Форум » Воспоминания о ШМАС и дальнейшей службе в авиации » Деньги в армии » Ответить

Деньги в армии

82-й: Пока ещё хоть кто-то, что-то помнит. Я уже забывать стал. Подключитесь, пожалуйста. Вспомните для истории. В 1973-1975 г.г. рядовой получал в месяц 3 рубля 30 копеек жалованья. При наличии 3-го квалификационного класса - 5 рублей 30 копеек (вроде так). Дальше - не помню. Но, вроде бы при наличии 1-го класса получали рублей 15 (?)

Ответов - 135, стр: 1 2 3 4 5 All

ОСВ: МИГ пишет: Сходить в чайную - колбаса,пряники,кефир У нас считалось изыском взять два коржика (таких вкусных коржиков больше нигде не встречал), раздавить между ними творожный сырок, сладкий, с изюмом, и есть этот сэндвич, запивая это лимонадом или варенцом. Варенец ото то, что у нас называют ряженкой. А лимонад в Воронеже называли "ситро", причём склоняли, так и говорили: "Стакан ситрА"

82-й: Две банки сгущенки. Первую залпом. Вторую с расстановкой. Это уже в части. Раз в месяц. Не чаще.

МИГ: 82-й пишет: Две банки сгущенки. Первую залпом Сгущенка - густая. На самом деле.Пили, проделав два отверстия в торцах. Протяжённое удовольствие. МИГ.

ОСВ: Были и другие способы разнообразить меню. Рядом с аэродромом расположены дачные участки и я думаю, что все долгоносики, колорадские и прочие жуки наносили урожаю гораздо меньший урон, чем доблестные воины во время ночных полётов. Ещё был небольшой лесок, в котором рос орешник. Возвращаясь с аэродрома, можно было проехать через так называемый частный сектор - практически деревенские домики, окружённые садами. Проезжая на "Урале" медленно вдоль забора, очень удобно трясти ветки яблонь, свисающие за забор, яблоки при этом сыплются в кузов. На аэродроме водилось множество зайцев, на которых иногда устраивалась охота, в основном в карауле.

Хан: В ШМАСе разнообразить меню было практически невозможно. Даже имея нал в кармане посетить чепок, располагавшийся в 50 метрах от казармы возможности небыло за редким исключением, случались посылки из дома, но это курам на смех т.к. из их содержимого, получившему посылку доставались туалетные принадлежности и пара карамелек, остальное разметалось сотоварищами со взвода в мгновение ока. В полку было вариантов побольше, несмотря на то, что посылки в загранку наположено. а разнообразие следующее - во-первых тот-же чепок со своим изобилием и разнообразием (это регулярно два три раза в месяц), во-вторых - наряд кого-либо из кубрика в летную столовую, в третьих - увольнений в город в загранке не положено, но тем немение в сопровождении прапора или офицера по два три бойца как поощрение выходили в так называемое увольнение где всегда старались чем нибудь полакомиться. А дальше уже пошел подножный корм, грибы через техническую столовую, лесные ягоды в ассортименте, а дикий чеснок росший на летном поле употреблявшийся с хлебом или просто так вообще напоминал по отрыжке лучшую из лучших колбасу.

МИГ: Хан подтолкнул к воспоминаниям о "подножном корме". За стоянкой ТЭЧ находилось поле, засаженное турнепсом.Я не агроном, но это какой-то гибрид кормовой - репы с чем-то.Для животноводства. А мы по осени выкапывали клубень, снимали слой снаружи этого плода потолще и ели.Ничего, было даже вкусно. МИГ.

Ion Popa: МИГ пишет: Хан подтолкнул к воспоминаниям о "подножном корме". В бункере ни кухни, ни столовой небыло. Еду нам возили из Смоленска, за 30 км из полка связи. В тёплое время года стол, где мы ели стоял на улице, около КПП. И прямо около стола была грядка, где мы выращивали укроп и петрушку. Так что зелень попадала к столу свежей. Свежее не бывает. Даже вставать из-за стола не надо было.

Антивирус: А мы когда ходили в ночной караул на стоянку(караулка была около ВПП,там стояла печка и на ней большая сковородка)Воровали картошку на камбузе,ловили лягушек,отрезали им лапки и жарили вместе с картошкой.Получался французкий ресторан. И ещё очень любили наряд в лётную столовую,нужно было начистить 4 ведра картошки и помыть полы 3 раза,получали за это по банке сгущёнки,по пол кило масла и свежеиспечёные булочки,это дело тут же съедалось под чай.До сих пор удивляюсь как в нас столько влезало

82-й: Антивирус пишет: До сих пор удивляюсь как в нас столько влезало Про себя лично. Две банки сгущенки. Куплены в буфете на территории части. Первая банка - опорожняется залпом. Вторая банка - не спеша. Влезало. И не слипалось! 20 лет... Растущий в армейских условиях молодой организм...

МИГ: Антивирус пишет: Воровали картошку на камбузе,ловили лягушек,отрезали им лапки и жарили вместе с картошкой.Получался французкий ресторан. Это уже особенности конкретной воинской части или механиков,кушать хотящих.Но впечатляет. А у нас в полку был "глюк" такой - посетив чайную и купив колбаски "Любительской" к примеру, мы обязательно макали кусочки колбасы в солонку, стоящую на столе и только потом отправляли по назначению - в рот.Было вкусно. Я ещё после армии сколько то времени так делал.А зачем и почему - до сих пор не пойму.Может пресновата была колбаса ? А стандартный набор "удовольствий" в чайной был таков : - колбаса варёная - кефир - пряники Количество - по имеющимся деньгам. МИГ.

ОСВ: Антивирус пишет: И ещё очень любили наряд в лётную столовую,нужно было начистить 4 ведра картошки и помыть полы У нас такого наряда не было. Назначался заготовщик в в лётную столовую. Дело это считалось шибко блатным и назначались люди уже изрядно послужившие, обычно на месяц, потом продлевалось, как правило, до дембеля. А что, дело не шибко обременительное, жил такой мэн на аэродроме, где для него была специальная кондейка, пользовался благосклонностью поварих. Была ещё одна прикольная вещь, под названием "стартовый наряд" - осмотрщик , подборщики парашютов, наблюдающий за шасси. Эта компания назначалась из полка. Были ещё люди, собирающие камешки на ВПП, пугающие ворон, ещё кто-то - эти из аэродромной роты. Если наряд был из нашей эскадры, осмотрщиком был обычно Шакро Гугулич Месхи, чудесный грузин, племянник знаменитого футболиста Месхи. Подбирать парашюты обычно назначались ребята помоложе, так как эта работа требовала приличного физического напряжения и хорошего здоровья. Самый коронный наряд - наблюдающий за шасси. Помимо КП на время полётов у края полосы ставился СКП-стартовый командный пункт, Урал с КУНГом, в котором была ещё застеклённая башенка, в которой, собственно и сидел наблюдающий, там же сидел помощник руководителя полётов. Наблюдающий смотрел в бинокль на заходящий на посадку аэроплан - стойки шасси вышли, закрылки-предкрылки вышли, то есть всё путём, докладывал ПРП, тот давал команду на посадку. Но! Главным было то, что обед и всё остальное наблюдающему привозили из лётной столовой! Кто знает разницу между меню лётной и солдатской столовыми, тот меня поймёт. Второе - как я уже говорил, заготовщиками в лётной столовой были ветераны, и чтобы увидеть выражение лица у этого субъекта, подающего тебе обед на подносе - для этого стоит жить.

Антивирус: ОСВ пишет: У нас такого наряда не было. В Кневичах наряды делились на любимые и не очень,любимые ночной караул на стоянке,лётная столовая,патруль в аэропорт Артем,ДСП.Не любимые пост №1 в штабе дивизии,КПП на въезде в гарнизон и и часовой на вышке,на губе.Плохое почему то забылось,хорошее помню до сих пор,особенно патруль в аэропорт.Офицер всё время куда то исчезал и мы были предоставлены сами себе целые сутки)))

Serega: 82-й пишет: Две банки сгущенки. Куплены в буфете на территории части. Первая банка - опорожняется залпом. Вторая банка - не спеша. Влезало. И не слипалось! В Чорткове как в ШМАСе, так и в светодивизионе с л/с учебного взвода, приходилось иногда откликаться на просьбы руководства промышленных предприятий и выполнять те, либо иные задачи на объектах народного хозяйства. Доводилось и сгущенкой лакомиться. Позвали в выходной день (даже точно помню - на День советской молодёжи) на погрузку простаивающих вагонов готовой продукцией Чортковской кондитерской фабрики. Работка в общем-то не пыльная (не то что в ШМАСе однажды довелось цементовозы выгружать в открытые самосвалы), единственная проблема - по выходным столовая не работает. Решили ответственные работники фабрики попотчевать бойцов взвода, ну и меня естественно, вместо обеда своими кондитерскими изысками. Отвели нам (всего нас было человек восемь) на ж.д.эстакаде уголок под закусон, на ящиках, застеленных клеёнкой, выложили коробку печенья, коробку пряников, в коробке же внушительная гора конфет разных мастей, о коих я даже не догадывался, ну, и ко всему прочему в центре импровизированного стола был водружен трехлитровый эмалированный чайник. Блин!!! Вот это чаепитие! ...Но в чайнике оказалась та самая сгущенка... В детстве сгущенное молоко было у нас в определенном дефиците, а если и попадало в семейный рацион, то оно почему-то быстро заканчивалось и всегда оставалось недоеденной мечтой. А тут целый чайник! Три литра на восьмерых - разве это много? Оказалось, вприкуску со всем остальным - много! Лично я пресытился настолько, что прекратил быть сладкоежкой навсегда. Мне даже кажется, что удар по печени был такой, какого не испытывал в бытность чрезмерных излияний от алкогольного отравления. Вот и не поймешь, где она сладкая горечь, а где горькая сладость.

ОСВ: Сгущёнку я никогда не любил и сейчас считаю абсолютно несъедобной. А на Чортковской кондитерской фабрике однажды довелось побывать. Добротные такие тётеньки-хохлушки, погоревав, что "хлопчики таки худэньки", достали какие-то сдобные, ещё тёплые булки, надрезали их по длине и начинили огромным количеством крема. До сих пор вспоминаю

tsipeter: МИГ пишет: Сгущенка - густая. На самом деле.Пили, проделав два отверстия в торцах. Протяжённое удовольствие. У нас в полку "чипка" небыло, была солдатская чайная. После получки кто гурьбой , кто по одиночке летели к чайной, брали коронный набор: банка сгущенки, пачка печенья и бутылка "оранджата". И как говориться в современной рекламе:" пусть весь мир подождет!".

LVI: Да, "оранджат"- неплохой напиток был, тоже напился вдоволь. А вот с белым хлебом и черным была в Легнице проблема. Польский хлеб был серый и почти всегда с тмином. Вначале было ничего, а потом этот тмин поднадоел до "чертиков". Но со временем стали снабжать своим- солдатским кирпичиком; как белым , так и черным. А тмин я до сих пор неперевариваю. "Торчал" как-то целых три месяца в Праге, так там тоже самое. А как хотелось простой чернушки с салом ....

Хан: tsipeter пишет: У нас в полку "чипка" небыло, была солдатская чайная Петя, а какая разница между солдацкой чайной и "чипком"? У нас это дело вообще называли ЧП. Излюбленный ассортимент : молоко в литровой бутылке, булка, оранжат, джем и если уже "по-богатому" то еще грам по двести настоящей по тем временам копченной колбасы. А сотоварищам было передано: "Мы на ужин не пойдем, нашу пайку можете хавать".

ОСВ: Хан пишет: А сотоварищам было передано: "Мы на ужин не пойдем, нашу пайку можете хавать". У нас такая картина наблюдалась 13-го числа каждого месяца, когда мы получали свои копейки - ежемесячный "День авиации". Как правило, в этот день в столовую шла только зелёная молодёжь - должен же кто-то ходить строем и демонстрировать присутствие. Однажды был забавный случай - приехала какая-то проверка из округа, заглянули в том числе и столовую во время обеда, а там почти нетронутые бачки с баландой и остатки личного состава вяло ковыряются в тарелках. Сразу вопрос: "В чём дело? Почему личный состав не принимает пищу? Это что, протест? Что, плохо бойцов кормите?" Как будто не знает, как и чем бойцов в Красной Армии кормят! Тут наши командиры и начальники, сопровождающие комиссию, засуетились, стали объяснять что это не бунт на броненосце "Потёмкин", сели за стол, наложили себе и даже съели по несколько ложек с довольным видом, причмокивая и нахваливая. После этого было строжайше запрещено посещать чайную до столовой. Естественно, запрет очень скоро забылся.

Serega: Хан пишет: "Мы на ужин не пойдем, нашу пайку можете хавать". У нас в Овруче сзади санчасти гарнизон граничил с территорией какого-то завода, и прямо сразу за забором был вход в заводскую столовую. Где-то с шести до девяти вечера на заводе по трудовому распорядку был обед вечерней смены, а после восьми народу было совсем мало, и многие из нас тоже зачастую вместо ужина в солдатской столовой, перепрыгнув через забор, предпочитали гражданскую пищу, может и не наивысшего качества, но организм требовал разнообразия. До чего приятно было в полупустом зале навернуть двойной шницель с рассыпчатым (а не сопливым) рисом или двойные тефтели с макаронами, а запить бутылкой "Буратино" за 10 копеек (без стоимости посуды) с молочным коржиком за 8 копеек. Харчевание в заводской столовой тоже не приветствовалось, злоупотребляли в основном старослужащие, и если в подразделении не было никого ответственных офицеров, ну а если "молодые", то только в сопровождении стариков или за счет молодых. Если же вдруг появлялся на ужине старшина ( а он вообще был любитель возникать из ниоткуда в самый неподходящий момент), то отсутствие гурманов на ужине оборачивалось для них парой бессменых дней нарядов уже по солдатской столовой. ОСВ пишет: Что, плохо бойцов кормите? ОСВ, если помнишь, в ШМАСе довольствие наше было больше, чем удовольствие. А вот в Чортковском светодивизионе было уже слегка похуже, хотя, тоже в общем ничего. В Овруче много критических стрел был отпущено в начальника столовой прапорщика Плиева, осетина по национальности, и повидимому, отпетого жулика, потому что нареканий относительно качества пищи и соблюдения норм довольствия было предостаточно. Опять же с чем сравнивать. Довелось однажды в увольнении с приятелем побывать в гостях у его односельчанина в гвардейской орденоносной, многих почетных наименований танковой дивизии, ну и на ужин заглянули к ним тоже...Бля...мы б с голоду померли при такой кормежке. Наш Плиев (вернее с ОБАТО) еще любя нас обворовывал. Этот земляк моего приятеля через какое-то время у нас тоже побывал, по законам гостеприимства сводили его на наш ужин... Танкист хотел дезертировать в авиацию.

82-й: Только, чур, не убивать! Когда мы жили на Точке, мы сами себе готовили еду. Жило нас на точке самое большее - десять человек. Дежурили по очереди, по одной неделе в очередь. Продукты получали на неделю. Масло, чай, сахар, кисель сухой, картошку (чаще всего – сухую), макароны Ф12 мм, пшенный концентрат в брикетах, лук... И, главное, - тушенку в банках! Как известно, с тушенкой можно съесть все что угодно - даже шнурки от парадных ботинок. Питались три раза в день. Тот, кто дежурил – в спецработах не участвовал, а был на подхвате в свободное от готовки время. За хлебом ездили с оказией в часть и обратно, но не каждый день, а дня через два. Бывало, что шли пешком. Особенно по весне, когда грязь высохнет, или летом. Все развлечение. Километров пять в одну сторону. Бывало, что и после захода солнца шли. Ориентируясь по огням на объектах и мачтах. В степи заблудиться очень просто. Питание было трехразовое. Завтрак, обед, ужин. Тот кто дежурил, вставал пораньше… Но не раньше 0600, так как офицеры приезжали на Точку после развода на занятия и работы в части. А это было (плохо помню, а поправить некому), наверное, около 0730… Вставал, оправлялся, брился, умывался, перекуривал, набирал в ведро воды в бетонированном колодце-резервуаре, заливал чайник и ставил его на электроплитку. С утра варилась каша. На воде. Резался хлеб. Доставалось масло. Рассыпалась по кружкам чайная заварка (вроде заварочного чайника я у нас не помню). Холодильника точно у нас не было. Масло обычно плавало в глубокой миске с водой. Миску сверху следовало прикрывать чистой тряпицей. Как каша почти взопреет, а чайник закипит – идешь будить товарищей, если они сами уже не проснулись. Завтракать следовало быстро – до приезда офицеров. Кстати, масло заканчивалось обычно уже в среду, хотя получали по двадцать граммов коровьего масла на лицо в сутки. Потом перекур. Дежурный моет посуду. Потом кто-то замечает машину (или две) переваливающуюся по ухабам, либо летящую по пыльной колее (в зависимости от времени года и метеоусловий), которая движется со стороны части. Строимся у крыльца в шеренгу по одному. Машина прибывает. Первым из кабины выходит старший офицер и идет к нам. За ним из кузова на землю прыгают остальные товарищи офицеры. Наш младший сержант по Уставу рапортует старшему офицеру. После чего звучит: -Здравствуйте товарищи! В ответ: -Здрав-желав-товар-кпитн! И: -Вольно! И, еще раз, сержант-нам: -Вольно! Далее по обстоятельствам – ведь это утренний ритуал развода на занятия и работы для нас. Но в конце-концов все кому положено грузится в грузовик и едет на рабочие Точки. А дежурный начинает готовить обед. На первое в кипящую в большой кастрюле воду опорожняется две трети банки тушенки (или полную банку – смотря по тому сколько банок сожрали не думавши о том, что до следующей выдачи продуктов еще неделя). Дав ей чутка повариться, запускаешь в варево пару горстей сухой картошки и вермишель (макароны). Режешь головку лука репчатого. Ну, там, посолить, поперчить. Получается, как позже кто-нибудь обязательно добавит бессмертное солдатское изречение, “суп кондей из бараньих м..ей”. На второе – желательно вареная картошка (из свежей картошки или из сушеной – опять же по сезону) или опять каша с остатками тушенки и добавкой комбижира. Если же у тебя плохо с продуктами, то варится каша из перловки. И опять же кто-нибудь потом добавит, гоняя блеклое варево алюминиевой ложкой по дну алюминиевой же миски “покли…”. А ритуал заключается в том, что другой обязательно должен спросить “какие покли?”. На что тут же врубается ответ, под веселое ржание обедающих, “которые в п..де мокли”. На третье – непременно кисель. Горячий, теплый или остывший – тут уж как сложатся спецработы. Обед всегда не по расписанию. После обеда (если он более менее в районе часа-двух дня), публика опять уезжает на спецработы. Если же обед поздний, а спецработ больше не будет, то офицеры уезжали пораньше в часть. Вот тут я совсем не помню – а как, и где обедали наши офицеры… А на ужин каша – чай. Вот так и питались. Очень ценились всякие добавки – типа лука-чеснока. Вот и все. Не любо – не слушай, а врать не мешай!

LVI: У меня получилось так, что за первые три месяца сбросил 4кг, но тем не менее домой уходил с 6кг прибыли. Лет десять назад питался в летной столовой в Ступино-так это "кошкины слезы". На душе остался неприятный осадок от увиденного, ведь был я и в "буржуйской столовой". А с другой стороны, как в песне поется: "Служили мы не за звания и не за ордена...."

Хан: 82-й пишет: Жило нас на точке самое большее - десять человек Верю. Не зря пословица гласит: - меньше народу - больше кислороду (в даном случае читай жрачки)

ОСВ: Serega пишет: ОСВ, если помнишь, в ШМАСе довольствие наше было больше, чем удовольствие А то, не помню! Мне довелось побывать в нескольких частях, есть с чем сравнить. Кстати, коллеги, обратите внимание - разговор постоянно сворачивает на жорево. Права старинная солдатская пословица - лучше переесть, чем недоспать. Вот насчёт переесть, в армии, как правило, большая недоработка. Лучше, чем в Чорткове, кормёжки нигде не было, могу поклясться чем угодно. Насколько помню, повара были гражданские, несколько местных женщин и довольно молодой мужичок. Заведовал всем старенький прапорщик (Ваврик ?), невысокого роста, худощавый. Большой контраст по сравнению с полком, где при столовой была целая толпа прапорщиков и сверхсрочников, рожи которых могли служить иллюстрацией к поэме "Кому на Руси жить хорошо". 82-й пишет: под веселое ржание обедающих, “которые в п..де мокли”. Таких ритуальных заклинаний было множество. Тут вам и "суп из десяти за...уп" и "щи, хоть .... полощи". Стихийное народное творчество, живописующее бытие, которое, как известно, определяет сознание.

82-й: ОСВ пишет: Кстати, коллеги, обратите внимание - разговор постоянно сворачивает на жорево Это здесь, на гражданке. А вот когда я был еще моложе чем сейчас, и служил вдали от гарнизонов, то в нашей среде разговор почти не сворачивал с темы о женщинах вообще, и девушках в частности. Может, конечно, и правда - эти разговоры о броме, подливаемом в солдатской столовой, да только бром не работал.

tsipeter: Хан пишет: Петя, а какая разница между солдацкой чайной и "чипком"? Да никакой, просто в нашем полку говорили "чайная" (в мое время).Ну а по поводу кормежки, то наша полковая солдатская столовая со своим предназначением справлялась хорошо. Не то чтобы кормили на "убой",но жить можно было. У нас в в городке было две солдатские столовые, а еще техническая и летная. В летную переодически назначался наряд из 2-х человек, для переноски различных тяжестей и мусора, больше нам ничего не разрешали делать , все делали поварихи - вольнонаемные, Но по окончанию наряда, как правило уже перед самым отбоем , мы получали свое вознаграждение в виде пары буханок белого хлеба с маслом, сахара и чего нибудь мясного. Все это приносилось в расположение и чесно делилось между всеми бойцами, наряд же был сыт под завязку. Кстати о хлебе, у нас в городке был свой хлебзавод, где выпекали кирпичи серые и белые, хлеб был почти всегда очень вкусным. В армию я призывался с весом 65 кг при росте 178 см, на дембель увозил 82 "родных" килограмма.

Serega: 82-й пишет: Когда мы жили на Точке В Чортковском ОБСиРТО только на дальних приводах кормились самостоятельно. На все другие точки жратву доставляли на дежурной машине (ЗиЛ-157) специально выделяемые для этой цели бойцы - пищевозы. Это был не суточный наряд, а некая форма службы бойцов хоз.взвода, как правило старослужащих, потому что нужно было постоянно пресекать попытки отельных оглоедов завладеть пАйками своих одполчан, а добавок (которые еще можно было урвать в столовой) в бачках и термосах практически не было. На деле же деды-пищевозы наоборот уступали своим браткам и без зазрения совести разбазаривали некоторые продукты за счет норм молодого поколения. Чаще всего это были сахар, масло, мясо от вторых блюд, белый хлеб. Не пользовались популярностью пшеничная сечка, "дробь-шестнадцать", рисовая каша. Этих блюд хватало всем, а то и назад в столовую везли не мало. Повторюсь, пища была всегда достойная, просто в результате вмешательства отдельных личностей иногда мы не дополучали положенного, и зачастую голод давал о себе знать, особенно когда пищевоз начинал объезд точек не с северного крыла аэродрома (к нам тогда приезжали к первым или ко вторым), а с южного, т.е. мы были крайними, и нам практически ничего не доставалось. Жаловались взводному, нагоняй пищевозам давали, их тусовали, как колоду карт, но улучшения были временными. Однажды в начале зимы по выпавшему снегу мы на территории своего "Чернослива" обратили внимание на множество заячьих следов (да и так перебегающих от капонира к капониру зайцев зачастую видели), решили на "колючке" поставить петли из сталистой проволоки. Недели две проверяли - ни фига зайцы в петлю не лезли. Плюнули. Потом как-то случайно в ночную смену полетов наш старший объекта ефр.Сергеев поленился дойти до нужника, зашел за капонир, а там в петле заяц уже "доходит". Пир был на славу! До конца зимы еще три или четыре раза охота была удачной, так что поддержали себя деликатесами и сытным супчиком (крупы покупали в городских магазинах, в которые заходили, возвращаясь из наряда по летной столовой), а еще почти у каждой кровати появился шикарный меховой коврик. А вот где воду питьевую брали - что-то выключило. Колодец что ли где был на аэродроме?..

LVI: Согласен с Tsipeterом, что говорили "чайная", иногда "чайхана", а "чипок"я и не помню когда появилось. Наверное, смотря где как было принято говорить. Для меня же праздником было: бутылка молока, белый хлеб и кусковой сахар в прикуску. Мы ведь были молодыми(растущий организм) и постоянно хотели есть и спать. Я вот от своих знакомых не слышал, что бы кто-то похудел особо. После года службы все поправлялись. Конечно, хотелось питаться еще и вкусно. Тут то вся и проблема, здесь кому как повезло.

82-й: Serega пишет: Однажды в начале зимы по выпавшему снегу мы на территории своего "Чернослива" обратили внимание на множество заячьих следов (да и так перебегающих от капонира к капониру зайцев зачастую видели), Однажды летним вечером (условным вечером, имеется в виду - по окончании спецработ, было еще очень светло) мы приехали на Точку где жили. Еще днем (в обед) мы узнали от наших ребят, что в окрестностях основной Точки бродит отбившийся от стада баран. Надобно заметить, что Полигон и его окрестности были закрытой для посещения гражданских лиц Зоной по определению. Как осуществлялся режим? Ну, во-первых, проехать по бетонкам из дорожных плит, проложенным в степи к объектам, можно было только по пропускам, которые проверялись на нескольких КПП. На тех же КПП следили чтобы не было объездов по степи. Попасть на мотовоз гражданскому без соответствующих документов – тоже маловероятно. Проехать или пройти десятки километров по степи (особенно в бездорожье) не зная ориентиров? Да и чего гражданским делать в безжизненной степи? Их интересовала в первую очередь рыбалка на Ахтубе. Но это – пожалуйста, от нас далеко (хотя по весне, мошка нас зажирала, а плодилась она скорее всего в пойме реки). А вот кочевники-карсаки гоняли стада овец как хотели. До начала спецработ полигонщики (специальное подразделение, приезжавшее на своем автотранспорте и со своими офицерами на базовую Точку) с площадки на крыше первого этажа Тройки осматривали в свои биноктары Полигон и его окрестности на предмет обнаружения посторонних лиц. Бывало, что обнаружив перегонявших стада карсаков, они неслись на машине за ними, сгоняя их с территории Полигона. Бывало, что об отарах сообщали летчики с самолета, прилетевшего на выполнение первой спецработы. Бывало, что первые бомбы ложились на Полигон, их взрывы пугали стадо, и оно неслось вместе с пастухами вскачь. Видать, этот баран пришел к Точке отбившись от стада именно во время такого бегства. Но это все догадки и лирика. Главное, что офицеры про того барана ничего не узнали. И после их отъезда он был отловлен и тут же зарезан. На песке под турником мы его растянули, крепко держа за ноги. Наточив длинный нож для резки хлеба (был на кухне на точке) один из нас (имевший опыт забоя) задрал барану голову и одним движением руки перерезал ему горло. Я был в числе тех, кто удерживал барана, поэтому видел его тоскующие глаза и ощутил последнюю дрожь тела. Кровь впиталась в песок. Барана подвесили, привязав веревкой за задние ноги к стальной трубе-перекладине турника, и опытный освежевал тушу. Голову с рогами, шкуру, копыта и внутренности мы зарыли в степи поодаль от Точки на территории Полигона (туда никто из офицеров не сунется и не найдет раскоп) Напомню, что холодильника у нас не было. Электроплитка была одна. Дров же для костра в степи не бывает. Ломать же пустую бомботару, которую держали в своем хозяйстве полигонщики не хотелось. Чтобы не нарываться. Они в бомботару перед транспортировкой укладывали собранные на Полигоне изделия, не имевщие изначально в себе взрывчатого заряда. Хотя костер было где развести (так чтобы из части не увидели) - рядом с Точкой находился недостроенный капонир (его и сейчас видно в гугле). Поэтому все мясо было сварено. Мы его вдесятером ели пару дней. Ничего не скажешь - вкусная была эта вареная баранина. Но такое случилось только один раз. А сусликов и верблюдов мы не ели. Потому что суслики мелкие, и чтобы выгнать их из нор, надо побегать по степи с ведрами с водой. А верблюд - здоровенная тварь... Тут еще вопрос - кто кому "пачек" накидает? Если спорить с кем - то лично я на верблюда пачку сигарет бы поставил... Не любо - не слушай, а врать - не мешай!

tsipeter: 82-й пишет: Ничего не скажешь - вкусная была эта вареная баранина. Но такое случилось только один раз. Мы перед дембелем подкармливались жаренной картошкой, правда это продолжалось до окончания отопительного сезона. Рядом с нашей казармой располагалась гостинница для приезжых и холостяков, а в подвале - кочегарка, топилась угольком. У кочегаров был противень, изготовленный из толстой неражавейки, кто его делал - неизвестно, но дай бог ему здоровья и всяческих благ. По размеру противень в аккурат входил в топку котла, а по вместимости конечного продукта хватало с головой человек на десять.

МИГ: 82-й пишет: Продукты получали на неделю... картошку (чаще всего – сухую).. Довелось пару раз в полку попробовать этот продукт - гадость ! Помню - идём на ужин, после аэродрома, жрать хочется - спасу нет. К столовой подходим - запах картошки неописуемый, ну думаем - сейчас !...В бачках карошка-пюре, цвет какой-то кофейный и ,повторюсь, пахнет очень вкусно. А потом ...вспоминаю ощущения - горячий скользкий "стюдень" - брр... Практически все не стали есть. Было это раз или два, а так всегда картошка свежая была. Может быть у кого-то другие были ощущения, коллеги ?



полная версия страницы