепи гумов прошли благополучно. Но когда стали подходить к 3-й цепи, несколько гумов отделились и вышли нам навстречу, категорически потребовав, чтобы мы повернули н-зад. Видя, что мы очень долго разговариваем, стали подходить другие гумы. Положение становилось критическим, медлить было нельзя. Тогда я по-русски скомандовал: "Рысью, марш!" - и моя группа, смяв гумов, тронулась. Пришлось даже стрелять. Гумы в панике бежали, мы совершенно беспрепятственно дошли до берега, обезоружили еще двоих, охранявших военный сторожевой баркас, оставили лошадей, погрузились и отчалили. Не зная верного расположения этого проклятого залива, мы взяли прямое направление на Триполи. Около 30 километров плыли благополучно, и уже была видна на той стороне сторожевая будка, как почувствовали, что баркас на что-то наткнулся, прошел еще несколько метров и остановился. Мы сели на мель. Несмотря на 5-часовые усилия, ничего сделать не удалось, так как мель тянулась почти на три километра, а до берега было километров 8 -10. За это время была организована погоня за нами. Зная, что мы будем бежать прямым пугем и обязательно сядем на мель, французская рота, вызванная из Меднина (там стоял дисциплинарный батальон), догнала нас. Пришлось сдаваться. Военный суд. В течение почти месяца длилось следствие и, наконец, нам объявили, что мы отданы под военный суд. Положение сразу улучшилось: выдали матрацы, одеяла и даже подушки, разрешили курить. Мы перешли на привилегированное положение, были совершенно освобождены от работ. Начались томительные дни ожидания суда. Накануне его целую ночь я провел в раздумьях. Скажу откровенно: если бы в тот момент у меня была хоть малейшая возможность, я покончил бы жизнь самоубийством. Но под рукой не было абсолютно ничего. На суде многие держали себя спокойно, но некоторые волновались и больше всех я, так как обвинение главным образом ложилось на меня. Представьте мое удивление, когда председатель суда зачитал, что я являюсь главным ответчиком за убийство 16 гумов! Суд длился всего часа два. На вопрос председателя: "Признаете ли себя виновным?", каждый отвечал: "Да". Когда очередь дошла до меня, я заявил: "Нет, не признаю ни по одному пункту". Удивление выразилось на лицах членов суда. Я сразу понял, что если скажу "да", то этим подпишу себе приговор на 10 лет, а потому решил идти ва-банк, чем спас себя от неминуемой гибели. Я совершенно не слышал обвинительной речи прокурора, всецело поглощенный тем, что буду говорить. Наконец очередь дошла до меня. К сожалению, я не настолько владел французским, чтобы сказать все, что было у меня на душе Но главную мысль высказал. Правда, три раза председатель суда меня прерывал, говоря, чтобы я не забывался, но все-таки чувствовалось, что он был уже на нашей стороне. Речь зашла об офицерской чести, и я привел пример, когда французский офицер, заведомо зная, что я такой же офицер, как и он, явно издевался надо мной, заставляя без передышки садиться на лошадь и слезать с нее без седла 48 раз. Когда я не мог уже даже подпрыгнуть, то не французский офицер, а лошадь догадалась, нагнула голову и форменным образом вкатила меня на себя. Закончил я словами. "Мы, русские офицеры, попавшие в легион, потеряли обманным путем свою Родину, но чести мы не теряем, и смешно говорить о чести французскому офицеру, позорящему не только свою честь, но даже нацию такими поступками". На вопрос председателя, могу ли я назвать фамилию этого офицера, я охотно ее назвал, добавив, что он был одно время в России и пользовался гостеприимством (вскоре после суда офицер был переведен в один из спанских кавалерийских полков) И что мы, русские, были слишком наивны, видя во французах только союзников, а в гражданскую войну и во время эвакуации смотрели как на спасителей. Приговор. Моя ставка была выиграна, заметно было, что весь состав суда оказался на моей стороне... Приговоры были довольно гуманными и на разные сроки, начиная от 6 месяцев и кончая годом тюремного заключения с принудительными работами. Я был приговорен к трем годам каторжных работ. Итак, моя судьба была решена. Три года прожить среди арестантов, в большинстве своем уголовников. Ждать отправки пришлось недолго: на третий день партия в количестве 12 человек была поса-жена в вагон и убыла в местечко Тубурсук, в 120 километрах от Туниса. Тубурсук - это каторжная тюрьма, предназначенная для 7 тыс арестантов. В действительности же там было около 11 тыс. Тюрьма окружена со всех сторон беспрерывной цепью совершенно голых гор. В горах находились свинцовые рудники, где нам предстояло работать. Погода стояла ужасная. Сильный ветер и холодный дождь, смешанный со снегом, били прямо в лицо, так что идти в кандалах было очень трудно. Но французский сержант, сопровождавший нас, мало об этом беспокоился. Сидя на коне, он подгонял заключенных резиновым стэком. Нам предстояло пройти 8 километров. Наконец показались огоньки. Еще полчаса - и мы у ворот тюрьмы. Ввели в холодную полутемную комнату. Сняли кандалы, приказали раздеться. Голых построили в одну шеренгу Под сильным дождем и снегом мелкими шагами повели через весь двор в душевую с совершенно холодной водой. Затем привели в приготовленное для нас помещение. Это была длинная комната с выбитыми стеклами. На полулежали доски и кое-где валялись обрывки одеял. От холода о сне думать не приходилось, так что все эти три дня я провел, прогуливаясь по комнате. На 3-й день почувствовал себя нездоровым. Заявлять об этом было нельзя, так как на 4-й день бывает "медицинский осмотр" и только там можно сказать о своей болезни. Медосмотр по-французски. Настал день медицинского осмотра. Пришел доктор, обошел шеренгу и, ничего не спросив, взял у сержанта книгу, подписал ее и собрался уходить. Только тогда я заявил, что болен. Военный доктор с искаженным от злобы лицом подошел ко мне и с силой ударил в грудь, чуть не свалив на пол. "О да, он слаб, пересадите его на "диету". Затем повернулся и вышел. После осмотра нас повели в спальню, где мне пришлось прожить 14 месяцев за исключением 18 дней, тех, что я провел в тюремном лазарете. На другой день у меня был сильный жар, но на работу все же погнали. С довольно высокой температурой проработал два дня. Приходилось трудиться, нагружая вагонетки, стоя почти по колено в воде. На третий день утром я подняться уже не мог. Пинками в бок и дерганьем за уши сержант хотел заставить меня встать, но я еле шевелил руками. Отправили в лазарет. Оказалось воспаление легких. Амнистия. ...Прошли месяцы. Многие мои приятели были уже освобождены. Сердце щемило при одной мысли, что придется сидеть еще 26 месяцев. Но неожиданно разнесся слух об амнистии. В первых числах декабря 1923 г. в нашу камеру вошел комендант тюрьмы и объявил: президент Французской республики амнистирует нас. Он начал читать амнистированных по фамилиям. Наконец, назвав мою фамилию, подошел ко мне, взял за пуговицу арестантской куртки и сказал, что он имеет распоряжение от высшего начальства взять с меня слово о том, что я никогда не буду больше не только дезертировать, но даже и думать об этом. Мне страшно хотелось ударить по руке этого зверя-коменданта - офицера французской армии, но зная, чем это кончится, я в вежливой форме ответил, что, мол, мне странно слышать это, тем более от французского офицера. Я заявил, что считаю себя во французском Иностранном легионе пленником, а потому такого слова дать не могу. Я знал, что это скорее всего собственная выдумка коменданта. Возвращение в легион. И вот, наконец, полк. Наручники сняты, и после некоторых формальностей я свободен. Сразу же из караульного помещения ме-ня подхватили на руки и на руках понесли прямо в комнату. В этот вечер я был сильно пьян... Служба в легионе протекала довольно своеобразно: занятия, работа, караул, патруль за дезертирами и пьянство. Иногда случались драки. В особенности частыми они были между поляками и немцами. Но замечательно то, что как бы друг с другом не враждовали и не дрались в расположении картье (казармы), достаточно было выйти в город, как все забывалось и один стоял за другого. Не дай Бог, если кто тронет легионера в городе! Впрочем это не мешало вернувшемуся в казарму из города подраться с тем, кого только что защищал. Нередко дело доходило и до поножовщины... Такая жизнь, безусловно, не могла отразиться хорошо, а потому в большинстве случаев под конец службы легионеры становились пьяницами и неврастениками. На войну! Вскоре пошли слухи, что эскадрон должен идти в Сирию. Ожидания наши длились недолго. Выступал эскадрон под командой бездарного капитана Ландрио. После восьмидневного пути мы прибыли в Бейрут. Целую неделю патрулировали город. Потом нас продвинули ближе к крепости Суйде, где мы несли сторожевое охранение. В крепости в течение трех месяцев находился французский батальон, окруженный друзами. Положение его было страшным. Продукты - хлеб, консервы и мороженое молоко - им сбрасывали с аэроплана, хотя последнее почти никогда не долетало, еще в воздухе таяло. Численность друзов, окруживших Суйде, была приблизительно около 6-8 тыс. Нашему эскадрону при содействии французской колониальной пехоты был дан приказ атаковать друзов и освободить французов из крепости. ...Друзы, как сумасшедшие, неслись на нас, и казалось, вот-вот раздавят своей численностью, но благодаря удачным залпам они были остановлены, запаниковали. Воспользовавшись их смятением, мы бросились в атаку и пробились в Суйде. Заперев за собой ворота крепости, увидели ужасную картину: по всем углам лежали истощенные французы. Многие даже не могли двигаться. Нас в крепости оказалось мало: больше 80 человек было убито и приблизительно столько же ранено. На рассвете подошло подкрепление, и друзы были разбиты. Они оставили на поле боя больше 1000 убитых. Меня заинтересовала обстановка боя, и я выглянул через стену. Увидел бегущих друзов. Всевозможных цветов знамена развевались в их рядах. Смотрел не больше одной минуты, как почувствовал, что меня что-то ударило в голову. Упал. Минуты через 2-3 потерял сознание. И... 44 франка пенсии. В лазарете в Бейруте пробыл 6 дней, в течение которых почти все время был без сознания. Рана пришлась на затылочную часть, я нуждался в операции, так как пуля оставалась в голове. На 7-й день нас погрузили на военный миноносец и через Марсель отправили в Бизерту. На миноносце было великолепно - чудный уход, внимательное отношение со стороны начальства, вообще чувствовали себя как в хорошем госпитале в России. Трепанация прошла успешно. Пролежав в госпитале несколько месяцев, был выписан и опять попал в строй. Но ранение давало о себе знать. На комиссию я был представлен за 20 дней до окончания срока службы. Она была поверхностной. Доктора быстро решили, что я к службе "не годен", дав мне отставку и.. 44 франка пенсии. Об обещаных куда более внушительных суммах говорить не приходилось... Все пережитое за это время настолько озлобило меня против французов, что я решил ни в коем случае не оставаться во Франции. Я уехал в другую страну. Подготовил Сергей Балмасов. http://ffl.narod.ru/sof2001103.htm

Ответов - 15

Admin: Русские в бандерах* Испанского иностранного легиона Как это ни странно, но нам до сих пор почти ничего не известно о жизни иностранных легионов разных стран. Больше других известен Французский. О таких же, как Английский, Голландский, Испанский иностранные легионы, мы знаем очень мало. Поэтому поговорим сегодня об Испанском легионе. Хотя по численному составу он значительно меньше Французского, это подразделение никак нельзя назвать его уменьшенной копией. Если французы отметились в самых разных странах – от Мексики до Индокитая, то у испанцев не такая богатая боевая биография. Дело в том, что Испания уже к началу XIX века потеряла большую часть своих колоний и нуждалась не столько в приобретении новых владений, как это было у Франции в то время, сколько в удержании под своей властью остатков былого могущества. По этой причине численность Французского иностранного легиона все больше увеличивалась, а Испанского – постепенно сокращалась. Своим созданием испанский Иностранный легион обязан Хосе Мильяну Астраю, легендарному генералу (в то время подполковнику), проявлявшему на поле боя чудеса храбрости и потерявшему в сражениях руку и глаз. Именно ему, герою войны в Марокко, неизменно сражавшемуся в первых рядах и лично поднимавшему бойцов в атаку, принадлежит вошедшая в историю фраза "Да здравствует смерть, и да погибнет разум!" ("Viva la muerte, y muera la inteligencia!") Первая ее часть - "Да здравствует смерть!" - являлась боевым кличем Легиона. Для Испании XIX века важной задачей было удержание ее владений в Марокко, позволяющих контролировать выход из Средиземного моря в Атлантику. Долгое время власть как испанцев, так и французов в Марокко была номинальной и распространялась лишь на крупные города и прибрежную полосу. Жители внутренних районов – арабы и берберы – отказывались подчиняться завоевателям Война с ними в горах была очень тяжелой и кровопролитной. Поэтому основную тяжесть борьбы с марокканцами взяли на себя иностранные легионы Франции и Испании, используемые своими хозяевами как пушечное мясо и бросаемые на самые гибельные участки. Особым испытанием как для Французского, так и для Испанского легионов была война против вождя марокканцев Абд-Эль-Керима в 1921 – 1926 годах. Однако это тема особой статьи. Мы же расскажем о наиболее значительной войне, в которой пришлось принять участие Испанскому легиону, – гражданской войне в Испании 1936-1939 годов. До сих пор россиянам было известно о том, что тысячи советских солдат и офицеров принимали участие в этой войне на стороне республиканцев против сторонников генерала Франко. Мало кому известно, что многие десятки наших соотечественников сражались на другой стороне баррикад, под знаменами национальной Испании и трехцветным российским флагом, в т.ч. и в рядах Испанского иностранного легиона. Легион – оплот генерала Франко До событий 1936 г. – прихода к власти в Испании прокоммунистического правительства и восстания против него 18 июля 1936 г. армии, в т.ч. и Испанского легиона, русских проживало в этой стране по сравнению с другими территориями Европы немного. Правда, известно, что в Испанском легионе еще до гражданской войны в этой стране служили с 1932 г. по крайней мере четверо наших соотечественников, покинувших Россию после событий 1917 г. Они приняли участие в составе Испанского легиона в подавлении Октябрьского прокоммунистического восстания 1934 г. в Астурии, где Москва, руками Коммунистического Интернационала (Коминтерна) – международной организации, созданной для свержения капиталистических правительств по всему земному шару, уже тогда пыталась устроить революцию для распространения ее на другие страны. Этим Испанский иностранный легион снискал у коммунистов славу одного из самых ненавистных подразделений Франко. Неудача, стоившая многих жизней легионеров и еще больше – восставших рабочих, не остановила идеологов коммунизма из СССР. В 1936 г. им удалось привести к власти свое правительство. Однако попытка дальнейшего расширения революции натолкнулась на сопротивление испанской армии. Пожалуй, самым серьезным оплотом генерала Франко против левых, взявших власть в Мадриде, был Испанский иностранный легион, солдаты и офицеры которого одними из первых поднялись на борьбу против коммунистов. События в Испании были восприняты русскими эмигрантами как продолжение гражданской войны и борьбы с коммунизмом, которую еще недавно вели на просторах Родины. Франко именовался в белогвардейской прессе того времени испанским Корниловым, а франкисты – белогвардейцами и корниловцами. Действительно, многое из происходившего в Испании до боли напоминало гражданскую войну в России: разорения храмов, красный террор госбезопасности против интеллигенции, зажиточных слоев населения, офицеров, кровавые бесчинства коммунистов и анархистов, социализация женщин, аресты и расстрелы противников республиканцев, тот же интернациональный сброд, съехавшийся на гражданскую войну, чтобы грабить, насиловать, убивать под флагом борьбы с фашистами. Лозунги Франко также сильно напоминали идеологию белых генералов: "За единую и неделимую страну", бескомпромиссная борьба против коммунистов, свободный выбор населением будущего устройства государства. На помощь генералу Франко были отправлены десятки и сотни русских добровольцев. В основном это были проживавшие во Франции белогвардейцы, связанные с Российским общевоинским союзом (РОВС). Однако широкомасштабную помощь РОВС генералу Франко оказать не смог. Полусоциалистическое правительство Франции, узнав о помощи русских белогвардейцев антикоммунистическим силам Испании, закрыло для них границу и не позволяло им помогать франкистам. Впрочем, данный запрет не распространялся на военные грузы, включая танки и самолеты, а также на красных добровольцев Коминтерна, которые тысячами переправлялись через границу и вливались в красные интернациональные бригады. Сначала положение Франко было очень тяжелым: поднятое им восстание было успешным лишь отчасти, т.к. не достигло своей основной цели – быстрого свержения прокоммунистического правительства. К тому же столица Испании осталась в руках левых. Большинство стран мира, включая и США, лицемерно высказавшись о невмешательстве в испанские дела, тайком помогали коммунистам и их союзникам. Первые полгода борьбы движению Франко серьезно почти никто не помогал. Германия и Италия признали с большими колебаниями правительство Франко только в ноябре 1936 г., поскольку его Гитлер и Муссолини не считали родственным им "по духу". Практическое оказание ему помощи стало осуществляться лишь с конца того же года. Это произошло лишь тогда, когда они поняли, что лучше Франко, чем коммунисты. В это время отношение к русским в Испании было неоднозначным. Однако почти у всех слово "русский" ассоциировалось со словом "коммунист". Доходило до того, что нередки были случаи, когда проделавших долгий путь русских добровольцев, затративших солидные суммы денег на дорогу, франкисты отсылали обратно, подозревая в них агентов коммунистов. Вообще даже в среде испанской интеллигенции о России и русских мало что знали, а большинство населения считало, что там "царь с царицей по имени Распутин выгнали прежнего царя Троцкого, который убил Ленина". К началу гражданской войны Испанский иностранный легион делился на бандер

Admin: Ну это, скажите, было давно, да и поступали на службу в Иностранный легион русские офицеры, оставшиеся после революции и гражданской войны без родины, да нижние чины, выбравшие наименьшее из двух зол: подыхать на чужбине от непосильной работы в лагерях военнопленных или служить в легионе... Но недавние события показали, что и сейчас парни-славяне выбирают "альтернативную" службу. Голубые береты Иностранного легиона Вы никогда не хотели записаться в Иностранный легион? Красивая форма, зарплата не менее тысячи долларов в месяц, участие в боевых действиях обеспечено, а через пять лет французское гражданство. Не подходит? А если вы -- курсант военного училища? Две недели назад мне в руки попал секретный проект вербовки российских курсантов во французский Иностранный легион. 10-страничный проект содержит полный и подробный бизнес-план. На нем нет только визы руководства легиона. Пока. Но главная цель прописана довольно четко -- "продвижение Иностранного легиона и набор граждан СНГ". Не всех подряд, естественно. Легиону, самой знаменитой в мире организации наемников, существующей с 1831 года, требуется высококвалифицированное "пушечное мясо". Видимо, именно поэтому французы решили расположить штаб-квартиру организации, которая займется вербовкой (Ассоциация ветеранов Иностранного легиона), в Рязани. У французов железная логика: "В этом городе чтут военные традиции, здесь расположены три высших военных училища..." И хотя общеизвестно, что по большей части в легионеры идет разномастный сброд -- люди, которым есть что скрывать от правосудия и прирожденные убийцы, французы не сомневаются, что русские пополнят ряды наемников. К сожалению, многие наши спецназовцы, столкнувшись с дилеммой "в киллеры или в наемники", вполне могут выбрать легион. Легион меняет тактику И раньше было известно, что вербовщики из легиона работают в России. В 1998 году, лишь по официальным данным, во французские наемники подались 57 россиян. Однако вербовать в свои ряды за рубежом Иностранному легиону запрещено. Во французском посольстве вам быстро объяснят, что записаться в наемники можно только выехав во Францию. Но это официально. На деле в российских газетах уже несколько лет появляются объявления о наборе в легион. Создание Ассоциации ветеранов легиона в России -- это уже качественно другой уровень. Причем на этот раз французы вовсе не считают нужным скрывать свои действия, предлагая даже продумать проведение пропагандистской кампании вокруг создания ассоциации. И если легион чуть ли не впервые в своей полуторавековой истории столь резко меняет тактику -- значит, цель того стоит. Правда, в прошлом русские не раз пополняли ряды легионеров: не одна сотня белых офицеров сгинула в легионе, неизвестно сколько пленных после Второй мировой не захотели возвращаться в СССР и подались в наемники. Когда я только получил проект, то подумал, что создание ассоциации -- частная инициатива автора документа, некоего Луи Канака. Но вскоре я выяснил, что Канак -- сам бывший легионер. Он часто бывает в России, а по приезде останавливается в Рязани. Кроме того, удалось получить некоторые доказательства того, что затею бывшего легионера серьезно рассматривают в руководстве легиона. "Известия" располагают перепиской Канака с руководителем Федерации ассоциаций ветеранов легиона генералом Жакобом. Так вот генерал, несмотря на то, что попросил Канака не проявлять до поры до времени излишней активности, все-таки не отверг самой идеи. А сам Канак сообщил мне, что со дня на день в Париже может быть принято судьбоносное решение... Сейчас в Рязани уже открыт так называемый "контактный адрес", по которому может обратиться любой желающий завербоваться в легион. Главная цель -- десантник? Из разговора с Канаком выяснилось, что после того как в 1996 году Рязанское училище ВДВ с официальным визитом посетили французские парашютисты, в легионе явно положили глаз на голубые береты. И подготовка у них соответствующая, и идеология вроде бы подходящая. Однако уже в электричке по дороге в Рязань обнаружилось, что легионеров интересуют не только десантники. Рядом со мной сел выпускник Рязанского военного училища связи. На всякий случай спрашиваю: -- Говорят, что сейчас в военных вузах активно вербуют в Иностранный легион. Ты что-нибудь слышал об этом? -- Слышал, конечно. Но я точно не знаю, я же анкеты не стал заполнять... -- Постой, какие еще анкеты? -- Ну, еще когда я в Томске в училище до третьего курса учился, там нам анкеты раздавали для вступления в легион. Многие заполняли. -- Многие -- это сколько? -- Ну, из моей группы -- это 25 человек -- 5 заполнили... Ну а что, условия здесь и там похожи -- в легионе надо пять лет оттрубить и здесь контракт пятилетний. А если выбирать, здесь -- в Чечне или Таджикистане -- или в легионе, то для многих лучше там... Признаться, такого поворота я меньше всего ожидал. Получается, что еще два года назад среди томских связистов работали вербовщики легиона. Причем, видимо, очень успешно. Кстати, а ведь в списке приоритетных для легиона городов, судя по тексту проекта, стоят еще Тамбов, Тула, Липецк, Нижний Новгород, Владимир... Потом, уже в Рязани, мне попадались курсанты из училищ МВД, связи, автомобильного. Реакция ребят на известие, что в городе скоро появится Ассоциация ветеранов легиона, была у всех примерно одна и та же: "Здорово, а что, прямо у нас откроют? А какие там условия?" У многих мечтательно загорались глаза... Девушка-лейтенант с пятого курса автомобильного, мило улыбаясь, спросила: "А женщин в легион берут?" Пришлось ее разочаровать. Но если даже курсанты вполне "мирных" военных училищ -- связи и автомобильного -- не видят ничего зазорного в службе в Иностранном легионе, то что ждать от десантников, с их "зубодробительной" репутацией? В Рязани я прежде всего отправился в полк ВДВ, расквартированный на окраине города. У КПП натыкаюсь на четверку офицеров -- лет по тридцать пять, лица задубевшие, брови выгоревшие. Спрашиваю про легион, мол, пошли бы. -- Да не знаю, у каждого своя голова на плечах. Старослужащие могут. Но не офицеры -- у нас и так в полку офицеров не хватает. Лично я присягал одному флагу, одной стране. Я не проститутка. Кто Чечню прошел, тот в легион не пойдет. Так, похоже, эти могут вербовщику и по шее надавать. Осторожно интересуюсь: -- А курсанты могут завербоваться? -- Эти могут. Но они там не потянут. Там, в легионе, знаешь, какие нагрузки? Они у нас-то в полку не выдерживают -- из училища половина бакланов приходит. Вон два взводных прибыли в прошлом году, так оба сейчас увольняются. Отправляюсь к местным сотрудникам ФСБ. Выкладываю начальнику отдела военной контрразведки рязанского гарнизона подполковнику Анатолию Звездочкину все, что знаю об Ассоциации легионеров. Информации о легионе он обрадовался, но знает не больше моего: "Ух ты, спасибо. У нас есть непроверенная информация, что такие настроения бродят среди курсантов, особенно у десантников. Ну, их сама учетная специальность к этому обязывает. Мы знаем, что многие бывшие военнослужащие, которые пошли в легион, теперь стремятся поддерживать контакт с теми, кто служит. Но чтоб организация..." Курсанты В общем ясно, дальше откладывать разговор с курсантами ВДВ уже явно нельзя. Между тем, еще рыская по городу в поисках курсантов других училищ, я обратил внимание, что даже на первый взгляд курсанты ВДВ сильно отличаются от других. Дело в том, что "береты" передвигаются по городу исключительно бегом. Правда, потом другие курсанты мне объяснили, в чем причина их необычайной подвижности: "У них режим жестче. У нас увольнительные каждый день, а у них -- раз в неделю, да и то лишь для 4-го и 5-го курсов. А в середине недели отпускают только женатых". Встаю перед входом в институт. Вижу двух здоровенных ребят, только что выбежавших из КПП. Ну, ноги в руки: -- Я журналист из Москвы. Говорят, тут вас в Иностранный легион вербуют... -- В легион? Да ну, чего нас вербовать, мы еще четвертый курс. Вы к полковнику Щербакову обратитесь, он у нас по этой части. Стоп. Неужели на первой же минуте мне повезло, и я узнал фамилию человека, который тайно вербует курсантов для Легиона? -- А кто этот Щербаков? -- Зам по воспитательной работе. Он занимается вопросами распределения, контрактов там... -- Ребята, да вы что! Легион -- это в другую страну, в иностранную армию, вы понимаете? -- Да какая разница, все равно это к Щербакову. Только он сейчас боится журналистов. -- А что? -- Да полтора месяца назад четыре связиста одному нашему с пятого курса дали по голове, так у нас весь пятый курс сорвался -- 300 человек. 150 в увольнении было, остальные -- в самоход. Разнесли связистов, конечно. Кому-то руку сломали. Ворвались на КПП, там стоит курсант с девушкой. Ей -- девушка, подвинься, ему -- в голову. Он орет -- за что? Мы -- известно за что -- за ВДВ! Нам такой разнос потом был... Вдруг замечаю, что из института, озираясь, выходят 8 курсантов. Время -- девять вечера. Ну наконец-то. Ребята явно тронулись в "самоход" -- может, хоть так я что-нибудь узнаю. В ярко-желтом пиджаке на абсолютно пустой улице крадусь за курсантами. Будущие офицеры подходят к ближайшему строящемуся дому и отправляют двух своих на разведку. Через пять минут те возвращаются и зовут за собой остальных. Все восемь скрываются за забором. Через десять минут они возвращаются. Тут я готов ругаться уже нецензурно: вся группа с гордыми лицами нашкодивших подростков возвращается к КПП с кирпичами в руках. Не хватает им, видите ли, материала для тренировок, а тут стройка неподалеку... Лингвисты в беретах На следующий день по совету курсантов я попытался прорваться к полковнику Щербакову. Правда, его мне отловить так и не удалось -- в институт приехал зам командующего ВДВ, и начальству было не до журналистов. В результате меня принял его заместитель. Подполковник В.Н. Шовкань был сух и наотрез отказался официально представиться. Все подозрения о вербовочной работе среди курсантов эмиссаров легиона он начисто отверг: -- Нет для нас такой проблемы. Нет среди курсантов никаких волнений, никаких там настроений. Да и зачем им в легион? Бежать от Чечни? У нас с первого курса курсанты знают, что они пойдут на войну. Не в Чечню, так в Абхазию, или Таджикистан, или Косово. У нас снижения набора не было даже в 1994--1995 гг., когда началась первая Чечня... И в этом году, кстати, у нас полный набор. Вопрос про зарплату -- дескать, там же больше платят, не боитесь ли, что переманят, -- подполковник искренне не понимает: -- Зарплата? За то, что десантник, им полагается плюс 20 процентов -- это 160 рублей. Всего набегает около 2 тысяч. Мало? Ну и что? Да вы поймите, вот у них каникулы после выпуска -- месяц, а потом они сразу на войну идут. Какой легион? Выйдя от подполковника, я бреду по главной аллее училища, всю уставленную бюстами выпускников -- Героев России (бюсты начищены и сверкают -- ведь 25 июня выпуск). Логику курсантов других училищ я понимаю: они получили приличное образование и сейчас просто высчитывают, что выгоднее -- остаться в армии, уйти на гражданку или пойти в легион. Эту логику я, закончив московскую школу, где из всего класса в армию не попал ни один выпускник, понять могу. Но что движет десантниками, мне, признаться, не совсем ясно... Уже при выходе из института на КПП меня ловят дежурные с третьего курса. В который раз объясняю, что приехал по поводу легиона. И вдруг: -- Конечно, знаем. С нашего третьего курса полгода назад двое бежали в легион. Ну, они украли машину и за ними погналась милиция. Оторвались и рванули по объявлению набора в легион в Санкт-Петербург. Там их и взяли. Дело удалось замять, а ребят отправили в войска. Да дураки, объявлению поверили... Речь идет об объявлениях, несколько раз появлявшихся в русской версии "профильного" международного журнала "Солдат удачи" и паре "желтых" изданий. Тем не менее ребята рассказывают, что у них на курсе -- культ легиона. Ребята собирают статьи о нем, выписывают журнал "Солдат удачи". И даже по примеру легионеров курсанты взяли моду носить береты на несколько размеров меньше. Начальство, естественно, в истерике. Спрашиваю: -- Ну а сами бы пошли в легион? Мнутся. Наконец говорят, что многие с курса пошли бы: -- У нас тут много деревянных, на голову пробитых. -- Это что значит? -- Ну, которым только дай повоевать. У нас ведь все знают, что пойдут на войну. За этим и шли. Вот у нас с курса Дима Миронов был отчислен: его в войска отправили. Попал в Таджикистан на пост пограничный. А духи на его пост напали. Он до последнего держался -- пять ранений, третье -- смертельное. Нам потом кассету привезли, где заснят его пост, и видеозапись его последняя -- как раз как он пост принимал. Его к Герою России посмертно представили и навечно в списки училища внесли. В курсантских глазах -- зависть. Да, надо вам, полковник Щербаков, пятерку по воспитательной работе ставить. -- У нас все преподаватели, которые по военным предметам, -- все прошли войны. Минимум Афган, минимум два раза. Учебники по Чечне уже есть, только они ДСП, и их на ночь лишь офицерам выдают. Но это ничего, пакет пряников купишь офицеру, он тебе книг пять возьмет. Ведь интересно же! -- Гражданская специальность у нас -- инженер-механик. Но это смешно, танк я конечно разберу, могу водить все, что движется, но дальше-то что? За все время существования училища, говорят, только один пошел в инженеры. Или вот: первая рота у нас разведывательная, так там гражданская специальность -- лингвисты... Это же несерьезно. В КПП заходит высокий сержант ВДВ. Третьекурсники (напоминаю, будущие офицеры) вдруг вытягиваются перед ним как перед полковником. Сержант сухо спрашивает: -- Второй курс где? -- На занятиях, только в восемь освободятся. -- Блин, я сегодня в Косово уезжаю, мне друга повидать... -- Извини, но до вечера мы его не вытащим. Сержант уходит, а курсанты с гордостью говорят, что полк у них стоит знаменитый, половина личного состава всегда где-нибудь в миротворцах. Я ухожу, а курсант спрашивает меня напоследок: -- Слушай, а если ассоциация эта у нас откроется, мы об этом узнаем? Одной крови Десантники, с одной стороны, как бы обычные студенты: снимают квартиры на четверых ("чтоб было где в гражданку переодеваться"), бьются с соседями, стесняются, что перед длинными кроссами приходится под сапоги одевать женские чулки, чтоб не натирало. Мечтают о хорошем распределении. Но другой работы кроме как воевать (не служить) для себя они не видят. Не мне судить, похожи ли десантники на легионеров. Но все-таки они одной крови. Да, те, что горячие точки прошли, в легион пойдут вряд ли. Курсанты -- другое дело: боюсь, что у бывшего легионера Луи Конака есть шансы договориться с ними. Морального права переубеждать их у нас нет. Но вот лишь два факта. Еще весной прошлого года появились первые сведения об Иностранном легионе в Косово. Тогда отставной хорватский генерал Анте Росо заявил, что на югославской территории действуют бойцы второго парашютного полка легиона. К лету в Косово официально стояли уже две роты легиона. Так что новые легионеры могут встретить своих бывших сокурсников в Косово, но, может статься, с другой стороны баррикад. Кроме того, может быть и более неприятная встреча. Весной этого года появились данные о том, что ряд чеченских боевиков перебрались в Великобританию, оттуда выехали во Францию и записались в Иностранный легион... Адвокат Эмиссары легиона подумали и о юридической помощи желающим стать легионерами. В проекте даже указаны имя и телефоны конкретного адвоката, который занимается помощью легионерам. Мне удалось разыскать Сергея Владимировича Тхака. Он трудится в консультации № 7 Московского юридического центра. Коллеги отзываются о нем как о высококлассном профессионале. Вопросу о легионе он не удивился: -- Мне посоветовали к вам обратиться мои французские друзья по поводу Иностранного легиона. Мне сказали, что вы занимались практикой по этому поводу. -- Ну, я кое-что знаю по этому поводу. Но это надо искать вербовщиков, знаете, через газеты, объявления и т.п. А что вас конкретно интересует? -- Меня интересует юридическая сторона этого вопроса -- то есть подпадает ли гражданин России, если нанимается, под статью о наемничестве? Я слышал, что ответственность по статье 359, ч. 3 УК РФ наступает только за участие наемника в вооруженных конфликтах, а к легиону это вроде бы не относится... -- Да, легионер подпадет, если только будет официальное подтверждение, что этот человек в составе легиона участвовал в вооруженных конфликтах. Это должна быть официальная бумага -- письмо соответствующих организаций, публикация в прессе и т.п. Только тогда прокуратура и ФСБ могут возбудить уголовное дело. Но эту бумагу очень сложно получить. И случаев привлечения легионеров к ответственности в России, по-моему, не было. Кроме того, существует срок давности -- кажется, десять лет. По-моему, если только люди в Чечню уезжали, их брали, а так... -- А вербовщики подпадают под эту ответственность? -- Ну, от тех, кого я знаю, я, честно говоря, не слышал, чтобы они там попадали в такие ситуации. У нас о таком я не слышал, но в Европе были какие-то случаи... Посткриптум. Спустя месяц после выхода текста по своим каналам я узнал, что в Париже состоялось специальное совещание, на котором было принято решение идею создания российской Ассоциации легионеров похоронить. Дело закрыть… Андрей СОЛДАТОВ, “Известия”, 27.06.2000 http://www.agentura.ru/dossier/france/legion/ Форум русского сайта о французском Иностранном легионе http://www.legionetrangere.ru/forum/index.php?act=idx

SuperAdmin: "На галере нужно держаться вместе… " (исповедь легионера) Французский Иностранный легион свою деятельность старается не афишировать. Оно и понятно: на протяжении полутора веков Франция при защите собственных интересов и расширении сферы влияния в странах третьего мира зачастую использовала легионеров-контрактников в качестве пушечного мяса, их руками делалась самая грязная либо самая рутинная работа. Тем не менее желающих примерить белое кепи «солдата удачи» всегда было предостаточно, а с падением «железного занавеса» среди новобранцев все чаще стала звучать русская речь. Мой собеседник демобилизовался из Иностранного легиона в 2001 году в звании капрала, отслужив пять лет в Первом саперном полку. Его регистрационный номер — 188021. А вот имя и фамилию он попросил не называть: ему неизвестно отношение нашего государства к такому поступку. Все-таки он гражданин Беларуси, хотя и имеет вид на жительство во Франции. — Сегодня у меня перед легионом нет никаких обязательств, — сказал сидящий напротив молодой человек, закуривая сигарету. — Я свое отслужил. Поэтому можешь спрашивать обо всем, что тебя интересует. — Что ж, тогда открой «военную тайну»: кто и как поступает в легион? — Путь в легион открыт для всех желающих, независимо от расовой, религиозной и прочих принадлежностей. В 2000 году здесь несли службу 7,5 тысячи контрактников (в 1996 году — 9 тысяч) более чем сотни национальностей. Примечательно, что 26 процентов от общей численности составляют русскоязычные граждане, то есть выходцы из стран бывшего СССР. Белорусов насчитывается, думаю, примерно 5 процентов. Во время службы я «пересекался» с ребятами из Минска, Гродно, Бреста… — Бытует мнение, что в легионе находят убежище сомнительные личности, которые не в ладу с законом… — Позиция нынешних офицеров, а тем более их предшественников, такова. Легион — своего рода чистилище. Человеку дается шанс искупить потом и кровью свои предыдущие грехи, реабилитировать собственное имя, и под знаменами Иностранного легиона заслужить право на дальнейшую достойную жизнь. Сегодня во Франции осужденным по определенным уголовным статьям предлагается в качестве альтернативы тюремному заключению служба в легионе. Командование легиона прилагает максимум усилий, чтобы навести справки о том или ином кандидате, и если удается узнать, что он скрывается от правосудия, решение о зачислении или не зачислении его на службу принимается исходя из степени тяжести совершенных им проступков. Если человека разыскивают, скажем, Интерпол или ФБР, у него практически нет шансов стать легионером. Многое зависит от страны, из которой он прибыл. Например, Китай. Я не уверен, что французская служба безопасности может добыть интересующие сведения о каком-нибудь китайском крестьянине. То же касается стран бывшего СССР. Среди русских, с которыми я поддерживал дружественные отношения, были люди с богатым криминальным прошлым. Они действительно скрывались в легионе от уголовного преследования. В то же время один мой соотечественник, минчанин, с которым, кстати, буквально на днях мы встретились здесь, посидели в кафе, до легиона работал в правоохранительных органах. — Что тебя побудило завербоваться? — В 1996 году я окончил филфак БГУ, получил диплом. Что мне светило? Преподавать в школе русский язык и литературу и получать соответствующую зарплату. Мне это было неинтересно. Пожалуй, единственным увлечением была французская культура — литература, кино, театр… Однажды через своих знакомых во Франции я получил издаваемый Иностранным легионом журнал «Кепи блан» («Белое кепи»). Таким образом у меня появилось кое-какое представление о легионе, оказались адреса сборных пунктов, всего их десятка полтора. Ближайший находился на франко-германской границе — в Страсбурге. Туда я после недолгих раздумий и направил стопы. Для меня это был реальный шанс поближе познакомиться с Францией. — Как тебя встретили на чужбине? — По указанному адресу размещалось небольшое строение на окраине города. Вокруг забор, на котором написано по-французски: «Иностранный легион». Приехал я в воскресенье, постучал, мне в ответ: «Приходи завтра». Делать нечего, устроился на ночлег в оранжерее ботанического сада, на лавочке. Вверху аисты летают, внизу — полицейские на велосипедах. Ни те, ни другие не обращали на меня ни малейшего внимания. К утру сильно простыл, все-таки сентябрь был на дворе. Явился в сборный пункт снова, сказал: «Хочу служить в Иностранном легионе». Говорил на немецком, поскольку знал этот язык гораздо лучше, чем французский. Кстати, знать иностранный язык не обязательно, там научат. Меня впустили, забрали все личные вещи, деньги и паспорт — это единственный документ, который требуется. Далее последовал первичный медосмотр: проверили глаза, зубы, осмотрели шрамы на теле — не было ли серьезных ранений или операций. Показали видеокассету о том, что меня ожидает в случае моего согласия стать легионером: строевая и боевая подготовка, условия проживания и прочее. Я сказал: «Гут», и с этой минуты фактически больше себе не принадлежал. — Но контракт, как я понимаю, еще не был заключен, и впереди тебя ожидали «вступительные экзамены»? — Совершенно верно. В Страсбурге меня переодели в спортивный костюм и отвезли в административный полк в Абань, где формируются подразделения. Там новобранцы должны пройти три теста. Один из основных — тест Купера — заключался в том, чтобы за 12 минут пробежать как минимум 2,5 километра. Я одолел расстояние в 2,7 километра, в общем, норматив выполнил. А вот один чернокожий умудрился пробежать эту же дистанцию за… 3,5 минуты. И его сразу же отчислили. — Боялись, что сбежит? — Дело в том, что легион формирует серую, послушную солдатскую массу, пушечное мясо. Он сам растит и воспитывает своих солдат, от которых требуется беспрекословное подчинение и точное выполнение приказа. Легиону не нужны личности, которые хоть чем-то выделяются на фоне остальных. Вот характерный случай. В Абани среди нас были два югослава, братья-близнецы, которые участвовали в военных операциях в Косово. Настоящие бойцы, только что из окопов, обстрелянные, физически очень сильные и очень агрессивные. Они считали себя эдакими суперменами, которых должны взять на службу без всяких испытаний. В чем-то они, конечно, были правы, но экзаменаторы решили иначе и указали им на дверь. — Однако вернемся к тестам… — Кроме бега нужно было сделать за определенное время 40 приседаний с последующим измерением пульса, 5 раз подтянуться на перекладине и 10 раз отжаться от пола. — На уроках физкультуры в нашей школе нормативы и то посерьезнее… — Все новобранцы из Восточной Европы откровенно смеялись, услышав об этих заданиях. Чего не скажешь о многих французах, португальцах, немцах — висят на перекладине, как сосиски. Наконец, последний тест - интеллектуально-психологический: ты должен соответствовать общему уровню — NG. Тоже ничего сложного. Пробыл я в Абани около двух недель, подписал контракт сроком на пять лет и был направлен в инструкционный полк, что в 53-х километрах от Тулузы. Здесь каждый новобранец в течение четырех месяцев проходит курс пехотинца. Это строевая и боевая подготовка, кросс, спортивные упражнения и игры, марш-броски с полным боекомплектом (вес рюкзака — 11–15 кг). За каждым солдатом закрепляется личное оружие — французский автомат «Фамас». Это самое распространенное французское стрелковое оружие. — Каковы основные пункты контракта? — Во время прохождения службы нельзя жениться (принимают в легион только холостых), приобретать недвижимость, ездить во время отпуска домой без особого на то разрешения. Обычно навестить родных легионеру удается не раньше чем через 3–4 года службы, отпуска он проводит только во Франции. — Может ли иностранец, рекрутированный в легион, получить французское гражданство? — Может, но только в случае боевого ранения и получения инвалидности. Я был знаком с такими «счастливчиками». Несколько легионеров-миротворцев, среди которых был один белорус, подорвались на мине в Югославии, остались живы. Им тут же предложили французское гражданство. — Куда тебя распределили после инструкционного полка, чему обучали? — Я служил в Первом саперном полку, в компании (роте по-нашему) «амфибий» — боевых пловцов. Обучали разным тонкостям саперного ремесла: обезвреживанию и установке взрывных устройств на различных объектах на суше и в воде (мосты, пляжи, электростанции), возведению препятствий для пехоты и всей движущейся по земле техники, переправе через реки и тому подобное. Когда мы работали в Бельгии — это был 1999 год — ключевым моментом нашей подготовки являлось умение взорвать самые сложные и крепкие по своей конструкции мосты в случае танковой атаки России на Западную Европу. — Неужели всерьез рассматривался такой поворот событий? — Я лишь констатирую факт. — В легионе служат люди разных национальностей, и если возникнет какой-то военный конфликт, разве сможет русский или, скажем, поляк поднять автомат на своих же соотечественников? — Лично для меня такой дилеммы не существует. Как-то мы всей ротой отмечали Рождество, и наш командир, капитан Клей, спросил у меня за бокалом вина: «Если бы Иностранный легион должен был осуществлять операции против белорусского государства, какова была бы твоя реакция?» Я сказал: «Конечно, я сражался бы на стороне своей Родины». И мой ответ его, в общем-то, не удивил. В этой связи стоит отметить одну особенность. Руководство легиона не может себе позволить взять на службу граждан того или иного государства более определенного процента. В противном случае контроль над организацией в целом будет ослаблен. — Доводилось участвовать в боевых операциях? — Наша рота была задействована в так называемых краткосрочных миссиях в Центральной Африке. В Джибути контролировали проходящие через порт суда, проверяли грузы, которые транспортировались в Эфиопию и близлежащие страны. Например, объем топлива, количество танков, которые эфиопы закупали у венгров. Другая миссия заключалась в том, что мы колесили на фурах по пустыням: развозили гуманитарную помощь и лекарства нуждающемуся африканскому населению. — У тебя в полку были приятели не из восточных славян? — Очень открытые люди — таитяне и корсиканцы. С ними легко было найти общий язык, установить контакт. Был у меня приятель по имени Дука. Его родина — острова Новая Каледония. Именно там в свое время аборигены съели Кука. Я у него как-то спросил в шутку: «Дука, а ведь твой дед, наверное, каннибалом был?» Он почесал затылок и говорит: «Да что дед, я и сам, когда был маленьким, вполне возможно, человечинку пробовал». До двадцати лет он безвылазно жил на острове, занимался натуральным хозяйством. Выглядит, действительно, как людоед из фильма: широкий плоский нос, огромные ноздри, выпученные, как у рыбы, глаза. Великолепный пловец и ныряльщик. Когда жмешь его руку, кажется, что сжимаешь акулий плавник. — А конфликты с однополчанами случались? — Дедовщина в Иностранном легионе, можно сказать, узаконена. Я сталкивался с этой проблемой во время службы на родине, а посему имел кое-какой опыт, знал, как себя вести. Неуставные отношения в полку регламентируются тремя главными принципами: во-первых, прав тот, кто сильнее либо выше по званию; во-вторых, прав тот, у кого больший срок службы; в-третьих, виноват тот, кто уступил. За пять лет службы я заметил одну деталь: на гауптвахту, говоря русским языком, попадает тот, кого избили, а не тот, кто бил. Главное — не позволять себя унижать и оскорблять. Нельзя терять самоуважения, даже если ты драишь сортир. — Что было самым трудным? — Вся атмосфера легиона сильно давит на психику, ежедневная рутинная работа угнетает. Хандра заедает. Расторгнуть контракт по собственному желанию нельзя, по крайней мере, на моей памяти прецедентов не было. Зато случаев дезертирства много. Человек просто пакует чемодан, прощается с сослуживцами, уходит в очередное увольнение и больше не возвращается. Кто-то сбегает, прослужив всего месяц, другой — за пару-тройку недель до конца службы. Один парень, служивший ранее в десантно-штурмовой бригаде в Витебске, говорил: «Ребята, мы все сейчас на галере, поэтому надо держаться вместе, терпеть и грести дальше». — А у тебя не возникало желания бросить все к черту? — Тяжело было первые три года. Потом мне присвоили звание капрала и перевели на административную работу в отдел кадров. Стало полегче. Появилось больше времени для чтения, изучения французского языка. Знаешь, Мольер в оригинале — неплохое лекарство от хандры… P.S. В ответ на мой звонок помощник министра обороны Беларуси, начальник управления морально-психологического обеспечения Владимир Сероштан сказал: — Мое отношение к белорусским гражданам, которые служат или изъявляют желание служить в Иностранном легионе, крайне отрицательное. Торговать честью и долгом безнравственно. С юридической же точки зрения претензий к таким людям нет, если только они не укрываются от срочной службы в Вооруженных Силах Республики Беларусь. Беседовал Александр ФИЛИППОВИЧ Источник: Минский курьер http://society.pravda.ru/society/2003/8/81/324/14777_legioner.html

Прапор: НЕ ХОДИЛ БЫ ТЫ, ВАНЕК, ВО СОЛДАТЫ Петер К. родился и вырос в России. Его отец - венгр, мать - русская. 10 лет назад семья переехала на постоянное местожительство в Венгрию, получила венгерское гражданство. Петер охотно отслужил положенные 9 месяцев в венгерской армии. Выйдя на гражданку, перепробовал разные виды деятельности, а весной 2001 г. поехал во Францию, чтобы вступить в знаменитый Иностранный легион. Служба в нем казалась Петеру романтичной, почетной да еще и денежной. Он собирался пробыть на ней, как минимум, 5 лет, но спустя 5 месяцев возвратился в Будапешт, имея об Иностранном легионе совсем иное мнение и относясь к своей попытке записаться в него как к авантюре. - Петер, почему ты все-таки решил стать легионером? - У меня не было никакой нормальной работы. Найти ее в Венгрии молодому человеку сегодня непросто. Многие уезжают отсюда на Запад, чтобы заработать денег. А я всегда любил военную романтику и решил записаться в Иностранный легион. Адрес нашел в Интернете. Там же узнал и об условиях службы. Они были привлекательны: на первых порах 800 долл. в месяц, гарантия получения французского гражданства и военная пенсия через 12 лет службы. При этом я мог служить не солдатом, а гражданским специалистом. Легион стал набирать их с 1998 г. Это меня полностью устраивало. Я долгое время занимался рукопашным боем, в Будапеште у меня была своя секция. Надеялся стать в легионе инструктором, тем более что заявка на него в Интернете была. Я оказался не один, кто хотел служить специалистом, а не простым рядовым солдатом. В моем «призыве» был программист из Бразилии и специалист-подрывник из Австрии. В общем, после получения ответа о том, что меня готовы взять на службу, я поехал во Францию... - Прости, что перебиваю твой рассказ. Ты говоришь по-французски? - Теперь немножко говорю. До этого знал только ряд обиходных фраз, которые постоянно встречаются в русской литературе. Рекрутов с такими же знаниями французского языка в легионе полно. И русских, и венгров, и представителей других национальностей. - А кого там больше всех? - Выходцев из бывшего СССР и России. Они уже давно удерживают первое место в легионе по численности. Русскоязычные составляют треть состава легиона. Среди них много ребят из Прибалтики, Белоруссии, Молдовы, Украины. Однако русскоязычным труднее всего получать звания и командные должности. А венгры - на третьем месте, хотя это далеко не самая большая нация. Раньше они были на четвертом-пятом. - Как ведут себя русскоязычные в легионе? Их поведение отличается от других? - Они держатся там группами, поэтому их называют в легионе «русской мафией». В эти группы входят, как правило, все выходцы с территории бывшего СССР независимо от национальности. Они сразу же находят друг друга. Когда я в Париже ехал к месту дислокации легиона на метро и запутался в его линиях, ко мне подошел парень, услышавший, как я сказал что-то по-русски. Сам он говорил только по-французски и по-английски. На последнем языке мы с ним и общались. Он помог мне найти дорогу, и когда я спросил, почему он взялся это делать, оказалось, это потомок русских эмигрантов первой волны. Он понимает русский язык, но не говорит на нем. В общем, благодаря помощи этого парня, у которого, кстати, сохранилась русская фамилия, я попал на центральный сборный пункт легиона. Как говорят русские легионеры, сдался. - Ну и как тебя встретили? - Так же, как и всех. Когда подошел к воротам и сказал, кто я и зачем пришел, стали смеяться и отгонять от ворот. На сборных пунктах в основном служат «старики», так называемые пионеры, которые уже пробыли в легионе по 12-15 лет. Когда уже хотел уйти и где-нибудь отоспаться, схватили и затащили в часть. Перво-наперво осмотрели вены на руках. Забрали личные вещи и документы, выдали спортивную форму и отправили спать в казарму. Но перед этим пришлось три часа пробыть в положении «стоя лицом к стене и руки за спину». Тем самым меня как бы сразу постарались «поставить на место». - Такое обращение было для тебя неожиданным? - Нет. Я знал о таком приеме из рассказов своих будапештских знакомых, которые уже побывали в легионе. А затем началась служба: подъем в половине шестого, в 7 завтрак, в 12 обед, в 5 вечера ужин и в 11 отбой. В промежутках между приемами пищи мы либо работали, либо сидели в закрытом помещении. Так было первую неделю. Потом ночью нас погрузили на поезд, и мы попали в Обан. Среди русских там был парень из Кемерово. Дома он имел какой-то серьезный бизнес и вдруг переписал свою фирму на приятеля и ушел в Иностранный легион. Но его так и не взяли. - Выходит, что среди рекрутов происходит отсев? - И немалый. Уже в первую неделю кто-то ушел по собственному желанию. Еще больше ушло, когда мы оказались в полку в Обане. Была еще ранняя весна, и погода стояла холодная. Куртки у всех отобрали, и мы остались только в спортивных костюмах. Утром всех выгоняли на улицу, а там дождь и ветер. В помещение заходить не давали. Так по нескольку раз в течение дня, а вечером стали спрашивать, кто хочет уйти на гражданку. Желающие, конечно, были. Тогда еще из легиона можно было уйти добровольно. Но русские нашли выход из положения. Они выстраивались в плотный круг и терлись друг о друга, чтобы согреться. Интересно, что лучше всех приспосабливались к ужесточающимся условиям выходцы из Восточной Европы, из бывшего соцлагеря. Остальные ходили как в воду опущенные. Отсев проводится и с помощью тестов. Человека всячески проверяют. Этим занимается и служба безопасности Франции. Проверка может длиться от нескольких дней до нескольких недель. Обычно бывает так: чем дольше рекрута проверяют, тем больше шансов, что его в легион не возьмут. В конечном итоге отсев получается, как в хорошем вузе, - на одного поступившего 25 неудачников. И это весной, когда добровольцев намного меньше, чем летом. Вообще способов отсева много, и к каждому применяют свой. Кого-то чуть ли не каждый день гоняют в караул, других среди ночи поднимают грохочущими маршами из громкоговорителей. Один капрал любил устраивать такую экзекуцию. После вечерней проверки давал команду «Приготовиться в душ!» А когда новобранцы были уже раздеты, выгонял их для построения на плацу, включая сирену тревоги. Люди промерзали до костей, ведь кто-то из них выскакивал уже мокрый из-под душа. Когда на другой день спрашивали, кто хочет «на цивиль», то, естественно, желающих хватало. - Тебе помогало держаться то, что ты - русский или еще и то, что венгр? - Второе тоже. Кладовщиком в Обане был венгр-националист, который не любил славян. Я оказался смесью славянина и венгра и потому очень полезным для него человеком. Когда у него на складе работали братья-славяне, выступал при нем переводчиком. За это он мне продавал по дешевке сигареты, которыми я снабжал всех русских, поляков и венгров. Сигареты в части ценнее денег. На них можно выменивать все что угодно. Например, кофе, шоколад. Кто служил в армии, знает, как там не хватает сладкого, а измотанный нагрузками организм требует глюкозы. - Ты упомянул об армии, имея в виду прохождение действительной службы. Среди выходцев из России и бывшего Советского Союза большинство было из тех, кто уже прошел армию? - Да. Средний возраст ребят из русской тусовки составлял 23-24 года. Они не только отслужили в армии, но и являлись участниками ряда военных конфликтов на территории СССР. Один грузин по имени Коба участвовал в четырех войнах на Кавказе и был капитаном грузинского спецназа. Были среди нас и два чеченца, воевавших против федералов. Их вычислили совершенно случайно. Как-то зашел спор о начале первой войны в Чечне. Один парень сказал, что в Грозном чеченцы поджигали российские танки из гранатометов, сидя в подвалах. Тогда другой, который называл себя осетином, стал утверждать, что для тех, кто в подвале, это было бы самоубийством. Он высказал еще несколько моментов специфики стрельбы из подвала, и тогда ребята, которые, будучи морскими пехотинцами, воевали в Чечне, ответили: «А ведь ты, дружок, чеченец и, как мы поняли, воевал против нас. Но ладно, это дело прошлое, мы ту войну уже отвоевали и здесь нам делить нечего». Ни этого, ни других чеченцев никто там не трогал, но в легион их не взяли. - Почему? Ведь они имели опыт боевых действий и могли бы быть неплохими солдатами для Иностранного легиона. - Там придерживаются установки: тех, кто принадлежит к каким-либо радикальным исламским группировкам, не брать. У нас в роте был парень, который прибыл из Израиля. Сначала его приняли за еврея, но когда узнали, что он палестинец, уволили. - В Иностранный легион арабов совсем не берут? - Берут, но только не палестинцев. - Тебя самого зачислили в легион без проблем? - Не совсем. Когда проверяла служба безопасности, допрос вел сержант-венгр, потому что по документам и языку я тоже венгр. Во время этого разговора зашел сержант-русский и, посмотрев на меня, сказал: «И этот дурак сюда пришел». Я не сдержался и по-русски ответил: «От дурака и слышу». Тот опешил. После этого начался допрос, откуда знаю два языка и кто я вообще на самом деле есть. Через четыре с половиной часа перекрестного допроса они, кажется, поверили, что я из русско-венгерской семьи, и тогда русский сержант мне сказал: «Я вижу, ты неглупый и образованный парень. Зачем ты сюда идешь? Таким, как ты, здесь делать нечего. Ты будешь чувствовать себя в легионе неуютно. Подумай, что тебе отвечать, когда спросят, хочешь ли ты в него вступить». И все-таки, когда меня спросили, я сказал, что хочу. - Когда это произошло, что-то принципиально изменилось в твоей службе? - Изменилось не только для меня, но и для всех остальных новичков, которые ответили «да». Наша рота получила желтый цвет - это цвет треугольника, который одевается на плечо под погон. И нам тут же объяснили, что все испытания, которые мы имели до той поры, - это только цветочки и что теперь начинаются ягодки. Всем новобранцам в легионе сразу же дали новые имена. Я стал Геза Зено, такое имя мне придумал капрал-аргентинец. Настоящие имена самим легионерам использовать запрещено. Однако в русской тусовке все знали, как друг друга зовут в действительности, но не по фамилиям. Их почти никто не называет. А каждый второй русский после переименования стал Федором или Игорем. Официально друг друга надо называть только этими вымышленными именами. И говорить можно только на французском языке. На родном - категорически запрещено. Все, конечно, продолжают говорить на своих языках, и начинается террор. Знак воинского звания у легионеров располагается не на плечах, а на груди в районе солнечного сплетения, так что весь командный состав от капралов до офицеров четко знает, в какое место новобранца следует бить. Если вам кто-то скажет, что служил в Иностранном легионе и его там ни разу не били, не верьте. Такого не бывает. Бьют всех. Делают это регулярно и целенаправленно. Цель - сломать человека и озлобить его. Особенно на так называемой ферме, куда обычно вывозят в первый месяц. Там могут сделать с человеком все что угодно. При этом командование делает вид, что идет процесс обучения французскому, хотя реально никто этому языку новобранцев не учит. Конечно, постоянно идет проверка, выясняется, что солдат ничего не знает, и его за это наказывают. Либо изматывающим бегом с горы на гору, либо откровенным мордобоем. - Неужели такое применяется даже в отношении побывавших в «горячих точках» русских? - Русских оставляют в покое быстрее, чем всех остальных. И знаете, что интересно: как только происходит первый мордобой, все остальные братья-славяне, которые до этого отворачивались от русских, тут же бегут к ним и начинают с ними дружить. Вскоре с русскими объединились в одну славянскую тусовку сербы, поляки, словенцы, чехи, украинцы. - Участие в такой общеславянской тусовке полностью гарантирует ее членов от физических оскорблений? - К сожалению, не всегда. Я сразу же предупредил своего капрала, что готов принять любое наказание, кроме мордобоя, и что если он рискнет применить его ко мне, я отвечу. Он рискнул. Я ответил. После этого мне здорово досталось, потому что капралы накинулись на меня всей гурьбой. Правда, первоначально ко мне приставали не как к русскому, а как к венгру. Двое капралов в роте оказались румынами, членами так называемой «Железной гвардии», то есть румынскими фашистами. Они узнали, что я венгр, и стали меня доставать. Одному из них я и ответил. - Неужели все-таки русские ветераны войн последнего десятилетия дают себя в обиду каким-то капралам? - Эти ветераны в легион почти не попадают. Их стараются туда не брать и отсеивают. Раньше брали именно таких, но теперь нет. Возможно, потому что сам Иностранный легион в военных действиях с 1996 г. не участвует. Весь его боевой пыл выливается в «дедовщину». Причем какую! У нас были ребята, которым пришлось пройти русский дисциплинарный батальон. Они говорили, что он не идет ни в какое сравнение с Иностранным легионом, что в дисбате к людям относятся более человечно. Ветеранов войны в легион не берут еще и потому, что они уже давно перешли тот рубеж, на котором человек еще сомневается, убивать ему другого или нет. Командование Иностранного легиона боится, что такие ребята - в случае нанесения им обиды - запросто расправятся со своими капралами. - А что, такие случаи уже были? - До нас русские добровольцы одному капралу-французу за систематические издевательства набили морду и предупредили: «Когда приедем в следующий раз - убьем». Начальство восприняло угрозу вполне серьезно. Этот капрал как инструктор должен был всегда находиться с нами, а тут вдруг получил два дня отпуска. Оказалось, приехали те русские ребята. Они поднялись к нам в роту и спросили, где этот капрал. Узнав, что его нет, сказали: «Передайте ему, что мы приедем еще и тогда уж точно убьем эту сволочь». Я не удивляюсь их решению: этот капрал - действительно редкая скотина. Удивляться пришлось тому, что в Иностранном легионе среди французов сволочных людей оказалось больше, чем среди представителей всех других наций, которые там служат. Не хочу обидеть этим французскую нацию в целом, но что касается Иностранного легиона, это действительно так. - А какова, по твоему мнению, причина такой ситуации? - Не знаю. Возможно, сказывается то, что для самих французских граждан Иностранный легион выступает в виде своеобразного дисбата. По закону, сами французы не могут служить в легионе, но на самом деле они там служат. И знаете, кто? Те, кто совершил преступления средней и меньшей тяжести. Эти люди должны были сесть в тюрьму, но им предложили в течение 5 лет послужить в Иностранном легионе. Когда они согласились, им тоже дали новые имена и записали не французскими гражданами, а гражданами таких франкоязычных стран, как Канада, Бельгия, Швейцария, Монако. Один легионер как-то мне сказал, что в Иностранном легионе служат более двух тысяч граждан Монако. И добавил: «Не правда ли, интересно, ведь все население Монако составляет 30 тыс. человек». Из 40 бойцов нашей роты 12 были французами, или, как их называют, франкофонами. При принятии их в легион командование заключает с ними договоры, согласно которым франкофоны становятся стукачами и доносят начальству и спецслужбам на других легионеров. - С твоих слов выходит, служба в Иностранном легионе оказалась совершенно беспросветной? - Были у нас и маленькие радости, и свои хохмы. Жизнь ведь всегда полна юмора. Однажды к нам в роту прибегает капрал и спрашивает: «Кто знает точные слова третьего куплета песни «Катюша»?» Мы, русские, дружно напряглись и записали ему этот куплет. Два первых у него, по-видимому, уже были. И вот через некоторое время стоим на плацу и слышим: в нашу сторону марширует какая-то другая рота и во все горло поет русскую «Катюшу». Поет с небольшим акцентом, но вполне сносно. Когда рота показывается из-за поворота, все русские падают от смеха. Оказывается, что вся она сплошь состоит из арабов и негров! Капралы нарочно научили их петь русскую песню. А другую роту, в которой было много русских, заставили разучивать один из маршей немецких фашистов времен Второй мировой войны. - И все-таки ты не стал дожидаться, когда истечет пятилетний срок службы, и решил из Иностранного легиона уйти. Что послужило последней каплей в чаше терпения? - Я пошел в этот легион, чтобы зарабатывать деньги, думал, буду посылать их в Будапешт своей семье. Но оказалось, что снимать со своего счета можно только 3 тыс. франков. А как только ты их снял, к тебе тут же подходят младшие командиры и начинают вытаскивать с тебя деньги, якобы, на различные мероприятия и вещи. Нам сказали, что мы должны заплатить за свое обмундирование. В армиях всего мира форму солдатам выдают бесплатно, а во французском Иностранном легионе ее, оказывается, нужно выкупать. А соседняя рота за 3 тыс. франков с каждого должна была купить свое оружие! Когда придумать нечего, деньги у солдат просто воруют. Поначалу мы думали, что воровством занимается кто-то из таких же новобранцев. Деньги у каждого хранятся в тумбочке. Даже если ты их носишь с собой, всегда можно заставить тебя раздеться и оставить одежду, а когда придешь, денег все равно уже не будет. Один рядовой француз подтвердил, что воруют наши командиры. Этот француз был стукачом, но я спас его от расправы, которую за его стукачество хотели учинить над ним поляки. В благодарность за это он сообщал мне и другим русским о многих мерзостях, которые творились за нашими спинами. Часть денег с солдат снимают уже в банке, где им открывают счета. Выяснилась интересная деталь: сам банк является собственностью Иностранного легиона. В общем, я понял, что оставаться в этом военном формировании нет никакого смысла. На деле легион оказался другим, чем он сам пишет про себя в рекламных объявлениях. В таком легионе я служить не намерен. - Тебе удалось расторгнуть контракт? - По их правилам ни о каком расторжении контракта по твоему желанию не может быть и речи. Хотя 80% обещаний солдатам оказываются невыполненными, уйти легально им не дают. Мне пришлось бежать. Из-за того, что мне повредили почки, я попал в центральный госпиталь. Он расположен в Марселе. Оттуда я и ушел. Два дня отсиживался на свалке, так как знал, что меня ищут. Потом приехала сестра, передала деньги и вещи. На поезде добрался до Парижа, пришел в венгерское посольство и сказал, что я турист и потерял документы. Мне выписали справку и посоветовали как можно скорее покинуть пределы Франции. Я не преминул этим советом воспользоваться и в скором времени вернулся в Будапешт. На этом история моей службы в Иностранном легионе завершилась. Надеюсь, она послужит уроком другим. Хотя вряд ли. Чужой рассказ всегда кажется преувеличением. Вадим АРИСТОВ, «Российский курьер Центральной Европы», N 40, 2001 г. http://www.duel.ru/200202/?02_3_1

Admin: Нужен ли России "Иностранный легион"? А.Матвеев: Соотечественники из ближнего зарубежья укрепят боеспособность ВС РФ и усилят наши геополитические позиции в странах СНГ Вопрос о возможности существования "иностранного легиона" в составе ВС РФ звучит несколько некорректно. Иностранный легион (фр. Legion etrangere) – воинское подразделение, входящее в состав Сухопутных войск Франции. В классическом смысле легионеры – это наемники, служащие в основном за пределами страны, которая их набирает в состав своих ВС. К примеру, Франция применяет Иностранный легион там, где французское государство защищает свои интересы в рамках НАТО или Европейского союза, или имеет исторические обязательства (например, в Кот-д"Ивуаре), или где подвергаются опасности французские граждане. Он подчиняется только одному человеку – главе французского государства, то есть президенту. Для России применение легионеров по аналогичному сценарию пока не актуально. Части и подразделения ВС РФ за рубежом комплектуются гражданами РФ. Служить за пределами РФ, как правило, не только престижно, но и материально выгодно. Поэтому желающих поехать служить за рубеж из числа россиян набирается немало. Между тем экономический кризис может стимулировать набор по контракту на военную службу в Российскую армию иностранных граждан. Такой вывод следует из недавнего заявления статс-секретаря – замминистра обороны РФ генерал-полковника Николая Панкова. Он предложил иностранцам, потерявшим работу в России, идти на службу в Российскую армию. Предложение своевременное и главное – актуальное для сегодняшнего момента, связанного с неудовлетворительной демографической ситуацией в стране и определенным дефицитом в РФ качественных мобилизационных ресурсов, необходимых для комплектования армии профессионалами. По официальной статистике, за пределами России проживают не менее 25 млн наших соотечественников-славян: русских, украинцев, белорусов, которые считают нашу страну исторической Родиной. В этой группе людей, подходящих под параметры набора на военную службу в ВС РФ по контракту (то есть молодых людей мужского пола в возрасте от 18 до 30 лет), может насчитываться не менее полумиллиона. Кроме этой социально-демографической группы, в разряд потенциальных защитников нашего Отечества могут влиться и представители титульных наций стран СНГ, имеющие хорошее образование и знающие русский язык. Их тоже можно условно считать соотечественниками, поскольку у них, как правило, сохранился еще советский менталитет и ценностные ориентации, обусловленные влиянием РФ. Состав этой этносоциальной группы – не менее 50 млн человек. Из них потенциальных защитников Отечества мужского пола, подходящих для нашей армии, – не менее 1,5 миллиона. Однако не все эти люди находятся в России. А тех, кто проживает в нашей стране, сосчитать очень трудно. Сейчас можно только очень приблизительно сказать, сколько потенциальных соотечественников-мужчин в возрасте от 18 до 30 лет на законных основаниях живут в РФ. Их немало, не менее 50–100 тысяч (по разным данным, число всех легальных и нелегальных гастарбайтеров – мужчин и женщин самых различных возрастов в РФ – от 3 до 7 млн человек). Почему же в Российскую армию идут, можно сказать, единицы? Причин здесь, думается, несколько. И самые главные из них, видимо, в том, что в России нет достаточной рекламы, рассказывающей о возможности получить по упрощенной схеме российское гражданство иностранцам. Другая причина, вероятно, в том, что прибывшие в РФ граждане, как правило, ориентированы на зарабатывание денег. А денежное довольствие российского контрактника низкое: от 9 до 11 тыс. рублей. На "гражданке" получают, конечно, гораздо больше. Так что не многие граждане из стран-соседей готовы идти на службу в Российскую армию. И мотивы службы здесь для них уже предопределены государством – возможность получить гражданство РФ, то есть стимул здесь действует не чисто материальный, а социально-политический и, возможно, патриотический. Это, думается, очень правильный шаг руководства РФ, позволяющий расширить возможности по набору контрактников в ВС РФ. Наличие иностранных граждан в составе Российской армии и их необособленное присутствие среди сослуживцев – граждан РФ дают возможность им быстро адаптироваться, а связи с родственниками в странах СНГ позволяют там укрепить имидж и статус РФ, сформировать к ней патриотические чувства. У РФ есть возможности расширить масштабы приема иностранных граждан на военную службу. Скажем, можно грамотно провести рекламную кампанию. Но в некоторых странах это будет легально сделать просто невозможно, так как многие государства, даже союзники РФ (такие как, к примеру, Белоруссия, Узбекистан, Казахстан), не приветствуют "наемничество". Справка "ВПК" Французский легион комплектуется добровольцами, представляющими более чем 130 наций, которые подписали временный контракт. Раньше легион насчитывал до 35 000 человек, сейчас личный состав сократился до 7700 легионеров. В легион принимаются годные к военной службе мужчины всех национальностей в возрасте от 17 до 40 лет, которые готовы служить в любой точке земного шара. Женщинам служба в Иностранном легионе не разрешается. Минимальный срок контракта – 5 лет. За этот срок можно получить сержантское звание. Чтобы стать офицером, нужно иметь французское гражданство, но 90 процентов офицеров – выходцы из французских Сухопутных войск, которые перешли служить в легион. После трех лет службы можно приобрести французское гражданство. Фактически легионер остается иностранцем, пока он не отслужил минимальный контрактный срок. После этого имеет право на 10-летнее проживание во Франции. После 15 лет службы легионер получает пожизненную пенсию, которую выплачивают и за рубежом. Открыты специальные дома престарелых, созданные французским государством исключительно для ветеранов легиона. Справка "ВПК" По официальным данным, служить в Российской армии в 2008 году готовы были 669 иностранцев, но взяли на службу меньше сотни. Начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба генерал-полковник Василий Смирнов говорит, что "основными причинами отказа принятия на службу были плохое знание языка, слабое здоровье кандидатов, превышение возрастного ценза и низкий уровень образования". Сейчас в МО РФ служат всего 308 иностранцев. Из них две трети – русские. Это в основном граждане Таджикистана, Узбекистана, Украины, Казахстана, Молдавии, Киргизии, Армении, есть два человека из Латвии, два немца и один гражданин, имеющий двойное гражданство (Израиля и РФ). Другое направление – расширение льгот для иностранных граждан, проходящих службу в ВС РФ. Сейчас, к примеру, военнослужащие – иностранные граждане размещаются на весь срок военной службы в общежитиях в воинских частях (военных городках) и прав на обеспечение жилыми помещениями для постоянного проживания, получение земельных участков, обучение в военных образовательных учреждениях не имеют. Льготы членам их семей (подъемное пособие, жилые помещения, санаторно-курортное лечение, бесплатный проезд к месту проведения отпуска) не предоставляются. Если какие-то из этих льгот распространить на "наемников", то число иностранных граждан, желающих служить в ВС РФ, станет, видимо, больше. В настоящее время в связи с принятием федерального закона "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" от 11 ноября 2003 года № 141-ФЗ, который вступил в силу 18 ноября 2003 года, на военную службу по контракту в Вооруженные Силы РФ разрешено поступать и иностранным гражданам. Алексей МАТВЕЕВ №11 (277), 25 - 31 марта 2009 года Военно-промышленный курьер http://sayasat.net/index.php?option=com_content&view=article&id=59:---q-q&catid=72:geopolitics&Itemid=61

derer: Господа, имею опыт и определенные связи, которые помогут Вам сэкономить время, деньги - пройдя медосмотр у военных докторов - Вы сможете знать - пригодны Вы для службы в войсках или нет, так же обеспечиваю ВИЗОВОЙ поддержкой и перевозкой во ближайший приемный пункт легиона во Франции. Прошу заметить - мы не гарантируем 100% принятия Вас в Легион - мы лишь делаем все необходимое и помогаем Вам, если после всего. что мы сделаем, Вас не примут - тогда это просто 1 из 100% Обратившись к нам, Вы сможете узнать - стоит ли Вам вообще этим заниматься - так как на медосмотре во Франции больше половины отсеиваются - и в большинстве случаев не имея денег на обратную дорогу попадают в полицию, что в Итоге сулит огромными проблемами. Подумайте и будем рады помочь Вам. whatisdark(собака)mail.ru

Помор: А пенсионеров РФ берут?

МИГ: Как говаривал один киногерой :"Ну вы,блин,даете!..."

МИГ: Да...,что то интереса маловато.Что и следовало ожидать.

Виктор Х: Который раз просматриваю этот материал, о легионах и легионерах, и прихожу к одному и тому-же. Зачем России и её ВС иностранные легионы? Может быть я закоренелый консерватор, или чего-то не допонимаю? На мой взгляд больше уделить внимания своей армии, быту и благоустроенности личного состава. Создать стимул заинтересованности службы в армии. Готовить молодёжь к необходимости службы в ВС во благо защиты Отечества, а не запугивать всех и вся, что ах как плохо в нашей армии. Мы новейшей техникой вооружаем другие страны, а своя армия от этого только страдает и корячется, стараясь показать свою боеготовность, на изношенной технике, завидуя тем, кому идёт новьё. А пусть ВПК пару лет поработает чисто на сою армию, а затем на зарубежье. Пока мы не отдадим наши лучшие технологии своим ВС, так и будем оглядываться на Запад с мыслью, что там лучше. Пока мы не сделаем, что нашим военным на самом деле лучше, а не на словах,чем западным, на одном патриотизме далеко не уедешь. А легионеры, нам никчему. Народа для армии у нас более чем достаточно. Кто со мною не согласен, пусть меня переубедит.

МИГ: Когда мы служили - мы себе не принадлежали,мы были готовы Родину защитить.И сейчас,в запасе,к этому готовы тоже.Подчеркиваю - ЗАЩИТИТЬ.А война - дело противоестественное для нормального человека(а ненормальный успешно этим занимается во все времена). Объединение людей в армии по принципу любви к Родине - это одно,а по принципу зарабатывания денег - это другое. Вот и все.Первый вариант - понятен,второй - на любителя. МИГ.

82-й: Сформулировано очень четко. Браво! Маленький вопрос. Не МИГу специально, а вообще, в информационное пространство. Почему абсолютное большинство французов не пошло в Резистанс из-за любви к своей Родине, а предпочло пить кофе на бульварах? И пило кофе до высадки союзников в Нормандии. И чем был занят в это время Легион? За Родину! - понятно. За ... ! - не понятно.

МИГ: Это сюда,по моему отвечает и соответствует (с форума avia.ru) : Блин, до сих пор валяюсь. Тока что. Часа два назад. Сижу в сквере на Пушке (что возле Макдака), на соседнюю лавочку подваливает весьма колоритная пара: Персонаж №1 - (главное действующее лицо) типичный "белый воротничок", костюм (оч. хороший), ботинки (150 баксов на каждой ноге), тонкое интеллигентное лицо, в некоей печали + афигитильный портфель; Персонаж №2 - тельник, берет, костяшки на руках сбиты (для тех кто не в курсе сегодня день ВДВ, кстати поздравления служивым), улыбка до ушей. О чем-то тихо толкуют, попивая, нет блин не клинское, а чот оч даже козырное типо вискарик блю лейбл. Тут у №1 звонок на какую-то навороченую смартфонмобилу, слышу следующий монолог (невыносимо грустно): - Да - Конечно помню - Да рядом сидит - Хорошо Кладет трубу в портфель, оттуда достает голубой берет, нахлобучивает на голову, и в два прыжка ныряет в фонтан! Эту страну никому не победить. http://www.forumavia.ru/forum/2/3/394139587984437345691249412423_all.shtml?topiccount=

Ion Popa: 82-й пишет: Почему абсолютное большинство французов не пошло в Резистанс из-за любви к своей Родине, а предпочло пить кофе на бульварах? И пило кофе до высадки союзников в Нормандии. Вопрос очень интересный...И однозначного ответа на него,естественно,нет.Причин много.Если брать конкретно Францию,то можно предположить,что основными причиными были следующие: - Франция сама объявила войну Германии,получила по сусалам и,следовательно,какие могут быть обиды? - Значительная часть страны осталась,пусть формально,независимой. - Отношение к Англии после уничтожения ею французского флота и захвату Сирии,Ливана,Мадагаскара было соответствующим. - Отношение к откровенно пробританской деголевской "Свободной Франции" в силу вышеизложенного,тоже соответствующее. - Политику правительства Виши народ,в основном,поддерживал (нейтралитет,преследование цыган,евреев,масонов).Опять же,кофе,колбаса...Так за что же и против кого бороться?

ВАШАМ: Русские во французском легионе Отличный документальный фильм о Легионе: http://rutube.ru/tracks/1925782.html?v=441fde8234f98791deeae72a5b073b31 Служба в Легионе не требует от вас наличия какой-либо квалификации или образования. Для зачисления на службу вам не потребуется документ об образовании. Главной особенностью Легиона от все других военных формирований Франции является то, что во время службы вы можете получить профессию. Профессия может быть как военной, так и гражданской. Однако, сначала вы должны показать, что вы сформировались как элитный боец, чья репутация не требует дальнейшего подтверждения! По окончании срока основного обучения, немало времени легионер проводит в боях, прежде чем начнет специализироваться в какой-либо области и повышать свой военный уровень. Вот некоторые специальности, которыми можно овладеть отслужив в Легионе несколько лет: Управление: Секретарь, машинистка, бухгалтер, служащий магазина Сигналы: радист, радиомеханик, оператор по обмену, телеграфист Транспорт: Водители легких транспортных средств, грузовиков, автобусов и гусеничных средств передвижения Инженеры: Оператор тяжелого оборудования, проектировщик Строительство: Каменщик, слесарь-водопроводчик, электрик, плотник, маляр и т.д. Техническое обслуживание: механик - моторист, авто - электрик, сварщик, мастер по ремонту стрелкового оружия Разное: Музыкант, медик, повар, фотограф, проектировщик мультипликации, спортивный инструктор, компьютерный оператор, Военная полиция, любая специальность, связанная с печатью. Отличная книга и Легионе (все вопросы сразу отпадут): http://lib.ru/TXT/franclegionrus.txt А это так, для информации. СПИСОК РУССКИХ ВОЛОНТЁРОВ, ПОГИБШИХ В РЯДАХ ФРАНЦУЗСКОГО ИНОСТРАННОГО ЛЕГИОНА С 1921 г. ПО 1945 г. -Акимов — капрал 3-й роты 2-го полка. Погиб 13.11.1923 г. в Пост Бадер. -Александров-Дольник Владимир Александрович — лейтенант 2-го полка. Погиб 7.09.1932 г. в бою на Тазигзауте, Марокко. -Андреев — легионер 12-й роты 3-го полка. Скончался 20.04.1921 г. в Кенара-Хенуи. -Андриенко — капрал 5 С. Монт. 2-го полка. Погиб 4.09.1924 г. в Ишиеру- аф. -Антонов — легионер 24-й роты 1 -го полка. Погиб 21.06.1925 г. в Баб Таза. -нфилов — сержант 26-й роты 1-го полка. Погиб 10.09.1925 г. в Джебел ей Негир. -Аркадьев — легионер. Погиб в Марокко. -Афанасьев — легионер 1 -й роты 2-го полка. Погиб 20.05.1923 г. в Ресифе Бу Арфа. -Баранов — легионер 19-й роты 4-го полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии. -Березин — легионер 24-й роты 1 -го полка. Погиб 4.06.1925 г. в Астар. -Бобовский —сержант7-й роты 1-го полка. Погиб 14.06.1925г. в Брикка. -Богданчук — сержант 27-й роты 1-го полка. Погиб 17.08.1925г. вДжебел Асдем..Бондарев — легионер СМ1 1-го полка. Погиб 14.07.1926 г. в Тизи Н' Уидеи. -Борицкий — легионер 9-й роты 2-го полка. Погиб 6.05.1922 г. в Та- ду-Скорра. -Бубанов — легионер 1-го батальона 4-го полка. Погиб 19.10.1923 г. в Бу-Ишсамэр. -Буковский — капрал СМЗ 2-го полка. Погиб 11.12.1926 г. в Джебел Айад. -Булюбаш Владимир — лейтенант 1 -го конного полка — «офицер исключительной храбрости». Погиб 28.11.1944 г. -Граф Воронцов-Дашков Александр — внук последнего Кавказского наместника. Погиб во Вьетнаме (?). -Воропонов — легионер 9-й роты 2-го полка. Погиб 24.06.1923 г. в Эль Мэре. -Гайер — легионер. Погиб 20.05.1940 г. при Перрон. -Гарбуленко — легионер 2-й роты 3-го полка. Погиб 27.10.1923 г. в Эль Мэре. -Гекнер — сержант. Погиб 11.05.1943 г. в Тунисе.Гендрихсон Владимир — скончался 6.07.1941 г. в Дамаске в Сирии. -Глебов — легионер СМ7 1-го полка. Погиб 10.09.1925 г. в Джебел Ей Негир. -Гнутов — легионер 1-й роты 1-го полка. Погиб 25.05.1925 г. в Бибане. -Гончаров — сержант СМ 4-го полка. Погиб 10.08.1933 г. в Укзэр -Горбачев — легионер 4-го эскадрона 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии. -Городниченко Михаил — сержант 5-го полка. Умер от ран 15.09.1945 г. в Индокитае. -Граев — легионер 28-й роты 1 -го полка. Погиб 30.09.1925 г. в Керкур. -Гусаров Александр — скончался в Тунисе. -Груненков Михаил Федорович — участник Гражданской войны в соста- ве 1 -го Корниловского полка, 1-го Кубанского похода. Был тя- жело ранен. Сотник. Эвакуировался в Бизерту. В марте 1922 г. находился в команде Корниловского полка. Служил во Французском Иностранном легионе. Убит. -Дамагальский — легионер 7-й роты 2-го полка. Погиб 24.07.1925 г. в Тамзимет. -Данилов — легионер 3-й роты 2-го полка. Погиб 25.05.1925 г. в Бибане. -Дорошенко — сержант 3-й роты 1-го полка. Погиб 18.07.1925 г. в Соф-Эль-Казбар. -Евреинов — легионер 7-й роты 2-го полка. Погиб 10.01.1924 г. в Мекнкс. -Еделов — легионер 7-й роты 2-го полка. Погиб 24.04.1925 г. в Тамзимет. -Енин —легионер4-го эскадрона 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии. -Еношин — легионер 1 -го конного полка. -Ефремов — лейтенант. Залока Николай — родился 25.12.1916 г. Погиб 13.01.1943 г. в Пон дю Фаге, Тунис. -Занфиров — легионер 19-й роты 4-го полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии. -Замешаев Иван — погребен на военном кладбище в Картаж в Тунисе. З-емцов Иван — подпоручик Русской Императорской армии. Сержант-шеф французского Иностранного легиона. Погиб 1.06.1942 г. в Бир-Гахейм (Либия). Был награжден Военным Крестом. -Иванкович — легионер 22-й роты 1-го полка. Погиб 13.08.1923 г. в Тафгирт Аирт. -Иванов —сержант 22-й роты 1-го полка. Погиб 22.05.1925 г. в АэдАмэам. -Иванов — сержант 24-й роты 1-го полка. Погиб 10.06.1925 г. в Медиуна. -Иванов — легионер 8-й роты 1-го полка. Погиб 18.07.1925 г. в Теруал. -Иванов — легионер 3-го батальона 4-го полка. Погиб 12.07.1922 г. в Бу Друа дэ л'Ульгес. -Иванов — легионер 1 -го конного полка. -Иванов (псевдоним) — бывший кадет Русского корпуса в Версале. Легионер Иностранного легиона. Погиб 15.03.1945 г. в Га Гианг в Индокитае. -Игнатьев — легионер 3-й роты 1-го полка. Погиб 14.07.1926 г. в Тизи Н' Уидеи. -Изварин — легионер 1 -го конного полка. Казаринов — сержант 4-й роты 1-го полка. Погиб 24.06.1923 г. в Эль Мерс. -Калашников —легионер 7-го батальона 1-го полка. Погиб 17.08.1926 г. в Джебел Галаза. -Калинищев — трубач 9-й роты 3-го полка. Погиб 6.05.1922 г. вТаду-Скорра. -Карнери (псевдоним) — уроженец Молдавии, окончил русскую гимназию. Трубач французского Иностранного легиона. 10.03.1945 г. был ранен и добит штыком во время атаки японцев на гарнизон в Танг в Индокитае. -Карновский (Карповский) Александр — су-лейтенант. Погиб 25.08.1944 г. в Тюнизе. -Карпов — легионер 5-й роты 2-го полка. Погиб 11.08.1923 г. в Джебел Идлан. -Ковальский — капрал 19-й роты 4-го полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии. -Кодовский Иван — сержант-шеф. Скончался 11.06.1942 г. в Бир-Гаком. -Козлов — участник Первой мировой и Гражданской войн. Полковник. Сержант Иностранного легиона. Погиб в 1923 (1926) г. в Марокко. -Колесников — легионер 4-го эскадрона 1 -го конного полка. Погиб 17.09. 1925 г. в Мэссифрэ в Сирии. -Колотилин — легионер 4-го эскадрона 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии. -Комаров Владимир — бывший кадет Морского корпуса. Эмигрировал во Францию, где в 1926 г. окончил военную школу в Сен-Сир. Капитан, командир 6-й роты 2-го батальона 5-го полка Иностранного легиона. Погиб 1.04.1945 г. в Туар-Гиао в Индокитае. -Коненко — легионер. Скончался в 1926 г. в Марокко. -Косой — капрал-шеф С. От. 1-го полка. Погиб 10.08.1933 г. в Кердуас. -Костревский Иван — бывший матрос. Скончался 17.06.1941 г. в Дамаске в Сирии. -Кострюков — легионер 4-го эскадрона 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии. -Косцевич Владимир — легионер. Скончался 11.12.1944 г. в Вье Тганн. -Косяненко — легионер СМ5 4-го полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии. -Кравченков Иосиф Силыч — скончался от ран в 1943 г. -Крещенков Иосиф — погребен на военном кладбище в Картаж в Тунисе. -Кудрявцев —легионер 21-й роты 1-го полка. Погиб 10.06.1925 г. в Медиуна. -Кузнецов —легионер 21-й роты 1-го полка. Погиб 10.06.1925 г. в Медиуна. -Кузнецов Геннадий Дмитриевич — аджюдан (подпрапорщик). Погиб Е Марокко. -Куйденко — капрал 3-го батальона 4-го полка. Погиб 20.09.1922 г. в Бин Эл-Уиданк. -Кулиш Даниил — легионер. Скончался 9.12.1944 г. в Тганн. -Ладзин — легионер Горной роты. Расстрелян за попытку к бегству из Иностранного легиона. -Лаковлев (Яковлев?) — легионер 6-й роты 3-го полка. Погиб 19.06.1929 г. в Аит-Якуб. -Ларин — легионер 21 -й роты 1 -го полка. Погиб 10.06.1925 г. в Медиуна. -Ларин — легионер 6-й роты 2-го полка. Погиб 24.07.1925 г. в Медиуна. -Ларин — легионер 6-й роты 2-го полка. Погиб 24.07.1925 г. в Тамзимет. -Левов — бригадир 1 -го конного полка. Лишакский Александр — лейтенант. Скончался от ран в 1943 г. -Любовицкий — бригадир 3-го эскадрона 1-го иностранного кавалерий- ского полка. Погиб 3.07.1925 г. под Герсифом. -Ляшко —капрал 10-й роты 2-го полка. Погиб 23.07.1923 г. в Плато д'Им- музерт. -Малев — легионер 23-й роты 1-го полка. Погиб 16.10. 1923 г. в Акурирт. -Малевский — легионер 1-й роты 1-го полка. Погиб 14.07.1926 г. вТизи Н Уидеи. -Малейко — легионер 1-й роты 2-го полка. Погиб 10.09.1925 г. в Джебел Айад. -Маргульес Альберт — убит 5.06.1940 г. на Сомме. -Марков — легионер 21-й роты 1-го полка. Погиб 7.07.1925 г. в Соф-Эль-Казбар. -Маркович — капрал СММ 1-го полка. Погиб 28.02.1933 г. в Джебел-Садго. -Масаев Владимир — скончался 8.06.1942 г. в Бир-Гашейм. -Маусин — легионер 4-й роты 3-го полка. Погиб 10.10.1923 г. в Тизи Н'Жуар. -Митриев — легионер 8-й роты 4-го полка. Погиб 25.04.1926 г. в Суэйда. -МельничукСергей — скончался 10.12.1944 г. в Тганн. -Мишальский —легионер 19-й роты 4-го полка. Погиб 7.10.1925 г. в Джебел Друз. -Мухин —сержантС.М. 1-го полка. Погиб 14.10.1929г. в Згуилма Джигани. -Нанков — погребен на военном кладбище в Картаж в Тунисе. -Николаев — сержант СМ6 1-го полка. Погиб 16.10.1923 г. в Акурирт. -Николов — легионер 12-й роты 3-го полка. Погиб 27.10.1922 г. в Ишиеру- аф. -Новарзин — легионер 24-й роты 1 -го полка. Погиб 4.06.1925 г. в Астар. -Новиков —легионер 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии. -Огарович — погребен на военном кладбище в Картаж в Тунисе. -Огородное — сержант 23-й роты 1-го полка. Погиб 22.05.1925 г. в Аэд Амзам. -Орлов — легионер 23-й роты 1 -го полка. Погиб 25.07.1925 г. в Джебел Асдем. -Павловский — легионер 4-го эскадрона 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии. -Павловский Иван — погребен на военном кладбище в Картаж в Тунисе. -Петров — легионер 6-й роты 2-го полка. Погиб 17.11.1923 г. в Джебел Идлан. -Плешаков — легионер 27-й роты 1 -го полка. Погиб 24.07.1925 г. в Джебел Асдем. -Покровский — сержант 9-й роты 3-го полка. Погиб 20.05.1927 г. в Уэд Дессайа. -Поволоцкий — марэшаль 4-го эскадрона 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии. -Попов — легионер 9-й роты 3-го полка. Погиб 5.09.1922 г. в Л'Адерж. -Попов — марэшаль 4-го эскадрона 4-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии. -Попов — легионер 1 -го конного полка. Попов — родился 25.08.1905г. в Москве. Скончался от ран 12.01.1943 г. -Пунчин Георгий — родился 11.02.1905 г. в Керчи. Скончался от ран 23.12.1944 г. -Раскин — легионер 23-й роты 1-го полка. Погиб 23.07. 1923 г. в Айн Тагзут. -Регема — лейтенант. Погиб в 1925 г. -Решетников — легионер СМ. 3-го полка. Погиб 14.07.1926 г. в Джебель Тастер. -Романов — легионер СМ. 2-го полка. Погиб 9.06.1923 г. в Изуко. -Сапронов — капрал 2-й роты 2-го полка. Погиб 10.10.1923 г. в Понзегу. -Сафонов Николай (?) — погиб в Тунисе в 1943 г. -Сидельников — сержант СМ. 3-го полка. Погиб 14.07.1926 г. в Джебель Тастер. -Сиз — уроженец Терской области. В Гражданскую войну — поручик 10-го Ингерманландского полка. Без вести пропал 26.03.1945 г. в Сон-Ля в Индокитае. -Сиянин — легионер 22-й роты 1 -го полка. Погиб 4.05.1925 г. в Таунат. -Соловьев — капрал 8-й роты 4-го полка. Погиб 13.09.1925 г. в Скер. -Сорока — капрал СМ. 1 -го полка. Погиб 14.10.1929 г. в Згуилма Джигани -Старосельский (Старозельский?) — легионер 5-й роты 3-го полка. Погиб 17.01.1923 г. в Наегллин. -Суков —капрал 21-й роты 1-го полка. Погиб 4.06.1925 г. в Астар. -Табунщиков — легионер 26-й роты 1 -го полка. Погиб 10.09.1925 г. в Джебел Ей Негир. -Танас Игорь — родился 24.03.1921 г. в Константинополе. В марте 1941 г. записался в Иностранный легион. Воевал в Сенегалии. Погиб 25.04.1943 г. Был награжден Военным Крестом. -Таранука — легионер 25-й роты 1-го полка. Погиб 10.09.1925 г. в Джебел Ей Негир. -Тишевский — легионер 23-й роты 1-го полка. Погиб 22.05.1925 г. в Аэд Амзам. -Ткаченко — кубанский казак. Погиб в июне 1925 г. в бою у турецкой деревни Муссей-Фрей, приняв на себя командование 4-м эскадроном 1 -го кавалерийского полка Иностранного легиона. -Трофимов Вячеслав — погребен на военном кладбище в Картаж в Тунисе. -Туманов — легионер 5-й роты 3-го полка. Погиб 9.05.1923 г. в Бени Бузерт. -Турутин — легионер 4-й роты 2-го полка. Погиб 1.07.1923 г. в Эль Мерс. -Князь Урусов Сергей — родился 13.01.1916 г. в Москве. Ученик интерната Св. Георгия. Убит в Африке в рядах Иностранного легиона. -Уткин — капрал 25-й роты 1-го полка. Погиб 25.07.1925 г. в Джебел Асдем. -Утчаренко — капрал 5-й роты 3-го полка. Погиб 9.05.1923 г. в Бени Бузерт. -Федоров — легионер. Погиб в 1926 г. в Марокко. -Федорцев Николай — скончался 28.01.1944 г. в госпитале в Тунисе. -Фомин — легионер 4-го эскадрона 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии. -Харитонов — легионер 24-й роты 1-го полка. Погиб 4.06.1925 г. в Астар. -Хотчаренко — легионер 7-й роты 2-го полка. Погиб 25.07.1925 г. в Тамзимет. -Черненко — легионер 4-го эскадрона 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии. -Шамалов — легионер 10-й роты 3-го полка. Погиб 17.01.1923 г. в Наегллин. -Шарев —легионер 19-й роты 4-го полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии. -Шилло — легионер 5-й роты 3-го полка. Погиб 27.10.1924 г. в П. Ануаи. -Шумейко Дмитрий — погребен на военном кладбище в Картах в Тунисе. -Яков —капрал С.М. 1-го полка. Погиб 14.10.1929 г. в Згуилма Джигани. -Якушов — легионер 26-й роты 1 -го полка. Погиб 10.09.1925 г. в Джебел Ей Негир. -Ясинский Виктор — погиб 25.01.1945 г. в Сирии. http://rabotatam.ru/index.php?topic=5960.15



полная версия страницы