Форум » Воспоминания о ШМАС и дальнейшей службе в авиации » Дальнейшая служба в полках - II » Ответить

Дальнейшая служба в полках - II

Admin: А здесь мы будем рассказывать о своей дальнейшей службе после ШМАС... Если вам нечего рассказать о службе в армии, значит вы прожили эти годы ЗРЯ! Бывший командир Начало темы здесь! «Что скажут о тебе другие, коли ты сам о себе ничего сказать не можешь?» Козьма Прутков Задумайтесь, господа авиаспециалисты, над смыслом сказанного классиком и попытайтесь ответить на три вопроса: «Кто - я? Зачем живу? И что останется после меня?» Позволю себе процитировать обращение к посетителям с «Сайта тружеников авиационного тыла стран СНГ!» Воспоминания о воинской службе возвращают нас в дни нашей молодости, не дают нам стареть. Общаясь на сайте, мы с искренней любовью вспомним своих первых воспитателей – командиров взводов, рот, батальонов, начальников, гражданских тружеников тыла, давших нам знания, и воспитавших в нас любовь к Отечеству, Вооруженным силам, авиации. В стенах казарм, кубриках в нас были привиты чувства патриотизма, войскового товарищества, ответственности за судьбы людей, порученное дело, за нашу страну. Это помогло многим из нас на нашем жизненном пути. Общаясь на нашем сайте мы вспомним и свою службу, свои «мучительные» первые дни в ШМАС и в авиачастях.

Ответов - 139, стр: 1 2 3 4 5 All

авиа: После окончания ШМАС в Паплаке специальность СД я попал в ЗАБВО ст. Степь в в/ч22261 в ТЭЧ полка Штурбина . О службе только замечатильные воспоминания , начальник группы контрольно -проверочной аппаратуры лейтенант Осипов был прекрасным человеком который многому меня научил. Действительно Шмас давал отличные знания мы пришли в боевую часть уже знающими свое дело специалистами.

авиа: Благодаря тому что я окончил ШМАС и узнал что такое АВИАЦИЯ я всю свою жизнь посвятил авиации и не представляю жизни вне авиации.

ОСВ: Наш Воронежский полк располагался в старинной, ещё царской постройки, казарме. Повидимому, это был в то время типовой проект, так как такого же типа здания до сих пор есть и у нас в Нижнем, до революции там квартировал Тобольский пехотный полк, а в советское время Горьковское зенитно-ракетное училище, ныне расформированное. Наш полк занимал второй этаж двухэтажного здания из красного кирпича, с очень толстыми стенами. Вообще казарма была довольно удобная, жить в ней было довольно комфортно, насколько слово "комфортно" можно применить к казарме. По крайней мере зимой было тепло, летом нежарко, была большая, удобная сушилка , в которой без проблем размещалась одежда и обувь всех 140-150 бойцов, бытовые помещения позволяли без толкотни умыться, побриться и привести в порядок обмундирование. В этом смысле наша казарма выгодно отличалась от современных (на то время) в которых мне довелось побывать, например в Липецке, где я был на сборах. Как я уже говорил, полк занимал весь второй этаж, на первом располагалась вертолётная эскадрилья - "винты" и авторота, "карданы". Кроме того рядом располагались казармы роты охраны, дивизиона, аэродромной роты, столовая, санчасть. Всё это составляло так называемый авиагородок. Говорят, что когда-то в наших казармах когда-то стояли кавалеристы - по одним слухам гусары, по другим - уланы, а на месте стадиона был конный манеж. Авиагородок занимал только часть построек, да это и понятно, количество личного состава авиаполка несопоставимо с составом кавалерийского. Поэтому в части зданий (за забором) жили гражданские. Такие-же двух-трёхэтажные краснокирпичные, по-своему красивые здания с сохранившимися до сих пор надписями, выложенными кирпичом на фасадах, с твёрдыми знаками, типа: "4 баталионный корпусЪ". Территория стадиона когда-то принадлежала нашей части, но в моё время её передали городу. Тем не менее она считалась чем то вроде нейтральной территории, находиться там не считалось самоволкой, у старшины был ключ от калитки, но не возбранялось и просто перелезть через забор. В тёплое время года там бойцы встречались с боевыми подругами. Территория стадиона была вся в зарослях сирени, в которой гнездилось бесчисленное количество соловьёв, пение которых было великолепно слышно в открытые летом окна казармы.

waler: После окончания Чортковской ШМАС,в 1985 г, попал по распределению во Псков. Может откликнется кто служил в эти годы в в\ч 22643 ?

ОСВ: Из ШМАСа я уехал одним из последних, когда молодое пополнение приняло Присягу. Из нас сформировали команду и в сопровождении какого-то прапорщика отправили в Тернополь. В Тернополе быстренько приобрели билеты, попрощались с прапорщиком, пообещав до посадки в поезд водки не пить и не буянить, разбились на группы по рейсам и пошли в город готовиться в дорогу. Подготовка заключалась в основном в том, что ходили по магазинам с целью прикупить в дорогу еды и естесственно, выпивки. Тернополь довольно большой город, но куда ни пойдёшь, везде натыкаешься на знакомые до боли лица однополчан по Чортковскому ШМАСу, некоторые уже навеселе. Вообще почти из каждой предыдущей партии кто-то доезжал только до комендатуры. Наша компания, которая ехала киевском поезде, благополучно собралась, вагончик тронулся, перрон остался, мы поехали служить дальше. Помню, какая-то эйфория вперемежку с лёгкоё тревогой, разговоры о будущем. В том же поезде ехали дембеля - эти вообще какие-то ошарашенно-сияющие, благодушно настроенные. До самого Киева, по-моему, никто не спал, народ братался, пил водку, ходили от одной компаниии к другой, прощались с выходящими. Киев. Там расстались с последними, осталось нас трое с предписанием в Липецк. Всё же как нас вымуштровали в ШМАСе! Как сейчас помню лицо милиционера, когда один из нас подошёл к нему спросить, как куда-то добраться. Строевым шагом с отданием чести, с "товарищ сержант, разрешите обратиться?" Ещё один киевский эпизод: шатаясь по городу, вдруг видим, как из ворот выходит толпа в папахах и штанах с лампасами, человек двадцать генералов в одном месте! Можете представить состояние вчерашнего курсанта, для которого ещё вчера сержант был и царь и Бог и воинский начальник. Когда толпа генералов ушла обратили внимание на табличку у ворот - штаб Киевского Военного Округа. Потом поезд, ещё одна пересадка на станции Касторная. Там запомнились две вещи - обелиск в честь взятия её С.М. Будённым в 1919 и пиво, вернее способ розлива - у стойки, со стороны клиента, стоял автомобильный насос, который нужно было качать, когда подходила твоя очередь. Такого сервиса больше нигде не видел. Наконец, Липецк, штаб Четвёртого Центра Боевого Применения и Переучивания. Тут мне сразу не понравилось. Местные солдаты просветили, что в состав Центра входят три полка, два в Липецке и один в Воронеже и служить в Воронежском полку лучше - от начальства подальше. Так оно и оказалось на самом деле. Служа в Воронеже, я неоднократно бывал потом в Липецке и в штабе, и на аэродроме-мог сравнить, по всем параметрам в Воронеже лучше.

Ion Popa: Поскольку день сегодня, по старому календарю, праздничный, то вспомнилось о поощрениях, которые, как известно, приурочивали к революционным и профессиональным праздникам. К таковым, поощрениям, относились благодарности, фотографии на Доске почёта и у Знамени части, письмо на Родину, грамота, значок "Отличник ВВС", правительственные награды, очередное воинское звание, внеочередное увольнение, ну и самая высокая награда - отпуск. Вроде бы всё вспомнил. Мне, например, из всего вышеперечисленного перепадали только благодарности. Ну, не считать же поощрением присвоение воинского звания ефрейтор в последний день службы. В ШМАСе у меня были благодарности от командира отделения, командира взвода, замполита роты, командира роты, командира части, начальника КЭЧ могилёвского гарнизона и от начальника метеослужбы Дальней авиации. В части к ним добавились благодарности от начальника метеобюро и начальника метеослужбы корпуса. Всё остальное мимо пролетело. О!!! Пока писал, вспомнил, что к поощрениям ещё и ценный подарок относился...

Юрий: Я уже где-то ранее писал,что в армии все праздники были приятными событиями,т.к. именно к ним приурочивались различные поощрения. Вот и в юбилейном 1967 году,через год службы в связи с отличным окончанием ШМАС и праздником Октябрьской революции я получил отпуск на родину на 10 суток без дороги. Поэтому и праздновал этот день в кругу близких дома,а уж после 12-го ноября отправился к новому месту службы в Белоруссию. А к 23 февраля следующего года вручили сразу два знака-" ГВАРДИЯ" и "ОТЛИЧНИК ВВС".Обещали медаль в честь 50-летия Советской армии, но получился облом -вручали только кадровым военным.В 1965 году вручали всем подряд медаль 20-лет Победы и видно весь металл израсходовали и нам уже не хватило.

МИГ: Присоединяюсь к коллегам. Поощрения были приятными моментами в службе. Поделюсь своими "заслугами" - Отличник ВВС,фото у Знамени части,отпуск после полутора лет службы.Честно - благодарностей не помню.А в отпуск едва уехал - приближались учения "Север" и всё задерживали.Замполит ТЭЧ помог.Успел до учений,хотя в них от полка участвовала только 1-я эскадрилья. Летали в Африканду(Кольский полуостров). И ещё - если солдат не был "забойщиком" на службу - то поощрения должны были быть.Это - нормально. МИГ.

Serega: Как-то обошли вниманием еще одну нашу сослуживицу, верную боевую подругу, без которой невозможно было безукоризненно нести наряд дневального, та, которая имела искусные формы в прямой зависимости от буйных фантазий своих ревностных поклонников, но которую почти повсеместно одинаково тепло прозывали - "МАШКА". В нашем Чортковском батальоне связи полотер тяжелого калибра был изготовлен из 25-го уголка, приваренного по периметру металлической плиты, толщиной 40-50 мм, на плите имелся кронштейн, на шарнире которого крепился прут, толщиной где-то миллиметров 20, "черного" металла, но отполированный многочисленными воздыхателями до серебряного блеска. Внутри обноски из уголка к плите болтами крепились четыре большие, ну очень жесткие полотерные щетки.Снаряженная масса такой "Машки" составляла килограммов двадцать с гаком. Понятно, что подобные конструкции изготавливались для натирания полов из обычной половой доски, крашенные порошковой краской и покрытые мастикой, потому как для паркета "ёлочкой" были неуместны прямолинейные возвратно-поступательные движения с высоким давлением по вектору силы тяжести. Идеологическая обработка подрастающего поколения предполагала такие последствия, что уже с юных лет я был воспитан максималистом, идеалистом, с большой ответственностью относящимся к порученному делу. В общем, буквально с первых нарядов дневальным по роте я решил привнести рационализаторские новшества в рутинные операции по натирке полов, а где-то и отстаивать авторство художественного дизайна половых узоров, но как показало потом время, в других частях таких умников тоже хватало. Первым, что я усовершенствовал - это увеличивал боевую массу агрегата, чтобы с увеличением силы трения ускорить время достижения конечной цели. Брал в бытовке интересную гирю с цифрой 16 на боку, но в пустое брюхо которой был когда-то каким-то энтузиастом залит расплавленный свинец (очевидцы утверждали, что фактическая масса такой гири, таким образом, была увеличена до 45 кг), надевал её на рукоятку "Машки" и наяривал по полу до результата а-ля краска металлик модного цвета "мокрый коралл". Далее приводил в действие свои дизайнерские фантазии, брал легкую полотерную щетку и поперек половой доски через равные промежутки натирал клетки в шахматном порядке или "елочкой". Надо сказать, когда старшина роты, суровый прапорщик Ребриков, впервые меня застал за этим занятием, я думал, заставит все вернуть в привычное состояние, но он только пробурчал, что когда коту делать нечего...А ротный капитан Зайков по расстеленной дорожке боком, озираясь, пятился до самой канцелярии, а поскольку дверь канцелярии находилась в стороне от дорожки, то на цыпочках чуть ли не по плинтусу стал пробираться к дверям. Это надо было видеть!.. Спустя некоторое время, принимающий наряд уже взял за правило требовать от сдающего натирки полов с выеб..ном. Правда, чаще это было требованием старослужащих к молодым бойцам, чтоб, значит, службу поняли, поскольку не всем было под силу тягать такую Маньку. Тут уместно еще упомянуть об одном эпизоде, относящимся к неуставным взаимоотношениям. Как-то занимаюсь я на тумбочке этим вот моим "фитнесом", в опустевшую после всех разводов роту вернулся "дед" Лёха Харитонов, московский здоровяк, часто выезжавший на аэродром водителем деж.машины. Прислонился к косяку входной двери и завороженно наблюдает, потом говорит, а поднять гирю сможешь? Ну, вырвал ему по паре раз с разных рук. Надо же, говорит, вроде и ростом невысок, и в плечах неширок, а такую пиз..лину можно невзначай схлопотать. Был у нас один "дед" то ли узбек, то ли казах Тахтахунов, ну, такой нехороший человек, молодым проходу не давал, прямо свирепствовал. У меня с ним тоже с первых дней пребывания в светодивизионе сложились крайне напряженные отношения, случайным свидетелем которых и стал Лёха Харитонов. Он не применил никаких конкретных физических действий в мою защиту, только опять попросил поподнимать гирю, а Тахтахунову сказал, вот как будешь гирю кидать, как он, тогда и будешь права качать. Больше конфликтов у меня с "дедами" никогда не было.

Ion Popa: У нас, в могилёвской ШМАС, полы натирали куда как более примитивной конструкцией. А именно, деревянным чурбаном с прибитыми к нему щётками, надетым на деревянную же палку. Как этот агрегат назывался, убей не помню, но не машка, однозначно. Для увеличения массы применяли очень простую технологию. Сверху на чурбан усаживался один из курсантов. И, уж точно, без художественных изысков - извращений обходились. А вот в части, в Смоленске, даже и не помню, было ли что-либо подобное. Разве, что во взводах охраны...

МР-79-9ТМ: Всем привет ! Раз уж зашел разговор о "половой жизни". В в\ч 22643, во Пскове . сей гаджей у нас тоже называли "машкой". Вес этого механизвма был 30-40 кг. Особенно радостно было возить его по свежей мастике. Полы скреблись регулярно, раз в месяц, либо стеклами, либо поршневыми кольцами, (из автопарка). А запах мастики ! Голова болела наутро, как после хорошего веселья. Правда затаптывалось ,все это великолепие, достаточно быстро.

МР-79-9ТМ: В полку еще помню наряд - посыльный по штабу. Ко всем тяготам и лишениям добавлялась еще одна неприятная обязанность - уборка туалета в штабе. Причем ее качество оценивалось по количеству хлорки, высыпанной в унитаз. Так шоб аж глаза щипало. Ну и ноги к вечеру гудели, тк если посыльного никуда не посылали, то приходилось целый день торчать при входе. А Чотрковской ШМАС эту самую"машку" таскали по нескольку раз за день, тк затаптывалось все мгновенно. Хотя, нужно признаться блестело к казарме все, как лысина у замполита. У старшины, в учебке, не забалуешь.

МИГ: А я не помню никаких приспособлений для натирки полов. И вот почему : в ШМАСе нашему набору уготована было роль "сдирающих мастику". Поясню - регулярно вся рота в положенное время общей приборки скоблила до бела пол.По моему стёклами.К микродембелю пол был первозданной белизны с выделенной фактурой - сучки,дефекты древесины, но гладкий и красивый. Как говорили нам сержанты - следующий набор будет наносить мастику и полировать всё время. Вот такой глюк был во второй роте 11-й ВАШМ.В других - не знаю. Правда будучи в патруле, заехали мы в в/ч топографов. Дело было после отбоя и я там увидел молодого с "машкой".Мой призыв, как мы выяснили, но сразу попал сюда и ....ночь..."машка"...Мне, курсанту ШМАСа он откровенно позавидовал.Всё таки нам повезло, коллеги, что мы прошли ШМАС (ещё раз убедился тогда и сечас). А в полку, ТЭЧ в наряд по эскадрильям не ходила, полы мыли только в ПХД, в общем не коснулась нас это устройство. А для затравки ещё воспоминание - штык-ножами очищали пирамиды от краски, а потом лакировали. Это наш старшина Шлёма увидел у своего друга - старшины из дивизиона связи и "успешно" применил у нас. И вообще - фантазии у старшин было не занимать МИГ.

МИГ: И "оформление" оружейных пирамид происходило в тот момент, когда в личное время в ленкомнате смотрели телевизор. В это время появлялся старшина и ...что -нибудь приходилось осуществлять ...из его задумок. Воспитательный момент... МИГ.

МИГ: Про наряд по штабу. Стою у входа в штаб.Всё нормально,одет по форме. Вижу - по дорожке к дверям идёт комендант гарнизона, капитан из роты охраны. Подходит, я принимаю стойку "Смирно" ,рука к фуражке. А он остановился и произнёс не совсем понятную для меня фразу - "В званиях растёшь, а всё такоё же разгильдяй!" Немая сцена. Стою, молчу. Вижу - перепутал, но объяснениями ситуацию не порчу. А он посмотрел ещё раз и двинулся дальше. Рассказал потом ребятам - смеялись долго. МИГ.

МР-79-9ТМ: Да, старшины - они те еще затейники. Так и норовили на хрупкие плечи и неокрепшие организмы молодых бойцов возложить какую-либо "боевую задачу" .Причем . если на выполние какого либо мероприятия отправляли двоих, то объявляли " ты командир, а ты -начальник". Как хошь, так и дели власть.

Хан: Продолжаем половой вопрос. 1975г. ШМАС г.Алуксне. Казарма 2 этажа. На каждом этаже раздельно по две роты, в роте 150 чел. Койки в два этажа. Пол паркеный. По суботам, каждую неделю весь сростав роты скоблил стеклом закрепленый за взводом участок пола. После скобления натирка паркета мастикой при помощи всем известной и выше описаной "машки". В течение недели наряд по роте натирал паркет той-же "машкой". Один раз в месяц по воскресеньям повзводно выносили на улицу и выбивали пыль с матрацов и подушек. 1975-77гг. СГВ. Полк аэродром Шпротава. Казарма 1 этажная, система коридорная. Личный состав ТЭЧ и 1 АЭ проживает в кубриках по 8-12 чел. у каждого подразделения своя каптерка, ленкомната, бытовка и т.д. В общем коридоре пол - белая силикатная плитка (от сапог, если черкнуть черный след остаентся четко). Наряд по казарме (через день ТЭЧ и АЭ) мыли пол раствором воды с хоз.мылом. В кубриках уборка производилась по очереди - пол деревянный просто мыли водой и протирали пыль.

Хан: Да, еще была в полку закреплена за нами уборка лесничных маршей в двухэтажном штабе полка. Это была святая обязанность молодых механцов и безо всвякого напоминания. Каждый вечер, вместо вечерней прогулки невнапряг шли по очереди которую они сами и устанавливали два механца и выполняли в течение текущего полугодия свой святой долг. Эскадрильи мыли аналогично полы по коридорам штаба.

ОСВ: Хан пишет: Как этот агрегат назывался, убей не помню, Машка, Манька, Марь Иванна, в одной части, где довелось побывать, почему-то самолёт. Хотя если напрячь фантазию, некоторое сходство можно усмотреть, тем более, что летает сей аппарат тяжелее воздуха по "взлётке" - это термин повсеместный, даже в частях к авиации отношения не имеющих. Конструкция " машек" разнообразием не отличается, но размеры может иметь разнообразные. Наибольшее впечатление на меня произвела машка, которую видел на сержантских сборах в Липецке - обрезок бревна диаметром сантиметров сорок, завёрнутый в старую шинель, с приделанной ручкой. Управляться с такой в одиночку совершенно невозможно.

МР-79-9ТМ: Фантазия армейская не имеет границ. Не зря же про смекалку русского солдата сложено столько сказок. Лично я видел косу( обыкновенную. для скашивания травы) . приваренную к полдюймовой трубе! Чем то она напоминала оружие шаолиньского монаха. Или топор, так-же вместо топорища - труба, обмотанная изолентой.(Видимо для железного дровосека). А лопата !На черенок насажена с одной стороны штыковая, с другой -совковая ! А вам слабо!

Хан: Вспомнил - еще нашу "машку" в перемешку называли "утюгом".

ОСВ: МР-79-9ТМ пишет: А Чотрковской ШМАС эту самую"машку" таскали по нескольку раз за день Одной из обязанностей дежурного по циклу, коим я был бессменно с тех пор, как Бруданин передал мне эту эстафету, была выдача уборочного инвентаря, то есть той самой "машки", которая официально называлась "полотёр" и щётки. После каждого занятия во взводе назначались уборщики, которые восстанавливали порядок в классе и сдавали помещение дежурному, то есть мне. Всё очень серьёзно, щётка и полотёр выдавались под запись в журнале.

ОСВ: МИГ пишет: если солдат не был "забойщиком" на службу - то поощрения должны были быть.Это - нормально Не факт. У нас с поощрениями было туговато. Например, в отпуск из нашего призыва сходили всего трое (из полка), я и ещё двое, причём те двое с КП, писаря, как их называл наш старшина. Таким образом из механиков я один. При этом абсолютное большинство механиков служили добросовестно, без "забоев" и "залётов". Да и я свой отпуск получил благодаря настойчивости начальника группы. В других группах проявить настойчивость было некому. Как однажды откровенно сказал из отцов-командиров: "Отпустишь солдата в отпуск - он потом служить перестанет". Отчасти он прав - отпуск, как не крути, единственное реальное поощрение, больше и лучше его уже ничего не заслужишь.

МР-79-9ТМ: ОСВ пишет: Да и я свой отпуск получил благодаря настойчивости начальника группы. Мне к счастью удалось, за 4 мес.до дембеля. Просто на последнем периоде , как самый вумный, попал служить в штаб полка,чертежником ( и писарчуком по совместительству). Вот я там и подсуетился. Ну если была такая возможность.

Хан: Поощрение в виде отуска было дейстительно редкостью, особенно кто служил "за бугром",кроме крайне уважительных случаев. Краткосрочный отпуск в виде поощрения (15 суток с дорогой) мне был предоставлен за 8 месяцев до дембеля после завершения учений с вылетом на полегон Лунинец в Белорусию, а затем участия в учениях стран Варшавского договора "Щит-76" и опять же благодаря настойчивости нач.группы к-на Лисунова Н.И. Крупных залетчиков у нас небыло, в основном все добросовестно относились к своим обязанностям (а иначе и быть не могло), а вот начальники групп по отношению к своим подчиненным действительно были разные. После отпуска пару раз слышалот от технарей в свой адрес тоже упрек, что мол "в отпуск сходил и на службу забил". Но мне казалось, что это был не забой на службу, а скорее всего синдром приближающегося дембеля.

МР-79-9ТМ: У нас тоже отпуска получали только "особы - приближенные к императору", простому бойцу - в лучшем случае фотография на фоне Знамени или письмо на малую родину.

LVI: Да, с отпусками в полках не легко было. потому-что заменить иной раз некем было. Вот и получалось, чем грамотней боец, тем меньше шансов на отпуск. Получается как в кино: Если "мессера" завалить, так это -первая эскадрилья, а если что-то достать, так-вторая....

Serega: МР-79-9ТМ пишет: Вот я там и подсуетился. Ну если была такая возможность. Как и обещал ранее, напишу про отпуск. Пока приболел и сижу дома, а супруга на работе, и некому выполнить обещания повырвать провода из компьютера, потому как из-за него я уже по дому ничего не делаю. Начну с того, что отпуск мне сначала объявили, а потом я уж начал "суетиться", и достаточно долго. В обоих дивизионах, где мне довелось служить, отпускА в общем-то не зажимали, и любой мало-мальски добросовестный вояка когда-нибудь на какой-нибудь праздник оное поощрение получал. Кому совсем не светило, посредством хитрости своих домочадцев получал серьезную заверенную телеграмму и все равно имел возможность побывать на Родине. Мне отпуск объявили на День Воздушного Флота СССР. Думал, тут же сяду в поезд и с песней! Но буквально через пару дней после гарнизонного торжественного собрания замполит роты ст.л-т Штыркин Вячеслав Юрьич проводил в роте очередные политзанятия. Иногда до цирроза в печени надоедливые доклады о политической обстановке он, втихаря, подменял культурными мероприятиями. Притаскивал из дома невиданную по тем временам технику - солидный двухкассетник "Шарп" с большими круглыми динамиками и просвещал нам новости мирового рока. Злоупотреблял, значит. Где он его достал, уму не постижимо, потому что купить в те времена такой аппарат можно было только "ТАМ", ну иль если только на самом деле не совершил левый полет за бугор, поскольку замполит наш был из бывших летчиков, списанных по состоянию здоровья. Сидим мы, значит, как щас помню, слушаем последний концерт "Пинк Флойда" "Стена", а я, витая в облаках, на тетрадном листе вывожу название группы мудреным готическим шрифтом. Штыркин, прохаживаясь между столами, и усёк мое произведение. Говорит, а я все думаю, где мне найти специалиста на переоформление поизносившейся Ленкомнаты, далеко ходить и не надо. Отпираться было бессмысленно. И буквально на следующее утро, выделив мне еще одного "художника" в помощь, мы приступили к важному политическому меропритяию. Откладывать было некуда, чем быстрее сделаем дело, тем быстрее сядем в поезд. Я- в отпуск, а мой помощник, Толян Шульгин, азовский хулиган, на дембель. Но Шульгин, хоть и рисовал в общем-то неплохо, ленивый в этом деле был еще больше меня. Когда нет вдохновения, никакое трудолюбие не поможет. Нам бы в футбол погонять, на худой конец на гитаре чё-нить сварганить, а тут сиди рисуй плакаты, выводи буквы, да и то после того, как будет отремонтировано само помещение, а это тоже предстояло сделать самим. В общем, Толян замполиту так и сказал, все равно на дембель ему ехать на Новый год, поскольку залетов у него было за время службы выше крыши, и никакой дембельский аккорд его не спасет (и как в воду глядел, но это другая история), и мучить свою душу он не будет. Ну, а мне до дембеля далеко, пришлось вспоминать еще и уроки штукатурно-малярных работ моей тетушки, с которой подрабатывал не одно школьное лето, и в одиночку претворять в жизнь замыслы нашего замполита. До художественно-оформительских работ пришлось сначала демонтировать убогие панели из ДСП, отремонтировать штукатурку, отшпаклевать, отшлифовать стены и потолок, колеровать стены нежным сиреневым цветом, все выкрасить. Сами стенды тоже все новые пришлось изготавливать из ДВП и бруска, а чтоб гвоздей не было видно, еще их плотной бумагой оклеивали и красили водоэмульсионкой с добавлением гуаши, подобрав коллер гармонично стенам. В общем, работу начинал с подъемом и заканчивал с отбоем, а то и часть ночи прихватывал. И ушло у меня на все про все почти три месяца. Писать и рисовать тоже ведь занятие муторное, это ведь не гвозди заколачивать, тем более без должной профессиональной подготовки, а только пользуясь плодами детских увлечений и тем, что бог послал. Не смотря на то, что члены Политбюро со всеми кандидатами порой своим немым присутствием вызывали приступы хронического гастрита, кое-что получилось совсем неплохо. Замполит еще где-то раздобыл настоящий дубовый шпон, и я, сильно опасаясь испортить хорошую вещь, изловчился изваять трафаретные рисунки на деревянных планшетах. Особенно удались летчик на фоне самолетного киля и оператор РЛС над экраном, срисованные из журнала "Советский воин". Мы их даже повесили потом в коридоре роты для украшения (а как мне писали на "Одноклассниках", Штыркин при переводе его к другому месту службы именно эти мои произведения умыкнул с собой). Все бы ничего, да однажды в период моих плодотворных малярных сеансов чёрт дернул меня после обеда сходить к пацанам на КП. КП располагался в пяти минутах ходьбы от столовой через рощицу, минуя автопарк и позиции радиолокационной группы. И вот иду я по тропинке впереди, а за мной два бойца нашего взвода - киевлянин Игорь Цапенко (на полеты) и Игорь Васильев из тогдашнего Куйбышева, будучи дневальным – в автопарк. Подходим к древнему тополю, растущему прямо у тропинки, вдруг буквально из-за моего плеча вылетает штык-нож и вонзается в ствол. Не успел я разразиться тирадой высокохудожественного мата, как из кустов выходит нач.штаба полка п/п-к Антонишен, и на меня едва ли не с кулаками: «Ты что же это, сволочь, вздумал портить военное имущество, и меня чуть не погубил!» Меня как парализовало, слова не могу вставить. Стоять!Молчать!Смирно!Военный билет! Доложить командиру роты, чтоб пришел! Забрал мой военный билет, штык-нож Игорька Васильева и был таков. Надо сказать, в эти дни произошло серьезное ЧП в полку. Как рассказывал наш радиомеханик Толик Замитайло, сидит он на ночной смене полетов на КП рядом с одним из самых вредных штурманов к-ном Курсенко, у которого в настольный теннис на смене не поиграешь, борется со сном, вдруг- звонок. Курсенко аж в лице изменился. Звонили из штаба ПВО округа, - мол, поляки интересуются, не ваш Су-17-й по Польше уже 20 минут гуляет, и чё делать, стрелять, иль сажать? Переполох был основательный. Заблудившимся был не кто иной как подполковник Антонишен. А на тропинке на нас в ярости он наткнулся, возвращаясь с "Ландыша" после разборки с локационщиками, кто, где и как упустил его отметку. В общем самой пострадавшей стороной оказался я. Ротному доложили тут же, Васильеву нагоняй дали. Потом я уж и Ленкомеату закончил, а вопрос с моим военным билетом оставался открытым! А без него как в отпуск ехать? Условие Антонишена осталось невыполненным, за билетом должен был прийти сам командир роты капитан Чернов (чтоб, видать, еще и ему без свидетелей устроить кузькину мать). А Чернов не дурак. Чё ему нарываться? Сержант и тут пригодится без отпусков, где чё напишет, где на гитаре сбацает, покрасит, нарисует, за старшину можно оставить Не хватало еще танцами разразиться, в коих я тоже был мастак, поскольку с раннего пионерского возраста до окончания школы занимался в коллективе народного танца. Наступил декабрь. Меня уже замполит батальона м-р Косенко спрашивает, ну ты Ленкомнату давно закончил, а чё в отпуск-то не едешь? Так ить, говорю, военного билета нет, надо было Олегу Кузьмичу (ротному) идти за ним, а он не идет. Выручил меня замполит, сходил за билетом, и прогнали меня в отпуск, когда мне уже не очень хотелось. Не потому, что не хотелось вовсе, а вернулся я из отпуска 31 декабря утром, не успев встретить Новый год дома.

МИГ: Мне тоже доводилось заниматься оформительской работой в армии. Началось всё просто - у нас в ТЭЧ служил прапорщик Калиновский, в группе РЭО. И служил он,числясь механиком, жудожником-оформителем.Надо отдать ему должное - он владел плакатным пером в совершенстве,знал массу шрифтов и ещё рисовал довольно успешно. На нём было вся наглядная агитация в штабе и ТЭЧ. Работы было много и я как то незаметно стал привлекаться к оформлению разного рода плакатов,выдержек из НИАС на щитах и т.п. в помощь к нему. Т.к. его часто отвлекали для работы на штаб.А затем и вовсе забрали в штаб нашей воздушной армии в Ленинград для тех же целей - оформительская работа. Так я стал кое что писАть и рисовать..Это было неплохо в том смысле, что иногда меня освобождали от нарядов на службу из-за срочной необходимости что-то сделать по этой части. Но ремонтами , к счастью, не доводилось заниматься. Это ,кстати,помогло мне при возвращении в институт - каждый сентябрь вместо колхоза я оформлял наглядную агитацию факультета вместе со студентами - архитекторами,которых распределяли в помощь нам (или нас в помощь им). Вот такая получилась польза из приобретённых в армии навыков.

МР-79-9ТМ: Ну эт еще повезло. В армии обычно после такого попадалова следует не отпуск ,а награждение непричастных и наказание невиновных. По принципу -"Как следует разберусь и кого попало накажу"

82-й: Нет ничего лучше хорошей книги. Особенно если нужны пыжи для патронов. (У.Черчилль). В Вышневолоцком ШМАСе была библиотека. Располагалась она наверное в клубе (плохо помню). Курсантам ротный замполит майор Кулиев рекомендовал читать книги. При общей загрузке - читать книги! Я записался в библиотеку и даже взял в ней какую-то историческую книжку. Простота. Читать не получалось. Были ли библиотеки в частях, где служил после ШМАСа? Скорее всего нет. Газеты использовались по основному назначению. Размял – и в дело. (Ты читаешь газеты? Конечно читаю! Сколько оторву - столько и читаю.) Технической литературы в ШМАСе не было. Пользовались только конспектами. В части конспекты не понадобились, потому что другая реальность, с другими требованиями. И, в общем-то, у нас никто и ничего не читал (по большому счету). Я не хочу обидеть Васю Фомичева из нашего 113 учебного взвода. Вот кто читал художественную литературу. Даже в ШМАСе! Склонность к чтению была и у Коли Сорокина. Опять же, говорю только за себя (я тоже ничего не читал) и тех, с кем служил локоть к локтю.

МИГ: 82-й пишет: Были ли библиотеки в частях, где служил после ШМАСа? Библиотека у нас была, причём она была для всех - и для полка и для частей обеспечения.И это был способ отвлечся от службы.В полку время для чтения было намного больше, чем в ШМАСе. Там его вовсе не было - всё время были чем-то заняты. МИГ.

Serega: Да, с газетами и военными журналами дела в войсках обстояли неплохо. Подшивки в Ленкомнатах всегда были многочисленными. Но читали в основном только "Советский спорт", "Комсомолку", ну еще немного нашу окружную газету (то ли "Слава", то ли "Прикарпатская Слава", не могу вспомнить) в надежде прочитать о бывших своих воинских частях и сослуживцах. Остальные же газеты можно было возвращать в киоск и продавать, т.к. к ним никто не прикасался. А для нужника в шкафу навалом валялись журналы, кажется, "Коммунист", которые иногда заставляли использовать в качестве источника материалов для политзанятий. Эти журналы не подшивали, и никто не учитывал. Еще многочисленным подспорьем были письма с Родины, поскольку хранить их было негде, да и не разрешалось. А вот теперь бы весьма пригодились, поскольку те же друзья-армейцы, бывало, любопытные истории описывали из своей служебной жизни.

Юрий: Во время службы в Барнауле я был завсегдатаем библиотеки,которая находилась там же ,где и солдатский клуб,т.е. в здании бывшего храма в 20 метрах от казармы нашей роты. Это здание входило в объект охраны караула наряду со столовой и чайной солдатской. (На фото современном нашей Барнаульской ШМАС в моем сообщении ранее этот храм уже отреставрирован и действует) После переезда в Рубцовск только газеты и техническая литература при подготовке к экзаменам,библиотека с нами уже не приехала,видно будущим летчикам осталась из БВВАУЛ. Ну, а в Белоруссии в Витебске клуб солдатский был,а библиотеку не обнаружил,так,что в основном носом в подоконник вечером,т.к. было холодновато в казарме и спать все время хотелось. Ну, а в Ленинской комнате опять подшивки газет и телевизор по расписанию.

МИГ: Где то за полгода до моего дембеля нам в полк привезли и установили стол бильярдный. В проходе между ленкомнатами - там было довольно широко и места игрокам хватало.Интерес был огромный. Я уже писал о том, что составлялся список игроков и дневальный будил ночью записавшихся, И те вставали и шли играть! Деж. по части не препятствовали. Потом поутихли страсти и укладывались по времени до отбоя или немного задерживались. МИГ.

ОСВ: В ШМАСе были две библиотеки, а может быть два отдела одной, сейчас не помню. В одной художественные, в другой всё необходимое для учебного процесса. Если кто помнит, в секретных учебниках сзади есть формуляр, в который заносятся данные человека, взявшего книгу. Просматривая формуляр можно было увидеть интересные вещи, например карьерный рост знакомых офицеров. Например, первая запись: курсант Тыльман, мл. с-нт Тыльман и так до капитана. Капитан Тыльман - зампотех нашей роты, очень уважаемый офицер и просто хороший человек. Почитать в ШМАСе, конечно, большая проблема, но если человек хочет, он найдёт способ. Я уже как-то писал о своём сослуживце, фанатике-книгочее Носове, который читал по ночам при свете ночника. У меня возможность читать была - на цикле свободы гораздо больше - книга лежала раскрытой в слегка выдвинутом ящике стола, если кто-то заходил в рацкомнату, ящик задвигался, нос в лежащую на столе схему, в руку паяльник, на лицо задумчивое выражение. В полку была хорошая библиотека, которой заведовала гражданская старушка. Но как я заметил, бойцы в библиотеку ходили в основном для того, чтобы стибрить из какого нибудь журнала картинку для дембельского альбома, в лучшем случае взять книжку "про разведчиков". Хотя почитать там можно было много чего. Когда я получил доступ к полкам я обалдел: стоят Камю, Бунин, Хэмингуей много ещё чего. Напомню, на дворе 1980г, эпоха "Малой земли", а тут стоят книги, изданные во время "Оттепели" и судя по прекрасному внешнему виду, с тех пор почти не востребованные.

МР-79-9ТМ: А я читал журналы в караулке.Причем там был, дефицитнейший в то время журнал - "Зарубежное военное обозрение". Подшивки газет проверялись при каждой сдаче, не дай бог не хватит - побежишь искать. А журнал "Коммунист" помню. Именно "там" его и читали. Оченно бумажка была подходящая

Хан: Библиотек в как в ШМАСе так и в полку не помню т.к. точно никто из сослуживцев ими не пользовался, хотя по логике они должны там быть в обязательном порядке. В учебке печатной технической литературы тоже не было, а использовали только конспекты, которые после сдачи экзаменов по распоряжению не помню какого командира были все уничтожены путем публичного их сожжения, как носители СВЕРХСЕКРЕТНОЙ информации (и это в 1975г. - МиГ-17 был СВЕРХСЕКТЕТНЫМ самолетом). Было обидно но бог с ним, всеравно по прибытию в полк в этом же году перешли на СУ-17. В ленкомнате были подшивки центральных на то время газет в полном собрании, и за ними довольно тщетно смотрели и никто не использовал "на помять", а даже довольно многие читали их. В полку была техническая литература в комнате нашей группы СД (НИАС- был точно). В казарме в ленкомнате в хорошем состоянии были те же подшивки газет и журналов, которые довольно активно читал личный состав, но все-же предпочитали посмотреть в каптерке после отбоя передачи и фильмы для взрослых хоть и на польском языке. Моей любимой книгой за все время службы было "Пособие по физике " для поступающих в ВУЗы которую приобрел в военторге, о чем впоследствии и не пожалел.

ОСВ: Serega пишет: А для нужника в шкафу навалом валялись журналы, кажется, "Коммунист", Наверное, всё-таки "Военный пропагандист", формат более подходящий. У "Коммуниста" страница большая.

Serega: МР-79-9ТМ пишет: А журнал "Коммунист" помню. Наверное требуется уточнение. Журнал все же назывался "Коммунист Вооруженных Сил". Но и просто "Коммунист" тоже вроде был. А спрашивая вдруг засуетившегося товарища по службе, который, насупившись, метался по шкафам, куда это он, тот вполне серьезно отвечал - "на партсобрание"! Была такая дежурная фраза.

МР-79-9ТМ: Serega пишет: тот вполне серьезно отвечал - "на партсобрание Да-а, еще было выражение -"на дискотеку" , т.е в посудомойку, или "вкрутить новые краники в умывалке" -т.е начистить их до блеска.

Ion Popa: Про библиотеки в ШМАСе и в части я уже подробно писал на этой ветке. А, что касается газет... Читали, в основном, "Красную звезду", "Комсомольскую правду", "Советский спорт". И, поскольку, газеты безжалостно выдирали для известных нужд, то приходилось играть на опережении. Как только газеты подшивали в Ленинской комнате, я сразу же выдирал "Советский спорт" и шёл с ним в аппаратную, где уже в спокойной обстановке и читал. Потом прочитанную газету вовзращал на место. А для сортира мы использовали рулонную бумагу для телеграфных аппаратов, благо её у нас было навалом. Хоть и жестковата была, но, что значат для солдата трудности и лишения... Да и у офицеров она пользовалась спросом.

МР-79-9ТМ: Ion Popa пишет: мы использовали рулонную бумагу для телеграфных аппаратов Мы ,в полку,один раз использовали бумагу для чистки оружия, у нас она в оружейке рулонами висела. Так потом день , всем взводом , под руководством гражданских сантехников, невзирая на срок службы выковыривали ее обратно. Никого же не осенило, что она от воды не разлагается . Я вот что-то не помню, в Чорткове мы оружие вроде тряпочками чистили?

82-й: Из средств материального обеспечения при проведении работ по чистке и смазке оружия необходимо иметь: принадлежности боевого штатного оружия; набор протирочных и смазочных материалов (ветошь, пакля, бумага КВ-22, жидкая ружейная смазка, ружейная смазка, раствор для чистки каналов стволов); комплект деревянных палочек для удобства чистки и смазки пазов, вырезов и отверстий. Из протирочных материалов для чистки оружия используются: ветошь, пакля и бумага КВ-22, применяемая вместо ветоши. Пакля (короткое льноволокно), очищенная от кострики, лучше входит в нарезы канала ствола, чем ветошь, что обеспечивает его качественную чистку. Поэтому пакля применяет-ся только для чистки канала ствола. Ветошь и бумага КВ-22 применяются для обтирания, чистки и смазки всех частей и механизмов оружия. Для удобства чистки и смазки пазов, отверстий, выемов и вырезов используется комплект деревянных палочек. Палочки с лопаточками на конце служат для чистки и смазки пазов, палочки цилиндрической формы разного диаметра - для чистки и смазки отверстий, выемов, вырезов, патрон-ника, а также газовой каморы. При пользовании палочками обязательно на них накладывается ветошь. Применение других, не указанных в наставлениях НСД смазочных и протирочных материалов, категорически запрещено. Сбережение стрелкового оружия: чистка и смазка: http://army.lv/ru/Sberezhenie-strelkovogo-oruzhiya-chistka-i-smazka/2685/4520 Бумага крепированная влагопрочная (кв-22) http://www.neofakt-ltd.com/054.htm 2.7.1. Для чистки и смазки автомата применяются: всесезонное масло КРМ - для чистки автомата и смазывания его частей и механизмов в интервале температур окружающего воздуха от плюс 50 градусов С до минус 50 градусов С; зимнее масло РЖ - для чистки автомата и смазывания его частей и механизмов в интервале температур окружающего воздуха от плюс 5 градусов С до минус 50 градусов С; летнее масло ВО - для смазывания канала ствола, частей и механизмов автомата после их чистки; это масло применяется при температуре воздуха выше плюс 5 градусов С; раствором РЧС (раствор чистки стволов) для чистки каналов стволов и других частей автомата, подвергающихся воздействию пороховых газов. Примечание. Раствор РЧС приготовляется в количестве, необходимом для чистки оружия в течение одних суток. Состав раствора: вода, пригодная для питья, - 1 л; углекислый аммоний - 200 г; двухромовокислый калий (хромпик) - 3...5 г. Небольшое количество раствора РЧС разрешается хранить не более 7 суток в стеклянных сосудах, закупоренных пробкой, в темном месте и вдали от нагревательных приборов. В металлические масленки раствор РЧС наливать запрещается; ветошь или бумага КВ-22 - для обтирания, чистки и смазки автомата; пакля (короткое льноволокно), очищенная от кострики, - только для чистки канала ствола. http://kalashnikov.guns.ru/manual/russian/ak102/2.7.html

ОСВ: МР-79-9ТМ пишет: Чорткове мы оружие вроде тряпочками чистили? Конечно, старшина выдавал для этого ветошь, чаше всего обрывки старого зимнего белья. И везде чистили ветошью, про бумагу для чистки оружия первый раз слышу. Хуже всего было на сержантских сборах в Липецке, там на взвод давали кусок тряпки размером с лист формата А4, один стол для чистки оружия и очень-очень мало времени, при том, что оружие чистили ежедневно, а то и по нескольку раз в день. Тут в дело шли например, подворотнички, которые на всякий случай не выбрасывали. Пошиваться тоже приходилось иногда по нескольку раз. Вообще, сержантские сборы отдельная песня, есть мнение, что основная цель их - запредельно вздрючить и добавить в кровь озверина, чтобы озверевший сержант по инерции дрючил впоследствии вверенный ему личный состав.

Юрий: К вопросу о библиотеке: В центре снимка наша библиотека и клуб в Барнауле под куполами,а справа розовая казарма,где на первом этаже размещалась наша рота.

МР-79-9ТМ: ОСВ пишет: про бумагу для чистки оружия первый раз слышу Была такая, желтоватого цвета, в рулонах. Когда ее наматывали на протирку, она растягивалась, эластичная очень. Ширина рулона где 50...60 мм. Я ее в полку первый раз увидел, а потом уже в пехоте, на сборах, после 4-го курса института. Ее еще офицеры часто отматывали, для чистки охотничих ружей.82-й пишет: Бумага крепированная влагопрочная (кв-22) Видимо она, честно говоря марки не знаю.

ОСВ: МИГ пишет: в личное время в ленкомнате смотрели телевизор. У нас единственный телевизор стоял в конце взлётки и включался в 21.00 для просмотра программы "Время". В воскресенье, кроме того обязательно "Служу Советскому Союзу", если был нормальный помдеж (помошник дежурного по полку, который нёс службу в казарме, дежурный по полку сидел на аэродроме, в штабе) то можно было посмотреть "Утреннюю почту", совсем хороший помдеж мог разрешить посмотреть "Аэробику" - советскую эротику образца 80-х. Девушки в купальниках, невероятно соблазнительные позы, ноги выше головы - народ сидит, пускает слюни, комментирует. Можно было договориться, чтобы разрешили посмотреть какой-нибудь важный матч или вызывающий всеобщий интерес фильм. Помню, южные и восточные люди сильно волновались, когда по ТВ должны были показать что-то индийское, "Зита и Гита" или как там оно называется. Телевизор был настроен исключительно на 1 канал, другие контура из селектора каналов были изъяты.

МР-79-9ТМ: В учебке телик тоже стоял в конце "взлетки", а в полку - уже в ленкомнате.Причем у старшины роты, прапорщика Родионова, было свое законное место, с которого он выгонял всех , невзирая на чины и звания. Днем телик смотреть не возбранялось, если конечно не выгонят "деды". Для этого в руки бралась швабра, и как-бы наводился порядок в ленкомнате. Просмотр телепередач с одновременным "шуршанием" не считался криминалом, и воспринимался благосклонно. В армии ведь руки должны быть заняты, а голова - свободна.

Юрий: Во время службы в Средней Азии дважды попал в передачу "Служу Советскому Союзу" и теперь знаю,что почти все,что там показывалось было "постановочным". Нам говорили как сидеть,что делать,а оператор снимал. И даже взлет самолета изнутри кабины снимали,таская самолет по ВПП за тягачом. У нас в эскадрилье был свой поэт из солдат и во втором сюжете мы как бы на учениях слушали у костра в пустыне Кара -Кум его стихи. Этот сюжет прошел в усеченном виде,т.к. учения были резко прерваны из-за начала войны Израиля с арабами в 1973 г. и показали только сюжет со стихами. Кстати режиссером была молодая женщина.

tsipeter: Хан пишет: но все-же предпочитали посмотреть в каптерке после отбоя передачи и фильмы для взрослых хоть и на польском языке. Телик у нас стоял на коридоре, недалеко от лестницы со второго на первый этаж, один на две эскадрильи. Мы тоже смотрели польские фильмы после отбоя, правда у нас был свой переводчик - парень с Западной Украины, но к концу службы мы могли сносно понимать польский. Газеты и журналы как у всех - ленкомната с подшивками, для сортира применяли "Коммунист вооруженных сил". А вот как называлась групповая газета уже не помню, кажется "Знамя Победы".

ОСВ: Serega пишет: окружную газету (то ли "Слава", то ли "Прикарпатская Слава", не могу вспомнить "Слава Родины". В один из первых дней моего пребывания в рацгруппе приезжал корреспондент из этой газеты писать репортаж о рационализаторской работе в части. Под руку попался я, меня усадили перед каким-то аппаратом и сфотографировали. Потом на снимке в газете меня никто не мог узнать, в том числе и я сам.

МР-79-9ТМ: Счастливые люди! А нас никто не фоткал, кино про нас не снимал, и в Голливуд не приглашал. Единственный раз приходил фотограф, когда нужно было одного каракалпака принять в комсомол. Причем то, что он не комсомолец, выяснилось уже спустя год !!!. Представляете , какую клизму получил комсорг части ! "Вся дивизия в монастыре хлещет спиртное, а я один - позабыт,позаброшен..."("Свадьба в малиновке")

Сержант: Воспоминания об отпуске: После 50ШМАС -Вапнярка по собственному выбору попал 708 ВТАП в декабре 1968 года, пока то да се за штат вТЭЧ к майору Путилову крутой был военный, но уже в конце января вызывают в штаб полка, предлагают перепиши вот этот текст, сделал понравилось. По твоим документам у тебя на гражданке была вторая форма допуска, а как же участвовал в строительстве пусковых шахт для стратегических ракет. Пойдещь делопроизводителем в секретную часть полка, ну кто же от такого откажется. А в июне начальник секретной части ,,сундук,, надумал учится на офицера и я стал начальником секретной части. Ну понятно, что отпуск можно считать в кармане. В один прекрасный день при беседе начальник кадров предлагает начштаба отправить меня в Тбилиси в архив округа поучится как оформлять документацию для сдачи в архив в командировку. Начштаба п/полковник Алхименко (во такой мужик) говорит: да погоди ты с архивом я его хочу в отпуск отправить. Я:ой я падаю! Не падай, поедешь. В конце концов решили отправить меня с кадровиком в командировку на 5 дней в Тбилиси, а оттуда на самолет и в отпуск. Приезжаем в Тбилиси в метро капитан говорит дуй в аэропорт я тут и без тебя все сделаю, у тебя ведь все мысли об отпуске. Что не говори хорошие у нас были отцы командиры, особенно в авиации! И у каждого служившего своя история с отпуском, может кому то и не интересно , но я решил рассказать свою. Привет однополчанам в/ч 64369 Вапнярка, 708 ВТАП(в/ч 18298)!

МР-79-9ТМ: Пожалуй, насчет отцов -командиров соглашусь. У меня была похожая история. Тоже неожиданно выпихнули в отпуск. Еле успел собрать ,заныканную в укромные места, сэкономленную с учений, пиротехнику - пирофакелы, дымовые шашки, даже 2 ракеты СХТ. Тогда ведь ,из всех развлечений, наша промышленность выпускала только бенгальские огни и хлопушки. Провез на поезде этот арсенал, как здрасте. Время было спокойное, никого не шмонали на вокзалах.

ОСВ: МР-79-9ТМ пишет: Время было спокойное Точно, время было прямо-таки вегетарианское - мир во всём мире, террористы далеко за высоким бугром и даже чеченцы попадаются вполне вменяемые. Если кто и лез на военные объекты, так и то для того чтобы что-нибудь стырить. Караул на постах мог безмятежно спать, если позволяли погодные условия. У нас было вполне обычным, чтобы ДСП тащил службу без патронов. То есть на развод приходил как положено, а на аэродроме при смене отдавал снаряжённые магазины старому ДСП, который их увозил, брал у него пустые и служил с ними налегке, при смене всё повторялось.

Хан: ОСВ пишет: У нас было вполне обычным, чтобы ДСП тащил службу без патронов. В первом эшелоне противостояния супостату (НОТО) так не считали и мы в ДСП и все посты караула ходили по полной форме. А в ШМАСе в Союзе (Латвия, где к нам относились намного хуже чем в Польше)тоже был пост, где у часового к АКМ прилагался только штык-нож и пустой рожек. И понадобись нехорошему человеку боевое оружие то смело бери его у этого зеленого пацана.

ОСВ: Хан пишет: мы в ДСП и все посты караула ходили по полной форме Фокус с заменой снаряжённых магазинов на пустые, конечно, был хорошо известен отцам-командирам и время от времени устраивались проверки, бойцы получали своё, но спустя некоторое время нежелание таскать на поясе 90 патронов целый день пересиливало. Вообще ДСП считался нарядом привилегированным, назначался специальным приказом. Лучше всего было в субботу летом, работы на матчасти по субботам обычно никакие не производились, на стоянке кроме ДСП никого - можно спокойно заняться своими делами или просто никого не видеть иногда дорогого стоит. (в казарме в выходные дни назначался ответственный из офицеров, и если попадался какой-нибудь дурак, бывало некомфортно), Резиденцией ДСП обычно была курилка - довольно большая круглая в плане беседка с вкопанным в центре колёсным диском, который служил пепельницей. В нём же разводился костёр. Чтобы горело лучше, время от времени можно было плеснуть керосина, благо что его рядом немеряно. Когда попрохладней и керосина приходилось подливать чаще, к концу дня ДСП становился слегка похожим на негра.

МР-79-9ТМ: ОСВ пишет: таскать на поясе 90 патронов 60 же было ?

Хан: Свое первое ДСП я завалил полностью, а именно был снят с наряда зам.командира полка по ИАС за то, что прозевал его появление после окончания рабочего дня на территории ТЭЧ. Я появился с докладом после того, как он уже пошастал по стоянке. Но это я отделался легким испугом, полледствия могли быть гораздо печальнее, застань он меня полудремлящим на самолетных чехлах. А досталось мне слегка в моральном плане от деда, которого выставили ДСП вместо меня.

82-й: -таскать на поясе 90 патронов- -60 же было?- Это все про АК. В караул же с СКС выдавалось 30-ть патронов (три кассеты по десять патронов - емкость кожаного подсумка носимого на поясном ремне). Подсумок носился под правую руку (справа - спереди). Перед заступлением на пост 10-ть патронов "заряжались в магазин" карабина.

МР-79-9ТМ: Служил с АКМ, СКС-же даже не удалось в руках подержать . Да и из 5.45 так и не стрельнул ни разу. И в учебке, и в полку, и на сборах( в пехоте ,после 4-го курса института) - все были старые,добрые АКМ.

82-й: АК были только в караульной роте на аэродроме в Ахтубе. В середине 70-х что в ШМАСе, что в тех частях где пришлось служить, всюду были СКС.

65ВЗВОД: У нас в оружейке были АКМ,АКМС с которыми мы ходили на парады и различные построения.А в караул всегда с СКС.

МР-79-9ТМ: Помню, как на уже в полку, после года, мне довелось неделю проработать на гарнизонном складе боеприпасов . Нас , троих раз....ев ,туда сдал в аренду наш старшина , за пехотную лопатку, палатку. и еще что-то. Это было такое счастье ( в прямом смысле слова). Во-первых до самого отбоя нас в казарме не было, обедали и ужинали прямо там. Добираться утром туда нужно было своим ходом, (на рейсовом автобусе). И еще там была куча всевозможных магазинов , и ларьков. Деньги ессно, закончились очень быстро. Я это рассказываю к тому, что на этих складах мы перетаскивали ящики со стрелковым оружием, с их выборочной проверкой (под чутким руководством нач.склада). Так там еще хранились автоматы ППШ ,ППС и трехлинейки Мосина. А "наган" ,(напоминаю, что дело было в 1986 году), и "ТТ", я вообще первый раз увидел именно там.

82-й: По непроверенным данным. Но по логике так и должно было бы быть. После Великой Отечественной войны осуществлялись массовые закладки на хранение ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ всего что стреляет и что было произведено в избытке по планам военного производства (ППШ, ППД, ППС, СВТ, ТТ). В том числе бронетанковой техники. Технология закладки на хранение Т-34-85 якобы была такова. В безлюдной лесистой местности (относительно вблизи от ж/д и постоянного водотока) после прочесывания и выставления охраны по периметру, в пониженном участке местности сосредотачивались покрытые толстым слоем "пушечного сала" боевые машины. После чего устраивалась плотина (земляная, ряжевая) на водотоке и место складирования оказывалось на дне искусственного водоема. Мотивы предков. Когда для потомков наступит кердык, и все что можно они продадут, а на них навалится супостат в лице ... , то останется хоть и не современное, но оружие. Для чего нам оружие, спросите Вы? И будете правы. В соответствии с военной доктриной у нас нет врагов... И вот мы все пустили под пресс (резак, ножницы) либо взорвали на полигонах, либо по-простому и незамысловатому - прям на складах. Чем хорош взрыв на складах? Решается куча задач, а вместо них образуется куча неучтенных $. Тогда как. По не проверенным данным. В САСШ ничего не пилят и не взрывают, а складируют. Правильно. Пригодится. Демократия должна себя защищать. Превентивно.

МР-79-9ТМ: 82-й пишет: вот мы все пустили под пресс (резак, ножницы) либо взорвали на полигонах, либо по-простому и незамысловатому - прям на складах. Ишшо понаделали травматических и сигнальных пистолетов, а на супостатов пойдем с массогабаритными макетами или подкрадемся поближе и закидаем их шапками

Serega: МИГ пишет (в теме "Заметки из блокнота"): Молодые, по очереди,каждый день - разный,после отбоя, когда все уже были в койках, громко произносили следующее пожелание :"Дембель стал на день короче - старикам спокойной ночи." МИГ. Почти всегда после отбоя многим соскучившимся за время разлуки на обслуживании полетов приятелям хотелось пообщаться, обменяться новостями из дома, просто прикольнуться. Конечно, это относилось прежде всего к старослужащим. А чё, часть из них на полетах не усердствовала, а попросту дрыхла где-нибудь в укромном гнездышке, пока молодое поколение выполняло священный долг перед Родиной. Соответственно в отведенное Уставом время большинство "дедов" маялось бессоницей. Соберется такая честная компания у кого-нибудь на кровати и травит байки, периодически изрыгая гомерический хохот. Связь роты с деж.по части и некоторыми другими объектами осуществлялась по видавшему виды селектору, кнопочный выключатель микрофона которого давно был заменен на тумблер. Вот этот тумблер многих и подводил. То дневальный ответит кому-нибудь и забудет выключить микрофон, то деж.по роте после доклада деж.по части о результатах вечерней поверки проявит невнимательность, и тогда многие "секретные" сведения из последующих диалогов становились достоянием всех, кто находился в это время у принимающих селекторов. Надо сказать, что чувствительность микрофона селектора была потрясающая, уж звук телевизора настолько заглушим, сами едва разбираем слова комментатора футбольного матча, а дежурный по части все равно орет: ну-ка выключайте телевизор! Зачастую в компании припозднившихся говорунов находился какой-нибудь глашатай, который, ради издевательской шутки над почивавшими, внезапно громогласно оповещал осенившим его афоризмом, идеологическим лозунгом, иль просто междометием. Самым колоритным носителем подобных заготовок был ростовчанин Витек Назаров, боец взвода РТО из дембелей-осенников 81-го года, вот за кем бы, знатьё в свое время, надо было бы вести энциклопедические записи солдатских баек и прибауток. Однажды, когда уже отдельных воинов крепко захватили цветные сновидения, Витек средь закучковавшихся "стариков" и разрядил затянувшуюся паузу: - Дневальный!!! Тащи станок ...бальный! Хохма прокатила, да вот тумблер подвел. Не прошло и минуты (долго ли подняться деж.почасти этажом выше), как "рецензент" неожиданно появился в проходе спального помещения. Дежурным по части был в тот вечер командир группы РСП (к сожалению запамятовал уже фамилию капитана), один из строгих и принципиальных офицеров батальона. В общем, он довел до сведения нуждающихся, что у него как раз этот станок и имеется. Для начала он рекомендавал озабоченным бойцам подменить дневального на мытье взлетки, а между делом незаметно в вечно не работающем туалете (вообще на всех четырех этажах казармы ввиду аварийности канализационной системы, из-за чего весь гарнизон в любую непогоду вынужден был посещать полковой сортир без удобств) включил насос в напорном баке. Благородным авиаторам и здесь было западло приложить свои белы рученьки (ну не могли мы отважиться на подобную низость, чтобы уравнять авиатехнические задачи с сантехническими), если проебоглазить, то по причине неисправности датчика уровня насос не выключался, бак переполнялся, и вода начинала прибывать на полу в туалете, затем переливалась в умывальник, а если суточный наряд и здесь проявлял чудеса "бздительности", то затопляло курилку, а далее уже ничего не мешало потоку хлынуть в коридор к оружейке, и потоп мог угрожать второй роте, проживающей на третьем этаже, а там уж как монета упадет. На период моей службы в Овруче подобное происшествие приключилось однажды, когда в разгар полетного дня в безобиднейшей обстановке дневальный (дежурный в это время уже спал, а весь личный состав находился на объектах) решил подкачать водички, чтобы обеспечить хороший напор на время уборки умывальника, а сам, не тратя времени даром, пошел в ленкомнату ознакомиться со свежей прессой, поступившей в роту. Читал ее он до тех пор, пока с первого этажа со шваброй наперевес и кучей матюгов в придачу не прибежал полковой дневальный. Ну, а мелкие подтопления случались регулярно, и тут честь и хвала советским строителям, обычно в пьяном угаре возводящим объекты строительства, гидроизоляция полов в туалете и в умывальнике была выполнена безупречно, многочасовые бассейны ни разу не пролились вниз, пока дневальные отчерпывали с пола воду. Ну а дежурный по части на этот раз без фанатизма отнесся к идее затопления четырехэтажной казармы, лишь где-то по щиколотку налив воды в туалете, которую и предоставил убрать тем же шутникам. Под личным контролем капитана часа в два ночи шутники отошли от станка... А где же пропал МИГ?

LVI: Да-а. мы тоже и считали и читали эти деньки. И вот , помнится, придет утром мой взводный и спрашивает: Ну что, Виктор Иванович, на один день ближе к "дембелю", ты рад? "Конечно, Валерий Михайлович, очень".-отвечаю я. " А зря, чему радоваться-то, ведь на один день ближе к смерти"- поговаривал он. М-да....

tsipeter: LVI пишет: А зря, чему радоваться-то, ведь на один день ближе к смерти"- поговаривал он. М-да.... Взводному может и стало ближе к смерти, ведь ему еще было трубить и трубить, а у нас каждый месяц в армии за год шел. Я свою крайнюю дембельскую ночь просидел с сигаретой на крылечке казармы, и все мои 24 армейские месяца прошли в памяти как замедленный фильм, а эта ночь была такая длинная- казалось конца ей не будет. Я двадцать четыре месяца, семсот девятнадцать дней и ночей ждал эту ночь, разве мог я ее проспать? Примерно так я ответил молодому дневальному, спросившего меня, почему я не сплю.

Ion Popa: А у меня совсем другие настроения были. Да, конечно, рвался домой, НО !!! Уже тогда отдавал себе отчёт, что время проведённое в армии - это самое беззаботное и, возможно, самое интересное время в жизни. Помню, ближе к окончанию учебки, разговорились мы в перерыве между занятиями на эту тему с ребятами. И все сошлись на том, что здОрово было в ШМАСе и эти полгода останутся в памяти, как самые - самые... А потом, в части, было ещё интереснее... Да и вообще, время в армии летело. Работали до последнего дня. Мне позвонили в аппаратную в бункере и приказали ехать в Смоленск, готовится к дембелю, когда я заканчивал наносить кольцевую карту погоды. Я с офицерской сменой вернулся в город и уже через несколько часов был на вокзале. Так что,как tsipeter пишет: Я свою крайнюю дембельскую ночь просидел с сигаретой на крылечке казармы, и все мои 24 армейские месяца прошли в памяти как замедленный фильм, а эта ночь была такая длинная- казалось конца ей не будет. Я двадцать четыре месяца, семсот девятнадцать дней и ночей ждал эту ночь, разве мог я ее проспать? этого небыло. Как небыло и, как 82-й пишет: И поехали мы домой. И долго - долго ни о чем не вспоминали. Даже поскорее забыть хотели. Наоборот. И вспоминалось, и даже очень. И переписывался ещё какое-то время с оставшимся служить ещё целый год Серёгой Шишлаковым, и посылочку ему посылал. А вот то, что, как 82-й пишет: Приду - здрасьте! Через две недели надо на работу устраиваться. вот это напрягало...

82-й: Сравним два состояния организма – перед призывом и перед дембелем. Перед призывом были ощущения: -ускорения времени; -полной неизвестности будущего; -расставания навсегда с прошлой жизнью; -необязательности окончания каких-то дел и отношений, прерываемых призывом на два года; -неизбежности будущего. Довольно тоскливый настрой с большой долей обреченности. Перед дембелем были ощущения: -замедления времени; -радостного ожидания перемены обстановки; -того что ты за два года отстал от жизни сверстников на гражданке; -того, что те ценности, которые были во время службы, на гражданке никому не понятны и не нужны; -некоторого страха перед будущим; потому что тебя сняли со всех видов довольствия; потому что тебе надо самому принимать решения; потому что ты уже вне строя. Довольно нервный настрой с большой долей бодрячества. В армии степени свободы ограничены Уставами. На гражданке свобода - это осознанная необходимость подчиняться законам и обычаям места проживания. В армии за тебя думают другие. "Живи по Уставу - завоюешь честь и славу!" (надпись на плакате). И это расслабляет. На гражданке “Твоя голова всегда в ответе за то, куда сядет твой зад” (группа Наутилус Помпилиус; Тутанхамон). И это напрягает.

LVI: Как сказал один мудрец: В Армию стоит пойти только потому, что-бы дождаться "дембеля". Не забываемые чувства в последний день находят: состояние радости меняется на грусть и наоборот. Ну а мне же не удавалось побездельничать до конца службы, по этому в голове мысли "волну не гнали".

82-й: Под эти дембельские разговоры вспомнилось следующее. Перед дембелем нас просвящали (кто конкретно - не помню, но кто-то из офицеров) как надобно себя вести после того, как ты навсегда покинешь расположение родной части. Так вот, после прибытия домой (либо по месту призыва, потому как солдат - это человек без паспорта, а, значит, и без прописки) ты обязан был в какой-то короткий оговоренный срок встать на учет. Где встать на учет? Правильно - в том военкомате, который тебя в армию и призвал. Причем в военкомат для постановки на учет надлежало прибыть одетым по форме. То бишь в парадке. После нескольких дней проведенных вне строя и одетым по гражданке, было странно одеть на себя форму и выйти в мир. Но именно на тот случай, что ты плюнешь на все и пойдешь в чем есть в военкомат, перед дембелем нас стращали какими-то неприятностями. Фигня, конечно. Что тебе, после того как ты получил гербовую печать в военном билете на надписи Уволен в запас на основании приказа МО СССР №... от ........... и приказа по части №.... от ..... , могли сделать в военкомате? Да и кому это было нужно в военкомате? Но, тем не менее... Береженого Бог бережет, а не береженого конвоир стережет. Одел форму и поехал на автобусе в военкомат. Помню даже козырял на улице каким-то военным. Было дело. А была весна. Из части я выехал на мотовозе в четверг, 15 мая 1975 года. Пока доехал, пока туда-сюда. Значит в военкомат я пошел в понедельник, или во вторник.

Serega: "Секретное" фото из 80-х. Это я типа магнитофон включил на запись. Жаль время неумолимо снижает качество снимка.

Serega: Пацаны караулят дембель. Овруч, расположение КП и объекта "Ландыш", апрель 1982 год. О некоторых персонажах я уже упоминал на форуме (на снимке: Серега Оперман, Андрей Кулешов, Толик Замитайло, Серега Козлов). Когда нет полетов, не так страшен высотомер, как черт его малюет. Припоминается комичный эпизод осени 81-го года. Во время полетов Валентин Чен, забавный кореец нашего взвода из дембелей-осенников, в сумеречном мареве отправился до ветра, а пробежать сотню метров до нужника поленился и решил пристроиться у ближайших кустов, которых было в достатке вокруг КП. Этот высотомер как раз и находился сзади КП на пригорке в каких-то метрах тридцати. Надо сказать на некоторых бойцов, особенно сынов Востока, вероятность облучения (и не дай бог утрату потенции) наводила дикую жуть. Только Чен пристроится на изготовку, высотомер поворачивается прямо на него и начинает качать антенной. Он с расстегнутой ширинкой и хозяйством в руках вокруг КП раз двадцать менял позиции, а высотомер, будто привязанный крутился за ним. Мы с Толяном Замитайло в кунге станции чуть не "усохли", глядя из окна на Чена. Толик Замитайло в тренажере "Катапульта". На заднем плане вход в бункер КП. Однажды у летчиков были тренировки на "Катапульте", мы стояли глазели, пока инженер полка, увидев наши завистливые слюни, не позволил нам по паре раз катапультироваться. Ощущение - спесфическое, будто слон под зад пинает,- и ты уже на верхушке мачты.

LVI: Мне всегда нравилось смотреть, как летчики с парашютом совершают прыжки. Как они не любили это делать. В полку было строго с этим делом; подменить не удавалось. Каблуки отлетали, заодно и "запаски" открывали вместе с основным. Для всех это был цирк, а для летчиков трагедия. Это сейчас понимаешь, что для летчиков получить травму- это неизвестно сколько времени не ЛЕТАТЬ. Я бы сейчас тоже не рискнул бы "прыгнуть" с армейским парашютом( только на своем-спортивном для "классики").

Ion Popa: Когда мы, в конце апреля 1977 года приехали после могилёвской ШМАС в Смоленск, дежурными синоптиками в штабе 6-го ОТБК ДА были майоры Иванов, Пивовар, Подушко и Кошелев. Приятнее всего работать было с Леонидом Кирилловичем Пивоваром. Был он небольшого роста, чуть полноватым, спокойным и доброжелательным. Никогда не повышал голос, мог пошутить. Очень хорошо относился к нам, солдатам. Запомнился случай, когда он принёс нам том Ги де Мопассана с эротическими рассказами. Правда, только на одну ночь. И я читал вслух и никто в ту ночь не спал. Понятное дело, что дистанция между нами была и в возрасте и в по службе, так что знали мы про Пивовара не много. Видел я у него фотографию, где он был сфотографирован в тропической форме, в шортах. На мой вопрос, где это, он сказал, что на Кубе. Потом, когда начальник метеобюро п/п Мазуров перевёлся на север, Пивовар занял его место и очень скоро получил звание подполковника. Это событие довольно долго обмывали товарищи офицеры, причём и в рабочее время тоже. За что и получили. Разборы полётов были громкие, даже до нас раскаты грома доходили. Когда у меня случился конфликт в виде мордобоя с сержантом Мацеем, то п/п Пивовар имел со мной длительную беседу, в которой нарисовал он мне перспективу с дисбатом, но в конце концов дело замяли, во многом благодаря и его стараниям. Потом много лет я, что естественно, знать ничего не знал о Леониде Кирилловиче. Но, вот недавно, в "Одноклассниках", прапорщик с метео Володя Великанов написал, что Пивовар вернулся на родину, в Воронеж. Я поискал в Интернете и вот, что нашёл. В 1985 -1991 годах полковник Пивовар Л.К. возглавлял 1-ый, гидрометеорологический факультет Воронежского военно - авиационного инженерного училища. Был награждён орденом "За службу Родине в ВС СССР" 3-ей степени, медалью "За боевые заслуги", знаком "Почётный работник Гидрометслужбы России".

НачТЭЧ: МЫ БЫЛИ ПЕРВЫМИ АВИАТОРАМИ Чаган, 10 декабря 1958 года. Не в наших силах было сохранить Чаган, но в наших силах сохранить память о Чагане, где мы жили, трудились, учились и любили! ...Свой рассказ о тружениках ТЭЧ я хочу начать с характеристики труда механиков-сержантов, как основной движущей силы нашего подразделения. Основная тяжесть труда, нашего труда, ложилась на их плечи. За мои 5 лет в ТЭЧ срочную службу в рядах нашего подразделения прошли около 500 сержантов. Именно в таком звании они приходили к нам после годового обучения в Школе младших авиаспециалистов (ШМАС), т.е. в звании сержанта-механика, специалиста по конкретному оборудованию самолета, или по самолету и двигателям. Меня, как их начальника, поражали трудолюбие и дисциплина этих людей. Эти качества были присущи почти всем механикам, служившим в нашем подразделении. И я постоянно ловил себя на мысли, что для службы в Стратегической авиации отбирали довольно одаренных молодых людей. И они, уволившись из Армии, так же успешно работают в гражданских условиях, потому что они талантливы, трудолюбивы и дисциплинированны. Прошло более 50-ти лет, как я расстался с этим коллективом. Но мне все чаще приходит в голову мысль об этих молодых ребятах, которые первые азы труда получили именно в нашем подразделении, выполняя ответственную работу по обслуживанию стратегических бомбардировщиков ТУ-95. И за это время у нас не было НИ ОДНОГО отказа авиационной техники в полете по вине личного состава ТЭЧ! Это и сейчас тешит мою старческую душу! Прошло много времени, я ничего не знаю о судьбах бывших моих подопечных, как и они обо мне. А жаль! Здесь по тексту я привожу групповую фотографию "элитной", как модно сейчас говорить, части сержантов, увольняемых в 1959 году. Может быть, кто-то на ней себя узнает! Я буду этому очень рад! Фото выполнено, вероятно, по инициативе старшины Ивана Ведмедя. Всмотритесь в эти лица! На фотографии в правом квадратном обрамлении Первый командир Чаганской авиадивизии полковник Безбоков В., в левом квадратном обрамлении начальник ТЭЧ 1-го Чаганского полка Ильин А. ( т.е. я ), левее в овальном обрамлении старшина ТЭЧ 1-го полка Ведмедь И. В остальных овалах сержанты срочной службы, уволенные в запас в 1959 году. http://pic.ipicture.ru/uploads/091028/4dna4os35K.jpg Файл очень Большой (7,6 МБ) А сейчас я хочу повести свой рассказ о старшине ТЭЧ Иване Ведмеде. Еще в Узине, когда наше подразделение было почти сформировано и сержантского состава насчитывалось уже более 100 человек, я оказался единственным командиром и сержантского, и офицерского состава (тогда по штату мне было не положено иметь заместителей). Я крутился как угорелый между казармой и аэродромом. И вот, в один прекрасный день, ко мне обратился незнакомый мне старшина со словами: "Мне сказали, что Вам нужен старшина. Я готов служить у Вас". Я понял: это для меня "спасательный круг", я тут же, не раздумывая, дал согласие. Дальнейшая жизнь показала, что я не ошибся в своем решении. С приходом этого моего помощника в ТЭЧ у меня отпала забота о казарме и я целиком переключился на работу на аэродроме. Практически, он взял на себя половину моей работы, он стал реальным командиром нашего личного состава в казарме и на протяжении всей моей службы в ТЭЧ, он создавал "домашний уют" для наших сержантов, находящихся в казарменных условиях. Его отеческая забота о своих подчиненных была столь значительна, что они по-своему его уважали. Это уважение они демонстративно показывали при награждении офицеров и старшин орденами и медалями в переполненном зрительном зале Дома офицеров. Когда назвали фамилию старшины Ведмедь, солдаты и сержанты не только ТЭЧ, но и авиаэскадрильи, встали, приветствуя бурными аплодисментами старшину. Вставали они еще раз при награждении одного офицера и более не вставали при всех других награждениях. Именно этим вставанием солдаты и сержанты выразили свое уважение старшине. Надо признаться, что у нас в ТЭЧ были не очень армейские отношения, особенно со срочнослужащими. Мы (офицеры и я) обычно при обращении к сержантам называли их по имени, а не по званию и фамилии. Это, по моему мнению, создавало обстановку семейственности, что психологически благотворно влияло на коллектив при нашем напряженном, ненормированном и ответственном труде. Поэтому я с солдатами разговаривал как с равными и они выполняли мою просьбу-приказ с большим старанием и рвением. Такие же взаимоотношения имели и начальники групп, и все офицеры ТЭЧ. Атмосфера "семейственности" была свойственна всей ТЭЧ, за что я имел уйму нареканий от моих начальников, которые частенько указывали мне на мои "неуставные отношения" с подчиненными. А один инспектирующих нас начальников счел необходимым даже отметить это в Итоговом инспекционном документе. Но я не жалел об этом, т.к. был убежден, что такие отношения давали лучший результат при выполнении задания, чем командирское: "Я приказываю!"... Читайте далее здесь: http://www.chagan.ru/forum1/viewtopic.php?t=1098

МР-79-9ТМ: А я вот что-то свой дембель почти и не помню. Ждал, все как то представлял. А получилось все серо и буднично. Поезд уходил вечером, попрощался с сослуживцами , взял в воинской кассе билет, завалился на полку и ту-ту. Тем более все мысли уже были про институт. Конец июня, недосданный перед армией зачет, практика уже началась, еще год болтатся не хотелось, так что ехал (пусть меня извинят присутствующие) , уже с гражданским настроением. Потом, уже спустя несколько лет частенько доводилось ездить мимо части. Если ехать ч\з Псков, то ее очень хорошо видно, в п.Кресты., аэродром.

Ion Popa: Ещё тов. Ленин в тезисах, посвящёных взятию власти указывал на архиважность телефонной связи. В годы моей службы, 76 - 78 года прошлого века, телефон оставался важнейшей составляющей боеготовности страны. Первое знакомство с армейской телефонией произошло в могилёвской ШМАС. И было это знакомство, мягко говоря, шокирующим. Телефоны в учебке были времён Октябрской революции. Сейчас уже не вспомню, какие конкретно аппараты были в ротах, на КПП, в караулке, но у дежурного по штабу, наряду с древним ветераном, видавшим всякие виды, прошедшим огонь и воду и не сгоревшим и не утонувшим телефоном стояло, вообще, невообразимое нечто, помнящее, наверное, самого Белла, изобретателя телефона. Это нечто представляло собой какую-то смесь коммутатора с концентратором. На передней панели у этого динозавра были расположены отваливающиеся при звонке ламели, на которых были написаны написаны цифры 1 и 2 (роты), КПП, караулка... И, что самое удивительное, это всё работало. Каких - либо интересных случаев, связаных с телефоном, за время службы в ШМАС я не припоминаю. Да и сам характер этой самой службы в учебке к телефонным приключениям не располагал. А всё, что хоть как-то было с этим связано я уже описывал ранее. Это и случай с телефонограммой из Чадыр - Лунги, и ночной разговор со Смоленском. Позвонить в Могилёв из Смоленска было очень просто. Поднимаешь трубку, ждёшь ответ коммутатора:"Магнат". Просишь дать Агроправило, а у того просишь 5 - 60 - 71. В Смоленске же, в штабе 6-го ОТБК ДА телефоны решали если не всё, то, по-крайней мере, очень многое. В аппаратной метео стояли два аппарата, анологичных могилёвскому, которые не тонут и не горят. А на КП, где работал метеонаблюдатель, был установлен многоканальный телефон КД-6. Он позволял нажатием одной клавиши связаться с метео аэродрома, со смоленским телеграфом, с аппаратной метео,с экспедицией полка связи, с дежурным синоптиком. Можно было работать в режиме конференции, когда одновременно общались нескольно абонентов. Можно было переключить все свои телефоны на синоптика, у которого стоял аналогичный аппарат, и наоборот, синоптик мог переключить на нас свои телефоны. За время дежурства приходилось звонить по полкам и дивизиям корпуса. Как по поручению синоптика, так и по своим личным делам, ведь многие шмасовские друзья служили в нашем корпусе. Каждая точка имела свой позывной. Всех уже не припомню, но кое - что сохранилось в памяти. Энгельс - Плафон(дивизия), Напалм(аэродром), Бобруйск - Дальномер, Орша - Вылет, Зябровка - Набросок, Сольцы - Затейка, Дягилево - Проблема, Мачулище - Магистр, Смоленск - Магнат, бункер - Родина-1, запасной бункер в Ярцево - Родина, Озёрное - Медонос, Могилёв - Агроправило... В бункере, куда переехал КП, всё было по другому. Там метеонаблюдатель ощущал себя большим начальником. Да и как было не ощутить, если у тебя на столе стоит целая батарея разноцветных телефонов. Ярко-жёлтый для внутренней связи, чёрный без номеронаберателя для выхода на коммутатор, цвета слоновой кости ЗАСовский телефон, белый прямой с синоптиком. А ещё стоял у нас вот такой раритет. Полевой телефон ТАИ-43, который связывал нас напрямую с караулкой, откуда нас оповещали о самом главном, о привозе пищи. ЗАСовским телефоном мы, практически, не пользовались, разве что в Энгельс звонили. Зато он был очень популярен среди наших соседей, связистов полка связи. Там была такая история. Радисты распологались в бункере рядом с нашим метео. Естественно, мы быстро перезнакомились. И вот, как-то раз, я услышал разговор двух радистов о том, что они никак не могут наладить связь с Энгельсом, что вот, если перейти на другие частоты... Но как об этом сообщить в Энгельс? Я им и предложил туда позвонить. И вот, в полной тайне, не дай бог офицер узнает, совершается телефонный звонок и связь налаживается. С тех пор радисты стали у нас частыми гостями, а наша дружба ещё больше укрепилась. А, вообще, вспоминая телефоны, в первую очередь, в памяти всплывает утро на КП. Всеобщая суета, подготовка к утреннему докладу, беготня, звонки отовсюду. И вот среди этого бедлама раздаётся голос прапорщика Бори Сакова, только что принявшего по телефону важное сообщение:"Генерал Зенченко вышел из дома и по Большой Советской улице пешком направляется в штаб". Скорость всеобщего коловращения сразу же возрастает. Но при этом все краем глаза посматривают на дежурного синоптика майора Иванова. И вот, после очередного звонка, майор Иванов предостерегающе вскидывает вверх руку. Все сразу же умолкают и в полной тишине слышится голос Иванова:"Здравствуйте, Иван Ефимович!". Это звонит Иван Ефимович Клименко, первый секретарь Смоленского обкома КПСС. Ежедневно(!), включая субботу и воскресенье, первое лицо области звонит дежурному синоптику, чтобы узнать прогноз погоды по области на день. А это, о чём-то, да говорит. Значит, качественно работала наша метеослужба... Куда, как качественней гражданского Гидромета.

МР-79-9ТМ: Ion Popa пишет: Полевой телефон ТАИ-43 Помню такой телефон, особенно провод "полевку". который было разделать ...не-е лучше в наряд на кухню сходить. А вам в аппараты конденсаторы не впаивали, что-бы заглушить в\ч сигнал?

Ion Popa: МР-79-9ТМ пишет: Помню такой телефон, особенно провод "полевку". который было разделать ...не-е лучше в наряд на кухню сходить. А вам в аппараты конденсаторы не впаивали, что-бы заглушить в\ч сигнал? Про кондюки не помню, а вот полевой провод - да, не забывается такое никогда.

82-й: Некоторые индивиды развлекались в казарме следующим образом. Идут двое. Один держит в руке провод, а второй - за ним, крутит ручку динамо этого ТАИ. Так вот. Этот ТАИ работает помимо всего и как электрошокер. На расстоянии. Даже не притрагиваясь проводом к коже. В аут не отправляли, но мышцы сводит и крутит. Солдаты - большие дети. Именно поэтому у больших красных кнопок сидят офицеры.

Serega: Ion Popa пишет: Полевой телефон Наши телефоны (марку, конечно, под пытками не вспомнить) несколько отличались от представленного выше ТАИ-43. Коробка плоская (примерно 250х150х70 мм), крышку можно было отцепить совсем за ненадобностью, а трубка была тоже небольшого размера, телефонная часть - вроде типичной, а микрофонная - плавно переходила из ручки в небольшой микрофон, ну а чтобы вызвать коммутатор, опять же надо было крутить рукоятку динамы, типа "алло, Смольный на проводе!" Такими телефонами были едва ли не по десятку штук укомплектованы все КВ- и УКВ-радиостанции. А еще у нас на аэродроме 236-го АПИБ в Чорткове с нашей точки был устроен электрический вызов коммутатора, который находился на КДП. Девчонки-телефонистки на "Долбёжнике" зачастую во время ночных полетов позволяли себе прикимарить, а для нас вояк-срочников ночью наступало самое то время поболтать с приятелями с других точек. Крутишь-крутишь динаму, а телефонистке хоть бы форсажем в ухо. Тогда нажимали заветную кнопочку электрического звонка (такой же вызов был еще от РП), - сразу - нате Вам, правда, с матюгами в придачу.

МР-79-9ТМ: Всем привет ! Я ещё помню телефоны в караулах, которые на столбиках висели. По ним нас предупреждали , что едет "проверяла".

ВШАМ: Мои начальные этапы жизни Родился я в Волынской области. Родители были загружены производственной и общественной работой, моим воспитанием занималась молодая украинка. Моя особа ее мало интересовала, она просто занималась своими делами, а меня таскала за собой. На подводе, запряженной лошадкой, я бывал на ее родном хуторе, который чудом не попал под коллективизацию. На землях, отошедших после войны СССР от Польши, коллективное хозяйство создавал мой отец. На центральной усадьбе строили дома и переселяли в них хуторян. Несознательные хуторяне не хотели работать в совхозе и опять бежали на хутора. Чтобы прекратить этот процесс и выполнить решения партии, хуторян сажали на подводы и машины, а хутор поджигали, бежать становилось некуда. Хутор моей няньки на тот период жил. В памяти остались большие просторные помещения, или это я маленький был, белые одежды хуторян, холсты материи, разложенные на солнце. Относились ко мне нормально, на москаля я не тянул, украинский язык был родной. Отца уважали, народ понимал, что он мог сделать, а что было не в его силах. Отец познакомился с пастырем из католического костела, узнал местные обычаи, даты праздников, когда католики традиционно отдыхают, работу совхоза он неофициально подстраивал под католический календарь. Жизнь была хорошая и, как я понял позднее, сытая. Я объедался вишней, жевал вишневую смолу. Помню, как в громадных тазах варили вишневое варенье, а в маленьких кастрюльках варенье из лепестков роз. Когда доили коров, я бежал с кружкой пить молоко. Воевал с индюками и гусями, на ногах остались следы от их щипков. В глубоких озерах артель рыбаков ловила белых глубоководных раков, их варили в ведрах. Главным лакомством были копченые свиные хвосты и уши. Сытая жизнь кончилась внезапно, отец неправильно выполнил очередное постановление обкома партии. Обком постановил увеличить в области поголовье уток и гусей, отец должен был организовать поставку утят и гусят. Построили инкубатор, через школы обязали каждого ученика принести четыре яйца. Процесс пошел, школьников было много, поголовье птицы получилось большое. Было только две беды, нечем было их кормить, и никому они были в области не нужны. Птица стала дохнуть, отец нашел в соседней области покупателей и продал туда. Помогать соседней области в план обкома не входило, отцу дали строгий выговор по партийной линии и сняли с работы. Мы вернулись на родину родителей. Россия жила голодно. Многочасовые очереди за хлебом, дубовые макароны, которые в горло не лезли, а самое главное разница в материальном достатке людей. На Украине все жили примерно одинаково хорошо, а в России по-разному, но многие плохо. Маленькие дети не могли понять, почему они одеты хуже, чем другие сверстники. Более взрослые понимали, но не могли объяснить маленьким, что бы поддержать свой авторитет в глазах младших братьев они вынуждены были устраивать физический террор по отношению к более благополучным. Заработная плата в то время, не обеспечивала достойную жизнь, те кто хотел жить лучше, выращивали картошку, держали коз и коров, выращивали свиней. Самогон гнали все. Хочу вспомнить, что-то хорошее, на ум приходит только отсутствие безработицы. Милиция следила, чтобы работали все. Плохо жили семьи, где родители пили. Народ как-то выживал. Как мы понимали друг друга, не знаю. После двух лет жизни в России, я пошел в школу и учителя не понимали, что я говорю. Только тогда я узнал, что говорю на украинском языке. Моя бабка подружилась с татаркой, которая не знала русского языка и они понимали друг друга. Школа сделала из мены русского. Я полюбил карточки на продукты, очереди в магазинах, символы из высшей математики на заборах, давку в автобусах. Учителей было жалко, они не жили на Украине и искренно доказывали, что черное это белое и наоборот, за нас было стыдно. Из газет, радио, а позднее по телевидению мы узнавали, что мы самые счастливые. В институте почувствовал себя человеком. Учили толково. Преподаватели вели себя достойно, излагали факты, а выводы оставляли делать нам. Институт приоткрыл глаза. Информация о водном транспорте на Великих американских озерах развеяла миф о том, что мы самые, самые. Убивали двухчасовые переезды в автобусах «скотовозах», но жить в общежитии было непривычно и трудно, постоянно хотелось есть. Институт не только давал знания, но и учил работать с литературой. Нам объясняли, что научившись работать с книгами можно освоить любые профессии, кроме врача. Лечить мы можем только методом «научного тыка», даем пациенту лекарство и ждем хуже будет или лучше, если лучше, значит угадали. Распределился в проектный институт. Обстановка на работе мало отличалась от учебы. Учились работать. В первый рабочий день я спроектировал хлебный элеватор, хотя впервые услышал это слово. Все проекты были типовые, я взял прототип в архиве, переписал его, изменив название объекта, вставил свои исходные данные, пересчитал и расписался. Это понравилось. Платили мало, но было ощущение стабильности, хуже не будет. Поощрялось желание учиться дальше, платить не требовалось, а условия учебы создавали. Стал учиться и сдавать кандидатские минимумы. Громадная проблема была с английским языком, курсов тогда не было. Пошел искать репетиторов в общежитии инъяза. Нашел, процесс обучения ускорился. На мою беду подошел какой-то праздник. Девчонок в комнате четыре, надо обеспечивать кавалерами всех. Нашел желающих, ребята побрились, нацепили галстуки, затарились водкой и вперед. Познакомились, выпили, еще выпили и на дискатеку. Я немного задержался, когда вошел в зал, оказалось, они выкинули со сцены диск-жокея и устроили свою программу на англо-русско-матерном языке. Выводила из общежития нас милиция. Продолжить образование помешал военкомат. Защищать Родину дело святое и это надо уметь. Комиссия сочла, что я малограмотный и меня отправили в авиационное ПТУ, называется школа младших авиаспециалистов. Учиться, мне не привыкать. Преподавали прапора, которые знали материальную часть самолетов и вертолетов на ощупь. Теория у них хромала, словесный запас был маловат, но русская смекалка была. Все детали вертолетов они разделили по половому признаку, это то, что надо вставить (воткнуть) – мужской пол; и то куда надо вставить (воткнуть) – женский пол. Учебный контингент был тяжелый, кто с гор в аул за спичками спустился, тут его и призвали, кто в Беловежской пуще свиней пас, но этот прапорский язык и они понимали, особенно когда прапор руками показывал как засаживать надо. Так появился у меня еще один диплом авиамеханика. Оборона страны стала крепче. На практике мы познавали другие вещи: - что будет с кошкой, если ее бросить на антенну радара; - сколько спирту входит в систему противообледенения вертолета и как его слить; - как заныкать и куда спрятать патрон от автомата. Политработники объясняли, что наши ВВС самые лучшие в мире и тревожно посматривали на приземляющиеся и взлетающие самолеты. И до нас солдат дошла информация, что не все хорошо в Отечестве. В Западном Берлине, подвыпившие американские летчики, заключили пари на ящик пива. Потом один из них взлетел с аэродрома НАТО, пересек границу, сел на аэродроме в ГДР, развернулся, взлетел и вернулся к себе на аэродром. Наши служащие, на аэродроме, изумленно рассматривали незнакомый самолет. В общем янки получил свое пиво, а мы выслушали приказ, что делать, если взлетает без разрешения самолет. Оказалось все очень просто, надо снять сапог и бросить его в воздухозаборник самолета. Отслужил честно, получил нагрудный знак «Отличник ВВС». Вернулся домой, решил найти работу поближе к дому, взяли судосборщиком. Зарплата была хорошая, но не переносил сварочную аэрозоль и двуокись марганца, которые выделялись при электросварке. Научился прихватывать сваркой деталь к детали. Пол года плевался кровью, пока не назначили мастером трубных работ. Тогда я узнал, что рабочие знают по трубным работам не только больше чем я, но и больше конструкторов. Когда выпускалась новая продукция, конструктора неофициально просили рабочих проложить трубы от одной точки до другой, а потом аккуратно все перерисовывали. Учился у рабочих, особенно много давали экзамены на повышение разряда, вопросы были из программы ПТУ, а учили в советское время на рабочие специальности серьезно. В те времена в ПТУ шли отнюдь не самые слабые выпускники школ, зарплата квалифицированного рабочего была в три – четыре раза выше, чем у мастера. Далее началась перестройка, писать о ней пока не могу. Анатолий Махов http://www.proza.ru/2009/07/31/903

МИГ: 82-й пишет: Причем в военкомат для постановки на учет надлежало прибыть одетым по форме. То бишь в парадке. После нескольких дней проведенных вне строя и одетым по гражданке, было странно одеть на себя форму и выйти в мир. Напомнил 82-й этот момент.Действительно пришлось одеться по зимней форме в шинель отправиться в военкомат.Потому что при увольнении так сказали сделать отцы-командиры.Вроде как могли нас наказать, если придём в гражданке.А как могли ? Но в то наше время я просто сделал как сказали, а сейчас,вспоминая, улыбаюсь. МИГ.

Серый: А у меня и формы не было, мы с Олегом Илякиным из Омска в спортивных костюмах и кроссовках прямо из казармы уходили (по тем временам фирменные "адидасовские" костюмы и кроссовки считались "крутыми"), я даже грех на душу взял: все свои значки(отличник ВВС, 1 класс, воин-спортсмен, и даже комсомольский знак "Молодой гвардеец пятилетки" ) пораздарил на радостях.Дошли 5 км пешком до трассы, потом на рейсовом автобусе до г.Сланцы, там меж.город до Питера 200 км, потом аэропорт Пулково (благо деньги были, сдали требования проездные на поезд, добавили на самолёт. билет тогда 62 рубля стоил) и так как до Новосибирска самолёт был только через сутки, я с Олегом рванул в Омск.Там я у него "зависал" дня три, чуть не оженили, короче отдельная история.Домой попал на АН-24 с опозданием и не совсем трезвый.И в итоге в военкомат пришёл по гражданке.

LVI: А мы , дембеля, отметили сначала в ресторане в Москве(было нас человек 10-12). А потом, кто-куда... Мы , втроем, заночевали в каком-то женском общежитии(у товарища там знакомая жила, ну и приютила). На следующий день посадили меня на паровоз и поехал я домой, к морю. Встретил меня на перроне патруль из матросов(ох уж эти "береговые морские волки"), не понравились им мои голубые погоны( я их из бархата сделал, ничего смотрелись..). Предложили пройти к коменданту. Я предложил вначале сдать мой чемоданчик в камеру хранения, в нем ведь было самое ценное-дембельский альбом, а с ним я расставаться не хотел. Пристроив саквояж(теперь-то, руки у меня свободны) , я через служебный вход ушел. До электрички время еще было, решил погулять по городу, может встречу знакомых, суббота все-таки( чемодан -то надо забрать). И вот , разглядывая афиши, слышу сзади: Товарищ, старшина, по-чему у вас неуставные сапоги? Поворачиваюсь и вижу патруль из танкистов, во главе ст. лейтенант. Ну да, сапоги у меня хромовые и только... Дальше пошел диалог на местном диалекте; он мне предложил , придя домой, снять их; я же предложил их ему подарить. Короче, "Остапа" понесло. И тут слышу знакомый голос: Витя?. Поворачиваюсь и вижу, кого? Правильно, свою маму. Вот так встреча. Патруль был в шоке и я тоже... Разошлись по-любовно...

Антивирус: А я после дембеля,прилетел домой,отдохнул немного.Переоделся в гражданку и пошёл в военкомат,там меня завернули и сказали переодеться в парадку,только после этого приходить.Пришел в парадке,в итоге пришлось выслушать целю лекцию за нарушение формы одежды(растянутые фанерными клинами брюки ,неуставные погоны и обрезанные ранты на ботинках)

Хан: 1977г. В парадной форме в военкомат это понятно. А вот использование ее при сдаче экзамена в ВУЗ это уже фокус. Дембель в маю, вступительные экзамены в июле. При университете были организованы в июне подготовительные курсы для поступающих. Среди абитуриентов было приличное число уволенных с армии и флота ребят. Ну понятно, во время курсов все перезнакомились и на вступительные экзамены решили приходить не по гражданке, а в парадках и соответственно при наградах. И можете себе представить, что это сработало особенно на устных экзаменах, преподаватели относились более снисходительно чем к примеру к вчерашним школьникам. А мне так и на письменном по математике пожалуй пофортило. Наклонная аудитория человек на сто пятьдесят пишем письменную математику, абитуриенты рассажены друг от друга метра на полтора (чтоб не списывали и не общались). Я сижу скраю от прохода в парадке, фуражка рядом на лавке перевернутая, а в ней соответственно разложена шпора. Преподы 3 чел. ходят по аудитории наблюдают. Уже несколько человек за шпоры удалили с экзамена. И вот ко мне со спины подходит один из них и наклонившись говорит: "Нехорошо, так можно и за дверью, оказаться, а еще старший сержант" и пошел дальше. Шпору я конечно убрал. В результате "4", а мог бы и за дверью окозаться. Я считаю форма выручила.

Хан: Будучи на подготовительных курсах у нас сформировался небольшой коллектив с бывших военнослужащих.И мы облюбовав рядом с универом сосисочную, в которой продавали и пиво, стали постоянными ее посеителями. И в период вступительных экзаменов, после каждого из них мы продолжали там обедать соответственно с пивком. В городе военного патпуля встречать никогда не приходилось, хотя в то время у на было военно-политическое училище, четыре воинкие части (ну они были на окраине города) и патруль рыскал на автовокзалах, ж/д вокзале, в аэропорту. Так вот после очередного экзамена мы при парадках завали в эту сосисочную взяли по сосек и по пять бутылок пива. Сидим втроем празнуем. И тут к нам поздоровавшись, тоже с порцией сосисек и пивом, подсаживается товарищ майор. Мы немножко по старой привычке насторожились. Видя это он говорит :"ничего бойцы подолжайте, теперь уже вам можно, я уже по вам вижу, что дембель у вас был два месяца назад, но почему вы при параде?" Мы расслабились, объяснились. А ведь он наверно мог бы поступить с нами и по другому...

МИГ: А мне парадку в том качестве, в каком использовал её Хан, применить не было случая.В политех я вернулся на второй курс и такие "маленькие хитрости" не пригодились.А вот брюки от парадки послужили довольно долго - использовал я их при езде на ЯВЕ-634. Мотоцикл купил после стройотряда. Ткань была прочная и не продувалась ветром.Брюки дополняли высокие ботинки, теперь их называют "берцы", а тогда купил их в магазине "Турист".Брюки не порвались и носить перестал по банальной причине - талия с возрастом увеличилась и стало не застегнуть. А ботинки от парадки благополучно прослужили мне две студенческие практики на автозаводе и к концу второй просто развалились от эмульсии и стружки. Вот так я использовал наше военное имущество на гражданке. МИГ.

Хан: Последний раз созерцал с ностальгией свой парадный мундир осенью прошлого года на чердаке в родительском доме. Висит он там на тремпеле, пылится, но уже без наград и без брюк. Последние были исполбзованы в мирных целях и их постигла почти такая-же участь как описал МиГ и были списаны в связи с тем, что не сошлись в районе талии. А фурик и пояс сынуля в 80-х годах помню таскал,а где пропали неизвестно.

Admin: Разговор не по теме «Дальнейшая служба в полках» перенесен в другой раздел. Что за байк ЯВА-634? Цитирую Правила форума: 4.2. Раздел "Курилка". Форум сфокусирован на обсуждении разных вопросов. Темы (сообщения) являются оффтопиком и могут быть удалены или архивированы модератором без предупреждения. В случае пограничных тем, их принадлежность фокусу форума определяется модератором. Аналогичные правила распространяются на все ответы на легитимные темы.

ОСВ: Я домой ехал в гражданке. Был негативный опыт перемещения по стране в военной форме одежды - поездка в отпуск, тем более, что ехал на поезде через Москву, что добавляло экстрима. В наше время ехать через Москву для солдата было всё равно, что идти на пулемёты по минному полю, таких козлов-патрулей, наверное, больше нигде не было. Поэтому обратно в часть я летел на самолёте, к тому же пару дней сэкономил для дома. Одним словом, как только получил на руки бумаги, сразу переоделся в "гражданку" - джинсы, ветровку, кроссовки и метнулся в кассу Аэрофлота. Самолёты Воронеж-Горький в то время летали через день, на сегодняшний рейс я уже опоздал, так что пришлось почти два дня кантоваться в квартире у штурмана из нашей эскадрильи, с которым у меня были приятельские отношения. Нормальный был парень, ненамного старше меня - пока я учился в институте, он закончил училище. Кроме того, родом он был из Челябинска, а в то время "Трактор" был принципиальным соперником нашего "Торпедо", что тоже способствовало общению. Представьте себе квартиру в новом доме - пустые стены, на полу солдатское одеяло, на котором в живописном порядке бутылки со спиртом, стопка плиток шоколада, несколько тарелок с вываленными в них "кильками в томатном соусе". Вокруг в не менее живописном беспорядке молодые лётчики и штурманы нашего полка. Вот таким образом я ждал свой рейс. На другой день меня затолкали в аэроплан типа Ту-134, и через полтора часа я уже обнимал родителей. Становиться на учёт я пошёл в "гражданке", никто меня не напрягал, сонная тётка в военкомате вернула мне паспорт, вклеила в военный билет мобпредписание и стал я гражданским человеком. Недели через две пришла посылка из части с парадкой. Первое время висела дома, потом по мере обрастания детьми, постепенно лишаясь сначала значков, потом всего остального, потом переместилась на дачу в качестве рабочей одежды. Что интересно, когда на даче мужики собираются выпить, процентов 80 приходят в остатках военной формы.

Serega: Совершенно точно. Следовать через крупные населенные пункты (и не только через столичные разных рангов) чревато было оказаться приманкой промышляющих комендантских патрулей. Бесспорно это было совершенно другое, нежели нынешние сношения граждан с силами правопорядка. Безосновательно патруль, по-моему, никогда не предъявлял претензий к военнослужащим. А вот интересно, кто-нибудь копался в причинах, что же все-таки заставляло солдат уподобляться павлиньим самцам, и превращать себя иногда в некое подобие попугая на плече манежного клоуна? Неуважение к собственноручно исполненному долгу, или неуважение к самой форме военнослужащего срочной службы Советской Армии? Или несоответствие запросам молодежной моды? Или протест ввиду несоответствия геральдическим нормам военного костюма? Вряд ли солдаты Победы возвращались, покончив с войной, подшитые бархатом или тончайшим германским кружевом. Все-таки возмужание нашего брата, а с ним и удельный вес мозгов за время службы прирастали не на должном уровне. А дурной пример заразителен. У него есть, и я такую же хочу! Еще следуя в отпуск через Киев, столкнулся едва ли не с проблемой при посещении туалета. Почти все кабины были постоянно забиты расфуфыренными дембелями, отсиживавшимися в ожидании поезда в засаде от патрулей. Да и вообще уже в предбаннике было не протолкнуться, настолько было пространство заполнено солдатами. В туалете патруль как-то особо пристрастия не проявлял. А может специально таким образом изолировал военную публику от всеобщего обозрения? Да. Но подспудно зависть, конечно, была. Еще бы - аксельбанты, золотые звезды на колодках, почти как у Героев Советского Союза, эполеты, разве что без бахромы... Но пришел и наш черед. Аксельбантов не достать, эполеты не хочу... Хочется просто быть эффектным, но с изюминкой. Опять же Киев надо было проскочить без приключений. Еще один момент, так случилось, что на демебль уходил первым и в единственном числе, то есть прикрыть в случае чего было некому. Так что изюминку нужно было заготовить без причинения вреда уставным требованиям и воспользоваться ею, когда минет всякая опасность. Единственным внешним признаком нарушения формы одежды были ботинки. Тут мы все воспользовались услугами нашего самого отъявленного раздолбая Сереги Опермана, почти четверть службы просидевшего на губе, но в отличии от нас, все самовольные отлучки и беспорядочные недвусмысленные контакты использовавшего на установление деловых связей. Ботинки он нам тачал у профессионального сапожника из городского КБО, в результате весь наш призыв к дембелю был обут, как техасские ковбои, разве что шпор не хватало. Мне лично он помог еще обзавестись шикарными часами "Восток" с браслетом, которые в то время уже просто так на витрине не лежали, а еще через очередную пассию, работницу райпотребсоюза, снабдил великолепным дембельским дипломатом искусственной кожи за 45 р.(к слову сказать, позже успешно вмещавшего девять бутылок водки), аналога которого я нигде больше не встречал на просторах Союза. В общем, остальное без излишеств. Шеврон только наклеил на окантовывающую подложечку желтой бархатной бумаги, под лычку золотого металлического галуна подмотал аккуратненький кантик шелковой нитью от распущенной красной лычки. На эти мои хитрости даже внимания никто не обратил. Остальное я заготовил на потом, которое дожидалось своего часа в дипломате. Еще по осени в штабе полка я в непринужденной обстановке случайно имел общение с каким-то генералом из штаба округа, мне запала его рубашка. Таких у офицеров я не видел. Совершенно иное качество ткани, немного отличающийся оттенок в сторону табачного цвета, и резинка на поясе легкой оборочкой. В феврале 82-го меня командировали на прежнее место службы в Чортков в расположение отдельной эскадрильи забрать с каких-то строительных работ бойца нашего батальона, допустившего серьезные нарушения воинской дисциплины. На обратном пути долго сидели на вокзале с пересадкой в Шепетовке. Пошли пройтись по городу, набрели на большой магазин военторга, а там эти самые рубашечки, как на генерале! А еще оказался в продаже совершеннейший дефицит к тому времени - металлические литеры "СА". Прикупил их комплектов двадцать (пару оставил себе, остальное в роте раздал пацанам), и вообще затарился к дембелю в этом магазине основательно. Купил офицерский галстук, шнур на околыш фуражки, птичку на тулью, пару майорских звезд, зеленые погоны прапорщика на рубашку. Короче, по дембелю после проезда Киева "генеральская" рубаха приняла законченный вид, - к приклеенному шеврону на желтой бархатной бумаге на звезду была привинчена майорская звезда, погоны прапорщика с четко посаженными литерами "СА" и золотым галуном с красным кантом были водружены на полагающееся им место (а вот сейчас уже не могу вспомнить, рубаха уже была с металлическими блестящими пуговицами, или это мой был замысел), фуражка обрела офицерский вид, но с солдатской кокардой, кителю же в итоге не доставало только майорской звезды на шеврон, поскольку значки были все законны. Да, еще стоит упомянуть, что пуговицы на кителе мы еще по прошествии года службы перешивали офицерские. Если помните, они более выгодно отличались от солдатских. Вот такой был бравый дембельский костюм. Полковник в отставке прапорщик Четверкин. Может и сумбурный, но по приезду домой на старших братьев впечатление произвел.

LVI: Будучи проездом в Ташкенте, наблюдал интересную "картину". Возле воинской кассы стояли человек 15-20 "дембелей". Так у них , что ни парадка, то шедевр; Юдашкин -отдыхает. И тут подходит патруль и начинается проверка документов с конца очереди. И началось: снимаются лишние "цацки", отрываются лычки и всякие дополнительные "прибабасы". Кто стоял впереди, тот уже сам отрывал, не дожидаясь.. И вот, минут через 15, у кассы стояла толпа "военнопленных", иначе не назовешь... Достал сейчас из шкафа свой китель(два раза в году одеваю, правда, не застегиваясь) и честно скажу, что с пяти метров особо и не поймешь, что там не по уставу. Скромненько, но со вкусом. И то спасибо своим сослуживцам, они мне "доработали костюмчик"; у самого ни желания не было, ни времени.

МР-79-9ТМ: Всем привет ! Полность согласен с LVI, откровенно говоря. я сам не понимал и до сих пор не понимаю эти "украшения" . Весь период "издеваться "над "парадкой", довети ее до состояния, в котором "дембель"напоминает какого-то генерала страны Мумбо-Юмбо, и все это только для того, чтобы везти её в чемодане, и переодеваться в ближайшем к дому общественном туалете, или ехать в ней, и шарахаться от патрулей ...? Нет , наверное для меня это слишком сложно

МР-79-9ТМ: Единственное , что я делал - это слегка подкрасил шеврон и погоны тушью, и "птички" старого образца , не помню уже какими путями раздобытые вставил. Ну вот наверное и все. А парадку пришлось носить весь день, пока ехал, пока к всем знакомым и родне зашел. Вот отпуск свой вспоминаю - все время пришлось " по уставу" ходить. Наверное как многим - "гражданка" просто не подошла. Так , заранее настраиваясь , над формой особо не изгалялся. Просто друг, одолжил свою шинелку, так как у него она выглядела по человечески, а не такая затертая как у меня, слегка! её подначесал, и погладил шапку на томах сочинений В.И.Ленина. Вид получился "лихой и придурковатый". кам положено и не один патруль вопросов по этому поводу не задавал.

Антивирус: Serega пишет: Аксельбантов не достать Мы тоже,делали аксельбанты,готовились ехать эшелоном,а 3 мая 1976 года нас вдруг построили и приказали идти с чемоданами к штабу полка. Где нач.штаба 183 МРАП,подполковник Зеленев,объявил.В Артем прилетели 2 Ту-104,с молодыми и что бы самолеты не гнать их пустыми до Новосибирска,полетите на них и стал шерстить наши чемоданы,у всех отобрал практически всё,аксельбанты,пустые снаряды,от пушек Ту-16 и т.д. вообщем весёлый дембель получился))

МР-79-9ТМ: Антивирус пишет: пустые снаряды,от пушек Ту-16 и т.д. А я , плюс к пиротехнике. которую все-же привез . хотел ещё припереть снаряд от ГШ-23, но в последнюю минуту опомнился и решил все-же не рисковать

Serega: Serega пишет: запала его рубашка Пока разыскивал старые фотки (не так их и много, по молодости не очень любил фотографироваться по причине патологической застенчивости), задвинули уже мое сообщение. Вот так частично выглядел мой дембельский прикид: После нескольких дней пребывания дома, братья заставили одеться, чтоб на память запечатлеть для внуков, да под хмельком в лучах заходящего солнца не угадали с экспозицией, снимок получился неважнецкий. А вообще в таком виде и ходил в военкомат становиться на учет, правда еще при галстуке, поскольку зной уже свирепствовал в нашем донском краю. Замечаний по этому случаю никто не высказал, скорее всего потому, что со мной увязалась больше всех истосковавшаяся тетушка, у которой весь провинциальный бомонд от прокуроров до военкомов стоял в очереди на ремонт квартир. А вообще ведь в скором будущем и для срочников была введена форма в рубашках с погонами. Так сказать, пошли навстречу...

Юрий: Почитал,что коллеги пишут про дембель и понял ,что все узнаваемо,но в зависимости от времени службы в разной степени. В 1968 году после Чехословакских событий у нас на аэродроме были припрятаны банки с факелами и прочей пиротехникой однако воспользоваться ими не пришлось к счастью,как я теперь думаю. Последние два месяца службы мне пришлось учиться в отрыве от своей части на курсах офицеров запаса в Иваново ,по окончании которых,я просто не мог уже попасть на аэродром в Витебске,т.к. до него 3 км от казармы ,а голова уже была дембелем забита. почти неделю пришлось сидеть в части без постановки на довольствие,т.к. строевая часть дивизии занималась приемом молодого пополнения. но в конце концов все закончилось и в середине декабря утром,пока все спали мне пришлось с чемоданчиком топать на вокзал,т.к. поезд проходил утром. Я мечтал уехать в бушлате,но пришлось в парадке и шинели. Максимум,что мы делали к дембелю с парадкой-вшивали виниловую изоляцию в подворотнички красную бархатную полосу к шее. Это сейчас парадка с откидным воротником, а у нас стоечкой с крючочками. Ну и в погоны вставляли алюминий для придания погонам жесткости и нужной формы, вот и все,поэтому в столице,где опять пришлось гулять до ночи проблем с патрулями не было,хотя я их ,естественно ,опасался,там начальниками патруля были офицеры с большими звездами и спорить с ними было бесполезно. Домой прибыл в 5 утра,а в военкомат ходил на учет вставать в гражданской одежде и тоже проблем не было. в стене окошкш пробито,туда документы сунул и получил военный билет обратно со всеми отметками. Ну,а в феврале пришли документы из Минобороны и красный военный билет поменяли на зеленый. Вот когда потом офицером домой в отпуск приезжал ,вставать на учет ходил уже в комендатуру при полном параде.

МИГ: Порадовали коллеги воспоминаниями о дембельских "прибамбасах". У меня было как то попроще - вставки в погоны,новые лычки,новые нарукавные нашивки,офицерсквя слегка б/у шапка,купленная у прапорщика Толика Варочкина из нашей группы АО,шинель с анодированными пуговицами в том числе и на разрезе сзади,дипломат в руках - вот и всё,пожалуй. А по поводу патрулей, то вспомнил эпизод, когда вёз из ШМАСа (был старшим) группу в Ленинград и по выходе на вокзал в Москве мы, опьянённые микродембелем не отдали честь патрулю. К счастью,нач.патруля был ст.сержант, общевойсковик и когда он нас "отдрючил" по полной, видимо вспомнил себя такого же и, на удивление, отпустил нас, уже изрядно струхнувших и притихших.Далее мы честь не ленились отдавать.И что интересно, нас так муштровали в ШМАСе и по уставам в том числе, но это не уберегло нас от глупости.Да ещё где - в Москве. Свобода опъянила, так думаю.Как же - проехали от Уфы в Москву без офицеров и сержантов.Молодо - зелено! МИГ.

Хан: Как человек не искушенный увольнительными во время службы в ШМАСе и тем более в дальнейший период ее прохождения в СГВ - самый суровый патруль и вообще патруль(не считая ВАИ, это отдельная история) в моей службе встречался в городе Герое Бресте во время краткосрочного отпуска. Там он был везде и всюду. И все отпускники это знали и были готовы к встрече с ним, следуя опыту и наставлениям сослуживцев, прошедших этот этап ранее. В такой период нарываться на неприятность было крайне не желательно т.к. отпуск все-же краткосрочный. А действовать необходимо было следующим образом: с поезда Берлин-Москва в Бресте необходимо было без замедления брать билет на следующий поезд до нужной станции назначения или с доплатой на самолет и ни в коей мере не болтаться по вокзалу. А взяв билет в нужном направлении (обычно в это время складывалась уже компания отпускников-попутчиков с 3-4 чел) брать такси и немедля ехать, конечно-же через гастроном, в самую дешевую по тем временам гостинницу для колхозников "Нива" и селиться до отправки. Обычно это занимало не более суток. Тут уж можно было и оттянуться, но опять же с умом. На обратном пути следовло поступать точно таким же образом. А кто попадался патрулю на обратном пути без всяких нарушений, того отправляли на сборный пункт отпускников, который располагался на территории какой то в.ч. Здесь они все ночевали в казарме, питались в столовой и ходили в наряд по столовой, овощехранилище и т.п. в своей парадной форме. За несколько часов до отправки поезда на Берлин мы вышли с гостинницы и тут же попались патрулю, который и отправил нас на этот сборный пункт.Там после необходимой регистрации в течение часа мы успели поучаствовать в переборке морковки в овощном хранилище. Работали неспеша, аккуратно- благо испачкались только руки. Затем привели себя в порядок, и нас более сотни человек (все ч чемоданами)повели строем на экскурсию в Брестскую крепость, а затем на ж\д вокзал, где пройдя таможенный досмотр посадили на берлинский поезд в вагон для военнослужащих и их семей и вперед до станции назначения.

МИГ: Вспомнил сегодня ежедневный и надо сказать приятный момент в нашей службе.Это я о тех 30-ти - 40-ка минутах, когда наш тягач "Урал" увозил после службы первым рейсом из ТЭЧ в расположение полка, офицеров и прапорщиков, а мы - механики срочной службы нашей группы АО собирались в генераторной, на первом этаже здания ТЭЧ и вели разговоры, зная, что скоро поедем в тёплую казарму, а потом будет ужин, а после можно будет и телик посмотреть, если старшина чего не придумает на нашу голову.И что дембель на день стал ближе, и что мы хорошо сегодня поработали на регламенте, и что строевая - это не про нас, мы же не пехота,и что нам повезло - мы служим в авиации.Не придумал - так было. МИГ.

Serega: МИГ пишет: И что дембель на день стал ближе А в 6-00 часов опять - РОТА, ПОДЪЕМ! И вот о чем сейчас жалеешь, что достижения науки и техники на тот период не позволяли на бытовом уровне служить не самой худшей части человечества, отдававшей священный долг Родине. Ни тебе видеокамер, ни сотовых телефонов со всеми наворотами, в которых и сейчас не способен до конца разобраться. А сюжеты складывались такие, - куда там сценаристам всяких "ДМБ" или "Солдат", и близко не нюхавших настоящего запаха портянок в почивавшей казарме. За все оставшееся время службы, став сержантом, ни разу не позволил себе не выполнить уставного требования быть поднятым дневальным за 15 минут до подъема, кто бы им ни был, зеленый парнишка из глухого казахского селенья, или до седины обелённый махровый "дед". Раз надо, значит надо, служба есть служба, и надо быть честным прежде всего перед самим собой. А вот дальше картины вырисовывались и маслом, и акварелью по законам жанра. И так - со времен ШМАСа (либо другого учебного подразделения) леденящий окрик дневального - РОТА, ПОДЪЕМ! сбрасывал сладкие оковы тревожного солдатского сна и жестко приземлял босыми пятками в суровую реальность ратных будней. Ох, как долго еще познавшим все премудрости службы нужно было отвыкать от этого ненавистного крика и хладнокровно, с недремлющим шестым чувством, игнорировать распорядок дня. Гораздо дольше, чем новобранцам было привыкать отдаваться этой команде. Забавно в этот момент было наблюдать за вновь прибывшим пополнением. Натренированно вскочив с постели, они застывали в недоумении, потому что за исключением единичных бойцов, да пары сержантов с полотенцами на шее (меня и еще кого-нибудь помоложе) вся рота, не дрогнув продолжала дрыхнуть, хоть стреляй. Ни построений, ни зарядки, лишь кто-нибудь из сержантов или деж.по роте мимоходом отдадут распоряжение, - пацаны, умываться, и за уборку. Спустя минут пятнадцать, кто-либо из очнувшихся дедов опомнится в своем предназначении и, запустив подушкой с пустующей соседней кровати в сторону потерявших нюх "черпаков", визгливо завопит: "Э!!! Чё там? Припухли?! Ну-ка быстро вскочили на уборку!" Черпачий прайд, конечно же, с перепугу не подожмет хвосты, а лениво заскрипит кроватями, кто-то, потягиваясь, захрустит стареющими мослами, кто-то в зевоте скорчит такую ненавидящую "дедов" гримасу, - мама родная перепугается, кто-то опять свалится в безмятежный сон, кто-то, шаркая видавшими ...всех брезентовыми тапками, прямо в кальсонах лениво прошлепает в умывальник. Уборка для них будет заключаться в том, чтобы указывать молодым и вновь прибывшим салагам, где и как нужно убраться. Дежурные по части в большинстве своем глубоко безразлично реагировали на то, что после подъема лишь единицы, как правило, только молодых бойцов спускались мимо дежурки, следуя не на зарядку, а лишь до полкового туалета на улице (в казармах туалеты не работали) и сразу же поднимались назад. Дежурный по обыкновению сам еще спал в это время, а помдеж, упрямо уткнувшись в недочитанную книгу, ничего вокруг не видел,хоть всю оружейку выноси. Лишь некоторые справлялись по селектору: все поднялись? и, получив более, чем утвердительный ответ дневального или дежурного по роте, на этом успокаивались. И лишь единицы позволяли себе подняться и проверить, а то и попытаться выгнать роты на зарядку, но большинство "дедов" пребывало в летаргическом сне и способны были реагировать, если только звездануть рукояткой пистолета по башке или бабахнуть из ПМа над ухом. Заходящим в роту деж.по части дневальные не удостаивали чести подавать команды дежурному по роте, потому что это было уже с годами сложившимся правилом. Исключение составляли лишь ротные командиры, от которых можно было, само собой, и "губу" схлопотать. Но при их дежурстве, ясное дело, дедам приходилось, скрепя всем нутром, плестись вслед за молодыми на зарядку, и даже протрусить метров семьдесят бегом за угол казармы, а затем скрыться в предупредительно открытые двери штаба батальона кем-то из радистов или телеграфистов, чтобы пересидеть у них в дежурках, пока молодежь со мной "изнуренно" бегает вокруг казармы или занимается на стадионе на снарядах. Иногда я, или кто-то из старослужащих, будучи деж.по роте устраивали ради прикола своим сослуживцам подлянку. Просили дневального после подъема подать команду "Дежурный по роте на выход!", то есть вроде бы на подъем прибыл старшина роты прапорщик Карманец, который играл заметную роль в воспитании раздолбаев разных сроков службы, и надо было видеть, что в это время творилось в кубрике ! Вскочившие деды наперегонки выхватывали у молодых инструмент и, корчась конечностями, будто ступая по битому стеклу, пряча в юношеском стеснении остатки ничем не убиваемой потенции, делали вид, что за очень большие деньги усердно выполняют уборочные работы. Самым же прикольным было то, что когда старшина на самом деле приходил в роту на подъем, только приоткрыв дверь, он угрожающе махал дневальному кулаком, чтобы тот молчал, потихоньку пробирался в кубрик и устраивал "дедам" и обнаглевшим "черпакам" экзекуции, яростно сбрасывая их с матрацами на пол. Это было зрелище! Ничего не понимающие старожилы русской авиации с ревом: "Э-э-э!!! Бля!!! Не понял!!! - кто не успел вскочить, дружно летели на посадку под гомерический хохот всех соглядатаев. Ну, и на несколько дней вперед выстраивалась очередь из желающих сходить в не очень желанный наряд в солдатскую столовую, потому что от нашего батальона ходили только на посудомойку.

Хан: Serega пишет: Самым же прикольным было то, что когда старшина на самом деле приходил в роту на подъем, У нашего старшины любимым способом поднять проспавшего подъем воина, был удар табуреткой или в лучшем случае сапогом опочивающего по членам его тела. Действовало безотказно, результат достигался мгновенно.

МИГ: Все правильно,коллеги! Подъём в полку - это не в ШМАСе.Поднимались по команде "Полк,подъём!" по выслуге лет - не хамили, но дедушки вставали после всех, а зелёные, шнурки (давно эти названия не применял) соответственно раньше. На зарядку ходили и там по интересам - кто пару кругов по площадке, кто руками помахал, кто но турнике повисел.Но бывала и на нас проруха - в лениво встававшую казарму полка влетал наш "физкультурник" - нач.физподготовки полка майор Дубинин и тут начиналось....всё по правилам - комплекс 1 или 2, весь полк в "едином порыве" выполняет упражнения. Одно спасало - эти "набеги" майора случались довольно редко и в общем-то картину подъёмов не портили. А зимой - выходили на площадку и тихо прятались за углом нашего здания, в предбаннике мастерской по ремонту обмундирования. Правда всем места не хватало. И ещё про подъём - прибыв в полк и переночевав на кроватях бойцов, бывших в карауле на Знамени части, утром по команде "Подъём!" мы вскочили - одеяла на спинку кровати и давай одеваться как в ШМАСе, а оглянувшись увидели ту картину,которую я описал выше.(Писал уже об этом). А подъём у нас был в 6-30. МИГ.

Serega: Serega пишет: приходил в роту на подъем Рассказ о подъеме в нашем отдельном батальоне связи и РТО был бы не полным, если не упомянуть, что иногда раннюю проверку устраивали и прямые командиры батальона. Но, как вы знаете, при этом дневальный, как при самом страшном стихийном бедствии, выпучив глаза, орал: "Рота, смирррнаа!!! Дежурный по роте, на выход!", что слышно было, наверно, и в производственных цехах расположенного за забором гарнизона завода. Тут и мертвый проснется. А пока дежурный отдает рапорт кому-то из заместителей, а то и самому комбату, в кубрике в это время проносится легкий шелест, будто пролетел мгновенный порыв осеннего ветра, обеспокоив на ветках последние сухие листья. Остальные бойцы, в исподнем застигнутые врасплох в разных частях казармы, мгновенно растворяются в многочисленных складках местности. Пока старший чин следует в проход спального помещения, уже все предельно готовы для выполнения последующих команд, застегивая последние крючки на одежде. На вопрос командира: - Что за бардак? Почему не на зарядке?! Дежурный по роте робко выкручивается: - Это... Э-э... Уборщики... - Что-то много у вас уборщиков!.. От дальнейших разборок дежурного выручают уже сами провинившиеся: - Всё! Всё! Товарищ капитан (майор, подполковник), уже-уже!! Бежим!.. (...Ну, подумаешь задержались малость на каких-то минут пятнадцать-двадцать, не расстреливать же за это, право.) Далее дежурный, задавая самые глупые и нелепейшие вопросы, как можно дольше старается задержать командира в кубрике, предоставляя возможность попрятавшимся передислоцироваться на лестницу, а в это время всамделишные уборщики изыскивают возможность передать раздетым товарищам их одежду и сапоги, сбрасывая пожитки с площадки четвертого этажа вниз по лестнице. Короче, целая операция. За все время службы удавалось выкручиваться без последствий. Хуже, когда на подъем приходил замполит батальона сначала капитан, а позже к осени майор Косенко. Спортсмен-боксер, мастер спорта, крепкий, подтянутый мужик в отличной спортивной форме. Поднимется в роту в военном, а не успеют бойцы на лестнице (кто не успел раньше) запрыгнуть в штаны с сапогами, сбегать до туалета, как замполит уже стоит в спортивном костюме в кроссовках у казармы, переодевшись у дежурного по части, готовый лично руководить зарядкой роты. А бегал, не смотря на свои "за тридцать", как ШМАСовский замок. И попробуй отстань!..Тяжко приходилось растренированным, или кто вообще был не в курсе о физической подготовке. Многие "деды" после такой зарядки икали, блевали и проклинали тот день, когда передумали вешаться, будучи молодыми.

Серый: У нас в полку, точнее в ТЭЧ полка, т.к управленцы и эскадрилии жили отдельно на втором этаже, подъём в 6-00 происходил обычно так: по просьбе "старослужащих" дежурный по роте негромким голосом объявлял подъём, затем согласно сроку службы поднимал уборщиков, причём происходило это тоже тихо, по-домашнему, как поднимают матери любимых детей в школу, те спокойно вставали, шли умываться, а затем спокойно занимались уборкой казармы, но не дай бог кто-нибудь из них "машкой" нечаянно заденет кровать "дедушки", то мог беззлобно схлопотать и сапогом, но как правило спросонья никто меткостью не отличался.Затем в произвольном порядке поднималось остальное "население", и забавно было наблюдать как эта разрозненная "масса" в нижнем белье почёсывая кто между ног, а кто голову, шаркая тапками бредёт в умывальник (правда кто-то и как молодой олень в туалет ломился).Будучи сержантом и соответственно деж.по роте, наблюдая это в здравом уме (а не спросонья) я всегда благодарил судьбу за то что служу в ВВС, а не в пехоте или ВДВ.После утреннего туалета некоторые самостоятельно ходили на зарядку, так сказать, по собственному желанию, а кто покурить. Я сам перед "дембелем" три месяца по 5 км утром бегал и подтягивался, дабы форму приобрести.Конечно бывали "форсмажоры" при подъёме в виде нач.штаба полка м-ра Калошина,где после 5-10 секундного непонимания реального присутствия данного офицера все демонстрировали ШМАСовскую прыть( правда "деды" это проделовали с каким-то едва уловимым оттенком собственного достоинства), и по итогу "молодняк" бежал на зарядку, а "деды" разбирали щётки и "машки" и принимались за уборку. Старшина же на моей памяти всего раза 3-5 был на подъёме, и при нём всё происходило как обычно, но только чуть в ускоренном темпе. Правда 14 мая 1986 года, в день моего "дембеля", прибежав с зарядки ещё с четырмя "дембелями" мы обнаружили в казарме командира полка полковника Дуброва,нач.штаба, старшину, деж.по полку, которые раздовали "п-ли" налево и направо сержантам и деж. по роте за подъём личного состава, у меня пробежала нехорошая мысль про дембель в июле, но старшина сказал ком.полка, что мы уже исключены из списков части и сегодня уезжаем, (нам 13-го уже все документы на руки выдали и в военном билете и в упк стояло что мы 14 мая уволены в запас), на что Дубров ответил:" Вот, нормальные бойцы, "дембеля" на зарядку бегают, а "расп-яи" спят, с кем служить будем,короче пронесло напоследок.

МИГ: Немного про службу. Подъём мы уже достаточно красочно описАли, давайте о наряде ДСП вспомним. Кто захочет, конечно. Сам по себе наряд ,особенно летом, был ненапряжным - встречай себе начальников, докладывай начТЭЧ о прибытии их же, отвечай на звонки и само собой - будь готов к отражению нападения на стоянку и к пресечению возможного угона самолёта. А теперь об особенностях этого наряда у нас в ТЭЧ.Когда заканчивался рабочий день и техники и механики убывали в расположение полка,ДСП ТЭЧ,имея персональный допуск, должен был сдать стоянку караулу.Сделано так было для того, чтобы не торчал боец полночи на стоянке ТЭЧ, когда скажем, 1-я эскадрилья летает во вторую и если сдавать вместе караулу, то на сон времени почти не останется. Итак, действия ДСП ТЭЧ - звонок в караульное помещение и доклад о готовности сдать стоянку караулу.Пртбывший на ГАЗ-66 разводящий с караульным принимают все печати и ДСП вместе с разводящим едут в карульное помещение, где ДСП расписывается в журнале о сдаче стоянки.А теперь самое любопытное - как добраться до казармы, сдать оружие,поесть в столовой.Караул своё дело сделал, пост принял, а ты выходишь не рулёжку и начинаешь голосовать, вдруг случайный АПА в автопарк едет или ещё кто.А иной раз АКМ за спину и пешком, благо всего три километра до расположения.И вот представьте такую картину - по улице г.Пушкина идёт боец с автоматом...В 1975-76 гг это было нечто. В общем это "партизанщина" была прекращена, когда пришла директива о нападении , в похожих обстоятельствах,. на ДСП где-то на просторах Родины и нам категорически запретили самовольство, хотя раньше это сходило с рук.Стали отвозить на том же ГАЗ-66 роты охраны. Вот такая была особенность. МИГ.

Серый: У нас было жёстче, если полк летал, то ДСП ТЭЧ караулу под охрану не мого сдать до конца полётов, если ДСП приходил после ночных полётов, то он отсыпался вплоть до обеда, а вместо него заступал другой. Правда хорошо было то, что от ТЭЧ до "караулки" было 200-250 метров ходьбы, и они как правило приходили на приём поста сразу после приёма караула, причём если на стоянки ППР и СБВ, которые также относились к 1-му разводящему,караул возил 66-й, то в ТЭЧ приходил один часовой, проверял печати и ДСП шёл расписываться в караулку.Все конечно понимали, что нарушение Устава, но так было удобней и соответствено все на это закрывали глаза, тем более в роте охраны как правило ротации по постам небыло, тупо изо дня в день, из месяца в месяц ходили одни и теже люди на одни и те же посты, тем более в ТЭЧ, там были закоулки где от непогоды можно было укрыться, не то что на стоянках эскадрилий.Д до казармы пешком было не более 1,5-2 км, особо ноги и не "убивали", но конечно тоже на попутках старались доехать.

Хан: МИГ Наряд ДСП по ТЭЧ - картина аналогичная, за исключением того, что до козармы и караульного помещения растояние было менее 1 км. Что помню не нравилось и напрягало, так это (особенно в зимнее время) холодный паек на ужин и обед доставляемые ДСП в бачках-контейнерах кем либо из молодых механиков.А в остальном, можно сказать отдых, особенно в теплое время года. А для страждущих, при удачном раскладе, еще и повод припасти султыгу из вновь поступившего, особенно в конце рабочего дня, на регламенты самоля.

ОСВ: Подъём везде происходил по-разному, в зависимости от традиций части и требовательности командиров к дисциплине и соблюдению распорядка. Про ШМАС ничего не скажу, тут всем всё понятно, а частях приходилось наблюдать разное. Например, в Липецке, куда у меня было предписание явиться после ШМАСа, пришлось переночевать в местной казарме. Мы приехали вечером, незадолго до отбоя. Первое, что удивило - огромное помещение, заставленное двухярусными кроватями (в ШМАСЕ мы жили в небольших кубриках), прапорщик с повязкой "дежурный по казарме", несколько офицеров, присутствующих при "отбое". После команды "отбой" последовала команда "подъём" пару раз, летали, как я заметил, все. Потом нас распределили по свободным койкам. Утром все очень дружно поднялись и отбыли на зарядку, кроме назначенных с вечера уборщиков, словом всё по уставу. Нас (вновь прибывших) всё это не касалось, мы были как сторонние наблюдатели. Спокойно умылись, потом нас отдельно от всех накормили завтраком и мы предстали пред светлые очи какого-то полковника, который отобрал несколько человек для службы в Липецке, а трое оставшихся поехали в Воронеж. В Воронеже по команде "отбой" народ чинно расходился по местам и не спеша укладывался. Утром по команде "подъём" умеренно-бодро поднимались и после оправки строились в две шеренги, сзади ветераны, впереди народ помоложе. Потом назначались уборщики-добровольцы, козе понятно-молодые и на зарядку. Зарядка - пробежка от казармы до КПП аэродрома и обратно. Деды по дороге отставали-не царское дело с молодёжью бегать, и занимались по индивидуальной программе в спортгородке, самые ленивые курили, чего я никогда не понимал. Поразмяться с утра милое дело, особенно зимой, а эти дрожат где-нибудь за углом, но лень и "понятия". Уже когда я был сержантом, до самого конца проводил зарядку и занятия по физподготовке сам.

Хан: Устав ВС СССР у всех был один. И если многие его положения выполнялись буква в букву, то по некоторым были как отступления так и дополнения в том числе и "отбой" "подъемом", а особенно в авиационных частях, где кадровых строевиков было мало, а в основном технари и летуны. И поговорка "где начинается авиация, там заканчиваеся воинская дисциплина" говорит совсем не о том, что службу там проходили разгильдяи, а спецификой данной службы, где соблюсти все буквы устава порой практически не предоставляется возможным.

Антивирус: Хан пишет: . И поговорка "где начинается авиация, там заканчиваеся воинская дисциплина" говорит совсем не о том, что службу там проходили разгильдяи Это правильно,у нас в Кневичах была рота морпехов,называли нас рас***дяи,а сами глаз не могли оторвать когда начинались полёты))

Курсант: Serega пишет: Вскочившие деды наперегонки выхватывали у молодых инструмент и, корчась конечностями, будто ступая по битому стеклу, пряча в юношеском стеснении остатки ничем не убиваемой потенции, делали вид, что за очень большие деньги усердно выполняют уборочные работы. Абсолютно похожий случай был лично со мной на сборах, после 4-го курса института. Ребята потом рассказывали, что очень это напоминало эпизод из м\ф "Ну погоди", на корабле. Ну это немного не по теме, поэтому в подробности не вдаюсь

Курсант: МИГ пишет: ГАЗ-66 роты охраны. немного не в тему. На нашей караульной "шишиге", был опознавательный знак - три фонарика автопоезда, на кабине, раскрашенные в разные цвета. А так-как телефоны на постах не работали ( откуда в полку связистов взять, это же вам не учебка какая-то, это боевая часть ), то если фонари были включены - едет "проверяла". со всеми вытекающими отсюда дальнейшими телодвижениями.

ОСВ: МИГ пишет: представьте такую картину - по улице г.Пушкина идёт боец с автоматом С транспортом везде и всегда проблемы, мне доводилось ездить даже на личной машине ДСЧ. Картинка тоже не слабая - "Жигули", набитая вооружёнными мужиками в непонятной одежде (у нас ДСП ходили в техничке, которая , как известно, военную форму мало напоминает). По "тревоге" тоже было забавно - получив оружие и вещмешки народ нестройными рядами с гиканьем и матюками, гремя железом и распугивая редких прохожих, бежал на аэродром. Бывало это, как правило, рано утром. Ещё веселее, если попадался попутный трамвай, проехав на котором несколько остановок, можно было попасть на стоянку минуя КПП, сэкономив пару километров и соответствующее количество здоровья. Но в этом случае нужно было идти через посты у склада ГСМ и парка законсервированной техники. А служили в роте охраны ребята в основном нерусские, в том числе неадекватные. Экстрим, однако.

LVI: Из своего опыта скажу, что в авиации "бардак" потому, что никто не знает распорядка дня. Такова служба в нашем роде войск, наверное. Что такое ПОЛЕТЫ(днем и ночью) не мне вам говорить. А ведь в 70-х и в начале 80-х летали почти каждый день. Какая тут зарядка, если от казармы до эскадрильи или ТЭЧи километр или два, а добирались в основном пешком-бегом. И все это понимали и не придирались. Зимой мне всегда жалко было ребят с ОБАТО, которые ВПП чистили на "змеях горынычах". Оглохшие, чумазые, не спавшие, но с шиколадкой. А если еще и зима такая, как сейчас, то не позавидуешь. И у всех(техников, механиков) была одна мысль в голове-выспаться бы.

МИГ: Согласен с LVI . Особенно в столовой было видно, как замотаны бойцы аэродромной роты.Нас привозят на обед и мы заходим - около сотни механиков, переодетые в х/б,голодные и весёлые (как правило), а в соседнем ряду столы аэродромной и сидят,помню, грязные и закопченные,еле ложками ворочают. Зато летом у них была лафа - полоса и рулёжки чистые, солнышко светит и ходили они как негры загорелые. МИГ.

Хан: LVI пишет: Зимой мне всегда жалко было ребят с ОБАТО, которые ВПП чистили на "змеях горынычах". Оглохшие, чумазые, не спавшие МИГ пишет: в соседнем ряду столы аэродромной и сидят,помню, грязные и закопченные,еле ложками ворочают. Зато летом у них была лафа - полоса и рулёжки чистые, солнышко светит и ходили они как негры загорелые. Нарисаная картина как сейчас стоит перед глазами. С таким подходом к делу на дембель смело можно было уйти калекой по крайней мере по слуху. хотя они и применяли шлемофоны.

Курсант: Да уж, реву у "змей-горыныча" было достаточное количество. Да и видок у бойцов, прямо скажем...Не зря -"мазута" их и звали, причем и х\б невозможно было отстирать. По крайней мере хоз\мылом. Полковые шофера. кот работали"поджопными" водителями у командования и секретчиков - очень выгодно смотрелись на их фоне, этакая "белая кость"

Серый: МИГ пишет: Особенно в столовой было видно, как замотаны бойцы аэродромной роты.Нас привозят на обед и мы заходим - около сотни механиков, переодетые в х/б,голодные и весёлые (как правило), а в соседнем ряду столы аэродромной и сидят,помню, грязные и закопченные,еле У нас в столовой сразу было понятно, где "полковые" сидят, а где авторота с ОБАТО, плитку на полу невозможно было отмыть от необыкновенной смеси соляры, мазута и грязи, пацаны в кухонном наряде постоянно матерились, да и внешний вид их мне всегда напоминал кадры из фильма "Трактористы", хотя у нас в ТЭЧ в группах АВ и СД тоже работа нечистая была, но тем неменее мы всегда чистые ходили, хоть х/б, хоть техничка, следили за собой, а может возможности и времени на это у нас было больше.Хотя тогда мы к ОБАТОшникам и относились немного высокомерно, но всё равно глядя на их замученные, загорелые (или неотмывающиеся) лица, мы между собой одновременно жалели и уважали их.

LVI: Вот и получается, что в авиации "халвы" особо и не было; доставалось всем . Ну а спортом, кто хотел, тот находил время для занятий. Хороших спортсменов тоже хватало, как среди срочников, так и техников-лейтенантов. У меня первый тренер по самбо был летчик (до сих пор общаемся). Так он еще успевал в аэроклуб сьездить, чтобы на планере полетать; так он отдыхал от истребителя. И , действительно, после этого шума на аэродроме, на планере-тишина.... Это я уже потом понял. Кстати, на соревнованиях по рукопашному бою(в России), ВВС-ники всех бьют, однако...

Курсант: насчет рукопашки - не буду кривить душой, в наше время сия физкультура была подпольной. А вот бокс помню - сам даже пробовал с офицерами, причем в это время стирались все звания, мог в нос получить и майор от рядового, причем с вобщем то благодарностью за учёбу.

Serega: МИГ пишет: о наряде ДСП ...И не только. Ну, ясный пень, у нас, бойцов светодивизионов (а интересно, какое погоняло вы отпускали в наш адрес?), такого наряда не было, хотя мы и делали одну общую работу. С понятием "ДСП" (естественно, не как с аббревиатурой древесно-стружечной плиты) я впервые столкнулся в ШМАСе при изучении Устава, какой он там был? - внутренней службы вроде. И надо сказать, не очень представлял, чё это такое, а спросить стеснялся, пока не увидел воочию, прибыв для дальнейшего прохождения службы непосредственно на аэродром 236-го АПИБ. Но как бы не сопоставлял не забывшиеся к тому времени требования Устава в отношении обязанностей дежурного по стоянке подразделения, налицо было явное несоответствие. Все время казалось, что ДСП предоставлен сам себе, и что кроме, как засунуть его в этот наряд, у господ офицеров летного состава и их верных оруженосцев - техников никакого выбора больше не было. Конечно же, в то время не вдавался в подробности, тем более что это были порядки совершенно другой части, к нам никакого отношения не имевшие, но иногда вызывало удивление, что солдат-срочников среди технического контингента полка практически не было. Может это было связано с тем, что полк только (в 1978-79 гг.) переучился на МиГ-27 (МиГ-23БМ), а не успев толком облетать матчасть, получил в начале 80-го сначала одну, а следом и другую эскадрилью МиГ-27К. Но к таким размышлениям я пришел недавно, когда посредством интернета стал изучать историю полка. Тогда же было просто удивительно, что на аэродроме, можно сказать, вообще не было солдат, ну, за исключением водил с ОБАТО и ОРАТО. Вот и бродил день-деньской в полетные дни и ПХД практически один и тот же ДСП, солдат по имени, если не изменяет память, Юра. Зимой - в зимней технической куртке и ватных штанах на гражданских подтяжках, хотя зимы в Прикарпатье в общем-то довольно мягкие. На моей памяти в первую зиму службы морозы градусов до 15 стояли в конце января недели полторы, а то всё легкий морозец или промозглая слякотная хмарь около нуля, хотя снега выпало под Новый год прилично, и мы, свободные от нарядов, однажды в воскресный день были вызваны в часть, где под руководством замполита роты л-та Бевзюка по окрестным сопкам намотали не один десяток километров на лыжах, которых на удивление в батальоне оказалось в достатке. А с переходом на летнюю форму ДСП-Юра уже представал перед нами в летней техничке. Чем он вызывал у нас улыбку, и за что мы иногда прикалывались над ним, так это то, что автомат он все время носил за спиной стволом вниз, как "белорусский" партизан. А так довольно молчаливый парень, на полгода призывом старше меня. Зайдет к нам на объект, толком ничего не расскажет, посмотрит телевизор, который у нас сутками не выключался, иногда прикорнет часок на свободной кровати, засунув автомат с пустым магазином под кровать, и дальше пойдет бродить от капонира к капониру. В общем, мы - ОБСиРТОшники, в сравнении с полковыми механиками, тяжестей службы не знали. И после ночных полетов тех, кто "жил" в казарме, если кто-то из принципиальных командиров наводил шороху на подъеме, всегда поднимали наравне с неучаствовавшими по каким-то причинам с категорическим доводом - "На полетах отоспитесь!" Что было совершенно справедливо и в отношении бойцов радиовзвода, и также и в отношении бойцов приводов, других радиолокационных систем, где основную нагрузку на полетах несли офицеры, прапорщики или сверхсрочники. Может быть тяжелее всего приходилось прожектористам, ну и в какой-то мере радистам дежурных радиостанций, потому что если вдруг по какой-то причине они пропускали радиограмму, сношали их на всю катушку. А ночью, ох, как нелегко бдеть в радиоэфире. Радиовзвод же - это какая-то привилегированная компания вояк, хотя и с достаточно ответственной задачей по обеспечению радиосвязью самолетов с землей и между собой. Простота она, конечно, обеспечивается надежностью матчасти, как, например, было в Чорткове. А вот в Овруче, где 69-й АПИБ, преобразованный в начале 70-х из 69-го УТАП, так по сути учебно-тренировочным и остался, со всеми вытекающими последствиями. Отношение к нему со стороны командования 289-й Краснознаменной Никопольской АДИБ было весьма прохладным в том смысле, что полк был практически местом ссылки всякого рода нарушителей дисциплины, либо бесперспективных военнослужащих. Летный состав состоял в основном из молодых летчиков, в большинстве своем лейтенантов, приобретавших навыки пилотирования и боевого применения не совсем плохих Су-17-х, но при очень неважной технике обеспечения. Может это мое субъективное мнение, и сложилось оно при ревностном сравнении с Чортковским батальоном связи. Но если в Чорткове мы знать не знали, что такое отказы техники и отсутствие каналов связи, и все полеты, если не было на объекте взводного, изощрявшегося придуманными вводными или заставлявшего нас едва ли не зубной щеткой вылизывать немыслимые закоулки ангара или сорок раз в месяц при положительных температурах после каждого дождя белить бордюры дорожек на объекте, мы проводили лежа на койках у телевизора, ну иль, если надоест, шли в аппаратную развлечения ради послушать переговоры летчиков с РП или штурманом,а то и, не дождавшись окончания полетов, раздевались и ложились спать, если по телеку ничего интересного не было, а среди ночи с просонья не могли понять, чё от нас хочет РП, а он, оказывается, дает команду на выключение станций, то в Овруче один вид Р-824-й с ручной настройкой каналов на базе ЗиЛ-164, бесконечно расстраивающейся при частом отказе сети, и еще древнейшей СКП-9 на базе того же "Захара", которого я видел только в раннем детстве не больше двух раз, -меня поначалу вводили в ступор. Сеть была настолько нестабильна, что за полетную смену до десятка раз приходилось бегать запускать пресловутые УД-2 и переходить на автономный режим, что привносило еще большие проблемы. Помехи и наводка от УДешек были такие, что летчики в воздухе в открытую крыли нас матом, а командир полка каждый день на разводе распекал нашего комбата, а тот в свою очередь отвязывался на нашем взводном, наверное, самом древнем ст.лейтенанте ВВС (18 лет в одном звании), который с горя глушил горькую по чем зря. И прямо огромным счастьем у нас было то, что во взводе служил Толян Замитайло, закончивший какой-то радиотехнический техникум и успевший до армии поработать радиотелемастером. Он молниеносно разбирался в отказах (а сами станции тоже вырубались достаточно часто), и мы по его распоряжениям бегали, разыскивая по ЗиПам и всякой утильной рухляди необходимые детали или блоки. Если ничего не получалось, у нас во взводе был еще один "Кулибин", с виду полнейший придурок, сверхсрочник сержант Скред. По жизни это был такой звезданутый тормоз, что старослужащие на нем в прямом смысле ездили верхом, он у них только что туалеты не убирал. Но когда даже Замитайло был бессилен в починке станции, Скред приносил из дома на КП матерчатую сумку, битком набитую немыслимыми радиодеталями, собранными, наверное, со всех помоек, и мог всю ночь сидеть паять-колдовать. И что удивительно, станции оживали и какое-то время сносно работали! По-настоящему мы свободно вздохнули, когда нам выделили хоть и старенький, но оказавшийся надежным агрегат автономного питания на базе дизеля от трактора Т-25, по-моему. Станции были подключены новыми кабелями, и болезни УДшек закончились. Мы их вообще перестали заводить даже на проверку, а дизель потихоньку молотил все время полетов, рядом в кунге станции у телефона все время сидел наш бессменный водитель-электромеханик Юрик Некрасов, строча бесконечные письма любимой. Случись, вырубало свет, он мгновенно переключал автономное питание, и задница у нас стала заметно суше. У нас даже появилась возможность сразиться на КП в комнате отдыха в настольный теннис, а на смене штурмана майора Казарина, всегда входившего в наше положение и не докучавшего придирками (в отличии от его сменщика капитана Курсенко), мы, бывало, настолько борзели, что целыми сменами напролет резались в теннис. Нам даже стали выставлять за полеты хорошие оценки, и взводный, на наш взгляд, реже стал появляться на службе подшафе. Нервы у всех заметно окрепли, а от них, как известно, все болезни...

Серый: Serega пишет: у нас, бойцов светодивизионов (а интересно, какое погоняло вы отпускали в наш адрес?), Тёзка,да никак не называли , у нас был дивизион РТО, но если честно,то мы имели смутное представление о вашей работе, так, общие понятия об обеспечении полётов.Но РТО ещё не такая уж тёмная история службы, а вот ПАРМ(передвижная авиаремонтная мастерская)- это да! Их казарма находилась в левом крыле нашего здания, было их около 10-12 бойцов срочной службы, и складывалось впечатление, что они только свои ЗИЛы 131 каждый день моют, и всё.Правда при полётах постоянно дежурили на аэродроме.

LVI: Ну, дивизион связи, как у нас называли, это , наверное, отдельная тема. Откроюсь; вырос в семье военнослужащего, именно этого подразделения. Так-что, детство мое прошло на обьектах дивизиона. Особенно привлекал автопарк. В первый раз сел за руль МАЗ-200 ( это когда ноги доросли до педалей), стрельба из автомата, основы бокса-этому научился там же. Детских садиков тогда не было, зато был дивизион, где и проходило мое воспитание( кто шлепнет, кто свистнет, кто накормит). А ребята там служили, довольно, грамотные. Очень много с Украины и Белоруссии как помню. Вот со Средней Азии в 60-70х и не припомню, что бы были. Этим отличались только рота охраны и стройбат, находящийся рядом. Еще интересный обьект был у дивизиона-это полигон, который располагался на двух островах в море. Смотреть было интересно, как проходит бомбометание или стрельба из пушек(полк был истребительно-бомбардировочный). А такое посмотреть не каждому довелось. Вот только и самолеты подали прямо в море, к сожалению. Такое тоже было....

Серый: LVI пишет: Откроюсь; вырос в семье военнослужащего, именно этого подразделения. Так-что, детство мое прошло на обьектах дивизиона. Особенно привлекал автопарк. В первый раз сел за руль МАЗ-200 ( это когда ноги доросли до педалей), стрельба из автомата, основы бокса-этому научился там же. Детских садиков тогда не было, зато был дивизион, где и проходило мое воспитание( кто шлепнет, кто свистнет, кто накормит). Да я и сам из семьи военного, отец сначала служил в ВВС, но по окончании Высшей Военно-Воздушной инженерной академии им. Можайского в Ленинграде в 61 году был переведён в РВСН, которые тогда только образовались, так что я по гарнизонам тоже покатался, правда дет.сады были, но предпочитали с пацанами поближе к казармам и пекарне околачиваться, а автопарк вообще любимое место было, не раз от мамы получал за "мазутную" одежду. А азы вождения постигал в 6 лет на автобусе, непомню как назывались, но помню что морда как на ГАЗ-51, садился водителю-солдату на колени, он педали жал, а я рулём крутил...Эх времена были!Но уже нет той страны, нет родителей,нет тех нас, хорошо что осталась наша память....

LVI: Это верно, память у нас осталась(хотя кому-то она и не нравиться). Несколько раз в году с друзьями приезжаем на свой аэродром. Первым делом идем на кладбище, где стоят обелиски погибшим летчикам и техникам(а их хватает); постоим-помолчим, помянем...

Курсант: Серый пишет: А азы вождения постигал в 6 лет на автобусе, непомню как назывались, но помню что морда как на ГАЗ-51, ГЗА-651 , раньше их много было

LVI: Точно, таких автобусов было много, я их застал в конце 60-х на аэродроме в Легнице. А вот в 70-е уже появились ПАЗики, а любимый был на базе ГАЗ-66( "броневичком" обозвали). Хочу продолжить тему дивизиона связи. Я бы так сказал, что это подразделение-постоянный состав аэродрома. Полк, взял, да улетел и на его место прилетел другой(такое часто бывало), ОБАТО тоже не так привязано к аэродрому. Обьекты дивизиона разбросаны по всему аэродрому и за его пределами( дальние "приводы", полигон и даже "запасной"" АЭРОДРОМ). Наш аэроклуб сейчас базируется как раз на месте "запасного" того полка, где я вырос, где уже в 17-лет учил матчасть СУ-7б, после срочной уже МИГ-27. И я не помню, чтобы в дивизионе были "ЧП" со смертельным исходом. А вот ОБАТО, к сожалению, этим грешило. От сюда и частые замены командира и тд...

МИГ: LVI пишет: Хочу продолжить тему дивизиона связи. Добавлю немного о дивизионе связи.Как и мы - механики в полку, бойцы из дивизиона щеголяли со значками классности. Это было отличие от других подразделений обеспечения.У нас, видимо, дивизион был (или стал) "отдельным" т.к. на втором году моей службы пост на Знамя части стал охранять и второе Знамя - дивизиона и ходили теперь в караул мы с ними поочерёдно. Но самое главное было в том, что два раза в год - весной и осенью, дивизион был в центре внимания стариков - именно бойцы дивизиона получали первыми приказ на увольнение в запас из Вооружённых Сил СССР. Помню, как все старики ждали этого момента, даже лента телеграфная, зажатая в руке влетевшего в казарму полка, бойца дивизиона, запомнилась навсегда. МИГ.

Хан: МИГ пишет: именно бойцы дивизиона получали первыми приказ на увольнение Не зря олицетворителям жизненного успеха -династии Ротшильдов принадлежит фраза:"КТО ВЛАДЕЕТ ИНФОРМАЦИЕЙ, ТОТ ВЛАДЕЕТ МИРОМ" и они не только придумали эту фразу, но и делали все, чтобы любая актуальная для бизнеса информация попадала в первую очередь к ним. Для достижения этой цели между Франкфуртом, Лондоном и Парижем были открыты финансируемые ими станции почтовых лошадей. Вот так и бойцы девизиона связи держали руку на пульсе и были первыми в курсе.

Serega: МИГ пишет: У нас, видимо, дивизион был (или стал) "отдельным" По моим сведениям, основанным на фактических данных, полученных во время прохождения срочной службы, где-то с конца 70-х дивизионы связи (а еще раньше просто светодивизионы) были преобразованы в ОТДЕЛЬНЫЕ БАТАЛЬОНЫ СВЯЗИ И РАДИОТЕХНИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ авиационных частей (полков в основном), со всеми вытекающими последствиями согласно воинских уставов. Комбат, короче, был наделен полномочиями почти, как командир полка. Но о боевых знаменах батальонов связи я не слышал. Служил в двух частях, у нас не было. Как не было больше, кроме меня, выпускников ШМАСов, в чем я не без гордости ощущал превосходство. Ну, не в профессиональной подготовке, конечно, поскольку в ШМАСе учили совершенно другому (здесь мне оказалась знакома только одна Р-802-я, УКВ радиостанция метрового диапазона, такие же устанавливались на самолетах транспортной авиации и, видимо, не только), но в общевойсковой подготовке, если можно так сказать, превосходство было явным (знание уставов, физическая подготовка, строевая выправка). Остальные специалисты обучались в полковых учебках или в учебных подразделениях при таких же батальонах связи (замкомвзвода учебного взвода пеленгаторщиков мне какое-то время и довелось быть в Чортковском ОБСиРТО). Существовали авиационные школы механиков, готовивших специалистов для ОБСиРТО, или нет - даже не представляю, а в сети еще особо не пытался искать. Форумов бывших военнослужащих батальонов связи ВВС тоже не попадалось. ОБАТОшники есть, а ОБСиРТОшники или при деле все, или спились окончательно. А ведь численностью личного состава солдат срочной службы батальоны связи, не смотря на имевшийся в мое время существенный недокомплект порядка 30%, заметно превосходили даже роты охраны. В казарме в двух ротах постоянно квартировало человек по 30-35 бойцов (всего 60-70), выезжавших по сменам на полеты, занимавшихся проблемами связи в гарнизоне, работающих в автопарке, или обеспечивающих полеты на объектах, расположенных в гарнизоне, как в Овруче (в Чорткове в расположении батальона была только дежурная КВ-радиостанция), еще десятка четыре солдат обеих рот несло постоянное дежурство на точках на аэродроме, на дальних приводах, на полигоне. С полигона я за все время службы ни разу никого не видел, хотя там были и наши радиомеханики радиовзвода. Жили они там абсолютно автономно, в части не бывали вообще, иногда только их взводный навещал, а мы если только при проверке связи перед полетами общались стандартными фразами. Радиовзвод - это УКВ-связь с самолетами и по земле между собой (КП -КДП -старт - полигон), а также КВ-связь радио и телеграф. Во 2-й роте еще с ЗАС. Самое многочисленное и многопрофильное подразделение батальона - взвод РТО. Это прожектористы, привода ( щас уже что-то склеротит - световая сигнализация тоже вроде их). Больше всех мне была интересна служба радиолокационной группы (операторы РЛС, высотометристы), к бойцам которой я часто ходил в гости на объект, расположенный по соседству с нашим на КП. Иногда пацаны позволяли немного вести цели и передавать координаты планшетистам. В нашем хозяйстве также были радиолокационная система посадки и радиолокационная система ближней навигации, а также взвод связи (все телефоны гарнизона и радиорелейные станции и телеграф). Был еще хозвзвод, но чем конкретно они занимались сейчас что-то уже не помню, но свинарей у нас точно не было. Командирский водила вроде был их, дежурные тягачи, доставка личного состава и питания на аэродром. Иностранных граждан Великой Державы было мало. Даже в хозвзводе, которые к сложной технике вроде бы никакого отношения не имели. Когда их мало - это были великолепные ребята, хорошие друзья-приятели. Особняком только стоит один единственный чечен. Этот и один доставлял хлопот. В общем, служба - сколь важна, столь и не пыльна. И спасибо, что затронули эту часть авиационной жизни. Лет бы двадцать пораньше, подробностей припомнил бы несомненно больше, а то ведь до этого ни с кем не приходилось вспоминать.



полная версия страницы