Форум » Воспоминания о ШМАС и дальнейшей службе в авиации » Дальнейшая служба в полках - II (продолжение) » Ответить

Дальнейшая служба в полках - II (продолжение)

Admin: А здесь мы будем рассказывать о своей дальнейшей службе после ШМАС... Если вам нечего рассказать о службе в армии, значит вы прожили эти годы ЗРЯ! Бывший командир Начало темы здесь! «Что скажут о тебе другие, коли ты сам о себе ничего сказать не можешь?» Козьма Прутков Задумайтесь, господа авиаспециалисты, над смыслом сказанного классиком и попытайтесь ответить на три вопроса: «Кто - я? Зачем живу? И что останется после меня?» Позволю себе процитировать обращение к посетителям с «Сайта тружеников авиационного тыла стран СНГ!» Воспоминания о воинской службе возвращают нас в дни нашей молодости, не дают нам стареть. Общаясь на сайте, мы с искренней любовью вспомним своих первых воспитателей – командиров взводов, рот, батальонов, начальников, гражданских тружеников тыла, давших нам знания, и воспитавших в нас любовь к Отечеству, Вооруженным силам, авиации. В стенах казарм, кубриках в нас были привиты чувства патриотизма, войскового товарищества, ответственности за судьбы людей, порученное дело, за нашу страну. Это помогло многим из нас на нашем жизненном пути. Общаясь на нашем сайте мы вспомним и свою службу, свои «мучительные» первые дни в ШМАС и в авиачастях.

Ответов - 116, стр: 1 2 3 4 All

ВИРАЖ: Осень 1959г,получил распределение в дивизию под Новгородом,п.Кречевицы,а там уже направили в полк,который находился в Лодейном поле ,Ленинградской обл.Полк ИЛ-28,ТЭЧ.Был очень опытный коллектив механиков и техников и мы,вновь прибывшие,быстро освоили работу,особенно сложно было зимой при сильном ветре,а то и дожде зимнем.Старшина в полку был отличный человек,прекрасно играл на трубе,иногда нам подъём играл.Около казармы соорудили каток,музыка была из казармы и гражданским разрешали приходить на наш каток. В полк часто наведывался зам.командующего Ленинградского округа по ВВС-генерал Кожедуб И.Иногда устраивал и тревоги.К офицерам был очень строг,а вот к солдатам относился по-проще.

ВИРАЖ: Самые первые работы мне дали-это шасси,подшипники.проверка трещин и т.п.Командир ТЭЧ сказал,пока 10 раз шасси не сделаешь,другую работу не получишь.А хотелось разнообразия и поскорее всё пройти .Так и было,пока 10 раз не сделал,др. работы не получил.Потом пошло.поехало,сидели в турбинах на морозе,искали трещины в лопатках с помощью двух красок,потом появился осцилограф и стало легче.но он всё-таки показывал с большой погрешностью.Каждый механик хотел найти трещину,а за это было обещано отпуск.Но слава Б-гу трещин не было.Много работали с движками,гидравликой,управлением.Инженер полка был очень грамотный офицер,да и сам полк был на хорошем счету в дивизии.Командир полка был полковник Гурвич С.И-Герой Советского Союза,фронтовик.Где то осенью 1960г вдруг нас построили и сообщили.что полк расформировывается,самолеты разрезать,двигатели законсервировать.Естественно,стариков всех дембельнули..Это была команда Хрущёва Н.С. о том,что фронтовая авиация нам не нужна,будут ракеты и т.п.Два самолёта мы раздербанили,а сердце кровью обливалось.Но прилетел с дивизии генерал наш и приказал прекратить эту работу.

ВИРАЖ: Нас же,кому ещё было пахать до 1961г развезли в разные части.Я и ещё один наш механик попали в п.Котлы,Ленинградской обл.Там переучивались мы на ФКР-1.В установке нас было трое=командир-лейтенант-инженер,водитель тягача и я механик.Служба была довольно сложная,не сравнить с предыдущей,очень много тревог,развёртываний и т.п.А в начале 61 г меня направили в истребительный полк в Сиверскую,так я стал механиком сразу двух МИГов -15,один из которых был УТИ.Но об этом в продолжении.

LVI: Свою первую работу выполнял на МИГ-15УТИ . Был такой в полку учебный "самоль", но не долго. На смену пришла "спарка" СУ-7б, кстати, с техником этого самолета поддерживаем отношения(переписываемся). Помню, что очень волновался после первого самостоятельного регламента; а хорошо ли прочистились фильтры? а как законтрил гаечки? а как их затянул? В голове-каша, хотя все это проверялось не один раз. Самолет с ТЭЧи пошел на ночные полеты, а я и заснул только когда они закончились. И затем только года через 4 пришлось поволноваться, когда разбился МИГ-27, вышедший из ТЭЧи сразу на полеты. Слух прошел, что что-то с управлением( я же был по-управлению с-та.). В группе переполох;документы, инструменты-все на проверку). Но все обошлось, да и летчик катапультировался(правда прихрамывал). Примчалась комиссия: летчика посадили в кабину другого самолета и он рассказывал двум генералам как и что. Я как раз находился рядом. В тот момент я не хотел бы быть на месте молодого летчика, досталось ему "крепко". Хоть и генералы, а свое дело знали(АСЫ, одним словом).

МИГ: Все , видимо, помнят свою первую работу на самолёте. У меня - это было соединение всех ШР в гаргроте МиГ-21 после расстыковки и последующей стыковки фюзеляжа. Всё соединил, законтрил, доложил начгруппы регламентных работ, расписался...и как коллеги пмшут - волновался потом. Потом всё проверили - всё работает и отлегло на душе. Позднее, когда регламенты стали обычным делом, уже всё спокойно проходило, а сначала...Это же самолёт! МИГ.

Хан: МИГ пишет: Все , видимо, помнят свою первую работу на самолёте После учебкии моя служба продолжилась в ТЭЧ на регламентных работах по двигателю на самолетам СУ-17. И первая моя работа, под четким руководством прапорщика Овчинникова, заключалась в состыковке фюзеляжа самолета. Одним из этапов этой работы было установка трех тяг соединяющих хвостовую часть самолета с жаровой трубой двигателя. Забрался я на стабилизатор и начал одевать эту тягу на жаровую трубу, а она не лезет ни в какую. Мучился минут двадцать, а затем говорю прапору на украинский мови "батьку не лізе", а он снимает с подъемника ручку (кто видел тот знает) и говорит - " вот тебе приспособление, наставь и хорошенько е...ни молотком". Я был поражен, как это приспособление - ручка подъемника да еще и со всей дури молотком, и это по самолету, нет нас так не учили. Но выхода иного я не видел и с опаской сделал как было велено. Тяга заскочила как шар в лузу. Позднее, когда регламенты стали обычным делом, уже всё спокойно проходило, а сначала...Это же самолёт!

ОСВ: Первое, что мне доверили делать на самолёте - включать и выключать цепь "Взрыв", потом связывать порвавшуюся плёнку (проволоку) речевого регистратора, а попросту магнитофона. Вообще, должен сказать, что обязанности механика группы РЭО нетяжелы и необременительны. Единственно, все радиопричиндалы находятся в малодоступных местах, большая часть в так называемом колодце. На самом деле похоже на узкий колодец, только идущий снизу вверх. В нашей группе , когда я пришёл в полк, было три офицера, три прапорщика и три бойца - срочника, все ребята добротные, я при росте 175 и весе 80 был самым худым. Поэтому лазить в колодец чаще всего приходилось мне. Самое неприятное - это демонтаж УКВ станции, ну и естественно, установка её на место. Она не очень тяжёлая, но в условиях ограниченного пространства колодца приходилось попотеть - расконтрить, отсоединить разъёмы, вытащить на вытянутых руках с места и установив на собственную голову, осторожно выбраться из колодца. Для работы в колодце была специальная стремянка - что-то вроде высокой табуретки со ступеньками. Ступеньки и верхняя площадка имели довольно большую площадь, поэтому приходилось опасаться порывов ветра, струи от двигателей выруливающих самолётов. У меня однажды сдуло стремянку из-под ног, хорошо, успел упереться руками в края люка, слава Богу, руки были свободны. К счастью, работать с крупными и тяжёлыми блоками приходилось редко, чаще всего приходилось залезать в колодец для замены плёнки в МС-61, рвалась она регулярно и часто. А блоки вычисления навигации и посадки (БВН и БВП) наоборот, находились наверху, за кабиной. Чтобы ввести программу, нужно было залезть наверх, открыть люк (штук двадцать замков), крышку люка засунуть в щель между фюзеляжем и воздухозаборником и, придерживая её ногой, лёжа на пузе и свесив вниз голову, добраться до БВН и БВП. Делалось это перед каждым вылетом. ВИРАЖ пишет: команда Хрущёва Н.С. о том,что фронтовая авиация нам не нужна,будут ракеты и т.п.Два самолёта мы раздербанили,а сердце кровью обливалось. В нашей группе был старый прапорщик, Иван Антонович Змиев, служивший срочную как раз в то время. Когда он рассказывал о том, как резали новые самолёты (полк только освоил ИЛ-28), у него на глазах слёзы наворачивались. Говорят, ИЛ-28 был очень удачной машиной. Я их видел на учебном аэродроме в Чорткове и однажды у нас сел такой с какой-то хитрой антенной и экипажем в морской форме. Видимо, всё-таки не все угробили

ВИРАЖ: Первые ИЛ-28 были без АРТ-8(автоматический регулятор топлива).Эти бомбёры воевали в Корее с нашими лётчиками и когда надо было дать газу резко,то движки захлёбывались и ,понятно,становился самолёт хорошей мишенью.Поэтому был создан этот классный агрегат-АРТ-8,который не позволял резко подавать топливо к форсункам,а дозировано.Американцы ИЛы эти называли "мясниками".Впоследствии было выполнено и сдублированное управление стабилизатором.

ВИРАЖ: Пришлось нам разбирать и ТУ-4,КОТОРЫЙ ПЕРЕГНАЛИ В ПОЛК к нам.Мы его долго разбирали,т.к. машина огромных размеров по сравнению с нашими ИЛами.Было очень интересно их разбирать,особенно поразили баки мягкие,еоторые вытаскивали из небольших люков.

Ion Popa: В начале службы, в первые дни, единственным светлым пятном были письма. Тонкая ниточка, которая связывала с домом, с друзьями... По прибытии в Могилёв, в ШМАС, у нас сложилась такая ситуация, что в течении первой недели было очень много свободного времени, так как учебка ещё не была укомплектована личным составом. Этим - то временем мы и пользовались для написания писем. Благо, было о чём писать. Я, помнится, писал многостраничные письма с изложением распорядка дня, меню в столовой, короче, про всё-всё-всё... Даже рисовал в письмах, со скуки, двухярусные койки, тумбочки... Потом стало не до многостраничных посланий, началась учёба... Зато раз в неделю я стал ходить в наряды дежурным по штабу или дежурным по КПП. Там ночью время хватало, правда писать, в основном, стало не о чем. Всё потихоньку устаканилось, служба проходила спокойно, учёба, наряды. Да и не любитель я эпистолярного жанра. Но понимал, что дома волнуются, поэтому родителям писал раз в неделю. Хотя бы пару слов. Мол жив, здоров, всё нормально. Адресатов у меня было не много, поэтому и проблем с писаниной не возникало. А вот у некоторых ребят из нашего взвода практически всё свободное время уходило на письма. Да и на занятиях безбожно писали. Каким образом мы отправляли и получали письма в ШМАСе, убей не помню. А вот, что хорошо помню, так это то, что конверты без марок, которые стоили 1 коп. за две штуки, были в большом дефиците. Ведь письма солдат - срочников пересылались бесплатно. Потом, по прибытии в Смоленск, я продолжал писать домой раз в неделю. Отрывал от 210 - мм рулона телеграфной бумаги полоску и обмакивая ручку с пером в слегка разбавленную водой чёрную тушь писал примерно следующий текст: "Привет! У меня всё нормально." И мне не в тягость, и родители спокойны. Друзьям писал, естественно, много реже, когда было о чём. Вот в Смоленске, хорошо помню, написаные письма опускали в ящик, откуда их забирал почтальон, а пришедшие лежали на тумбочке у дневального и кто - нибудь из нас забирал корреспонденцию для всей смены. Ещё помню, что был у нас в аппаратной треугольный штемпель, как на фотке, поэтому мы часто бросали наши проштемпелёваные послания в городские почтовые ящики, благо выход в город у нас был свободным.

82-й: В годы нашего призыва существовало негласное правило (и его придерживались все - от солдат до офицеров), а именно - в день рождения солдата не отправляли в наряд или на работы. Даже "молодой" мог расслабиться (не сильно конечно). Ко дню рождения от родных, как правило, приходила посылка с едой. Поделившись продуктами с ближним окружением, в меланхолии пережевывая домашний коржик, испеченный заботливой бабушкой, пересчитывая мысленно те месяцы что отслужил, и те дни что остались до ДМБ, сижу на жесткой табуретке в пустынной казарме, слушая как за стенкой в коридоре скрипит половицами, переминаясь у тумбочки, дневальный по роте. К сожаленью, день рожденья, только раз в году...

МИГ: Вспомнились почему-то холодные ночи в казарме. Все помнят, наверно, как в казарме висел график температуры, ежедневно отмечаемой дежурным по эскадрильям. И иногда кривая стремилась вниз. Тогда нам разрешалось накрываться ещё и шинелями. Становилось теплее. В связи с этим вспомнил своего товарища по ТЭЧ Юрку Гайворонского из группы авиавооружения. Так вот это одессит никогда не накрывался шинелью, а в более тёплые ночи, вообще накрывался только по пояс. Бывало встанешь ночью по делу, ёжась идешь в туалет мимо его койки , посмотришь на него и в дрожь бросает. Закалённый был парень. МИГ.

Серый: Да,зимой порой в казарме температура до +12 падала, но старшина молодец, выдавал всем желающим второе одеяло ещё с осени, плюс набрасывали сверху шинель, залазили под одеяла как в спальный мешок, невыправляя из-под матраца, получалось очень тепло и уютно.

tsipeter: Серый пишет: Да,зимой порой в казарме температура до +12 падала В полку в казарме было тепло. Жили мы в комнатах по 8-10 человек, котельная была в каких то 100 метрах, топилась угольком польским но температуру давала. Как известно в Польше редко бывают суровые зимы, большей частью слякоть, дождь в перемешку со снегом и мы больше замерзали на технике, а разогревались после работы в спортзале, он у нас был оборудован не чердаке казармы.

ОСВ: Наверное, многие помнят, что существовала такая вещь, как шефство предприятий над воинскими частями. У нашего полка шеф был не совсем обычный - оперный театр. Шефство в основном состояло в том, что наших бойцов иногда приглашали заполнять зал во время непопулярных спектаклей. Как известно, среди военных немного любителей бельканто, а среди солдат срочной службы многие и не знают, что такое театр, опера, а некоторые и не догадываются, что существует музыка кроме той, что исполняется на двух струнах, натянутых на палку. Одним словом, походы в театр большой популярностью не пользовались и на такие мероприятия обычно снаряжалась молодёжь - им, естественно, любая возможность смыться из казармы в радость. Другим частям нашего авиагородка, по общему мнению, повезло больше. Над охраной шефствовала швейная фабрика - познакомиться и "задружиться" с девчонками всяко веселее, чем спать на оперном спектакле. Ещё больше повезло дивизиону - их шефом была кондитерская фабрика, то есть, кроме девчонок ещё и разные вкусные штуки. Одним словом, когда однажды вечером замполит объявил мне, что я с двенадцатью бойцами должен срочно убыть в казарму, переодеться в парадную форму одежды и следовать в театр, я не сильно обрадовался. По нескольким причинам: день заканчивался, и тащиться куда-то, кроме казармы не хотелось, кроме того, команду собрали из тех, без кого можно без особого ущерба завершить лётную смену, бойцы были из разных подразделений - отдать такое количество из одной эскадрильи во время полётов абсолютно невозможно. Я к тому, что с чужими бойцами любое мероприятие - дополнительный напряг. И переодеваться в парадку. Никто у нас не любил эту форму (согласитесь, вещь довольно нелепая и неудобная). Слава Богу, на этот раз почему-то с сапогами (ботинки у нас тоже не любили). По прибытию в театр, выяснилось, что на сей раз дело будет более весёлое - нам предстояло принять участие в спектакле в качестве статистов, изображать казаков. В этот день ставилась опера П.И. Чайкомского "Мазепа". Нас переодели в широкие шаровары, какие-то кафтаны, выдали деревянные копья, нарисовали усы. После того, как узбеков и киргизов переделали в хохлов, началась репетиция или, скорее, тренировка. Нас разделили на три группы, во главе каждой из которых был статист-профессионал. У них были усы не нарисованные, а приклеенные и вместо деревянного копья - деревянная сабля. Инструктаж простой - бежать за мужиком с приклеенными усами и как можно громче топать. Вдруг выяснилось, что на месте нет главного статиста, который должен изображать палача. Режиссёр (весьма странного, "нетрадиционного" вида) недолго думая указал пальцем на одного из наших, паренька из Удмуртии - "вот подходящий типаж, переодевайте!" Андрюша и в самом деле парень здоровенный и "морда лица" довольно свирепая. Когда его переодели и загримировали, явился настоящий в изрядной степени подпития. Некоторое время режиссёр топал ногами, грозился его уволить, но потом решив, что мастерство не пропьёшь, всё же решил задействовать профессионала. Всё наше участие в спектакле заняло несколь минут, остальное время мы бродили за кулисами и по техническим помещениям театра, где много чего интересного. Вот так я первый и единственный раз побывал в театре по ту сторону занавеса.

Ion Popa: Уезжали мы из ШМАСа первыми, через день после сдачи последнего экзамена. Путь нам предстоял не далёкий, из Могилёва в Смоленск. Перед отъездом нас, семерых курсантов, вызвал командир второй роты майор Мазепов и долго сотрясал воздух сентенциями типа, вы, лучшие из лучших... высоко держать марку... не посрамить честь... и т. д. В конце своей пламенной речи Мазепов сказал, что нас, шестерых, направляющихся в штаб 6 - го корпуса ДА на вокзале в Смоленске обязательно встретят, а вот седьмого, едущего к ракетчикам, врядли. Но, ничего, не маленький, разберётся. Утром, 27 апреля 1977 года, мы позавтракали чаем с хлебом в ещё пустой столовой, загрузились в кузов ЗИЛа и в сопровождении сержанта Лисицина поехали на вокзал. Погода в тот день была замечательная, было тепло, светило солнышко. А на душе было и радостно, и грустно, и тревожно. Радостно, потому что позади остался ещё один этап армейской жизни. Грустно, потому что расстались с новыми друзьями и товарищами. Ну, и тревожно, потому что впереди нас ждала неизвестность. До Орши мы ехали в полупустой электричке в вагоне с самолётными креслами. Мы с Толиком Алилуевым сидели рядом, смотрели в окно и гадали, что нас ждёт на новом месте службы. В Орше мы должны были пересесть на поезд, идущий в Смоленск. И так как у нас до пересадки была пара - тройка часов, то мы зашли в привокзальный ресторан пообедать. Заказали салат, бифштексы, пару бутылочек сухого вина. После шмасовской еды всё это нам показалось обалденно вкусным. А потом подошёл наш поезд и мы запихнулись в битком набитый общий вагон. Но попутчики наши оказались душевными людьми и мы, закинув наши вещьмешки на третью полку, худо - бедно, расселись среди потеснившегося народа. И тут же какие - то сердобольные тётеньки начали потчевать бедных солдатиков кто печеньем, кто яблочком, кто котлеткой. А вот от пива, помню, мы дружно отказались, справедливо рассудив, что явиться к новому месту службы, изрыгая пивной амбре, будет не совсем хорошо. Тем более, что раньше мы уже пропустили по паре стакнов вина. Время в пути пролетело незаметно. В Смоленске, из штаба корпуса нас никто не встречал. Зато подошёл подполковник, который приехал встретить своего бойца - ракетчика. На наш естественный вопрос, куда же нам теперь идти, подполковник помялся, потом куда - то позвонил и, сказав, что за нами скоро приедут, взяв своего бойца укатил. А часа через полтора перед нами нарисовался сержант в мятом х/б и почти белой пилотке. Мы загрузились в трамвай, который дребезжа и позванивая на стыках рельсов повёз нас через центр города к нашей части. Потом, сойдя на нужной остановке, мы прошли по аллее, свернули и впереди увидели КПП... Так КПП выглядит сегодня. Фото сделано форумчанином Magpie в прошлом году, за что ему большое спасибо...

Серый: В субботу чистил снег на парковке у сестры, соответственно после этого "принимали" горячительные напитки, был один лётчик со штаба ПВО, так он меня "обрадовал", моего 722 полка в Смуравьёво больше нет!С ноября месяца перекинули часть самолётов в Сиверский, остальные раскидали по всему ЛенВО, вот так, нахрена нам защищать западные границы, 40 км до Эстонии,180 до Финляндии, 110 до Польши и т.д.Обидно!

65ВЗВОД: Матрос М. прослужил почти год,наступила весна! Но у него была проблема,мучившая его со страшной силой!При росте под 2 метра и весе под 100 кГ он имел 47 размер обуви.Правда самой обуви у него не было.Гады,в которых он приехал из ШМАСа осенью,развалились.А новых такого же размера у старшины не нашлось!Зимой на аэродром он ездил в дырявых валенках.Старшина постоянно обещал матросу М. найти ему новые гады и так и не нашел!Комэска такими делами не занимался,НШ было все "по барабану" все то,что касалось матросов!Матрос М. написал письмо маме и она выслала ему штиблеты с дырочками,они были очень удобными и легкими,правда коричневого цвета!Так он и ходил целый месяц в этих штиблетах!Старшина успокоился,стартеху тоже штиблеты понравились! И вот однажды на разводе,командир полка Л-ко,отправив офицеров на аэродром,решил пообщаться с матросами.Взгляд его упал на красивые штиблеты матроса М.,стоявшего в первой шеренге!Командир покраснев заорал на матроса М.:"Ты,что задедовал!Мать твою!Бля...Нах!"Матрос М. пытался объяснить,что он и так страдает от нищего КТОФа!"Молчать!Мать твою!"-завизжал комполка!Это очень оскорбило матроса М.!"Вы мою мать не трогайте!Она обо мне заботится,а Вы нет!" Выйдя из строя матрос М. снял штиблеты и бросил их на середину плаца и со словами "Пошли Вы нах..!" отправился в казарму! Потом была немая сцена...Матросу объявили 3 суток ареста,правда отсидеть не получилось.На следующий день были полеты,а он был механиком СД на 29 борту. Матрос М. "временно" еще 4 месяца проходил в этих штиблетах,ком.полка забыл про матросские проблемы.А потом осенью мама выслала матросу М. новые сапоги 47 размера,потому что в Монгохто таких не было!В них он и ходил до самого ДМБ! ВВС КТОФ п.Монгохто 1984г.

82-й: Рядовому все командиры, и все этим пользуются - приказывают. Единственное место где можно покомандовать, да еще поорать при этом на старших по званию, в том числе и на офицера - это находясь на посту в карауле. Я уже рассказывал, что у нас так было поставлено дело на охраняемой позиции, что оба прожектора с двух почти противоположных точек освещали асфальтированную тропинку по которой ночью предпочитал двигаться часовой (ну не соваться же в кромешную тьму, тем более, что позиция была со стороны степи ничем не огорожена). И вот стоишь, на часы поглядываешь - скоро смена. И тут, сначала слышишь как топают сапогами по асфальту (если ночь безветренная и не зимой дело происходит), а потом видишь в полутьме -идут! -Стой! Кто идет? - орешь. -Начальник караула со сменой и проверяющим! - кричит начкар. Почему кричит? Да потому, что положено останавливать на максимальном от себя расстоянии - как увидел в темноте. Вот тут-то твой звездный час и наступает! -Начальник караула - ко мне! Остальные - на месте! - опять орешь с чувством неописуемым - потому что орешь на них в соответствии с Уставом караульной службы. Ну, дальше уже не интересно... Потому что на самом интересном месте тебя за эти крики снимают с поста и уводят на четыре часа в караульное помещение. Надо же дать и другим поорать в свое удовольствие...

Ion Popa: 82-й пишет: Единственное место где можно покомандовать, да еще поорать при этом на старших по званию, в том числе и на офицера - это находясь на посту в карауле. Синоптик майор Иванов при инструктаже заступающей на дежурство смены сказал однажды буквально следующее: - Вы служите в штабе корпуса (при этом он назидательно ткнул указательным пальцем правой руки куда - то вверх), а следовательно, в определённой ситуации, имеете полное право, да что там - просто обязаны, иногда прикрикнуть по телефону на офицера из полка или дивизии... Правда, ничего такого я не припомню...

МИГ: 82-й пишет: поорать при этом на старших по званию, в том числе и на офицера... Ion Popa пишет: «...иногда прикрикнуть по телефону на офицера...» Вот вы чем в армии занимались, коллеги.Это шутка, конечно. А слабо вам с офицером вина попить ? Был у меня на службе один случАй - как то в увольнении мы с друзьями пошли на танцы. Было в г.Пушкине такое место - "Белый зал" - весьма популярное у молодёжи. Туда ходили и солдаты и курсанты военных училищ, и молодые офицеры. И вот увидели мы в зале наших молодых техников из ТЭЧ, да причём из моей группы и СД-шников. А что, было им лет по 20,после школы в 17 - поступили в ВАТУ,три года и ты - лейтенант. Ну поздоровались, танцуем рядышком, всё нормально. Они естественно в гражанке, мы в парадке. Отдыхаем. И пришло время зайти в туалет - заходим, а наши лейтенанты там вино пьют, в предбаннике.И...нам тут же предложили. Ситуация двусмысленная, но вышли мы из неё достойно - отказались мы, но горячо поблагодарили. Они нас поняли.И мы субординацию не нарушили и они - хотели как лучше, в тот момент. Молодёжь, словом - и они и мы. МИГ.

Хан: В нашей раздевалке гр.СД в ТЭЧ (общая для механиков и техников) всегда была пятилитровая канистра с султыгой и накатить в разумных приделах в конце рабочего дня ни для кого не было проблемы. Причем никто не злоупотреблял этим и ни разу не залетал т.к. в коллективе небыло падких личностей по этому вопросу.

ОСВ: 82-й пишет: Единственное место где можно покомандовать, да еще поорать при этом на старших по званию, в том числе и на офицера - это находясь на посту в карауле. По сигналу "тревога" военнослужащие, живущие вне казармы, то есть офицеры и прапорщики нашего полка, схватив "тревожные" чемоданы своим ходом добирались до аэродрома. Причём через КПП проходили только те, кому это по пути - ТЭЧ и первая эскадрилья. Аэродром наш расположен практически в черте города и проехав на трамвае несколько остановок от дороги, ведущей к КПП, можно выйти практически напротив стоянки второй и третьей эскадр, только с горки спуститься. Сплошного ограждения аэродрома там не было, и естественно все пользовались возможностью срезать приличный крюк. Но между городом и стоянками были расположены склад ГСМ, автопарк, ещё что-то и всё это охраняли часовые. Испокон веку по тревоге народ проходил через посты, это было как бы стихийно узаконено. Но однажды часового то ли разбудили во время кульминации сна, то ли взгрустнулось парню, решил он послужить по Уставу: "Стой! Кто идёт?" Ответ не по Уставу: "Ты чё, чурка? Нюх потерял?" Дальше опять строго по Уставу: "Стой! Стрелять буду!" Ответ: " А пошёл .........!" Тут опять же в полном соответствии с Уставом добротная очередь в небо. Кричать "Ложись!" не пришлось, народ сам бодро скатился в овражек и не высовывал носа до прибытия начальника караула. Эта история потом долго веселила тех, кто в ней не участвовал.

82-й: Эта история потом долго веселила тех, кто в ней не участвовал. Я уже рассказывал, что у меня была возможность применить оружие в карауле. Но я его не применил. В том числе и потому что это могли быть заплутавшие ночью в степи военные с других точек. С точки зрения Устава сторожевой и караульной службы нет разницы между врагом и своими, забредшими на охраняемый объект. Но для меня разница была. Мне точно весело не было. Ни во время инцидента. Ни после. Не знаю, поверил ли мне начкар. Но мой сменщик точно поверил. Он мне потом рассказал как все два часа с карабином наперевес с примкнутым штыком проходил на посту. Тем более он мне поверил, что мы с ним приятельствовали. Он знал что это не розыгрыш с моей стороны. Я после поста всю бодрствующую смену прободрствовал (обычно в караулке все спали). И дободрствовал. Начкар повел следующего бойца на пост. Я остался в караулке один. За небольшим окошком под потолком караулки ночь заканчивалась (чуть-чуть тьма начала сереть). Я сидел на табурете опершись локтями на стол и курил "памирину". Глаза резало с непросыпу. Я уже притупил. Шас, думаю, придет разводящий с моим приятелем, и завалюсь на топчан. И, вдруг, выстрел! Я вскочил на ноги. Ну, думаю, продолжение моего приключения. А самого трясет от непоняток - что делать? В Уставе на этот счет, опять же, тишина... Начкар и двое караульных отсутствуют. Я один в караулке. Оставлять помещение нельзя. Схватил карабин. Жду. Недосыл патрона в магазин при заряжании СКС. Контрольный спуск - выстрел. Про мое приключение уже никто и не помнил. За этот выстрел, начкара и заступающего на пост солдата, неделю таскали на всякие вопросы. Вот такой был случай в карауле.

tsipeter: ОСВ пишет: По сигналу "тревога" военнослужащие, живущие вне казармы, то есть офицеры и прапорщики нашего полка, схватив "тревожные" чемоданы своим ходом добирались до аэродрома. В нашем полку все семейные жили за пределами городка в ДОСах и одноэтажных особняках. За каждым из них был закреплен посыльный, на случай "тревоги". Довелось и мне побегать посыльным, хотя прямые мои обязанности, в подготовке вертолета к вылету, с меня не снимались. Стоянка нашей 3-й ВЭ была самой дальней, к ней напрямик нужно было бежать через стоянку 2-й ВЭ и ВПП и я только сейчас, прочитав о случае со стрельбой в воздух часовым, задумался, а как же у нас все это было организовано, ведь стоянки тоже охранялись караулами с роты охраны, мне даже в голову тогда не приходило, что какой то придурок может пальнуть по мне или по ребятам бегущим на технику.

Серый: Давайте лучше вспомним что делала срочная служба по команде "Тревога". У нас это происходило следующим образом:По команде "Тревога" личный состав быстро вставал(именно вставал, а не подрывался) с кроватей, одевался и полубегом направлялся в оружейку, вот там-то и был смех,"молодые" видя что "деды" берут только автоматы с одним магазином пребывали в недоумении и задавали вопросы на тему брать им подсумок, штык-нож и противогаз, на что звучал ответ: если хочешь со всем этим добром бежать на аэродром, то бери, в принципе всё это положено было таскать, но строго за этим не следили, главное чтоб на аэродром вовремя прибыли, вот здесь другая история, до своих рабочих мест добирались единицы, т.к в полку было около 70 человек срочной службы, из них 3-е в наряде по роте ТЭЧ (мы жили отдельно, я раньше писал), 3-е в наряде по эскадрилиям, 3-е у Знамени части, 5 ДСП(ТЭЧ, 1,2,3 эск. и позиция ППРи СБВ),3 водителя, Паша Сопиади зав.свинарником соответственно отбывал к своим "подопечным" досыпать дальше, писарь, кочегар.По итогу остаётся в лучшем случае около 50 человек,из них группа объективного контроля 2 чел, управление-3-е , ТЭЧ- 15-18 человек (это те группы которые по тревоге исполняли свои непосредственные служебные обязанности или придя на рабочее место мирно додрёмывали ).А вот бойцы эскадрилий всеми правдами и неправдами пытались "откосить", кому охота рвать пупы при подвеске боекомплекта, ведь на стоянках эскадрилий ради ускорения прцесса всё делалось вручную и после выполнения своих прямых обязанностей привлекались солдаты всех групп, из ТЭЧ нашу группу АВ пару-тройку раз дёргали на подвеску.Так вот, самые "матёрые" бойцы эскадрилий закрывались в каптёрке и мирно досматривали свои сны.Осеью 85 они на этом и погорели, были учения с применением на Балтике, соответственно присутствовал помимо генералов ВВС и генерал из ВВС Балтфлота, так чёрт дёрнул замполита полка, однго ВВСного генерала и морского после убытия личного состава по тревоге зайти к дежурному по полку (он у нас в казарме при входе в дежурке сидел)потом к нам в казарму (я тогда деж. по роте был), у нас на первом этаже в ТЭЧ всё было тихо, все отбыли, поднялись на второй этаж в эскадрилии, через несколько минут стены задрожжали от громогласного рёва генералов, они обнаружили в каптёрке 1-й эскадрилии 8 "особей" дембельского типа, старшины и замполит тряслись от страха как бобики, про "дембелей" вообще молчу, им уже виделся дембель в 18-00 31 декабря, только наш старшина ТЭЧ ст.прапорщик Козлов довольный бегал мимо меня и дневального по коридору 1-го этажа, прислушиваясь что происходит наверху,и с довольным видом представлял как "имеют" его коллег, старшин эскадрилий.Короче пацанам дали по 10 суток, старшинам выговор,нашему старшине благодарность за строгую уставную дисциплину в подразделении, а моему наряду старшина соответственно объявил благодарность за отличное несение службы в наряде по роте(подразумевалось за то, что всех по тревоге из казармы в ТЭЧ отправили, никто не "засухарился").Вот такая история.

МИГ: Ну что же,давайте вспомним про тревоги в полках. Это интересно, тем более у нас в полку действия в этот момент происходили совсем иначе, чем пишет Серый. Итак тревога объявлена. Личный состав полка встаёт(пока всё как и у Серого"встаёт, а не подрывается") а затем....идет в умывальник умыться. Времени хватало потому, что водители тягачей эскадрилий и ТЭЧ,а это были бойцы из батальона, получив сигнал тревоги одновременно с полком,бежали в гараж,заводили и т.п.Т.е. минут 10-15 у нас было. Тем более что оружие мы не получали. Автоматы и боекомплект загружал в деревянные ящики старшина ТЭЧ с каптёром и привозил на аэродром самостоятельно. Мы же погрузившись в "Урал" без оружия ехали на аэродром быстро, а пути было около 3-х км и прибыв на стоянку ТЭЧ,занимались тем, что каждая группа заводила свои ЗиЛы с кунгами (передвижная ТЭЧ),цепляла к ним прицепы (генераторы,САКи и прочее). После заводки закреплённые водители из каждой группы съезжали с колодок, на которых стояли машины,прицеплялись прицепы и мобильная ТЭЧ выстраивалась в походном порядке на выезде со стоянки.Как правило в это время появлялся и старшина с оружием. Но мы его редко из ящиков доставали. Конечно - это было неправильно, ведь за то время, что готовилась к выезду мобильная ТЭЧ, стоянку никто не охранял - оружия не было, кроме как у ДСП. Такой вот был элемент условности. Ещё было интересно то, что водителей среди механиков ТЭЧ не хватало, не все до армии получали права категории С и поэтому частью машин управляли офицеры-техники, как правило молодёжь,которые в училищах получали такие права. Но опыта у них было мало и случались разные казусы, особенно зимой. Правда были у нас и солдаты-механики без прав, но умеющие ездить и "подпольно" они садились за руль и работали за этих офицеров. В общем по тревоге вся ТЭЧ работала как черти, чтобы выполнить главную задачу - привести мобильную ТЭЧ в состояние готовности к движению в указанный район. МИГ.

ОСВ: Серый пишет: Давайте лучше вспомним что делала срочная служба по команде "Тревога". У нас практически все "тревоги" были плановые. То есть накануне под "большим секретом" сообщалось, что завтра, ровно в пять утра будет война. Старшины с вечера записывали оружие в книгу выдачи, на вечерней поверке назначались посыльные и т.д. Утром старшины являлись не на подъём, как обычно, а на назначенное время "Ч". Пом. дежурного по полку ( у нас в казарме круглые сутки находились пом. деж. по полку и дежурный по казарме - прапорщик) получал по телефону от дежурного по полку соответствующий приказ и машина начинала вертеться. Происходило всё даже спокойнее, чем при обычном подъёме. Кому положено, получали оружие и своим ходом бежали на аэродром, посыльные бежали по адресам, ДСП уезжали на дежурной машине. Одно время я был постоянным дежурным радистом. То есть бежал в штаб, получал радиостанцию, антенну, комплект аккумуляторов и бежал на стоянку. Есть выражение - чемодан без ручки. Так вот, ранцевая рация без ранцевых ремней ещё хуже, пока дотащишь - проклянёшь всё на свете. Куда делись эти ремни? Наверное туда же, куда и штатная антенна - вместо неё металлический пруток. Но когда дотащишься до стойбища - радисту благодать! Народ пыхтит по полной программе, а ты спокойно дремлешь у развёрнутого тобой "узла связи " до самого отбоя тревоги.

tg-mig: 5-я ВАШМ, 10 рота, 3 взвод. Май-октябрь 1971г. Кому интересна моя дальнейшая служба в авиации - ходи сюда http://www.radikal.ru/users/tg-mig Там я отработал 18 лет. Выучку ШМАСовскую не посрамил, в аутсайдерах не был. А фотоаппарат вместе со мной почти всегда. Здоровья всем!

МИГ: tg-mig Прекрасный фотоальбом.После 11-й ВАШМ я служил в Пушкине в 66-м АПИБ в 1975-76 гг и 3-я эскадрилья у нас была где-то полгода ещё на МиГ-17-х, потом перешли на МиГ-21-й. В ТЭЧ я как механик-приборист занимался регламентами на этих самолётах. Посмотрел фото и растрогался! Еще раз огромное СПАСИБО! МИГ.

Serega: В Овруче в ОБСиРТО был у нас командир 1-й роты капитан Чернов Олег Кузьмич. Прикольный мужик, поэтому до сих пор помню его полное имя. Как-то с полетов забежал с КП наскоро пообедать и - в казарму, побыстрее отбиться, да побольше поспать перед заступлением в наряд. С лета 81-го года дежурному по роте запретили спать в ночное время, а время для отдыха отвели только после того, как рота позавтракает и убудет для выполнения дальнейших задач. Но зачастую какие-нибудь проблемы не давали поспать и в отведенное время между завтраком и обедом, короче, если перед нарядом не поспишь, то обречешь себя практически на полуторасуточное бодрствование. Так вот прибегаю я в застывшую в тишине до звона в ушах осиротевшую без личного состава роту, как всегда никем не охраняемую (один дневальный караулит не съеденные пайки, поскольку во время полетов бегали хавать не организованно, а так, как придется, по очереди, дежурный после столовой шляется, где попало, а второй дневальный в лучшем случае курит в курилке, а то и вообще к земляку зашел после обеда куда-нибудь в роту охраны. В общем - бардак! Прохожу мимо Ленкомнаты, слышу там какая-то возня, приоткрываю дверь и вижу неподражаемую картину маслом: наш ротный, мужик довольно крупных габаритов, ростом за 190 и весом далеко за центнер, влез на стул, взгроможденный на стол, и, истекая потом и покраснев не только бычьей шеей, а и всем коротким ежиком непослушных блондинистых волос, из последних сил усердно что-то пишет на шарообразных плафонах светильников. Окинув взглядом все шесть (или восемь?), я без труда прочел на них - "СТАРШИНА - Х....Й". А еще придет он в канцелярию роты и через открытую дверь орет: - Дневальный! Дай спички! - Зажигалка, товарьщ кыптн! - Поди, найди спички! - Так прикуривайте, товарьщ кыптн... - Да епона мать, на фига мне твоя зажигалка!? А спички - прикурил, - и в карман...

Serega: Политко Сергей обратился с личным комментарием, но похожие подробности мы вроде бы еще не обсуждали, да за одно, может быть, еще какие-нибудь сюжеты взбредут на ум: А еще помнится мне " дивизионщики " отвечали за подверждение борту заходящему на посадку, что шасси выпущены. Это они определяли визуально используя мощный оптический прибор, напоминающий тот, каким пользуются пограцы. Они же распугивали птиц стреляя в их сторону сигнальными ракетами, коих у них была целая сумка от противогаза. На ночных полетах мы ходили к ним в начало "взлетки" разглядывать через этот прибор луну, как в телескоп. Очень интересное зрелище. С приводов ближнего, а в особенности, дальнего бойцы в гарнизон наведывались пожалуй только в баню, да за продуктами. Наверное поэтому дивизионщиков и звали и приветствовали не иначе как " Лесные братья", а они нас - тоже очень приветливо-" Фанера!". В наших батальонах связи, а служил я (напомню еще раз) в Чорткове, обеспечивая 236-й АПИБ (МиГ-27 и МиГ-27К), и в Овруче (69-й АПИБ с Су-17М3), - смотрящих за выпуском шасси не было. Видимо, за это отвечали полковые срочники. По поводу распугивания птиц – тоже совершенно точно в наши функции подобные деянья не входили. В Чорткове, неся службу на точке непосредственно на аэродроме, слышал, вроде бы на метео была группа (опять же скорее всего полковых), обслуживающая установку. Но результат не всегда был положительный. Птиц все равно хватало. А однажды был случай, когда, заходя на посадку, МиГ-27-й словил пернатый снаряд. Ворона пробила обшивку и в перемешку с потрохами и обломками кое-каких приборов угодила в летчика. Но самолет благополучно сел. Правда, кто видел, как говорится, - «и смех и грех», летчик вылазит из самолета весь в крови, в … и в перьях. В Овруче конфликтов с пернатыми вроде бы при мне не было. Да я во время полетов на аэродроме вообще ни разу не был. Мы со своей УКВ-связью обслуживали полеты с территории гарнизона. Был у нас на отшибе территории, в пяти минутах ходьбы задворками да перелесками от ж.д.вокзала, командный пункт в подземном бетонном бункере. Бригада, обслуживающая полеты, состояла из штурмана (дежурил на КП посменно круглосуточно), высотометриста, планшетиста (-ки) и радиомехаников УКВ-связи. На поверхности вокруг бункера КП дислоцировались позиции наших УКВ-станций и радиолокационной группы. Высотометрист был «правой рукой» штурмана и сидел от него справа в непосредственной близости, постоянно сообщая отметки своих и посторонних целей. Кто-то один из нас, радиомехаников, сидел в полутьме позади в сторонке в глубоком кресле и мужественно боролся со сном, в основном, безуспешно. Наше соучастие требовалось только если возникали проблемы со слышимостью, или с РВПУ станция не переходила на другой канал, ну или когда вышибало сеть (что в первое время службы в Овруче было настоящим кошмаром, о чем я раньше достаточно подробно описывал). Остальные бойцы радиовзвода, свободные от нарядов, занимались уборкой прилегающей к КП территории, писали письма в кунгах станций, или дрыхли там же, на худой конец шли на «Ландыш» и проводили время у экранов РЛС рядом с друзьями-операторами. Один из двух дежурных штурманов – майор Казарин, - по отечески относился к нам и практически никогда не напрягал. Даже не любил, когда мы нагло дрыхли у него за спиной, и зачастую отправлял в комнату отдыха играть в пинг-понг, говоря, все для здоровья полезнее. Другой же сменный штурман, капитан Курсенко, был прямой противоположностью Казарина, вечно злой, как с похмелья, и не довольный всем и вся. Но бывало и злоупотреблял в те дни, когда полетов вроде бы и не было, но обеспечивали пролет какого-нибудь борта. Была у нас еще одна из планшетисток - Галя,- ну мы офигевали с нее. Ростом сантиметров 150-155, и башмаки (!!!), в смысле туфли на высоченном мощном каблуке, размером 43-45, без балды! Идет такая Дюймовочка, а ногах – корабли! Так вот во время такого дежурства, когда и канал-то всего включен один, Курсенко не обременял себя иногда многочасовым ожиданием, а заставлял сидеть у экрана РЛС с микрофоном наперевес кого-нибудь из нас (там и ответить нужно было летчику один раз стандартной фразой, в ТО время мы уж многое знали, и запросто могли за штурмана выполнять и более сложные задачи), а сам отправлялся в койку с Галей. Барышня она была так себе, ботинки были ее главным достоинством, но лучшего Курсенко мы и не желали. Ну, раз уж затронули о бабах... Не меньший ходок Курсенко был и к нашей батальонной телеграфистке Тоне, служившей при штабе полка, чем сильно раздражал нашего таджика с-та Ашурова из взвода связи, который на Тоню имел сильный интерес, мечтая увезти ее с собой на дембель в свой Таджикистон. Всеобщей же любимицей, да и просто настоящей королевой красоты была медсестра из санчасти Маша. Вот уж, правда, девица была глаз не оторвать. Всем была хороша, и лицом,и телом, и статью. Одним присутствием своим в санчасти избавляла хворых от напастей. Удивительно было, как могли такие "жемчужины" отважиться на такую грубую службу. Офицерьё вилось вокруг нее, как бездомные, голодные щенки, но Машка была неприступна. Поговаривали, что она ждет солдата. А может быть тешили свое самолюбие заурядных служивых срочной службы?..

Ion Popa: Техника у нас на метео была надёжная. Выходила из строя крайне редко. И занимались мы, исключительно, эксплутационным обслуживанием. Меняли красящую ленту и рулонную 210 - ти мм бумагу на телеграфных аппаратах, чистили их от пыли, да капали масло по точкам смазки. Максимум - могли заменить сломавшийся типовый рычаг, отрегулировать скорость двигателя при помощи камертона и стробоскопического диска, да покрутить фазоустановитель. Более сложный ремонт осуществлялся в мастерской прапорщиком Мигалем. В факсимильных аппаратах разве что меняли пишущий инструмент, а так, они работали, как танки. То же самое можно сказать и про радиоприёмники. За полтора года был у нас только один случай их отказа. Накрылась "Волна" - 3. Накрылась, ну и накрылась. Резерва было выше крыши, волноваться было нечего. Но мы должны были сдавать смену и мл. сержант Алилуев говорит, что давай, попробуй отремонтировать. Я резонно возразил, что чего, мол, дёргатся, не нашего ума дело, да и как ремонтировать без схемы, да и, вообще, я в этом деле не очень. Но Алилуев начал давить, что давай, включи соображалку. Ну, говорю, ладно, можно попробовать, хотя шансов крайне мало, на ощупь. Вынули мы приёмник из корпуса и я начал щупать все подряд радиолампы и очень быстро наткнулся на холодную. Мы её поменяли на новую, взятую из ЗиП и, о чудо! - приёмник ожил.

Ion Popa: Подполковник Мазуров Геннадий Михайлович, когда мы прибыли после ШМАСа в Смоленск, занимал должность начальника метеобюро штаба 6 - го ОТБК ДА. Был исключительно спокойным, выдержанным офицером. В общении был одинаково уважителен, что с солдатами, что с генералами. В 1977 году, когда он перевёлся в Тикси, его место занял майор Пивовар Леонид Кириллович. О нём я уже писал тут на Форуме. А недавно я списался с сыном Мазурова Матвеем. Вот что он сообщил: "Мазуров Геннадий Михайлович мой отец, он служил в Смоленске с 1973 по 1977, а потом перевелся в Тикси. К сожалению отца я похоронил в 1993. Рад, что его помнят. К сожалению, после перевода отца в Тикси связи со Смоленском мы практически утратили. С тех пор я только один раз уже в Воркуте встречался с дочкой Пивовара Леонида Кирилловича. Он дослужился до полковника, начальника факультета Воронежского училища. Точно знаю что в 1999 году был жив-здоров и жил в Калининграде, там же жили дочка с зятем и внуками. Из того, что у меня с собой только одна фотография смоленского периода.Основной архив у моего племянника в Смоленске."

Ion Popa: Только что прослушал аудиокнигу Олега Дивова "Оружие возмездия". Другое время, другой род войск, однако написано живо, с юмором. Но вот поразили две вещи. Несколько эпизодов, описаных в книге совпадают до мелочей с тем, что и мне пришлось увидеть и о чём я писал тут, на Форуме, причём писал чуть - ли не теми же словами. И второе, что поразило, это то, что у автора названо "мужским кошмаром". Оказывается, практически каждому отслужившему срочную службу хотя бы раз приснился сон о том, что его опять призывают. Как пишет Дивов "этот сон встречается во множестве вариаций. Есть только два общих правила. Во-первых, он тягостен. И во-вторых, хотя бы раз он посетит каждого, кто служил в армии и способен видеть (точнее, запоминать) сны." И ведь верно! И мне такие сны снились. Я провёл на работе опрос среди тех, кто служил. Всем это снилось! Вот мне интересно стало, как с этим обстоит у Форумчан, а?

desaka52: Приветствую, дорогой Ион! Сразу же пишу о снах. Мне тоже снится иногда, что меня призывают, но только начинается сон не с военкомата, а уже с поезда, и еду я в свою родную часть. Кошмаром я это назвать не могу категорически! Сижу я в этом поезде, а на душе птицы поют от предвкушения встречи со своими ребятами, со своими командирами, да даже от встречи с територией части, так хочется увидеть все то, что было в части. Так что этот сон не в тягость, а очень даже приятный. Но дело в том, наверное, что каждый человек индивидуален, каждый проходил это по разному, у кого служба была тяжелая, у ког-то нет, потому на уровне подсознания всплывают разные эмоции, кому приятно, кому кошмар. Я не психолог, но я просто так думаю. Если я не прав, ребята, поправьте меня.

Ion Popa: desaka52 пишет: Кошмаром я это назвать не могу категорически! Вот что пишет по этому поводу Дивов: " Резонен вопрос: какие сны видит человек, ушедший в армию охотно и сохранивший о службе только светлые воспоминания. Резонен, но ошибочен, потому что и "охотно", и "воспоминания" - термины, которые для бессознательного не значат ничего. Ты мог хотеть уйти в армию по сотне замечательных причин. И запомнить только хорошее, а дурное вытеснить - как вытесняет каждый индивидуум, близкий к клинической норме. Но об истинных причинах и истинных воспоминаниях расскажет только настоящий ты, просыпающийся во сне. Тот, который всё знает и всё помнит. Про армию он всегда говорит два слова: "За что?!""

desaka52: Дорогой Ион! Может Дивов и прав. Ясен пень, что в армию я не рвался. Первые пол года, когда был курсантом, нас гоняли не до седьмого, а до семнадцатого пота, это тоже понятно. А остальные полтора года была практически не военная служба, а можно сказать нормальная приятная работа среди нормальных людей. Единственное, что угнетало, так это то, что ты не волен, не всегда можешь поступить так, как тебе хочется - все таки армия. Потому и воспоминания и во сне и наяву приятные. Ну и наверное не последнюю скрипку играет то, что это была наша молодость, а воспоминания о ней в основном все-таки приятные.

82-й: Снилось и мне. Призывают. Мои слова о том что уже свое отслужил не принимаются во внимание. Во сне я отслужил еще два года. Вот это меня по-утру убило. Два года уложились быть может в несколько минут (секунд) предутреннего сна. Не ночного. Ночные сны к утру забываются. Вторые два года служились с некоторым ощущением обреченного превосходства над сослуживцами. Обреченного - потому что не мог ничего изменить (еще два года). Превосходства - потому что уже отслужил раз, и уже был ,,стариком,,. Деталей не вспомню. Помню только вот это ощущение.

Хан: Сны и сноведения. За время, прошедшее после демобилизации, подобные сны тоже приходилось видеть неоднократно, причем оказывался в одном и том же месте своей первоначальной службы т.е. родной ШМАС где вся обстановка была без изменений, лиц сослуживцев не было или не помню, как не запомнились прочие детали, но я там был. И не смотря на то, что реальная служба была не в тягость и пошла гладко без сучков и задорин, сон был "тягостен" и возникал во сне всегда закономерный вопрос "за что?". В развитие темы хочу продолжить, что менее "тяжкий" сон (все же не 2 года) неоднократно преследовал, это сдача очередного экзамена или предстоящая сессия в ВУЗе, хотя не примите за хвастовство, в период учебы особого мандража перед экзаменами не испытывал и за пять лет не завалил ни одной сессии.

Вадим 85: Добрый день Всем! Вспоминая время проведенное в ШМАС, припоминаю, что многие рвались в полки, хотя неизвестность и байки про дедовщину страшили, а в учебке к тому времени уже все было известно и понятно, отношения со всеми были выстроены. Но... Между собой хорохорились, говорили "лучше к дедушке на п..ирожок, чем всю службу в этом дурдоме провести", Действительность у всех была разная, но те кто попал в летные части все соглашаются что служба была нормальная и интересная. Люди в то время окружали также весьма колоритные, боюсь что в современной армии все уже совсем не так. С уважением .

ОСВ: Вадим 85 пишет: Действительность у всех была разная, но те кто попал в летные части все соглашаются что служба была нормальная и интересная. Люди в то время окружали также весьма колоритные, боюсь что в современной армии все уже совсем не так. Служба была нормальная и интересная потому, что нашему поколению довелось послужить в качестве специалистов, а сейчас, похоже, солдаты срочной службы в полках существуют для подметания территории, ну и круглое носить, плоское катать.

65ВЗВОД: Вадим 85 пишет: Отправлено: 09.09.10 13:38. Заголовок: Добрый день Всем! Вс.. Добрый день Всем! Вспоминая время проведенное в ШМАС, припоминаю, что многие рвались в полки, хотя неизвестность и байки про дедовщину страшили, а в учебке к тому времени уже все было известно и понятно, отношения со всеми были выстроены. Но... Между собой хорохорились, говорили "лучше к дедушке на п..ирожок, чем всю службу в этом дурдоме провести", Действительность у всех была разная, но те кто попал в летные части все соглашаются что служба была нормальная и интересная. Люди в то время окружали также весьма колоритные, боюсь что в современной армии все уже совсем не так. С уважением . Вышний Волочек 85г. 2 рота Не согласен! В нашем полку было очень жестко до самого дедовства! Некоторые не выдерживали .В казарме был закон леса,выживали сильнейшие!На аэродроме был рай! А в кубрике для молодых и пр.-АД!

birvit: Взаимоотношения в полку между срочниками и офцерами были вполне приемлемые.Ком.полка здоровался за руку,но и дрючил за проступки от души.Утром в штабе встречаемся .Я во ФРУНТ;!-"ЗДРАВ ЖЕЛАВ ТОВ П-К!!! "В ответ"-"Здоров. Вить!,как дела?Но это можно понять-я в его экипаже летал.Других можно было под трибунал отдавать,а ему несколько суток "губы"-"Мать ждет сына, не уголовника!"Жел.дор.разделяла гарнизон от "гражданки"-это 100 метров.Нас ЛПС возили на автобусе ЛАЗ.А у п.п-ка Ленова была "Волга"в Египте заслужил.Все уехали,а я (зав.складом топокарт и ВСР по "совместительству")жду когда ком.эск 1 соизволит сдать планшет.Он уехал,а мне зонок:-"Витька !Одну!"За чертой гарнизоа,у автобусной остановки в магазине беру белую.А тут хлопок по погону:-"ЗдГавствуйте!Ст.л-т КомаГов!Отбирает пузырь :-"Доложите командиГу экипажа!"Это ком.полка?Я промолчал.А он меня зауважал.В летной столовой стоило по скатерти СОС отстучишь,а это сигнал официантке,что под скатертью деньги.На ужин приходим и если нет офицеров ,то поднимает фартук,а там пузырь.В столовой не пили.После ужина за углом.Л-т Орлянский на взлёте не выдержал направление.Затормозил.Ил-28 проюзил по полосе и врезался в сетку.стрелок Ванька Куянов открыл люкосновным краном,а не аварийным.Через неделю в ГДО Орлянский Ваньку накачал до чертиков,а эамполита,посмевшего сделать замечание послал к ... !Я летал в управлении со всеми 4мя замами.Отношения были прекрасными со всеми.За стрижку придирались.Увсех был китель,а у меня гимнастерка старого образца с погонами СА-ноль внимания.P.S.

Виктор Х: Всем! Всем! Всем! И новичкам и старичкам. Здравствуйте! Соскучился. Рад встрече. Обещаю больше не пропускать «занятий» в нашем ШМАСе.

Виктор Х: Мне как-то пришло на ум,написать про сны.Усомнился.Кому это интересно, подумал- никому и умолчал. Проанализировав прочитаное,понял что не я один такой. Всех это задело и осталось в нас независемо кто сколько прослужил, и на каком месте и в каком регионе. Правы ребята, что иногда такое приснится....просыпаешся и долго не можешь осознать что это не явь. Когда придешь в себя, и тут полезло в голову, и начинаешь перебирать все что было с этим связано и не только. Раз вспоминается и во снах приходит, значит не зря это время было прожито, чем-то мы были от него зависемы вольно и невольно. Пусть почаще приходят такие сны, они называются "здоровыми снами". Будьте все здоровы.

Виктор Х: Читаю воспоминания о прохождении службы каждого из вас и констатирую факт, что интересней ,наверное,не бывает. Кто-то,гдет-о в этой паутине вспомнил о чемто своем,а словно вместе с тобой был рядом. А нас ведь разделяли и годы ,и расстояния. Как будто ничего в армии и не менялось. Да нет други. Одинаково, но по разному.Первая тревога у меня была в ШМАСе. Забайкалье.Готовили нас заранее "к боевым действиям в случае нападения врага", но подняли по тревоге без предупреждения.Дежурный заорал:"Подъм! Тревога". И тут начался кошмар.Сирены воют,наблюдающие подгоняют,вселяя еще больший ажиатаж в эту сумятицу. Один курсант так растерялся что выбежал на улицу в нижнем белье и в сапогах,а остальное все комом держал в руках в охапку, а сверху СКС.Потом все успокоилось.Нас погрузили в машины.Вывезли в тайгу, в сопки. Заняли "оборону". И наэтом все.Ну а какие после этого разговоры и байки ... не мне вам напоминать. Вот в полку было все"по-взрослому". Никаких плановых.В любое врем суток. С полной выкладкой.Вещмешок,автомат,три рожка,противогаз,химкомплект получали на аэродроме (был у каждого от рядового до командира части).Действия каждого были расписаны до секунды.После отбоя тревоги проверялась экиперовка у всего л/с и не дай Бог у когото чегото нет,например, у солдата иголки или ложки,у офицера червонца ( 10р.) или запасных портянок -втык неменуем.Я был везунчик.По тревоге я выполнял обязанности нач. гр. АВ передовой команды,(так как я был ком-ром отделения)грузились в транспортник..и колеса в воздухе.Редко когда было без перелетов на другие аэродромы.Романтика. Это было время в разгар "холоднй войны" и иначе нельзя было. А вот перевелся я вучебный полк тут все было как многие описывают, касаемо срочной службы. А у меня получился прокол.Я же тревоги привык принимать в серьез. По прибытии в часть на новое место службы,пройдя все формальные процедуры обращаюсь к нач. штаба: "Дайте мне перечень вещей,необходимых иметь в тревожном чемодане." Он на меня посмотрел как на инопланетанина.Некоторое время не мог говорить, а потом изрек-:"Иди и больше никому таких вопросов не задавай, а то тебеже хуже будет." Я не драк, врубился сразу.Тревожный чемодан мы брали только когда перелетали на лагерный аэродром с апреля по ноябрь. Так как там все необходимо,даже что к армии не имеет отношения (удочки для рыбалки,один ,два велика гонять за необходимыми припасами в поселок ,кроме еды и закуся, этого добра валом ).Без вымысла.Чистая правда.

паи: Пускай меня простят некоторые учасники форума, но я лично не считал, не считаю и не буду считать авиатором -механиком, тех хто числился в части, а сами играли на гармошках в клубах, играли в футбол, а вчасти появлялись за три дня до дембеля но числились в списках части, писарчуков которые сидели в штабах и вписывали себе в военный билет, что они специалисты 1 класса, отличники боевой и политической подготовки и видели самолеты с окна теплого кабинета. В полку я служил по специальности полученой в Чертковском ШМАСЕ, то есть механиком РЭО на АН -12. На всю жизнь запомнил расчихловку и зачихловку АН -12 зимой. Когда мерзлый бризент которым зачихлялись плоскости нужно находясь непосредствено на плоскости сложить и скатать при минусовой температуре, ветре. За службу несколько раз срывался с плоскости, но хватался за брезент и таким образом спускался на землю. Для этого две крайние резинки не отстегивались, а стягивались с плоскости с чехлом. Делал я это с удовольствием, и всегда лез на плоскость, а не тягал стремянку с напарником который отстегивал резинки. Был молод хотелось адреналина. Что больше всего не любил это парковые дни когда при помощи длинных щеток и соды, водой мыли фюзеляж самолета от нагара, копоти от двигателей. Так как, служил в аиваполку который базировался в городе Львов и использовал туже взлетную полосу, что и гражданский арэропорт, а сам я был выше среднего роста, и закалка ШМАС в части бега оставалась долгое время то часто ходил патрулем в аэропорт. В 1982 - 1984 годах домой солдаты срочной службы могли себе позволиь летать в отпуск или на дембель самолетами. В полку было негласное правило летунов не трогать, а пехоту, и прочих останавливать, вписывать замечания в увольнительные документы. Так как они постоянно нас старались выловить в городе в увольнении.

Serega: Знаете, а некоторые участники Великой Отечественной войны до сих пор считают побывавших в плену предателями Родины...

паи: Одно мнение я услышал. Может кто то, еще выскажет свою точку зрения ?

ШМАС: паи пишет: Пускай меня простят некоторые учасники форума, но я лично не считал, не считаю и не буду считать авиатором-механиком, тех хто числился в части, а сами играли на гармошках в клубах, играли в футбол, а вчасти появлялись за три дня до дембеля но числились в списках части, писарчуков которые сидели в штабах и вписывали себе в военный билет, что они специалисты 1 класса, отличники боевой и политической подготовки и видели самолеты с окна теплого кабинета. Паи! Не считай, это твое сугубо личное мнение! Думаю, и они себя не считали авиаторами-механиками, а если и приписывали себе что-либо, так то на ДМБ. Да мало кто из нас, срочников, этим не грешил. Только вот, коллега - корифан, и на фронте были нужны и писаря, и свинопасы, и, представляешь, даже артисты! И никто не говорил им, что они люди второго сорта!

Sergey: Согласен с ШМАСом-Вписать себе в военный билет всевозможные знаки отличия,это нужно только для дембеля. Будь такая возможность и уверенность,что патруль не обратит на это внимание-99% Дембелей были-бы гвардейцами,специалистами со значком*М*(мастер), с орденами и медалями! Это атрибут дембельской парадки,не более. А наш шмасовский свинарь,не буду писать ф.и.о.,просто классный парень. Увидев его парадку,я обалдел: в ВВС был главный маршал авиации,а это был Главный рядовой авиации. Но он был классный парень,поэтому все те регалии на парадке,для меня были делом второстепенным.

Ion Popa: Вот такой вот подарок получил я на день рождения от сына... Казалось бы ерунда, а приятно... Да и ностальгия почему - то накатила...

Serega: Где ж он всё это насобирал? А в День рождения всегда охота, чтоб жизнь не скупилась на свои щедроты. Успехов, Ion!

Ion Popa: Да попросил друзей, ездивших в Москву, чтобы что - нибудь эдакое ему для меня приобрели. Вот и привезли, за что им всем - и сыну, и его друзьям большое спасибо. И тебе, Serega, спасибо... Успехи и удача ещё никому не помешали... Вне зависимости от дня рождения, который был уже давненько, в октябре...

паи: Служба в полку это то, что наиболее запомнилось. При всех "тяготах и лишениях " служба в полку особенно на втором году делилась на две параллели: служба на аэродроме и в казарме. На аэродроме ты специалист и твоя задача выпустить в полет борт, принять борт на стоянку подразделения после полетов не считаясь с временем. Задания выполнял лично " очень " быстро, и качественно. В казарме главное "уйти" от наряда, а если это невозможно, то сделать так, что бы затратить минимум сил на несение службы в нем, или " подписать " под это молодого. Что касается быта, то в полку не было подъема за тридцать секунд, питание было на уровне, хотя последние полгода в солдатскую столовку не ходил, питался в летной столовой. Носил офицерские сапоги, шапку. "Шинелку" одевал только на полковые смотры. Купил себе в армии зимнюю летную куртку ( 300 ре ) которую носил и на гражданке. В " увале " на втором году был каждые выходные или в субботу или в воскресенье. Увольнительными снабжал писарь Вовка Мамуровский " москвич ". На втором году ходил в " увал " в гражданке. Это я рассказал чтобы сообщить " гармонистам " и " футболистам" , что в армии все зависит от личности, и не завидую таким армейцам. Да согласен, нужны и рота охраны, и батальон аэродромного обеспечения, авторота, пожарники, свинари. Но элита авиации срочной службы это авиаторы механики. И это подтверждает наш форум своим существованием.

Юрик: У нас в 1-й АЭ от призыва к призыву"ходил"снаряженный патрон от АКМа.Никто не помнил,кем, когда,и из какого боекомплекта он был "заныкан",но везти его домой на память, по видимому,опасались и так он и переходил от стариков к старикам.Вида он поддерживался,естественно,надлежащего,т.е.-сиял как солнышко.И вот пришло время"застареть"нашему призыву,патрон достался Валерке Загуденкову,парню из Кемеровской области,механику СД.Но не давал спокойно спать снаряженный патрон сибирскому охотнику!И вот стоим как-то в умывальнике(он-же туалет)у раскрытого окна(лето,Киргизия,жара)наверное курим,а время после обеда,сменились"наряды",заходит в умывальник сменившийся ДСП при всём"вооружении".То-ли по нужде,то-ли просто покурить за компанию-не помню.Валера молча берёт у него автомат(парень по рангу"молодой",так что перечить"старику"не имеет права),снаряжает этот автомат своим"дембельским"патроном,подходит к окну,прислоняется к косяку и целится в лампочку на столбе у забора.Мы подумали-блефует!Но не таков был парень-Валерка Загуденков!Грохот выстрела в почти закрытом помещении ударил"по ушам",зазвенела покатившаяся по кафелю гильза,звона разлетевшейся лампочки(а стрелял Валерка неплохо)мы не услышали!Кто-то"рванул"из умывальника просто так,кто-то-смотреть,не случилось-ли поблизости офицеров(запоздало),Валерка сунул парню автомат"мухой чистить-и в оружейку"!Вроде-как(особо не помню)Валерка и заступил дежурным по АЭ,он и принимал "ствол"в оружейку.Слава Богу,всё обошлось благополучно,по видимому,звук из помещения далеко на улицу не распространился,и офицеров на тот момент,поблизости,к счастью"не случилось".Вот так"приказал долго жить"наш дембельский патрон,до этого любовно"лелеемый"не одним поколением "великовозрастных, но всё ещё детей" с голубыми погонами!

Юрик: Работа с"клавой"для меня"ЧП",пока наберёш приличный текст...,а "поговорить"со своими так хочется!"Проклятая" ностальгия.."2-я АЭ нашего полка(бомбёры ИЛ-28)летом 77-го года базировалась на полевом аэродроме"Степное",там-же жили и срочники"палаточным"городком.А весь лётный и технический состав,а так-же курсанты-иностранцы доставлялись туда военно-транспортными"бортами"1-ой АЭ.Каждый раз мотались туда и мы,группа ОК,как правило,один фотик и один дешифровщик.Улетали рано,поэтому завтракали в лётной столовой,а это для срочника-сами понимаете..!Так-же летала с нами каждый раз столовая с предполётным завтраком для лётного состава в лице официантки Иринки и нескольких ящиков с полуфабрикатами.Следует отметить,что с ней я находился в очень приятельских отношениях,так-что когда всё"устаканивалось"я наведывался к ней в столовую(плита да несколько столиков под навесом)и всегда у неё"находилось" 2-3яичка на сковородку,сок,либо кофе и какая-нибудь сладкая выпечка.Не знаю,может брала лишнее "на бой",или лётчики кто отказывался.Согласитесь,завтрак в"лётной",затем такой"перекус"-для срочника это уже"чтоб я так жил".Работы в"Степном"у меня было немного,это предварительная обработка результатов фотобомбометания,если эскадра"работает"на полигон,обработка плёнок с фотокинопулемётов кормовых башен,если у радистов есть такое задание(хотя скажу,что "стреляли"они редко),естественно,после каждого с-та доклад деж.штурману или РП с показом ещё сырых негативов. Вот вроде и всё,окончательно всё доводилось"до ума"в полку после прилёта.Благодаря такому раскладу всегда находилось время"расслабиться",зайти к той-же Ирке,половить тарантулов,ближе к осени сбегать на соседнюю бахчу,где после сбора арбузов сторожа уже не было,а арбузы всё-равно попадались довольно часто.Была в сторонке и маленькая бахча с дынями,но это уже где-то с километр,нужно было порядочное"окно"между прилётами,здесь проще было сбегать в палатки срочников 2-й эскадры,и если они ночью делали"набег",то иногда у дежурного что-нибудь оставалось,правда редко,чаще был ответ:"куда-там,ещё ночью всё пожрали!".PS.А тарантулов ловили двумя способами,либо выгоняли его из норки водой,либо на пластилиновый шарик на нитке.Но если водой получалось почти всегда(лиш-бы паук был "дома"),то на пластилин-ни разу.

Тестов: Прочитал поздравления Юрия из Дзержинска и вспомнил, что в моём дембельском альбоме есть теперь уже исторический документ. "НПО Бел НИИ переливания крови Справка №64333 о предоставлении донору дополнительного дня отдыха. Серия АБ Дана донору Пермяков Е.Г. о том, что он (а) дал (а) кровь 22 сентября 1983г. Дана для представления по месту работы. ПРИМЕЧАНИЕ.На основании распоряжения Совета Министров СССР от 30/Х1 1955 года № 8065-р и разъяснения Государственного Кометета Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы от 2/1Х 1956 года № 188 - АБ донору предоставляется дополнительный день отдыха, который по желанию может быть присоединён к очередному отпуску. За время нахождения на станции переливания крови за донором сохраняется средняя заработная плата по месту работы. Подпись". Скреплена справка печатью, по окружности: "МЗ БССР * БелНИИ переливания крови * Станция переливания крови*", в центре: " ДЛЯ СПРАВОК". Я в сентябре 1983, после госпиталя, сидел в диспетчерской заполнял на транспорту документы или ходил в наряды, т.к. на левой руке шевелились, после травмы, только большой палец и мизинец.22 сентября был чудный солнечный день когда объявили, что будет в поликлинике Мачулищ День донора. С нашей 2 авто-технической роты пошло человек 10-15. После взятия анализа крови нас направили в комнату на 1 этаже поликлиники, где были накрыты столы. Напоили нас крепким сладким чаем, наелись мы печенья с маслом, тут объявили, что наши анализы уже готовы и мы все можем проходить на кроводачу. Сдавал я кровь первый раз, взяли всего 200 мл. Потом вновь пригласили попить чая, пока медики справки оформляли. Напоследок, к справке в придачу, выдали по большой банке говяжей тушёнки. Только мы вышли на крылечко поликлиники, к нам несколько местных женщин подошли, мол, солдатики, дайте нам тушёнки, мы вам заплатим. Шёл я с кем-то из наших ТЗ-истов, то ли с Валерой Долгиеру, то ли с Димкой Цыкурой. Кровью заработанную тушёнку мы не отдали, хаманули в ответ что-то и пошли в автопарк.Тушёнка была чудная на вкус, а банка большая - на двоих с чёрным хлебом банку умяли и на обед не пошли. Позже, в 1984 году, я уже служил в пожарной команде, были ещё 2 или 3 Дня донора. Объявляли их в день, когда из Ташкента приходили санрейсы на Ан-12.В Минск в окружной госпиталь везли ребят из Афгана, кто призывался из Белоруссии, Литвы и Латвии.У вышки, рядом с нашей пожарной машиной, машиной санитарной и машиной руководителя полётов, выстраивалось по 10 - 15 санитарных машин, которые с АНов забирали ребят... Жена моя, в годы моей службы, училась в Вологодском пединституте, кровь раза 4 или 5 сдавала... Круговорот добра в природе существует.Младшенькую дочь жена рожала тяжело, через кесарево. После родов 5 суток была жена в реанимации, спасла её донорская кровь... Реформы в медицине, как и в разоружённых силах России, медицину положили на бок.Несколько лет назад в моём родном Северодвинске (это при ядерноопасном производстве!) закрыли станцию переливания кровь. Теперь из Архангельска раз в месяц приходит автомобиль, где размещена передвижная станция переливания крови,и встаёт на центральной площади города - площади Победы. А доноры человек до 100,встают в очередь, на морозе и при ветерке зимой - вспоминая добрыми словами министра федерального "госпожу арбидол" Голикову и министра здравоохранения Архангельской области - господина Эмануилова.

Юрик: Раз уж зашёл разговор о"донорстве",захотелось рассказать своё,открыл"военник"-и там,на 16-й странице штамп:А(2)Rh+положительная,"8"09,1977,гор.больница,г.Токмак,Кирг.ССР,и подпись"Егорова".Пусть меня не заподозрят в не"политкорректности",но подпись говорит сама за себя!Но дело в общем-то не в этом... .Где-то за неделю до этой даты с одним из офицеров нашей эскадры случилась беда,не помню совершенно,крутятся в голове,то-ли пищевое отравление,то-ли неудачный прыжок с парашютом,в общем-понадобилась донорская кровь!Не помню,как было среди офицерского состава,а нас построили,старшина объяснил суть дела,в общем,согласились почти все,а с группой крови разберутся на месте,поставят штамп в"военник",да и талончик в гор.столовую тоже кое-что значит!Тем более,солдатская столовка была у нас"не ахти",во всяком случае в Волочке был"харч"не в пример лучше!Но это так,был наш"выпендрёж",большинство из нас пошли сдать кровь не из-за штампа,и не за талончик...!В больнице я попросил медсестёр не зашторивать окошко,куда протягиваеш руку для сдачи крови,ради интереса(хотя до сих пор отношусь с превеликим страхом к любым уколам),они ничего,согласились,правда спросили,как я отношусь к виду крови,но я их заверил,что,мол,я...!Сдавали тоже по 200грамм,правда у некоторых ребят случилось после лёгкое головокружение,но не более того.И ещё во время предварительного анализа(вроде-бы)вычислили,кто болел раньше желтухой,кровь у них возьмут,но только"на плазму".Вроде так,но могу ошибаться.Ну а затем штамп в билет,талон,и"праздник живота"в ближайшей столовке,сдвинутые столы,сметана,лагман,на второе уж и не помню что,компот,а главное-всё из тех лет,когда сметана-это сметана,мясо-это мясо!Или и правда,раньше"и солнце было ярче,и бабы моложе"-хрен его знает?!А ещё парень с нашего призыва,Валерка Загуденков,когда узнал от старшины,что можно не"козырять"офицерам(рука-то перевязана),громогласно заявил при старшине и при всех,что до вечера будет"слоняться"по части специально,чтобы при встрече никому не козырять.Конечно-же никаким"офицероненавистником"Валерка никогда не был,а говорил так просто "из озорства".Ну пацаны и пацаны!А главное,человек выздоровел,остался на службе,и не важно,чья кровь"подошла",а чья нет!И в круговорот добра я тоже верю,хотя в наше"каждыйзасебяевское"время верить в это всё труднее!

москаль: Фирма веников не вяжет... Это выражение известно всем, но не все умеют вязать эти веники. А я (и ещё несколько механиков) научился этому на аэродроме. Однажды техник звена дал нам задание заготовить веники. Старшим группы он назначил прапорщика-оружейника, который знал места, где рос тростник. Туда мы отправились на тягаче и нарезали его целую гору. Затем загрузили этими стеблями наш "КраЗ" с верхом. На аэродроме тростник мы сложили в одно из убежищ, а через несколько дней обнаружили, что его сильно повредили мыши. Но всё-таки оставшегося материала нам вполне хватило на десяток веников. Технология их изготовления довольно простая. На крюк у потолка убежища мы вешали длинную прочную верёвку с деревянной перекладиной на конце. Пучок стеблей тростника оборачивали верёвочной петлёй и садились верхом на перекладину. Под тяжестью тела верёвочная петля обжимала тростник, а мы это место стягивали обычной бечёвкой. И так по всей длине рукоятки веника. В конце операции тростник обрезали ножом. В результате этой работы получался вполне приличный лопатообразный веник, который мы использовали для уборки территории казармы. Надо сказать, что в полку, кроме специальности механика самолёта, я овладел ещё несколькими специальностями. В ходе службы стал маляром, художником-оформителем, грузчиком, уборщиком, кухонным рабочим, землекопом. Чем только не приходилось заниматься. На аэродроме в капонире я побелил стены каптёрки, покрасил "сапожок", смастерил стенды с разными схемами. Но предметом моей особой заботы в парковые дни была металлическая дорожка, которая вела от передних створок капонира к задним створкам воздуховодов. Сначала я ползал на карачках по этой дорожке и пропалывал сорняки, выщипывая каждую травинку. Затем сметал веником грязь с металличеких панелей и красил их чёрной краской. Разумеется, после такой кропотливой работы никто не имел права на неё наступать. Ходи где хочешь, но только не по дорожке. На территории военного городка мы красили и белили буквально всё. Но нужен ли был такой образцовый порядок? Недавно я прочитал опубликованные в печати воспоминания офицеров, побывавших в "горячих точках" планеты, которые после возвращения в Союз приходили в ужас от такого образцового порядка.

boris: После окончания ШМАСА нас отправляли по частям откуда мы прибыли за неделю ШМАС разъезжался как хотелось заехать домой когда направление было на урал и мы со Свиридовым просили чтобы дали больше времени до прибытия в часть нам пошли на встречу но при условии что мы должны помочь в строительстве гаража для машины ГАЗ-51 единственной машины в части мы согласились 2недели помогали нам дали неделю лишних дней но билеты выписали до Оренбурга а надо на Челябинска на пришлось уговаривать проводниц взять нас уговорили и 3дня ехали на 3 полке но какая была дома встреча родных после года службы неописуемая.

Валентин: Перед началом проведения регламентных работ… Аэродром “Бельбек” По прибытию на аэродром, перед началом проведения регламентных работ на самолётах, нашлось немного времени и фотоаппарат. Мне поручили снять фотоаппаратом несколько снимков на память, один из тех снимков сохранился, но с годами фотография сильно пострадала. Пришлось приложить усилия по восстановлению фотографии, но некоторые детали объектов съемки были частично утрачены и восстанавливались исключительно по-памяти. На фотографии можно видеть и истребитель-перехватчик Су-15ТМ, в годы моей службы в в/ч 49222 на этом самолёте летал наш комэск, мне довелось быть механиком этого борта (72). На этом самолёте часто делал вылеты генерал-майор (к сожалению, с годами не могу вспомнить фамилии), замечательной души человек!

Валентин: На аэродроме "Бельбек". Двое сослуживцев возле ракеты, подвешенной на пилоне крыла истребителя-перехватчика Су-15ТМ. На крыле самолёта лежит собранный в комок брезент зачехлителя фюзеляжа самолёта. Кто именно двое (помню только лица) сослуживцев (Механики СД или Оружейники, и, поимённо) - это затрудняюсь вспомнить. Ребята, если узнаёте себя на фотографиях, отзовитесь!!!

Валентин: Вырезка из военной газеты (сохранил на память:), фото прапорщика М. Рекунова, снято в зимний период конца 1986-го или начала 1987-го года.

Ion Popa: У меня зять только что вернулся из командировки в Беларуссию. Побывал он, в том числе, и в Орше. Это вокзал в Орше. Когда мы ехали из учебки в Могилёве в часть, то здесь мы делали пересадку на смоленский поезд. А в ожидании этого поезда, пообедали мы в привокзальном ресторане. И на контрасте со шмасовскими харчами обед нам показался просто царским. Тем более, что и под пару бутылочек вина. А из окна поезда видели мы памятник "катюшам", вот этот самый, рядом с которым зять сфотографировался.

Валентин: На полигоне Ашулук в Астраханской области, 1987 год: ____________________________________________________ Ашулук - боевой полигон

Юрий: Сегодня на сайте 339 авиатранспортного полка на шел ссылку на ролик в котором рассказывается о дивизии в которой я служил: http://www.youtube.com/watch?v=PAjSqIE2P6w Приятно увидеть свой аэродром через 12 лет после окончания службы.Я ранее писал уже,что от него осталось только воспоминание.

Валентин: Юрий пишет: В ШМАС нас механиков обучали ставить заплатки в разных местах фюзеляжа или обтекателей двигателей. В ШМАС привычная, как мне думается, практика механиков СД: уметь ставить заплатки, заплетать тросы, и мн. др., знать и уметь устранять неполадки, и неисправности двигателя те, которые поддаются устранению и в полевых условиях. Такое может понадобиться и в учебно- и реально боевой обстановке при отсутствии эксплуатационно-ремонтных бригад ТЭЧ, тогда работы выполняемые в ТЭЧи ложатся на плечи механиков СД в этих условиях. В полках на аэродромах, где регламентные и предполетные работы..., а при проведении полетов занятость механиков СД в основном сводится к обслуживанию ЛА, плотные графики в летных сменах не всегда позволяют заниматься работой отличной непосредственно от обслуживания, например, самолетов, где заправка и дозаправка топливом, маслом, спиртом, замена колес шасси, проверка систем самолета, вооружения, закладка тормозных парашютов, и мн. мн. др., когда время между посадкой и вылетом 30, иногда и немногим менее 30 минут (и такое случалось), когда самолет и его двигатель не успеет остыть (охладиться). Требующий ремонта самолет оттаскивался в ТЭЧ, и если его не заменяли на время проведения полетов другим запасным самолетом то, механика СД перебрасывали в помощь механику СД другого борта участвующего в полетах смены. Так была поставлена работа механиков СД в родном для меня 62-м ИАП. Единственно, где в ходе полетов мог расслабиться механик, то это на подборке парашютов – это отдельная тема в рамках моих воспоминаний о работе на аэродроме нашего полка.

Ник: Валентин пишет: В ШМАС привычная, как мне думается, практика механиков СД: уметь ставить заплатки, заплетать тросы, и мн. др., знать и уметь устранять неполадки, и неисправности двигателя те, которые поддаются устранению и в полевых условиях. Такое может понадобиться и в учебно- и реально боевой обстановке при отсутствии эксплуатационно-ремонтных бригад ТЭЧ, тогда работы выполняемые в ТЭЧи ложатся на плечи механиков СД в этих условиях. В полках на аэродромах, где регламентные и предполетные работы..., а при проведении полетов занятость механиков СД в основном сводится к обслуживанию ЛА, плотные графики в летных сменах не всегда позволяют заниматься работой отличной непосредственно от обслуживания, например, самолетов, где заправка и дозаправка топливом, маслом, спиртом, замена колес шасси, проверка систем самолета, вооружения, закладка тормозных парашютов, и мн. мн. др., когда время между посадкой и вылетом 30, иногда и немногим менее 30 минут (и такое случалось), когда самолет и его двигатель не успеет остыть (охладиться). Требующий ремонта самолет оттаскивался в ТЭЧ, и если его не заменяли на время проведения полетов другим запасным самолетом то, механика СД перебрасывали в помощь механику СД другого борта участвующего в полетах смены. Так была поставлена работа механиков СД в родном для меня 62-м ИАП. Единственно, где в ходе полетов мог расслабиться механик, то это на подборке парашютов – это отдельная тема в рамках моих воспоминаний о работе на аэродроме нашего полка. Валентин, не дразни душу ответственного "замка" Я тоже так хотел... Но приказы не обсуждаемы... Даст Бог поездку в Лентварес - ответишь за писульку!

Валентин: Николай, так это же только воспоминания о службе и не более. Прошу прощения, никого своим рассказом дразнить и не думал!

Ник: Николай, так это же только воспоминания о службе и не более. Прошу прощения, никого своим рассказом дразнить и не думал! Так я и не в обиде! Но при встрече, как молодого, нужно проверить на казарменную "взлёт-посадку"

Валентин: Ник пишет: Так я и не в обиде! Прошу прощения, никого своим рассказом дразнить и не думал!!!

atochil: По окончанию Московской Никулинской ВАШМ осенью 1970 года моя служба продолжилась в Смоленске, в вч 54819, в ТЭЧ авиаполка ПВО. На аэродроме Северный кроме наших Миг 19 базировались еще АНы, ЛИ, ИЛы идр винтовые. Служивых на них мы называли Дугласами. Наша казарма находилась недалеко от аэродрома , в городе. Рядом была казарма роты охраны, в которой находились вечные часовые полка, в основном джигиты. Забора вокруг части никакого не было. При прибытии в полк я еще застал такую лафу, как сон после обеда, правда продолжалась она недолго. Был назначен новый командир полка 33-х летний подполкан Морин, и больше днем не спали.

Валентин: atochil пишет: Забора вокруг части никакого не было. В нашей части, по одной из сторон примыкающей к дороге, которая также вела и на аэродром, тоже не было забора.

atochil: О том, как на территории части недалеко от казармы нашли снаряды. Летом 1971 года отцы-командиры озаботились строительством спортплощадки. Определили место недалеко от столовой, начал работать грейдер, выравнивая площадку. Я в то время был дневальным. Прибежал грейдерист с вытаращенными глазами, кричит: снаряды, снаряды!. Я доложил комроты, пошли смотреть. Точно, где он работал среди вывороченной земли огромное количество небольших снарядов проржавевших, наполовину разрушенных. Собравшиеся офицеры определили их как к ПТР времен войны. Сообщили разминерам. Пока их ждали, мне как дне вальному дали черенок от лопаты чтобы проганял пацанов, которых из офицерского городка сбежалось немало. Приехавшие разминеры удивлялись, почему снаряды не взорвались от грейдера. Осторожно погрузили их на песок в грузовик и в несколько рейсов вывезли на полигон. Взорвали, кстати хорошо рванули. Вот такое приключение за службу.

atochil: О том, как на территории части недалеко от казармы нашли снаряды. Летом 1971 года отцы-командиры озаботились строительством спортплощадки. Определили место недалеко от столовой, начал работать грейдер, выравнивая площадку. Я в то время был дневальным. Прибежал грейдерист с вытаращенными глазами, кричит: снаряды, снаряды!. Я доложил комроты, пошли смотреть. Точно, где он работал среди вывороченной земли огромное количество небольших снарядов проржавевших, наполовину разрушенных. Собравшиеся офицеры определили их как к ПТР времен войны. Сообщили разминерам. Пока их ждали, мне как дне вальному дали черенок от лопаты чтобы проганял пацанов, которых из офицерского городка сбежалось немало. Приехавшие разминеры удивлялись, почему снаряды не взорвались от грейдера. Осторожно погрузили их на песок в грузовик и в несколько рейсов вывезли на полигон. Взорвали, кстати хорошо рванули. Вот такое приключение за службу.

atochil: На форуме можно прочитать, что некоторых служивых предупреждали о предстоящих тревогах, но у нас не было Бомбы из фильма ДМБ, поэтому все тревоги просходили по настоящему. Тем боле,что некоторые тревоги были боевыми. В годы моей службы были частые вылеты на расстреливание шаров-шпионов, которые к нам запускали наши противники. Так что сапоги на ноги, СКС в руки, шапку в охапку и бегом 3 км на аэродром. И бежали все, и солдаты, и летчики, и технари-офицеры. Мы, ТЭЧевцы помогали в сборке ракет. Был такой анекдотический случай. Дневалил я я тогда, тревога, сирена, все убежали. ДЗ влетело, готовят остальные самолеты. Звонок телефона, дежурный по роте мне говорит, чтобы я сбегал в офицерскую гостинницу и разыскал офицера-оружейника, у него ключи от ангара. Я всю гостинницу, все комнаты обошел, никого нет. Прибежал, доложил. Дежурный позвонил, сообщил, выслушал ответ и говорит мне - он пьяный в уматину и его друзья завалили матрасами чтобы не увидили старшие офи церы. И точно прибежал я в гостинницу и в куче матрасов разыскал оружейника, кое как растолкал его , говорю тревога, все на аэродроме! Он моментально протрезвел и наметом на аэродром! И ничего, все сошло...

Ник: Приходилось кому-то после службы быть в статусе "партизан"? Мне нет, но так хочется, на месяц в родную учебку! Возможно строевой шаг все хондрозы излечит

desaka52: Ник Я уже писал, что меня 8 лет не трогали, а потом призвали в "партизаны". Но к очень большому сожалению не в авиацию, а в артиллерию. И сделали из меня Яшку-артиллериста, присвоив сначала звание лейтенант, а потом дослужился до цельного старшего лейтенанта запаса. Но по возрасту скорее всего меня давно уже списали, но офицерский билет у меня, да еще с мобпредписанием, выданным еще при Союзе.

Ник: Ну, скоро "попартизаним" Но... сначала надо вступить в профессиональный мобилизационный резерв http://news.mail.ru/politics/15409281/?frommail=1

Скупой: После учебки (Вышний Волочек)со специальностью фотолаборант-шофёр в январе 1976-го вместе с Толиком Шмониным был направлен в Щучин, в 10 ОРАП. Почему в январе - потому, что в учебке был ещё и пожарным и до Нового года так сказать обучал новый призыв пожарному делу. В полку как и полагается по специальности мы оказались не востребованы, Толика взяли в объективный контроль, меня - в ПДС. По приближении весны замполит эскадрильи перетянул меня в "писаря", а точнее - в хронометражисты 2-й эскадрильи. Видимо по причине того, что у меня более-менее не криво получилось напечатать тестовый "Боевой листок". Ну и до мая 1977-го я и пребывал в должности хронометражиста, причём в военном билете было записано, что я служил механиком АО. Вот как-то так...

МИГ: Сначала я хотел написать что-то вроде: "Найдите ...отличий", потом передумал. В самом деле, как тут отличия искать. Время года, цвет( на первом фото цвет напрочь отсутствует), время съемки, действующие лица - все это сравнивать некорректно. Кроме одного - ТРАПА. Это наш полковой трап, который иной раз, по прилете военного пассажирского борта, подавали к самолету. Стоял он у нас в ТЭЧ и ДСП на нем катались, когда какая-нибудь эскадрилья летала во вторую смену, т.е. допоздна. Панель управления справа от водителя закрывалась щитком и опечатывалась...печатью ДСП! Но, однажды лафа закончилась, кто-то был пойман на месте "преступления" и после этого печать стояла личная - начальника ТЭЧ. Такая история. На фото Володя Серов, группа СД. Зима, ТЭЧ.Виден кабель подзарядки АКБ. А второй снимок - мой аэродром Пушкин, лет эдак 25-30 спустя. Трап стоит рядом с КП. Лето. Бойцы на снимке - наши дети. Покрашен-перекрашен и служит! Случайно нашел фото в Сети.

Тестов: Уважаемый МИГ, а я трап не помню. То ли был он в Мачулищах, в годы моей службы, как на ваших фото, то ли был тип стремянки, то ли на базе "Уаз-452". Вспомнить не могу. Хотя стоял на нашем аэродроме Ту-134 командующего Белорусским военным округом (охраняли его бойцы, что 201-ый ИАП обслуживали, а не мы-"дальники"). Да и нашего полка ВКП Ил-22 высокий, без трапа в него не попасть было. Раза 3-4 прилетали Ту-124, раз видел Ту-134УБЛ, пару раз помню Ту-154. Трап же им был всем нужен,это же не транспортники и не Ан-24-26-28 (то в транспортном варианте, то в пассажирском были постоянно они в Мачулищах), но увы, не помню...

МИГ: Ничего удивительного, уважаемый Тестов. Я тоже вспоминаю только то, с чем был связан непосредственно. Специфика службы накладывала свой отпечаток. Например, я только раз был на стоянке эскадрильи, и не помню какой, 1-й, 2-й или 3-й, и не помню по какому поводу я там оказался. Каждый занимался своим делом - у нас маршрут был неизменный: казарма, тягач Урал-375 вез нас на аэродром в ТЭЧ, вечером обратно. В течение дня - работа на самолете в той же ТЭЧ, в ангаре. На газовку МиГа после регламентных работ в ТЭЧ прибывала пожарная машина, а вот где раполагалась пожарная часть - совершенно не помню. Времени "ходить на экскурсии" не было. Зато, что-то так врезалось в память, что не забывается. У меня в памяти сохранился внешний вид, операции по проверке на стенде и порядок съема и установки расходомера-топливомера суммирующего - РТС 16А4. А номер своего солдатского военного билета, разбуди ночью, назову без запинки, чего не скажешь о номере теперешнего моего военного билета офицера запаса. Новерное - это нормально.

Тестов: Вечером Игорь Лебедев и Виталик (ну никак не могу вспомнить его фамилию), с Игорем он окончил весной 1983 года в Москве один техникум, вместе они призывались и оба, после карантина в Мачулищах, попали к нам в пожарную команду, рассказывали, как по Москве КГБешники днём, весной 1983г., проверяли документы у посетителей кинотеатров. Разговор перекинулся на личность Генсека - Ю.В. Андропова. Что-то в нём и его действиях нравилось, что-то нет, даже поспорили. Утром уезжал на аэродром. После обеда я лёг спать, так как должен был в 17 пойти на развод - заступал дежурным телефонистом по нашей пожарной команде. В принципе - дневальным обычным. Но из-за того, что команда не была полностью укомплектована, на сутки заступало 2 дежурных телефониста. Старый стоял, вернее сидел у тумбочки с телефоном с 22 до 02, а молодой боец с 02 до 06 часов тянул службу. Около 16 кто-то из ребят заходит в спальное помещение и говорит: " Подъём! А Андропов умер, по радио передали!" Как сейчас этот момент помню, хотя прошло ровно 30 лет и 1 год...

Борис Николаевич: Всех участников Форума поздравляю с Днём Защитника Отечества!!! После окончания Лугинской школы авиамехаников в Баде Читинской области я с октября 1955 г. по декабрь 1957 г. служил в Литве город Паневежис в 140-м Нарвском Краснознамённом, ордена Суворова бомбардировочном авиационном полку, командиром которого тогда был дважды Герой Советского Союза полковник Одинцов М.П. Полк летал на самолётах ИЛ-28А. Первый год я был механиком самолёта в эскадрильи, а затем перевёлся в ТЭЧ – командир отделения, старший авиационный механик. Награждён знаком « Отличник авиации». Гарнизон хороший, служба интересная и прошла хорошо только очень долго. Вероятно немногие из вас знают какое денежное довольствие получал тогда авиационный механик. В сухопутных войсках рядовой срочной службы получал 30 руб., а авиационный механик –300руб.,старший авиамеханик, командир отделения –500 руб. / По официальным данным средняя зарплата трудящихся в СССР в 1955г. была 711 руб. / По инициативе маршала Г.К. Жукова, который в 1955г. был Министром Обороны, с 1 марта 1956г. все рода войск уравняли и все срочники не занимающие должности, в том числе и авиамеханики, стали получать 30 руб. Позднее, будучи командиром отделения, я получал 100 руб. В 1961г. номинал денежных знаков был уменьшен в 10 раз. Жукова мы поминали очень недобрыми словами. За время службы в полку были запоминающиеся интересные моменты. Один такой случай я предлагаю вашему вниманию. Понимаю, что учебные тревоги и у вас бывали не раз, но согласитесь, что это в мирное время был особый случай.

Борис Николаевич: Литва, 1956 год. С годами вспоминаю реже Военный наш аэродром, Литовский город Паневежис, Казармы двухэтажный дом. Когда-то здесь располагался Краснознамённый Нарвский полк. Я в нём служил и постарался, Чтобы от этого был толк. Сержант, механик самолёта, Готовил я его в полёт И в той ответственной работе Такой запомнил эпизод: На ночь укрывшись в капониры, Бомбардировщики стоят. Спит полк и лишь у командира В штабном окне огни горят. Ночь отступает понемногу, Уже рассвета близок час И вдруг команда: «Полк! Тревога!» Из коек выбросила нас. Словно пружина распрямилась И закрутился механизм, И всё вокруг зашевелилось – Ожил военный организм. - Подъём! Быстрей! Быстрей, ребята! Старшины вразнобой кричат. Через минуту все солдаты В строю с оружием стоят. Кто едет в город, чтоб пилотов Оповестить и всех собрать, А кто спешит на самолёты, Чтоб подготовку начинать. Механики чехлы снимают И быстро, но не суетясь, Осмотр всего осуществляют, Радисты проверяют связь. Вложили в бортовые пушки Снарядов весь боекомплект И в бомболюки – не игрушки, В пыль разнесут любой объект. Несут из склада парашюты Стрелки-радисты в самолёт. Пошли последние минуты – Боеготовности отсчёт. Приехав, штурманы, пилоты Всё успевают осмотреть. И вот готовы самолёты, Чтобы в любой момент взлететь. Начальник штаба полк построил По эскадрильям и тотчас, Приняв доклады, перед строем Поспешно объявил приказ: - С сего момента экипажам В готовности всё время быть! Мы ждём из округа приказа Мятежный Будапешт бомбить. Остался долг за ними старый – К нам приходили воевать. Пускай не сетуют мадьяры, Покажем им как бунтовать! И замер полк, не всё равно Людей бомбить иль полигон. Хоть нет войны уже давно, Приказ для лётчика – закон. Спеша на старт, взревут турбины. Команду получив на взлёт, Пойдут «девятками» машины, Взяв курс на дальний перелёт. Три дня томились в ожидании И, наконец, пришел приказ, Что отменяется задание – Танкисты справились без нас. Мы все вздохнули с облегчением: Нам повезло, не наш удел Посеять горе, кровь, мучения Тем, кто свободы захотел.

T Sergey O: После окончания Московской ВАШМ я попал в один из учебных полков АВВАКУЛа, находившийся в Азербайджане. Это были Кази-Магомед или Аджикабул и Сангачалы.Солнце, ветер, пыль - главные воспоминания о тех местах. Ну а из событий, которые мне вбились в память навсегда это два случая. Первый, когда я однажды провел демонтаж катапультного кресла самолета Л-29, забыв вставить предохранительную чеку. После осознания случившегося ноги у меня долго были ватными.Слава богу ничего не произошло. Второй, это ЧП в нашей эскадрилье, когда летчик-инструктор ст. л-т Сафронов улетел в Иран. Сколько генералов тогда поналетело в нашу часть ? Потрясли все руководство.

Верто: Борис Николаевич пишет: с октября 1955 г. по декабрь 1957 г. служил авиамеханики, стали получать 30 руб. Позднее, будучи командиром отделения, я получал 100 руб. В 1961г. номинал денежных знаков был уменьшен в 10 раз. Добрый день Борис Николаевич! Мой вопрос заключается в том, знаешь ли ты иные оплаты по должностям ? К примеру: Нач штаба, нач ...(разведке, ...), РП , ОБАТО нач ТЭЧ, штурман эскадрильи и авиаполка, ИАС, технический , инженерный? Может ты сам знаешь или твои знакомые знают об окладах в 50-е годы. Был бы очень рад если бы ты мне смог помочь в этом.

Тестов: Воспоминания ребят из Чарджоу о варане и змеях память мою расшевелили. В Мачулищах, где-то в феврале-начале марта 1984 года, стояли мы на полётах на пожарной машине возле "вышки". Рядышком "Уаз-таблетка" медиков. Солнышко греет через лобовое стекло, снег блестит, начинает уже таять, транзистор что-то напевает - красотища! Смотрю - непонятное чёрное, размером со спичечный коробок, к нашему "ЗиЛку"ползёт, прямо по дороге на основную рулёжку. Я из кабины выпрыгнул, подбежал, взял в руки и ору:" Крот настоящий!"А водитель, был со мной то ли Женя Ковш (жил до службы рядом, с печально знаменитой теперь из-за банды Цапков, станицей Кущёвская), то ли Олег Кузьмин ( он из города Неман Калининградской области) не понимающи на меня смотрит:"Ну крот, и чего?" А я ему объясняю: возле моего родного Северодвинска на озёрах и реках полно ондатр, они и в норах живут и хатки из тростника строят, на огородах морковку портят водяные полёвки, в лесу полно рыжих полёвок, раз землеройку в руках держал, а вот кроты из-за холода у нас не живут, Крайний Север у нас...А тут в блестящей чёрной шубке, с мощными передними лапами-лопатами и смешным розовым пяточком настоящий живой крот, которого видел до этого только в кино и на картинках. А в 1992 или 93 году, в мае, приехал из Литвы мой ШМАСовский друг Долгов Дмитрий на полноприводном "Субару". Ночи были белые, ясные, морозило и мы решили по Онежской дороге доехать до урочища Куртяево, посмотреть на древний потухший вулкан, попить минеральной водички, полюбоваться на прибрежном лужку на берегу речки Верховки старинной деревянной церковью, в окружении елей, почти столетних. Тогда народ ещё не набрал в кредит машин, квадроциклов не было, заводы Северодвинска работали, после 12 ночи никто по дороге на Онегу не ездил. Пока до Куртяево доехали подняли: стайку белых куропаток (на фоне рыжего, уже свободного от снега, болота они были чётко видны), глухаря (клевал он камушки на дороге), пару лисиц, зайца. Тогда уже у мосточков, что вели через болото к купальням у источников минеральной воды, был установлен ящик для пожертвований. У Димки в карманах оказалось полно мелочи по 1, 2 и 5 центов Литвы, он их горсть в ящик высыпал. А потом только сообразил и говорит: "Слушай, ведь банки с монетой не работают! Получается, я только коллекционеров порадую..." На обратной дороге, уже почти у реки Солза, метров сто трусила перед машиной, прямо по дороге, клокастая, не вылинявшая до конца, лисица. Совсем машины не боялась!Потом перепрыгнула придорожную канаву и также не торопясь, потрусила к лесу. Просто сказочная тогда получилась поездка в Куртяево...

кузнец: Вспоминая первые месяцы в полку так и хочется это назвать "Особенности караульной службы в полку". Из ШМАСа в полк прибыли 2 июля, а не осенью, когда до этого всегда приходило пополнение. Полк на тёплые месяца вместе с пожитками перебазировался в Нежин, а в Полтаве стройбат пере заливал ВПП. Так что тем, кто остался, приходилось через день на ремень, через два на кухню. Нас как неожиданную помощь встретили с криками ура и в воздух чепчики бросали. На третий день и мне пришлось взять в руки карабин. Начкар, он же и пом. дежурного по части был сержант срочной или сверхсрочной службы, а разводящий из солдат старших лет. Караул так караул - дело не хитрое, привычное. Но нет! Мне заступать на пост уже по-тёмному. Вышли из штаба (там караулка), а карабин не заряжаем. На мой молчаливый вопрос разводящему, получаю молчаливый ответ - салага. Затем изрёк: - Тебе охранять ТЭЧ, ты знаешь где она? Я ж не первый день в полку и бодро отвечаю: - Когда ехали на свой объект, то офицеры показывали! Он почесал затылок и мудро молвил: - Ладно, придется тебя отвести, а то заблудишься - ищи всю ночь. Пришли на пост и он болтая со сменившимся уже собрались уходить. Я задал второй глупый вопрос: - А где и что мне охранять? Он прочитал самый мудрый параграф из новейшего Устава караульной службы: - Захочешь спать, ложись на травку так, чтобы ноги были поперёк тротуара. В темноте рассмотрел мою отвисшую челюсть и добавил: - Придёт сменщик, зацепит их, а не будет в потёмках тебя искать! Они давно уже скрылись в темноте, а я всё не мог понять - куда я пришёл на пост или на пикник. Когда на рассвете вновь заступил на пост, то смог увидеть что я "бдительно" охранял. Этот сто метровый тротуар (на котором должны были лежать мои ноги) проходил вдоль здания здания ТЭЧ к стоянке. На окнах решётки, а на двери амбарный замок. Перпендикулярно от двери вела ещё аллея к деревянному автомобильному навесу заставленный стремянками. На стоянке ТЭЧ почти постоянно стоял Ли-2,а ещё метров через 200, уже на общей на приколе два ТУ-16 - ведь ВПП на ремонте. Ещё прилетали вертолёты различных марок. Вертолётных VIP пассажиров возили на авто. Летуны, технари топали в авиагородок пешочком, но чтобы не делать большой крюк . срезали через наш пост. Первыми вежливо здоровались с нами, доброжелательно перебрасывались незначительными фразами - наверно в благодарность за пропуск. Правда,ночью, когда проходили, то разговаривали громче, чтобы не испугать часового. Их технику мы не охраняли - она принадлежала местной нашей дивизии, да и наверно корпусу из Винницы. Это сплошной идиотизм, пустой навес охраняется круглосуточно, а боевая техника даже без присмотра на полупустом аэродроме. Напрашивался вывод сам - наша охрана ни кому не нужна, просто нужно чем-то занять солдатика, а не болтался он по полупустому городку. Но к дисциплине привыкать тяжело, а к бардаку - легко и быстро. У нас было двоякое отношение: - наплевательское к нарядам, но серьёзное и педантичное к авиатехнике. А вот Ли-2 мы эксплуатировали по-своему. Поздним летним вечером хорошо лежать на тёплом крыле после дневного солнцепёка и глядя на звёзды мечтать о своём. Однажды под утро так хорошо заснул в стожке сена, что когда солнышко разбудило меня, то самолёт стоящий в метрах 30 уже улетел. Даже рев движков не потревожил мой покой. Далее будет...

кузнец: В метрах ста был второй пост, где находились профилакторий из двух зданий барачного типа, КП командира и КП инженера полка. Это была вотчина "стариков" - пост двухсменный. Делили ночь пополам,в первую смену заступали и часто сразу уходили в самоволку. Потом "сдавал" пост, отсыпался в караулке и весь день свободен. По прибытии ещё из ШМАСА изменили на трёхсменный. Был у нас старослужащий Володя,сын рязанских земель, и был у него карманный приёмник или по-простому - транзистор. И носился он с этим чудом техники, как первый парень на деревне с гармошкой. Работало оно на средних и длинных волнах, с треском и со скрипом принимало круглосуточную музыкальную программу "Маяк". Пришли сменить его на втором посту, а часового нет. Зовут, кроют последними словами, но всё напрасно. Только в ночной тиши еле слышно музыку - спит! А откуда она несётся не понять. Ходили вокруг да около пока не определили, где звучит громче. И здесь ехидный смешок. Поднимают головы и видят - Володя с карабином через плечо, с приёмником в руке стоит на скобе металлической трубы кочегарки, в метрах десяти над землёй. Как они крыли, пока он опускался. - Ты какого чёрта на неё забрался? - -Так чем выше находится антенна - тем лучше должен брать приёмник! А потом решил над вами пошутить. - После такого простодушного и наивного ответа вся злость пропала. Что возьмёшь - шут гороховый. Посмеялись, да и только, но ещё долго вспоминали ему эту трубу.

кузнец: ...Стоял знойный летний день, в глазах зайчики бегают от такого солнца. Приходит часовой со второго поста покурить, а я и сам раскурился. Погрустили,но пришла хорошая мысль - возле вертолётов возятся технари, решили - пошли у них попросим. И мы пошли разморенные солнцем, с распаренными мозги. А были ли у нас вообще тогда мозги. Пилотки под погонами, гимнастёрки расстёгнуты ниже не куда, А карабины как дубинки через плечо - разбойники с большой дороги. Идём, болтаем и видим ещё издали, что у двоих, как будто, в руках красные флажки. Когда осталось до них метров 100 и вышли мы из-за редкого кустарника, то до нас дошло. - ЛОЖИСЬ! - Как ящерицы ползком рванули в обратном направлении. Ведь то были не флажки а лампасы! Ещё немного мы прошли, получили бы от генералов , и закурить, и прикурить Интересно, сколько бы они дали нам суток "губы". Долго мы не могли отдышатся, но вот так и смогли выяснить - кто же из нас крикнул: -Ложись. Ближе к осени, когда спала жара, по навесом напротив аллеи поставили стремянку с брезентовой площадкой. Уложили несколько шинелей, рядом карабин,ещё одной шинелькой укроешься - благодать. Карабин на пост брала первая смена, а уносили после после сдачи караула. Так что передавали его вместе подсумком на посту - ведь не будешь идти по гарнизону с оружием и без разводящего. Лежишь в этом "гамаке", голова приподнята и хорошо видно, если кто-то проходит через освещённый пятачок у двери ТЭЧ. Так же прекрасно видишь, когда по аллее к тебе идут. Даже с закрытыми глазами реагировали на проход под лампой. Не знаю как, но я всегда успевал проснутся и встречал смену уже возле стремянки. В октябре прилетел полк и эта пародия на караульную службу закончилась, а мы стали очень редко попадать в наряды. А у кого ещё будет такая быль про караул? ....

Ion Popa: кузнец пишет: что у двоих, как будто, в руках красные флажки... ...Ведь то были не флажки а лампасы! Так ведь у авиационных генералов лампасы - голубые...

кузнец: Извиняюсь, что не рассмотрели кто они были - танкисты или мариманы.

Тестов: В разделе "Вооружённые силы стран СНГ" 29.11.16 разместил я сообщение "В Мачулищах поздней осенью 2016". Когда смотрел видеосюжет, на 5-8 секундах, съёмку с квадрокоптера, увидел в левом верхнем углу, как раз под длинным лучиком звезды - эмблемы ВоенТВ, трёхэтажное светло-жёлтое здание КДП аэродрома.Поразили слева штук шесть высоких ёлок, а вот ближе к рулёжке ёлок нет,видимо выросли за 32 года, прошедших с моей службы, и стали рулёжку закрывать плотно, вот и спилили их. Сегодня всё здание почти видно целиком, часть первого этажа закрывает четыре ёлки(или туи) не высоких, но чётко виден балкон, который опоясывает третий этаж. На 24 секунде сюжета Ми-8 МТВ-5 с бортовым "90" развернулся поперёк основной рулёжки, носом на восток. Прямо по носу вертолёта видно двухэтажное светло-жёлтое здание. Именно к этому зданию зимой 1983-84 г. от рулёжки по бетонной дорожке, задом, подъезжала наша пожарная машина. На западной стене здания был электро щиток, к которому мы подключали кабель, чтобы электрогрелки не дали замерзнуть воде в цистерне нашей пожарной машины...По-моему, в здании этом была инженерная служба полка, то ли нашего, то ли истребителей... Ещё видны на видео пожарная машина на базе 4-х осного КАМАЗа, МАЗ тягач, ТЗ на базе МАЗа и ещё какие-то грузовики, все они капотами стоят на север, к Минску. На 27 секунде сюжета под хвостовой балкой вертолёта вновь виднеется здание КДП. Сегодня посмотрел Мачулищи на Яндекс.Карте и в Викимапии. Особенно на карте Викимапии чётко видно, что у северной стены КДП растёт что-то типа молодой ёлки или туи. А с северной стороны площадки у КДП, благо бордюрные камни у этой асфальтовой площадки то ли побелены, то ли белой краской с армейской тщательностью выкрашены, видно её чётко, елки высокие стоят только до асфальтовой дорожки, что идёт на север. А летом 1984 года ёлочки, метра в 3-4 высотой,плотно росли и с севера площадки, и с запада, и вдоль дорожки, что ведёт к выезду на основную рулёжку. Да ещё вдоль западной стороны площадки, весной 1984 года, установили большой металлический стенд со схемой движения автотранспорта по аэродрому. Возле этого стенда, капотом к КДП, к югу, насосом к Минску, как стало тепло, на полётах вставала наша дежурная пожарная машина. Где-то в июле, а может в августе, приехал я старшим на машине после обеда, полётов нет, но транспортник ждём. Транспортные борта тогда вставали на стоянку на основной рулёжке, близко от КДП, чуть севернее, как раз где на Яндекс.Карте сейчас четвёрка Ми-8 стоит плотненько, а через рулёжку стоит пожарная машина и 5 дежурных машин тёмно-зелёной армейской окраски. Доложился я на КДП, сел в машину. Солнце с юго-запада жарит, полный желудок уже на глаза давит. Ребятам, что на передних сидениях сидели, говорю, мол пойду позагораю за ёлочки, дед, имею право. Каску, боёвку, пожарный ремень со снаряжением оставил на втором сидении машины.За ёлочки зашёл, на скошенную травку разложил хебешку, рядом сапоги поставил, обмотав сверху портянками, труселя закрутил, сделав почти плавками и на хебешку на спину, раскинув руки, завалился.С юга - ёлки. С востока - ёлки и стенд, с запада - солнышко, которое я, как дитя Севера, просто обожаю. Отрубился мгновенно, но спал чутко. Сквозь сон чувствую чей-то взгляд. Левую руку поднял, взглянул на часы - проспал 20 минут всего. Брюки натягиваю, встаю, потягиваюсь сладко и через ёлочки, что южнее меня, вдоль дорожки к рулёжке, метрах в 3-5 от себя, вижу двух генералов с красными лампасами. Заложив руки за спину они меня разглядывают, о чём-то разговаривая. Одной рукой подхватываю хебешку, другой - сапоги, боком как краб, на полусогнутых, делаю несколько шагов на восток, проскакиваю ёлки, что с запада площадку окружают, ныряю под нижний край металлического стенда, со схемой движения автотранспорта по аэродрому, запрыгиваю в открытую заднюю дверь почти родной АА-40(131). Водитель и второй номер расчёта с недоумением поворачиваются ко мне на переднем сидении и спрашивают: "Пожар?!" Я им в ответ:"Не - генералы." Парни облегчённо выдыхают и вновь утыкаются в книжки. Генералы в Мачулишах - эка невидаль, то с округа, то с ГСВГ, то с СГВ, то с ЦГВ, иногда и адмиралы бывали. Встречали в 1983-84 годах их часто или на аэродроме, или у лётной столовой.

кузнец: На втором году службы я в группе человек из 7 под командованием капитана попал на полигон. Когда наши офицеры узнали с кем я еду, то сразу предупредили,что этого капитана упорно проталкиваю на должность подполковника - комендантом нашей авиабазы, так что смотри не залети. Расположились мы в "финском" домике, в лесу метрах 200 от ж/д станции Яреськи. Одну половину дома занимала семья старшины - "коменданта" полигона. А во второй жил его личный состав и такие как мы. Личный состав состоял из одного солдатика - армянина, назовём его Арно. Он приводил в порядок мишени, а если было желание, то помогал таким как мы. -Арно, к какой части ты приписан? - Не знаю. - А продукты где берёшь? - В Миргород поеду - там дают. - А зарплату как получаешь? - На станции, на почте - родители высылают. Это для сигарет, кино и на танцы. А захотел домой, то высылают больше.Покупаю билет, сажусь в поезд и я дома, а недельки через две возвращаюсь назад. А старшине пишу записку, где я. О дальнейшем случайно узнали от бабули, что пасла коров недалеко.За эти выкрутасы старшина сажал его на "губу" - в баньку или в сарай. Бабуля по партизански снабжала Арно куревом - жалко. Не исключаю, что может быть и молодушка у него была. И вот так ещё служили в авиации. Через день приехали три служивых с майором - истребители.Но погода не заладилась - низкая облачность и полётов нет! От безделья договорились разгрузить вагон с углём на станции. Предложили соседям скооперироваться, но взглянув на своего майора.отказались. Да мы и сами с помощью лопат и нашего ЗИЛа, который у нас пахал вместо маневрового паровоза быстро и почти легко разгрузили. Чумазые, но довольные мы имели на руках аж 70 р. И если это разделить на 2,87... - страшно представить! Кормёжку мы с собой сюда привезли, да ещё в лесу грибов тьма. К вечеру накрыли большой стол на свежем воздухе, пригласили старшину и конечно Арно - он подсказал эту шабашку. А вот истребителей из принципа - нет, но они ещё это нам припомнят. Потом захотелось нам в кино поехать в посёлок за 4 км. Но командир рассудил трезво и машину не дал - хотите, то идите пешком...

кузнец: ...Погода настроилась и у нас наступили трудовые будни. После завтрака выезжали на полигон, выставляли по периметру оцепление - на каждом въезде сельской дороги на полигон высаживали солдатика и машина с капитаном возвращалась на исходную, откуда выехали на поляну. На посту сразу перегораживали дорогу шлагбаумом и в первый день из лапника ели устраивали лежанку. Хотя по утрам уже заморозки, но в комбинезоне и куртке на ватине тепло да и солнце в морду греет - лепота. Сигаретку не спеша покуриваешь, а под боком ракетница, чтобы дать отбой стрельбам, если кто-то забредёт на полигон. Наши Ту-16 совершая бреющий полёт стреляя по мишеням, но самих мишеней мне не видно - полигон где-то км. 3 в ширину, а в длину раза в три больше. Видно как где-то вдали самолёт не спеша начинает заходить на коробочку и через несколько минут он вновь заходит на полигон. А минут через 5 - 10 прилетает следующий и всё повторяется. Как мне объяснили, что по уходящим целям стрелять не рекомендуется - снаряды могут уйти "за горизонт. Забирали нас в том-же порядке и уже отъезжая от полигона встречали истребителей. У них стрельбы с 12 часов и без оцепления - стреляют точнее и руководят по радио. В один из дней стрельб на дальнем посту солдатику показалось, что над ним пролетели снаряды. Надо ехать проверять в сторону их полёта. Наконец выехав на сельцо и расспросив местных пацанят, что у них всё тихо, спокойно и отправились в обратный путь. И только выехав на середину полигона, поняли, что из-за этой прогулки мы попали в цейтнот. Наш кузов затянут брезентовым тентом, но мы услышали нарастающий оглушительный рев двигателя самолёта. Один наш вцепился за задний борт кузова и орёт: - На нас МиГарик заходит! Одновременно услышали звук очереди и увидели, как полетели остатки досок от танка - мишени. Этот полигон раньше был бомбовым и на нём воронок больше чем кратеров на Луне. Нас болтает по кузову влево - вправо, но мы уже все вцепились за задний борт. Наш ЗИЛ не несётся, как бы нам хотелось, а двигается как бёдра у бразильской танцовщицы в ритме самбо - объезжая каждую воронку. Самолёт падает на левое крыло, делая коробочку. Это не то что наш не поворотливый Ту-16, А уже через несколько секунд вновь заходит на нас. Это потом вспоминали, как это было красиво, а тогда было не до восхищения...

Тестов: В сентябре 1983 года, пока после травмы заживали у меня пальцы левой руки, после осмотра врача, был я освобождён от нарядов. Определили меня в автослужбу нашей части. Там я впервые попал в класс, где висели плакаты-схемы с Ту-16 и Ту-22, на которых разным цветом под самолётами были изображены АПА, ТЗ, УПГ, кажется, ещё кондиционер, "маслёнка" и "шпаговозка" и расстояние от машин до самолёта, на котором водитель должен остановить автомобиль и пойти доложить техникам о прибытии. Название самолётов не было, одна схема была подписана: "Изделие "Н", а другая; "Изделие"Ю". В ШМАСе в Энгельсе подобных схем я не видел. А так как ещё в годы учёбы в школе была у нас поговорка-прикол:"Ешь витамин Ю, чтобы не было морщин на ...ую"сразу как-то запомнилось, что наши Ту-22 - это "Изделие"Ю". А где-то через год, я сидел в кинобудке в нашем клубе, Бахтияр Режаметов показывал офицерам полка, что мы обслуживали, фильмы центральной киностудии МО СССР с грифом "Для служебного пользования". Почему-то эти фильмы показывали ни в ГДО, а в клубе нашей части. И всегда Бахтияр приглашал нас, дедов пожарной команды, ему помочь и фильмы эти из кинобудки посмотреть. С удовольствием смотрел я про авианосные группы США, фильмы по ЗОМП, про размещение ракет США средней и меньшей дальности в Европе. Сидя в кинобудке услышал разговор лётчиков нашего полка, а в Мачулищах тогда был единственный в СССР центр подготовки лётчиков Дальней Авиации на Ту-22, что "Шило"самолёт интересный, но "Чемодан на колёсиках" ещё имеет свои плюсы, мол над Балтикой ходили так, что брызги от волн долетали до стёкол кабины, на "Шиле" так низко не пройти над морем, исходящие из движков газы самолёт просто перевернут. Ребята, не слышали, что Ту-16 называли "Чемодан на колёсиках"?

кузнец: ...И вновь сумасшедший вой приближающего самолёта, но он как бы вне резкости, а вот под воздухозаборником с правой плоскости пушку видишь до мельчайших подробностей. Ствол её направлен прямо на тебя. Из него вырывается пламя и снаряды ложатся уже ближе к нам и точно в центр известкового креста. -Молодец! Метко бьёт сволоч! А мы все кубарем летим в сторону кабины и я кувыркаясь зацепил пальцем за щепку кузова. Это водила не успел вывернуть перед очередной воронкой и резко дал по тормозам. Самолёт покинул полигон, а мы уже не спеша подъехали к машине истребителей. Не успели ещё остановится, а капитан выскочил из кабины и давай крыть отборнейшим матом майора, так что наверно с ёлок иголки сыпались. А они корчились от смеха и слова не могли сказать, только жестами показывали, как мы выписывали кренделя по полигону. Капитан увидел мой мой окровавленный палец и спросил, что со мной. Ну, я и ляпнул, что наверно зацепило осколком. Тот принял мою шутку за чистую монету и разразился новой тирадой, что вот видишь, нас мог расстрелять! Майор сквозь смех кое-как объяснил, что нас они увидели, когда мы только выехали на полигон и передал пилоту: -Работай осторожно - на полигоне машина с людьми. Вот так они отомстили нам за то, что не приглашали их к столу. После этого мы и здороваться с ними перестали, а они только ехидно улыбались поглядывая на нас. За обедом, капитан не дожидаясь ужина сказал повару, чтобы принёс успокоительное. Когда немного расслабились, то водитель показал театр одного актёра. Они в кабине вообще не видели заходящий на нас самолёт и куда он стреляет, а только уходящий с полигона и воронки перед собой. -Гони!...Я сказал...гони!...Ты..не можешь...больше...20 км/час...давать!... И всё это вперемежку с капитанским матом. Мы все весело смеялись, а громче всех наш главный герой. Выпили ещё за то, что всё хорошо для нас закончилось и за мою "пролитую" кровь. С капитаном, то есть уже майором, изредка встречались в авиагородке, то приветствовали друг друга с улыбкой, как бы напоминая, что мы помним те бешеные скачки на полигоне. Вот такая авиацыонная быль произошла в конце октября 1968 года.

Виктор45: Так было полвека назад. Конечно, многое уже забылось. Расскажу о том, что запомнилось. Пригодились короткие записи в сохранившейся чудом записной книжке. Призвали меня 27 ноября 1965 года из города Красноярск, куда я попал по распределению после окончания машиностроительного техникума. Утром следующего дня погрузились в эшелон. Нас было несколько сотен. Ехали вполне комфортно, в пассажирских вагонах. Через неделю приехали на узловую станцию Манзовку ( сейчас она называется Сибирцево ), а далее поехали в село Камень-Рыболов Ханкайского района приморского края. Помню, как вели нашу огромную толпу с вокзала в военный городок. Кто-то распустил слух, что гражданскую одежду всё равно заберут, поэтому обочины дороги после нас остались усыпанными предметами нашей одежды. Около бани на специальных чурбаках гражданскую одежду просто рубили на части. Однако объявили, что одежду можно отправить посылкой домой. Не помню, чтобы кто-нибудь отправлял одежду. Ведь ехали в самой плохой одежде, в фуфайках, в кирзовых сапогах. Пока неделю ехали в вагоне, все перезнакомились. К общему удивлению после бани и обмундирования все оказались на одно лицо и не сразу узнавали знакомых. Спать легли уже часа в 2-3 ночи, но утром подняли как положено в 6 часов. Кровати были двухъярусными, матрацы набиты соломой, подушки-ватные.Я попал на верхнюю койку, потом уже договорились с нижним соседом как прыгать сверху, чтобы не сесть на шею нижнему. Казармы были построены ещё во времена Блюхера, располагались на берегу озера Ханка. Туалеты на улице. Стены казармы уже обветшали, мы шутили, что если по стене ударить каблуком, то нога будет снаружи.Полы деревянные, натирались мастикой. Отапливалась казарма печами, которые шли в ряд по проходу между отсеками ( загородками повзводно). холодно было, хотя около печей в радиусе 2-3 метра просто жарко. По ночам тащили шинели и бушлаты с вешалок, чтобы укрыться. А перед подъёмом дневальные будили потихоньку. Сержанты делали вид, что не знали об этом.

Виктор45: В столовую. как правило, ходили в гимнастёрках. У меня сохранилась запись: 27.02.66 температура +3. Особенности дальневосточного питания: рыба ежедневно. В супе, жареная.с гарниром, кусок селёдки с венигретом. Самые шустрые уже посчитали, сколько метров селёдки нужно съесть до дембиля. За три года счёт шёл на десятки метров. Должен сказать, что такую толстую селёдку как в Приморье, больше не видел нигде. Запомнилось экзотическое блюдо:пюре из сушёного картофеля. Поначалу еды казалось мало, потом почти все привыкли. Хотя были отдельные крупные мужики, которым приказом по части давали полуторную норму. Курс молодого солдата продолжался 3 недели. Несладко было на строевой подготовке: мёрзли ноги в кирзовых сапогах. Носки домашние иметь не разрешали, только байковые портянки. С удовольствием ходили на политзанятия(лекции) в ГОК (гарнизонный офицерский клуб). Там быстро всех развозило на сон, поэтому периодически звучала команда : Встать! Садись! 26 декабря 1965 года наша вторая рота приняла присягу. В то время я был в 21 взводе (командир к-н Староверов, замкомвзвода с-т Мазурец).Считаю необходимым заметить, что и наш сержант, и другие сержанты, призванные на год раньше нас из западной Украины, были нормальные ребята, никаких признаков национализма. Поэтому всегда удивляюсь, откуда же сейчас так много там стало нациков. После принятия присяги начались уже настоящие занятия. В нашем первом батальоне (называли тогда 1-й цикл) -командир п/п-к Симонсон- изучали ИЛ-14Т, во втором батальоне-командир п/п-к Яценко-изучали ТУ-16. Был ещё отдельный музвзвод, у них изучали какой-то маленький связной самолётик. На практические занятия роту водили на учебный аэродром.Со стороны , наверное, на нас было смешно смотреть: одеты в зимнее техническое, на ногах огромные валенки, строй 180 человек растягивался на 100-150метров. Обращались к нам "Товарищи курсанты!", слово "Солдат" даже не употреблялось.В караул чаще ходил разводящим.Пока отведёшь смену на аэродром, вернёшься в караулку, а через 30-40 минут уже пора очередную смену вести. Часовые ночью зимой прятались от ветра и холода в машинах или где-нмбудь в затишье.Приведёшь смену на аэродром и кричишь часовому, чтобы не напугать его. Можно понять, ему ночью одному жутковато. Весной 1966 года начали подготовку к перебазированию в Прибалтику, куда именно нам не говорили.Разбирали самолёты, упаковывали всю технику.На другом берегу озера Ханка была уже китайская территория. Как знаете, в те годы отношения у нас с ними были напряжёнными.По слухам после нас в село перебазировали танкистов. Где-то в последних числах апреля 1966 года погрузили нас (курсантов-в товарные вагоны, офицеров с семьями- в пассажирские) в один из эшелонов и отправили на Запад. Ехали 2 недели, в Алуксне приехали 13 мая 1966 года. В то время гремела стройка века: железная дорога Абакан-Тайшет. Мы по этому пути проехали в числе первых. В товарных вагонах были оборудованы нары, посередине вагона- печка-буржуйка. В военном городке Алуксне вторую роту разместили в учебном корпусе, внизу в подвальном помещении была караулка.В июне 1966 года начали давать увольнения по 4 часа. Первым делом все ходили на остров, к развалинам крепости ( год основания 1342). Местные к нам относились нейтрально, но к девушкам, общавщимся с курсантами- с презрением. Мне иностранные языки всегда давались легко, поэтому освоить по минимуму разговорную речь было интересно. В кафе, куда мы в увольнение ходили выпить ячменного пива, с одобрением воспринимали наши попытки объясниться по-латышски. Я и до сих пор не забыл некоторые слова и фразы.

Виктор45: Летом 1966 года несколько раз ездили на сельхозработы, это был настоящий отдых от рутины службы.Кормили там, на очередном хуторе, просто "на убой". Молоко привозили целыми флягами, мясо, сыр, овощи- всё сколько хочешь! Ну и мы пахали на совесть. В августе 1966 года на 2-3 недели наш взвод ездил на ремонт взлётно-посадочной полосы в Екабпилс (Крустпилс). Наша задача заключалась в демонтаже бетонных плит ВПП. Плита 4х5 метров толщиной примерно 40 см.Норма на бригаду из 4 человек: выдолбить отбойными молотками эту плиту и куски бетона вытащить на целую плиту.За эту полукаторжную работу нам отвалили как премию по 10 рублей на человека.Согласен с механиками, которые считают, что отвлечений от учёбы было много, а вот настоящей практики по обслуживанию самолётов мало. Например: за всё время учёбы (а мы были последним выпуском по 9-ти месячной программе) лишь однажды подняли по тревоге ночью и мы готовили самолёт к вылету.Осенью 1966 года сдали экзамены, стали разъезжаться в полки. Меня оставили замкомвзвода-инструктором. Когда перебазировались в Алуксне рота осталась без старшины. Старшиной стал ст. сержант срочной службы Тихонов- человек курсантами и офицерами весьиа уважаемый.А меня, курсанта, перевели в его бывший взвод практически замкомвзводом. Надо сказать, что в то время сверхсрочников было мало, да и как раз призывали тех, кто родился в войну и сразу после неё. В 1966 году в школе и офицеров не хватало. Доходило до того, что начкарами сержанты ходили.К тем далёким временам вспоминаю офицеров: на аэродроме м-р Черединов, к-н Тарасов, к-н Мамедов. Во 2 роте м0р Цыбин, командиры взводов Ююкин, Хасанов, Колесов, Юрьев.

Виктор45: В то время участок дороги к столовой проходили только строевым шагом.Помню анекдотический случай. Роту к столовой вёл наш старшина ст. сержант Тихонов. Так вот мы так врубили строевым и по команде "Стой"! остановились очень чётко и не шелохнулись. А в это время 3-ю роту вёл вновь назначенный к-р роты капитан Шабанов. Они прошли не блестяще и после команды "Рота, стой!" начали шевелиться, отставшие -подтягиваться, в общем получилась толпа, а не строй. Ну, ясно, мы в 180 глоток заржали над ними! Шабанов пришёл в ярость! Ещё бы, сержант лучше умеет вести роту! Он приказал Тихонову, чтобы наша рота ещё раз прошла. Отвёл Тихонов роту на 30-40 метров назад и тихо нам говорит:"ну, не посрамите!" Мы ещё раз врубили строевым, ещё лучше, чем в первый раз. Можно представить, какую реакцию он получил среди офицеров! Наверное , нужно сказать, что рота тогда и в самом деле была в числе лучших. Летом следующего года в селе (20 км от города) проходил слёт ветеранов и нам там вручили Переходящее Красное Знамя. Что ещё помнится из той , курсантской жизни? Был отличный солдатский буфет (называли его "Чепок" или "чипок"). Ну очень вкусные булочки, да с молоком! Два раза в неделю показывали кино, притом современные ленты, а не какое-то старьё У меня записаны названия 2-х фильмов: "Иду на грозу" и "На диком бреге". Водили как в поощрение роту в городской кинотеатр "Лиесма" (Рассвет). Были на экскурсии в местном заводе (филиале рижского завода ВЭФ). Много внимания уделялось физподготовке.Летом на физзарядке 2-3 раза в неделю бегали кроссы. Тогда и получил ВСК 2-й ступени До сих пор помню, что норматив на 2-й разряд был 10.50. Очень интересными были лекции о международном положении, которые читал пропагандист политотдела школы м-р Литвак. Осенью 1966 года поехали за пополнением в Уфу. Из призыва осени 1966 года , первого с 5,5 -месячной программой и получил свой первый взвод, как замкомвзвода 22-го. Мои курсанты начали изучать новый самолёт : чешский Л-29. В июне 1967 курсанты разъехались по полкам Поскольку я остался в школе, вся переписка впоследствие велась через меня. Взвод получил звание отличного. Тогда это было основанием для ротного сержанта получить "Отличника ВВС". Получил следующий взвод. Вот в том наборе(лето 1967 г.) был у меня командиром отделения Василий- один из основателей сайта нашей школы.С этим взводом во время курса молодого солдата и ещё месяц.После этого уехал в отпуск и во взвод уже не вернулся. Перевели на должность пом. коменданта гарнизона.Комендантом гарнизона в то время был п/п-к Арещенко П.И. Вот на этой должности служил до дембиля. Работы хватало: ремонт и оборудование КПП, комендатуры, караулки, постов. В наряд ходил часто, больше в патруль. Летом иногда на бассейн. 2 курсанта, которые были со мной на бассейне , фактически были в увольнении: загорали, ловили на удочку угрей, варили уху. В общем, в серой рутине службы изредка бывали и светлые дни. Летом 1967 года, а может немного раньше расформировали аналогичную школу в ПрибВО Вот тогда в роте появился к-н Серов. В воспоминаниях одного из механиков он упоминается как командир роты.Заметными офицерами в школе были м-р Фисенко, к-н Тарнавский.

Виктор45: КАк минимум 1-2 раза в месяц каждый взвод привлекался на хозработы. Хорошо помню, как в Камень-Рыболове ходили разгружать вагоны с лесом и углём. Рагружать уголь зимой было очень тяжело: уголь смерзался и в люки он не проваливался. приходилось разбивать его ломами. Зато в Алуксне намного легче было в карауле, чем в Приморье. Военный городок компактный и аэродром рядом. Когда ездил в отпуск в Красноярск, попался на глаза патрулю.И надо же такому случиться: в патруле был мл. сержант Калниньш из Алуксне. У меня сохранился его адрес в Алуксне: ул. Мальенас д№ 1. Может быть, эти увидяь бывшие сослуживцы-сержанты; Кепаза,Роман, Попович, Крук, Мазурец (все из Украины), Иванов-Новосибирск, Петров-Иркутск. Мой бывший командир взвода капитан Ююкин жил в Алуксне по адресу ул. Торня 13-44. Конечно, всем им уже далеко за 70... Время неумолимо. Обратил внимание, как и другие, что офицеры почему-то неохотно фотографировались с курсантами при выпуске. На фото 22 взвода (1967 год) чудом попал м-р Цыбин, старшина роты Захарёнок. А меня позвали как бывшего замкомвзвода. Из летнего(1967 г.) остались в постоянном составе Петищев и Соловьёв. а из взвода (декабрь 1967г.) на учебном аэродроме остался инструктором Самофал В.Е. В те времена были традиции организация детских оздоровительных лагерей. В июле 1968 года такой лагерь работал на территории городка. Назывался "Орлёнок".

Виктор45: Ребята носили пионерскую форму, принимали присягу юнармейца.Им показывали оружие, учили строю, знакомили с уставами, занимались физподготовкой. Инструкторами были курсанты и сержанты. Жили мальчишки в палатках. 1968 год- переломный год, переход с 3 на 2 года службы. Но мы отслужили от звонка до звонка 3 года.Из видео к 45-летию школы узнал нескольких ветеранов: КРАСТИН, ФИСЕНКО, ТАРНАВСКИЙ. ЛИТВАК. СЕРОВ. В моё время общее построение производилосьпо_другому :фронтом к штабу.Перед строем появлялись начальник школы и нач, политотдела, докладывал нач,учебной части п/п_-к Пысин.

Виктор45: В караул мы ходили с карабинами СКС. Интересно, что комната сержантов 2-й роты располагалась как раз над входом в караулку. Впрочем, последние месяцы я жил в "постоянном составе" (на первом этаже штаба). Внимательно прочитал воспоминания Кузнеца. Вы были в школе с осени 1966 года до лета 1967 ? Это был первый набор по 5-месячной программе. Да, всё написанное вами очень знакомо. В это время я уже был сержантом во 2-й роте. На фотографии вашего взвода лицо сержанта мне знакомо. Дело в том, что в то время регулярно проводились "дни сержанта"-учёба сержантов и культурная программа (кино, экскурсии, лекции и т.д.). Поэтому мы были в основном знакомы. Один из основателей нашей ветки-Василий был в следующем после вас призыве. Отпуска в школе давали скупо. После учёбы не сразу, конечно, давали отпуска сержантам. Курсанты получали отпуска редко, за успехи в УБПП. Также помню, что отпуск получил курсант 2-й роты за первое место в школе за рационализаторскую работу. Он изготовил действующую модель аэродинамической трубы. Несколько слов о "дедовщине". В то время мы и слова такого не знали. Во всяком случае за 3 года в школе ничего такого не видел. Но из обширной переписки с моими бывшими курсантами знаю, что в полках такие эпизоды были. О национальной розни. Вот в том взводе, где был Василий, 14 человек (половина взвода!)-литовцы, 9 человек-русские, и ещё ребята 4-х национальностей. Жили дружно. В том взводе, где я был курсантом, наблюдалась некоторая неприязнь между ребятами с Кавказа, но враждебности не было. Основная масса курсантов имела среднее образование, остальные -не ниже 8-ми классов. В значительной степени уровень образования влиял на подбор командиров отделений и сержантов. Во времена моей курсантской жизни несколько из западной Украины были на гражданке учителями. Я сам успел до призыва закончить техникум и год на заводе проработал мастером. У Василия сержант Петищев был агрономом отделения совхоза. А курсант Саркисян работал после техникума экономистом. Курсант Шалкаускас по образованию техник-технолог.В Славгороде-2 в/ч 21451 служил сослуживец Василия Лабунский. Все мои воспоминания выглядят, наверное, несколько сумбурными. Но думаю, вам- уважаемые механики будет интересно побывать в той жизни, когда мы были молодыми.

кузнец: Интересное и хорошее повествование путешествия 19 ШМАСа из-за тридевять земель, с берегов озера Ханка через весь Советский Союз на берег озера Алуксне. Открыта ещё одна малоизвестная страница истории для нас "латвийских" ШМАСовцев. Наверно, это первый рассказ о тех временах, да и участников событий уже становится меньше. Виктор, эти воспоминания украшают историю ШМАСа, но почему не на нашей странице? Они оживили бы нашу ветку. Из ветеранов по видео узнал сразу Крастина. А вот своего комроты Фисенко признал с трудом, а ведь думал, что его хорошо помню. Капитан Тарнавский что-то у нас читал, но лицо не не признал.

кузнец: Плановые полёты у нас в полку были по вторникам и пятницам, а тревога не помню, чтобы было раньше пяти часов утра или в воскресение. И то, когда раним утром приходится прогуляться в “типа сортир”, глянешь на небо и если затянуто облаками – можно спокойно идти досыпать. Тревога. Начинается организованная суета. Быстрее всех разбегаются и разъезжаются посыльные. Мы так же стараемся как можно быстрей покинуть казарму и проскочить мимо штаба – зачем нарываться на неожиданные неприятности. До нашего объекта 2 км., но спешим только первую четверть. Затем переходим на “технический шаг” (пятые сутки третий километр), а выйдя в полюшко уже и закуриваем, бредём как стадо овец. Спешить некуда – всё равно ждать, когда офицеры приедут, а дежурный вскроет объект. Объект занимает площадь 1,5 футбольных поля, окружённый почти 3 метровым забором, а перед ним метров за 5 ,,колючка”. На проходной часовой. Посреди этой территории здание с кабинетами, лабораториями. ангаром для ракет и даже своя маленькая котельная. Площадь засажена деревьями и фруктовыми так же. Если мы и на объекте, то всё равно даже комполка не зайдёт без дежурного офицера. Перед этим тот даст команду, чтобы все создали рабочую обстановку и только тогда идёт на проходную встречать гостя. По окончанию визита следует команда – отбой. Так что гарантировано защищены от нежелательных посторонних глаз.

кузнец: Комбат даёт план по тревоге. Если полёты с ракетами, то мы их с пустыми баками шустро вывозим к нужным самолётам и в ангар дрыхнуть в чехлах до окончания полётов или до позднего завтрака. А если без, то сразу в эти чехлы под тёплые батареи, что бы не смущать офицеров в кабинетах в их мучительной бездеятельности. Вот сверхсрочникам тяжелей всего – в кабинетах они лишние, а с нами как бы ни по чину. Если переодеваемся в техничку, то и они с удовольствием устраиваются в чехлах. Начинается великий трёп – у сверхсрочников жизненных баек по более нашего. У Николая с моей группы бородатый рассказ, как он на танке от сатрапов мужественно охранял строителей берлинской стены. Под его повествование мы быстро засыпали. Не знаю, какой он танкист, но казалось, что у него и танки строевым шагом ходили – так преобразовывался на строевых занятиях. Было такое, когда офицеров готовили к праздничному параду, а мы, чтобы не жирели, вдали от них так же трамбовали рулёжку. Издали видно, что мы маршируем. Но как? Вот где мы изобретали различные варианты “паровозика”. А Коля мечтал стать нашим старшиной – ну не по зубам ему авиатехника, ведь портянки более понятная вещ.

кузнец: А вот у сержанта с электрогруппы любили выпытывать – на какую заграницу он работает. Сделаю отступление для понимания. У нас были расчёты для поднятия 9-тонных бомб и мне в конце службы так же пришлось это познавать. Зачехлённую бомбу на тележке загоняем под бомболюк. Мне не понятно: её для секретности обязательно зачехлять, а ракеты по аэродрому развожу расчехлённые. Ведь бомба как все бомбы, только очень большая и на ней нет надписи, что в ней ядерный заряд. Познакомился с ней когда освобождали от неё наш ангар, то я с помощью кран-балки перегружал на тележку. Стоишь на ней, потягиваешь цепочку, а ногами ощущаешь её мощь. По периметру бомболюка развешиваем брезентовую штору – мы её называем палатка, только после этого можно расчехлять. Впереди люка устанавливаю 2 маленькие лебёдочки, это же делает со стороны кормы второй номер. Забрасываю конец троса вверх бомболюка, где там через систему блоков закрепляют. На брюхе у меня весит простейший пульт управления лебёдками: 2 амперметра, 2 реостата с пружинным возвратом. Старший расчёта офицер командует лебёдками, чтобы мы поднимали бомбу без перекосов. Бедный самолёт стонет принимая сразу такой груз. Команда сверху: -Зелёный горит! Дальше подъём на минимальной скорости. Команда: - Красный горит! Значит, подошли к замку, лебёдки стоп. Замок закрывают. Как там это всё делается, не видел – там, на верху не был. Снимаем такелаж и наша работа выполнена. Несколько лет назад они всё так и сделали, потом улеглись под люком, спрятавшись за палаткой от зноя и посторонних глаз. Через некоторое время один глядя на эту “бегемотину” сказал, что пошли лучше ляжем под крыло, от греха подальше. Как только ребята расположились на новом месте, эта “дура” падает и раскалывается. Срывают палатку и не глядя, что там внутри укрывают её. Разбор “полётов” был по крупному. - Рабочий день у нас начинался в “особняке” c написания объяснительных. Что делал, что видел и целый букет других вопросов. Они повторялись, изменялись, переставлялись и так каждый день в течении года. - Так ты за это время освоил новую профессию – писаря, почерк то выработал каллиграфический! – смеёмся мы. Какое было им наказание, это я не помню. - А кто видел ШЕСТИРЕЖДЫ героя Советского Союза?

кузнец: -А я видел. – эту фразу молвил Алексей Иванович старшина с моей группы. Добродушный, рассудительный, не конфликтный, нами уважаемый старичок (для нашего того возраста) и нам казалось, что он уже лет сто как должен быть на пенсии. Но его к нам перекинули дорабатывать до этой пенсии, а до этого всю службу укладывал парашюты. Все его и даже комбат называли только по имени отчеству. У нас были наверно идиотские взгляды, а кто дремал, то те сразу проснулись. Как он мог ляпнуть такую ересь? -А мне вот пришлось увидеть. – повторил для весомости он. -Всю войну летный состав не занимался прыжками с парашютом - не до этого было. И вот наверно где-то в году 46 начальство вспомнило об этом. Прихожу я рано утром на аэродром на прыжки, а мой солдатик уже там и во всей красе. На нём орденов и медалей как кольчуга на богатыре, даже Брежнев наверно позавидовал бы ему. И впереди, и на спине, а на груди, где и положено, сверкают золотом 6 медалей! В те времена ношение наград было обязательным, а не какие-то колодочки. Не знаю, может быть, их тогда и не было. Вот перед прыжком каждый летун снимал (в воздухе ведь разлетятся) свой блок и с прибаутками цеплял на солдатика - где было свободное место. А вот медаль “Золотая Звезда” - отдельно. В нашем полку ведь выросло 29 Героев Советского Союза, а один дважды. Наверно, этот служивый жалел потом на гражданке, что не был запечатлён тогда на фото. -Весёлые были ребята. – сказал Алексей Иванович после открытия мемориальной доски Героям комсомольцам по случаю 50-летия ВЛКСМ. – Чудили ещё как. Не могли после военной вольнице привыкнуть к строгой дисциплине мирного времени. Как их не “причёсывали”, но они были не подающие. Пришлось рассеять по другим частям. Есть категория людей, которые в войну были в своей стихии, а в мирное время как рыба на берегу. А другие в войну серенькие, а мирное время – на коне. И что интересно: и первые, и вторые отличные командиры, но каждый в своё время! В моё время уже не было в полку ни одного Героя. Только командир дивизии носил Золотую Звезду, но он воспитанник не нашего полка. Эти байки я только честно пересказал, так что с меня спроса нет!

кузнец: Мой призыв был в числе первых создателей нашего батальона. Так это подразделение звучит слишком громко – моих одногодков было 11, а расцвет нашего личного состава батальона доходил только до 21 солдатика. Так что новую технику познавали вместе с офицерами. Наш начальник группы капитан Потапов читает техдокументацию на ракету, но нельзя конспектировать из-за сов. секретности и нас от бездействия размаривает летняя жара на сон, ещё хочется курить. Хотя и лаборатория оборудована шикарно – с электроуправляемыми стендами и схемами, но через пару часов мы своим нытьём вынуждаем капитана сделать перерыв. Пока он сдаёт “талмуд” в нашу секретку, мы придумываем тему, на которую его можно “раскрутить”. Он закуривает, а мы с вопросом. Как пожилой человек он уходи в бесконечные воспоминания, точно как мы сейчас. Мы уже знаем, что эти посиделки в курилке продлятся до обеда – лишь бы сигарет хватило. Довольные, но слушаем с интересом. Если про охоту или рыбалку, то начинает так: - “Приехали мы на рыбалку. Вреезали!”... или “Приехали мы на охоту. Вреезали!”... Самое главное, после этих выходных ни разу не слышал от него запашок – наверно, это была просто присказка. А далее идёт захватывающее повествование. К чёрту эту ракету, если перед тобой столько рожиц с открытыми ртами. 200 А если про авиацию, то баек не счесть и самое главное – не повторялся. Начиная ещё с того, что вместе с оборудованием в бомболюке перебазировались в Китай и. т. и т. п. К сожалению зимой долго не высидишь в курилке, но мы терпели. Однажды, перед 23 февралём нас всех вывезли на городское кладбище навести порядок. Вернее, на отдельном участке, где похоронены военные. Аллейки мы почистили от снега аккуратно и на совесть. И уже в самом конце кто-то обратил внимание, что у 21 могилы авиаторам одна дата смерти. Несколько минут назад мы относились к окружающему отчуждённо как к чему-то абстрактному, а теперь молча смотрели на этот армейский строй. Уезжали с кладбища с таким чувством, как будто только что мы их похоронили. Естественно, на следующий день в курилке вопрос к капитану Потапову, что произошло? Его рассказ опишу своими словами – так будет понятней. Наш аэродром представляет букву “ Р “ с удлинённо раза в 2 вертикальной линией, это ВПП. Параллельно её пролегала рулёжка, правда только где-то больше половины длины взлётки. На закруглении буквы была рулёжка и стоянки самолётов двух полков. На “Ближний старт” самолёты выходили без проблем, так как это рядом со стоянками. А вот на “Дальний старт” вначале самолёт проходил по параллельной рулёжке, по окончанию её выезжал на ВПП и далее двигался по взлётке. На “Дальнем старте” разворачивался и готов был к взлёту. В то злополучное время проходили ночные полёты и работали с “Дальнего старта”. Один самолёт запросил разрешение на выезд с рулёжки на ВПП и движение по ней. Руководитель полётов дал добро, а сам отвлёкся. Самолёт в воздухе запросил разрешение на посадку и также получил добро, но уже от помощника руководителя полётов. Два Ту-4 (точнее, копии В-29) начали двигаться навстречу трагедии, которая произошла на ВПП и унесла 22 жизни. -Как 22, если мы видели 21 могилу? - Родители забрали одного к себе в село, там и похоронили. - Выводы, какие были? - Командир полка лишился только папахи, которую только успел пару месяцев поносить. От жёстких разборов того времени спасло то, что утром ТАСС сообщило о смерти Сталина. Ещё неизвестно, сколько бы жизней лишились. Верхи в это время решали более важные вопросы, а это просто мелочёвка.

vasilij: Привет дорогие ребята и однополчане.С большим удовольствием прочитал ваши воспоминания о наших школах,в том числе и воспоминания о нашей Алуксненской.Большое спасибо моему бывшему командиру Виктору Баженову,который внес свою лепту в воспитании таких как мы.Я, наверное, тоже напишу пару слов о дальнейшей своей службе в летном полку.Сейчас я хочу вас всех и ваши семьи поздравить с наступающем 1 го мая и нашего дня ПОБЕДЫ.Здоровья всем,удачи и успеха.

Тестов: Уважаемый Кузнец про полигон написал. Я был на полигоне в Гомельской области, но не могу вспомнить подробности. Было это в сентябре или начале октября 1984 года. Разобрали в авторотах пару старых"КрАЗов", практически остались мосты, рама, часть кабины и крылья. Вот их и решили отвезти на полигон, чтобы самолёты их бомбили. Решили останки машин загрузить на трейлеры, зацепив их за "КрАЗы". А чтобы на полигоне разгрузить и установить на мишенном поле мишени-"КрАЗЫ", решили собрать с части команду человек в 5-7 во главе с прапорщиком.От нашей пожарной команды попросился я в командировку, так как дембельский аккорд делать отказался. А Володя Мезенцев согласился и каждый день ездил в один из дальних караулов (то ли на бомбосклад возле Урожайная, то ли на второй склад ГСМ, что в лесочке в 2 км на северо-запад от станции Михановичи, чуть южнее перекрёстка трассы М-1 и ул. Шоссейная)где с другими дембелями менял столбы и натягивали в 2 ряда колючую проволоку. Дембелям пообещали, что отпустят их до 7 Ноября домой, если периметр колючки на складе заменят до конца октября - начала ноября.Было дождливо, а потом и снег пошёл. Парни успели демонтировать 2 ряда старых столбов, установили новые столбы, колючку натянули. (По "Яндекс карте" померил расстояния, что на одном складе, что на другом, примерно от 1,5 до 2 км получается). Но до 7 Ноября ушёл с нашей части только один дембель с ЗКП, парень окончил математический факультет МГУ, отслужил 1,5 года, был единственным солдатом - членом КПСС. И числа 3-5 ноября полк встал на боевое дежурство. Тут, естественно, дембелей задержали на 2 недели, пока полк выполнял боевую задачу.Как сейчас сказали бы:"Кинули отцы-командиры дембелей с их аккордом, как щенков". Ну, а я решил скататься на полигон. Позавтракали, пришли в автопарк. Показал нам "ЗиЛ-157", мы в его залези. Сидим час, потом второй, что-то с погрузкой одного из "КрАЗов" на трейлер не так. Часа через 2 поехали на продсклады, что за нашей столовой, возле ГДО, получили сухой паёк. Часов в 10 только выехали из гарнизона колонной в сторону Минска. Мы сидели под брезентом и почти ничего не видели. Ехали не быстро, около 15-16 часов остановились, переехав мост. Объявили обед, к нам подъехали трейлеры, парни с тягачей вместе с нами умылись в реке. На табличке прочитал надпись:"Березина". Вспомнились уроки истории и разгром Наполеона на Березине. Но река, после виденных Северной Двины, Днепра и даже Невы, не произвела никакого впечатления. В кузове нашего "157-го" пообедали и снова под брезент и в путь. Прапорщик, что вёл колонну, сидя в кабине нашего "ЗиЛка", заблудился. В итоге на полигон в Гомельскую область приехали около 21 часа. Солдат был там человек 5-10. Дорога к месту, где стояли гаражи, казарма и клуб полигона, шла по узкой дороге, с двух сторон ограниченной широкими канавами. Да и сами гаражи, казарма и клуб находились почти на чётком круглом острове. Со слов солдат с полигона, сделан этот остров был поляками в 19 веке, мол пытались помещики местные болота осушить. Кроме того, служили эти канавы каналами, по которым весной и осенью шли баржи с товаром, мол в распутицу самый быстрый путь был. Разместили нас на ночь в клубе, принесли подушки и одеяла, на сцене мы на полу поужинали, благо горячий чай с кухни принесли, на сцене и устроились спать. Парни с полигона рассказали, что каждую ночь один из них ходит в патруль. Проверяет целостность печатей на гаражах, охраняет клуб и казарму, но народу чужого у них не бывает, до ближайшей деревни пара километров. Офицеров и прапорщиков всего человек 10, служат спокойно и очень дружно. Грибы - ягоды, рыбалка, библиотека, по субботам баня, кино по субботам и воскресеньям. На неделе установка мишеней, после работы авиации нанесение на карты новых воронок и доклад по связи на верх. А на следующие день, два, три, пять, семь закапывание воронок, подкраска мишеней, если что-то от мишени остаётся, и ремонт мишеней с помощью досок и фанеры. Утром мы позавтракали сухопаем в клубе. Тут приходит прапорщик и объявляет, что с трейлеров остатки "КрАЗов" стянули, на мишенное поле повезут их через день-два, нам -домой. Погрузились мы в "ЗиЛок -157", брезент затянули от дождя и покатили по-тихохоньку в почти родные Мачулищи. А за нами "КрАЗы"-тягачи потащили пустые трейлеры.В Мачулищи добрались без приключений, вновь, как и по дороге на полигон, сделали привал на обед в Бобруйске у Березины... Как не пытался я по "Яндекс картам" и по "В икимапии" найти тот полигон - ничего у меня на получилось.



полная версия страницы