Форум » Воспоминания о ШМАС и дальнейшей службе в авиации » Дальнейшая служба в полках - II » Ответить

Дальнейшая служба в полках - II

Admin: А здесь мы будем рассказывать о своей дальнейшей службе после ШМАС... Если вам нечего рассказать о службе в армии, значит вы прожили эти годы ЗРЯ! Бывший командир Начало темы здесь! «Что скажут о тебе другие, коли ты сам о себе ничего сказать не можешь?» Козьма Прутков Задумайтесь, господа авиаспециалисты, над смыслом сказанного классиком и попытайтесь ответить на три вопроса: «Кто - я? Зачем живу? И что останется после меня?» Позволю себе процитировать обращение к посетителям с «Сайта тружеников авиационного тыла стран СНГ!» Воспоминания о воинской службе возвращают нас в дни нашей молодости, не дают нам стареть. Общаясь на сайте, мы с искренней любовью вспомним своих первых воспитателей – командиров взводов, рот, батальонов, начальников, гражданских тружеников тыла, давших нам знания, и воспитавших в нас любовь к Отечеству, Вооруженным силам, авиации. В стенах казарм, кубриках в нас были привиты чувства патриотизма, войскового товарищества, ответственности за судьбы людей, порученное дело, за нашу страну. Это помогло многим из нас на нашем жизненном пути. Общаясь на нашем сайте мы вспомним и свою службу, свои «мучительные» первые дни в ШМАС и в авиачастях.

Ответов - 139, стр: 1 2 3 4 5 All

Курсант: МИГ пишет: ГАЗ-66 роты охраны. немного не в тему. На нашей караульной "шишиге", был опознавательный знак - три фонарика автопоезда, на кабине, раскрашенные в разные цвета. А так-как телефоны на постах не работали ( откуда в полку связистов взять, это же вам не учебка какая-то, это боевая часть ), то если фонари были включены - едет "проверяла". со всеми вытекающими отсюда дальнейшими телодвижениями.

ОСВ: МИГ пишет: представьте такую картину - по улице г.Пушкина идёт боец с автоматом С транспортом везде и всегда проблемы, мне доводилось ездить даже на личной машине ДСЧ. Картинка тоже не слабая - "Жигули", набитая вооружёнными мужиками в непонятной одежде (у нас ДСП ходили в техничке, которая , как известно, военную форму мало напоминает). По "тревоге" тоже было забавно - получив оружие и вещмешки народ нестройными рядами с гиканьем и матюками, гремя железом и распугивая редких прохожих, бежал на аэродром. Бывало это, как правило, рано утром. Ещё веселее, если попадался попутный трамвай, проехав на котором несколько остановок, можно было попасть на стоянку минуя КПП, сэкономив пару километров и соответствующее количество здоровья. Но в этом случае нужно было идти через посты у склада ГСМ и парка законсервированной техники. А служили в роте охраны ребята в основном нерусские, в том числе неадекватные. Экстрим, однако.

LVI: Из своего опыта скажу, что в авиации "бардак" потому, что никто не знает распорядка дня. Такова служба в нашем роде войск, наверное. Что такое ПОЛЕТЫ(днем и ночью) не мне вам говорить. А ведь в 70-х и в начале 80-х летали почти каждый день. Какая тут зарядка, если от казармы до эскадрильи или ТЭЧи километр или два, а добирались в основном пешком-бегом. И все это понимали и не придирались. Зимой мне всегда жалко было ребят с ОБАТО, которые ВПП чистили на "змеях горынычах". Оглохшие, чумазые, не спавшие, но с шиколадкой. А если еще и зима такая, как сейчас, то не позавидуешь. И у всех(техников, механиков) была одна мысль в голове-выспаться бы.

МИГ: Согласен с LVI . Особенно в столовой было видно, как замотаны бойцы аэродромной роты.Нас привозят на обед и мы заходим - около сотни механиков, переодетые в х/б,голодные и весёлые (как правило), а в соседнем ряду столы аэродромной и сидят,помню, грязные и закопченные,еле ложками ворочают. Зато летом у них была лафа - полоса и рулёжки чистые, солнышко светит и ходили они как негры загорелые. МИГ.

Хан: LVI пишет: Зимой мне всегда жалко было ребят с ОБАТО, которые ВПП чистили на "змеях горынычах". Оглохшие, чумазые, не спавшие МИГ пишет: в соседнем ряду столы аэродромной и сидят,помню, грязные и закопченные,еле ложками ворочают. Зато летом у них была лафа - полоса и рулёжки чистые, солнышко светит и ходили они как негры загорелые. Нарисаная картина как сейчас стоит перед глазами. С таким подходом к делу на дембель смело можно было уйти калекой по крайней мере по слуху. хотя они и применяли шлемофоны.

Курсант: Да уж, реву у "змей-горыныча" было достаточное количество. Да и видок у бойцов, прямо скажем...Не зря -"мазута" их и звали, причем и х\б невозможно было отстирать. По крайней мере хоз\мылом. Полковые шофера. кот работали"поджопными" водителями у командования и секретчиков - очень выгодно смотрелись на их фоне, этакая "белая кость"

Серый: МИГ пишет: Особенно в столовой было видно, как замотаны бойцы аэродромной роты.Нас привозят на обед и мы заходим - около сотни механиков, переодетые в х/б,голодные и весёлые (как правило), а в соседнем ряду столы аэродромной и сидят,помню, грязные и закопченные,еле У нас в столовой сразу было понятно, где "полковые" сидят, а где авторота с ОБАТО, плитку на полу невозможно было отмыть от необыкновенной смеси соляры, мазута и грязи, пацаны в кухонном наряде постоянно матерились, да и внешний вид их мне всегда напоминал кадры из фильма "Трактористы", хотя у нас в ТЭЧ в группах АВ и СД тоже работа нечистая была, но тем неменее мы всегда чистые ходили, хоть х/б, хоть техничка, следили за собой, а может возможности и времени на это у нас было больше.Хотя тогда мы к ОБАТОшникам и относились немного высокомерно, но всё равно глядя на их замученные, загорелые (или неотмывающиеся) лица, мы между собой одновременно жалели и уважали их.

LVI: Вот и получается, что в авиации "халвы" особо и не было; доставалось всем . Ну а спортом, кто хотел, тот находил время для занятий. Хороших спортсменов тоже хватало, как среди срочников, так и техников-лейтенантов. У меня первый тренер по самбо был летчик (до сих пор общаемся). Так он еще успевал в аэроклуб сьездить, чтобы на планере полетать; так он отдыхал от истребителя. И , действительно, после этого шума на аэродроме, на планере-тишина.... Это я уже потом понял. Кстати, на соревнованиях по рукопашному бою(в России), ВВС-ники всех бьют, однако...

Курсант: насчет рукопашки - не буду кривить душой, в наше время сия физкультура была подпольной. А вот бокс помню - сам даже пробовал с офицерами, причем в это время стирались все звания, мог в нос получить и майор от рядового, причем с вобщем то благодарностью за учёбу.

Serega: МИГ пишет: о наряде ДСП ...И не только. Ну, ясный пень, у нас, бойцов светодивизионов (а интересно, какое погоняло вы отпускали в наш адрес?), такого наряда не было, хотя мы и делали одну общую работу. С понятием "ДСП" (естественно, не как с аббревиатурой древесно-стружечной плиты) я впервые столкнулся в ШМАСе при изучении Устава, какой он там был? - внутренней службы вроде. И надо сказать, не очень представлял, чё это такое, а спросить стеснялся, пока не увидел воочию, прибыв для дальнейшего прохождения службы непосредственно на аэродром 236-го АПИБ. Но как бы не сопоставлял не забывшиеся к тому времени требования Устава в отношении обязанностей дежурного по стоянке подразделения, налицо было явное несоответствие. Все время казалось, что ДСП предоставлен сам себе, и что кроме, как засунуть его в этот наряд, у господ офицеров летного состава и их верных оруженосцев - техников никакого выбора больше не было. Конечно же, в то время не вдавался в подробности, тем более что это были порядки совершенно другой части, к нам никакого отношения не имевшие, но иногда вызывало удивление, что солдат-срочников среди технического контингента полка практически не было. Может это было связано с тем, что полк только (в 1978-79 гг.) переучился на МиГ-27 (МиГ-23БМ), а не успев толком облетать матчасть, получил в начале 80-го сначала одну, а следом и другую эскадрилью МиГ-27К. Но к таким размышлениям я пришел недавно, когда посредством интернета стал изучать историю полка. Тогда же было просто удивительно, что на аэродроме, можно сказать, вообще не было солдат, ну, за исключением водил с ОБАТО и ОРАТО. Вот и бродил день-деньской в полетные дни и ПХД практически один и тот же ДСП, солдат по имени, если не изменяет память, Юра. Зимой - в зимней технической куртке и ватных штанах на гражданских подтяжках, хотя зимы в Прикарпатье в общем-то довольно мягкие. На моей памяти в первую зиму службы морозы градусов до 15 стояли в конце января недели полторы, а то всё легкий морозец или промозглая слякотная хмарь около нуля, хотя снега выпало под Новый год прилично, и мы, свободные от нарядов, однажды в воскресный день были вызваны в часть, где под руководством замполита роты л-та Бевзюка по окрестным сопкам намотали не один десяток километров на лыжах, которых на удивление в батальоне оказалось в достатке. А с переходом на летнюю форму ДСП-Юра уже представал перед нами в летней техничке. Чем он вызывал у нас улыбку, и за что мы иногда прикалывались над ним, так это то, что автомат он все время носил за спиной стволом вниз, как "белорусский" партизан. А так довольно молчаливый парень, на полгода призывом старше меня. Зайдет к нам на объект, толком ничего не расскажет, посмотрит телевизор, который у нас сутками не выключался, иногда прикорнет часок на свободной кровати, засунув автомат с пустым магазином под кровать, и дальше пойдет бродить от капонира к капониру. В общем, мы - ОБСиРТОшники, в сравнении с полковыми механиками, тяжестей службы не знали. И после ночных полетов тех, кто "жил" в казарме, если кто-то из принципиальных командиров наводил шороху на подъеме, всегда поднимали наравне с неучаствовавшими по каким-то причинам с категорическим доводом - "На полетах отоспитесь!" Что было совершенно справедливо и в отношении бойцов радиовзвода, и также и в отношении бойцов приводов, других радиолокационных систем, где основную нагрузку на полетах несли офицеры, прапорщики или сверхсрочники. Может быть тяжелее всего приходилось прожектористам, ну и в какой-то мере радистам дежурных радиостанций, потому что если вдруг по какой-то причине они пропускали радиограмму, сношали их на всю катушку. А ночью, ох, как нелегко бдеть в радиоэфире. Радиовзвод же - это какая-то привилегированная компания вояк, хотя и с достаточно ответственной задачей по обеспечению радиосвязью самолетов с землей и между собой. Простота она, конечно, обеспечивается надежностью матчасти, как, например, было в Чорткове. А вот в Овруче, где 69-й АПИБ, преобразованный в начале 70-х из 69-го УТАП, так по сути учебно-тренировочным и остался, со всеми вытекающими последствиями. Отношение к нему со стороны командования 289-й Краснознаменной Никопольской АДИБ было весьма прохладным в том смысле, что полк был практически местом ссылки всякого рода нарушителей дисциплины, либо бесперспективных военнослужащих. Летный состав состоял в основном из молодых летчиков, в большинстве своем лейтенантов, приобретавших навыки пилотирования и боевого применения не совсем плохих Су-17-х, но при очень неважной технике обеспечения. Может это мое субъективное мнение, и сложилось оно при ревностном сравнении с Чортковским батальоном связи. Но если в Чорткове мы знать не знали, что такое отказы техники и отсутствие каналов связи, и все полеты, если не было на объекте взводного, изощрявшегося придуманными вводными или заставлявшего нас едва ли не зубной щеткой вылизывать немыслимые закоулки ангара или сорок раз в месяц при положительных температурах после каждого дождя белить бордюры дорожек на объекте, мы проводили лежа на койках у телевизора, ну иль, если надоест, шли в аппаратную развлечения ради послушать переговоры летчиков с РП или штурманом,а то и, не дождавшись окончания полетов, раздевались и ложились спать, если по телеку ничего интересного не было, а среди ночи с просонья не могли понять, чё от нас хочет РП, а он, оказывается, дает команду на выключение станций, то в Овруче один вид Р-824-й с ручной настройкой каналов на базе ЗиЛ-164, бесконечно расстраивающейся при частом отказе сети, и еще древнейшей СКП-9 на базе того же "Захара", которого я видел только в раннем детстве не больше двух раз, -меня поначалу вводили в ступор. Сеть была настолько нестабильна, что за полетную смену до десятка раз приходилось бегать запускать пресловутые УД-2 и переходить на автономный режим, что привносило еще большие проблемы. Помехи и наводка от УДешек были такие, что летчики в воздухе в открытую крыли нас матом, а командир полка каждый день на разводе распекал нашего комбата, а тот в свою очередь отвязывался на нашем взводном, наверное, самом древнем ст.лейтенанте ВВС (18 лет в одном звании), который с горя глушил горькую по чем зря. И прямо огромным счастьем у нас было то, что во взводе служил Толян Замитайло, закончивший какой-то радиотехнический техникум и успевший до армии поработать радиотелемастером. Он молниеносно разбирался в отказах (а сами станции тоже вырубались достаточно часто), и мы по его распоряжениям бегали, разыскивая по ЗиПам и всякой утильной рухляди необходимые детали или блоки. Если ничего не получалось, у нас во взводе был еще один "Кулибин", с виду полнейший придурок, сверхсрочник сержант Скред. По жизни это был такой звезданутый тормоз, что старослужащие на нем в прямом смысле ездили верхом, он у них только что туалеты не убирал. Но когда даже Замитайло был бессилен в починке станции, Скред приносил из дома на КП матерчатую сумку, битком набитую немыслимыми радиодеталями, собранными, наверное, со всех помоек, и мог всю ночь сидеть паять-колдовать. И что удивительно, станции оживали и какое-то время сносно работали! По-настоящему мы свободно вздохнули, когда нам выделили хоть и старенький, но оказавшийся надежным агрегат автономного питания на базе дизеля от трактора Т-25, по-моему. Станции были подключены новыми кабелями, и болезни УДшек закончились. Мы их вообще перестали заводить даже на проверку, а дизель потихоньку молотил все время полетов, рядом в кунге станции у телефона все время сидел наш бессменный водитель-электромеханик Юрик Некрасов, строча бесконечные письма любимой. Случись, вырубало свет, он мгновенно переключал автономное питание, и задница у нас стала заметно суше. У нас даже появилась возможность сразиться на КП в комнате отдыха в настольный теннис, а на смене штурмана майора Казарина, всегда входившего в наше положение и не докучавшего придирками (в отличии от его сменщика капитана Курсенко), мы, бывало, настолько борзели, что целыми сменами напролет резались в теннис. Нам даже стали выставлять за полеты хорошие оценки, и взводный, на наш взгляд, реже стал появляться на службе подшафе. Нервы у всех заметно окрепли, а от них, как известно, все болезни...

Серый: Serega пишет: у нас, бойцов светодивизионов (а интересно, какое погоняло вы отпускали в наш адрес?), Тёзка,да никак не называли , у нас был дивизион РТО, но если честно,то мы имели смутное представление о вашей работе, так, общие понятия об обеспечении полётов.Но РТО ещё не такая уж тёмная история службы, а вот ПАРМ(передвижная авиаремонтная мастерская)- это да! Их казарма находилась в левом крыле нашего здания, было их около 10-12 бойцов срочной службы, и складывалось впечатление, что они только свои ЗИЛы 131 каждый день моют, и всё.Правда при полётах постоянно дежурили на аэродроме.

LVI: Ну, дивизион связи, как у нас называли, это , наверное, отдельная тема. Откроюсь; вырос в семье военнослужащего, именно этого подразделения. Так-что, детство мое прошло на обьектах дивизиона. Особенно привлекал автопарк. В первый раз сел за руль МАЗ-200 ( это когда ноги доросли до педалей), стрельба из автомата, основы бокса-этому научился там же. Детских садиков тогда не было, зато был дивизион, где и проходило мое воспитание( кто шлепнет, кто свистнет, кто накормит). А ребята там служили, довольно, грамотные. Очень много с Украины и Белоруссии как помню. Вот со Средней Азии в 60-70х и не припомню, что бы были. Этим отличались только рота охраны и стройбат, находящийся рядом. Еще интересный обьект был у дивизиона-это полигон, который располагался на двух островах в море. Смотреть было интересно, как проходит бомбометание или стрельба из пушек(полк был истребительно-бомбардировочный). А такое посмотреть не каждому довелось. Вот только и самолеты подали прямо в море, к сожалению. Такое тоже было....

Серый: LVI пишет: Откроюсь; вырос в семье военнослужащего, именно этого подразделения. Так-что, детство мое прошло на обьектах дивизиона. Особенно привлекал автопарк. В первый раз сел за руль МАЗ-200 ( это когда ноги доросли до педалей), стрельба из автомата, основы бокса-этому научился там же. Детских садиков тогда не было, зато был дивизион, где и проходило мое воспитание( кто шлепнет, кто свистнет, кто накормит). Да я и сам из семьи военного, отец сначала служил в ВВС, но по окончании Высшей Военно-Воздушной инженерной академии им. Можайского в Ленинграде в 61 году был переведён в РВСН, которые тогда только образовались, так что я по гарнизонам тоже покатался, правда дет.сады были, но предпочитали с пацанами поближе к казармам и пекарне околачиваться, а автопарк вообще любимое место было, не раз от мамы получал за "мазутную" одежду. А азы вождения постигал в 6 лет на автобусе, непомню как назывались, но помню что морда как на ГАЗ-51, садился водителю-солдату на колени, он педали жал, а я рулём крутил...Эх времена были!Но уже нет той страны, нет родителей,нет тех нас, хорошо что осталась наша память....

LVI: Это верно, память у нас осталась(хотя кому-то она и не нравиться). Несколько раз в году с друзьями приезжаем на свой аэродром. Первым делом идем на кладбище, где стоят обелиски погибшим летчикам и техникам(а их хватает); постоим-помолчим, помянем...

Курсант: Серый пишет: А азы вождения постигал в 6 лет на автобусе, непомню как назывались, но помню что морда как на ГАЗ-51, ГЗА-651 , раньше их много было

LVI: Точно, таких автобусов было много, я их застал в конце 60-х на аэродроме в Легнице. А вот в 70-е уже появились ПАЗики, а любимый был на базе ГАЗ-66( "броневичком" обозвали). Хочу продолжить тему дивизиона связи. Я бы так сказал, что это подразделение-постоянный состав аэродрома. Полк, взял, да улетел и на его место прилетел другой(такое часто бывало), ОБАТО тоже не так привязано к аэродрому. Обьекты дивизиона разбросаны по всему аэродрому и за его пределами( дальние "приводы", полигон и даже "запасной"" АЭРОДРОМ). Наш аэроклуб сейчас базируется как раз на месте "запасного" того полка, где я вырос, где уже в 17-лет учил матчасть СУ-7б, после срочной уже МИГ-27. И я не помню, чтобы в дивизионе были "ЧП" со смертельным исходом. А вот ОБАТО, к сожалению, этим грешило. От сюда и частые замены командира и тд...

МИГ: LVI пишет: Хочу продолжить тему дивизиона связи. Добавлю немного о дивизионе связи.Как и мы - механики в полку, бойцы из дивизиона щеголяли со значками классности. Это было отличие от других подразделений обеспечения.У нас, видимо, дивизион был (или стал) "отдельным" т.к. на втором году моей службы пост на Знамя части стал охранять и второе Знамя - дивизиона и ходили теперь в караул мы с ними поочерёдно. Но самое главное было в том, что два раза в год - весной и осенью, дивизион был в центре внимания стариков - именно бойцы дивизиона получали первыми приказ на увольнение в запас из Вооружённых Сил СССР. Помню, как все старики ждали этого момента, даже лента телеграфная, зажатая в руке влетевшего в казарму полка, бойца дивизиона, запомнилась навсегда. МИГ.

Хан: МИГ пишет: именно бойцы дивизиона получали первыми приказ на увольнение Не зря олицетворителям жизненного успеха -династии Ротшильдов принадлежит фраза:"КТО ВЛАДЕЕТ ИНФОРМАЦИЕЙ, ТОТ ВЛАДЕЕТ МИРОМ" и они не только придумали эту фразу, но и делали все, чтобы любая актуальная для бизнеса информация попадала в первую очередь к ним. Для достижения этой цели между Франкфуртом, Лондоном и Парижем были открыты финансируемые ими станции почтовых лошадей. Вот так и бойцы девизиона связи держали руку на пульсе и были первыми в курсе.

Serega: МИГ пишет: У нас, видимо, дивизион был (или стал) "отдельным" По моим сведениям, основанным на фактических данных, полученных во время прохождения срочной службы, где-то с конца 70-х дивизионы связи (а еще раньше просто светодивизионы) были преобразованы в ОТДЕЛЬНЫЕ БАТАЛЬОНЫ СВЯЗИ И РАДИОТЕХНИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ авиационных частей (полков в основном), со всеми вытекающими последствиями согласно воинских уставов. Комбат, короче, был наделен полномочиями почти, как командир полка. Но о боевых знаменах батальонов связи я не слышал. Служил в двух частях, у нас не было. Как не было больше, кроме меня, выпускников ШМАСов, в чем я не без гордости ощущал превосходство. Ну, не в профессиональной подготовке, конечно, поскольку в ШМАСе учили совершенно другому (здесь мне оказалась знакома только одна Р-802-я, УКВ радиостанция метрового диапазона, такие же устанавливались на самолетах транспортной авиации и, видимо, не только), но в общевойсковой подготовке, если можно так сказать, превосходство было явным (знание уставов, физическая подготовка, строевая выправка). Остальные специалисты обучались в полковых учебках или в учебных подразделениях при таких же батальонах связи (замкомвзвода учебного взвода пеленгаторщиков мне какое-то время и довелось быть в Чортковском ОБСиРТО). Существовали авиационные школы механиков, готовивших специалистов для ОБСиРТО, или нет - даже не представляю, а в сети еще особо не пытался искать. Форумов бывших военнослужащих батальонов связи ВВС тоже не попадалось. ОБАТОшники есть, а ОБСиРТОшники или при деле все, или спились окончательно. А ведь численностью личного состава солдат срочной службы батальоны связи, не смотря на имевшийся в мое время существенный недокомплект порядка 30%, заметно превосходили даже роты охраны. В казарме в двух ротах постоянно квартировало человек по 30-35 бойцов (всего 60-70), выезжавших по сменам на полеты, занимавшихся проблемами связи в гарнизоне, работающих в автопарке, или обеспечивающих полеты на объектах, расположенных в гарнизоне, как в Овруче (в Чорткове в расположении батальона была только дежурная КВ-радиостанция), еще десятка четыре солдат обеих рот несло постоянное дежурство на точках на аэродроме, на дальних приводах, на полигоне. С полигона я за все время службы ни разу никого не видел, хотя там были и наши радиомеханики радиовзвода. Жили они там абсолютно автономно, в части не бывали вообще, иногда только их взводный навещал, а мы если только при проверке связи перед полетами общались стандартными фразами. Радиовзвод - это УКВ-связь с самолетами и по земле между собой (КП -КДП -старт - полигон), а также КВ-связь радио и телеграф. Во 2-й роте еще с ЗАС. Самое многочисленное и многопрофильное подразделение батальона - взвод РТО. Это прожектористы, привода ( щас уже что-то склеротит - световая сигнализация тоже вроде их). Больше всех мне была интересна служба радиолокационной группы (операторы РЛС, высотометристы), к бойцам которой я часто ходил в гости на объект, расположенный по соседству с нашим на КП. Иногда пацаны позволяли немного вести цели и передавать координаты планшетистам. В нашем хозяйстве также были радиолокационная система посадки и радиолокационная система ближней навигации, а также взвод связи (все телефоны гарнизона и радиорелейные станции и телеграф). Был еще хозвзвод, но чем конкретно они занимались сейчас что-то уже не помню, но свинарей у нас точно не было. Командирский водила вроде был их, дежурные тягачи, доставка личного состава и питания на аэродром. Иностранных граждан Великой Державы было мало. Даже в хозвзводе, которые к сложной технике вроде бы никакого отношения не имели. Когда их мало - это были великолепные ребята, хорошие друзья-приятели. Особняком только стоит один единственный чечен. Этот и один доставлял хлопот. В общем, служба - сколь важна, столь и не пыльна. И спасибо, что затронули эту часть авиационной жизни. Лет бы двадцать пораньше, подробностей припомнил бы несомненно больше, а то ведь до этого ни с кем не приходилось вспоминать.



полная версия страницы