Форум » Воспоминания о ШМАС и дальнейшей службе в авиации » Воспоминания о ШМАС. (продолжение) » Ответить

Воспоминания о ШМАС. (продолжение)

Admin: Начало темы здесь! А здесь мы будем делиться воспоминаниями о своей службе в ШМАС. Если вам нечего рассказать о службе в армии, значит вы прожили эти годы ЗРЯ! Бывший командир «Что скажут о тебе другие, коли ты сам о себе ничего сказать не можешь?» Козьма Прутков Задумайтесь, господа авиаспециалисты, над смыслом сказанного классиком и попытайтесь ответить на три вопроса: «Кто - я? Зачем живу? И что останется после меня?» Наша память с годами слабеет, в ней стираются лица друзей, С кем мы в ШМАСе учились и вместе, возмужав, становились взрослей. Но бег времени ты остановишь, отложив на минутку дела, Черкани пару строчек на форум, чтобы память о них ожила... Позволю себе процитировать обращение к посетителям с «Сайта тружеников авиационного тыла стран СНГ!» Воспоминания о воинской службе возвращают нас в дни нашей молодости, не дают нам стареть. Общаясь на сайте, мы с искренней любовью вспомним своих первых воспитателей – командиров взводов, рот, батальонов, начальников, гражданских тружеников тыла, давших нам знания, и воспитавших в нас любовь к Отечеству, Вооруженным силам, авиации. В стенах казарм, кубриках в нас были привиты чувства патриотизма, войскового товарищества, ответственности за судьбы людей, порученное дело, за нашу страну. Это помогло многим из нас на нашем жизненном пути. Общаясь на нашем сайте мы вспомним и свою службу, свои «мучительные» первые дни в ШМАС и в авиачастях.

Ответов - 225, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

МИГ: Все что написано в предыдущих сообщениях уважаемых коллег, относится к мирному времени. Об охране аэродрома в условиях боевых действий см. ниже: 14. Организация наземной обороны аэродрома. Охрана и оборона аэродрома (ООА) включает: — прикрытие ЛА от ударов воздушного противника; — ООА, объектов тыла, пунктов управления от нападения возд. десантов, диверс. групп и прорвавшихся частей противника. ПВО включает: — организацию наблюд. и оповещения о возд. противнике; — прикрытие аэродрома ЗРК и своей ИА; — рассредоточение и укрытие л/с, техники и матер. средств; — меропр. по ликвидации последствий воздушного нападения. Прикрытие от ударов возд. противника осуществляется в единой системе ПВО страны. На вооружении ПВО: 1) ЗРК типа «Куб», «Круг», «Гук», «Оса», «Тор», «С-300» различных модификаций. 2) ЗПРК «Тунгуска», «Панцирь 1С», «Шилка». Для прикрытия особо важных объектов могут выделяться спец. части ИА. ПВО аэродрома организует систему огня, намечает места огн. позиций, организует взаимодействие ЗРС с авиацией. Ответственность за ПВО аэродрома возлагается на начальника авиагарнизона и командиров приданных частей. Наземная оборона осущ. силами всех частей и подразд., располож. на аэродромах и спец. выдел. частей и подразд. СВ. Она входит в систему обороны аэроузла авиац. соединения. Для наземной ООА привлекается часть л/с авиац. частей и частей обеспечения. От авиаполка выделяется 20—25% л/с, от ОБАТО — 25—30%, от ОБСРТО — 25%. Оборона строится: а) круговой; б) эшелонированной. Основа обороны — система взводных опорных пунктов, подвижный резерв, огневые позиции ЗРС и ракетных средств. Опорный пункт имеет протяжённость по фронту до 300м. Он располагается на удалении 1000—1500м от объектов. Обороняется взводом. Расстояние между опорными пунктами — 1500м. Вся территория аэродрома разбивается на сектора (всего 3—5). Для управления обороной каждого сектора назначаются начальники секторов обороны, которые подчиняются начальнику наземной обороны аэродрома (командиру ОБАТО). Таким образом, десант врага был бы направлен не для того чтобы убрать нас (вас), а обезвредить тех и то, кем и чем охраняется аэродром в военное время.

82-й: Однако уважаемый МИГ не может не согласиться, что "Бранденбург" начинал действовать и особо эффективно действовал ДО официального объявления войны. И современные аналоги "Бранденбурга" начнут действовать на "мирно спящих аэродромах". Как я понимаю, то чем вы занимались, охраняя стоянки, должно было воспрепятствовать угону самолёта или нанесению порчи технике. Аккурат этими, делами занимался (в том числе) "Бранденбург". О чём с самого начала хотел сказать? Только о том, что: - в результате поверхностной общевойсковой подготовки воинов ВВС; - в результате традиционного авиационного пофигизма; - в результате утраты памяти о реалиях прошедшей войны, эффективность наших (ваших) часовых в мирное время близка к эффективности пугала.

МИГ: В споре рождается истина. Публикуемый материал не претендует на истину в последней инстанции. Точек зрения на исторические события - множество. Вот одна из них: «БРАНДЕНБУРГ» без ретуши Правда и вымыслы о немецких диверсантах Из грузового вагона выскакивают солдаты и командиры в униформе Красной армии, но по их лицам видно, что это не наши люди. Словно подтверждая эту догадку, они убивают некстати подвернувшегося сцепщика, строятся и бодро шагают по привокзальной площади. Униформа, русская речь — все это просто безупречно. Сомнения у сторонних наблюдателей вызывает лишь архаичная команда. Такими на киноэкране в широко известной эпопее Юрия Озерова «Битва за Москву» предстали перед советскими зрителями немецкие диверсанты «Бранденбурга». По версии создателей фильма, они проникли на территорию СССР в потайном отделении товарных вагонов еще вечером 21 июня 1941 года. Чтобы не оставлять у зрителей никаких сомнений, Озеров в одной из предыдущих сцен показал совещание штаба группы армий «Центр» в Варшаве. На этом мероприятии человек, представленный как Отто Скорцени, демонстрирует участникам совещания модель вагона с потайными отсеками для диверсантов. Этот яркий образ головореза оказался на удивление живучим. Даже в снятом уже в наши дни кинофильме «Брестская крепость» присутствует прекрасно говорящий по-русски немецкий диверсант в советской униформе, безошибочно узнаваемый зрителями по оловянному взгляду и успешно разоблачаемый бдительным сотрудником НКВД. За прошедшие десятилетия «Бранденбург» оброс большим количеством слухов и легенд. Попробуем разобраться и отделить правду от вымысла. Начнем с самого простого: Отто Скорцени летом 1941 года никаким подразделением «Бранденбург 800» не командовал. В тот момент он служил офицером-связистом в дивизии СС «Рейх». К войскам СС полк «Бранденбург» в тот период никакого отношения не имел. Он подчинялся Абверу (военная разведка и контрразведка), и командовал им летом 1941 года подполковник Хелинг фон Ланценауэр, находившийся в Берлине. Сам полк разделялся на роты и распределялся между группами армий. Каждая рота действовала независимо и, более того, сама дробилась на небольшие группы численностью около 30–40 человек с легким вооружением. Поэтому о выбросе десантов численностью в 100–200 человек не могло быть и речи. Дружные толпы в униформе Красной армии, марширующие под «ать-два!» по площадям мирных советских городов, имеют отдаленное отношение к действительности. Знание русского языка не было обязательным для каждого солдата «Бранденбурга». Чаще всего русским языком владели 1–2 человека в группе. Доходило до почти курьезных случаев. Так, в одной из групп «Бранденбурга» в качестве знатока русского языка выступали фольксдойчи из Румынии, знающие румынский, понимавшие русский и способные изъясняться лишь на ломаном русском. Следующий важный вопрос — это время и способ проникновения диверсантов на советскую территорию. Хотя во многих исследованиях утверждается, что «бранденбуржцы» пересекали границу за несколько часов до начала войны, документальных подтверждений этого автору обнаружить не удалось. Имеется лишь один подтвержденный случай попытки прорыва на советскую территорию до начала артиллерийской подготовки. Произошло это в районе Гродно, где еще ночью группа «Бранденбурга» под командованием лейтенанта Кригсхайма попыталась пересечь границу с целью предотвратить взрывы на мостах и дамбах вдоль дороги Липск-Даброво. Однако благодаря бдительности советских пограничников эта попытка обернулась полным провалом. Вспыхнула перестрелка, которую можно со всем основанием назвать первыми выстрелами Великой Отечественной войны, диверсанты вынуждены были отступить. В дальнейшем группа Кригсхайма все же проникла на советскую территорию, но успеха не добилась: она была рассеяна, понесла потери, сам лейтенант Кригсхайм был тяжело ранен. Можно сколько угодно иронизировать над словами «граница на замке», но достоверные сведения об успешном преодолении границы немецкими диверсантами до 4:00 22 июня отсутствуют. Найденные автором отчеты о реальных операциях подразделений 800-го полка особого назначения «Бранденбург» свидетельствуют о том, что час диверсантов настал только после начала артиллерийской подготовки, загремевшей на рассвете 22 июня 1941 года. Собственно, многие приграничные мосты захватывались без участия «бранденбуржцев». Так, например, охрана моста у Сокаля на Украине была застрелена с немецкого берега до начала артиллерийской подготовки. Первой задачей немецких диверсантов были мосты, находящиеся в глубине советской территории, в нескольких километрах от границы. Для их захвата требовался транспорт, и ранним утром 22 июня группы «Бранденбурга» рыскали на пылающей границе в поисках советских автомашин разных типов. Под Брестом задачей групп «Бранденбурга» (из 12-й роты) стали мосты через Мухавец, в нескольких километрах от границы. После захвата грузовиков и санитарной автомашины одна такая группа понеслась по дороге впереди наступающей немецкой пехоты. Группа была действительно переодета в советскую униформу и вооружена советским оружием. Более того, командир группы от руки написал приказ, который показал охране моста. Это позволило одной автомашине въехать на мост, после чего в ход пошли винтовки и пистолеты. Мост был захвачен. Однако перестрелка с охраной привела к большому расходу боеприпасов, и «бранденбуржцы» решили… отойти от моста за подкреплением. Разумеется, когда они вернулись, мост уже был сожжен. Так или иначе, успехом эту акцию назвать сложно. Несколько более успешными оказались действия другой группы 12-й роты «Бранденбурга», под Брестом. Она не стала дожидаться захвата автомашин и отправилась вперед пешком. По дороге их окликнули советские танкисты, стоявшие на дороге с колонной танков, получили ответ на русском, и диверсанты продолжили свой путь. Именно на такие короткие контакты и были ориентированы действия «бранденбуржцев» — обмен несколькими фразами без долгих диалогов. Выйдя к назначенному мосту, группа вступила в перестрелку с его охраной и сумела предотвратить его взрыв. Однако после этого мост едва не был потерян: на него на полной скорости влетел бензовоз с открытым краном, из которого хлестало горючее. Ураганным огнем не сразу пришедших в себя от неожиданности диверсантов он был остановлен. Сейчас это тяжело себе даже представить: район Бреста, 6 утра 22 июня 1941 года, война гремит еще где-то на границе, но находится смельчак, который не растерялся и попытался своим бензовозом уничтожить злосчастный мост. Скорее всего, этот бензовоз принадлежал советской 22-й танковой дивизии. Как мы видим, несмотря на внезапность нападения, далеко не все операции групп «Бранденбурга» оказались успешными. Картину можно дополнить событиями в Прибалтике. Попытки захвата мостов в нескольких километрах от границы группами из 7-й роты Бранденбурга под командованием лейтенантов Пфанненштиля и Фишера совершенно эпически провалились: оба моста были взорваны их охраной. Успешно были захвачены только мосты, не подготовленные к взрыву, но это сложно отнести к заслугам диверсантов. С точки зрения диверсантов, главным итогом 22 июня был захват германскими войсками транспорта, униформы и документов Красной армии. Это позволило «бранденбуржцам» активнее действовать под прикрытием. Вообще говоря, самые громкие операции немецких диверсантов были проведены не в первый день войны, а позднее, когда эффект внезапности был уже в значительной мере утрачен. Первым крупным достижением «Бранденбурга» стал захват железнодорожного моста через реку Дубисса у Людавеная на линии Тильзит-Рига 23 июня 1941 года. Этот стальной мост на 8 опорах, действительно, был впечатляющим инженерным сооружением — около 45 метров высотой и 270 метров длиной. От его захвата в целости и сохранности зависело бесперебойное снабжение всей группы армий «Север» по железной дороге. Для захвата моста у Людавеная выделялась группа обер-фельдфебеля Вернера (2 унтер-офицера, 32 рядовых). Внезапной атаке благоприятствовал подступавший к мосту лес. «Бранденбуржцы» фактически действовали совместно с передовыми частями немецкой 1-й танковой дивизии. Группа 8-й роты «Бранденбурга» была разделена надвое. Одна ее часть форсировала Дубиссу на БТРах 1-й танковой дивизии и двинулась в обход моста, а вторая приготовилась атаковать мост с фронта. Вопреки канонам, «бранденбуржцы» не использовали никакой маскировки, действовали в немецкой форме. Они бегом пересекли 300-метровое открытое пространство от опушки леса до моста, стреляя из винтовок, пистолетов-пулеметов и пистолетов. Точно так же, стрелковой цепью, была атакована пошедшей в обход группой северная оконечность моста. Ставка была сделана на внезапность атаки. К сожалению, эта авантюрная атака удалась, и мост у Людавеная был захвачен, заряды взрывчатки обезврежены. Практически сразу мост был взят под контроль немецкой мотопехотой. Позднее советскими частями была предпринята попытка отбить мост с помощью бронепоезда, но она успеха не имела. Однако самым крупным успехом 800-го полка особого назначения стал захват шоссейного моста через Двину у Двинска (Даугавпилса). Двигаясь на острие наступления немецкой 8-й танковой дивизии LVI корпуса Манштейна, группы 8-й роты «Бранденбурга» вышли на подступы к Даугавпилсу утром 26 июня 1941 года. Для атаки на мосты через Двину были сформированы две группы «бранденбуржцев», переодетых в советскую униформу. Всего они насчитывали около 50 солдат и унтер-офицеров под командованием обер-лейтенанта Кнаака. Одна должна была атаковать железнодорожный мост, вторая — шоссейный. Нацеленная на железнодорожный мост группа встретила на подходе к нему 5 советских бронемашин. Их переодетые в красноармейскую форму немцы благополучно миновали. Однако на самом мосту замаячили еще несколько броневиков. Это обстоятельство заставило «бранденбургеров» отказаться от атаки моста. Действительно, в момент начала стрельбы они бы оказались один на один с броневиками, совершенно неуязвимыми для имевшегося у диверсантов стрелкового оружия. Не солоно хлебавши, отряд повернул на юг к шоссейному мосту. По шоссе к этому второму мосту двигалась на грузовиках вторая группа «Бранденбурга». Снова была применена «полумаскировка». Во время аналогичной операции у Кедайняя Кнаак получил пулевое ранение. Это ранение стало частью маскарада — группа диверсантов была неотличима от множества отходивших по шоссе потрепанных частей 11-й армии. Знание русского языка Кнааком было использовано для въезда на мост, после чего диверсанты открыли огонь по охранявшим его солдатам. В ходе перестрелки Кнаак был убит, но «бранденбуржцам» все же удалось захватить мост и перерезать провода, идущие к зарядам взрывчатки. По диверсантам сразу же был открыт ураганный огонь из прилегавших к мосту домов. Через несколько минут после начала боя на мост ворвались немецкие танки, резко изменившие баланс сил в пользу атакующих. Позднее в своем отчете «бранденбуржцы» без обиняков написали: «Без немедленного вмешательства [8-й танковой] дивизии группа была бы полностью уничтожена». Доставшийся дорогой ценой мост едва не был потерян в разгар боя, когда оставшиеся в живых бойцы охраны попытались взорвать его с помощью бикфордова шнура. Можно вспомнить и попытку захвата мостов в Екабпилсе (Якобштадте) утром 28 июня 1941 года. В ходе этой операции диверсанты действовали в качестве передового отряда 1-й танковой дивизии. Командовал группой захвата обер-фельдфебель Вернер. Группа двигалась на двух грузовиках, причем в советскую форму были одеты лишь сидевшие в кабинах «бранденбуржцы». Также в кабине одного из грузовиков сидел литовский «активист». Остальные солдаты сидели под тентом в кузове в немецкой форме. Вернер рассчитывал въехать на мост и высадить группу для его захвата и предотвращения подрыва. Первый пост с двумя танками на пути к мосту диверсантам удалось преодолеть, показав некую написанную на русском бумагу. Однако далее все пошло не так: грузовики остановились перед воронкой в мостовой на подступах к мосту, «бранденбуржцам» пришлось вылезти из кабины, охрана моста почувствовала неладное и открыла огонь. Большая часть группы Вернера, в том числе сам Вернер, была перебита, а мост через 15–20 минут после начала боя взлетел на воздух. Эпизод с мостами в Екабпилсе показывает, что очень многое зависело от благоприятного для той или другой стороны стечения обстоятельств. Как видим, диверсионная романтика акций «Бранденбурга» была достаточно условной. Нескольким крупным успехам сопутствовали разочаровывающие неудачи. Может возникнуть закономерный вопрос: «А как быть с многочисленными немецкими парашютистами, сообщениями о которых пестрят рассказы о боях лета 1941 года?» В общем случае, за «десанты» принимали прорвавшиеся немецкие моторизованные части. Достоверно известен и документально подтвержден, пожалуй, единственный эпизод июня 1941 года, в котором диверсанты из «Бранденбурга» прыгали в тыл с парашютом. Это был парашютный взвод под командованием лейтенанта Лютке, выброшенный с трех Ю-52 утром 25 июня с целью захвата моста через железнодорожные пути на трассе Лида-Молодечно. Мост был захвачен, однако далее «бранденбуржцам» пришлось выдержать многочасовую осаду с тяжелыми потерями. Передовые части вермахта подошли к захваченному мосту только 26 июня, когда в строю оставалось лишь 14 диверсантов. По итогам этой и других операций штаб 3-й танковой группы достаточно сдержанно отозвался о результатах деятельности «бранденбуржцев»: «После первоначального успеха (захват моста для закрытия разрыва в оборонительном фронте восточнее Трабы) группа показала себя слишком слабой для закрепления успеха и была сменена мотоциклетной частью. Другие боевые группы учебного полка „Бранденбург“ были с начала кампании подчинены отдельным дивизиям. Их применение не оправдало ожиданий. Ни в одном случае они не нашли применения для решения самостоятельных задач перед линией фронта». Реалии лета 1941 года были мало похожи на киносказку. В сущности, подразделения полка «Бранденбург-800» выполняли роль квалифицированного усиления передовых отрядов немецких войск. На том уровне развития техники связи представляется проблематичным реализация какого-либо другого варианта использования диверсантов в униформе противника. Ни о каком длительном взаимодействии с советскими солдатами и командирами не было и речи. Чаще всего дело ограничивалось всего несколькими фразами. Даже теоретически такое взаимодействие было трудно осуществимым: требовалось знание многих реалий армии противника. На деле же в «Бранденбурге» летом 1941 года имелись существенные проблемы даже со знанием русского языка. Задачи нарушать линии связи этим передовым отрядам, насколько можно судить по известным документам, не ставились. То же самое можно сказать о намеренном наведении в засады и других подобных акциях. «Бранденбург» лишь изредка привлекали к вклиниванию в сети связи с разведывательными целями, а также к разведке в гражданской одежде, под видом прибалтов. Одним словом, если вы видите на экране лощеного супермена «бранденбуржца» со стальным взглядом в ладно сидящей советской форме, обманывающего и убивающего направо и налево «унтерменшей», знайте — это не более чем плод воображения малосведущих работников искусства.

Юрий: В 1967-1968 году и нам механикам не часто, но приходилось ходить в караул по охране аэродрома.Охраняли склады, стоянки и склад горючего.Про то, как я охранял склад гоючего я уже раньше писал,напомню слегка.Дело было зимой ,на склад нас из караулки возили на машине У ворот склада была вышка,на которую нам разрешали в течение 2-х часов периодически лазить-греться,там же была тревожная кнопка. В основном нужно было ходить по дорожкам склада и бдить. В 24 часа привозили собаковода с двумя овчарками и он их сажал на цепь с роликом вдоль дальней от ворот стороны склада.Вот я по инструкции должен был вызывать дежурную группу, если собаки поднимут лай.Пока я ходил было тихо,как только влез на вышку залаяли, я нажал кнопку и стал ждать подмоги,а ее не было,ну, думаю, аспиды связь обрезали.С вышки караулку видно было-ни какого движения.Кнопка видно не действует.Пришлось слезать, и, карабин вперед, пошел по кругу озираясь по сторонам.Собаки меня увидели и ушли в свои будки.Как только я скрылся за зданиями склада, опять залаяли.Так мы немного поиграли,я на свет -они в будку. Я ушел на вышку и больше не спускался,т.к. уже время меняться было. Летом пришлось в начале августа охранять самолеты ,которые стояли на грунтк у леса. К нам их тогда много прилетело из Средней Азии и Закавказья -готовились к учениям "Дунай" -это Чехословакия. Стоял опять ночью. Тоже еще тот охранник,кругом враги кажутся,самолеты остывают -трещат,кругом шорохи.Ходил в тени,чтоб не светиться,и чуть на зайца не наступил,там их полно было.А 21-го августа ночью мы оставались на аэродроме и, когда заревела сирена рванули к самолету ,а там часовой ополоумел -из кустов выбегают черные люди и бегут к самолету генерала,хорошо не пальнул тут и разводящий на машине подъехал и забрал его.Часовой даже уставные слова не крикнул "Стой!Кто идет!". В тот раз рота охраны нас охраняла. Ну ,а в Средней азии часовой из роты охраны проверил МИГ_17 штыком на крепость ,ну и проткнул обшивку -это я про охрану матчасти. А в 1973 году,после того ,как техник самолета угнал свой МИГ -23 в ФРГ всем ДСЧ стали выдавать на время дежурства пистолет с патронами,чтобы стрелять по колесам самолетов,взлетающих не по плановой таблице. Но эксцесов не было.

Serega: МИГ пишет: это не более чем плод воображения малосведущих работников искусства. Перекур удался на славу, жаль что дискуссия развернулась не в фиолетовых клубах переходящего по рукам "Опала", а в навязчивых ароматах медпрепаратов спустя десятилетия... Можно скептически относиться к реалиям былых времен либо настоящего, только истина даже не в глубине, а как совершенно отработанный субстракт, нахально плавает на поверхности. Человек - существо хрупкое. ...И какой-то школьник укладывает двух подготовленных мужиков... Не думаю, что нам была отведена только участь красиво умереть. Физиологическое недержание зависит от обстоятельств и присуще каждому. И Афган, и Чечня свидетельствуют - при нужде проявляются не только способности , но и умение. Скорее всего они об этом тоже знают.

82-й: Serega пишет: И Афган, и Чечня свидетельствуют - при нужде проявляются не только способности , но и умение. Абсолютно. Только цена курсантским иллюзиям мирного времени - Груз-200.

Ник: Serega пишет: И Афган, и Чечня свидетельствуют - при нужде проявляются не только способности , но и умение. Согласен, но... не ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ способности и умение, а срабатывает инстинкт самосохранения (в любой экстремальной ситуации) заложенный природой. 82-й пишет: Только цена курсантским иллюзиям мирного времени - Груз-200. Тоже согласен. Курсанты - это обычные мальчишки-ученики, которых нужно учить, а не в бой отправлять, как пушечное мясо. Охрана учебных аэродромов им под силу. Могут защитить учебные самолёты от набегов гражданского населения в плане обогащения "цветметом", образно говоря. Вероятному противнику важны действующие аэродромы, и для его охраны нужны специальные подразделения, а не личный состав, который обслуживает самолёты и одновременно их охраняет. Чуть разверну мысль. После основной работы и, заступая тут же в наряд по охране аэродрома, не каждый боец выполнит достойно свои вторые обязанности. Он просто может уснуть от усталости. Каждый должен заниматься своим делом. Так думаю.

82-й: Первый в жизни пост - в ШМАСе, у тумбочки, дневальный. Вечер-ночь. На поясе на кожаном подвесе - штык от СВТ. В голове свеженетвёрдозаученные обязанности дневального. За спиной стена. Справа в начале широкого коридора входная дверь с лестницы. . Слева - сама тумбочка с телефоном. Телефон - опасная штука. Когда он звонит (или звонит), надо снять тяжёлую эбонитовую трубку и быстро произнести в микрофон: -Дневальный по 11 роте, рядовой Такойтов. Что тебе скажут в трубку ты не знаешь. Главное, чтобы звонящий в роту сам представился. Если он этого не делает, надо попросить его представиться. По другому нельзя, иначе огребёшь от старшины роты. А как спросить, если ты в самом низу армейской системы? Тем не менее, Устав наделяет тебя правами спрашивать. Любое распоряжение, переданное по телефону, должно иметь точное указание на того кто его передал. При объявлении по телефону команды "Тревога!", дневальный обязан перезвонить дежурному по части для подтверждения отданной команды.[Так было.] Перед лицом дневального "ВПП". Это местный сленг, означающий в казарме место для построения личного состава учебной роты и пространство для "полётов". Больше всего страшно пропустить появление офицера. Офицеры могут быть разными. На появление командира роты в звании майор надо орать: -Рота! Смирно! И добавить:-Дежурный на выход! Орать разрешено с 0060 до 2200. В остальное время все команды (Кроме команды: -Тревога!) отдаются вполголоса. И сводятся эти тихие команды дневального, как правило, к одной фразе: -Дежурный! На выход! На этот вопль должны появиться старшина (Если он в казарме. И горе дневальному, если старшина не услышит вопля.) и дежурный по роте (курсант-ефрейтор). Дальше их дело - доложиться комроты. Если комроты оказался проворнее старшины и дежурного, и уже добрался до тумбочки, то дневальный обязан стать по стойке смирно, откозырять и проговорить: -Товарищ майор! За время моего дежурства происшествий не случилось! Дневальный по роте Такойтов! Начальство надо знать в лицо. То есть всё ротное начальство - точно. А это комроты, политрук, пять комвзводов, старшина, пять замков. В роте 150 курсантов. За полгода более менее запоминаешь лица-фамилии-имена ребят своего взвода. Худо, когда в роту заходят незнакомые офицеры. Ночью - это проверяющий замдежурного по части. Но у него на рукаве красная повязка с буквами, и с ним всё ясно. А днём? Что делать днём? Вдруг придёт комбат или штабное начальство? В лицо никого не знаешь. Правило простое. Кричать: -Смирно! Дежурный на выход! во всех случаях появления в роте старшего по званию офицера. Вроде всё хорошо. Для мирного времени. Солдатики такие одинаковые. Рука ещё не устала козырять. Наоборот, даже интересно. Аты-баты, шли солдаты! Детство продолжается... А ведь читал в книжке, как финские лыжники вырезали целые роты без шума и гама на той Неправильной войне. Ночью дневальному очень хочется спать. За окнами казармы мирное время. Но память о финских лыжниках заставляет дневального прислушиваться к звукам и посматривать на входную дверь. И вяло думать: -А нафига я тут стою, такой весь молодой и красивый, у этой вечной тумбочки, когда на дворе мир, и все остальные спят? И понимать, что в случае чего, главная обязанность дневального - успеть разбудить спящих товарищей по роте. Пока они ещё живы. -------------------------------------------------------- Второй в жизни пост - это пост у класса КТС. В ШМАСе у нашего взвода был отдельно стоящий класс, по которому было организовано круглосуточное дежурство. Дежурные назначались по порядку замкомвзвода, по три человека в сутки. Зачем это делалось? В то время такой вопрос никем не задавался. Это была одна из констант нашего курсантского бытия. К тому же, задавать вопросы в армии не принято. Это тоже была константа мира. Меньше знаешь - крепче спишь. Говорю за себя, но меня тогда вполне устраивала армейская жизнь (после того как к ней привык). Потому что не надо было думать о многом. Мир сузился до маленьких житейских радостей. И этого было достаточно для жизни в этом изменившимся мире. Вероятно это называется адаптацией. Или мимикрией. И то и другое - элементы защитного механизма (инстинкта) выживания простого городского парнишки попавшего в совершенно другую среду обитания. Вспоминая Прошлое, и пытаясь ответить самому себе на вопросы из этого Прошлого, я догадался зачем был нужен этот пост у класса. Здание класса стояло в дальней части территории ШМАСа, на взгорке. Рядом были никем не охраняемые ворота. За деревянным двухметровым забором, в выемке, проходила железная дорога. Вероятно, выставив пост, командование думало об охране самого класса, и оборудования установленного на выгороженной площадке за классом, от гражданских воров. Кроме того, наличие поста неподалёку от ворот и забора, должно было отпугнуть самоходчиков. Положено было патрулировать здание класса в ночное и дневное время. Над входной дверью был устроен навес. Рядом с дверью на деревянной полке стоял телефон. Над дверью имелась лампочка под стеклянным колпаком. В жизни всё свелось к тому, что ночью лампочку никто не включал, и вокруг здания не ходил. Лампочка эта освещала и осляпляла постового, если он стоял под навесом. А ходить в темноте, слякоти и холоде вокруг здания было страшно. Несмотря на то что на поясе висел штык от СВТ в ножнах. Ночью постовой стоял под навесом, прижавшись спиной к запертой и опечатанной двери и выключив лампочку. Чем занимались? По всякому. В зависимости от температуры воздуха и времени года. Дремали. Таращились в темноту. Покуривали в рукав. Вспоминали гражданку. Ели чёрный хлеб припасённый с ужина. У кого была сила воли - приберегали на ночь кусок сахара. Прислушивались к звукам. Прохаживались перед фасадом. Но ночью это не очень... В запертом классе темнотища. Окна как провалы в никуда. Да и своё собственное отражение движения в тёмном стекле поймать было крайне неприятно... Днём было проще - вокруг светло, а в классе идут занятия. Если ночью смена задерживалась - звонили через коммутатор в роту дневальному. Тот тыкался в темноте кубрика - будил сменщика. А ты стоял в нетерпении и старался услышать звуки шагов нового постового. Толку от этого стояния было только то, что в караул в ШМАСе наш взвод не ходил. Да, вот ещё что... Стоящий на посту постепенно понимал, что до дембеля ему ещё служить как медному котелку. Всё только начинается.

82-й: А вот сторожевой пост на полуострове Бузачи. В те времена это был край земного диска. Там никто не жил, кроме небольшой группы солдат и офицеров. Это была песчаная пустыня на берегу мелкого замёрзшего моря. Я там оказался зимой, в конце ноября, или начале декабря. Холод, солнце днём, тьма ночью, промёрзший песок, кустики полыни, ветер с моря, лёд на море и наряды без перерыва. Дневальный по роте, рабочий на кухне, сторожевой пост. В роте дневальный топил угольный котёл отопления и мыл пол. Какая на, тумбочка. Сидишь в котельной и периодически вырубаешься в сон. В карауле получаешь СКС без патронов и выходишь на мороз. Вокруг части никакого забора нет. Казарма, дизельная, штаб, клуб, баня, здание столовой, кажется гараж и склады, здание КТС с башней. Поодаль радиостанция и КДП полевого аэродрома. Напротив части в море дюжина кораблей-мишеней. Забора не было в те времена. Вероятно считалось что пустыня - лучшая ограда и защита. Один раз ночью, когда пошёл выбрасывать шлак, видел лису-корсака на куче угля. Ночью она выглядела как беловатое привидение. На территории части горело несколько фонарей и прожекторов, но их свет рассеивался и на окраине части было темно. 31 декабря 1974 года я оказался на сторожевом посту. Шинель, ушанка, сапоги, мороз, ветер, темнота, жрать охота, спать охота, СКС с примкнутым штыком. Побродил между зданиями. В офицерской казарме форточки открыты. Окна за занавесками светятся. Кажется что пахнет выпивкой и жратвой. А может и пахнет по-настоящему. Под окнами стоять нельзя. Может нагореть. Конец света. Край земли. Служить ещё больше года. Иду к выхлопу вентилятора охлаждения дизеля. И зарешеченного прямоугольника невысоко от отмостки дует тёплый воздух. Кладу под зад карабин, чтобы не с3,14здили, сажусь на карабин, руки засовываю под мышки. Закрываю глаза. Сидеть здесь опасно. Но и ходить в продуваемой холодным ветром темноте по краю пустыни... Как хорошо всё написано в Уставе гарнизонной и караульной службы... Надо ждать смены. Тем более это делается явочным порядком постового в караульное помещение. -------------------------------------------------------- А вот сторожевой пост на Шестой позиции. Это уже не пустыня, а степь. Но степь обитаемая людьми. Их мало, но они есть. Шестая позиция - техническая позиция. Здание аппаратной (в котором выделена одна комната для караульных) и две стальные решетчатые мачты со штопорами- антеннами телеметрии наверху. Расположена она километрах в трёх-четырёх (если по прямой по степи) от части. На этот пост я попадал только в выходные дни, потому что в остальные дни мы были заняты на своих работах. Туда приезжали втроём. Патроны к СКС не выдавались. Территория части огорожена забором из колючей проволоки. По ней мы не ходим. Один садится в торце коридора у окна на табурет. Его задача вовремя заметить машину проверяющего помдежа. Один раз за ночь он приезжает обязательно. Огни ГАЗ-69 видны издалека - как только машина выезжает из автопарка на бетонку, и поворачивает налево. Двое других закрывают дверь изнутри, просовывая древко швабры в дверную ручку. Потом они заваливаются спать на топчаны в караулке. Карабины ставятся в угол или с ними спят в обнимку. Я спал в обнимку с СКС. Иногда у окна никто не сидит. Обычно это "старик". Он сгоняет с топчана соратника и спокойно ложится спать. Это потому что каждое дежурство постовые звонят на коммутатор и договариваются с телефонистом о том, что он позвонит им на Позицию, когда помдеж закажет в автопарке машину. У соратника есть выбор (ведь не его очередь дежурить): завалиться спать, потеснив третьего спящего постового или, внутренне протестуя своей молодой судьбе, отправиться самому на табурет у окна и таращиться в ночь. Иногда на Шестой не раздаётся спасительного звонка с коммутатора. И тогда до остальных бойцов доносятся слухи, что на Шестой опять застукали спящих постовых. Впрочем, до "губы" это внутреннее дело никогда не доводили. Ограничивались нарядами.

Ник: Снова вспомнил с удовольствием! http://www.youtube.com/watch?t=36&v=wFG11YvjzyY

82-й: Есть вопрос... В ШМАСе все проходили Курс Молодого Бойца. Что было раньше - принятие Присяги или стрельба из личного оружия? По логике так: стрелковая подготовка (обращение с оружием), потом Присяга, потом стрельбы.

Ник: 82-й пишет: По логике так: стрелковая подготовка (обращение с оружием), потом Присяга, потом стрельбы. Так и было.

Юрик: А не стреляли-ли до присяги,по три штуки? Тоже что-то подзабыл,по логике вроде до присяги хрен тебе доверят боевые патроны,хоть-бы и три штуки,но с другой стороны,курс молодого бойца-и "не стрелявши"? Убей,не помню,но,казалось,что всё-таки стреляли... .

82-й: Вот нашёл. Так было в Красной Армии. Так должно было быть и в Советской Армии. Обязательным для новобранцев в любой армии мира является приведение их к присяге. В Красной армии этот ритуал проводится обычно через месяц после призыва, после прохождения курса молодого бойца. До приведения к присяге солдатам запрещается доверять оружие; существует и ряд других ограничений. В день присяги солдат впервые получает оружие; он выходит из строя, подходит к командиру своего подразделения, и зачитывает перед строем торжественную клятву. Присяга традиционно считается важным праздником, и сопровождается торжественным выносом Боевого Знамени. Что помню из того времени (самое первое)/ Учили: -заправлять койки, -подписать хлоркой обмундирование, -подшить погоны, петлицы, нашивки, пуговицы, -подшивать подворотнички, -мотать портянки, -делать скатку из шинели, -строевая подготовка, в т.ч. приёмы с карабином, -Уставы, текст Присяги, -упражнения на физзарядке, -полоса препятствий, -турник, -пришили и подписали бирки на противогазы, -разборка-чистка-смазка-сборка карабина... ================ А по времени и по документам так: 15 мая привезли в ШМАС. 19 мая рядовой и курсант одним приказом. 03 июня принял Присягу. 03 июня выданы карабин и противогаз. Так что стрельба - точно после Присяги. Но приёмы в строю с оружием? Без их знаний на плацу в день Присяги просто невозможно. На ремне принесли. К ноге поставили. Под Присягу с ним надо было подойти и потом отойти, стать в строй. Значит всё же строевые с оружием были перед Присягой. Вот она - Присяга.

Ник: В годы мой службы стреляли всего один раз из АКМ, патронов выдавалось 6 шт. Три выстрела одиночными, а остальные очередью. Кстати, в школе, в 9-м классе, отстреливали 9 патронов из АКМ. В 2002 или 2003 гг. мне посчастливилось на полигоне местной части с бедра пульнуть 16 или 18 оставшихся патронов. К моему приезду офицеры уже вдоволь нарезвились под

Ion Popa: Стреляли до присяги. Однозначно. Почему хорошо запомнил? Присягу принимали 11 декабря. Всё было завалено снегом и был сильный мороз. Поэтому вся церемония принятия проходила в казарме, во взводах. А стреляли ещё до снега. Лил дождик и со стрельбища вернулись по уши в грязи.

Ник: А в учебке разрешалось курсантам носить часы? Я не помню, что бы у кого-то они были на руке, в т.ч. и у меня.

82-й: Таких запретов не существовало. Изначально с гражданки что попроще, постарее брали. Имея в виду - отберут или s3,14zдят. А так - без часов труба дело. Я ещё в ШМАСе махнулся с Колей Сорокиным часами. Ему, видать, мои глянулись. А я махнулся с огромным удовольствием, потому что его часы имели светящиеся точки у цифр и светящиеся стрелки. Незаменимо ночью в карауле.

Ion Popa: Очень хорошо видно, что часы есть у обоих курсантов.

Алексей Тультаев: Привет, Николай! Никаких запретов и посягательств на наручные часы в нашей 47-ой ВАШМ не было в 1974 году. Но и сверх-дорогих и престижных "котлов" никто на службу и не брал. Припомнил, что у паренька из моего взвода кубанца Стельмаха забарахлили часики, так я ему сосватал приличного мастера-москвича из другой роты. Уж не помню, что мой московский зёма с ними сделал, но часики Стельмаха ку-ку! Я без звука снял с руки свои и вернул кубанскому казачку в виде компенсации. Так тот не взял и ни разу об этом не вспомнил! Так и уехал на микро-дембель без часов. Отправляли его в большой команде с сопровождающими офицерами с ГСВГ. Попрощались без обид, дружески. Да и в полку никто на часы не обращал внимания.

Юрик: Тоже захотелось "про часики..".В учебке были,у многих-не у многих не помню,но были-точно!С собой я часов не брал по причине,указанной выше 82-м,потому как,само-собой не знал,"как оно там будет",а затем,все полгода было как-то не до часов,успевай только поворачиваться!Ну а в полку,когда малость"пообтёрся",написал домой,чтобы прислали мне мои"Командирские",подарок родителей на 18-ти летие,по тем временам часы были"серьёзные",не хуже "Полёта".Уже"под старость"один слушатель-афганец предлагал мне поменяться,у него были"мед ин джапан",не помню уже марку,но очень красивые,массивные такие,с каким-то суперстеклом,что-то вроде хрусталя(при мне "бычок"гасил на стекле),но я не согласился,не потому,даже,что подарок(как-то не подумал даже об этом),а просто мне подумалось,что его часы стоят намного дороже моих,вроде как нечестно,что-ли,получится!После,правда,иногда"жаба душила",вот тут-то и помогало"успокоение" что,мол,подарок родителей...

82-й: Юрик пишет: мои"Командирские" В наше время, таких часов в свободной продаже никогда не видел. По старой памяти - "завидки берут" Вот тут про них: http://fishki.net/1463292-istorija-komandirskih-chasov.html

Ник: Тему про часы мне напомнил сын, у которого через 1,5 месяца ДМБ. Ещё в июне его назначили ком. отделения (а только недели две назад, почему-то, присвоили младшего сержанта, хотя у него не учебка) и он сказал, что теперь можно и положено носить часы.

Юрик: Да,на ссылке у 82-го 3-я сверху фотка один в один мои часики,сейчас перерыл свой дембельский альбом,есть одна фотка("голый торс",подрезаю садовыми ножницами"живую изгородь")как раз "снято"слева,на руке часы,взял увеличилку,на часах десять минут одиннадцатого!Касаемо их"дефицитности"в те времена,то-да,сущая правда,достать,как тогда говорили,было непросто,но!Наш земляк,приятель покойного отца,работал в Туле то-ли при воинской части,то-ли при военторге,вот через него-то и можно было купить нечто подобное,да и то,скорее всего в очень ограниченном количестве,такие-же часы помню только у одного мужика нашего,тоже приятеля отца,а у самого батьки подобных часов что-то не припоминаю!А касаемо часиков,что предлагал мне афганец(помнится,звали его Малук,он есть у меня на фото),то таких красивых часов даже сейчас,при современном изобилии я не встречал:массивные,довольно толстые,сбоку три"заводилки",тоже массивные,гранёное стекло,как уверял Малук,стекло хрустальное,не знаю,врал-ли,но"бычок"держало,причём снаружи стекло было гладкое,грани были изнутри.Правый кусочек и центральный квадратик граней были "увеличилки",правый увеличивал окошки дня недели и числа,а средний удалял как-бы центральную часть часов,там был нарисован земной шар в голубом фоне,очень красиво!

МИГ: Ник пишет: теперь можно и положено носить часы. Видимо, это - теперешняя специфика службы точнее - "выверты", которых и в наше время хватало - ремень кожаный только у стариков, а молодые с ремнем из кожзама и т.д. Как в ШМАСе командиру отделения, например, было без часов? Дежурным по роте - поднять роту вовремя, пойти на заготовку завтрака, обеда, ужина в столовую, вовремя привести взвод с утренней уборки снега в казарму , а потом и на завтрак(была у меня такая "почетная" обязанность по инициативе замкомвзвода Дедова) и т.д. Это просто пояснение, что часы были необходимы. А сам вопрос имеет однозначный ответ - никто часы иметь не запрещал.

МИГ: Ion Popa пишет: Стреляли до присяги. Однозначно. Я тоже ТАК запомнил. До Присяги. А вот как теперь это происходит в Беларуси (ребята тоже стреляют до принятия Присяги): http://belarustoday.by/news/view/143762

Ник: МИГ пишет: Видимо, это - теперешняя специфика службы точнее - "выверты", Опровергаю свою предыдущую информацию о невозможности ношения часов до назначения на должность (жена так сказала, после разговора с сыном, когда меня не было, а я повёлся ) Сегодня в личном разговоре с сыном уточнил, что Устав и командиры не запрещают ношение часов, а командиру отделения, в частности, носить их положено. Был удивлён армейскими должностями: электрик-стрелок и старший электрик-стрелок.

Serega: 82-й пишет: Что было раньше - принятие Присяги или стрельба из личного оружия? Дважды участвовал в данном мероприятии, сначала как курсант 111-й ВАШМ, потом будучи замком в светодивизионе с курсантами учебного взвода. Оба раза ДО Присяги. Это, как сейчас принято говорить у нашего молодого поколения, СТОПУДОВО. В ШМАСе на удивление не поскупились на боеприпасы, точно помню выдали по 10 патронов, стреляли три одиночными, остальное надо было бы выпустить тремя очередями, но... в общем, как получится. Вроде бы только лишь нескольким бойцам удалось оставшиеся патроны разделить на очереди. А вот учебному взводу светодивизиона на стрельбы выдавали только по три патрона. Наверное, потому, что взводному охота было настреляться. Ну и мне было дозволено пару магазинов лупануть в притаившегося врага. Хотя, честно признаюсь, большого желания не было. Почти всегда в башке сильно звенело после обязательных стрельб, а тут еще на дурачка целая война.

крейсер: Ответственно заявляю!Стреляли до присяги.Сам три выпуска водил на стрельбище!

крейсер: Абсолютно так!



полная версия страницы