Форум » Все об армии: РККА, СА и РА » Интересные военно-исторические эпизоды (продолжение I) » Ответить

Интересные военно-исторические эпизоды (продолжение I)

Admin: Нам, русским, за границей иностранцы ни к чему ...В ХIХ века местные мусульмане под руководством Якуб-бека фактически свергли китайскую власть на огромной территории провинции Синцзян. Цинская династия обратилась к России с просьбой о помощи. Россия ввела в Синцзян части регулярной армии и казаков, которые подавили выступление Якуб-бека. Как ни хотелось оставить за собой эту провинцию, Россия передала ее Китаю согласно Петербургскому договору 1881 г. После Октябрьской революции и гражданской войны, на территорию Синцзяня перебежало много солдат и офицеров Белой армии. С другой стороны, центральные китайские власти в очень малой степени контролировали положение в Синцзяне. Поэтому получилось так, что единственной боеспособной единицей, находившейся в руках Шен-Ши Цая - правителя Синцзяня, был русский полк из бывших белогвардейцев под командованием полковника Паппенгута, который несмотря на свою немногочисленность, благодаря выучке и дисциплине не раз наносил поражение превосходящим силам мусульманской конницы. В конце 1933 года у Шен-Ши Цая возник конфликт с центральным правительством, вспыхнула междусобная война и в Синцзян вышла 36-я дивизии. Русский полк с трудом удерживал столицу Синцзяна Урумчи, как вдруг на помощь осаждённым неожиданно пришли неведомые “алтайцы”. 8-9 февраля “алтайцы” нанесли поражение частям 36 -й дивизии и 11 февраля блокада была снята. Возникает вопрос - откуда пришла помощь осаждённой синцзянской столице? Ответ прост: подкрепление пришло с севера. Шен-Ши Цай в конце 1933 г. впервые попросил помощи у СССР. Она не замедлила долго ждать: в начале нового 1934 года группа войск Красной Армии с танками, авиацией и артиллерией вошла на территорию Синцзяна. Части и подразделения были “замаскированы” под белогвардейцев, а командиры Красной Армии надели столь ненавидимые ими с гражданской войны погоны. Любопытно, что после деблокады Урумчи части Красной Армии сражались вместе с бывшими белыми и их детьми в составе “Алтайской добровольческой армии”. На китайской территории оставался советский кавалерийский полк численностью около тысячи человек с бронемашинами и артиллерией, а для обучения китайских солдат - несколько десятков военных советников из академии Фрунзе. В 1937 году батальон из двух полка НКВД и два полка РККА, введенные на территорию Китая (переодетые в халаты и традиционные шапки, но в кирзовых сапогах, что твой Штирлиц) навели окончательный порядок в провинции после дунганского мятежа, разгромив две дивизии повстанцев, а также заодно “уничтожили 96 японских агентов и 318 английских…”. Чан-Кай Ши пришлось с этим смириться. Батальон советстких войск оставался на территории Китая до 1943 года. Интересно, что красноармейцы носили звания, установленные в русской армии. Лейтенанты именовались подпоручиками, а майоры - капитанами. Даже политруки имели “старорежимный” чин поручика. Задолго до перехода на новую форму одежды в 1943 году здесь носили не общепринятые в Красной Армии “треугольники”, “кубики” и “шпалы”, а лычки и звездочки на погонах. Поэтому, когда в конце 1943 года батальон вернули в СССР, его не стали “переодевать”. Да, я чего всё это пишу? Ради цитаты: “…среди советников самыми яркими фигурами были… известный разведчик Ади Каримович Маликов и будущий Маршал, дважды Герой Советского Союза Павел Семенович Рыбалко, псевдонимом которого было не вполне привычное для русского слуха китайское имя Фу-Дзи Хуй.”... http://gava.chgk.info/blog/?p=757 Полный текст: Павел Аптекарь От Желторосии до Восточно-Туркестанской республики http://www.rkka.ru/oper/sinc/sinc.htm

Ответов - 32, стр: 1 2 All

82-й: 1941 16 августа. Приказ Ставки о трусах и дезертирах Приказ Ставки Верховного главнокомандования Красной Армии «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». № 270. Без публикации. Не только друзья признают, но и враги наши вынуждены признать, что в нашей освободительной войне с немецко-фашистскими захватчиками части Красной Армии, громадное их большинство, их командиры и комиссары ведут себя безупречно, мужественно, а порой — прямо героически. Даже те части нашей армии, которые случайно оторвались от армии и попали в окружение, сохраняют дух стойкости и мужества, не сдаются в плен, стараются нанести врагу побольше вреда и выходят из окружения. Известно, что отдельные части нашей армии, попав в окружение врага, используют все возможности для того, чтобы нанести врагу поражение и вырваться из окружения. Зам. командующего войсками Западного фронта генерал-лейтенат Болдин, находясь в районе 10-й армии около Белостока, окруженной немецко-фашистскими войсками, организовал из оставшихся в тылу противника частей Красной Армии отряды, которые в течение 45 дней дрались в тылу врага и пробились к основным силам Западного фронта. Они уничтожили штабы двух немецких полков, 26 танков, 1 049 легковых, транспортных и штабных машин, 147 мотоциклов, 5 батарей артиллерии, 4 миномета, 15 станковых пулеметов, 3 ручных пулемета, 1 самолет на аэродроме и склад авиабомб. Свыше тысячи немецких солдат и офицеров были убиты. 11 августа генерал-лейтенант Болдин ударил немцев с тыла, прорвал немецкий фронт и, соединившись с нашими войсками, вывел из окружения вооруженных 1 654 красноармейца и командира, из них 103 раненых. Комиссар 8-го мех. корпуса бригадный комиссар Попель и командир 406 сп полковник Новиков с боем вывели из окружения вооруженных 1 778 человек. В упорных боях с немцами группа Новикова — Попеля прошла 650 километров, нанося огромные потери тылам врага. Командующий 3-й армией генерал-лейтенант Кузнецов и член Военного совета армейский комиссар 2 ранга Бирюков с боями вывели из окружения 498 вооруженных красноармейцев и командиров частей 3-й армии и организовали выход из окружения 108-й и 64-й стрелковых дивизий. Все эти и другие многочисленные подобные факты свидетельствуют о стойкости наших войск, высоком моральном духе наших бойцов, командиров и комиссаров. Но мы не можем скрыть и того, что за последнее время имели место несколько позорных фактов сдачи в плен врагу. Отдельные генералы подали плохой пример нашим войскам. Командующий 28-й армией генерал-лейтенант Качалов, находясь вместе со штабом группы войск в окружении, проявил трусость и сдался в плен немецким фашистам. Штаб группы Качалова из окружения вышел, пробились из окружения части группы Качалова, а генерал-лейтенант Качалов предпочел сдаться в плен, предпочел дезертировать к врагу. Генерал-лейтенант Понеделин, командовавший 12-й армией, попав в окружение противника, имел полную возможность пробиться к своим, как это сделало подавляющее большинство частей его армии. Но Понеделин не проявил необходимой настойчивости и воли к победе, поддался панике, струсил и сдался в плен врагу, дезертировал к врагу, совершив таким образом преступление перед Родиной, как нарушитель военной присяги. Командир 13-го стрелкового корпуса генерал-майор Кириллов, оказавшийся в окружении немецко-фашистских войск, вместо того, чтобы выполнить свой долг перед Родиной, организовать вверенные ему части для стойкого отпора противнику и выхода из окружения, дезертировал с поля боя и сдался в плен врагу. В результате этого части 13-го стрелкового корпуса были разбиты, а некоторые из них без серьезного сопротивления сдались в плен. Следует отметить, что при всех указанных выше фактах сдачи в плен врагу члены военных советов армий, командиры, политработники, особоотдельщики, находившиеся в окружении, проявили недопустимую растерянность, позорную трусость и не попытались даже помешать перетрусившим Качаловым, Кирилловым и другим сдаться в плен врагу. Эти позорные факты сдачи в плен нашему заклятому врагу свидетельствуют о том, что в рядах Красной Армии, стойко и самоотверженно защищающей от подлых захватчиков свою Советскую Родину, имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава. Как известно, некоторые командиры и политработники своим поведением на фронте не только не показывают красноармейцам образец смелости, стойкости и любви к Родине, а, наоборот, прячутся в щелях, возятся в канцеляриях, не видят и не наблюдают поля боя, а при первых серьезных трудностях в бою пасуют перед врагом, срывают с себя знаки различия, дезертируют с поля боя. Можно ли терпеть в рядах Красной Армии трусов, дезертирующих к врагу и сдающихся ему в плен, или таких малодушных начальников, которые при первой заминке на фронте срывают с себя знаки различия и дезертируют в тыл? Нет, нельзя! Если дать волю этим трусам и дезертирам, они в короткий срок разложат нашу армию и загубят нашу Родину. Трусов и дезертиров надо уничтожать. Можно ли считать командирами батальонов или полков таких командиров, которые прячутся в щелях во время боя, не видят поля боя, не наблюдают хода боя на поле и все же воображают себя командирами полков и батальонов? Нет, нельзя! Это не командиры полков и батальонов, а самозванцы. Если дать волю таким самозванцам, они в короткий срок превратят нашу армию в сплошную канцелярию. Таких самозванцев нужно немедленно смещать с постов, снижать по должности, переводить в рядовые, а при необходимости расстреливать на месте, выдвигая на их место смелых и мужественных людей из рядов младшего начсостава или из красноармейцев. ПРИКАЗЫВАЮ: 1. Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров. Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава. 2. Попавшим в окружение врага частям и подразделениям самоотверженно сражаться до последней возможности, беречь материальную часть, как зеницу ока, пробиваться к своим по тылам вражеских войск, нанося поражение фашистским собакам. Обязать каждого военнослужащего, независимо от его служебного положения, потребовать от вышестоящего начальника, если часть его находится в окружении, драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим, и если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться в плен — уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи. 3. Обязать командиров и комиссаров дивизий немедля смещать с постов командиров батальонов и полков, прячущихся в щелях во время боя и боящихся руководить ходом боя на поле сражения, снижать их по должности, как самозванцев, переводить в рядовые, а при необходимости расстреливать их на месте, выдвигая на их место смелых и мужественных людей из младшего начсостава или из рядов отличившихся красноармейцев. Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах и штабах. Ставка Верховного Главнокомандования: Председатель Государственного Комитета Обороны И. Сталин Зам. председателя Государственного Комитета Обороны В. Молотов Маршал Советского Союза С. Буденный Маршал Советского Союза К. Ворошилов Маршал Советского Союза С. Тимошенко Маршал Советского Союза Б. Шапошников Генерал армии Г. Жуков «1941 год. Документы». Советские архивы. Опубликовано в: «Военно-исторический журнал», 1988, № 9, Лл. 26-28. Ремарки. В бою с противников части Красной Армии, громадное их большинство, их командиры и комиссары ведут себя безупречно, мужественно, а порой — прямо героически. Позорные факты сдачи в плен нашему заклятому врагу. Генералы. Трусы, дезертирующие к врагу и сдающиеся ему в плен, малодушные начальники, которые при первой заминке на фронте срывают с себя знаки различия и дезертируют в тыл, могут в короткий срок разложить нашу армию. Трусов и дезертиров надо уничтожать. Приказываю. Дезертиров или сдающихся в плен считать злостными дезертирами, их семьи подлежат аресту. Расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава. Попавшим в окружение врага сражаться до последнего, пробиваться к своим. Дезертиров и сдающихся уничтожать. Немедленно заменять струсивших командиров. Подписи: Сталин, Молотов, четыре маршала, Жуков. http://www.publicist.n1.by/history/1941/history_1941-08-16_1.html

82-й: № 4 Боевое донесение штаба 50-й армии начальнику Генерального штаба Красной Армии № 437 от 6 октября 1941 г. о занятии противником Брянска НАЧАЛЬНИКУ ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ 1. Брянск 15.30 6.10 занят танковыми частями противника, подошедшими с востока. 2. Положение частей армии прежнее. 3. В Людиново танки; движение танков и пехоты из Людиново на Жиздра и восточнее. 4. С 14.30 связи с фронтом нет. 5. Командующий 50 армией просит указаний, что делать, удерживать ли занимаемый рубеж. Почема* Смелкин** № 437 6.10.41 20.28 ЦАМО, ф. 48а, оп. 1150, д. 1, л. 290. Телеграмма, экз. № 8. * Ф.Е. Почема - начальник оперативного отдела - заместитель начальника штаба 50-й армии, подполковник. ** А.М. Смелкин - военный комиссар штаба 50-й армии, старший политрук. № 100 Приказ командующего войсками Западного фронта от 20 января 1942 г. командующему оперативной группой генерал-майору П.А. Белову на ввод в прорыв на вяземском направлении БЕЛОВУ Строжайше запрещаю переходить где-либо к обороне. Если есть щель, гоните все в эту щель и развертывайте эту щель ударом к флангам. Десанту поставлена задача [к] исходу 21.1 занять Ключи. Итак, в щель ввести* 2 сд, 5 кд и 5 лыж. батов. Будет блестящий успех. Юхнов будет взят 21.1 войсками 43, 49 армии. [Болдин оскандалился.]** Можайск взят Говоровым. Противник бежит по всему фронту. Давайте скорее к Вязьма. Горин в 25 км от Вязьма. Жуков 20.1.42 20.10 ЦАМО, ф. 208, оп. 2513, д. 205, л. 273. Подлинник. * Так в тексте. ** Подчеркнуто Г.К. Жуковым. Все документы по ссылке крайне интересны: http://www.rkka.ru/docs/zhukov/zhukov1.htm

82-й: Главный калибр Советского Союза В июле 1998 г. исполнилось 120 лет знаменитому Ржевскому полигону (С-Петербург). Здесь о не состоявшемся: http://karelkurs.narod.ru/files/kalibr.en.html

82-й: ПОСЛЕ ПОБЕДЫ С интересом читать здесь: http://www.astronaut.ru/bookcase/books/chert1/text/05.htm

82-й: Первые работы по созданию зенитного ракетного оружия проводились в Германии в годы второй мировой войны. Были спроектированы и построены опытные образцы зенитных ракет, предназначенных для поражения воздушных целей на высотах 8000–16 000 м при горизонтальной дальности от 12 до 25 км (системы «Вассерфаль», «Шметерлинг», «Рейнтахтер»). Однако их доработка и испытания не были завершены, и в боях они не применялись. В США работы по созданию управляемых ракет начались сразу после войны с использованием опыта фашистской Германии. В 1944–1947 гг. появились комплексы «Литл-Джо», «Ларк», а в 1950–1956 гг. на вооружение поступили «Найк-Аякс», «Найк-Геркулес» и «Бомарк». С-25 «Беркут» – такое название получила первая советская зенитная ракетная система. День ее рождения – 9 августа 1950 г. 29 апреля 1954 г. Один из самых, думается, неприятных дней в истории советской ПВО. О полете Руста 28 мая 1987 г. сейчас знает каждый россиянин, как и о многих деталях, связанных с ним. Приземление «Цессны-172» на Красной площади, прямо скажем, позорный факт. Но службы ПВО вели самолет, могли его многократно сбить. А вот 29 апреля пятьдесят четвертого... В тот день три американских бомбардировщика B-47 вторглись в пределы СССР и вышли... на рубеж Новгород–Смоленск– Киев. Как считают специалисты, с оружием на борту, не исключено, что и с ядерным. Но что могла противопоставить им отечественная ПВО? Вышли B-47 на высоте, недосягаемой для зенитной артиллерии и самолетов-перехватчиков. Читать здесь: http://old.vko.ru/article.asp?pr_sign=archive.2003.8.0308_17

Admin: Генерал воздушной разведки Наши летчики фотографировали Берлин, когда фронт еще был под Москвой АРМИЯ без разведки - все равно что человек без глаз и ушей. Из всех ее видов, пожалуй, наиболее сложной и точной является разведка с фотографированием цели с воздуха. Дальнеразведывательный авиаполк сформировали в первые дни Великой Отечественной войны и уже в июле 1941 г. понес первые потери. На смену присылали новое пополнение из молодых летчиков и штурманов. Наш полк вначале располагался в Подмосковье, затем три его эскадрильи вылетели на полевые аэродромы. Руководил действиями полка генерал-лейтенант авиации Дмитрий Грендаль, заместитель начальника штаба ВВС по разведке. Он родился в семье потомственного военного. Отец командовал полком и погиб в Японскую войну. Старший брат Владимир и молодой Дима воевали в Первую мировую войну, затем поддержали Советскую власть, сражаясь в Красной Армии. В Гражданскую Дмитрий командовал артиллеристами на бронепоезде, исколесил весь северо-запад страны, воевал против Махно на Украине. В эпоху бурного развития авиации стал летчиком и служил в эскадрилье вместе с Чкаловым. Окончил две академии. В 1940 г. Грендаль - тогда слушатель Академии Генерального штаба - защитил кандидатскую диссертацию на тему "Отражение первого массового вторжения неприятельских воздушных сил". Он подчеркивал, что "война не может вспыхнуть как молния, целый ряд политических и военных признаков будут, конечно, предвещать ее начало". В этой связи автор диссертации отмечал особую роль воздушной разведки. Наиболее сложной задачей для нее является обеспечение командования данными для упреждения внезапного удара. С этой целью разведка должна вестись на широком фронте и на большую глубину. Когда советская воздушная разведка в ходе войны получила материальные средства - скоростные самолеты и должное фотооборудование - мы приняли к исполнению наставления Грендаля, изложенные еще в диссертации. Разведка велась на широком фронте - от Гатчины до Борисова; на большую глубину - от Старой Руссы до Риги, от Смоленска до Кенигсберга, Данцига и Берлина. Два вновь созданных разведполка, которые также подчинялись Грендалю, обслуживали действия южных фронтов. Уже в начале 1943 г. Грендаль выхлопотал для нас несколько самолетов Ту-2. Одни из первых мы были оснащены новым грозным оружием, значительно более мощным по сравнению с Пе-2, - бомбардировщиком Туполева. Грендаль несколько раз прилетал к нам на фронтовой аэродром. Но я - тогда старший сержант - генерал-лейтенанта не видел. Лишь после войны, собирая документы о полковой истории, мне довелось встретиться и побеседовать с Грендалем. Грендалю шел восьмой десяток, но говорил он бодро. Был одет в генеральский китель, правда, без орденов. Идея написать историю полка ему понравилась. - С документами трудновато, - пожаловался я. - Жалею, что на войне не вел дневник. Нам это запрещалось. Уж не вы ли отдали такой приказ? - Возможно, но запрет оправдан. Представьте, если эдакая записная книжечка попадет к врагу. - Но, генерал, что я, авиамеханик, мог записать секретного? Много раз провожал в боевой полет экипажи. Докладывал: "Матчасть в порядке". Порой иной летчик даже руки не пожимал. Забирался в кабину и улетал. Куда, зачем? Тайна. - А он, надо сказать, и сам не ведал, ради какой конечной цели рисковал жизнью. О стратегических замыслах Ставки знал лишь ограниченный круг лиц. Вспомните подготовку к наступлению под Сталинградом. Самая напряженная работа разведчиков велась в ходе разработки крупных фронтовых операций. Все фотодонесения поступали ко мне в штаб. Этим документам верили больше, чем визуальным подсчетам воздушных разведчиков. В скоротечном полете, с большой высоты, при большом количестве вражеской техники на земле ее нелегко зафиксировать "на глаз" без погрешностей. Даже опытные разведчики допускали ошибки в пределах десяти процентов. А молодые экипажи в начале войны порой снимали не те объекты, что им приказывали разведывать. Их подстраховывали "фотики". - Вы имеете в виду фотограмметристов, которые проявляли и расшифровывали снятые летчиками фоторазведывательные фильмы? Получается, что они были чуть ли не самым важным звеном нашей боевой службы? - Не помню случая, чтобы "фотики" ошибались при проявке, сушке и дешифровке фильмов. Но знаю, что командиры эскадрилий и летные экипажи нервничали и переживали, ожидая, когда фотослужба даст "добро" на качественную съемку. - Была у нас "ночная" эскадрилья. Летали на тихоходных старых Ил-4 и на немецких "Дорнье-215". Базировались в Подмосковье. Мы почти не встречались с ее экипажами. Мало о ней знаем. - "Ночники" уходили в разведку на шесть-восемь часов. "Дорнье-215" купили в Германии в обмен на зерно. Еще фронт был под Москвой, когда штурман Валентин Соколов повел "Дорнье-215" на разведку Берлина. Берлинские зенитчики не открыли огня, приняв "Дорнье" за "своего". "Ночники" летали на Белград, на Краков. Они участвовали в разведке наших оккупированных городов. Их работа была очень ценной. Ведь противник производил передислокацию своих войск, их сосредоточение для наступления в темное время суток. Стремился подготовить удар скрытно, тайно от нас. Немцы разработали свою тактику атаки на ночных разведчиков. Их истребители охотились парами. Заметив цель, один "мессер" освещал Ил-4 фарами. Другой, летевший рядом, расстреливал наш самолет из пулеметов. К сожалению, многие наши разведчики не возвращались. Мы до сих пор не знаем, что с ними случилось. Пропали без вести. - Позвольте задать каверзный вопрос: Сталин не верил донесениям наземных разведчиков. Строго требовал не поддаваться на провокации немцев. Неужели самолету-разведчику нельзя было в июне 41-го пролететь вдоль нашей границы от Балтики до Черного моря и положить на стол Сталину фотопланшет? Вот смотрите, на снимках видно, где спрятался враг. - Увы, не было у нас в то время такого самолета с должным оборудованием. Были, правда, отдельные эскадрильи разведчиков. Но их фотовооружение было примитивным. Ваш полк создавался в спешке на скорую руку. Вместо специального самолета-разведчика вам пригоняли с завода серийный бомбардировщик Пе-2. Я знаю о самоотверженной работе авиамехаников. Порой в полевых условиях вы демонтировали тормозные щетки для пикирования, вырезали в створках бомболюка отверстие для объектива фотоаппарата, тянули в кабину электропроводку, изобретали пульт управления. Радиус и дальность действия Пе-2 были маловаты. Он не пролетел бы от Черного до Балтийского моря. Да и кто бы это разрешил? - Расскажите о первых полетах наших разведчиков. Как далеко они летали в тыл к немцам? - В разгар сражений за Москву вместо дальней разведки полк выполнял оперативные задачи. Штаб ВВС и адъютанты Жукова, командующего Западным фронтом требовали от воздушной разведки установить продвижение противника к столице. Не было достоверных данных, где сражаются наши войска, где проходит линия фронта и есть ли она вообще. Тогда в условиях окружения и беспорядочного отступления связь между дивизиями и даже полками была прервана. Воздушные разведчики стали надежным источником информации о наших войсках. Эту задачу они успешно выполняли в первые месяцы войны. Смоленск, Вязьма, дороги, ведущие в Нарофоминск, Тула, Серпухов - вот куда летали наши разведчики. - Я хорошо помню те трагические недели. Погодные условия для разведки не годились: низкая облачность, снегопады. В небе охотились "мессеры". Но с разгромом немцев под Москвой обстановка переменилась. Нашу эскадрилью перебросили на Северо-Западный фронт, где мы воевали около двух лет. Какие задания тогда выполнялись? - Началась работа по прямому назначению - вскрытие стратегических замыслов противника. Днем и ночью разведчики следили за передислокацией неприятельских войск и техники. Таким образом помогали Главному Командованию Красной Армии строить стратегические планы и принимать контрмеры. В 1942-1943 гг. несколько эскадрилий держали под постоянным контролем всю аэродромную сеть и железнодорожное сообщение фашистов под Ленинградом, в Прибалтике, в северо-западных районах России и в Белоруссии. На заключительном этапе войны полк обеспечивал фотодонесениями подготовку и ход наступательных операций трех Белорусских фронтов в Пруссии, Польше и Германии. Владимир Иванович Силантьев - журналист-международник, ветеран Великой Отечественной войны, Газета "Независимое Военное Обозрение", 2000-05-12 http://nvo.ng.ru/history/2000-05-12/5_general.html

82-й: 22 июня 1941 года ...Советский Союз выдержал натиск не 70 млн немцев, а 300 млн европейцев... Прежде чем напасть на Советский Союз, Германия завоевала или подчинила 11 европейских стран, в том числе такие высокоиндустриальные, как Франция, Голландия, Бельгия, Дания, Норвегия, Австрия, Чехословакия. Италия, союзник Германии, к этому времени захватила Албанию. Кроме того, еще полдюжины стран-сателлитов связали свою судьбу с планами Гитлера. Таким образом, практически вся континентальная Европа вольно или невольно умножила силы Германии, нацеленные для захвата “жизненного пространства” на Востоке. Другой союзник, Япония, к июню 1941 года оккупировала обширные районы Китая, ряд азиатских территорий и готовилась к нападению на США, но в то же время держала миллионную армию у границ СССР. В конце 20-х и в 30-е годы Германии не нужно было надрывать свои силы, как нам, создавая новые отрасли промышленности, строя заводы и домны, открывая сотни институтов. Она оккупировала индустриальные страны и заставила их работать на себя. Один только факт: вооружения, которое Германия захватила в поверженных странах, было достаточно, чтобы сформировать 200 дивизий. Нет, это не ошибка: 200 дивизий. У нас в западных округах стояло 170 дивизий. Чтобы обеспечить их вооружением, СССР потребовалось несколько пятилеток. Во Франции после ее разгрома немцы сразу же изъяли до 5000 танков и бронетранспортеров, 3000 самолетов, 5000 паровозов. В Бельгии присвоили половину подвижного состава для нужд своей экономики и войны и т. д. Но главное, конечно, не изъятые вооружения, не трофеи. У. Черчилль уже после войны писал, например, о Чехословакии: “Бесспорно, что из-за падения Чехословакии мы потеряли силы, равные примерно 35 дивизиям. Кроме того, в руки противника попали заводы “Шкода” — второй по значению арсенал Центральной Европы, который в период с августа 1938 года по сентябрь 1939 года выпустил почти столько же продукции (военной, разумеется. — Н. Е.), сколько выпустили все английские заводы за то же время”. Этот арсенал, далеко не единственный в Европе, работал на гитлеровскую армию вплоть до конца 1944 года. И как работал! Каждый пятый танк, поставленный в войска вермахта в первой половине 1941 года, был изготовлен на заводах “Шкода”. Чешские предприятия, по немецким — и надо думать, точным! — данным, постоянно наращивали военное производство. В 1944-м, например, ежемесячно они отгружали для Германии 300 тыс. винтовок, 3 тыс. пулеметов, 625 тыс. артиллерийских снарядов, 100 самоходных артиллерийских орудий. Кроме того, танки, танковые пушки, самолеты Ме-109, авиационные моторы и т. д. В Польше на Германию работали 264 крупных, 9 тыс. средних и 76 тыс. мелких предприятий. Дания покрывала потребности немецкого гражданского населения в масле на 10 процентов, в мясе — на 20, в свежей рыбе — на 90 процентов. И, разумеется, датская промышленность выполняла все немецкие заказы. Франция (41 млн населения) во главе с коллаборационистским правительством Лаваля и французские предприниматели охотно сотрудничали с немцами, были их главным поставщиком. К началу войны с СССР во французской “оборонке”, работавшей на вермахт, было занято 1,6 млн человек. По неполным немецким данным, до января 1944 года они поставили Германии около 4000 самолетов, около 10 тыс. авиационных двигателей, 52 тыс. грузовиков. Вся локомотивная промышленность и 95 процентов станкостроительной работали только на Германию. Бельгия и Голландия поставляли немцам уголь, чугун, железо, марганец, цинк и т. п. Самое интересное, все оккупированные страны, управлявшиеся коллаборационистами, не требовали оплаты наличными. Им обещали оплатить после победоносного — для немцев — завершения войны. Все они поработали на Гитлера бесплатно. Кроме того, эти страны помогали Германии еще и тем, что взяли на себя расходы по содержанию немецких оккупационных войск. Франция, например, с лета 1940 года выделяла ежедневно по 20 млн немецких марок, а с осени 1942 года — по 25 млн. Этих средств хватило не только на то, чтобы обеспечить немецкие войска всем необходимым, но и на подготовку и ведение войны против СССР. Всего европейские страны “подарили” Германии на эти цели более 80 млрд марок (из них Франция — 35 млрд). А что же нейтральные страны — Швеция и Швейцария? И они работали на Германию. Шведы поставляли подшипники, железную руду, сталь, редкоземельные элементы. Они фактически питали немецкий ВПК до конца 1944 года. Быстрое наступление немцев на Ленинград было связано, в частности, и с тем, чтобы “запереть” наш военный флот и обезопасить поставки шведской стали и руды. Через шведские “нейтральные” порты для Германии шли значительные поставки из Латинской Америки. Наша военная разведка сообщала, например, что с января по октябрь 1942 года в Германию через шведские порты ввезено более 6 млн тонн разных грузов, в основном стратегическое сырье. В отличие от оккупированных стран Швеция неплохо заработала на войне. Сколько? Таких данных до сих пор не опубликовано. Шведам есть чего стесняться. Как и швейцарцам. Последние поставляли точные приборы, а швейцарские банки использовались для оплаты крайне необходимых закупок в Латинской Америке. “У зарубежных историков тоже трудно получить ответ на такие вопросы”, — подчеркнули мои собеседники. Во-первых, с точки зрения современной политической конъюнктуры, поднимать подобные темы считается не просто нецелесообразным, но и совершенно невыгодным. Кроме того, огромного труда составляет вычислить, сколько и что именно Швеция, Бельгия или Франция поставили в Германию во время войны. У российских историков таких возможностей нет. К тому же в последние полтора десятка лет экономическая история, которой раньше у нас серьезно занимались, переживает не лучшие времена. Упал интерес и общественности, и специалистов. Это касается проблем, связанных с причинами Второй мировой войны, ролью монополий и их влиянием на принятие решений главами государств во время войны, влиянием фактора борьбы за ресурсы при определении основ послевоенного мира. Сегодня популярны сочинения, в которых объяснения исторических событий зачастую сведены к интенциям или личным качествам того или иного исторического деятеля, преувеличено внимание к сплетням и домыслам относительно всевозможных “тайн” их личной жизни и т. п. Все это, конечно, никак не способствует вычленению действительно важного, существенного с точки зрения причин и следствий таких судьбоносных событий, как, в частности, нападение Германии на СССР. Интересно было бы детально сравнить то, что получила Германия от оккупированных, союзных и нейтральных стран Европы (и, как выяснилось, в основном бесплатно), с объемом американской помощи Советскому Союзу (за нее мы платили). Оказывается, нет ни общей цифры европейской помощи Гитлеру, ни по отдельным странам. Лишь отрывочные данные. Для немцев, даже если судить по одной “Шкоде”, эта помощь была крайне важна. Как и для нас, например, поставка американских “студебекеров” после Сталинградской битвы, сделавших Красную Армию мобильной и маневренной. Но, повторяю, нет в распоряжении историков полных данных о помощи Германии. А она, судя по имеющимся данным, была громадной. В четырехтомнике “Мировые войны ХХ века” приводятся такие цифры: промышленный потенциал после захвата Европы у Германии удвоился, а сельскохозяйственный — утроился. Помогала Европа Гитлеру не только своими арсеналами. Ряд католических епископов поспешили назвать вторжение в СССР “европейским крестовым походом”. 5 млн солдат ворвались летом 1941 года на нашу территорию. 900 тыс. из них не немцы, а их союзники. Войну нам объявили помимо Германии Италия, Венгрия, Румыния, Словакия, Хорватия, Финляндия. Испания и Дания войны не объявляли, но своих солдат отрядили. Болгары с нами не воевали, но выдвинули 12 дивизий против югославских и греческих партизан и тем самым дали возможность немцам переправить часть своих войск с Балкан на Восточный фронт. Это на лето 1941 года 900 тыс. европейцев выступили против нас. В целом же за войну эта цифра возросла до 2 млн человек. В нашем плену оказались чехи (70 тыс.), поляки (60 тыс.), французы (23 тыс.) и далее по убывающей бельгийцы, люксембуржцы и... даже нейтральные шведы. Это особая тема или особый разговор, почему европейцы так охотно помогали Гитлеру в войне против СССР. Антикоммунизм, бесспорно, играл немалую роль. Но не единственную и, пожалуй, не главную. Может быть, к этой теме следует вернуться отдельно. И, наконец, европейские страны помогали Германии ликвидировать постоянно нарастающий из-за призыва немцев в армию дефицит ее рабочей силы. По неполным данным, из Франции было доставлено на немецкие заводы 875,9 тыс. рабочих, из Бельгии и Голландии — по полмиллиона, из Норвегии — 300 тыс., из Дании — 70 тыс. Это и дало возможность Германии мобилизовать почти четверть своего населения, а они, как солдаты, по всем статьям на голову превосходили своих союзников — итальянцев, румын или словаков. Все это, вместе взятое, обеспечило значительное превосходство Германии на начальном этапе войны, а затем дало ей возможность продержаться до мая 1945 года. А как же движение Сопротивления? Ряд российских авторов считают, что его роль и значение в оккупированных индустриальных странах Западной Европы чрезвычайно раздуты. В какой-то мере это объяснимо: важно было подчеркнуть в те годы, что мы не одиноки в борьбе. В. Кожинов, например, приводит такие цифры: в Югославии погибло почти 300 тыс. участников Сопротивления, во Франции, чье население было в 2,5 раза больше, — 20 тыс.., а в рядах германской армии погибло около 50 тыс. французов. Разве сопоставление этих потерь ни о чем не говорит? Разве случайно немцы держали в Югославии 10 дивизий? Разумеется, героизм французских участников Сопротивления несомненен и память о нем свята. Но попробуйте поставить на одну чашу весов весь ущерб, который нанесли они гитлеровцам, а на другую всю ту реальную помощь, которую европейские страны услужливо оказывали Германии. Какая чаша перетянет? Нет, вопрос надо ставить шире, отвечали историки. Возьмите две первые недели войны во Франции и в СССР. Уже на пятый день войны, настоящей войны, начавшейся 10 мая 1940 года, а не той, что немцы называли “сидячей”, американцы и англичане — “странной”, когда боевых действий просто не было, новый французский премьер-министр Рейно позвонил Черчиллю и сказал: “Мы потерпели поражение”. Черчилль немедленно прилетел в Париж, надеялся поднять дух у союзного правительства. Но не преуспел. Пытались ли французские войска выходить из окружения, была ли у них своя Брестская крепость, свое Смоленское сражение? Свои героические бои окруженных под Вязьмой? Вышли парижане рыть противотанковые рвы? Призвал ли их кто-нибудь к действиям? Предложил программу борьбы? Нет, руководство — и гражданское, и военное — подвело Францию к тому, чтобы стать коллаборантом и всю войну работать на Германию. Страна лишилась чести. В своем большинстве французы побежали на юг и запад, сражаться они не хотели, главное было сохранить свои кошельки. Де Голль взывал к ним из Лондона, но откликнулись лишь сотни человек. А как проходили первые две недели войны у нас? Да, был шок, растерянность, огромные потери. Были трусы и паникеры. Например, все руководство города Белостока сбежало в ночь с 22 на 23 июня, бросив город на произвол судьбы. Отдельные части не выдерживали и, как говорили тогда, драпали. Такое забывать нельзя, иначе мы никогда не извлечем уроков из 22 июня. Но главным было все же не это. В отличие от французов большинство советских солдат готовы были драться до последнего. Геббельс записывал в дневнике 28 июня: “Враг обороняется отчаянно”. 2 июля: “... идут очень упорные и ожесточенные бои”. По радио он мог молоть чепуху, для себя записывал то, что было на самом деле. Руководство страны принимало энергичные меры: Черчиллю не нужно было прилетать в Москву, чтобы поднять дух советского правительства. 23 июня была образована Ставка Верховного Главнокомандования. 24 июня — Совет по эвакуации (в считанные недели и месяцы на восток было переброшено 2700 крупных предприятий; без массы инициативных и высокопрофессиональных чиновников такое осуществить было бы невозможно — важный штрих того времени). 30 июня создан Государственный Комитет Обороны (высший чрезвычайный орган государственной власти, который должен был перевести на военные рельсы всю экономику). В конце июня отменяются отпуска, вводятся сверхурочные — до 3 часов в день. 3 июля Сталин выступает по радио с масштабной и конкретной программой действий, которая вдохновляет страну. В Москве, Ленинграде и других городах формируются добровольческие дивизии народного ополчения. К осени их будет уже 60. За первые три дня войны поступает 70 тысяч заявлений москвичей с просьбой отправить их на фронт. Ни петэнов, ни лавалей у нас не оказалось. В распоряжении историков нет никаких документов, показывавших, что кто-то из наших руководителей предлагал задобрить Гитлера, пойти на уступки, на перемирие. Нет, наверху было полное единодушие: “Все для фронта, все для победы!” Спустя три месяца после нападения на СССР Гитлер, озадаченный, что война пошла совсем не так, как планировали немецкие стратеги, признается своему ближайшему окружению: “22 июня мы распахнули дверь и не знали, что за ней находится”. Проницательный президент США Ф. Рузвельт заметил советскому послу: “22 июня Гитлер совершил первую крупную ошибку”. Как выяснилось уже довольно скоро, не просто первую, а роковую. Хотя за ним и стояла вся индустриальная мощь континентальной Европы. http://www.russia-today.ru/2006/no_12/12_remember.htm Но они не прошли. Против них встали не какие-то супергерои или Белые Рыцари Запада. Простые русские мужики с орловщины и рязанщины, украинцы и белоруссы, казахи и грузины. Советские люди. http://www.webpark.ru/comment/37294

82-й: Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом Правительство СССР и Правительство Германии Руководимые желанием укрепления дела мира между СССР и Германией и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 года, пришли к следующему соглашению: Статья I Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга как отдельно, так и совместно с другими державами. Статья II В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу. Статья III Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы. Статья IV Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны. Статья V В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода, обе стороны будут разрешать эти споры или конфликты исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта. Статья VI Настоящий договор заключается сроком на десять лет с тем, что, поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет. Статья VII Настоящий договор подлежит ратифицированию в возможно короткий срок. Обмен ратификационными грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу немедленно после его подписания. Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках, в Москве, 23 августа 1939 года. Секретный дополнительный протокол к договору о ненападении между Германией и Советским Союзом При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату: 1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами. 2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана. Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского Государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития. Во всяком случае, оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия. 3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях. 4. Этот протокол будет сохраняться обоими сторонами в строгом секрете. Москва, 23 августа 1939 года http://rushistory.stsland.ru/Documents/Document6_8.html

82-й: Существуют и такие представления об Альтернативной Истории. А.Широпаев НЕСКУЧНЫЙ САД /памяти моего деда Петра/ В аллеях Нескучного сада, Для бодрости выпив слегка, Наградой звеня о награду Шатаются два старика. Ах, солнечных зайчиков танец! Ах, плеск лебедей по прудам! С мальчишеских лет не видались Герои войны и труда. Тогда от победы к победе Крепчал организм молодой. Зовут одного дядя Петя, Другого же - дядя Адольф. Пропах чебуреками воздух, И жизнь молодая кругом... На первом вибрируют звёзды, Трепещут кресты на другом. Играют они в шахматишки В тени голубых колоннад. Вокруг пионеры-мальчишки В немом восхищеньи стоят. Бок о бок сражались недаром, Бок о бок трудились не зря - Гребцы салютуют с байдарок, Подносят пивко слесаря. Студенчество в тенниске белой Идёт к старикам на поклон. К ним рвётся Ладыниной тело Сквозь реющий ситец и лён... Их имя рифмуют поэты, Их имя несут среди льдов Простой ледокол "Дядя Петя" И атомный - "Дядя Адольф". Их имя неведомой руной Впечатал неведомо кто В пылищу поверхности лунной, В сургуч марсианских плато. Их имя в иные созвездья Небесный сложил механизм, Что крепче валюты советской, Прозрачнее цейсовских линз. На лавочку стелют "Вечёрку", Закуска, бутылка промеж... Белеет немецкая чёлка, Бликует рязанская плешь. Закат заалел за рекою... Прощаясь, они обнялись. Над ними вздымался горою Белее снегов обелиск. И надпись, запавшая в душу, Открыта для зорь и ветров: "СПАСИБО, ЧТО БЫЛ НЕ НАРУШЕН ПАКТ МОЛОТОВ-РИББЕНТРОП".

Ion Popa: Вот уж странная статья...Европа помогала Германии...Так ведь она была под оккупацией.Кто спрашивал их согласие.По этой логике и СССР помогал Германии.Сколько предприятий работали на немцев на окупированной советской территории? Сколько человек было отправленно на работу в Германию с наших окупированных территорий.Или 60 тысяч пленных поляков.Уж не в 1939 году-ли они попали в плен,когда СССР в союзе с Германией разорвал Польшу?А все европейские страны могут сейчас кричать,что никогда бы они не проиграли войну Германии,если бы не экономическая и военная помощь СССР,оказанная Германии.Тогда бы уже привели цифры,сколько нефти,угля,пшеницы и т.д. получила Германия из СССР за 1939-1941 годы... Опять же про воевавших против СССР на стороне Германии...А как же власовцы? Или взять ту же Финляндию...Не нападала она на СССР !!! Наоборот,23 июня 1941 года наши самолёты совершили акт агрессии и бомбили территорию Финляндии,а фины только через месяц перешли границу,в ответ уж на совсем наглые бомбёжки Хельсинки.Никого не оправдывая,надо признать,что и Германия,и СССР были в то время странами агрессорами,поделившими Европу и сцепившимися в смертельной схватке друг с другом.Ну небыл СССР мягким и пушистым!!! Даже во время страшных поражений начального периода войны у нас нашлись ресурсы,чтобы в августе 1941 года окупировать Иран...

82-й: Экспертиза «секретных протоколов» к «пакту Молотов-Риббентроп» не подтверждает факт их существования и подлинности http://kprfnsk.ru/inform/analytics/1656/ НАДО ЛИ СТЫДИТЬСЯ ПАКТА МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА? http://www.specnaz.ru/article/?585 Путин о странах Балтии и о пакте Молотова-Риббентропа http://www.rian.ru/politics/20050507/39944394.html Вместо того, чтобы, как это часто бывало раньше в отечественной истории, послушно стать пушечным мясом в чужих разборках, Советский Союз осмелился позаботиться о собственных интересах. Моя страна права уже хотя бы потому, что это моя страна.

Ion Popa: Вообще,очень интересная постановка вопроса...Допустим,небыло секретных протоколов...Ну и что??? Германия не сделала то,что она сделала??? Или СССР не захватил страны Прибалтики,Бессарабию с Буковиной и не оттяпал кусок Финляндии? А в Бресте небыло совместного парада победителей в 1939 году???И не проводился по Северному морскому пути германский рейдер "Комет",и не арендовали немцы базу для подлодок около Мурманска...Германия - однозначно агрессор,так как нарушила договор о ненападении с СССР.Но ведь и СССР 9 августа 1945 года вероломно нарушил точно такой же договор о ненападении с Японией...А тот же Иран...

82-й: Моя страна права уже хотя бы потому, что это моя страна. Ion, к примеру, такое перечисление: Кто бомбил демилитаризованный Дрезден? Кто бомбил Хиросиму и Нагасаки? Кто бомбил Северную Корею? Кто десять лет бомбил Въетнам? Кто бомбил Югославию? Кто бомбил Ирак? Можно перечислить поступки Германии начиная с сентября 1939 года. А можно перечислить поступки Антанты и той же Польши по отношению к немцам после окончания Первой Мировой. Тоже интересные вопросы прозвучат. Кстати об отношении японцев к китайцам, корейцам надо напоминать, уж коли о них вспомнили? Или об отношении японцев к пленным американцам вспомнить? Или об отношении американцев к своим же гражданам японского происхождения после Пирл-Харбора напомнить? Про концлагеря для всех граждан с другим разрезом глаз на территории САСШ? Моя страна права уже хотя бы потому, что это моя страна. Эти слова не в СССР придумали...

Ion Popa: Вопрос ведь не в том,кто прав,а кто нет...Ну нет в вопросах политики правых...Но зачем же замалчивать свои грехи и активно выпячивать чужие???

82-й: Это лежит в основе не только государственной политики, но и в глубинной сути здорового индивидуума. Есть конечно навязанные извне вещи типа: выйти на площадь и покаяться публично в собственных грехах. Или: получив удар по одной щеке, подставить под следующий удар вторую. Но, Ion, согласись, что ты и я так не поступим никогда. А история не имеет сослагательного наклонения. И информация, которой мы пользуемся, не вызывает доверия. Что остаётся? Только личные ощущения и представления о том как оно могло быть. И личные представления о том на чьей ты стороне. За кого ты? За "белых" или ''красных"? За наших или ихних? Всё просто. И не надо усложнять.

Ion Popa: Ясное дело,что бить из-за этого морды друг другу мы не будем...А,вообще,я за интернационал...

Admin: В боях за поднебесную ...Летом 1937 г. накалившаяся до предела обстановка вылилась в масштабные боевые действия, получившие название Северокитайский конфликт или инцидент. По советской трактовке, виновником конфликта стала Япония, направившая в Северный Китай свои войска в рамках плана создания опорной базы для нападения на СССР. Это в свою очередь привело к развертыванию военного действия между китайскими и японскими войсками. Не желая допускать к советским границам японские войска, Советский Союз оказал всестороннюю военную помощь Китаю. Иначе освещает события Информационное бюро Маньчжу-Ди-Го, опубликовавшее материалы по Северокитайскому инциденту. Согласно данным бюро конфликт был спровоцирован китайскими солдатами в ночь с 7 на 8 июля, обстрелявшими подразделение японских войск, находящееся на маневрах. Попытки урегулировать инцидент мирным путем не увенчались успехом. Они наталкивались на нежелание китайских властей достигнуть какого-либо компромисса. Одновременно была развернута массированная антияпонская пропаганда, а в район конфликта введены дополнительные военные силы численностью 70 000 человек. Всего, по данным информационного бюро, к 21 июля в провинции Хо-бэской было сконцентрировано 165 000 военнослужащих китайской армии . Так или иначе, но для противодействия оккупации вновь объединились Китайская коммунистическая партия и правительство гоминьдана, образовав единый антияпонский фронт, который был поддержан СССР. Наряду с поставками вооружения в Китай были направлены советские военные специалисты и добровольцы, главным образом летчики, активно принявшие участие в боевых действиях. Первая группа советников в количестве 27 человек прибыла в Китай в конце мая – начале июня 1938 г. (к октябрю 1939 г. их число возросло до 80). Тогда же, в мае 1938 г. на пост главного военного советника китайской армии был назначен комкор М.И. Дратвин (в середине 1920-х годов военный советник по связи), который прибыл в Китай еще в конце ноября 1937 г. в качестве военного атташе при посольстве СССР и оставался им до августа 1938 г. В последующие годы главными советниками являлись А.И. Черепанов (август 1938 – август 1939 года), К.А. Качанов (сентябрь 1939 – февраль 1941 года), В.И. Чуйков (февраль 1941-февраль 1942 гг.), работавший в Китае еще 1927 г. Последний одновременно являлся и советским военным атташе. В 1938-1940 гг. военными атташе при посольстве СССР в Китае были Н.И. Иванов и П.С. Рыбалко . К первой половине 1939 г. советский советнический аппарат был практически сформирован. Его деятельность охватила центральные военные органы и действующую армию (основные военные районы). В аппарате были представлены фактически все рода войск. При Ставке и в войсках в разное время (1937-1939 гг.) военными советниками работали: И.П. Алферов (5-й военный район), Ф.Ф. Алябушев (9-й военрайон), П.Ф. Батицкий, А.К. Берестов (2-й военрайон), Н.А. Бобров, А.Н. Боголюбов, А.В. Васильев (советник северо-западного направления), М.М. Матвеев (3-й военрайон), Р.И. Панин (советник юго-западного направления), П.С. Рыбалко, М.А. Щукин (1-й военрайон) и др. Старшими советниками по авиации были Г.И. Тхор, П.В. Рычагов , Ф.П. Полынин, П.Н. Анисимов, Т.Т. Хрюкин , А.Г. Рытов; по танкам: П.Д. Белов, Н.К. Чесноков; по артиллерии и ПВО: И.Б. Голубев, Русских, Я.М. Табунченко, И.А. Шилов; по инженерным войскам: А.Я. Калягин, И.П. Батуров, А.П. Ковалев; по связи - Бурков, Геранов; по военно-медицинской службе - П.М. Журавлев; по оперативным вопросам – Чижов, Ильяшов: по оперативно-тактической разведке – И.Г. Ленчик, С.П. Константинов, М.С. Шмелев . А также военные советники: Я.С. Воробьев , полковник А.А. Власов , и др. Всего же, согласно данным, приведенным в воспоминаниях А.Я. Калягина, в 1937-1942 гг. в Китае работало свыше 300 советских военных советников , а с осени 1937 до начала 1942 года, когда советские советники и специалисты в основном выехали из Китая , в тылу и на фронтах работало и воевало более 5 000 советских граждан . Как уже говорилось выше, основную силу советских добровольцев составляли летчики. Надо сказать, что к началу войны самолетный парк китайских ВВС состоял из нескольких сот боевых машин устаревших образцов, закупленных главным образом в США, Великобритании и Италии. К концу 1937 г., моменту решающих боев за Нанкин - столицу гоминьдановского Китая, в китайской авиации из 500 самолетов в строю осталось лишь 20 . К марту же 1938 г. (еще до подписания первого соглашения о предоставлении помощи) в Китай из СССР было уже отправлено 182 самолета и предоставлен кредит на общую сумму в 250 миллионов долларов . Всего же за 1937-1941 годы из СССР в Китай было поставлено 1 250 самолетов разных типов, в том числе истребители И-15 и И-16 (конструкции Н.Н. Поликарпова), скоростные бомбардировщики СБ и тяжелые бомбардировщики ТБ-3 (конструкции А.Н. Туполева), бомбардировщики дальнего действия ДБ-3 (конструкции С.В. Ильюшина), составлявшие в то время основу советской военной авиации. Кроме этого, для эффективной эксплуатации боевой авиационной техники и обучения китайских солдат и офицеров летному делу в Китай была отправлена группа советских авиационных специалистов в составе 89 человек , а затем несколько боевых эскадрилий, укомплектованных летчиками-добровольцами. В октябре 1937 года начал действовать «воздушный мост» Алма-Ата – Ланьчжоу – Ханькоу. По нему в Китай были переправлены первые две эскадрильи – бомбардировщиков СБ и истребителей И-16. Непосредственно отбором и формированием группы советских летчиков-добровольцев руководили начальник ВВС РККА А.Д. Локтионов и его заместитель комбриг Я.В. Смушкевич. В ноябре 1937 г. в Китай была направлена вторая группа бомбардировщиков СБ под командованием капитана Ф.П. Полынина. В ее состав входило около 150 добровольцев. В конце 1937 – начале 1938 года тремя группами в Китай была направлена эскадрилья истребителей И-15 под командованием А.С. Благовещенского, а к июлю 1938 г. эскадрилья бомбардировщиков СБ в составе 66 человек во главе с полковником Г.И. Тхором . К середине же февраля 1939 года в Китай (на разные сроки) прибыли 712 добровольцев – летчиков и авиатехников. Среди них: Ф.И. Добыш, И.Н. Козлов, В. Курдюмов, М.Г. Мачин, Г.Н. Прокофьев, К.К. Коккинаки, Г.П. Кравченко, Г.Н. Захаров и др. В первом воздушном бою под Нанкиным 1 декабря 1937 г. против двадцати японских самолетов участвовало семь советских летчиков. Они пять раз поднимались в воздух и сбили два японских бомбардировщика и истребитель И-96. В последующие дни японцы потеряли еще десять бомбардировщиков . Русские летчики-добровольцы воевали в боях над Тайбэем (24.02.1938), Гуанчжоу (13.04.1938), при Аобэе (16.06.1938), где было уничтожено шесть самолетов противника. 31 мая 1938 г. в воздушном бою над Уханем летчик-истребитель А.А. Губенко, израсходовав патроны, – вторым в истории авиации и первым из советских летчиков, - таранил самолет противника, за что был награжден Золотым орденом Китайской республики. В общей сложности, по подсчетам китайского правительства (1940 год), за 40 месяцев войны при непосредственном участии русских добровольцев было сбито в воздухе и уничтожено на земле 986 японских самолетов . Четырнадцати советским летчикам-добровольцам за особые отличия в боях были присвоены знания Героев Советского Союза: Ф.П. Полынину, В.В. Звереву, А.С. Благовещенскому, О.Н. Боровикову, А.А. Губенко, С.С. Гайдаренко, Т.Т. Хрюкину, Г.П. Кравченко, С.В. Слюсареву, С.П. Супруну, М.Н. Марченкову (посмертно), Е.Н. Николаенко, И.П. Селиванову, И.С. Сухову. 227 добровольцев из Советской России остались лежать в Китайской земле . Среди них: командир отряда истребителей А.Рахманов, командир отряда бомбардировщиков майор Г.А. Кулишенко (1903 – 14.08.1939), В.С. Козлов (1912 – 15.02.1938), В.В. Песоцкий (1907 – 15.02.1938), В.И. Парамонов (1911 – 15.02.1938), М.И. Кизильштейн (1913-15.02.1938), М.Д. Шишлов (1903 – 8.02.1938), Д.П. Матвеев (1907 – 11.07.1938), И.И. Стукалов (1905 – 16.07.1938), Д.Ф. Кулешин (1914 – 21.08.1938), М.Н. Марченко (1914 – 9.07.1938), В.Г. Долгов (1907 – 18.07.1938), Л.И. Скорняков (1909 – 17.08.1938), Ф.Д. Гульен (1909 – 12.08.1938), К.К. Чуриков (1907 – 12.08.1938), Н.М. Терехов (1907 – 12.08.1938), И.Н. Гуров (1914 – 3.08.1938) и др. Заметим, что в рассматриваемый период (до прибытия советских летчиков) в Китае находилась небольшая группа иностранных волонтеров, в основном из американцев, англичан и французов. Из них была сформирована 14-я бомбардировочная эскадрилья, состоящая из 12 летчиков во главе с американцем Винсентом Шмидтом. Однако, по словам участника событий советского летчика Я.П. Прокофьева, иностранцы предпочитали не подниматься в воздух, а базироваться на тыловых аэродромах и «делать бизнес». 1 марта 1938 г., вскоре после налета на Тайвань, «интернациональная» эскадрилья, так и не совершившая ни одного боевого вылета, была расформирована . Оказание военной помощи Китаю еще больше обостряло советско-японские отношения и отчасти провоцировало вооруженные приграничные столкновения между японскими и советскими частями. Наиболее крупным из них стали бои в июле-августе 1938 г. у озера Хасан . В результате двухнедельных боев советские войска потеряли 960 человек убитыми, умершими от ран, без вести пропавшими и 3279 человек раненными, контуженными, обожженными и заболевшими. В числе убитых 38,1% приходился на младший и средний комсостав . Но и после Хасана японские войска продолжали вооруженное «прощупывание» советской границы. Так, только в течение мая 1939 г. японцы неоднократно высаживали десант на советские острова № 1021 на р. Амур, № 121 и № 124 на реке Уссури, который совершал вооруженные нападения на пограничников . Закономерным результатом напряженных отношений между Москвой и Токио стал очередной крупный вооруженный конфликт между советско-монгольскими и японо-маньчжурскими войсками в районе реки Халкин-Гол. Он возник в мае 1939 г. и вылился в итоге в четырехмесячную «малую войну» . Согласно исследованиям последних лет, конфликт не являлся специально спланированной японскими военными кругами акцией. Подобно хасанскому он возник как очередной пограничный инцидент, связанный с расхождением сторон в определении границ . До 20 августа 1939 г. военные действия в степях Монголии носили характер отдельных, эпизодических боев. Затем они вылились в широкомасштабную (хотя и оставались на уровне приграничного сражения) операцию, принявшую ожесточенный характер. К этому времени маньчжуро-японские войска были сведены в 6-ю армию (командующий генерал О.Риппо), численностью около 74 тыс. человек, 500 орудий и 182 танка при поддержке свыше 300 самолетов. В составе 23-й пехотной дивизии Квантунской армии (командующий генерал Комацубара) находились отряды из числа русских эмигрантов, входивших в «бригаду Асано» . Советско-монгольские войска, сведенные в 1-ю армейскую группу (с 19.07.1939 г. - командующий комкор Г.К. Жуков, монгольскими войсками – маршал Х.Чойбалсан), насчитывали в своем составе около 57 тыс. человек, 542 орудия и миномета, 498 танков и 385 бронемашин. Группу поддерживали 515 самолетов. Причем в воздушных боях в районе Халкин-Гола советские ВВС впервые в истории применили ракетное оружие. 5 истребителей И-16, вооруженных ракетными снарядами РС-82, сбили 13 японских самолетов . 16 сентября боевые действия были прекращены. Примечательно, что урегулированию конфликта в значительной степени способствовали настойчивые посреднические усилия Германии. Нормализация японо-советских отношений позволяла ей усилить военный блок Германии, Италии и Японии против Англии . Потери советско-монгольских войск, по официальным данным, составили свыше 18,5 тыс. человек убитыми и ранеными; японо-маньчжурских – около 61 тыс. чел. убитыми, раненными и пленными . В их числе были и русские эмигранты из «бригады Асано», по сведениям Д.Стефана, уничтоженной почти полностью... Александр Окороков. Полный текст: http://www.chekist.ru/article/1876

Юрий: «А был я винтик на войне…» Жителю села Жажлево Виталию Фёдоровичу Степанову, участнику Великой Отечественной войны, в мае этого года исполнится 87 лет. Несмотря на преклонные годы, он, как водится, парадно оденется и пойдёт 9 Мая на митинг к обелиску погибшим землякам. Пока живёт и дышит, День Победы считает своим главным праздником. Мы встретились с Виталием Фёдоровичем незадолго до праздника – поговорили, пообщались, перебрали старые фотографии. Ветеран рассказал мне о своей жизни – детстве, юности, военном лихолетье. И когда я села писать о нём, мне вспомнились стихи известного поэта-песенника Михаила Танича, которые написаны будто про В.Ф. Степанова: А был я винтик на войне, Когда страна моя сражалась, Простой солдатик, и на мне Война конкретно не держалась… Он вернулся с войны живым и здоровым, не получившим ни одного ранения и даже не видевшим ни одного живого немца. Да, так бывает: каждому – своё. В.Ф. Степанов родился в мае 1922 года в д. Березники Кинешемского района, что расположена почти напротив Жажлева на другой стороне Волги. Сейчас это совсем маленькая деревенька, а тогда в ней числилось более 30 крепких хозяйств. Мать Виталия была домохозяйкой, отец – волгарём: работал на пароходах и баржах. В семье выросло шестеро детей – четыре брата и две сестры. Пятерым Степановым, в том числе и Виталию Фёдоровичу, довелось стать участниками Великой Отечественной, даже и сестра воевала – служила в войсках связи и домой демобилизовалась в звании капитана. Все Степановы-фронтовики с войны вернулись живыми, ранен не был ни один! Виталий заканчивал школу-семилетку в Кинешме, на Томне. Зимой деревенские ребятишки устраивались на постой к кому-нибудь на городскую квартиру (интерната не было), а осенью и весной ходили гурьбой до кинешемской окраины по 10 километров в один конец. После окончания школы Виталий поступил в Кинешемское медучилище на фельдшера, но учиться бросил. Говорит, не смог, ведь не каждому дано стать медиком. Пошёл в ФЗУ, успешно окончил училище и устроился работать на фабрику «Томна». Там у станка и встретил известие о начале войны. - Нашу утреннюю смену неожиданно позвали на внеочередное собрание, - вспоминает Виталий Фёдорович. – Было воскресенье, 22 июня, но мы работали. На собрании объявили, что фашисты развязали войну, перешли нашу границу и уже с раннего утра бомбят и обстреливают советские города и сёла. Взрослые горевали, плакали, женщины кричали. А мы, мальчишки, втихаря радовались, дураки. На фабрике работать было очень тяжело: душно, пыльно, трудно физически. И мы думали, что с фабрики убежим на фронт, а там будем бить врага на его территории, в два счёта разобьём и шапками закидаем. Такие вот были у нас настроения. Так мы верили в силу и мощь боевой Красной Армии. Сразу же 22 числа мы все подали заявления, чтобы нас отправили на фронт. Потом ещё два заявления отнесли в военкомат. И вот 22 июля 1941 года меня призвали в армию, мне только что исполнилось 19 лет. На счастье, хотя тогда так не считал, я попал в военно-техническую школу - ШМАС (школа младших авиационных специалистов). Нас готовили по специальности военных техников для обслуживания истребителей и бомбардировщиков. Школа находилась в Серпухове, под Москвой, но, когда немцы начали активное наступление на столицу, ШМАС эвакуировали в Казахстан. Жили там в сложных условиях в приспособленном помещении, было очень голодно. Курсанты – молодые мальчишки – ходили вечно голодными, и желание наесться до отвала пересилить было трудно. Мы изучали конструкции военных самолётов, учились их ремонтировать, готовить к полётам. Слушали лекции, проходили практику. Обучение в школе длилось почти два года, и только в 43-м году нас отправили в действующую армию… В марте 1943 года В.Ф. Степанов был отправлен на Северный флот, где в то время дислоцировалась 8-я воздушная армия. Началась служба на военных аэродромах. Они, как известно, располагаются всегда в своём тылу, вот поэтому живых немцев Виталий Фёдорович и не видел. Зато не понаслышке знал, что такое бомбёжки вражеской авиации: наши аэродромы часто подвергались налётам противника. - Бомбили нас и фашисты, и финские эскадрильи, - говорит Виталий Фёдорович. - Налетали внезапно, обстреливали, сбрасывали бомбы. Один раз спасся от осколков по чистой случайности – нырнул за огромный камень-валун. Он и спас мне жизнь. Что интересно, страха не было, по молодости как-то не боялись. Хотя во время налётов всегда кто-то оказывался раненым или убитым. Приходилось несладко: по инструкции за каждым военным самолётом закреплялся техник, но личного состава не хватало, и мы обслуживали и по три самолёта. Вот фильм про Смуглянку очень хорошо рассказывает о военных буднях истребительной авиации. Прямо про меня кино. Техники выполняли тяжёлую физическую работу. Во-первых, подносили к самолётам кислородные баллоны, весившие по 90 кг. Самолёт заряжался воздухом: тормозная и оружейная системы зависели от наличия кислорода на борту. Во-вторых, сами самолёты весили по 4 тонны, а для ремонтных работ мы их вручную катили в ангары. Разворачивали за хвост и, пыхтя и надрываясь, затаскивали в определённое место… Воздушную армию часто перебрасывали с одного места на другое, потому что наши войска уже активно наступали. Виталий Фёдорович говорит, что простые солдаты о ходе войны мало что знали и понимали: информация была секретной, им ничего не рассказывали. Кое-что узнавали из газет – о больших наших победах, о названиях фронтов, о командующих, об отвоёванных у врага территориях. День Победы В.Ф. Степанов встретил в Харькове, куда из Подмосковья только что перебазировалась их часть. 9 мая часов в пять утра всех разбудила стрельба. Солдаты обнимались, кричали «Победа!» и стреляли в воздух. Да, был я винтик на войне, когда страна моя сражалась, Простой солдатик, и на мне война конкретно не держалась. Четыре лета и зимы мы наступали, отходили… Мой личный подвиг в том, что мы пришли в Берлин и победили! Здесь же, в Харькове, Виталий принял решение остаться на сверхсрочную службу и демобилизовался только в конце 1947 года. Приехал в деревню, устроился на работу в гараж жажлевского участка Кинешемского леспромхоза. Был слесарем, заведовал ремонтно-машинной мастерской. Человек партийный, Виталий Фёдорович впоследствии 33 года бессменно избирался заместителем секретаря парткома леспромхоза, возглавлял рабочком. В 1949 году он женился, его супруга Таисия Дмитриевна всю жизнь – более 40 лет - проработала учителем начальных классов в Жажлевской школе, была отличником народного образования Российской Федерации. В семье Степановых родилось двое детей – сын и дочь. Вот уже 12 лет Виталий Фёдорович вдовствует, 10 лет как потерял сына, который умер в 50 лет от инфаркта. Помогает ветерану его дочь Наталья (учитель математики высшей квалификационной категории – пошла по стопам матери), которая постоянно живёт в Рыбинске, но часто навещает отца. Нередкие гости в доме Виталия Фёдоровича зять и внуки. - С каждым годом мне всё труднее, - сетует ветеран, – но пока я ещё справляюсь. Не жалуюсь и никого не хочу обременять. Больше всего кухонное хозяйство надоедает: готовить для себя не хочется. С печкой тяжело. Вот ещё и руку недавно сломал… Со стороны посмотреть, так Виталий Фёдорович – старичок крепкий. В доме у него всё прибрано, покрашено, отремонтировано. И за водой до недавнего времени сам ходил, и в огороде управлялся. Нынче, говорит, вряд ли смогу на участке работать, да только вот на подоконнике в кухне - рассада. Пусть ветеран поправляется и встречает весну и День Победы с настроением… Светлана Котлова http://www.avangardz.ru/1veteran35.htm

82-й: Интересное интервью, здесь и"швед" и "Руст"... Областная ежедневная газета "Вече Твери". Игорь Мангазеев. КОРНАКОВ ПРОТИВ ВОЗДУШНЫХ ШПИОНОВ. "... 28 мая, днем, в районе города Кохтла-Ярве, Эстонской ССР, нарушил пространство Советского Союза легкомоторный спортивный самолет, пилотируемый гражданином ФРГ Матиасом Рустом"- говорилось в сообщении ТАСС. Начиналось грандиозное разбирательство. И никакие аргументы насчет того, что в беспрепятственном пролете Руста виновны не войска ПВО, в расчет не принималось, хотя военные засекли Руста еще на взлете с аэродрома под Хельсинки. О событиях тех дней мы беседуем с бывшим командиром отдельной радиолокационной роты Ленинградской армии ПВО Игорем Корнаковым, ныне подполковником запаса, проживающем в Твери. Досье "Вече Твери". КОРНАКОВ ИГОРЬ АЛЕКСАНДРОВИЧ, родился в городе Калининграде, 30 июня 1957 года. Окончил Ленинградское суворовское училище. В 1978 году Вильнюсское высшее командное училище радиоэлектроники, академию ПВО имени Жукова. Закончил службу нальником штаба радиотехнической бригады. Подполковник запаса. Имеет сына и дочь. Увлекается рыбалкой и садоводством. - Наша рота стояла на мысе РИСТНА, юго-западная часть эстонского острова Хийумаа. Шестью годами раньше, еще до полета Руста, здесь, на северо-запададном направлении пролетел другой нарушитель- шведский легкомоторный самолет "ЦЕССНА". Я твердо убежден, что оба случая взаимосвязаны. 19 сентября 1981 года я, будучи еще старшим лейтенантом, командиром радиолокационного взвода, выполнял обязанности дежурного ПУ орлр. В 17.27 маловысотная РЛС выявила цель, движущуюся на высоте 300 метров со стороны Стокгольма. Цель сопровождалась устойчиво, хотя отметка на экране была маленькой. Непривычная для того времени. Нас в военном училище не учили водить малоразмерные и маловысотные цели, а вертолеты над акваторией Балтийского моря попадались редко. И опыта работы с целями со скоростью 100км. в час фактически не было ни у кого. Наблюдению изрядно мешало явление рефракции со стороны моря. - Вас учили опознавть самолеты-разведчики типа СР-71? - Не только, мы наизусть знали боевую авиацию стран НАТО и других капиталистических стран, а также аэродромы их базирования в Швеции, Норвегии и количественный состав. Истребители Ф-15, Ф-16 и так далее, летали каждый день. Мы видели все, что летало на высоте от 50 до 3000 метров. - А воздушные шары? - Немеренно. Нас шведы не любили и массово запускали шары по праздникам,стаями, по полсотни и более. Они долетали вплоть до Ржева. Возможно НАТО проверяло наши силы и средства. Так вот, обнаружили мы цель, определили высоту-300 метров, и выдали данные о ней на КП ртб. Но у ОД КП ртб возникли сомнения из-за малой скорости полета цели. Случай редкий, а кроме того, сентябрь, это время перелета птиц. И ОД КП ртб классифицировал цель как стаю птиц. Выше, в Таллинское соединение ПВО, информацию он не выдал. И даже принял решение снять цель с оповещения. Но я в это время роту приводил в готовность № 1. -Что это означало? - Включение дополнительных радиотехнических средств. А так же приведение к бою ЗУ-2. Я оповестил пограничников о том, что к государственной границе приближается цель. И мы увидели ее визуально, когда у нас суета была, беготня. Летчик в двух местной "ЦЕССНЕ" летел на высоте 50 метров, с красной полосой на борту, без опознавательных знаков, но с буквами GVF. ОД КП ртб все таки начал работать. С ближайшего аэродрома Хаапсалу успели поднять 2 МиГ-23. Истребители прижали нарушителя и посадили в километрах 15 от нас. Мне сразу же позвонил командующий ПВО ПрибВО генерал-лейтенант Черненко:"Коли дырку на погонах, получишь и Красную Звезду." Я обрадовался. Но потом мне строго обьяснили, что в большем масштабе части ПВО не сработали как надо. - Что вы помните о пилоте? - Швед, фамилию не помню. Экономист, так он обьяснил пограничникам. Его, якобы за убеждения, спрятали в психушку под Стокгольмом, но он оттуда сбежал. В юности он летал на легкомоторном самолете. Школьный друг помог взять самолет на прокат. Этот швед купил подробную карту в магазине. Заправил полные баки и рванул просить политическое убежище. Наши самолет отдали. А летчика отвезли в Москву. - Он с парашютом был? - Без. Не было и самописца САРПа. Швед сообщил, что высота у него была 300 метров, но мы переделали на 50 метров. Мы его обнаружили на дальности 70 км. от государственной границы, а переделали на 16 км. Это было выгодно руководству. Приезжали, уговаривали, давили на психику, чтобы только скрыть информацию на уровне боевых расчетов. Генерал знал, что пилот не сможет подтвердить высоту документально. - От Черненко приказ исходил? - Трудно сказать от кого. Я потом встречался с Черненко. Смысл его действий был в том, чтобы резонанс не дошел до Москвы. А ведь это был урок №1 перед полетом Руста. Правда КГБ всеравно, этот случай расковырял. С солдатом хорошо поговори и он правду скажет. Но комитетчики были при командире дивизии. Иинформация дальше округа не пошла. Поэтому в 1987 году ситуация повторилась. - А что нужно было сделать? - В первую очередь выкинуть" МЕТОДИКУ ОЦЕНКИ НЕСЕНИЯ БОЕВОГО ДЕЖУРСТВА". Почему ОД КП ртб не стал выдавать информацию выше? Ответ прост как правда: Методика предусматривает резкое снижение суточной оценки за боевое дежурство. ОД КП ртб был капитан, уже побывавший на партийной комиссии. Он не хотел получать более строгое взыскание. Фамилию его не хочу называть, чтобы не осложнять ему жизнь. Ничего это не изменит. Даже ни в чем не упрекаю. Он был из снятых командиров рот, и не хотел, чтобы ртб получил оценку "два". Не дали бы ему дослужить и выгнали бы. Он и сказал:"Ну похоже на птицы". Кстати сказать, из легкомоторного самолета сделать птицу элементарно- используется технология СТЕЛС. - Ситуация как в Перл-Харборе. Начальники сидели, тормозили? - Видимо да. Не пропускали инфорацию. Даже мне сегодня звонил председатель какого то Военно-державного Союза Росии:"Вы-де рассекречиваете в СМИ информацию". - А часто на вашем участке нарушалась государственная граница? - У меня, каждый знал, что надо выдавать всю информацию и я добивался, что бы ОД КП никакой квалификации сам не производил. Пусть этим занимается вышестоящий КП. Оценку снизят, черт с ней. Главное, что совесть будет чиста. С1982 года, в течении 5 лет командовал отдельной радиолокационной ротой, той самой, которая впоследствии обнаружила Руста. Своих солдат и офицеров я готовил с учетом первого случая. А в 1987 году, с 20 апреля по 12 мая, у меня было 4 конфликтные ситуации. Ругали меня за то,что участил выдачу не обоснованных данных о нарушителях государственной границы. Но цель дважды находилась на границе и дважды пересекала ее. Об этом нигде не писалось. В конце апреля было пересечение, я получил "строгий выговор", ни за то что не обнаружил, а за "необоснованные данные о нарушении государственной границы". Думали,что работает рыболовный финский вертолет. Из-за отсутствия хорошей фотоаппаратуры, звукозаписи, подтвердить пересечение не всегда возможно. В итоге реальное нарушение на 2 км. не было выдано выше. И после 7 мая было тоже нарушение, но тогда фотографии у меня получились. Я зафиксировал легкомоторный самолет и доложил об этом заместителю командира бригады подполковнику Прядко В.М. Приехал к нему и говорю:"Виктор Михайлович! Что хотите со мной делайте, но я прав!" Возможно это Руст летал, готовился, маршрут разведывал. Или на нашу реакцию смотрели. Все могло быть. Правда, да. Я в это свято верю. - Корейский "Боинг" сбили не ваши товарищи? - Я в той бригаде тоже служил, потом, начальником штаба бригады. В принципе про меня тоже можно было сказать, что я безбашенный. В 1981 году нам не хватило 5 минуток, чтобы я раздолбал к чертовой матери своей ЗУ-2 того нарушителя. Я и пограничникам дал команду:"Сбить". По связи было записано. Потом у меня спрашивали:"Какое право ты имел давать команду на сбитие?". А я отвечал:"Согласно приказа дежурный ПУ должен действовать смело и решительно". Конечно в воздухе нет живых людей, есть нарушители. - А с Рустом как получилось? - К 20 мая мне поступила команда ехать в отпуск. Оставив границу на замполита Захарова и капитанов Журавлева и Осипова. Все эти фигуранты проходили по делу Руста... Собрал их и говорю :"Мужики, вы чувствуете, что обстановка на границе не здоровая? Я поеду в отпуск но вы смотрите. 1981 год мне не устройте." Капитан Осипов и дежурил в момент обнаружения Руста. Уезжал в отпуск в Калининград на родину. Дня через три пошли с женой в кино. Возвращаемся, мама говорит, что какой то Руст перелетел в твоем районе. Сразу же вернулся в часть. Комиссия уже отработала. Руста в 2км. от границы обнаружил ефрейтор Дильмагамбетов. Не отличник, но добросовестный оператор. Была организована выдача информации, но реально произошло повторение 1981 года. Рота данные выдавала. А ОД КП ртб начал выдавать лишь тогда, когда увидел нарушителя своими средствами. Это не было вскрыто при проведении дознания. Назначили двух крайних-Черныха-ОД КП дивизии и Карпец-зам ОД КП КП дивизии по РИЦ. Они правда тоже успели задержать информацию. Генерал Кромин мою роту посещал. Он был командующим войсками ПВО Ленинградского округа. Которого потом из партии выгнали и так далее. Очень хороший был генерал-руководитель. Попал под "общий нож". После Руста, муху не пропускали. - Если бы вы находились на боевом дежурстве, сбили бы Руста? - Нет. Но добился бы от ОД КП ртб передачи данных, как бы тот не матерился. - А в целом как ПВО сработало. Ржевский корпус? - Наша техника не подвела. Здесь все дело в отцах -командирах. Они ведь круглосуточно не служат. У нас оператор мог считывать до 30-32 целей, при норме 12. А подготовка операторов Ржевского корпуса была наверно, не высокой. Я же на круглосутке прослужил 13 лет, молодые были, держали нагрузки. И чувство гордости было. - Руст шпионом был, или не нормальным? - Кто убил Кеннеди- придурок. И Руст и пилот швед, это управляемые, внушаемые люди. Просматривается один почерк. Если бы истребители не накрыли сверху шведа, неизвестно, куда бы он попер. Считаю, что случаи взаимосвязаны- противник проверял Северо-Запад. - Вы классный специалист, поэтому и находились на переднем крае? - Я немогу плохо отзываться о генерале Черненко. Все таки мы взяли шведа. Поэтому и рассказываю об этом через 26 лет. Комментарий Валерия Усс. Вот такая статья, написанная на простом "радиотехническом" языке. Но сколько в ней здравого смысла и содержания. 928 орлр Ристна была расположена в красивейшем и живописном месте. С ее известным, как архитектурное сооружение маяком "Ристна". На протяжении десятилетий ротой командовали наши выпускники: Капитан Анатолий Зорин. Майор Ким Эйленкриг. Подполковник Станислав Мокрый. Капитан Леонид Гулевич. Капитан Юрис Лякса. Рота постоянно находилась в числе передовых. Как видим из статьи, свою существенную лепту в становление боевой готовности роты внес наш выпускник Игорь Корнаков. Я не хочу комментировать всю статью, нарушать ту идиллию, с которой все написано. Но, на некоторых моментах остановлюсь. Игорь сам по себе был классный парень. И благодаря его безбашенно упертому характеру, многие высокие командиры и начальники спасли свою карьеру. На сколько я знаю, рота обнаружила цель, маловысотная, движется в сторону госграницы, курсом прямо на роту. Доклад ОД КП 132 ртц Кейла-Йоа старшему лейтенанту Корнилову, реакции никакой, один бред. В это время Игорь приводит роту в готовность №1, дает команду:"ЗУ-2 к бою!" С КП ртц никаких указаний нет, звонит второй раз, "перекрыл" отборным матом оперативного, после которого только мертвый не смог бы расшевелиться. Через обходные каналы связи дозвонился до РИЦ КП 14 дПВО Таллинн, и доложил об обстановке. А цель, вот она, о ней уже докладывает расчет ЗУ-2. И была команда и был залп, предупредительный. Этот самолетик от страха рухнул с 15 метровой высоты и упал между ротой и погран заставой. Мы не политики, нам нечем спекулировать. Только правда. Как учили. И так нужно поступать, по мужски. В качестве поощрения Игорь Корнаков был переведен в обьединенные технические мастерские бригады, должность старшего лейтенанта и по результатам периода обучения был награжден электробритвой. И медалью "За боевые заслуги".А дальше, как мы знаем из статьи, благодаря своему характеру и уровню подготовки он сам построил свою служебную карьеру. Я его знал, знал его молодую красивую семью. Мы жили в одном общежитии. Об ОД КП 132ртц. Он мог по телефону торжественно произнести свое воинское звание и фамилию. Дальше его обязанности заканчивались. Как мы знаем из статьи, в процессе службы, Игорь Корнаков был назначен командиром 922 орлр Локса, которая подчинялась 173 ртц Тапа. Вот здесь то участочек намного сложнее. Полеты, перелеты, рейсовые самолеты. И постоянно на границе "что то висит". Я очень хорошо знал этот ртц. Без присвоения лавров, там было очень нелегко служить. И правильно сказал Игорь в своем интервью, все бралось молодостью, силой и желанием быть настоящим ВРТУшником. В ртц были:- 922 орлр Локса, -893 орлр Суур-Сари которые имели на вооружении РЛС ближнего и дальнего обнаружения, боевое дежурство в этих ротах было организовано круглосуточно. -768 орлр Имасту, обеспечивала полеты 656 иап Тапа. -891 орлр Нарва находилась в готовности №3. 173 ртц нес боевое дежурство по графику, через 4 часа, а также обеспечивал выдачу боевой информации на КП зрбр. Благодаря своему месторасположению, целей и самолетов было много. Если прходилось заступать через сутки, ОД КП ртц, было такое впечатление, что с КП вообще не выходил. Я туда прибыл для прохождения службы на должность начальника КП ртц, из 1820 ртб Хаапсалу в начале 1978 года. Начальником штаба бригады подполковником Бересневым И.Н. была поставлена задача: оборудовать рабочие места КП ртц в соответствии с Наставлением рота-батальон, и развернуть ПКП 5Н95 на КП ртц. Когда я первый раз зашел на КП и увидел боевую работу, повседневную, я понял, что я близко к нолю. Самокритичность должна быть. КП произвел ужасное впечатление. Разруха полная. И это рядом с госграницей. По конструкции он такой же как в ртц Порхов. Мне пришлось по рекомендации Береснева И.Н. сьездить туда для изучения опыта по оборудованию. Вы что, они провели показное тактическое учение под руководством ГК ВПВО, все ухожено, все люкс. Работают по включению. Сидят байки травят. Когда я сказал что мне все это предстоит самому сделать, на меня посмтрели как на не нормального. У нас говорят из управления бригады постоянно были,пока шла подготовка к тактическому учению. На прощание я зашел в ресторан"Шелонь", покушал, употреблять не стал. Вспомнил напутственные слсва Ивана Николаевича при предложении о назначении:" Готовься внутренне. И не духарись". КП. Предстояло демонтировать стационарную "Межу", обрезать все воздуховоды, убрать километры кабельного хозяйства. И вместе с ним не прихватить тот кабель, который нужен. Если бы кто видел те планшеты. Планшет роты был размером 60 на 60 см., писали тушью, ни номера цели, ни времени, ни трассы, одни вишенки с хвостиками. Планшетисту надо, он не спрашивая все смахнул, и потом дальше. Считывающий говорит:"А я и так все "помню". Оперативный с похмелья заступает на боевое дежурство, сразу голову на ВИКО, а чтобы 893 орлр Суур-Сари, островная, основная!!! не надоедала своими звонками, передавал "закодированное донесение"- сетку ПВО с планшета из нижнего левого угла, вверх и направо. До обеда с роты полнейшая тишина. Дежурный по ПУ вспоминал, что нужно обедать и взмолившимся голосом звонил на КП ртц и признавал свою беспомощность. РТЦ по итогам несения боевого дежурства был в числе замыкающих. Вот и представьте себе, какой мне пришлось добровльно, на глазах у всех проглотить "сэндвич" с улыбкой на лице, чтобы не показать свою растерянность. А бездельники, желающие на эту должность были. Задачу поставленную передо мною, я с честью выполнил. В течении года все было построено, боевое дежурство было отлажено как хорошие часы. Конечно, было принято много контрмер чтобы навести порядок. Большую помощь оказали офицеры ртц, заинтересованные в наведении порядка. Начальнику ртц майору Симоненко В.И. в начале не нравился мой упертый характер, да и назначенец то не их, а в конце, не могли расстаться. КП был в числе лучших в бригаде. После этого, я убыл для прохождения службы в управление 4 радиотехнической бригады Таллинн. В отношении Руста. Я считаю что это был тщательно спланированный полет. Место перелета- между 922 орлр Локса и 891 орлр Нарва, которая не дежурит, и соответсвенно пребывание в зонах видимости очень малое. А дальше, дальше начинается "медвежий угол" с "аэродромом подскока". Почему он не пошел по международной трассе. 893 орлр Суур-Сари расположенная на высоте около 1000 м. над уровнем моря его обнаружила бы со взлета, поверьте мне. И как минимум он был бы 1час, 1час 20 мин. в зонах видимости роты. Даже если бы он пошел на предельно низкой высоте, его обнаружили бы морские подразделения погранвойск. Морской радиотехнический взвод и морской радио взвод, с которыми в процессе несения боевого дежурства приходилось взаимодействовать. И еще одна непростительная ошибка. Почему своевременно не оповестили погранотряд расположенный в городе Раквере, согласно Плану взаимодействия. В постоянной готовности находится вертолет, для досмотра государственной границы. Маршрут проходил рядом. Вот такая у нас романтика службы. Жаль, что ее не вернуть. Одни приятные воспоминания С уважением, Усс Валерий Прокофьевич. _________________ Выпуск 1972 http://www.vvkure.com/forums/viewtopic.php?t=460&start=585&postdays=0&postorder=asc&highlight=&sid=89a9dde2feceb4992b1e691046bb59d8

82-й: Семь часов, которые потрясли мир или Семичасовая ядерная война. Именно так на Западе назвали крупнейшие учения советских стратегических ракетных и космических сил, проходившие 14 июня 1982 года. Продолжительность этих учений составила всего семь часов (отсюда и название). Но эти семь часов надолго остались в памяти руководства США и НАТО, ястребов всех мастей и расцветок. Итак, что же это были за учения? 14 июня 1982 года ничем не отличалось от других дней того лета. Разве что это был понедельник, как известно, день тяжелый. В многочисленных военных гарнизонах, разбросанных по просторам нашей необъятной страны, жизнь текла в привычном ритме: на Камчатке военнослужащие возвращались с обеда, а на западных границах солдаты еще досматривали последние сны. Сигнал учебной тревоги прозвучал, как ему и полагалось, неожиданно и мгновенно привел в движение гигантскую военную машину, именовавшуюся Вооруженными силами СССР. Солдаты и офицеры спешно занимали свои рабочие места, как это было предписано приказами, включали аппаратуру, прогревали моторы танков и самолетов, получали указания из вышестоящих штабов. Согласно легенде учений, необдуманные, а часто и провокационные действия США и их союзников по блоку НАТО привели к резкому обострению отношений между двумя противоборствующими системами. Попытки советских дипломатов нормализовать ситуацию ни к чему не привели. Более того, в Центральной Европе на линии, разделявшей армии потенциальных противников, произошли вооруженные столкновения, которые еще более накалили обстановку. С каждым часом стороны все ближе и ближе приближались к тому моменту, когда решить конфликт мирными способами будет уже невозможно. Первым перейти Рубикон решил президент США, отдавший приказ своим вооруженным силам начать полномасштабные военные действия против СССР. В этих условиях руководство нашей страны приняло решение о нанесении упреждающего ядерного удара по территории США и других стран - членов НАТО. Этот удар и стал апофеозом тех учений. Его нанесли в пятницу, 18 июня. В течение всего семи часов (отсюда и пошло столь полюбившееся всем неофициальное наименование учений) в Советском Союзе были запущены: три космических ракеты-носителя, две межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования, одна баллистическая ракета морского базирования, одна баллистическая ракета средней дальности, две противоракеты. Хроника того дня действительно впечатляет. Первой, в 6 часов (время приводится по Гринвичу), с одной из площадок 4-го Государственного испытательного межвидового полигона Министерства обороны СССР («Капустин Яр») стартовала баллистическая ракета средней дальности «Пионер» (15Ж45). Спустя четверть часа учебная головная часть ракеты успешно поразила цель в районе полигона «Эмба» в Казахстане. Затем с борта атомной ракетной подводной лодки «К-92» (проект 667БД), находившейся в погруженном состоянии в Баренцевом море, была запущена баллистическая ракета морского базирования Р-29М (РСМ-50, ЗМ40), боеголовка которой поразила цель на полигоне «Кура» на Камчатке. Вслед за ними из шахтных пусковых установок в районе 5-го научно-исследовательского испытательного полигона Министерства обороны СССР (космодром «Байконур») стартовали две межконтинентальные баллистические ракеты УР-100 (15А35). Их головные части были успешно перехвачены двумя противоракетами А-350Р, стартовавшими с полигона «Сары-Шаган» в Казахстане. В 11 часов 4 минуты с 90-й площадки космодрома «Байконур» стартовала ракета-носитель «Циклон-2» (11К69), которая вывела на околоземную орбиту спутник-перехватчик «Космос-1379» (ИС-П «Уран»). На втором витке он попытался перехватить цель, роль которой играл спутник-мишень «Космос-1378» (ИС-М «Лира»), имитировавший американский навигационный спутник типа «Транзит». Перехват был неудачен - «Космосу-1379» не удалось подойти к мишени на нужное расстояние, и он был взорван, не причинив ущерб противнику. В 11 часов 58 минут со 2-й пусковой установки 132-й площадки 53-го научно-исследовательского испытательного полигона Министерства обороны СССР (космодром «Плесецк») была запущена ракета-носитель «Космос-ЗМ» (11К65М) с навигационным спутником «Космос-1380» на борту. Этот пуск, так же как и полет спутника-перехватчика «Космос-1379», был неудачен - космический аппарат вышел на нерасчетную орбиту и уже через девять суток, 27 июня, сгорел в плотных слоях земной атмосферы. В 13 часов с 6-й пусковой установки 31-й площадки космодрома «Байконур» стартовала ракета-носитель «Союз-У» (11А511У), которая вывела на орбиту фоторазведывательный спутник «Космос-1381» («Зенит-6»). Это единственный космический старт того дня, который прошел успешно, - разведчик полностью выполнил свою задачу и после 13-суточного полета, 1 июля, спускаемый аппарат благополучно приземлился на территории СССР. Кроме того, в этот интервал состоялись пуски нескольких крылатых ракет с борта стратегических бомбардировщиков Ту-95 и Ту-160, а также с кораблей Военно-морского флота СССР, оперативно-тактических ракет наземного базирования, зенитных ракет. И еще многое другое случилось в тот день, что в прямом и переносном смысле встряхнуло нашу планету. Руководители США и других стран НАТО испытали настоящий шок от той мощи, которая была им продемонстрирована. Некоторые эксперты полагают, что многочисленные ракетные пуски, произведенные в рамках тех учений, побудили президента Рональда Рейгана год спустя провозгласить так называемую стратегическую оборонную инициативу. Может быть, это и так, а может, мотивы для принятия решения у американского руководства были иными. Сейчас это не важно. Но самым интересным во всей этой «семичасовой эпопее» был lдаже не ход учений, а те планы, которые в Генеральном штабе начали разрабатывать задолго до того момента, когда размеренную жизнь военных гарнизонов нарушил сигнал тревоги. То, что военные стратеги хотели бы провести в тот день, поражает своими поистине гигантскими масштабами. Итак, после того как противостояние вылилось бы в полномасштабный термоядерный конфликт, должна была начаться самая настоящая «ракетная вакханалия». Практически одновременно предполагалось запустить десятки ракет наземного, морского и воздушного базирования. Атомные подводные лодки должны были запустить 20 ракет. Планировалось, что с одной из лодок будет выпущен весь боекомплект (16 ракет). Еще один пуск предполагалось провести, взломав лед в районе Северного полюса, два из района Охотского моря, еще один - из Баренцева моря, а также залповый пуск крылатых ракет (от 16 до 24 штук) по боевым полям в районе Новой Земли и на Камчатке со стратегических бомбардировщиков. В учениях должны были принять участие все подразделения ракетных войск стратегического назначения. В ходе тренировки предполагалось произвести пуски не менее 14 межконтинентальных баллистических ракет разных типов из мест постоянной их дислокации на Украине, в России и в Казахстане. Команду на пуск все они должны были получить от ракеты 15А11, созданной в КБ «Южное» в Днепропетровске по программе «Периметр». Ее планировалось запустить с полигона «Капустин Яр». Также в учениях должны были принять участие и силы противоракетной обороны. К тому моменту на боевом дежурстве стояла одна система ПРО - вокруг Москвы. Но к реальным стрельбам ее привлекать не предполагалось, только на уровне условных пусков. Однако ряд подразделений вместе со своей техникой загодя должны были переместиться из Подмосковья на полигон «Сары-Шаган» и отразить «массированную ракетную атаку вероятного противника» с помощью ракет А-350Р. Роль целей отводилась головным частям межконтинентальных баллистических ракет, запускаемых в ходе учений. Но самым эффектным моментом глобальной тренировки должны были стать запуски космических аппаратов различного назначения. В околоземном пространстве планировалось «повоевать на полную катушку». К работе предполагалось привлечь боевые расчеты 16-й, 32-й, 43-й и 133-й площадок космодрома «Плесецк», 1-й, 31-й, 69-й, 90-й и 200-й площадок космодрома «Байконур». Если бы все сложилось так, как хотелось, то в течение суток с территории СССР стартовали бы десять беспилотных космических аппаратов и один пилотируемый космический корабль. 1. Два спутника детальной и обзорной фоторазведки типа «Зенит-6» должны были стартовать с 16-й площадки космодрома «Плесецк» и 31-й площадки космодрома «Байконур». 2. Навигационный спутник системы «Парус» должны были запустить со 133-й площадки космодрома «Плесецк». 3. Спутник радиотехнической разведки типа «Целина-Д» предполагалось запустить с 32-й площадки космодрома «Плесецк». 4. Спутник системы предупреждения о ракетном нападении типа «Око» должен был взлететь с 43-й площадки космодрома «Плесецк». 5. Три спутника навигационной системы ГЛОНАСС планировалось запустить с 200-й площадки космодрома «Байконур». 6. С 69-й площадки космодрома «Байконур» должна была быть запущена ракета Р-36 (орбитальная) с головным блоком системы частично-орбитального бомбометания. 7. С 90-й площадки того же космодрома планировалось запустить спутник-перехватчик. 8. Наконец, с 1 - и площадки космодрома «Байконур» должен был стартовать пилотируемый космический корабль типа «Союз Т» с двумя космонавтами на борту. Назначение этих аппаратов говорило само за себя. Большинство из них должны были заменить собой аналогичные спутники, условно выведенные из строя в ходе боевых действий. Перехватчик, естественно, должен был уничтожить вражеский аппарат в космосе. Ну а спутник системы частично-орбитального бомбометания должен был присоединиться к межконтинентальным баллистическим ракетам для «поражения целей на территории вероятного противника». Запуск пилотируемого корабля имел целью усиление экипажа военной орбитальной станции типа «Алмаз», которая, по расчетам советских военных, должна была в тот момент активно функционировать в космосе. При этом предполагалось опробовать новую схему выведения пилотируемого корабля, что обеспечивало его стыковку со станцией уже на втором витке. В учениях должны были «принять участие» и космические аппараты, уже находившиеся на орбите. Объекты наземной инфраструктуры, обеспечивающие эти запуски и работу космической армады, я даже не буду перечислять. Проще сказать, что к учениям не привлекались лишь те из них, которые еще не были достроены или которые находились на ремонте. Как видим - планов громадье. Только ракет стратегического и космического назначения в течение суток предполагалось запустить почти 70 штук. Однако по политическим и финансовым соображениям от большинства пунктов этого плана советское руководство решило отказаться. Да, показать силу надо, но не до такой же степени! Поэтому кроме стратегических ракетных войск урезанными оказались и действия сил противоракетной и противокосмической обороны, бомбардировочной авиации и всех остальных родов и видов Вооруженных сил СССР. И тем не менее, даже в таком вот урезанном варианте, эти учения действительно потрясли мир. А нам, живущим спустя четверть века на обломках великой Империи, события того дня лишний раз напоминают - в современном мире считаются лишь с реальной силой и уважают только решимость в случае необходимости применить ее без колебаний, а вовсе не декларации о "мире во всем мире" и бесконечные увещевания из серии "Ребята, давайте жить дружно!".. МИР МОЖНО ПРИНЕСТИ ЛИШЬ НА КОНЦЕ КОПЬЯ. ЖАННА Д'АРК. http://kvshurov.livejournal.com/287636.html

82-й: ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ КРАСНОАРМЕЙЦА Носить высокое звание бойца Красной Армии - величайшая честь для каждого гражданина Советского Союза. Далее, в том числе и нормы вещевого довольствия: http://www.rkka.msk.ru/rbp/rbp2.shtml

asder191: Как говаривали во времена былые, с чувством глубокого морального удовлетворения ознакомился со статьей о неизвестной мне ранее "семичасовой войне".За эти годы с того времени кто-то смог понять, что оказывается, чувстсво жизненного комфорта связано не с количеством колбасы в магазинах и личных автомобилях,а в уверености в завтрашнем, послезавтрашнем и дальнейших днях.А кто-то,согласно появившегося в сети открытого письма депутата Илюхина президенту Медведеву, совершенно открыто продает технологию пучкового оружия вероятнейшему противнику.И не понять этим вторым , что не смогут они и их дети воспользоваться этими деньгами,ибо ни денег ,ни детей уже не будет.Равновесие-то удерживать нечем будет!

Ion Popa: Очень любопытный документ... При выдаче предметы военного обмундирования подгоняются по росту и фигуре красноармейца. Вспомнился мне старшина второй роты в могилёвской учебке прапорщик Сечков. Когда нам выдавали фуражки, то он, размер курсантских голов определял, что называется, на глаз. И не разу не ошибся!!! Вот, что значит опыт...

82-й: ПРИКАЗ МИНИСТРА ОБОРОНЫ СССР ОТ 22.02.1977 N 105 О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ВОЙСКОВОМ (КОРАБЕЛЬНОМ) ХОЗЯЙСТВЕ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР http://pravo.levonevsky.org/baza/soviet/sssr4189.htm

82-й: ВНУТРЕННЯЯ И КАРАУЛЬНАЯ СЛУЖБА Долг каждого бойца точно соблюдать правила внутреннего распорядка в казарме, установленные Уставом внутренней службы в Красной Армии и приказами командования. Строгое выполнение этих правил способствует укреплению воинской дисциплины, успехам боевой и политической подготовки и сохранению здоровья бойцов. Далее: http://www.rkka.msk.ru/rbp/rbp4.shtml

82-й: Походное снаряжение пехотинца Красной Армии В облегченное снаряжение бойца прежде всего входили подсумки для винтовочных обойм и малая лопата. Кроме того, к поясу подвешивались фляга и сумка для ручных гранат. Скатка шинели или плащ-палатки носилась через левое плечо, на концы первой мог надеваться круглый котелок. Через правое плечо обязательно надевали противогаз в квадратной сумке с широкой регулируемой лямкой. Подсумки (двухсекционные, из кожи или кирзово-кожаные, с застежкой на конические латунные шпеньки, на 6 винтовочных обойм; либо еще дореволюционного образца - кожаные, с откидывающейся вперед крышкой и боковыми застежками) размещались по обе стороны от пряжки пояса. В конце 30-х появились усовершенствованные - с кольцами для крючков лямок ранца. Они напоминали трехсекционные немецкие подсумки "Маузер". За правым подсумком висела фляга в чехле. Наряду с алюминиевой широко использовалась стеклянная с резиновой или деревянной пробкой - непрочная, но дешевая. Далее подвешивали малую лопатку в брезентовом чехле с клапаном, который застегивался на ремешок с пряжкой. Гранатную сумку вешали слева, за ней - в походном положении - сумку противогаза. Но в боевых условиях предметы экипировки располагались как было удобнее. Плотная шинельная скатка защищала от мелких осколков и пуль половину груди; при стрельбе лежа служила нередко бруствером; выручала на переправе; а во время привала ее можно было положить под голову. Полная походная выкладка включала ранец или вещмешок. Применялись два вида ранцев: коробчатые с крышкой, на западноевропейский манер, и мягкие, с внешними карманами с клапанами и застежкой на шнурок, типа рюкзака. Скатка шинели пристегивалась сверху - посредством ремешков с пряжками, пришитых к ранцу. Для его крепления к поясу служила система лямок с железными крючками и пряжками. Красноармеец в полном походном снаряжении (красовавшийся даже на довоенной трехрублевке) немного напоминал германского пехотинца. Полное снаряжение включало также продовольственную сумку с сухарным мешочком, запасную патронную из брезента и чехол с плащ-палаткой. Стальной шлем или универсальный котелок с крышкой приторачивались к крышке ранца шлевками и петлями. В выкладку входило штатное стрелковое оружие с боеприпасами - у пулеметчика с "дегтяревым" нагрузка получалась немалая. Вместо лопаты мог быть топор. Боец с самозарядной винтовкой носил на поясе слева плоский штык в ножнах с ременной петлей, а поперек груди - брезентовый патронташ с гнездами для запасных обойм. Усовершенствованные ранцы, так хорошо смотревшиеся на параде, имели далеко не все красноармейцы - большинство довольствовалось обыкновенными солдатскими мешками, которые вешались на плечи за лямку, затянутую вокруг горловины с веревочной вздержкой. Скатка надевалась при уже надетом "сидоре", слегка сдвигая его влево. http://www.rkka.info/ Сюда же, до кучи, и пять рублей...

Admin: Почему Сталин уничтожил свою стратегическую авиацию? Сталин мог предотвратить войну. Одним росчерком пера. Возможностей было много. Вот одна из них. В 1936 году в Советском Союзе был создан тяжелый скоростной высотный бомбардировщик ТБ-7. Это отзывы о нем. Генерал-майор авиации П. Стефановский, летчик-испытатель ТБ-7: "Многотонный корабль своими летными данными превосходил на десятикилометровой высоте все лучшие европейские истребители той поры". (Триста неизвестных. С. 83). Генерал-майор авиации В. Шумихин: "На высотах свыше 10 тысяч метров ТБ-7 был недосягаем для большинства имевшихся в то время истребителей, а потолок 12 тысяч метров делал его неуязвимым и для зенитной артиллерии". (Советская военная авиация, 1917-1941. С. 218). Авиаконструктор В. Шавров: "Выдающийся самолет". На ТБ-7 впервые, раньше, чем в США и Англии, были подняты пятитонные бомбы". (История конструкций самолетов в СССР. 1938-1950. С. 162). Профессор Л. Кербер: "Машина имела сильное оборонительное вооружение из 20-мм пушек и 12,7-мм тяжелых пулеметов. В большом бомбовом люке могли подвешиваться бомбы самых крупных калибров… Недоступный на максимальном потолке своего полета ни зенитным пушкам, ни истребителям того времени. ТБ-7 был самым сильным бомбардировщиком в мире". (ТУ — человек и самолет. С. 143). "Эпохальный самолет… Сейчас мы имеем все основания утверждать, что ТБ-7 был значительно сильнее знаменитой американской летающей крепости Б-17". (След в небе. С. 202). Зарубежные историки с такими оценками согласны. Джон В.Р. Тейлор: "На высотах 26250 — 29500 футов его скорость превосходила скорость германских истребителей Ме-109 и Хе-112". (Combat Aircraft of the World. Лондон, 1969, с. 592). Вацлав Немечек: "У этой машины была удивительно долгая жизнь. В пятидесятых годах все еще можно было встретить отдельные образцы на полярных трассах, где их использовали для транспортировки грузов". (History of Soviet Aircraft from 1918. Лондон, 1986, с.134), Не надо доказывать, что долго живут и долго летают только хорошие самолеты… Выдающиеся качества ТБ-7 были доказаны западным экспертам осенью 1941 года. Ожидалось прибытие советской правительственной делегации во главе В. М. Молотовым в Великобританию и в США. Предполагалось, что единственно возможный путь — через Сибирь и Аляску. Но Молотов на ТБ-7 полетел из Москвы в Британию прямо над оккупированной Европой. Нужно вспомнить, кто господствовал в небе Европы осенью сорок первого, чтобы оценить степень доверия советского руководства этому самолету Попади Молотов в лапы Гитлеру — и не избежать громкого процесса где-нибудь в Нюрнберге. И всплыли бы преступления интернационалсоциализма, которые могли ошеломить мир на много веков. И открылось бы, что интернационал-социализм творит не меньшие злодеяния, чем его кровавый брат националсоциализм, что оба вполне достойны нюрнбергской скамьи. Но Молотов не боялся попасть на скамью подсудимых. И Сталин, отпуская Молотова, не боялся процесса над своим режимом: Молотов летит не на чем-нибудь, а на ТБ-7, о чем же волноваться? И ТБ-7 не подвел. Он прошел над Европой, погостил в Британии, слетал в Америку и вернулся тем же путем, еще раз безнаказанно пролетев над германскими владениями. В 1942 году Молотов вновь летал над Европой и вновь вернулся невредимым После войны советская правительственная комиссия провела анализ действий германской системы ПВО в момент полета Молотова. Выяснилось, что в полосе пролета истребители на перехват не поднимались, на зенитных батареях тревога не объявлялась, постами наблюдения пролет ТБ-7 не регистрировался. Проще говоря, германские средства ПВО не только не могли перехватить ТБ-7, но в этих случаях даже не смогли обнаружить его присутствие в своем воздушном пространстве. Полковник (в те времена — капитан) Э. Пусссп, много раз водивший ТБ-7 над Германией (не только с драгоценным телом Молотова, но и с другими грузами), рассказывал: "Зенитка достает такую высоту не очень-то прицельно, можно сказать, почти на излете. Истребитель там тоже вроде сонной мухи. Кто мне чего сделает?". (М.Галлай. Третье измерение. М. Советский писатель, 1973, с. 330) Итак, задолго до войны в Советском Союзе создан НЕУЯЗВИМЫЙ бомбардировщик и подготовлен приказ о выпуске тысячи ТБ-7 к ноябрю 1940 года Что оставалось сделать? Оставалось под приказом написать семь букв: И. СТАЛИН Когда первые ТБ-7 летали на недосягаемых высотах, конструкторы других авиационных держав мира уперлись в невидимый барьер высоты: в разреженном воздухе от нехватки кислорода двигатели теряли мощность. Они буквально задыхались — как альпинисты на вершине Эвереста. Существовал вполне перспективный путь повышения мощности двигателей: использовать выхлопные газы для вращения турбокомпрессора, который подает в двигатель дополнительный воздух. Просто в теории — сложно на практике. На экспериментальных, на рекордных самолетах получалось. На серийных — нет. Детали турбокомпрессора работают в раскаленной струе ядовитого газа при температуре свыше 1000 градусов, окружающий воздух — это минус 60, а потом — возвращение на теплую землю. Неравномерный нагрев, резкий перепад давления и температуры корежили детали, и скрежет турбокомпрессора заглушал рев двигателя; защитные лаки и краски выгорали в первом же полете, на земле влага оседала на остывающие детали, и коррозия разъедала механизмы насквозь. Особо доставалось подшипникам: они плавились, как восковые свечи. Хорошо на рекордном самолете: из десяти попыток один раз не поломается турбокомпрессор — вот тебе и рекорд. А как быть с серийными самолетами? Искали все, а нашел Владимир Петляков — создатель ТБ-7. Секрет Петлякова хранился как чрезвычайна государственная тайна. А решение было гениально простым. ТБ-7 имел четыре винта и внешне казался четырехмоторным самолетом. Но внутри корпуса, позади кабины экипажа, Петляков установил дополнительный пятый двигатель, который винтов не вращал. На малых и средних высотах работают четыре основных двигателя, на больших — включается пятый, он приводит в действие систему централизованной подачи дополнительного воздуха. Этим воздухом пятый двигатель питал себя самого и четыре основных двигателя. Вот почему ТБ-7 мог забираться туда, где никто его не мог достать: летай над Европой, бомби, кого хочешь, и за свою безопасность не беспокойся. Имея тысячу неуязвимых ТБ-7, любое вторжение можно предотвратить. Для этого надо просто пригласить военные делегации определенных государств и в их присутствии где-то в заволжской степи высыпать со звенящих высот ПЯТЬ ТЫСЯЧ ТОНН БОМБ. И объяснить: к вам это отношения не имеет, это мы готовим сюрприз для столицы того государства, которое решится на нас напасть. Точность? Никакой точности. Откуда ей взяться? Высыпаем бомбы с головокружительных высот. Но отсутствие точности восполним повторными налетами. Каждый день по пять тысяч тонн на столицу агрессора, пока желаемого результата не достигнем, а потом и другим городам достанется. Пока противник до Москвы дойдет, знаете, что с его городами будет? В воздухе ТБ-7 почти неуязвимы, на земле противник их не достанет: наши базы далеко от границ и прикрыты, а стратегической авиации у наших вероятных противников нет… А теперь, господа, выпьем за вечный мир… Так могли бы говорить сталинские дипломаты, если бы Советский Союз имел тысячу ТБ-7. Но Сталин от тысячи ТБ-7 отказался… Можно ли понять мотивы Сталина? Можно. Если перевести тысячу ТБ-7 на язык шахмат, то это ситуация, когда можно объявить шах неприятельскому королю еще до начала игры, а если партнер решится начать игру, — ему можно объявить мат после первого хода. Если пять тысяч тонн бомб, которые ТБ-7 могли доставить одним рейсом, перевести на язык современной стратегии, то это — ПЯТЬ КИЛОТОНН. Это уже терминология ядерного века. Если пять килотонн недостаточно, то за два рейса можно доставить десять. А двадцать килотонн — это то, что без особой точности упало на Хиросиму. Тысяча ТБ-7 — это как бы ядерная ракета, наведенная на столицу противника. Мощь такова, что для потенциального агрессора война теряет смысл. Итак, одним росчерком сталинского пера под приказом о серийном выпуске ТБ-7 можно было предотвратить германское вторжение на советскую территорию. Я скажу больше: Сталин мог бы предотвратить и всю Вторую мировую войну. Понятно, в августе 1939 года он не мог иметь всю тысячу ТБ-7. Но двести, триста, четыреста и даже пятьсот — иметь мог. Один вылет двухсот ТБ-7 — килотонна. Имея только двести ТБ-7, пакт Молотова-Риббентропа можно было не подписывать. Имея только двести ТБ-7, можно было не оглядываться на позицию Великобритании и Франции. Можно было просто пригласить Риббентропа (а то и самого Гитлера), продемонстрировать то, что уже есть, рассказать, что будет, а потом просто и четко изложить свою позицию: господин министр (или — господин канцлер), у нас отношения с Польшей не самые лучшие, но германское продвижение на восток нас пугает. Разногласия Германии с Польшей нас не касаются, решайте сами свои проблемы, но только не начинайте большую войну против Польши. Если начнете, мы бросим в Польшу пять миллионов советских добровольцев. Мы дадим Польше все, что она попросит, мы развернем в Польше партизанскую войну и начнем мобилизацию Красной Армии. Ну и ТБ-7… Каждый день. Пока пять тысяч тонн в день обеспечить никак не можем, это потом, но тысячу тонн в день гарантируем. Так можно было бы разговаривать с Гитлером в августе 1939 года, если бы Сталин в свое время подписал приказ о серийном выпуске… Справедливости ради надо сказать, что Сталин приказ подписал… Но потом его отменил. И подписал снова. И отменил. И снова… Четыре раза ТБ-7 начинали выпускать серийно и четыре раза с серии снимали. (Г. Озеров. Туполевская шарага. "Посев", Франкфурт-на-Майне, 1971, с. 47). После каждого приказа промышленность успевала выпустить три-четыре ТБ-7, и приказ отменялся. Снова все начиналось и снова обрывалось… На 22 июня 1941 года ТБ-7 серийно не выпускаются. За четыре попытки авиапромышленность успела выпустить и передать стратегической авиации не тысячу ТБ-7, а только одиннадцать. Более того, почти все из этих одиннадцати не имели самого главного — дополнительного пятого двигателя. Без него лучший стратегический бомбардировщик мира превратился в обыкновенную посредственность. После нападения Гитлера ТБ-7 пустили в серию. Но было поздно… Возникает вопрос: если бы Сталин дал приказ о выпуске тысячи ТБ-7 и не отменил его, смогла бы советская промышленность выполнить сталинский заказ? Смогла бы к концу 1940 года выпустить тысячу таких самолетов? Создатель ТБ-7 авиаконструктор Владимир Петляков (после трагической гибели Петлякова ТБ-7 был переименован в Пе-8) ни минуты в этом не сомневался. Александр Микулин, создавший двигатели для ТБ-7, был полностью уверен, что советской промышленности такой заказ по плечу. Заместитель авиаконструктора А. Туполева профессор Л. Кербер, ведущие эксперты авиапромышленности С. Егер, С. Лещенко, Е. Стоман, главный конструктор завода, выпускавшего ТБ-7, И. Незваль, главный технолог завода Е. Шекунов и многие другие, от кого зависел выпуск ТБ-7, считали задачу выполнимой в отведенный срок. Авиаконструкторы В.Б. Шавров и А.Н. Туполев считали, что тысяча ТБ-7 может быть готова к ноябрю 1940 года. Уверенность конструкторов и лидеров промышленности понятна: ТБ-7 появился не на пустом месте. Россия — родина стратегических бомбардировщиков. Это я говорю с гордостью и без иронии. В начале века, когда весь мир летал на одномоторных самолетах, Россия первая в мире начала строить самолеты двухмоторные. Мир еще не успел по достоинству оценить этот шаг, а великий русский инженер Игорь Иванович Сикорский в 1913 году построил первый в мире четырехмоторный тяжелый бомбардировщик "Илья Муромец". Уже в ходе испытаний "Муромец" бьет мировой рекорд дальности. По дальности, вооружению и бомбовой нагрузке в течение нескольких лет "Муромец" не имел аналогов во всем мире. Он имел самое передовое по тем временам навигационное оборудование, бомбардировочный прицел и первый в мире электрический бомбосбрасыватель. Для самозащиты "Муромец" имел восемь пулеметов, и была даже попытка установить на нем 76-мм полевую пушку. В 1914 году Россия стала ПЕРВОЙ в мире страной, создавшей подразделение тяжелых бомбардировщиков — эскадру воздушных кораблей. Захватив власть в стране, коммунисты резко затормозили техническое развитие России, истребив и изгнав миллионы самых толковых, самых трудолюбивых, самых талантливых. Среди изгнанников оказался и Игорь Сикорский. И все же технический потенциал России был огромен, развитие продолжалось. Вопреки террору, вопреки коммунистическому гнету Россия продолжала оставаться лидером в области тяжелых бомбардировщиков. В 1925 году конструкторским бюро А.Н. Туполева был создан ТБ-1, первый в мире цельнометаллический бомбардировщик, он же — первый в мире бомбардировщик-моноплан со свободнонесущим крылом. Весь остальной мир в те времена строил только деревянные бомбардировщики-бипланы. Уже в ходе испытаний ТБ-1 бьет два мировых рекорда. В короткий срок было построено 213 ТВ-1, и это тоже своего рода рекорд. Это в несколько раз больше, чем тяжелых бомбардировщиков во всех остальных странах мира вместе взятых. По мере выпуска самолетов формировались эскадрильи, полки, бригады. А Туполев в 1930 году выдает еще более мощный тяжелый бомбардировщик: ТБ-З — первый в мире четырехмоторный моноплан со свободнонесущим крылом. Среди самолетов мира, как военных, так и гражданских, ТБ-З был самым большим. Таких самолетов никто в мире не имел не только в производстве, но даже в проектах. А Туполев уже в 1933 году начинает эксперименты по дозаправке ТБ-З в воздухе. На ТБ-З было установлено несколько мировых рекордов, включая высотные полеты с грузами 5, 10 и 12 тонн. Схема ТБ-З стала классической для этого класса самолетов на многие десятилетия вперед. Поражает скорость выполнения заказа: выпуск доходил до трех ТБ-З в день. (Е. Рябчиков, А. Магид. Становление. М., "Знание", 1978, с. 132). Советская промышленность бьет свой собственный рекорд — в короткий срок выпускает 818 ТБ-З. Тут уже не обойдешься полками и бригадами. 23 марта 1932 года Советский Союз первым в мире начинает создание тяжелых бомбардировочных корпусов. В январе 1936 года создается первая в мире авиационная армия, в марте — вторая, чуть позже — третья. Никто другой тогда не имел ни авиационных армий, ни даже корпусов стратегической авиации. Флот в тысячу тяжелых бомбардировщиков — это мечта стратегов, и она впервые воплощена в Советском Союзе. Генералы и политики всех стран спорили о доктрине генерала Д. Дуэ. А Сталин не спорил… Но это не все: планировалось перевооружить три авиационных армии новейшими бомбардировщиками и дополнительно развернуть еще три армии в Белорусском, Киевском и Ленинградском военных округах. (В. Шумихин. Советская военная авиация, 1917 — 1941. С. 185). Пока ТБ-З учился летать, пока его только "ставили на крыло", около десятка конструкторских бюро уже включились в жестокую схватку за новейший стратегический бомбардировщик, который потом должен заменить тысячу туполевских ТБ-1 и ТБ-З. Сам Туполев предлагает восьмимоторный "Максим Горький". Самолет появляется на парадах, потрясая толпу своими размерами, и только немногие знают настоящее его название — ТВ-4. Павел Сухой предлагает одномоторный сверхдальний бомбардировщик ДБ-1 с невероятно большим размахом крыльев. Самолет (под другим именем) совершил несколько полетов через Северный полюс в Америку. Америка с восторгом встречала советских героев-летчиков, не понимая, что идут испытания экспериментального бомбардировщика. А Сергей Козлов предлагает двенадцатимоторный "Гигант", способный поднимать несколько десятков тонн бомб или перебрасывать в тыл противника десантные подразделения с любым тяжелым оружием, включая и танки. Удивительны проекты К.А. Калинина. Виктор Болховитинов предлагает тяжелый бомбардировщик ДБ-А. По виду и характеристикам — это новый самолет, но это просто коренная переработка туполевского ТБ-З. Это классический пример того, как с минимальными затратами на базе старого самолета создать новый. ДБ-А бьет сразу четыре мировых рекорда. Это — новейший самолет, но его могут выпускать те же заводы, которые выпускают ТБ-З, без перестройки производственного цикла, без смены оборудования, без нарушения устоявшихся технологических процессов, без переучивания рабочих и инженеров, без обычного в таких случаях снижения количества выпускаемых самолетов и даже без переучивания летчиков, техников и инженеров стратегической авиации. Если время поджимало, можно было пустить ДБ-А в серию, и к началу Второй мировой войны полностью обновить флот стратегической авиации. Но тут появилось настоящее чудо — ТБ-7 Петлякова. ТБ-7 затмил всех. К моменту появления ТБ-7 производство тяжелых бомбардировщиков в Советском Союзе было отлажено, как производство автомобилей у Генри Форда. Смена модели — процесс болезненный, но это проще, чем создавать новое дело на пустом месте. Страна в страшные годы, когда миллионы умирали от голода, была лидером в области тяжелых бомбардировщиков, а когда экономическая ситуация резко улучшилась, та же страна добровольно от первенства отказалась. Когда никто стране не угрожал, она отрывала кусок у умирающих детей, но тяжелые бомбардировщики строила, но вот появился рядом Гитлер, запахло войной, а тяжелые бомбардировщики больше не строятся. И не в том вопрос: успели бы построить тысячу ТБ-7 к началу войны или нет. Вопрос в другом: почему не пытались? К моменту появления ТБ-7 в Советском Союзе были созданы конструкторские бюро, способные создавать самолеты, опережающие свое время, промышленность, способная осуществлять массовый выпуск в количествах, превышающих потребность мирного времени, открыты академии, летные и технические школы, разработана теория боевого применения и получен боевой опыт в локальных войнах и на грандиозных учениях, построены аэродромы, базы, учебные центры, полигоны, созданы формирования, подготовлены кадры от командующего армией до бортового стрелка, от инженеров по навигационному оборудованию до фотодешифровщиков крупных авиационных штабов, выращены летчики, штурманы, бортинженеры, техники, мотористы, метеорологи, радисты, авиационные медики и пр. и пр. Сложились коллективы и родились традиции, воспитаны теоретики и практики. И вот после всего этого страна, которая была единственным лидером в области стратегической авиации, вступила во Вторую мировую войну без стратегической авиации. Приказом Сталина в ноябре 1940 года авиационные армии были расформированы. На 22 июня 1941 года советская стратегическая авиация в своем составе больше армий не имела. Остались только пять корпусов и три отдельные дивизии. Основное их вооружение — ДБ-Зф, Это великолепный бомбардировщик, но это не стратегический бомбардировщик. Еще оставались на вооружении ТБ-З Их можно было использовать как транспортные самолеты, но как бомбардировщики они устарели. А ТБ-7, как мы уже знаем, было только одиннадцать. Этого количества было недостаточно даже для того, чтобы укомплектовать одну эскадрилью. Без ТБ-7 стратегическая авиация перестала быть стратегической. Мало того, весной 1941 года Сталин устроил настоящий разгром. До этого высший командный состав стратегической авиации комплектовался только теми, кто отличился в боях, кто в небе Китая, Испании, Монголии доказал свое право командовать. Все командующие авиационными армиями — Герои Советского Союза. В те времена звание это весило гораздо больше, чем после войны. Командующий 2-й армией С.Г. Денисов имел не одну, а две Золотых звезды. В те годы таких людей можно было пересчитать по пальцам одной руки. Весной 1940 года Сталин вводит генеральские звания, но звездами не разбрасывается: начальник Главного управления ВВС — генерал-лейтенант авиации, начальник Штаба ВВС — генерал-майор авиации. При такой скупости командующих авиационными армиями Сталин не обижает — он им дает звания генерал-лейтенантов авиации. Командующие авиационными армиями по воинскому званию равнялись самому высокому авиационному начальнику и превосходили некоторых из его заместителей, включая и начальника Штаба ВВС Сталин верит лидерам стратегической авиации: командующий 3-й армией генерал-лейтенант авиации И.И. Проскуров становится начальником ГРУ перед тем, как принять под командование всю стратегическую авиацию. Но вот Сталин на что-то решился, и начинается разгром. Эта тема заслуживает отдельного исследования. А сейчас только два примера для иллюстрации: генерал-лейтенанта авиации С.П Денисова Сталин отправил в Закавказье командовать авиацией второстепенного округа. Дальше он будет служить на должностях, не соответствующих его званию: выше командира дивизии не поднимется. Генерал-лейтенант авиации И.И. Проскуров в апреле 41-го был арестован, подвергнут чудовищным пыткам и ликвидирован в октябре. А командовать стратегической авиацией был назначен полковник Л.А. Горбацевич. (МН. Кожевников. Командование и штаб ВВС Советской Армии., М., "Наука", 1977, с.26). Полковник нигде ранее не отличился (и не отличится в грядущем), но Сталину не нужны не только ТБ-7, но и командиры, доказавшие умение применять тяжелые бомбардировщики. Кажется, нет такой ситуации, в которой ТБ-7 окажется лишним. Если Сталин намерен предотвратить Вторую мировую войну, ТБ-7 нужны. Если Сталин решил позволить Гитлеру развязать мировую войну, а сам рассчитывает остаться нейтральным, то тогда ТБ-7 очень нужны, как гарантия нейтралитета. Если Сталин планирует оборонительную войну, то надо не ломать укрепленные районы на "Линии Сталина", а усиливать их. Надо войскам дать приказ зарыться в землю, как это было потом сделано под Курском. Надо было загородиться непроходимыми минными полями от моря до моря, и, пока противник прогрызает нашу оборону, пусть ТБ-7 летают на недосягаемых высотах, пусть подрывают германскую экономическую мощь. В оборонительной войне ТБ-7 нужны. Ресурсы Сталина неограниченны, а ресурсы Гитлера ограничены. Поэтому, если война начнется, Сталину выгодно ее затянуть: война на истощение для Германии смертельна. А чтобы ресурсы истощились быстрее, надо стратегическими бомбардировками ослаблять военно-экономический потенциал. И лучшего инструмента, чем ТБ-7, тут не придумать. Если Сталин решил дождаться германского вторжения и потом нанести контрудары (историки очень любят эту версию — так и пишут: планировал сидеть сложа руки и терпеливо ждать, пока Гитлер не стукнет топором, а уж потом намеревался ответить), то для ответного удара ничего лучшего, чем тысяча ТБ-7, вообразить нельзя. История ТБ-7 опровергает не только легенду о контрударах, которые якобы готовил Сталин, но и легенду о том, что Сталин боялся Гитлера. Если боялся, то почему не заказать ТБ-7? Чем больше боялся, тем быстрее должен был заказать. Пусть читатель согласится со мной: когда мы ночью боимся идти Диким лесом, мы берем в руки дубину. Чем больше боимся, тем большую дубину выбираем. И помахиваем ею воинственно. Не так ли? А Сталину дубину навязывают. Личный референт Сталина, авиаконструктор, генерал-полковник авиации А.С. Яковлев свидетельствует, что начальник НИИ ВВС генералмайор авиации А.И. Филин не боялся в присутствии многих доказывать Сталину необходимость серийного выпуска ТБ-7. Спорить со Сталиным — это риск на грани самоубийственного подвига. "Филин настаивал, его поддерживали некоторые другие. В конце концов Сталин уступил, сказав: "Ну, пусть будет по-вашему, хотя вы меня и не убедили". (А. Яковлев. Цель жизни. М., ИПЛ, 1968, с. 182). Это один из тех случаев, когда Сталин разрешил ТБ-7 выпускать. Вскоре Сталин одумается, свое решение отменит, и вновь найдутся смельчаки спорить с ним и доказывать… Вопрос вот в чем: почему Сталину надо доказывать? Если все мы понимаем неоспоримые достоинства ТБ-7 и необходимость его серийного выпуска, почему Сталин таких простых вещей понять не может? А между тем и самому глупому ясно, что в темном лесу с дубиной веселее, чем без нее. Если все сводится к сталинской глупости, то ТБ-7 был бы запрещен одним махом, и больше к этому вопросу Сталин не вернулся. Но Сталин восемь раз свое решение меняет на прямо противоположное. Что за сомнения? Как это на Сталина непохоже. Истребить миллионы лучших крестьян, кормильцев России? Никаких сомнений: подписал бумагу, и вот вам — год великого перешиба. Уничтожить командный состав армии? Без сомнений. Подписать пакт с Гитлером? Никаких проблем: три дня переговоров и — пробки в потолок. Были у Сталина сомнения, были колебания. Но пусть меня поправят: такого не было. Отказ от ТБ-7 — это самое трудное из всех решений, которое Сталин принимал в своей жизни. Это самое важное решение в его жизни. Я скажу больше: отказ от ТБ-7 — это вообще самое важное решение, которое кто-либо принимал в XX веке. Вопрос о ТБ-7 — это вопрос о том, будет Вторая мировая война или ее не будет. Когда решался вопрос о ТБ-7, попутно решалась и судьба десятков миллионов людей… Понятны соображения Сталина, когда четыре раза подряд он принимал решение о серийном производстве ТБ-7. Но когда Сталин столько же раз свое решение отменял, руководствовался же он чем-то! Почему никто из историков даже не пытается высказать предположения о мотивах Сталина? У ТБ-7 были могущественные противники, и пора их назвать. Генеральный штаб РККА был образован в 1935 году. До германского вторжения сменилось четыре начальника Генерального штаба: Маршалы Советского Союза А.И. Егоров и Б.М. Шапошников, генералы армий К.А. Мерецков и Г. К. Жуков. Все они были противниками ТБ-7 Противниками не только ТБ-7, но и вообще всех стратегических бомбардировщиков, были многие видные авиационные генералы, включая П.В. Рычагова, Ф.К. Аржанухина, Ф.П. Полынина. Противником ТБ-7 был Нарком обороны Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко. Ярым противником ТБ-7 был референт Сталина по вопросам авиации авиаконструктор А.С.Яковлев. Ну и, понятно, противниками стратегических бомбардировщиков были почти все советские военные теоретики, начиная с В.К. Триандафиллова. Лучше всех доводы против тяжелых бомбардировщиков изложил выдающийся советский теоретик воздушной войны профессор, комбриг Александр Николаевич Лапчинский. Он написал несколько блистательных работ по теории боевого применения авиации. Идеи Лапчинского просты и понятны. Бомбить города, заводы, источники и хранилища стратегического сырья — хорошо. А лучше — захватить их целыми и использовать для усиления своей мощи. Превратить страну противника в дымящиеся развалины можно, а нужно ли? Бомбить дороги и мосты в любой ситуации полезно, за исключением одной: когда мы готовим вторжение на вражескую территорию. В этом случае мосты и дороги надо не бомбить, а захватывать, не позволяя отходящему противнику их использовать или разрушать. Бомбардировка городов резко снижает моральное состояние населения. Это правильно. Кто с этим спорит? Но стремительный прорыв наших войск к вражеским городам деморализует население больше, чем любая бомбардировка. И Лапчинский рекомендует Сталину все силы Красной Армии направить не на подрыв военно-экономической мощи противника, а на захват. Задача Красной Армии — разгром армий противника. Задача авиации — открыть дорогу нашим армиям и поддержать их стремительное движение вперед. Лапчинский рекомендует войну не объявлять, а начинать внезапным сокрушительным ударом советской авиации по вражеским аэродромам. Внезапность и мощь удара должны быть такими, чтобы в первые часы подавить всю авиацию противника, не позволив ей подняться в воздух. Подавив авиацию противника на аэродромах, мы открываем дорогу танкам, а наступающие танки в свою очередь "опрокидывают аэродромы противника". Цели для нашей авиации — не городские кварталы, не электростанции и не заводы, а вражеский самолет, не успевший подняться в воздух; огневая точка, мешающая продвижению нашей пехоты; колонна машин с топливом для вражеских танков; противотанковая пушка, притаившаяся в кустах. Другими словами, предстоит бомбить не площади, а точечные цели, многие из которых подвижны. Предстоит бомбить не в стратегическом тылу, а в ближайшем тактическом, а то и прямо на переднем крае. А для такой работы нужен не тяжелый бомбардировщик, а легкий маневренный самолет, который подходит к цели вплотную, чтобы опознать ее, чтобы накрыть ее точно, не задев своих, — свои рядом. Нужен самолет, который или пикирует с высоты, или подходит к цели на бреющем полете, чуть не сбивая винтом верхушек деревьев. Если мы намерены взорвать дом соседа, нам нужен ящик динамита. Но если мы намерены соседа убить, а его дом захватить, тогда ящик динамита нам не нужен, тогда необходим более дешевый, легкий и точный инструмент. Вот Лапчинский и рекомендует Сталину другой инструмент: легкий пикирующий бомбардировщик или маневренный штурмовик. Стратегический бомбардировщик летает с дальних стационарных аэродромов на огромные расстояния, а нам нужен такой самолет, который всегда рядом, который базируется на любом временном грунтовом аэродроме, который легко меняет аэродромы вслед за наступающими дивизиями и корпусами, который выполняет заявки танкистов немедленно. Нужен легкий самолет, пилоты которого сами видят ситуацию и мгновенно реагируют на ее изменения и вкладывают свою долю в успешный исход быстротечного боя. Владимир Петляков, кроме тяжелого четырехмоторного (точнее — пятимоторного) ТБ-7, создал и другой — небольшой, двухмоторный, скоростной, маневренный пикирующий бомбардировщик Пе-2. Это было именно то, что нужно Сталину. И Сталин решил: "Строить двухмоторные и числом побольше". (А.С. Яковлев. Цель жизни. М., ИПЛ, 1968, с. 182). А нельзя ли строить и легкие и тяжелые бомбардировщики одновременно? "Нет, — говорил Лапчинский. — Нельзя". ВСЕ СИЛЫ, ВСЕ ВОЗМОЖНОСТИ должны быть сконцентрированы на решении главной задачи: завоевании полного господства в воздухе, то есть на внезапном ударе по аэродромам противника. Если такой удар нанесен, то города и заводы бомбить незачем. Сталин долго позволял строить и те и другие, а потом понял: надо выбрать что-то одно. И выбрал. Если железная сталинская логика нам непонятна, то проще всего объявить Сталина безумцем. Но давайте глянем на Гитлера. Это тоже агрессор, и именно потому стратегической авиации у него нет. Гитлер готовит молниеносный захват Франции, и потому мосты надо не бомбить, а захватывать и сохранять. Мосты нужны германским танковым дивизиям для стремительного наступления. И Париж бомбить не надо. Париж со всеми своими сокровищами достанется победителю. Гитлеру не надо разрушать судостроительные верфи Бреста, танковые, артиллерийские заводы Шербура, Шамонаи Буржа, авиазаводы Амстердама и Тулузы — они будут работать на усиление военной мощи Третьего рейха! Для "блицкрига" Гитлеру нужна авиация, но не та, которая разрушает города и заводы, а та, которая одним ударом накроет французскую авиацию на аэродромах, которая внезапными ударами парализует всю систему военного управления. Нужна авиация, которая откроет путь танкам и обеспечит стремительность их рывка к океану. Нужна авиация, которая висит над полем боя, выполняя заказы танкистов; авиация, которая бьет не по гигантским площадям, а по точечным целям. Для "блицкрига" нужен небольшой пикирующий бомбардировщик, который несет совсем немного, но бомбит точно: двухмоторный Ю-88, а то и одномоторный Ю-87… Потом война пошла не тем руслом: из быстротечной превратилась в затяжную. Появились города, германским танкам недоступные: Лондон и Челябинск, Бристоль и Куйбышев, Шеффилд и Магнитогорск. Вот тут Гитлеру стратегическая авиация не помешала бы… Но ее не оказалось… А идеи Лапчинского, высказанные задолго до прихода Гитлера к власти, Сталиным были использованы. Правда, не в 41-м году, как замышлялось, а в 45-м. Сталинские пикирующие бомбардировщики Пе-2 и штурмовики Ил-2 внезапным ударом накрыли японские аэродромы, и советские танковые клинья вспороли Маньчжурию. Страна досталась победителю. Советские десантные подразделения высаживались в китайских городах не для того, чтобы разрушать мосты, дороги и заводы, а для того, чтобы не допустить их разрушения. В такой войне стратегической авиации работы не нашлось. В 20-х, в начале 30-х годов стратегическая авиация была нужна Сталину, чтобы никто не помешал свободно наращивать советскую военно-экономическую мощь. Со второй половины 30-х Сталин все более склоняется к сценарию такой войны, результатом которой будет не уничтожение экономического потенциала Германии, а его захват. В ноябре 1940 года Сталин окончательно решил совершить против Германии то, что через несколько лет он совершит против Японии. http://easyget.narod.ru/read/day-m/glava2.html

82-й: Внимание! Говорит Москва! Говорит Москва! ЗАЯВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА. Граждане и гражданки Советского Союза. Сегодня, 22 июня, в 4 часа утра, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбардировке города: Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и другие... Полный текст заявления Речь В.М. Молотова от 22 июня 1941 г. Граждане и гражданки Советского Союза. Советское правительство и его глава товарищ Сталин поручили мне сделать следушее заявление. Сегодня в 4 часа утра без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие. Причём убито и ранено более 200 человек. Налёты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел, были совершены также с румынской и финляндской территорий. Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов, вероломством. Нападение на нашу страну произведено несмотря на то что между СССР и Германией заключен договор о ненападении и советское правительство со всей добросовестностью выполняла все условия этого договора. Нападение на нашу страну совершено несмотря на то, что за всё время действия этого договора германское правительство ни разу не могло предъявить ни одной претензии Советскому Союзу по выполнению договора. Ответственность за это разбойничье нападение на Советский Союз целиком и полностью падает на германских фашистских правителей. Уже после свершившегося нападения германский посол в Москве Шуленбург в 5 часов 30 минут утра сделал мне как народному комиссару иностранных дел заявление от имени своего правительства о том, что германское правительство решило выступить с войной против Советского Союза, в связи с сосредоточием частей Красной Армии у восточной германской границы. В ответ на это мною, от имени советского правительства, было заявлено, что до последней минуты германское правительство не предъявляло никаких претензий к Советскому правительству. Что Германия решила о нападении на Советский Союз, несмотря на миролюбивую позицию Советского Союза, и что тем самым фашистская Германия является нападающей стороной. По поручению правительства Советского Союза я должен также заявить, что ни в одном пункте наши войска и наша авиация не допустили нарушения границы и поэтому сделанное сегодня утром заявление румынского радио, что якобы советская авиация обстреляла румынские аэродромы, является сплошной ложью и провокацией. Такой же ложью и провокацией является вся сегодняшняя декларация Гитлера, пытающегося задним числом состряпать обвинительный материал насчёт несоблюдения Советским Союзом Советско-Германского пакта. Теперь, когда нападение на Советский Союз уже совершилось, советским правительством дан нашим войскам приказ отбить разбойничье нападение и изгнать германские войска с территории нашей родины. Эта война навязана нам не германским народом, не германскими рабочими, крестьянами и интеллигенцией, о страдании которых мы хорошо понимаем, а кровожадными фашистскими правителями Германии, поработившими французов, чехов, поляков, сербов, Норвегию, Бельгию, Данию, Голландию, Грецию и другие народы. Правительство Советского союза выражает непоколебимую уверенность в том, что наши доблестные армии и флот и смелые «соколы» советской авиации с честью выполнят долг перед родиной, перед советским народом и нанесут сокрушительный удар агрессору. Не первый раз нашему народу приходится иметь дело с нападающим зазнавшимся врагом. В свое время на поход Наполеона в Россию наш народ ответил отечественной войной, и Наполеон потерпел поражение, пришел к своему краху. То же будет и с зазнавшимся Гитлером, объявившим новый поход против нашей страны. Красная Армия и весь наш народ вновь поведут победоносную отечественную войну. За родину, за честь, за свободу. Правительство Советского союза выражает твердую уверенность в том, что всё население нашей страны: все рабочие, крестьяне и интеллигенция, мужчины и женщины отнесутся с должным сознанием к своим обязанностям, к своему труду. Весь наш народ теперь должен быть сплочен и един, как никогда. Каждый из нас должен требовать от себя и от других дисциплины, организованности, самоотверженности достойной настоящего советского патриота, чтобы обеспечить все нужды Красной Армии, флота и авиации, чтобы обеспечить победу над врагом. Правительство призывает вас, граждане и гражданки Советского союза, ещё теснее сплотить свои ряды вокруг нашей славной большевистской партии, вокруг нашего советского правительства, вокруг нашего великого вождя товарища Сталина. Наше дело правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами! Примечание. Всегда мнилось, что заключительные слова принадлежали товарищу Сталину.

82-й: Выступление по радио Председателя Государственного Комитета Обороны И.В. СТАЛИНА. 3 июля 1941 года. Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои! Вероломное военное нападение гитлеровской Германии на нашу родину, начатое 22 июня, — продолжается. Несмотря на героическое сопротивление Красной Армии, несмотря на то, что лучшие дивизии врага и лучшие части его авиации уже разбиты и нашли себе могилу на полях сражения, враг продолжает лезть вперед, бросая на фронт новые силы. Гитлеровским войскам удалось захватить Литву, значительную часть Латвии, западную часть Белоруссии, часть Западной Украины. Фашистская авиация расширяет районы действия своих бомбардировщиков, подвергая бомбардировкам Мурманск, Оршу, Могилев, Смоленск, Киев, Одессу, Севастополь. Над нашей родиной нависла серьезная опасность. Как могло случиться, что наша славная Красная Армия сдала фашистским войскам ряд наших городов и районов? Неужели немецко-фашистские войска в самом деле являются непобедимыми войсками, как об этом трубят неустанно фашистские хвастливые пропагандисты? Конечно, нет! История показывает, что непобедимых армий нет и не бывало. Армию Наполеона считали непобедимой, но она была разбита попеременно русскими, английскими, немецкими войсками. Немецкую армию Вильгельма в период первой империалистической войны тоже считали непобедимой армией, но она несколько раз терпела поражения от русских и англо-французских войск и наконец была разбита англо-французскими войсками. То же самое нужно сказать о нынешней немецко-фашистской армии Гитлера. Эта армия не встречала еще серьезного сопротивления на континенте Европы. Только на нашей территории встретила она серьезное сопротивление. И если в результате этого сопротивления лучшие дивизии немецко-фашистской армии оказались разбитыми нашей Красной Армией, то это значит, что гитлеровская фашистская армия также может быть разбита и будет разбита, как были разбиты армии Наполеона и Вильгельма. Что касается того, что часть нашей территории оказалась все же захваченной немецко-фашистскими войсками, то это об'ясняется главным образом тем, что война фашистской Германии против СССР началась при выгодных условиях для немецких войск и невыгодных для советских войск. Дело в том, что войска Германии, как страны, ведущей войну, были уже целиком отмобилизованы, и 170 дивизий, брошенных Германией против СССР и придвинутых к границам СССР, находились в состоянии полной готовности, ожидая лишь сигнала для выступления, тогда как советским войскам нужно было еще отмобилизоваться и придвинуться к границам. Немалое значение имело здесь и то обстоятельство, что фашистская Германия неожиданно и вероломно нарушила пакт о ненападении, заключенный в 1939 г. между ней и СССР, не считаясь с тем, что она будет признана всем миром стороной нападающей. Понятно, что наша миролюбивая страна, не желая брать на себя инициативу нарушения пакта, не могла стать на путь вероломства. Могут спросить: как могло случиться, что Советское Правительство пошло на заключение пакта о ненападении с такими вероломными людьми и извергами, как Гитлер и Риббентроп? Не была ли здесь допущена со стороны Советского Правительства ошибка? Конечно, нет! Пакт о ненападении есть пакт о мире между двумя государствами. Именно такой пакт предложила нам Германия в 1939 году. Могло ли Советское Правительство отказаться от такого предложения? Я думаю, что ни одно миролюбивое государство не может отказаться от мирного соглашения с соседней державой, если во главе этой державы стоят даже такие изверги и людоеды, как Гитлер и Риббентроп. И это конечно при одном непременном условии — если мирное соглашение не задевает ни прямо, ни косвенно территориальной целостности, независимости и чести миролюбивого государства. Как известно, пакт о ненападении между Германией и СССР является именно таким пактом. Что выиграли мы, заключив с Германией пакт о ненападении? Мы обеспечили нашей стране мир в течение полутора годов и возможность подготовки своих сил для отпора, если фашистская Германия рискнула бы напасть на нашу страну вопреки пакту. Это определенный выигрыш для нас и проигрыш для фашистской Германии. Что выиграла и что проиграла фашистская Германия, вероломно разорвав пакт и совершив нападение на СССР? Она добилась этим некоторого выигрышного положения для своих войск в течение короткого срока, но она проиграла политически, разоблачив себя в глазах всего мира, как кровавого агрессора. Не может быть сомнения, что этот непродолжительный военный выигрыш для Германии является лишь эпизодом, а громадный политический выигрыш для СССР является серьезным и длительным фактором, на основе которого должны развернуться решительные военные успехи Красной Армии в войне с фашистской Германией. Вот почему вся наша доблестная Армия, весь наш доблестный военно-морской флот, все наши летчики-соколы, все народы нашей страны, все лучшие люди Европы, Америки и Азии, наконец, все лучшие люди Германии — клеймят вероломные действия германских фашистов и сочувственно относятся к Советскому правительству, одобряют поведение Советского правительства и видят, что наше дело правое, что враг будет разбит, что мы должны победить. В силу навязанной нам войны наша страна вступила в смертельную схватку со своим злейшим и коварным врагом — германским фашизмом. Наши войска героически сражаются с врагом, вооруженным до зубов танками и авиацией. Красная Армия и Красный Флот, преодолевая многочисленные трудности, самоотверженно бьются за каждую пядь Советской земли. В бой вступают главные силы Красной Армии, вооруженные тысячами танков и самолетов. Храбрость воинов Красной Армии — беспримерна. Наш отпор врагу крепнет и растет. Вместе с Красной Армией на защиту Родины подымается весь советский народ. Что требуется для того, чтобы ликвидировать опасность, нависшую над нашей Родиной, и какие меры нужно принять для того, чтобы разгромить врага? Прежде всего необходимо, чтобы наши люди, советские люди поняли всю глубину опасности, которая угрожает нашей стране, и отрешились от благодушия, от беспечности, от настроений мирного строительства, вполне понятных в довоенное время, но пагубных в настоящее время, когда война коренным образом изменила положение. Враг жесток и неумолим. Он ставит своей целью захват наших земель, политых нашим потом, захват нашего хлеба и нашей нефти, добытых нашим трудом. Он ставит своей целью восстановление власти помещиков, восстановление царизма, разрушение национальной культуры и национальной государственности русских, украинцев, белоруссов, литовцев, латышей, эстонцев, узбеков, татар, молдаван, грузин, армян, азербайджанцев и других свободных народов Советского Союза, их онемечение, их превращение в рабов немецких князей и баронов. Дело идет, таким образом, о жизни и смерти Советского государства, о жизни и смерти народов СССР, о том — быть народам Советского Союза свободными, или впасть в порабощение. Нужно, чтобы советские люди поняли это и перестали быть беззаботными, чтобы они мобилизовали себя и перестроили всю свою работу на новый, военный лад, не знающий пощады врагу. Необходимо, далее, чтобы в наших рядах не было места нытикам и трусам, паникерам и дезертирам, чтобы наши люди не знали страха в борьбе и самоотверженно шли на нашу отечественную освободительную войну против фашистских поработителей. Великий Ленин, создавший наше Государство, говорил, что основным качеством советских людей должно быть храбрость, отвага, незнание страха в борьбе, готовность биться вместе с народом против врагов нашей родины. Необходимо, чтобы это великолепное качество большевика стало достоянием миллионов и миллионов Красной Армии, нашего Красного Флота и всех народов Советского Союза. Мы должны немедленно перестроить всю нашу работу на военный лад, все подчинив интересам фронта и задачам организации разгрома врага. Народы Советского Союза видят теперь, что германский фашизм неукротим в своей бешеной злобе и ненависти к нашей Родине, обеспечившей всем трудящимся свободный труд и благосостояние. Народы Советского Союза должны подняться на защиту своих прав, своей земли против врага. Красная Армия, Красный Флот и все граждане Советского Союза должны отстаивать каждую пядь советской земли, драться до последней капли крови за наши города и села, проявлять смелость, инициативу и сметку, свойственные нашему народу. Мы должны организовать всестороннюю помощь Красной Армии, обеспечить усиленное пополнение ее рядов, обеспечить ее снабжение всем необходимым, организовать быстрое продвижение транспортов с войсками и военными грузами, широкую помощь раненым. Мы должны укрепить тыл Красной Армии, подчинив интересам этого дела всю свою работу, обеспечить усиленную работу всех предприятий, производить больше винтовок, пулеметов, орудий, патронов, снарядов, самолетов, организовать охрану заводов, электростанций, телефонной и телеграфной связи, наладить местную противовоздушную оборону. Мы должны организовать беспощадную борьбу со всякими дезорганизаторами тыла, дезертирами, паникерами, распространителями слухов, уничтожать шпионов, диверсантов, вражеских парашютистов, оказывая во всем этом быстрое содействие нашим истребительным батальонам. Нужно иметь ввиду, что враг коварен, хитер, опытен в обмане и распространении ложных слухов. Нужно учитывать все это и не поддаваться на провокации. Нужно немедленно предавать суду Военного Трибунала всех тех, кто своим паникерством и трусостью мешают делу обороны, не взирая на лица. При вынужденном отходе частей Красной Армии нужно угонять весь подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхозники должны угонять весь скот, хлеб сдавать под сохранность государственным органам для вывозки его в тыловые районы. Все ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть вывезено, должно безусловно уничтожаться. В занятых врагом районах нужно создавать партизанские отряды, конные и пешие, создавать диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога лесов, складов, обозов. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия. Войну с фашистской Германией нельзя считать войной обычной. Она является не только войной между двумя армиями. Она является вместе с тем великой войной всего советского народа против немецко-фашистских войск. Целью этой всенародной отечественной войны против фашистских угнетателей является не только ликвидация опасности, нависшей над нашей страной, но и помощь всем народам Европы, стонущим под игом германского фашизма. В этой освободительной войне мы не будем одинокими. В этой великой войне мы будем иметь верных союзников в лице народов Европы и Америки, в том числе в лице германского на» рода, порабощенного гитлеровскими заправилами. Наша война за свободу нашего отечества сольется с борьбой народов Европы и Америки за их независимость, за демократические свободы. Это будет единый фронт народов, стоящих за свободу против порабощения и угрозы порабощения со стороны фашистских армий Гитлера. В этой связи историческое выступление премьера Великобритании г. Черчилля о помощи Советскому Союзу и декларация правительства США о готовности оказать помощь нашей стране, которые могут вызвать лишь чувство благодарности в сердцах народов Советского Союза, — являются вполне понятными и показательными. Товарищи! Наши силы неисчислимы. Зазнавшийся враг должен будет скоро убедиться в этом. Вместе с Красной Армией поднимаются многие тысячи рабочих, колхозников, интеллигенции на войну с напавшим врагом. Поднимутся миллионные массы нашего народа. Трудящиеся Москвы и Ленинграда уже приступили, к созданию многотысячного народного ополчения на поддержку Красной Армии. В каждом городе, которому угрожает опасность нашествия врага, мы должны создать такое народное ополчение, поднять на борьбу всех трудящихся, чтобы своей грудью защищать свою свободу, свою честь, свою родину — в нашей отечественной войне с германским фашизмом. В целях быстрой мобилизации всех сил народов СССР, для проведения отпора врагу, вероломно напавшему на нашу родину, — создан Государственный Комитет Обороны, в руках которого теперь сосредоточена вся полнота власти в государстве. Государственный Комитет Обороны приступил к своей работе и призывает весь народ сплотиться вокруг партии Ленина—Сталина, вокруг Советского правительства для самоотверженной поддержки Красной Армии и Красного Флота, для разгрома врага, для победы. Все наши силы — на поддержку нашей героической Красной Армии, нашего славного Красного Флота! Все силы народа — на разгром врага! Вперед, за нашу победу!

82-й: ДОНЕСЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА ОПЕРАТИВНОГО ОТДЕЛА ШТАБА ЗАПАДНОГО ФРОНТА О БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ 16-й АРМИИ С 15 ПО 28 ОКТЯБРЯ 1941 ГОДА 30 октября 1941 г. Совершенно секретно Военному Совету Западного фронта ... Силы 16 Армии определялись: 316 стрелковая дивизия, полк курсантов школы Верховного Совета, 690 стрелковый полк 126 стрелковой дивизии, группа Доватора, 289, 296, 525, 641, 483, 768 артиллерийские полки ПТО, 138 пушечный артиллерийский полк, 857 артиллерийский полк, инженерный батальон. Кроме того, 16 армия располагала 18 стрелковой дивизией (без одного стрелкового полка), 863, 694 артиллерийскими полками ПТО и 978 артиллерийским полком, расположенными на тыловом рубеже Ново-Петровское. В целом силы 16 армии достигали 21 стрелкового батальона, 6 кавалерийских полков, 73 орудий ПТО и 125 орудий полевого типа. ... Протяженность фронта обороны 100 км (на Кавалерийский Полк - 5 км, на 1 стрелковый батальон - 6 км и до 2 орудий на 1 км фронта). ... 3. Рубеж, на который опиралась армия, был в инженерном отношении подготовлен наполовину: северная часть рубежа, примерно до параллели Волоколамска, имела ряд ДОТ и ДЗОТ с противотанковыми препятствиями; южная часть ничего, кроме разбивки и обозначенных мест ДОТ колышками, не имела , представляя собой доступный район для действий всех родов войск противника. 4. Группировка армии перед началом операции соответствовала обстановке на фронте: основные силы армии были расположены в центре и на левом крыле армии, откуда наиболее вероятно было ожидать удара противника. Одновременно в секторе Волоколамска был расположен 690 стрелковый полк 126 стрелковой дивизии с задачей подготовки обороны этого города на подступах к нему. 5. Бои за город начались с 15.10. Противник основной удар наносил в направлении Осташево, Волоколамск силами 29 моторизованной дивизии и 2 танковой дивизии, одновременно нанося вспомогательный удар 110 пехотной дивизией к северу от железной дороги Шаховская, Волоколамск. В течение 16.10-25.10 части армии стойко дрались, отражая многочисленные атаки противника, и лишь на левом крыле под давлением превосходящих сил противника армия медленно отводила свои части от одного тактического рубежа к другому. Суточный темп отхода войск на левом крыле за эти бои не превышал 1,5 км За период этих боев части армии уничтожили до 90 танков противника. Героизм отдельных подразделений 316 стрелковой дивизии доходил до прямых контратак танков противника ротами пехоты с гранатами и бутылками. ... 6. К 25.10.41 г. группа Доватора и курсантский полк сохранили прежнее положение, а части 316 стрелковой дивизии, принявшие главный удар противника, отошли на рубеж Алферьево, Биркино, Жданове, Петелино. Резерва командарма не было. 7. С отходом левого крыла армии на рубеж Алферьево, Лудина Гора, Жданове встала непосредственная угроза г. Волоколамску. Командующий армией имел задачу - город Волоколамск ни при каких условиях не сдавать. Во исполнение этого приказа командарм провел следующие мероприятия: а) отдал командиру 316 стрелковой дивизии 26.10.41 г. ... категорическое требование удерживать Волоколамск; б) донес комфронта (исх. 1141) о положении под Волоколамском с просьбой усилить левый фланг армии в связи с большими потерями и превосходством противника; в) минировал основные дороги и доступные для танков подходы к городу; г) сосредоточил основную группировку курсантского полка к левому флангу, обеспечив тем самым устойчивость в Алферьевском направлении; д) сосредоточил основные силы артиллерии на южном участке фронта; е) усилил 316 стрелковую дивизию одним инженерным батальоном с задачей усилить обороноспособность 316 стрелковой дивизии; ж) направил в 316-ю дивизию группу командиров штаба и политуправления армии для помощи дивизии по организации обороны и контроля выполнения его требований. Наряду с этими мероприятиями командарм: 1) не создал себе хотя бы ограниченного резерва, что, возможно, было сделать за счет группы Доватора, где противник активности не проявлял; 2) не провел мероприятий по самозащите города, не организовал устройство баррикад, создания отрядов самозащиты города. 8. 316 стрелковая дивизия, на которую была возложена защита города, на 25.10 имела в своем составе: 1077 стрелковый полк - 2000 чел., минометов 120 мм - 2 шт., орудий 76 мм горных - 4 шт., минометов 82 мм - 4 шт., орудий 45 мм горных- б шт.; 1075 стрелковый полк - 700 чел., минометов 120 мм - 1 шт., орудий 45 мм горных - 2 шт., минометов 82 мм - 2 шт.; 1073 стрелковый полк -800 человек, минометов 120 мм - 1 шт., орудий 76 мм - 2 шт., орудий 45 мм горных - 4 шт.; 690 стрелковый полк-1000 чел., минометов 120 мм - 2 шт., орудий 76 мм - 4 шт., орудий 45 мм горных - 2 шт., минометов 82 мм - 2 шт.. Кроме того, дивизия имела 289, 296, 525 и 768 артиллерийские полки ПТО, 358 артиллерийский полк и два дивизиона "РС" минполка. Командование дивизии правильно оценило важность Рюховско-Волоколамского направления и создало группировку войск. 1077 стрелковый полк с 525 артиллерийским полком ПТО занял участок Алферьево, Биркино. 690 стрелковый полк с 768 артиллерийским полком ПТО ... и дивизионом 358 артиллерийского полка - Лудина Гора, Порохово, Жданове. 1075 стрелковый полк с 289, 296 артиллерийскими полками ПТО ... - исключительно Жданове, Петелино. 1073 стрелковый полк был выведен в резерв дивизии за левым флангом в район Чепцы, Вязмище, Ядрово. Такая группировка на важнейшем направлении давала плотность: на участке 690 стрелкового полка - 200 бойцов и 7 орудий на 1 км; на участке 1075 стрелкового полка - 150 бойцов и до 9 орудий на 1 км фронта. ... Несмотря на это, плотность группировки 316 стрелковой дивизии на фронте Лудина Гора, Жданове при наступлении 29 моторизованной дивизии и 2 танковой дивизии противника давала соотношение 1:3 в пользу противника с безусловным превосходством в танках. 9. 26.10 атаки противника частями дивизии на южном участке были отбиты, противник в этот день в основном подтягивал силы и вел силовую разведку, но в направлении стыка курсантского полка с 1077 стрелковым полком противник имел успех и вынудил командира дивизии бросить 26.10 в район Алферьево, Спас-Помазкино батальон 1073 стрелкового полка, который восстановил положение, но как резерв командира дивизии погиб. У командира дивизии осталось в резерве только 1,5 роты 1073 стрелкового полка. 27.10 противник перешел в атаку в направлении Порохово, Волоколамск двумя полками пехоты при поддержке небольших групп танков. Атака велась на участке 690 стрелкового полка. После сильной авиационной подготовки и артиллерийско-минометного огня противник в 10.00 27.10 прорвал фронт 690 стрелкового полка и в 13.30 ворвался в город. К 16.00 27.10 город полностью был в руках противника. Танки в большей массе при атаке Волоколамска не участвовали и только в 22.00 27.10 вошли в город. К утру 28.10 в городе отмечалось до двух пехотных дивизий и до ста танков. Одновременно с атакой 690 стрелкового полка пехотой противника 1075 стрелковый полк был атакован двумя батальонами пехоты с 17 танками, а 1077 стрелковый полк - подразделениями 110 пехотной дивизии. Атаки на участке 1077 и 1075 стрелковых полков были отбиты. 10. 690 стрелковый полк должного сопротивления атаке противника не оказал и беспорядочно отошел в восточном и северо-восточном направлении. Уличных боев в городе организовано не было, и только отдельные группы красноармейцев пытались оказать сопротивление противнику в городе. Но это было только случайное сопротивление. Дезорганизованные подразделения 690 стрелкового полка задерживались и собирались северо-восточнее Волоколамска, и остатками этого полка был организован новый фронт на рубеже Горки, Чепцы. Части 1075 и 1077 стрелковых полков удерживали занимаемый фронт и только по приказу отошли на новый рубеж. Командир дивизии с прорывом обороны 690 стрелкового полка пытался восстановить положение ... броском своего резерва (1,5 роты) в контратаку, но эта контратака успеха не имела: 1,5 роты были увлечены волной отходящих бойцов 690 стрелкового полка, и восстановить положение не смогли. 11. В результате город был потерян, погибло до 62 орудий, из противотанковых орудий выведены были полностью 13. Командир 690 стрелкового полка капитан Семиглазов и комиссар полка батальонный комиссар Денисенко утеряли управление полком, мер восстановить порядок в полку не приняли и не пытались задержать противника на южной окраине города или организовать уличные бои в Волоколамске. Вывод: Основные причины сдачи Волоколамска: 1) Слабый состав 316 стрелковой дивизии, которая, ведя непрерывные бои в течение 12 дней, понесла большие потери и не пополнялась. 2) Ошибка командира дивизии, который на основном направлении поставил малоустойчивый 690 стрелковый полк, не закончивший формирования. 3) Отсутствие со стороны Военного Совета армии и командования дивизии непосредственной организации обороны г. Волоколамска, что не позволило задержать противника на подступах к городу и выиграть время для приведения 690 стрелкового полка в порядок и сосредоточения необходимых сил за счет 1077 стрелкового полка и группы Доватора для организации контратаки. 4) Слабое руководство командования 690 стрелкового полка, утерявшего управление полком и допустившего беспорядочный отход полка; неиспользование командованием дивизии и полка подготовленного рубежа обороны непосредственно южнее Волоколамска и невыполнение условий уличной борьбы за город. 5) Недостаточный маневр со стороны командования дивизии противопехотным артиллерийским огнем за счет артиллерии, действовавшей на других участках дивизии. Начальник оперативного отдела штаба Западного фронта Генерал-лейтенант МАЛАНДИН ЦАМО СССР. Ф. 208. Оп. 2511. Д. 230. Л. 71-78 http://www.fortification.ru/docs/32101941/

майор В.Богданов: О планах газовой атаки на Ленинград «Генерал Бранд докладывает о деятельности артиллерии на фронте группы армий «Север». Получил задачу составить расчет на использование химических средств против Ленинграда». Такую запись сделал в своем «Военном дневнике» начальник Генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал-полковник Франц Гальдер 25 декабря 1941 года. Почему мне пришлось вновь открыть эту книгу? Не только из-за того, что это, действительно редкий монументальный документ, на который постоянно ссылаются военные историки всего мира. Но, главным образом, потому что опять, в преддверии очередной блокадной даты, начинает рождаться очередной миф, построенный на измышлениях тех, кто якобы «все видел, знает, и даже сам участвовал». На днях мне позвонила тележурналистка с 1-го канала (ОРТ) и попросила проконсультировать, кого из немецких асов мог сбить в конце 1942 года один из наших летчиков, ныне проживающий в Санкт-Петербурге. По ее словам, немецкий ас вез секретный приказ Гитлера о начале газовой атаки против Ленинграда. Выходило так, что наш летчик, спас жителей блокадного города от удушения немецким химическим оружием. Журналистке в этом вопросе все было предельно ясно за исключением фамилии немца. «Откуда она взяла сведения о газовой атаке?», - задал я ей вопрос. Оказалось, что это ее, журналистское расследование и сенсационные данные будут представлены на суд телезрителей в одной из сентябрьских телепрограмм к очередной годовщине начала блокады Ленинград. Сведениями по сбитым немецким летчикам я не располагал, но знаю, что все они сегодня доступны любому посетителю Архива вермахта в немецком городке Фрайбург. Несколько лет назад мне самому довелось в нем поработать. А вот, что касается информации о секретном приказе и т.д., то это меня действительно задело. Потому что это еще одно свидетельство того, что недопустимо так вольно обращаться с историей, тем более такого трагического периода в жизни нашего города, где до сих пор еще жива личная память о блокаде. Ссылка на высказывание очевидца тех событий заслуживает права, но ни в коем случае не в качестве достоверного источника. Как бывший офицер, занимавшийся долгие годы обработкой военной информации, в том числе иностранной, могу сказать, что устный рассказ, является наименее правдоподобным источником, если он не подкреплен сопутствующим документом. А вот такого документа за 60 лет, прошедших после окончания Второй мировой войны найти пока так и не удалось. Нет данных о немецких военных докладах, где были бы конкретные расчеты применения химических средств по Ленинграду: ни по количеству, ни по объектам, ни по времени применения этих химических средств, да и, наконец, по их классификации и типу. Все это осталось на уровне планов с приблизительными подсчетами. Но значит ли это, что от таких сведений надо отмахиваться, не обращая внимания на очередные исследования по этому вопросу? Ни в коем случае. Уже сама по себе мысль о применении химических веществ должна всегда настораживать. Так было во все времена и так должно быть. Поэтому штаб Ленинградского фронта в годы блокады постоянно держал данный вопрос на контроле. И сегодня штаб Ленинградского военного округа имеет опытных офицеров-специалистов по защите от химического нападения. В советской и постсоветской военной историографии мне пока не удалось найти серьезных разработок в исследовании данного вопроса. Пришлось, в который уже раз обратиться к немецким историкам. Определенную ясность и отправную точку для дальнейших исследований дал мне известный немецкий специалист по Второй мировой войне Герд Юбершеер. Он принадлежит к поколению немцев, родившихся в годы войны (1943 г.р.), является научным сотрудником Военно-исторического исследовательского центра в городе Фрайбург и преподает историю в местном университете. Наиболее известный его труд: «Немецкое нападение на Советский Союз. План «Барбаросса» (1991 г.). Касаясь вопроса о замыслах по применению химического оружия против Ленинграда, он пишет в статье «Наступление на Ленинград и блокада города германским вермахтом» (Сборник «Блокада Ленинграда 1941 – 1944 гг. Документы и очерки русских и немцев», издательство «Ровольт», Гамбург, 1992 г.) следующее. «…В конце декабря 1941 года одной из служб Генерального штаба сухопутных войск прорабатывался даже вопрос о возможной атаке с применением ядовитых газов против Ленинграда. Докладная записка с примерным расчетом потребностей в ядовитом газе была составлена 22 декабря 1941 года на случай, если город должен будет взят именно таким образом. По расчетам потребовались бы сотни тысяч снарядов с ядовитым газом. Для доставки такого количества боеприпасов к целям необходимо было задействовать более 330 батарей. И поскольку их в любом случае не было бы возможности получить, то этот план был отвергнут. По этой причине Ленинград избежал еще одной ужасной катастрофы, которым он и без того уже подвергался, начиная с блокады, установленной в сентябре 1941 года». Г.Юбершеер ссылается при этом в своем исследовании не только на «Военный дневник Гальдера», но и на книгу Гюнтера Геллерманна: «Война, которая не состоялась. Возможности, идеи и решения немецкого верховного командования по применению химических боевых веществ во Второй мировой войне». (Кобленц, 1986 г). Об этой книге Геллерманна, помнится, говорил мне еще несколько лет назад авторитетный питерский журналист, спецкор «Ленинградской правды» и затем и газеты «Санкт-Петербургские ведомости» Игорь Борисович Лисочкин. Поэтому не было ничего удивительного в том, что именно с ним я и поделился новыми данными Юбершеера, добавив ссылку немецкого историка на то, что «химические боеприпасы находились в распоряжении войск». Это принципиально важное положение для понимания особенностей химической войны. Одним из ее преимуществ является внезапность, поэтому химические боеприпасы должны складироваться в строжайшей секретности как можно ближе к линии фронта. Зная эту особенность, армии всех стран мира после печально знаменитого применения иприта в Первую мировую войну строго следили и продолжают следить за тем, чтобы солдаты постоянно имели при себе средства химзащиты. Лисочкин сказал, что этот вопрос по-прежнему волнует его, и добавил, что однажды ему прислал интересное письмо Всеволод Азаров. Наш известный писатель-маринист и фронтовик рассказал в нем, как после освобождения Петергофа в январе 1944 года добирался в Ленинград на захваченном у немцев грузовике, в кузове которого стояли бочки с ипритом. Вот это пока все, что удалось узнать по теме «немецкой газовой атаки на Ленинград». Когда я поделился этими данными с писателем Даниилом Граниным, то он высказал мнение, что военному приказу о применении оружия массового поражения обязательно должно предшествовать политическое решение на этот счет. Гитлер, сам ставший жертвой иприта в Первую мировую войну, без сомнения, отдавал отчет о возможных последствиях химического нападения на Ленинград. Ведь ему хорошо было известно, что после удачной первой атаки немцев с применением газа на реке Ипр в Бельгии, во второй такой же атаке под воздействием изменившегося ветра газовое облако накрыло уже самих немцев. Их смерть от удушья была такой же мучительной, как и тех, кого они вначале травили тем же самым газом. Мы сошлись также во мнении, что химическое оружие после Первой мировой войны играло роль сдерживающего фактора. Да и сейчас оно играет ее наравне с бактериологическим и ядерным оружием. Нападающая сторона при этом помнит, что тот, кто выстрелит первым, погибнет вторым. Победителя в этом противостоянии средств массового поражения не будет. Хотелось бы, чтобы это уяснили также и создатели новой телепередачи о блокаде Ленинграда. Тогда, возможно, они все-таки отдадут предпочтение исторической достоверности, поступившись сенсационными слухами, рассчитанными на людей далеких от истории. Юрий Лебедев 3 июля 2006 года http://www.lomuza.spb.ru/mus/index.php?m1=668&m2=0&ms=2

ВАШАМ: Да Винчи советской внешней разведки Борис Базаров – один из самых успешных нелегальных резидентов Лубянки 1915 год. Борис Базаров – еще поручик российской императорской армии. Фото из фонда Кабинета истории СВР После Октября 1917 года часть офицеров и генералов старой армии перешла на сторону большевиков. Был среди них и поручик Базаров, оставивший заметный след в истории отечественной внешней разведки, представитель первого поколения советских разведчиков. ДВЕ ВЕРСИИ Борис Яковлевич Базаров (оперативные псевдонимы: Кин, да Винчи, Норд) родился 27 мая 1893 года в местечке Цитовяны Россиенского уезда Ковенской губернии. Отец был мелким служащим почтово-телеграфного ведомства. Мать не работала, занималась домашним хозяйством. До 10-летнего возраста Борис жил в местечках Ковенской губернии по месту службы отца. Окончил Лукникское трехгодичное народное училище. Затем семья переехала в город Вильно. Родители стремились дать своему сыну приличное образование. В 1911 году Борис окончил Виленское реальное училище, а в 1914 году – Виленское военное училище. Позже во всех анкетах на вопрос «основная специальность» Базаров будет отвечать: военная. Вскоре после выпускного бала молодой офицер был направлен на германский фронт. Служил в звании подпоручика командиром взвода в 105-м пехотном полку. Уже в конце 1914 года он получил чин поручика и стал ротным командиром. За проявленную отвагу в боях был награжден. Однако в начале 1916 года оказался в немецком плену. После трех лет пребывания на чужбине и благодаря Ноябрьской революции 1918 года в Германии Базаров был освобожден и отправлен водным путем на юг России, в Крым. Возвратившись на Родину, недавний пленник вначале остановился в Ростове-на-Дону, а затем переехал на жительство в Екатеринодар, где поступил на работу в местную типографию. Там же он познакомился со своей будущей женой – молодой и красивой вдовой с малолетним ребенком на руках. В январе 1919 года Базаров был мобилизован белогвардейскими властями. Служил младшим офицером в штабе одной из частей деникинской армии, а затем в Русской армии генерала Врангеля. После того как в ходе Перекопско-Чонгарской операции дивизии красных 17 ноября 1920 года полностью овладели Крымом, остатки врангелевских войск эвакуировались в Турцию. Так Базаров оказался сначала в Константинополе, а потом – в Берлине. В архивах СВР, к сожалению, не удалось обнаружить точных сведений о том, как Базаров пришел в советскую внешнюю разведку. На сей счет существуют две версии. По одной из них, находясь в начале 1921 года в Берлине и окончательно разочаровавшись в «белой идее», он добровольно предложил свои услуги чекистам. По второй версии, Базаров именно по заданию ВЧК стал служить в белой армии и после ее поражения ушел за границу. Так или иначе, но доподлинно известно, что в марте 1921 года Борис Базаров уже являлся кадровым сотрудником Иностранного отдела ВЧК, вначале оперативным работником, а затем – руководителем нелегальной резидентуры в Болгарии, в круг интересов которой входили также Румыния и Югославия. Это был незаурядный молодой человек, который свободно владел немецким, болгарским, французским и сербскохорватским языками, неплохо говорил по-английски. СПЕЦИАЛИСТ ПО БАЛКАНАМ В период репатриации бывших белогвардейцев на Родину, начавшейся в 1921 году, Базаров провел ряд важнейших оперативных мероприятий, способствовавших возвращению в Россию патриотически настроенных солдат и офицеров. Разведчик и сам стремился домой, к своей суженой. Однако по решению Центра он был оставлен за рубежом для развертывания нелегальной работы на Балканах. Одновременно Центр способствовал приезду к Базарову из России его невесты, которая вскоре стала надежным помощником разведчика. Первой оперативной командировке Базарова суждено было продлиться до 1924 года. В служебной характеристике на нелегального резидента, относящейся к тому периоду, отмечалось (текст оригинала сохранен): «С марта 1921 года по 1924 год тов. Базаров пробыл на подпольной работе на Балканах (Болгария, Югославия), где в условиях крайне тяжелых, в условиях жесточайшего террора сумел создать и организовать работу группы источников, освещавших самые разнообразные политические и оперативные вопросы по Балканам». С 1924 по 1927 год Базаров работал сотрудником полпредства СССР в Вене и под прикрытием этого учреждения в качестве резидента руководил нелегальными группами источников, действовавших в Болгарии, Югославии и Румынии. Одновременно поддерживал связь с лидерами македонского и албанского национально-революционных движений на Балканах. По заданию Центра «провел ряд особо ценных оперативных мероприятий». В 1927 году Борис Яковлевич получил разрешение вернуться на СССР. Находясь в Москве, он в должности особоуполномоченного ИНО ОГПУ руководил Балканским сектором внешней разведки. Его отличало исключительно глубокое знание политических и экономических проблем стран этого региона. В июле 1927 года он стал членом ВКП(б). А пять месяцев спустя, отмечая десятилетие создания органов государственной безопасности, Коллегия ОГПУ наградила Базарова почетным именным оружием, на котором было выгравировано: «За преданность делу пролетарской революции». МЕСТО ПРЕБЫВАНИЯ – БЕРЛИН В середине 1928 года Борис Яковлевич уволился из ОГПУ по состоянию здоровья и стал работать в аппарате Высшего совета народного хозяйства СССР. Однако его оперативный и разведывательный опыт вновь понадобился Иностранному отделу. Уже в том же году Базаров возвращается в ОГПУ и вновь направляется на нелегальную работу, на этот раз – в Германию. С позиций Берлина ему предстояло руководить нелегальными резидентурами в Англии и во Франции, а также балканской линией внешней разведки. В мае 1927 года консервативное правительство Великобритании разорвало дипломатические отношения с Советским Союзом, что привело к ликвидации лондонской резидентуры ИНО ОГПУ, действовавшей под прикрытием представительства СССР. Это обстоятельство вынудило руководство советской внешней разведки искать иные пути проникновения в интересующие ее английские учреждения, в частности, с позиций континентальных европейских стран. Одновременно перед руководством ИНО ОГПУ со всей актуальностью встал вопрос: как организовать разведывательную работу по конкретным странам, чтобы она не зависела от наличия или отсутствия межгосударственных отношений? И выход был найден – перевести деятельность разведки преимущественно на нелегальную основу. Исходя из этого вывода, подкрепленного в дальнейшем решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 30 января 1930 года, начался активный период работы советской внешней разведки с нелегальных позиций. В конце 1920-х годов Германия с учетом ее центрального положения в Европе, относительно либерального режима и широких международных связей превратилась в основную оперативную базу советской внешней разведки, в частности, в работе по Англии. В эти годы с территории Германии были задействованы сразу несколько нелегальных резидентур. Одной из них и руководил резидент Кин – Борис Базаров. Возглавляемая Базаровым нелегальная резидентура, действовавшая в Лондоне, получала через своих источников ценную информацию об экономической политике Великобритании, англо-германских отношениях и по ряду других проблем. Помимо работы по Англии и уже привычной для Базарова работы по балканским странам, перед ним была поставлена задача по руководству нелегальной группой разведчиков во Франции. Резиденту и его сотрудникам удалось провести ряд успешных оперативных мероприятий по приобретению ценных источников информации. В частности, используя нелегальную агентурную сеть в Париже, Базаров получил исчерпывающую информацию о деятельности предателей Беседовского и Агабекова. Касаясь деятельности резидентуры Кина по балканской линии, в документах внешней разведки того периода, в частности, указывалось: «Возможности резидентуры по освещению обстановки в ряде балканских стран значительно расширились. Ценную, в том числе и документальную, информацию резидентура получала из МИД Румынии и румынского посольства в Белграде и Париже, а также югославского посольства в Париже. Так, были получены копии соглашения начальников генштабов Франции и Югославии, секретной конвенции между Францией и Румынией, а также соглашения между Румынией и Польшей, доклад о состоянии румынской армии». Со своей стороны резидент Кин докладывал в Центр: «В первую очередь сейчас ставим добычу документов по основным узловым политическим вопросам Средней Европы и Польши с Румынией. Картина на Балканах ясна, и при наличии документов, уже посланных Вам и направляемых текущей почтой, предопределить можно и всю обстановку на полуострове». Одним из выдающихся достижений Бориса Яковлевича Базарова того периода явилась вербовка шифровальщика британского Форин Офис «Арно», которую он осуществил совместно с сотрудником своей резидентуры Андреем – известным в дальнейшем разведчиком-нелегалом Дмитрием Быстролетовым. В результате этой операции советская разведка нашла пути проникновения в кабинеты Уайтхолла. В дальнейшем, в течение трех лет, резидентура получала от «Арно» английские шифры и коды, еженедельные сборники шифротелеграмм МИД, другие секретные документы. В оперативном письме от 16 сентября 1931 года, направленном по этому поводу из Центра на имя резидента Базарова, заместитель начальника разведки Отто подчеркивал: «Я считаю это блестящим оперативным шагом. Письма твои прочел Артур (оперативный псевдоним начальника внешней разведки Артузова) и просил написать, что он очень доволен проделанной работой. Еще раз, перечитывая твой отчет, восхищаюсь образцово проведенной оперативной работой». РАБОТА В ШТАТАХ В 1934 году Базаров возвратился из командировки в Москву и занял должность начальника отделения ИНО ГУГБ НКВД СССР. Тогда же, в 1934 году, в Нью-Йорке при невыясненных обстоятельствах погиб нелегальный резидент ИНО НКВД в США Валентин Маркин. Его труп был обнаружен в одном из районов Нью-Йорка. По основной и единственной версии, которая рассматривалась в Центре, но не получила четкого подтверждения, он стал случайной жертвой гангстерской разборки. Правда, некоторое время спустя после гибели Маркина Абрам Слуцкий, являвшийся в то время начальником внешней разведки НКВД, заявил в беседе с одним из видных сотрудников разведки Вальтером Кривицким, ставшим в декабре 1937 года невозвращенцем: «Маркин был троцкистом». Такое заявление позволило последнему сделать вывод о том, что Маркина убили агенты НКВД по приказу Сталина. К тому же троцкисты уже в конце 1930-х годов занесли Маркина в свой мартиролог «умученных от Сталина». В то же время каких-либо серьезных доказательств того, что Маркин был убит по приказу Москвы, ими никогда не было представлено. Решением руководства советской внешней разведки в Соединенные Штаты на замену нелегального резидента Валентина Маркина был направлен Борис Базаров. При этом учитывались большой оперативный опыт разведчика и его способности, в первую очередь, в воспитании молодых сотрудников. Действительно, под началом Базарова за океаном действовали молодые, но исключительно активные нелегалы Исхак Ахмеров и Норман Бородин, ставшие впоследствии профессионалами высокого класса. Нелегальная резидентура Базарова успешно взаимодействовала с «легальной», которую возглавлял замечательный профессионал Петр Гутцайт. Резидентуры вели совместное изучение иностранцев, активно взаимодействовали при подготовке и отправке информации в Центр, выполнении заданий руководства разведки. И не случайно в документах внешней разведки, касающихся ее истории, подчеркивается: «Значительных успехов достигла советская разведка в 1930-х годах в США. Нелегальная резидентура под руководством Б.Я. Базарова завербовала нескольких ценных агентов, имевших непосредственные подходы к сотрудникам госдепартамента, и получала от них сведения по широкому кругу вопросов. Был приобретен источник со связями в окружении президента Рузвельта, передававший уникальную информацию о позиции правящих кругов страны в период вызревания в Европе военного конфликта». В относящихся к тому периоду материалах личного дела Базарова появилась новая запись: «Владеет оперативным опытом в совершенстве». В марте 1937 года ему было присвоено звание майора госбезопасности. Однако полнокровная жизнь разведчика-профессионала Базарова неожиданно оборвалась в 1938 году, когда его под предлогом отпуска (которого он настойчиво добивался) отозвали в Москву. 3 июля 1938 года Борис Базаров был арестован, а 21 февраля 1939 года «за шпионаж и измену» приговорен к расстрелу. РЕАБИЛИТИРОВАН ПОСМЕРТНО ... В небольшой двухкомнатной квартирке на последнем этаже 9-этажного дома в одном из микрорайонов Теплого Стана в Москве проживает мужчина весьма преклонного возраста: ему сейчас около 90 лет. Это Георгий Борисович Базаров – приемный сын Бориса Яковлевича. Вместе с матерью он находился в Австрии в период работы там отца, выезжал на некоторое время и в Германию. Перед войной Георгий Базаров окончил политехнический институт в Ленинграде. Пройдя Великую Отечественную войну с первого и до последнего дня, отслужив в армии и выйдя в отставку в звании полковника, Георгий Борисович возглавил молодежные поисковые отряды следопытов, отправлявшиеся по местам сражений с фашистскими захватчиками. Благодаря усилиям ветерана и его добровольных помощников были восстановлены сотни имен безымянных героев минувших сражений. Много сил и энергии потратил Георгий Базаров, собирая по крупицам в различных официальных учреждениях сведения о своем отце. Копии этих материалов, а также другие документы он передал в Кабинет истории внешней разведки. В декабре 1956 года Георгий Борисович получил из Военной коллегии Верховного Суда СССР справку о том, что «приговор Военной коллегии от 21 февраля 1939 года в отношении Базарова Бориса Яковлевича по вновь открывшимся обстоятельствам отменен и дело за отсутствием состава преступления прекращено. 22 декабря 1956 года Базаров Б.Я. реабилитирован посмертно». Перед нами два свидетельства о смерти Базарова Бориса Яковлевича, выданные его сыну отделом ЗАГСа Ленинградского района города Москвы. Первое свидетельство выдано 3 января 1957 года. Более страшный документ трудно себе представить. Сообщается лишь, что умер Б.Я. Базаров 4 января 1944 года. Причина смерти – прочерк, место смерти – прочерк. Исчез человек, и все – прочерк... В январе 1990 года в ответ на запрос Георгия Борисовича из Военной коллегии Верховного Суда СССР поступило письмо, в котором, в частности, указывалось: «Сообщаем, что Базаров Борис Яковлевич 1893 года рождения, до ареста – сотрудник НКВД СССР, майор госбезопасности, 21 февраля 1939 года Военной коллегией Верховного Суда СССР был осужден по ст.ст. 58-1а, 17-58-8 и 58-1I УК РСФСР к расстрелу. Базаров Б.Я. признан виновным в том, что он якобы с 1924 года являлся агентом немецкой и французской разведок, которой передавал шпионские сведения. В материалах Военной коллегии сведений о точной дате расстрела Базарова Б.Я. не имеется. 22 декабря 1956 года Военная коллегия реабилитировала Базарова Б.Я. посмертно. Примите искренние соболезнования в связи с незаконным репрессированием Базарова Бориса Яковлевича». И наконец, лишь 18 июля 1990 года Георгий Борисович получил повторное свидетельство о смерти своего отца, в котором сообщалось, что Борис Яковлевич Базаров был расстрелян в Москве 21 февраля 1939 года. То есть сразу же после вынесения ему смертного приговора. Владимир Сергеев - историк. http://nvo.ng.ru/spforces/2006-10-06/7_bazarov.html



полная версия страницы