Форум » Воспоминания о ШМАС и дальнейшей службе в авиации » Воспоминания о ШМАС. (продолжение) » Ответить

Воспоминания о ШМАС. (продолжение)

Admin: Начало темы здесь! А здесь мы будем делиться воспоминаниями о своей службе в ШМАС. Если вам нечего рассказать о службе в армии, значит вы прожили эти годы ЗРЯ! Бывший командир «Что скажут о тебе другие, коли ты сам о себе ничего сказать не можешь?» Козьма Прутков Задумайтесь, господа авиаспециалисты, над смыслом сказанного классиком и попытайтесь ответить на три вопроса: «Кто - я? Зачем живу? И что останется после меня?» Наша память с годами слабеет, в ней стираются лица друзей, С кем мы в ШМАСе учились и вместе, возмужав, становились взрослей. Но бег времени ты остановишь, отложив на минутку дела, Черкани пару строчек на форум, чтобы память о них ожила... Позволю себе процитировать обращение к посетителям с «Сайта тружеников авиационного тыла стран СНГ!» Воспоминания о воинской службе возвращают нас в дни нашей молодости, не дают нам стареть. Общаясь на сайте, мы с искренней любовью вспомним своих первых воспитателей – командиров взводов, рот, батальонов, начальников, гражданских тружеников тыла, давших нам знания, и воспитавших в нас любовь к Отечеству, Вооруженным силам, авиации. В стенах казарм, кубриках в нас были привиты чувства патриотизма, войскового товарищества, ответственности за судьбы людей, порученное дело, за нашу страну. Это помогло многим из нас на нашем жизненном пути. Общаясь на нашем сайте мы вспомним и свою службу, свои «мучительные» первые дни в ШМАС и в авиачастях.

Ответов - 225, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

ОСВ: tsipeter пишет: у них классно было руки греть Сначала меховая рукавица грелась у выхлопной трубы АПА или другого какого-нибудь автомобиля, а потом в неё засовывалась замёрзшая рука. Некоторые виды работ можно было сделать только голыми руками, например, связать порвавшуюся плёнку (проволоку) магнитофона или законтрить какой-нибудь разъём. На морозе пальцы дубели мгновенно и их время от времени грели в рукавицах, довольно долго сохранявших тепло.

Серый: Tsipeter пишет: вот шинелка моя ШМАСовская (тоже новенькая) уехала на дембель через полгода после начала службы, наши дембеля "доходчиво" пояснили, что весной шинели нам никчему, а службу нести можно и в шинелке с рыжыми подпалинами от костра( она бедная точно еще времен войны была) История видимо повторялась десятилетиями! Моя ШМАСовская тоже "уехала" на дембель, всю зиму проходил в такой же "рыжей" в яблоках, которая больше по фактуре ткани на марлю смахивала, и штамп на ней стоял 73 года выпуска, (а это был 84 год),за то в марте 85 перед отправкой в Лебяжье на сержантские курсы, мне удалось всеми правдами и неправдами "выкружить" у сослуживца моего призыва "курсантскую" шинель, кто помнит, на них было сукно более мягкое на ощупь и темнее, и по-моему пуговиц сзади на разрезе больше,в общем предмет зависти всех солдат срочной службы! Короче так она ко мне и приросла. Правда осенью 85 я подарил её на дембель пацану с в/ч 44806, которые у нас охраняли ядерное оружие, а сам так до весны и проходил всё в той же шинели 73 года выпуска, да и ходили-то мы в них не так часто, всё больше в тех.куртках, они были теплее и удобней, тем более у нас в полку особо строго с этим небыло.

Юрий: У нас с шинелями болезнь была-постоянно хлястики пропадали.Кому не повезло пользовались соседским на вешалке и эпидемия разрасталась по соседним казармам. Не знаю ,куда их использовали ,но без хлястика на построение не пойдешь-не поймут.Самой главной мечтой у нас было на дембель в бушлате уехать. В Красноярской ШМАС мы только в бушлатах и ходили,т.к. было очень холодно и шинель я получал на складе перед отправкой в Барнаульский ШМАС. В бушлате и в караул ходили,а сверху зимой тулуп,а на физиономию полотенце,вот так и караулили в сильные морозы,а техничку получали только при работе на технике и ни разу новой не досталось,что в ШМАСе ,что потом в дивизии. И только во время офицерской службы получил новое техническое обмундирование: два летних костюма,осеннюю и зимнюю. Летние костюмы были желтого цвета и через некоторое время на них было страшно смотреть и никакая стирка не помогала. Мне один раз "повезло" на моем самолете летал генерал Белоножко,зам командующего авиацией ТуркВО и оттянул меня и всех рядом стоящих командиров за мой непрезентабельный вид и инженер полка на следующий день отдал мне свой костюм,ему то на технике не работать. Ну, а зимние ватные технические штаны с лямками у меня кто-то спер из шкафчика на аэродроме пока мы были в командировке и при дембеле мне пришлось у каптерщика в эскадрилье покупать за пятерку штаны б.у.,чтобы не высчитывали с меня долг,т.к. срок носки еще не вышел. И только на память о технической службе в армии мне остались перчатки хромовые на натуральном меху,которые и до сих пор целы и исправно служат,хотя прошло уже больше 35 лет.

LVI: М-да. зима с 1977 на 1978г была холодной, как помню. Одни "ползунки" тоже не спасали., при регламенте кидал под низ еще какой-нибудь ватничек. И тогда только можно было приступать к работе. Полк только образовался, приходилось регламенты делать прямо на улице или в капонире, где было еще холодней. И только через пол года построили под ТЭЧ надувную палатку. Вначале туда нагнетали теплый воздух, ну а потом, как всегда...... А что-бы согреться, устраивали боксерские турниры. В лицо не били, а остальные части тела и ломом не пробьешь при такой одежке(сами знаите).

SVN: В тему про шинели. В 1977 г.было у нас в полку интересное мероприятие. Кто помнит-на шинели сзади есть разрез, на нем четыре пуговички, соответственно на противоположной поле четыре петли. Предназначены, нам говорили, для того, что бы можно было застегнуть этот разрез, расстегнуть хлястик и таким образом получить для укрывания более увеличенное по площади покрывало. Говорили, что таким образом на фронте спасались от холода: одну шинель клали на землю, ложились спина к спине и укрывались другой, подготовленной вышеописанным способом, но это к слову. Так вот: пришел приказ-спороть все четыре пуговицы и заново пришить, но только три, равномерно распределив их по длине разреза. Естественно, напротив петель они уже не распологались. Объяснение было такое: патруль со спины по количеству пуговиц должен был определить, кто это солдат или курсант, т.к. на курсантов этот приказ (о трех пуговицах) не распространялся. Но, по моему, это бред- у курсантов шинель другого цвета, шапки офицерские, сапоги яловые. Может кто с подобным столкнулся и может прояснить ситуацию.

Виктор Х: По поводу перешивания пуговиц такого случая не помню. По-моему усмотрению это абсурд. По случаю применения как постелить и укрыться приходилось на прктике по методу указаному SVN. Эти 4 пуговицы (если кому-то приходилось) служат для скрепления пол шинели сворачивая её в скатку. Если полы не соеденить, скатка будет расползаться и причем в самый неподходящий момент. Помню в одно время пошла мода у солдат срочников укорачивать длину шинели, за что конечно наказывали, но с одним "но" . Если присутствовали все оные детали и на своём законном месте.Т.е.,можно было укоротиь, но не выше нижней пуговицы. Хочу ещё уточнить, что глубина разреза у солдатской шинели на много меньше чем у курсантской. Поэтому перепутать никак нельзя.

МР-79-9ТМ: LVI пишет: зима с 1977 на 1978г была холодной С 1986 на 1987 год, во Пскове тоже была веселуха , до -35. В нашем сыром климате - взбадривало замечательно. В казарме было ночью +3 ...+5. Так что отправляясь опочивать, забирали с собой с вешалки все свободные шинелки (у тех кто был в ТЭЧ, или на аэродроме). Вот тогда-то и оценили всю мудрость, заложенную кутюрье , которые их разрабатывали. Самое интересное было на разводе, когда у шапки завязаны уши, а дежурный по части бережет голосовые связки на таком морозе и говорит вполголоса.

LVI: Довелось побывать в Термезе. В тени было +36, а на солнце за 50. Если есть вода, то выживешь, а вот мороз ниже -35 это сложнее перенести. Это я так считаю, а ВЫ?

Serega: LVI пишет: Это я так считаю, а ВЫ? Мой тесть, старый вояка, прошедший Великую Отечественную от Воронежа до Кенигсберга, по этому поводу однажды выдал меткий афоризм - "ошпаренных меньше, чем обмороженных".

Юрий: Во время службы в Туркво при полетах утренних летом кутались в куртки ,а днем,хоть до гола раздевайся ,но не разрешали,наши желтые комбинезоны от стирок и солнца становились белыми. Так,что хрен редьки не слаще,но жару переносить в Средней Азии легче из-за континентального климата и минимальной влажности. Даже полеты иногда сдвигали на вечер и ночь,т.к. взлетки самолетам при разбеге в жару не хватало.А в Сибири пришлось испытать морозы около 50 градусов, тоже мало приятного. Из-за самодура замкомвзвода у большинства после строевой уши побелели,а у меня по хрящ замерзли,а потом раздулись и стали трескаться. Южным ребятам в санчасти наушники с мазью делали,ну, а я так перетерпел.

Ion Popa: Помню, однажды в Смоленске были зимой какие-то проблемы с отоплением в казарме. Так мы поверх одеял матрасы наваливали, благо свободных коек всегда хватало.

МР-79-9ТМ: Ion Popa пишет: поверх одеял матрасы наваливали Аналогично , коллега.... Все именно так было и у нас в 1986

Serega: Ion Popa пишет: Помню, однажды в Смоленске были зимой какие-то проблемы с отоплением в казарме. Так мы поверх одеял матрасы наваливали, благо свободных коек всегда хватало. Видимо, к летчикам в техническую службу не направляли служить теплотехников, и в котельных и в обслуживании трубопроводных систем был полнейший бардак. Чортковский светодивизион, расположенный отдельным гарнизоном с ОРАТО, имел свою кочегарку, мощности которой в общем-то нормально хватало на отопление немногочисленных объектов - основной корпус (штаб, столовая, солдатские общежития двух в/ч и типа баня), автопарк, КПП, клуб с солдатским магазином, да и все. Зимой в казарме было весьма комфортно, правда, и морозов особых не было. А вот в Овруче зимой в казарме тепла было не дождаться. Я в начале декабря уехал в отпуск, когда микроклимат нашего солдатского дома еще как-то сопротивлялся понижению температур за его стенами, хотя уже было заметно прохладно. Но когда вернулся в часть под самый Новый год, а за время моего отстутствия морозы поднажали, в казарме установилась постоянная температура +4 градуса, и как не возмущались замполиты, и старшина не гонял дневальных с утеплением окон, проливанием воды из батарей, столбик на термометре не двигался больше ни ввверх, ни вниз. Многие бойцы прямо околевали. Спали и одетые, и под несколькими одеялами, а сверху укрывшись матрацами, стянув их со свободных коек. Мы с соседом, хорошим моим приятелем Толиком Замитайло, одни из немногих кто спали, раздевшись и укрывшись поверх одеяла только шинелью. Не спорю, поначалу жутко было заныривать в ледяную постель, но одеяло заправишь конвертом, шинель развернешь на всю ширь, укроешься с головой, надышишь, пригреешься и дрыхнешь всю ночь без задних ног. Утром только готов прибить дневального, который ходит-стонет - "рота, подъем!", "рота...подъем...", "ну, мужики, хватить вам, вставайте, а то щас дежурный по части придет". А как подумаешь, на холод собачий нос вытаскивать, - всех врагов советской власти вспомнишь. После завтрака до развода все забьемся к старшине в каптерку, там сушилка кое-как еще чахла, ну градусов 10, наверное, было. А после развода бегом на КП на полеты. КП был расположен в подземном бункере, отапливался также ни шатко, ни валко, но многочисленное оборудование отдавало тепло помещениям, поэтому там был настоящий "Ташкент". На поверхности кунги радиостанций тоже через пару часов прогревались станциями да отопителем так, что если уходили в станции, сидели там в одних нательных рубахах. Вот когда хотелось, чтобы полеты продолжались круглосуточно, а погода была только ясная. В казарму возвращались, как на заклание. К 8-му Марта весна потихоньку добиралась до Украины. Именно в женский весенний праздник сидим ближе к полудню у телевизора, чё-та жарковато стало, так и охота шинель с плеч скинуть. На термометр глянули - ё-моё! - 8 градусов! Пришла весна, пригрело солнце. Дембель давай!

82-й: На полуострове Бузачи здания были щитовыми, с засыпными стенками, одноэтажные. Ветра там дули, потому как поверхность земли плоская. А плоский берег моря был метрах в трехстах - пятистах. Море зимой 1973-1974 замерзло у берега на километр. Ветер. Мороз. Запах полыни. За температуру воздуха в казарме отвечал дневальный по роте. Он в том числе топил углем печку в кочегарке встроенной в казарму (заглубленное помещение с бетонированными полом и стенками, где кроме печки и деревянной лавки ничего не было). Уголь был когда-то завезен морем, и лежал на краю части (никакой ограды не было) приплюснутой кучей. Уголь, конечно не антрацит, а так, сорный уголек, близкий по виду к бурому углю. Помню пошел ночью за углем. Днем там все серое и белое. Песок серый. Стебли сухой полыни серые. Лед на море белый. Незамерзшее море серое. Кое-где не унесенный ветром снег на песке - белыми мазками. Небо серое. Холодное зимнее солнце. Иногда. А ночью все черно-серое в рассеяном свете редких фонарей над дверями в постройках. Черно-серая куча угля на фоне ночного мрака. А по куче скользит серая низкая тень. Наверное степная лисица. Или волк. Хрен его знает... Главное было вовремя выловить из печки шлак, и подбросить в топку свежего уголька. Ловить шлак немудреное, но искусство. Как отличить раскаленный шлак от горящего угля? Если печь затухала, то раскочегарить ее было трудно. Не стану описывать все истории с баночкой бензина и открытым огнем. Но опаленные брови и ресницы не в счет. Потому что если ты выстудил за ночь казарму, то огрести по башке сапогом - это значит легко отделаться. В той казарме зимой было всегда холодно. Спали укрывшись всем чем можно. Но мы, "молодые" уставали так, что было все равно, как, чего, лишь бы поспать хоть немного. В других местах были капитальные казармы. Котельные. И солдаты-кочегары на штатных должностях. Когда жили зимой в 1974 на Точке, то отапливались самодельным "козлом" (нихромовая спираль намотанная на асбестовую трубу установленную на стальные ножки-кОзлы). Нормально.

МР-79-9ТМ: Мы как-то на ночь сапоги решили в сушилку кинуть. И черт принес утром, к подьему командира полка . НИКОГДА ! не ходил, а тут вдруг здрасти. Так выгнал нас всех в тапочках , на улицу, на холод лютый, на стужу, на мороз трескучий, до еще минут 10 нас там воспитывал, что вдруг война , а вам и не убежать никуда. А сушилка в те морозы была единственным спасением, потом уже полуофициально разрешили заступающим в караул и наряд, там днем харю мять.

ОСВ: Serega пишет: установилась постоянная температура +4 градуса Буквально в первый день наш замок ( в то время Морозов, его потом перевели в другую роту) назначил меня, видимо, как шибко умного, ответственным за термометр и ведение графика температуры. Если кто помнит, в каждом кубрике при входе висел термометр и рядом график температуры в рамке. Весна 1980г была прохладной, когда я прибыл в Чортков, даже выпало какое-то подобие снега, прямо на цветущие каштаны. Ну и я в течении нескольких дней добросовестно ставил, что видел: 10-15 градусов. Продолжалось это до тех пор, пока не увидел сержант, объяснивший, что температура в казарме по уставу не должна быть ниже 18. Пришлось график переделать, и стал он скучно-прямолинейный, 18 с редкими всплесками до 19, больше ставить рука не поднималась. А вы говорите холодно, не может такого быть, не по уставу!

Хан: О шинели и шапке. Шинель запомнилась мало т.к. учебка прошла в период май- октябрь. Одевали ее только в караул (а у меня постоянно пост №1, где она тоже не нужна), а также в наряд на КПП, где использовали в основном на нарах во время отдыха. О пропаже хлястиков слышу впервые. Только помню, что во время дежурства по роте строго соблюдалась и проверялась акуратность того, как они весят на вешалке во всех пяти взводах. В полку в холодное время года носили зимнюю техническую куртку, а учитывая то, что регламентные работы в ТЭЧ по холоду выполнялись в 2-х отапливаемых ангарах, построенных еще фашистами, то теплую куртку для работы на технике не одевали (да и берегли, чтобы была чистая). Ну и опять же - дембель в мае - шинель не нужна. А вот новая шапка, которую выдали в октябре по окончанию учебки уехала на дембель не прослужив и неделю т.к. в поезде Гданск-Варшава с нами ехали дембеля -танкисты и одиному моя шапка приглянулась. Он популярно в тамбуре объяснил мне сложившуюся ситуацию и я как человек понимающий "добровольно" с ним произвел обмен. Ту шапку, которую он мне подогнал я запомнил хорошо, т.к. судя по ее внешнему виду она была не свидетельницей, а участницей по крайней мере начиная с Финской кампании и всех дальнейших военных конфликтов а затем и службы в мирное время но в суровых условиях вплоть до 1975г. По прибытии в полк старшина посмотрел на нее, задал пару впросов, и сказал, "если дурак то ходи в такой". А со временем прапоршик Овчинников с нашей группы СД увидив ее принес мне издому свою старую шапку, так она была получше и мягче новой солдатской (кстати он мне и сапоги свои через год подогнал) за что ему большая благодарность.

МР-79-9ТМ: У нас , уже в полку,по поводу шапок доставалось курсантам, которые бывали на практике. Каждый уважающий себя "зимний" дембель, всеми правдами и неправдами пытался присвоить офицерскую шапку. А где её спереть ? Есс.но в столовой или в бане, у курсача.

LVI: Поехали мы как-то в Фергану в командировку. Был уже ноябрь месяц, в Москве стоял морозец и шел снег. Оделись мы по-зимнему: шинели, пш ,шапки, сапоги. Фергана нас встретила "приветливо"- безветрие и +25( а ведь кто-то "умный" нам предлагал. хоть фуражки прихватить).

tsipeter: Конец января - начало февраля 75-го в Польше установилась довольно морозная погода. Наша эскадрилья летала из запасного аэродрома в Брохоцине. Мы жили тоже в щитовых домиках отапливаемых буржуйками. Но так как вокруг был лес - недостатка в дровах мы не испытывали, проблема была в другом - в этих зданиях абсолютно не держалось тепло, к утру стены и потолки покрывались сизой изморозью, только сухие круги над буржуйками были. Я правда на правах "дедушки" + сержант поставил кровать рядом с буржуйкой и вечером перед отбоем собирались все "травильщики" анекдотов. Ночью приходилось подбрасывать поленья в печку, но для меня это было не в тягость. я и сейчас могу часами сидеть у камина глядя на огонь.

LVI: Кстати, о Польше. При мне зимы были не холодные, но снежные. А вот летом часто налетали ураганы и всегда неожиданно. По улице страшно идти было: молнии летали как при артобстреле, деревья трещали, а в воздухе летало черт знает что. Потом дня два аэродром "раны зализывал". Рядом польская часть стояла(училище связи), там всегда стекла вылетали в казармах. А вертолеты стояли -то под открытым небом(доставалось механикам потом).

tsipeter: LVI пишет: А вот летом часто налетали ураганы и всегда неожиданно. По улице страшно идти было: молнии летали как при артобстреле, деревья трещали, Cовершенно верно,причем ветер подрывал как в солнечный день так и в дождливую погоду. На стоянке вертолеты всегда стояли зачехлены и лопасти в "уздечках", под колесами - колодки. Сам несущий винт тормозился, так что сдвинуть его с места - не реально. Бывали случаи чехлы не выдерживали, брезент лопался как перкаль, приходилось сшивать, покуда новый со склада привезут.

Юрий: В 1973 году наша эскадрилья была в декабре в командировке в Кизил-Арвате, это в углу Туркмении. Там я впервые испытал на себе сильный южный ветер. Во время полетов вечером,когда почти вся эскадрилья находилась в воздухе задул сильнейший южный ветер из Ирана. Весь технический персонал находился на рулежке и встречал самолеты,которые срочно развернули на посадку. Как садились летчики -уму непостижимо .Самолеты шли на посадку с левым креном и только у земли выравнивались и потом с трудом пытались удержать на полосе,но не всем удавалось,некоторые выкатывались за полосу(сносило) и мы бегали с лопатами откапывали стойки шасси,чтобы вытащить тягачом самолет и отбуксировать на стоянку. Вокруг полосы бала глинистая почва и уже прошли дожди. Чехлить самолеты не было никакой возможности,только закрывали вохдухозаборник и фонарь кабины. Вдоль стоянки стояли столбы с электропроводами и от ветра их болтало до перехлеста между собой. Но самый кайф был в том,что я становился спиной к ветру и ложился на него в буквальном смысле Ветер теплый лежишь почти вдоль земли и балансируешь, как порыв стихает грохаешься на землю. Я больше нигде таких ветров не встречал.

SVN: Вспомнилось насчет хлястиков к шинели. То, что в советское время их недостача была практически повсеместной-это факт, После дембеля я как-то поделился этим с отцом, и был удивлен: ему эта проблема знакома с 1944 года. Именно тогда он был призван в армию, но не в действующую а в школу снайперов г. Силикса в Тамбовской обл. Неужели эта проблема возникла в армии с момента принятия шинели "на вооружение". И еще о "дефиците". У нас в гарнизоне была одна столовая на всех: полк, все части обеспечения, стройбат. Так вот, на всех посуды не хватало. Утром, часа в четыре, кто-то из дневальных шел в столовую на посудомойку и брал необходимый комплект посуды на подразделение. Называлось это мероприятие "сходить на заготовку". Потом все это добро зорко охранялось дневальным (или деж. по подразделению), вплоть до прихода подразделения на завтрак. Вопрос был серьезный, дело часто доходилодо драк, лично мне едва не досталось штык-ножом от одного проспавшего, который лихорадочно пытался стянуть у кого, что плохо лежало из посуды на столе. Об этой проблеме знали. Когда приезжали проверяющие, то недостающую посуду дополняли (пластмассовой). Проверка уезжала и все возвращалалось на круги своя. г.Ростов-на-Дону, в/ч 53909, 77-78г.

SVN: Вспомнилась еще одна забавная несуразица из полковой жизни. Весной-летом 78 года имел место быть один наряд. Если память не изменяет-назывался он "Ростов-сигнал". Суть была в следующем: два бойца (сержант за начальника), в повседневной форме фланировали на некотором удалении от военного городка с задачей выявить иностранцев (!), которые могут появиться в поле зрения, в т.ч. и в автомобиле. После чего следовало немедленно и рысью уведомить дежурного по части. На патрулирование не выдавалось ни оружие, ни свисток, ни жезл, да и инструктаж был приблизительный- никто толком не знал, как отличить иностранца, да еще и в машине. Но наряд нравился, особенно если погода была комфортной, обнаружить супостата, по моему, никому так и не удалось.

Хан: SVN пишет: Вспомнилась еще одна забавная несуразица из полковой жизни Вспомнилась еще одна забавная несуразица, а может и суразица (скорее всего второе) из ШМАСовской жизни. Весной-летом 75 года имел место быть один наряд в ночное время (с 22ч до 6 ч утра) назывался он "Пожарный патруль". Суть была в следующем: два бойца (один из них за начальника), в повседневной форме и в шенелях фланировали по строго установленному маршруту по територии части. Задача патруля заключалась в том, чтобы наблюдать за противопожарной обстановкой на патрулируемой територии, а также осуществлять наружное наблюдение за зданиями и сооружениями расположенных на этой территории. Каждые два часа докладывать обстановку деж. по части. Один раз, где-то в средине лета и я попал в такой наряд. Помню сильно хотелось спать. И вот ближе к рассвету вокруг ни души и вдруг на встречу идет боец в парадной форме с чемоданом. Подходим ближе и видим , что из краткосрочного отпуска по уважительной причине - возвернулся Виктор с нашего взвода (у него родился сын и он ездил жениться). Мы, естественно, его поздравили, зашли в беседку где он извлек с чемодана бутылку вина и хороший закусон, что нам было как раз прогулявшим всю ночь в пору. После всего случившегося Виктор ушел в казарму ,а я с напарником оставшееся время дежурства уже не покидали эту беседку и на доклад к деж.по части не ходили. Все обошлось без происшествий, а после наряда патруль отсыпался до обеда. А у кого из форумчан был такой наряд? В полку у нас подобного уже небыло.

82-й: Вспомнилось, правда из другого периода жизни, но было такое ... . Работал я в конторе с режимом. Вменялось нам многое. О чем и подписывались. Но офицерам видать еще больше вменялось. Итак, один офицер, в воскресенье или в субботу, по-гражданке гулял с маленьким сыном по центру города. К нему подошел японец (!) и на ломанном русском спросил как пройти куда-то. Наш человек на чистом русском объяснил японцу как пройти туда-то. А в понедельник, выйдя на службу первым делом написал рапОрт и отправил его по инстанции о непреднамеренном (случайном) контакте с иностранцем. Мне не было смешно. Долг тяжел как гора.

Serega: Хан пишет: А у кого из форумчан был такой наряд? Был еще один несуразный. Шпионский патруль. Поздней осенью 81-го, где-то в ноябре, но листопад еще не закончился, и деревья еще пребывали в частичном осеннем убранстве, хотя на улице было уже довольно холодно, а по ночам едва не подмораживало, замполит батальона собрал в канцелярии роты несколько служивых со стажем и поведал поставленную особым отделом полка "шпионскую" задачу. Необходимо было в "особый" комендантский патруль выделить несколько идеологически подкованных, бесконечно преданных делу партии и идеям мировой революции, натасканных, как ищейки царской охранки, в общем, надежных солдат. Кто не разделял политики партии или ощущал сомнение в собственной благонадежности мог сразу же отказаться. На беседу были приглашены адекватно мыслящие младшие командиры в лице сержантов, ефрейторов или просто считавшиеся старшими в своих группах бойцы в количестве шести человек. Трусов средь нас не оказалось, но в отношении Витька Подвысоцкого, одного из немногих специалистов 1-го класса, отвод запросил командир группы РЛГ, поскольку на полетах оставался только один менее года прослуживший оператор РЛС, а в памяти еще оставались недавние события протлета по Польше самолета нашего полка. Если вы помните, у меня в тот период был изъят начальником штаба полка военный билет, но замполит успокоил, я вас туда приведу, кто там будет военные билеты спрашивать. А еще один товарищЬ прямо удивил, самоотвод взял ефрейтор Ахмадов, настойчиво обивавший в эти дни пороги замполитовских кабинетов с просьбой пустить его в ряды КПСС. Вообще, глядя на этого единственного в нашей части представителя славного чеченского народа, я еще в то время засомневался в искренности и достойной сущности этой уважаемой нации, не взирая на преследуемый ими кич. Никаких исключений за свою жизнь не встречал и по ныне пребываю в сомнении, и не доверяю абсолютно. Ну, чё ж, оставшимся четверым в напутствие было только сказано: не подведите! В комендатуре нас собралось человек сорок предствителей всех родов войск ВС СССР, квартировавших в тысячелетнем Овруче, и одинаково причесанные с залысинами дяденьки в гражданских пиджаках провели нам еще один инструктаж, разбили по нашему желанию на пары, выдали обычные повязки ПАТРУЛЬ и выпустили на строго ограниченный маршрут. Больших подробностей докладывать нам никто не собирался, в общих чертах довели до сведения, что в Овруч на заурядном пассажирском поезде через несколько часов прибывает французский военный атташе с сопровождающим, а в городе "неожиданно" закрыли на ремонт все гостиницы (а с какой они целью едут?- хрен знает, да и не наше это дело), и наша "шпионская" задача сопровождать этих непрошенных гостей по пятам строго в пределах своего маршрута, если они там появятся, в сопровождении, естественно, патруля пограничного маршрута. Нам с Толяном Замитайлой достался один из самых блатных маршрутов - невеликих размеров здание пустынного вокзала и часть перрона до туалета. Самое то! Тепло, светло и без неожиданностей. Часов в пять вечера агенты мирового империализма сошли с поезда, их тут же, как слепни сивую кобылу, облепили назойливые патрули, и они шустренько так солидной компанией погрузились в городской автобус и поехали куда-то "по делам". Ну, а мы почесались на пограничном рубеже, обсудили с коллегами дальнейшие планы и порешили, что во-первых, надо запастись жрачкой. Собрали деньги и, не нарушая боевой задачи по передвижению патрулей, отправили в город пару пехотинцев, на маршруте которых значился продуктовый магазин. Тыловые вопросы вскоре были успешно решены, пехота обеспечила каждого бойца шпионского отряда бутылкой лимонада с парой плюшек и самым главным средством от усыпления - увесистым кульком жаренных семечек. Так мы и болтались взад-вперед вокруг вокзала часов до десяти вечера, пока не увидели приближающуюся к нам французскую контру в сопровождении офицерского патруля то ли танкистов, то ли артилеристов, в общем, точно помню, - чернопогонники старлеи. Откозыряв коллегам при входе в вокзал, хотели гостеприимно раскланяться с гостями, но те чё-та были сильно сердиты. Видать, ночевать никто не пустил. Ну, первым делом сводили их справить нужду, они, странные, нас как будто не замечали, громко так по-своему переговаривались, чтоб мы, наверное, с Толяном каждое слово хорошо расслышали и запомнили без повторения, и даже (вот она культурная Европа!), не стеснясь, извините, раскатисто пукали, наверно, обожравшись своих лягушек. Воротясь в вокзал, наши клиенты достали из аккуратненьких кейсов по маленькому флакончику, малость полизали горлышко, в чем мы не сомневались, - коньячка (знают норму, гады!), и погрузились в чтение - блин!- нашей прессы. Один, точно, читал "Крокодил", а второй какую-то центральную газету. А мы с Толяном сидели напротив, едва не касаясь сапогами ихних чистеньких модельных ботинок, и горомогласно щелкали семечки. После полуночи, наши подопечные, прижавшись друг к дружке начали кимарить. А нам нельзя. Служба! Хотя спать тоже хотелось, наряд ведь приключился внезапно, и в нарушение Устава нас отправили в патруль, не дав поспать положенные два часа. Мы уж с Толяном говорим, давай рядом с ними сядем, обнимемся и как вдарим по массе. Так эти отголоски Антанты с переменным успехом продремали часть ночи, а под утро встали, резво сбегали в туалет, что мы едва успели сами управиться, купили билеты и часа в четыре утра сели на проходящий поезд и, не попрощавшись, уехали в сторону Киева. Тут нарисовались аккуратно причесанные дядьки в сопровождении серьезного капитана, нас собрали, отобрали повязки, поблагодарили за службу и сказали, чтоб мы пробирались в свои казармы спать. На этом контрразведывательная операция завершилась. Успешно ли, нет - нам не ведомо. Но волею судьбы мы были какое-то мгновение причастны к работе могущественной конторы, абсолютно все в то время были заморочены идеологией и поэтому страшно гордились собой. Вот такие тоже случались на службе наряды.

Ion Popa: А вот ещё про шпионов. Когда под Смоленском отстроили бункер под КП 6-го ОТБК ДА, то, в первую очередь, озаботились о секретности. На КПП висела большая вывеска - "Склад авиационно-технического имущества", часы работы, внизу вывески значилось - Начальник склада АТИ - служащий СА Петров. У дежурного по бункеру на рукаве красовалась повязка "Дежурный по складу". Плюс соответствующие службы не дремали. Помнится, собрали нас как-то раз и начальник метеослужбы корпуса п/п Трусов поведал нам о том, что наши доблестные чекисты задержали в городе-герое Ленинграде жителя одного из близлежащих сёл, бывшего полицая, при попытке передать иностранному гражданину фотоплёнку, на которой были засняты все этапы строительства бункера. После чего Трусов призвал нас к бдительности и ещё раз к ней же. А ещё через какое-то время я был свидетелем того, как старший смены КП п/п Булатов инструктировал начальника караула сержанта Шварца. Булатов говорил, что есть сведения, будто бы работник посольства США может появиться на машине с иностранным номером в районе бункера, типа заблудился. И что караул должен действовать решительно, нюни не распускать и не допустить вражину к объекту. Короче бдительность и ещё раз она же. Но, так никто и не проезжал...

SVN: Еще одно воспоминание о "нетипичных нарядах". Осенью 77г.,в аккурат на День Конституции на ВПП полка ПВО в г. Небит-Даг (Туркмения) сел легкомоторный самолет, закончил пробежку, развернулся, взлетел. Подняли дежурную пару местных Су-15, в Красноводске - МИГ-23, но все безрезультатно. После этого у нас был введен новый наряд, он назывался Группа захвата. Смысл был в следующем: если небыло полетов, то вблизи ВПП стоял тягач (КрАЗ), в нем трое вооруженных бойцов. Стояла задача-если садится не заявленный ранее борт, то необходимо было перекрыть тягачем ВПП и не дать возможности ему взлететь. Наряд этот страшно не любили, особенно зимой. Более подробно рассказать не могу, я в этот наряд ни разу не ходил.



полная версия страницы