Форум » Воспоминания о ШМАС и дальнейшей службе в авиации » Дальнейшая служба в полках - II (продолжение) » Ответить

Дальнейшая служба в полках - II (продолжение)

Admin: А здесь мы будем рассказывать о своей дальнейшей службе после ШМАС... Если вам нечего рассказать о службе в армии, значит вы прожили эти годы ЗРЯ! Бывший командир Начало темы здесь! «Что скажут о тебе другие, коли ты сам о себе ничего сказать не можешь?» Козьма Прутков Задумайтесь, господа авиаспециалисты, над смыслом сказанного классиком и попытайтесь ответить на три вопроса: «Кто - я? Зачем живу? И что останется после меня?» Позволю себе процитировать обращение к посетителям с «Сайта тружеников авиационного тыла стран СНГ!» Воспоминания о воинской службе возвращают нас в дни нашей молодости, не дают нам стареть. Общаясь на сайте, мы с искренней любовью вспомним своих первых воспитателей – командиров взводов, рот, батальонов, начальников, гражданских тружеников тыла, давших нам знания, и воспитавших в нас любовь к Отечеству, Вооруженным силам, авиации. В стенах казарм, кубриках в нас были привиты чувства патриотизма, войскового товарищества, ответственности за судьбы людей, порученное дело, за нашу страну. Это помогло многим из нас на нашем жизненном пути. Общаясь на нашем сайте мы вспомним и свою службу, свои «мучительные» первые дни в ШМАС и в авиачастях.

Ответов - 116, стр: 1 2 3 4 All

Тестов: Воспоминания ребят из Чарджоу о варане и змеях память мою расшевелили. В Мачулищах, где-то в феврале-начале марта 1984 года, стояли мы на полётах на пожарной машине возле "вышки". Рядышком "Уаз-таблетка" медиков. Солнышко греет через лобовое стекло, снег блестит, начинает уже таять, транзистор что-то напевает - красотища! Смотрю - непонятное чёрное, размером со спичечный коробок, к нашему "ЗиЛку"ползёт, прямо по дороге на основную рулёжку. Я из кабины выпрыгнул, подбежал, взял в руки и ору:" Крот настоящий!"А водитель, был со мной то ли Женя Ковш (жил до службы рядом, с печально знаменитой теперь из-за банды Цапков, станицей Кущёвская), то ли Олег Кузьмин ( он из города Неман Калининградской области) не понимающи на меня смотрит:"Ну крот, и чего?" А я ему объясняю: возле моего родного Северодвинска на озёрах и реках полно ондатр, они и в норах живут и хатки из тростника строят, на огородах морковку портят водяные полёвки, в лесу полно рыжих полёвок, раз землеройку в руках держал, а вот кроты из-за холода у нас не живут, Крайний Север у нас...А тут в блестящей чёрной шубке, с мощными передними лапами-лопатами и смешным розовым пяточком настоящий живой крот, которого видел до этого только в кино и на картинках. А в 1992 или 93 году, в мае, приехал из Литвы мой ШМАСовский друг Долгов Дмитрий на полноприводном "Субару". Ночи были белые, ясные, морозило и мы решили по Онежской дороге доехать до урочища Куртяево, посмотреть на древний потухший вулкан, попить минеральной водички, полюбоваться на прибрежном лужку на берегу речки Верховки старинной деревянной церковью, в окружении елей, почти столетних. Тогда народ ещё не набрал в кредит машин, квадроциклов не было, заводы Северодвинска работали, после 12 ночи никто по дороге на Онегу не ездил. Пока до Куртяево доехали подняли: стайку белых куропаток (на фоне рыжего, уже свободного от снега, болота они были чётко видны), глухаря (клевал он камушки на дороге), пару лисиц, зайца. Тогда уже у мосточков, что вели через болото к купальням у источников минеральной воды, был установлен ящик для пожертвований. У Димки в карманах оказалось полно мелочи по 1, 2 и 5 центов Литвы, он их горсть в ящик высыпал. А потом только сообразил и говорит: "Слушай, ведь банки с монетой не работают! Получается, я только коллекционеров порадую..." На обратной дороге, уже почти у реки Солза, метров сто трусила перед машиной, прямо по дороге, клокастая, не вылинявшая до конца, лисица. Совсем машины не боялась!Потом перепрыгнула придорожную канаву и также не торопясь, потрусила к лесу. Просто сказочная тогда получилась поездка в Куртяево...

кузнец: Вспоминая первые месяцы в полку так и хочется это назвать "Особенности караульной службы в полку". Из ШМАСа в полк прибыли 2 июля, а не осенью, когда до этого всегда приходило пополнение. Полк на тёплые месяца вместе с пожитками перебазировался в Нежин, а в Полтаве стройбат пере заливал ВПП. Так что тем, кто остался, приходилось через день на ремень, через два на кухню. Нас как неожиданную помощь встретили с криками ура и в воздух чепчики бросали. На третий день и мне пришлось взять в руки карабин. Начкар, он же и пом. дежурного по части был сержант срочной или сверхсрочной службы, а разводящий из солдат старших лет. Караул так караул - дело не хитрое, привычное. Но нет! Мне заступать на пост уже по-тёмному. Вышли из штаба (там караулка), а карабин не заряжаем. На мой молчаливый вопрос разводящему, получаю молчаливый ответ - салага. Затем изрёк: - Тебе охранять ТЭЧ, ты знаешь где она? Я ж не первый день в полку и бодро отвечаю: - Когда ехали на свой объект, то офицеры показывали! Он почесал затылок и мудро молвил: - Ладно, придется тебя отвести, а то заблудишься - ищи всю ночь. Пришли на пост и он болтая со сменившимся уже собрались уходить. Я задал второй глупый вопрос: - А где и что мне охранять? Он прочитал самый мудрый параграф из новейшего Устава караульной службы: - Захочешь спать, ложись на травку так, чтобы ноги были поперёк тротуара. В темноте рассмотрел мою отвисшую челюсть и добавил: - Придёт сменщик, зацепит их, а не будет в потёмках тебя искать! Они давно уже скрылись в темноте, а я всё не мог понять - куда я пришёл на пост или на пикник. Когда на рассвете вновь заступил на пост, то смог увидеть что я "бдительно" охранял. Этот сто метровый тротуар (на котором должны были лежать мои ноги) проходил вдоль здания здания ТЭЧ к стоянке. На окнах решётки, а на двери амбарный замок. Перпендикулярно от двери вела ещё аллея к деревянному автомобильному навесу заставленный стремянками. На стоянке ТЭЧ почти постоянно стоял Ли-2,а ещё метров через 200, уже на общей на приколе два ТУ-16 - ведь ВПП на ремонте. Ещё прилетали вертолёты различных марок. Вертолётных VIP пассажиров возили на авто. Летуны, технари топали в авиагородок пешочком, но чтобы не делать большой крюк . срезали через наш пост. Первыми вежливо здоровались с нами, доброжелательно перебрасывались незначительными фразами - наверно в благодарность за пропуск. Правда,ночью, когда проходили, то разговаривали громче, чтобы не испугать часового. Их технику мы не охраняли - она принадлежала местной нашей дивизии, да и наверно корпусу из Винницы. Это сплошной идиотизм, пустой навес охраняется круглосуточно, а боевая техника даже без присмотра на полупустом аэродроме. Напрашивался вывод сам - наша охрана ни кому не нужна, просто нужно чем-то занять солдатика, а не болтался он по полупустому городку. Но к дисциплине привыкать тяжело, а к бардаку - легко и быстро. У нас было двоякое отношение: - наплевательское к нарядам, но серьёзное и педантичное к авиатехнике. А вот Ли-2 мы эксплуатировали по-своему. Поздним летним вечером хорошо лежать на тёплом крыле после дневного солнцепёка и глядя на звёзды мечтать о своём. Однажды под утро так хорошо заснул в стожке сена, что когда солнышко разбудило меня, то самолёт стоящий в метрах 30 уже улетел. Даже рев движков не потревожил мой покой. Далее будет...

кузнец: В метрах ста был второй пост, где находились профилакторий из двух зданий барачного типа, КП командира и КП инженера полка. Это была вотчина "стариков" - пост двухсменный. Делили ночь пополам,в первую смену заступали и часто сразу уходили в самоволку. Потом "сдавал" пост, отсыпался в караулке и весь день свободен. По прибытии ещё из ШМАСА изменили на трёхсменный. Был у нас старослужащий Володя,сын рязанских земель, и был у него карманный приёмник или по-простому - транзистор. И носился он с этим чудом техники, как первый парень на деревне с гармошкой. Работало оно на средних и длинных волнах, с треском и со скрипом принимало круглосуточную музыкальную программу "Маяк". Пришли сменить его на втором посту, а часового нет. Зовут, кроют последними словами, но всё напрасно. Только в ночной тиши еле слышно музыку - спит! А откуда она несётся не понять. Ходили вокруг да около пока не определили, где звучит громче. И здесь ехидный смешок. Поднимают головы и видят - Володя с карабином через плечо, с приёмником в руке стоит на скобе металлической трубы кочегарки, в метрах десяти над землёй. Как они крыли, пока он опускался. - Ты какого чёрта на неё забрался? - -Так чем выше находится антенна - тем лучше должен брать приёмник! А потом решил над вами пошутить. - После такого простодушного и наивного ответа вся злость пропала. Что возьмёшь - шут гороховый. Посмеялись, да и только, но ещё долго вспоминали ему эту трубу.

кузнец: ...Стоял знойный летний день, в глазах зайчики бегают от такого солнца. Приходит часовой со второго поста покурить, а я и сам раскурился. Погрустили,но пришла хорошая мысль - возле вертолётов возятся технари, решили - пошли у них попросим. И мы пошли разморенные солнцем, с распаренными мозги. А были ли у нас вообще тогда мозги. Пилотки под погонами, гимнастёрки расстёгнуты ниже не куда, А карабины как дубинки через плечо - разбойники с большой дороги. Идём, болтаем и видим ещё издали, что у двоих, как будто, в руках красные флажки. Когда осталось до них метров 100 и вышли мы из-за редкого кустарника, то до нас дошло. - ЛОЖИСЬ! - Как ящерицы ползком рванули в обратном направлении. Ведь то были не флажки а лампасы! Ещё немного мы прошли, получили бы от генералов , и закурить, и прикурить Интересно, сколько бы они дали нам суток "губы". Долго мы не могли отдышатся, но вот так и смогли выяснить - кто же из нас крикнул: -Ложись. Ближе к осени, когда спала жара, по навесом напротив аллеи поставили стремянку с брезентовой площадкой. Уложили несколько шинелей, рядом карабин,ещё одной шинелькой укроешься - благодать. Карабин на пост брала первая смена, а уносили после после сдачи караула. Так что передавали его вместе подсумком на посту - ведь не будешь идти по гарнизону с оружием и без разводящего. Лежишь в этом "гамаке", голова приподнята и хорошо видно, если кто-то проходит через освещённый пятачок у двери ТЭЧ. Так же прекрасно видишь, когда по аллее к тебе идут. Даже с закрытыми глазами реагировали на проход под лампой. Не знаю как, но я всегда успевал проснутся и встречал смену уже возле стремянки. В октябре прилетел полк и эта пародия на караульную службу закончилась, а мы стали очень редко попадать в наряды. А у кого ещё будет такая быль про караул? ....

Ion Popa: кузнец пишет: что у двоих, как будто, в руках красные флажки... ...Ведь то были не флажки а лампасы! Так ведь у авиационных генералов лампасы - голубые...

кузнец: Извиняюсь, что не рассмотрели кто они были - танкисты или мариманы.

Тестов: В разделе "Вооружённые силы стран СНГ" 29.11.16 разместил я сообщение "В Мачулищах поздней осенью 2016". Когда смотрел видеосюжет, на 5-8 секундах, съёмку с квадрокоптера, увидел в левом верхнем углу, как раз под длинным лучиком звезды - эмблемы ВоенТВ, трёхэтажное светло-жёлтое здание КДП аэродрома.Поразили слева штук шесть высоких ёлок, а вот ближе к рулёжке ёлок нет,видимо выросли за 32 года, прошедших с моей службы, и стали рулёжку закрывать плотно, вот и спилили их. Сегодня всё здание почти видно целиком, часть первого этажа закрывает четыре ёлки(или туи) не высоких, но чётко виден балкон, который опоясывает третий этаж. На 24 секунде сюжета Ми-8 МТВ-5 с бортовым "90" развернулся поперёк основной рулёжки, носом на восток. Прямо по носу вертолёта видно двухэтажное светло-жёлтое здание. Именно к этому зданию зимой 1983-84 г. от рулёжки по бетонной дорожке, задом, подъезжала наша пожарная машина. На западной стене здания был электро щиток, к которому мы подключали кабель, чтобы электрогрелки не дали замерзнуть воде в цистерне нашей пожарной машины...По-моему, в здании этом была инженерная служба полка, то ли нашего, то ли истребителей... Ещё видны на видео пожарная машина на базе 4-х осного КАМАЗа, МАЗ тягач, ТЗ на базе МАЗа и ещё какие-то грузовики, все они капотами стоят на север, к Минску. На 27 секунде сюжета под хвостовой балкой вертолёта вновь виднеется здание КДП. Сегодня посмотрел Мачулищи на Яндекс.Карте и в Викимапии. Особенно на карте Викимапии чётко видно, что у северной стены КДП растёт что-то типа молодой ёлки или туи. А с северной стороны площадки у КДП, благо бордюрные камни у этой асфальтовой площадки то ли побелены, то ли белой краской с армейской тщательностью выкрашены, видно её чётко, елки высокие стоят только до асфальтовой дорожки, что идёт на север. А летом 1984 года ёлочки, метра в 3-4 высотой,плотно росли и с севера площадки, и с запада, и вдоль дорожки, что ведёт к выезду на основную рулёжку. Да ещё вдоль западной стороны площадки, весной 1984 года, установили большой металлический стенд со схемой движения автотранспорта по аэродрому. Возле этого стенда, капотом к КДП, к югу, насосом к Минску, как стало тепло, на полётах вставала наша дежурная пожарная машина. Где-то в июле, а может в августе, приехал я старшим на машине после обеда, полётов нет, но транспортник ждём. Транспортные борта тогда вставали на стоянку на основной рулёжке, близко от КДП, чуть севернее, как раз где на Яндекс.Карте сейчас четвёрка Ми-8 стоит плотненько, а через рулёжку стоит пожарная машина и 5 дежурных машин тёмно-зелёной армейской окраски. Доложился я на КДП, сел в машину. Солнце с юго-запада жарит, полный желудок уже на глаза давит. Ребятам, что на передних сидениях сидели, говорю, мол пойду позагораю за ёлочки, дед, имею право. Каску, боёвку, пожарный ремень со снаряжением оставил на втором сидении машины.За ёлочки зашёл, на скошенную травку разложил хебешку, рядом сапоги поставил, обмотав сверху портянками, труселя закрутил, сделав почти плавками и на хебешку на спину, раскинув руки, завалился.С юга - ёлки. С востока - ёлки и стенд, с запада - солнышко, которое я, как дитя Севера, просто обожаю. Отрубился мгновенно, но спал чутко. Сквозь сон чувствую чей-то взгляд. Левую руку поднял, взглянул на часы - проспал 20 минут всего. Брюки натягиваю, встаю, потягиваюсь сладко и через ёлочки, что южнее меня, вдоль дорожки к рулёжке, метрах в 3-5 от себя, вижу двух генералов с красными лампасами. Заложив руки за спину они меня разглядывают, о чём-то разговаривая. Одной рукой подхватываю хебешку, другой - сапоги, боком как краб, на полусогнутых, делаю несколько шагов на восток, проскакиваю ёлки, что с запада площадку окружают, ныряю под нижний край металлического стенда, со схемой движения автотранспорта по аэродрому, запрыгиваю в открытую заднюю дверь почти родной АА-40(131). Водитель и второй номер расчёта с недоумением поворачиваются ко мне на переднем сидении и спрашивают: "Пожар?!" Я им в ответ:"Не - генералы." Парни облегчённо выдыхают и вновь утыкаются в книжки. Генералы в Мачулишах - эка невидаль, то с округа, то с ГСВГ, то с СГВ, то с ЦГВ, иногда и адмиралы бывали. Встречали в 1983-84 годах их часто или на аэродроме, или у лётной столовой.

кузнец: На втором году службы я в группе человек из 7 под командованием капитана попал на полигон. Когда наши офицеры узнали с кем я еду, то сразу предупредили,что этого капитана упорно проталкиваю на должность подполковника - комендантом нашей авиабазы, так что смотри не залети. Расположились мы в "финском" домике, в лесу метрах 200 от ж/д станции Яреськи. Одну половину дома занимала семья старшины - "коменданта" полигона. А во второй жил его личный состав и такие как мы. Личный состав состоял из одного солдатика - армянина, назовём его Арно. Он приводил в порядок мишени, а если было желание, то помогал таким как мы. -Арно, к какой части ты приписан? - Не знаю. - А продукты где берёшь? - В Миргород поеду - там дают. - А зарплату как получаешь? - На станции, на почте - родители высылают. Это для сигарет, кино и на танцы. А захотел домой, то высылают больше.Покупаю билет, сажусь в поезд и я дома, а недельки через две возвращаюсь назад. А старшине пишу записку, где я. О дальнейшем случайно узнали от бабули, что пасла коров недалеко.За эти выкрутасы старшина сажал его на "губу" - в баньку или в сарай. Бабуля по партизански снабжала Арно куревом - жалко. Не исключаю, что может быть и молодушка у него была. И вот так ещё служили в авиации. Через день приехали три служивых с майором - истребители.Но погода не заладилась - низкая облачность и полётов нет! От безделья договорились разгрузить вагон с углём на станции. Предложили соседям скооперироваться, но взглянув на своего майора.отказались. Да мы и сами с помощью лопат и нашего ЗИЛа, который у нас пахал вместо маневрового паровоза быстро и почти легко разгрузили. Чумазые, но довольные мы имели на руках аж 70 р. И если это разделить на 2,87... - страшно представить! Кормёжку мы с собой сюда привезли, да ещё в лесу грибов тьма. К вечеру накрыли большой стол на свежем воздухе, пригласили старшину и конечно Арно - он подсказал эту шабашку. А вот истребителей из принципа - нет, но они ещё это нам припомнят. Потом захотелось нам в кино поехать в посёлок за 4 км. Но командир рассудил трезво и машину не дал - хотите, то идите пешком...

кузнец: ...Погода настроилась и у нас наступили трудовые будни. После завтрака выезжали на полигон, выставляли по периметру оцепление - на каждом въезде сельской дороги на полигон высаживали солдатика и машина с капитаном возвращалась на исходную, откуда выехали на поляну. На посту сразу перегораживали дорогу шлагбаумом и в первый день из лапника ели устраивали лежанку. Хотя по утрам уже заморозки, но в комбинезоне и куртке на ватине тепло да и солнце в морду греет - лепота. Сигаретку не спеша покуриваешь, а под боком ракетница, чтобы дать отбой стрельбам, если кто-то забредёт на полигон. Наши Ту-16 совершая бреющий полёт стреляя по мишеням, но самих мишеней мне не видно - полигон где-то км. 3 в ширину, а в длину раза в три больше. Видно как где-то вдали самолёт не спеша начинает заходить на коробочку и через несколько минут он вновь заходит на полигон. А минут через 5 - 10 прилетает следующий и всё повторяется. Как мне объяснили, что по уходящим целям стрелять не рекомендуется - снаряды могут уйти "за горизонт. Забирали нас в том-же порядке и уже отъезжая от полигона встречали истребителей. У них стрельбы с 12 часов и без оцепления - стреляют точнее и руководят по радио. В один из дней стрельб на дальнем посту солдатику показалось, что над ним пролетели снаряды. Надо ехать проверять в сторону их полёта. Наконец выехав на сельцо и расспросив местных пацанят, что у них всё тихо, спокойно и отправились в обратный путь. И только выехав на середину полигона, поняли, что из-за этой прогулки мы попали в цейтнот. Наш кузов затянут брезентовым тентом, но мы услышали нарастающий оглушительный рев двигателя самолёта. Один наш вцепился за задний борт кузова и орёт: - На нас МиГарик заходит! Одновременно услышали звук очереди и увидели, как полетели остатки досок от танка - мишени. Этот полигон раньше был бомбовым и на нём воронок больше чем кратеров на Луне. Нас болтает по кузову влево - вправо, но мы уже все вцепились за задний борт. Наш ЗИЛ не несётся, как бы нам хотелось, а двигается как бёдра у бразильской танцовщицы в ритме самбо - объезжая каждую воронку. Самолёт падает на левое крыло, делая коробочку. Это не то что наш не поворотливый Ту-16, А уже через несколько секунд вновь заходит на нас. Это потом вспоминали, как это было красиво, а тогда было не до восхищения...

Тестов: В сентябре 1983 года, пока после травмы заживали у меня пальцы левой руки, после осмотра врача, был я освобождён от нарядов. Определили меня в автослужбу нашей части. Там я впервые попал в класс, где висели плакаты-схемы с Ту-16 и Ту-22, на которых разным цветом под самолётами были изображены АПА, ТЗ, УПГ, кажется, ещё кондиционер, "маслёнка" и "шпаговозка" и расстояние от машин до самолёта, на котором водитель должен остановить автомобиль и пойти доложить техникам о прибытии. Название самолётов не было, одна схема была подписана: "Изделие "Н", а другая; "Изделие"Ю". В ШМАСе в Энгельсе подобных схем я не видел. А так как ещё в годы учёбы в школе была у нас поговорка-прикол:"Ешь витамин Ю, чтобы не было морщин на ...ую"сразу как-то запомнилось, что наши Ту-22 - это "Изделие"Ю". А где-то через год, я сидел в кинобудке в нашем клубе, Бахтияр Режаметов показывал офицерам полка, что мы обслуживали, фильмы центральной киностудии МО СССР с грифом "Для служебного пользования". Почему-то эти фильмы показывали ни в ГДО, а в клубе нашей части. И всегда Бахтияр приглашал нас, дедов пожарной команды, ему помочь и фильмы эти из кинобудки посмотреть. С удовольствием смотрел я про авианосные группы США, фильмы по ЗОМП, про размещение ракет США средней и меньшей дальности в Европе. Сидя в кинобудке услышал разговор лётчиков нашего полка, а в Мачулищах тогда был единственный в СССР центр подготовки лётчиков Дальней Авиации на Ту-22, что "Шило"самолёт интересный, но "Чемодан на колёсиках" ещё имеет свои плюсы, мол над Балтикой ходили так, что брызги от волн долетали до стёкол кабины, на "Шиле" так низко не пройти над морем, исходящие из движков газы самолёт просто перевернут. Ребята, не слышали, что Ту-16 называли "Чемодан на колёсиках"?

кузнец: ...И вновь сумасшедший вой приближающего самолёта, но он как бы вне резкости, а вот под воздухозаборником с правой плоскости пушку видишь до мельчайших подробностей. Ствол её направлен прямо на тебя. Из него вырывается пламя и снаряды ложатся уже ближе к нам и точно в центр известкового креста. -Молодец! Метко бьёт сволоч! А мы все кубарем летим в сторону кабины и я кувыркаясь зацепил пальцем за щепку кузова. Это водила не успел вывернуть перед очередной воронкой и резко дал по тормозам. Самолёт покинул полигон, а мы уже не спеша подъехали к машине истребителей. Не успели ещё остановится, а капитан выскочил из кабины и давай крыть отборнейшим матом майора, так что наверно с ёлок иголки сыпались. А они корчились от смеха и слова не могли сказать, только жестами показывали, как мы выписывали кренделя по полигону. Капитан увидел мой мой окровавленный палец и спросил, что со мной. Ну, я и ляпнул, что наверно зацепило осколком. Тот принял мою шутку за чистую монету и разразился новой тирадой, что вот видишь, нас мог расстрелять! Майор сквозь смех кое-как объяснил, что нас они увидели, когда мы только выехали на полигон и передал пилоту: -Работай осторожно - на полигоне машина с людьми. Вот так они отомстили нам за то, что не приглашали их к столу. После этого мы и здороваться с ними перестали, а они только ехидно улыбались поглядывая на нас. За обедом, капитан не дожидаясь ужина сказал повару, чтобы принёс успокоительное. Когда немного расслабились, то водитель показал театр одного актёра. Они в кабине вообще не видели заходящий на нас самолёт и куда он стреляет, а только уходящий с полигона и воронки перед собой. -Гони!...Я сказал...гони!...Ты..не можешь...больше...20 км/час...давать!... И всё это вперемежку с капитанским матом. Мы все весело смеялись, а громче всех наш главный герой. Выпили ещё за то, что всё хорошо для нас закончилось и за мою "пролитую" кровь. С капитаном, то есть уже майором, изредка встречались в авиагородке, то приветствовали друг друга с улыбкой, как бы напоминая, что мы помним те бешеные скачки на полигоне. Вот такая авиацыонная быль произошла в конце октября 1968 года.

Виктор45: Так было полвека назад. Конечно, многое уже забылось. Расскажу о том, что запомнилось. Пригодились короткие записи в сохранившейся чудом записной книжке. Призвали меня 27 ноября 1965 года из города Красноярск, куда я попал по распределению после окончания машиностроительного техникума. Утром следующего дня погрузились в эшелон. Нас было несколько сотен. Ехали вполне комфортно, в пассажирских вагонах. Через неделю приехали на узловую станцию Манзовку ( сейчас она называется Сибирцево ), а далее поехали в село Камень-Рыболов Ханкайского района приморского края. Помню, как вели нашу огромную толпу с вокзала в военный городок. Кто-то распустил слух, что гражданскую одежду всё равно заберут, поэтому обочины дороги после нас остались усыпанными предметами нашей одежды. Около бани на специальных чурбаках гражданскую одежду просто рубили на части. Однако объявили, что одежду можно отправить посылкой домой. Не помню, чтобы кто-нибудь отправлял одежду. Ведь ехали в самой плохой одежде, в фуфайках, в кирзовых сапогах. Пока неделю ехали в вагоне, все перезнакомились. К общему удивлению после бани и обмундирования все оказались на одно лицо и не сразу узнавали знакомых. Спать легли уже часа в 2-3 ночи, но утром подняли как положено в 6 часов. Кровати были двухъярусными, матрацы набиты соломой, подушки-ватные.Я попал на верхнюю койку, потом уже договорились с нижним соседом как прыгать сверху, чтобы не сесть на шею нижнему. Казармы были построены ещё во времена Блюхера, располагались на берегу озера Ханка. Туалеты на улице. Стены казармы уже обветшали, мы шутили, что если по стене ударить каблуком, то нога будет снаружи.Полы деревянные, натирались мастикой. Отапливалась казарма печами, которые шли в ряд по проходу между отсеками ( загородками повзводно). холодно было, хотя около печей в радиусе 2-3 метра просто жарко. По ночам тащили шинели и бушлаты с вешалок, чтобы укрыться. А перед подъёмом дневальные будили потихоньку. Сержанты делали вид, что не знали об этом.

Виктор45: В столовую. как правило, ходили в гимнастёрках. У меня сохранилась запись: 27.02.66 температура +3. Особенности дальневосточного питания: рыба ежедневно. В супе, жареная.с гарниром, кусок селёдки с венигретом. Самые шустрые уже посчитали, сколько метров селёдки нужно съесть до дембиля. За три года счёт шёл на десятки метров. Должен сказать, что такую толстую селёдку как в Приморье, больше не видел нигде. Запомнилось экзотическое блюдо:пюре из сушёного картофеля. Поначалу еды казалось мало, потом почти все привыкли. Хотя были отдельные крупные мужики, которым приказом по части давали полуторную норму. Курс молодого солдата продолжался 3 недели. Несладко было на строевой подготовке: мёрзли ноги в кирзовых сапогах. Носки домашние иметь не разрешали, только байковые портянки. С удовольствием ходили на политзанятия(лекции) в ГОК (гарнизонный офицерский клуб). Там быстро всех развозило на сон, поэтому периодически звучала команда : Встать! Садись! 26 декабря 1965 года наша вторая рота приняла присягу. В то время я был в 21 взводе (командир к-н Староверов, замкомвзвода с-т Мазурец).Считаю необходимым заметить, что и наш сержант, и другие сержанты, призванные на год раньше нас из западной Украины, были нормальные ребята, никаких признаков национализма. Поэтому всегда удивляюсь, откуда же сейчас так много там стало нациков. После принятия присяги начались уже настоящие занятия. В нашем первом батальоне (называли тогда 1-й цикл) -командир п/п-к Симонсон- изучали ИЛ-14Т, во втором батальоне-командир п/п-к Яценко-изучали ТУ-16. Был ещё отдельный музвзвод, у них изучали какой-то маленький связной самолётик. На практические занятия роту водили на учебный аэродром.Со стороны , наверное, на нас было смешно смотреть: одеты в зимнее техническое, на ногах огромные валенки, строй 180 человек растягивался на 100-150метров. Обращались к нам "Товарищи курсанты!", слово "Солдат" даже не употреблялось.В караул чаще ходил разводящим.Пока отведёшь смену на аэродром, вернёшься в караулку, а через 30-40 минут уже пора очередную смену вести. Часовые ночью зимой прятались от ветра и холода в машинах или где-нмбудь в затишье.Приведёшь смену на аэродром и кричишь часовому, чтобы не напугать его. Можно понять, ему ночью одному жутковато. Весной 1966 года начали подготовку к перебазированию в Прибалтику, куда именно нам не говорили.Разбирали самолёты, упаковывали всю технику.На другом берегу озера Ханка была уже китайская территория. Как знаете, в те годы отношения у нас с ними были напряжёнными.По слухам после нас в село перебазировали танкистов. Где-то в последних числах апреля 1966 года погрузили нас (курсантов-в товарные вагоны, офицеров с семьями- в пассажирские) в один из эшелонов и отправили на Запад. Ехали 2 недели, в Алуксне приехали 13 мая 1966 года. В то время гремела стройка века: железная дорога Абакан-Тайшет. Мы по этому пути проехали в числе первых. В товарных вагонах были оборудованы нары, посередине вагона- печка-буржуйка. В военном городке Алуксне вторую роту разместили в учебном корпусе, внизу в подвальном помещении была караулка.В июне 1966 года начали давать увольнения по 4 часа. Первым делом все ходили на остров, к развалинам крепости ( год основания 1342). Местные к нам относились нейтрально, но к девушкам, общавщимся с курсантами- с презрением. Мне иностранные языки всегда давались легко, поэтому освоить по минимуму разговорную речь было интересно. В кафе, куда мы в увольнение ходили выпить ячменного пива, с одобрением воспринимали наши попытки объясниться по-латышски. Я и до сих пор не забыл некоторые слова и фразы.

Виктор45: Летом 1966 года несколько раз ездили на сельхозработы, это был настоящий отдых от рутины службы.Кормили там, на очередном хуторе, просто "на убой". Молоко привозили целыми флягами, мясо, сыр, овощи- всё сколько хочешь! Ну и мы пахали на совесть. В августе 1966 года на 2-3 недели наш взвод ездил на ремонт взлётно-посадочной полосы в Екабпилс (Крустпилс). Наша задача заключалась в демонтаже бетонных плит ВПП. Плита 4х5 метров толщиной примерно 40 см.Норма на бригаду из 4 человек: выдолбить отбойными молотками эту плиту и куски бетона вытащить на целую плиту.За эту полукаторжную работу нам отвалили как премию по 10 рублей на человека.Согласен с механиками, которые считают, что отвлечений от учёбы было много, а вот настоящей практики по обслуживанию самолётов мало. Например: за всё время учёбы (а мы были последним выпуском по 9-ти месячной программе) лишь однажды подняли по тревоге ночью и мы готовили самолёт к вылету.Осенью 1966 года сдали экзамены, стали разъезжаться в полки. Меня оставили замкомвзвода-инструктором. Когда перебазировались в Алуксне рота осталась без старшины. Старшиной стал ст. сержант срочной службы Тихонов- человек курсантами и офицерами весьиа уважаемый.А меня, курсанта, перевели в его бывший взвод практически замкомвзводом. Надо сказать, что в то время сверхсрочников было мало, да и как раз призывали тех, кто родился в войну и сразу после неё. В 1966 году в школе и офицеров не хватало. Доходило до того, что начкарами сержанты ходили.К тем далёким временам вспоминаю офицеров: на аэродроме м-р Черединов, к-н Тарасов, к-н Мамедов. Во 2 роте м0р Цыбин, командиры взводов Ююкин, Хасанов, Колесов, Юрьев.

Виктор45: В то время участок дороги к столовой проходили только строевым шагом.Помню анекдотический случай. Роту к столовой вёл наш старшина ст. сержант Тихонов. Так вот мы так врубили строевым и по команде "Стой"! остановились очень чётко и не шелохнулись. А в это время 3-ю роту вёл вновь назначенный к-р роты капитан Шабанов. Они прошли не блестяще и после команды "Рота, стой!" начали шевелиться, отставшие -подтягиваться, в общем получилась толпа, а не строй. Ну, ясно, мы в 180 глоток заржали над ними! Шабанов пришёл в ярость! Ещё бы, сержант лучше умеет вести роту! Он приказал Тихонову, чтобы наша рота ещё раз прошла. Отвёл Тихонов роту на 30-40 метров назад и тихо нам говорит:"ну, не посрамите!" Мы ещё раз врубили строевым, ещё лучше, чем в первый раз. Можно представить, какую реакцию он получил среди офицеров! Наверное , нужно сказать, что рота тогда и в самом деле была в числе лучших. Летом следующего года в селе (20 км от города) проходил слёт ветеранов и нам там вручили Переходящее Красное Знамя. Что ещё помнится из той , курсантской жизни? Был отличный солдатский буфет (называли его "Чепок" или "чипок"). Ну очень вкусные булочки, да с молоком! Два раза в неделю показывали кино, притом современные ленты, а не какое-то старьё У меня записаны названия 2-х фильмов: "Иду на грозу" и "На диком бреге". Водили как в поощрение роту в городской кинотеатр "Лиесма" (Рассвет). Были на экскурсии в местном заводе (филиале рижского завода ВЭФ). Много внимания уделялось физподготовке.Летом на физзарядке 2-3 раза в неделю бегали кроссы. Тогда и получил ВСК 2-й ступени До сих пор помню, что норматив на 2-й разряд был 10.50. Очень интересными были лекции о международном положении, которые читал пропагандист политотдела школы м-р Литвак. Осенью 1966 года поехали за пополнением в Уфу. Из призыва осени 1966 года , первого с 5,5 -месячной программой и получил свой первый взвод, как замкомвзвода 22-го. Мои курсанты начали изучать новый самолёт : чешский Л-29. В июне 1967 курсанты разъехались по полкам Поскольку я остался в школе, вся переписка впоследствие велась через меня. Взвод получил звание отличного. Тогда это было основанием для ротного сержанта получить "Отличника ВВС". Получил следующий взвод. Вот в том наборе(лето 1967 г.) был у меня командиром отделения Василий- один из основателей сайта нашей школы.С этим взводом во время курса молодого солдата и ещё месяц.После этого уехал в отпуск и во взвод уже не вернулся. Перевели на должность пом. коменданта гарнизона.Комендантом гарнизона в то время был п/п-к Арещенко П.И. Вот на этой должности служил до дембиля. Работы хватало: ремонт и оборудование КПП, комендатуры, караулки, постов. В наряд ходил часто, больше в патруль. Летом иногда на бассейн. 2 курсанта, которые были со мной на бассейне , фактически были в увольнении: загорали, ловили на удочку угрей, варили уху. В общем, в серой рутине службы изредка бывали и светлые дни. Летом 1967 года, а может немного раньше расформировали аналогичную школу в ПрибВО Вот тогда в роте появился к-н Серов. В воспоминаниях одного из механиков он упоминается как командир роты.Заметными офицерами в школе были м-р Фисенко, к-н Тарнавский.

Виктор45: КАк минимум 1-2 раза в месяц каждый взвод привлекался на хозработы. Хорошо помню, как в Камень-Рыболове ходили разгружать вагоны с лесом и углём. Рагружать уголь зимой было очень тяжело: уголь смерзался и в люки он не проваливался. приходилось разбивать его ломами. Зато в Алуксне намного легче было в карауле, чем в Приморье. Военный городок компактный и аэродром рядом. Когда ездил в отпуск в Красноярск, попался на глаза патрулю.И надо же такому случиться: в патруле был мл. сержант Калниньш из Алуксне. У меня сохранился его адрес в Алуксне: ул. Мальенас д№ 1. Может быть, эти увидяь бывшие сослуживцы-сержанты; Кепаза,Роман, Попович, Крук, Мазурец (все из Украины), Иванов-Новосибирск, Петров-Иркутск. Мой бывший командир взвода капитан Ююкин жил в Алуксне по адресу ул. Торня 13-44. Конечно, всем им уже далеко за 70... Время неумолимо. Обратил внимание, как и другие, что офицеры почему-то неохотно фотографировались с курсантами при выпуске. На фото 22 взвода (1967 год) чудом попал м-р Цыбин, старшина роты Захарёнок. А меня позвали как бывшего замкомвзвода. Из летнего(1967 г.) остались в постоянном составе Петищев и Соловьёв. а из взвода (декабрь 1967г.) на учебном аэродроме остался инструктором Самофал В.Е. В те времена были традиции организация детских оздоровительных лагерей. В июле 1968 года такой лагерь работал на территории городка. Назывался "Орлёнок".

Виктор45: Ребята носили пионерскую форму, принимали присягу юнармейца.Им показывали оружие, учили строю, знакомили с уставами, занимались физподготовкой. Инструкторами были курсанты и сержанты. Жили мальчишки в палатках. 1968 год- переломный год, переход с 3 на 2 года службы. Но мы отслужили от звонка до звонка 3 года.Из видео к 45-летию школы узнал нескольких ветеранов: КРАСТИН, ФИСЕНКО, ТАРНАВСКИЙ. ЛИТВАК. СЕРОВ. В моё время общее построение производилосьпо_другому :фронтом к штабу.Перед строем появлялись начальник школы и нач, политотдела, докладывал нач,учебной части п/п_-к Пысин.

Виктор45: В караул мы ходили с карабинами СКС. Интересно, что комната сержантов 2-й роты располагалась как раз над входом в караулку. Впрочем, последние месяцы я жил в "постоянном составе" (на первом этаже штаба). Внимательно прочитал воспоминания Кузнеца. Вы были в школе с осени 1966 года до лета 1967 ? Это был первый набор по 5-месячной программе. Да, всё написанное вами очень знакомо. В это время я уже был сержантом во 2-й роте. На фотографии вашего взвода лицо сержанта мне знакомо. Дело в том, что в то время регулярно проводились "дни сержанта"-учёба сержантов и культурная программа (кино, экскурсии, лекции и т.д.). Поэтому мы были в основном знакомы. Один из основателей нашей ветки-Василий был в следующем после вас призыве. Отпуска в школе давали скупо. После учёбы не сразу, конечно, давали отпуска сержантам. Курсанты получали отпуска редко, за успехи в УБПП. Также помню, что отпуск получил курсант 2-й роты за первое место в школе за рационализаторскую работу. Он изготовил действующую модель аэродинамической трубы. Несколько слов о "дедовщине". В то время мы и слова такого не знали. Во всяком случае за 3 года в школе ничего такого не видел. Но из обширной переписки с моими бывшими курсантами знаю, что в полках такие эпизоды были. О национальной розни. Вот в том взводе, где был Василий, 14 человек (половина взвода!)-литовцы, 9 человек-русские, и ещё ребята 4-х национальностей. Жили дружно. В том взводе, где я был курсантом, наблюдалась некоторая неприязнь между ребятами с Кавказа, но враждебности не было. Основная масса курсантов имела среднее образование, остальные -не ниже 8-ми классов. В значительной степени уровень образования влиял на подбор командиров отделений и сержантов. Во времена моей курсантской жизни несколько из западной Украины были на гражданке учителями. Я сам успел до призыва закончить техникум и год на заводе проработал мастером. У Василия сержант Петищев был агрономом отделения совхоза. А курсант Саркисян работал после техникума экономистом. Курсант Шалкаускас по образованию техник-технолог.В Славгороде-2 в/ч 21451 служил сослуживец Василия Лабунский. Все мои воспоминания выглядят, наверное, несколько сумбурными. Но думаю, вам- уважаемые механики будет интересно побывать в той жизни, когда мы были молодыми.

кузнец: Интересное и хорошее повествование путешествия 19 ШМАСа из-за тридевять земель, с берегов озера Ханка через весь Советский Союз на берег озера Алуксне. Открыта ещё одна малоизвестная страница истории для нас "латвийских" ШМАСовцев. Наверно, это первый рассказ о тех временах, да и участников событий уже становится меньше. Виктор, эти воспоминания украшают историю ШМАСа, но почему не на нашей странице? Они оживили бы нашу ветку. Из ветеранов по видео узнал сразу Крастина. А вот своего комроты Фисенко признал с трудом, а ведь думал, что его хорошо помню. Капитан Тарнавский что-то у нас читал, но лицо не не признал.

кузнец: Плановые полёты у нас в полку были по вторникам и пятницам, а тревога не помню, чтобы было раньше пяти часов утра или в воскресение. И то, когда раним утром приходится прогуляться в “типа сортир”, глянешь на небо и если затянуто облаками – можно спокойно идти досыпать. Тревога. Начинается организованная суета. Быстрее всех разбегаются и разъезжаются посыльные. Мы так же стараемся как можно быстрей покинуть казарму и проскочить мимо штаба – зачем нарываться на неожиданные неприятности. До нашего объекта 2 км., но спешим только первую четверть. Затем переходим на “технический шаг” (пятые сутки третий километр), а выйдя в полюшко уже и закуриваем, бредём как стадо овец. Спешить некуда – всё равно ждать, когда офицеры приедут, а дежурный вскроет объект. Объект занимает площадь 1,5 футбольных поля, окружённый почти 3 метровым забором, а перед ним метров за 5 ,,колючка”. На проходной часовой. Посреди этой территории здание с кабинетами, лабораториями. ангаром для ракет и даже своя маленькая котельная. Площадь засажена деревьями и фруктовыми так же. Если мы и на объекте, то всё равно даже комполка не зайдёт без дежурного офицера. Перед этим тот даст команду, чтобы все создали рабочую обстановку и только тогда идёт на проходную встречать гостя. По окончанию визита следует команда – отбой. Так что гарантировано защищены от нежелательных посторонних глаз.

кузнец: Комбат даёт план по тревоге. Если полёты с ракетами, то мы их с пустыми баками шустро вывозим к нужным самолётам и в ангар дрыхнуть в чехлах до окончания полётов или до позднего завтрака. А если без, то сразу в эти чехлы под тёплые батареи, что бы не смущать офицеров в кабинетах в их мучительной бездеятельности. Вот сверхсрочникам тяжелей всего – в кабинетах они лишние, а с нами как бы ни по чину. Если переодеваемся в техничку, то и они с удовольствием устраиваются в чехлах. Начинается великий трёп – у сверхсрочников жизненных баек по более нашего. У Николая с моей группы бородатый рассказ, как он на танке от сатрапов мужественно охранял строителей берлинской стены. Под его повествование мы быстро засыпали. Не знаю, какой он танкист, но казалось, что у него и танки строевым шагом ходили – так преобразовывался на строевых занятиях. Было такое, когда офицеров готовили к праздничному параду, а мы, чтобы не жирели, вдали от них так же трамбовали рулёжку. Издали видно, что мы маршируем. Но как? Вот где мы изобретали различные варианты “паровозика”. А Коля мечтал стать нашим старшиной – ну не по зубам ему авиатехника, ведь портянки более понятная вещ.

кузнец: А вот у сержанта с электрогруппы любили выпытывать – на какую заграницу он работает. Сделаю отступление для понимания. У нас были расчёты для поднятия 9-тонных бомб и мне в конце службы так же пришлось это познавать. Зачехлённую бомбу на тележке загоняем под бомболюк. Мне не понятно: её для секретности обязательно зачехлять, а ракеты по аэродрому развожу расчехлённые. Ведь бомба как все бомбы, только очень большая и на ней нет надписи, что в ней ядерный заряд. Познакомился с ней когда освобождали от неё наш ангар, то я с помощью кран-балки перегружал на тележку. Стоишь на ней, потягиваешь цепочку, а ногами ощущаешь её мощь. По периметру бомболюка развешиваем брезентовую штору – мы её называем палатка, только после этого можно расчехлять. Впереди люка устанавливаю 2 маленькие лебёдочки, это же делает со стороны кормы второй номер. Забрасываю конец троса вверх бомболюка, где там через систему блоков закрепляют. На брюхе у меня весит простейший пульт управления лебёдками: 2 амперметра, 2 реостата с пружинным возвратом. Старший расчёта офицер командует лебёдками, чтобы мы поднимали бомбу без перекосов. Бедный самолёт стонет принимая сразу такой груз. Команда сверху: -Зелёный горит! Дальше подъём на минимальной скорости. Команда: - Красный горит! Значит, подошли к замку, лебёдки стоп. Замок закрывают. Как там это всё делается, не видел – там, на верху не был. Снимаем такелаж и наша работа выполнена. Несколько лет назад они всё так и сделали, потом улеглись под люком, спрятавшись за палаткой от зноя и посторонних глаз. Через некоторое время один глядя на эту “бегемотину” сказал, что пошли лучше ляжем под крыло, от греха подальше. Как только ребята расположились на новом месте, эта “дура” падает и раскалывается. Срывают палатку и не глядя, что там внутри укрывают её. Разбор “полётов” был по крупному. - Рабочий день у нас начинался в “особняке” c написания объяснительных. Что делал, что видел и целый букет других вопросов. Они повторялись, изменялись, переставлялись и так каждый день в течении года. - Так ты за это время освоил новую профессию – писаря, почерк то выработал каллиграфический! – смеёмся мы. Какое было им наказание, это я не помню. - А кто видел ШЕСТИРЕЖДЫ героя Советского Союза?

кузнец: -А я видел. – эту фразу молвил Алексей Иванович старшина с моей группы. Добродушный, рассудительный, не конфликтный, нами уважаемый старичок (для нашего того возраста) и нам казалось, что он уже лет сто как должен быть на пенсии. Но его к нам перекинули дорабатывать до этой пенсии, а до этого всю службу укладывал парашюты. Все его и даже комбат называли только по имени отчеству. У нас были наверно идиотские взгляды, а кто дремал, то те сразу проснулись. Как он мог ляпнуть такую ересь? -А мне вот пришлось увидеть. – повторил для весомости он. -Всю войну летный состав не занимался прыжками с парашютом - не до этого было. И вот наверно где-то в году 46 начальство вспомнило об этом. Прихожу я рано утром на аэродром на прыжки, а мой солдатик уже там и во всей красе. На нём орденов и медалей как кольчуга на богатыре, даже Брежнев наверно позавидовал бы ему. И впереди, и на спине, а на груди, где и положено, сверкают золотом 6 медалей! В те времена ношение наград было обязательным, а не какие-то колодочки. Не знаю, может быть, их тогда и не было. Вот перед прыжком каждый летун снимал (в воздухе ведь разлетятся) свой блок и с прибаутками цеплял на солдатика - где было свободное место. А вот медаль “Золотая Звезда” - отдельно. В нашем полку ведь выросло 29 Героев Советского Союза, а один дважды. Наверно, этот служивый жалел потом на гражданке, что не был запечатлён тогда на фото. -Весёлые были ребята. – сказал Алексей Иванович после открытия мемориальной доски Героям комсомольцам по случаю 50-летия ВЛКСМ. – Чудили ещё как. Не могли после военной вольнице привыкнуть к строгой дисциплине мирного времени. Как их не “причёсывали”, но они были не подающие. Пришлось рассеять по другим частям. Есть категория людей, которые в войну были в своей стихии, а в мирное время как рыба на берегу. А другие в войну серенькие, а мирное время – на коне. И что интересно: и первые, и вторые отличные командиры, но каждый в своё время! В моё время уже не было в полку ни одного Героя. Только командир дивизии носил Золотую Звезду, но он воспитанник не нашего полка. Эти байки я только честно пересказал, так что с меня спроса нет!

кузнец: Мой призыв был в числе первых создателей нашего батальона. Так это подразделение звучит слишком громко – моих одногодков было 11, а расцвет нашего личного состава батальона доходил только до 21 солдатика. Так что новую технику познавали вместе с офицерами. Наш начальник группы капитан Потапов читает техдокументацию на ракету, но нельзя конспектировать из-за сов. секретности и нас от бездействия размаривает летняя жара на сон, ещё хочется курить. Хотя и лаборатория оборудована шикарно – с электроуправляемыми стендами и схемами, но через пару часов мы своим нытьём вынуждаем капитана сделать перерыв. Пока он сдаёт “талмуд” в нашу секретку, мы придумываем тему, на которую его можно “раскрутить”. Он закуривает, а мы с вопросом. Как пожилой человек он уходи в бесконечные воспоминания, точно как мы сейчас. Мы уже знаем, что эти посиделки в курилке продлятся до обеда – лишь бы сигарет хватило. Довольные, но слушаем с интересом. Если про охоту или рыбалку, то начинает так: - “Приехали мы на рыбалку. Вреезали!”... или “Приехали мы на охоту. Вреезали!”... Самое главное, после этих выходных ни разу не слышал от него запашок – наверно, это была просто присказка. А далее идёт захватывающее повествование. К чёрту эту ракету, если перед тобой столько рожиц с открытыми ртами. 200 А если про авиацию, то баек не счесть и самое главное – не повторялся. Начиная ещё с того, что вместе с оборудованием в бомболюке перебазировались в Китай и. т. и т. п. К сожалению зимой долго не высидишь в курилке, но мы терпели. Однажды, перед 23 февралём нас всех вывезли на городское кладбище навести порядок. Вернее, на отдельном участке, где похоронены военные. Аллейки мы почистили от снега аккуратно и на совесть. И уже в самом конце кто-то обратил внимание, что у 21 могилы авиаторам одна дата смерти. Несколько минут назад мы относились к окружающему отчуждённо как к чему-то абстрактному, а теперь молча смотрели на этот армейский строй. Уезжали с кладбища с таким чувством, как будто только что мы их похоронили. Естественно, на следующий день в курилке вопрос к капитану Потапову, что произошло? Его рассказ опишу своими словами – так будет понятней. Наш аэродром представляет букву “ Р “ с удлинённо раза в 2 вертикальной линией, это ВПП. Параллельно её пролегала рулёжка, правда только где-то больше половины длины взлётки. На закруглении буквы была рулёжка и стоянки самолётов двух полков. На “Ближний старт” самолёты выходили без проблем, так как это рядом со стоянками. А вот на “Дальний старт” вначале самолёт проходил по параллельной рулёжке, по окончанию её выезжал на ВПП и далее двигался по взлётке. На “Дальнем старте” разворачивался и готов был к взлёту. В то злополучное время проходили ночные полёты и работали с “Дальнего старта”. Один самолёт запросил разрешение на выезд с рулёжки на ВПП и движение по ней. Руководитель полётов дал добро, а сам отвлёкся. Самолёт в воздухе запросил разрешение на посадку и также получил добро, но уже от помощника руководителя полётов. Два Ту-4 (точнее, копии В-29) начали двигаться навстречу трагедии, которая произошла на ВПП и унесла 22 жизни. -Как 22, если мы видели 21 могилу? - Родители забрали одного к себе в село, там и похоронили. - Выводы, какие были? - Командир полка лишился только папахи, которую только успел пару месяцев поносить. От жёстких разборов того времени спасло то, что утром ТАСС сообщило о смерти Сталина. Ещё неизвестно, сколько бы жизней лишились. Верхи в это время решали более важные вопросы, а это просто мелочёвка.

vasilij: Привет дорогие ребята и однополчане.С большим удовольствием прочитал ваши воспоминания о наших школах,в том числе и воспоминания о нашей Алуксненской.Большое спасибо моему бывшему командиру Виктору Баженову,который внес свою лепту в воспитании таких как мы.Я, наверное, тоже напишу пару слов о дальнейшей своей службе в летном полку.Сейчас я хочу вас всех и ваши семьи поздравить с наступающем 1 го мая и нашего дня ПОБЕДЫ.Здоровья всем,удачи и успеха.

Тестов: Уважаемый Кузнец про полигон написал. Я был на полигоне в Гомельской области, но не могу вспомнить подробности. Было это в сентябре или начале октября 1984 года. Разобрали в авторотах пару старых"КрАЗов", практически остались мосты, рама, часть кабины и крылья. Вот их и решили отвезти на полигон, чтобы самолёты их бомбили. Решили останки машин загрузить на трейлеры, зацепив их за "КрАЗы". А чтобы на полигоне разгрузить и установить на мишенном поле мишени-"КрАЗЫ", решили собрать с части команду человек в 5-7 во главе с прапорщиком.От нашей пожарной команды попросился я в командировку, так как дембельский аккорд делать отказался. А Володя Мезенцев согласился и каждый день ездил в один из дальних караулов (то ли на бомбосклад возле Урожайная, то ли на второй склад ГСМ, что в лесочке в 2 км на северо-запад от станции Михановичи, чуть южнее перекрёстка трассы М-1 и ул. Шоссейная)где с другими дембелями менял столбы и натягивали в 2 ряда колючую проволоку. Дембелям пообещали, что отпустят их до 7 Ноября домой, если периметр колючки на складе заменят до конца октября - начала ноября.Было дождливо, а потом и снег пошёл. Парни успели демонтировать 2 ряда старых столбов, установили новые столбы, колючку натянули. (По "Яндекс карте" померил расстояния, что на одном складе, что на другом, примерно от 1,5 до 2 км получается). Но до 7 Ноября ушёл с нашей части только один дембель с ЗКП, парень окончил математический факультет МГУ, отслужил 1,5 года, был единственным солдатом - членом КПСС. И числа 3-5 ноября полк встал на боевое дежурство. Тут, естественно, дембелей задержали на 2 недели, пока полк выполнял боевую задачу.Как сейчас сказали бы:"Кинули отцы-командиры дембелей с их аккордом, как щенков". Ну, а я решил скататься на полигон. Позавтракали, пришли в автопарк. Показал нам "ЗиЛ-157", мы в его залези. Сидим час, потом второй, что-то с погрузкой одного из "КрАЗов" на трейлер не так. Часа через 2 поехали на продсклады, что за нашей столовой, возле ГДО, получили сухой паёк. Часов в 10 только выехали из гарнизона колонной в сторону Минска. Мы сидели под брезентом и почти ничего не видели. Ехали не быстро, около 15-16 часов остановились, переехав мост. Объявили обед, к нам подъехали трейлеры, парни с тягачей вместе с нами умылись в реке. На табличке прочитал надпись:"Березина". Вспомнились уроки истории и разгром Наполеона на Березине. Но река, после виденных Северной Двины, Днепра и даже Невы, не произвела никакого впечатления. В кузове нашего "157-го" пообедали и снова под брезент и в путь. Прапорщик, что вёл колонну, сидя в кабине нашего "ЗиЛка", заблудился. В итоге на полигон в Гомельскую область приехали около 21 часа. Солдат был там человек 5-10. Дорога к месту, где стояли гаражи, казарма и клуб полигона, шла по узкой дороге, с двух сторон ограниченной широкими канавами. Да и сами гаражи, казарма и клуб находились почти на чётком круглом острове. Со слов солдат с полигона, сделан этот остров был поляками в 19 веке, мол пытались помещики местные болота осушить. Кроме того, служили эти канавы каналами, по которым весной и осенью шли баржи с товаром, мол в распутицу самый быстрый путь был. Разместили нас на ночь в клубе, принесли подушки и одеяла, на сцене мы на полу поужинали, благо горячий чай с кухни принесли, на сцене и устроились спать. Парни с полигона рассказали, что каждую ночь один из них ходит в патруль. Проверяет целостность печатей на гаражах, охраняет клуб и казарму, но народу чужого у них не бывает, до ближайшей деревни пара километров. Офицеров и прапорщиков всего человек 10, служат спокойно и очень дружно. Грибы - ягоды, рыбалка, библиотека, по субботам баня, кино по субботам и воскресеньям. На неделе установка мишеней, после работы авиации нанесение на карты новых воронок и доклад по связи на верх. А на следующие день, два, три, пять, семь закапывание воронок, подкраска мишеней, если что-то от мишени остаётся, и ремонт мишеней с помощью досок и фанеры. Утром мы позавтракали сухопаем в клубе. Тут приходит прапорщик и объявляет, что с трейлеров остатки "КрАЗов" стянули, на мишенное поле повезут их через день-два, нам -домой. Погрузились мы в "ЗиЛок -157", брезент затянули от дождя и покатили по-тихохоньку в почти родные Мачулищи. А за нами "КрАЗы"-тягачи потащили пустые трейлеры.В Мачулищи добрались без приключений, вновь, как и по дороге на полигон, сделали привал на обед в Бобруйске у Березины... Как не пытался я по "Яндекс картам" и по "В икимапии" найти тот полигон - ничего у меня на получилось.



полная версия страницы