Форум » Воспоминания о ШМАС и дальнейшей службе в авиации » Дальнейшая служба в авиаполках » Ответить

Дальнейшая служба в авиаполках

Admin: А здесь мы будем рассказывать о своей дальнейшей службе после ШМАС... Если вам нечего рассказать о службе в армии, значит вы прожили эти годы ЗРЯ! Бывший командир «Что скажут о тебе другие, коли ты сам о себе ничего сказать не можешь?» Козьма Прутков Задумайтесь, господа авиаспециалисты, над смыслом сказанного классиком и попытайтесь ответить на три вопроса: «Кто - я? Зачем живу? И что останется после меня?» Позволю себе процитировать обращение к посетителям с «Сайта тружеников авиационного тыла стран СНГ!» Воспоминания о воинской службе возвращают нас в дни нашей молодости, не дают нам стареть. Общаясь на сайте, мы с искренней любовью вспомним своих первых воспитателей – командиров взводов, рот, батальонов, начальников, гражданских тружеников тыла, давших нам знания, и воспитавших в нас любовь к Отечеству, Вооруженным силам, авиации. В стенах казарм, кубриках в нас были привиты чувства патриотизма, войскового товарищества, ответственности за судьбы людей, порученное дело, за нашу страну. Это помогло многим из нас на нашем жизненном пути. Общаясь на нашем сайте мы вспомним и свою службу, свои «мучительные» первые дни в ШМАС и в авиачастях. Продолжение темы: Дальнейшая служба в полках (продолжение)

Ответов - 204, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

82-й: Про куриные яйца. В солдатском рационе они были не всегда. В начале 1975 года (вроде так) в нашем рационе появились куриные яйца. Количество и частоту выдачи не помню, но склоняюсь к версии Ionа. Как это было нами воспринято? По принципу: дают - бери, и не задавай лишних вопросов.

МИГ: Действительно,в апреле 1975 г я прибыл в полк,и вспоминаю,что яйца по воскресеньям стали выдавать,но с какого месяца,точно не помню.Вообще-то,должны были по одному в субботу и воскресенье,но из-за вероятных потерь(попробуй обеспечь сохранность такого хрупкого и лакомого продукта) давали по два в воскресенье.Наряду по столовой доставалось больше - пили сырыми. И про масло - один раз в год самому молодому бойцу в полку у нас доставалось масла много - после зачитывания приказа об увольнении в запас,"дедушки русской авиации"(было у нас такое звание),т.е. дембеля,отдавали ему свое масло - в моем призыве это было около килограмма(дедов было чел.50 - я уже об этом писал).Счастливый "самый молодой" с такими же "пионерами" пару дней лакомились. МИГ.

82-й: МИГу: Спасибо! Я вспомнил этот обычай с Приказом и маслом, чему рад. Было дело! Только у нас масло отдавали не одному "молодому", а всем "молодым" имеющимся в отделении.

Peter: Служба в полку была как на работу каждый день ходить. Работали на аэродромных мастерских с 10 до 18 кроме выходных, на обед привозили обратно в КУНГе в гарнизон. Иногда ставили в наряды: дневальный, патруль, дежурный по стоянке на аэродроме. Наряд по столовой. Поставили в помощь к хлеборезу цилиндрить масло и прочее. От такого изобилия мне чуть плохо не стало. Короче, я там, наверно, бутербродов 10 схавал: свежая белая горбушка со сладким маслом. А хлеборез полковой "излишки" масла сдавал где-то за забором.

Юрий: Ну,и снова про еду! После Шмас (я уже писал об этом) служил я в отряде управления дивизии в г.Витебске. Мы ,а это 8 человек срочной службы, были расквартированы в казарме в одной из эскадрилий полка ВТА. Вот у нас во время наряда эскадрильи на кухню, было одно место куда старшина эскадрильи Колбаснев посылал только нас- это кухня летной столовой, где наша обязанность была рано утром затопить печь,на которой готовили обеды,наколоть дров и помогать весь день деду,который топил печь днем и ездил на склады за продуктами. Ну и еда в течение дня по сверхлетной норме .Естественно в солдатскую столовую в этот день дежурный по кухне летной столовой уже не ходил и его пайку делили товарищи по отряду. Мне лично один раз достались с полкило обрезков от пирожных,когда их поделили на порции. Завстоловой всегда кормила нас по высшему классу,т.е. в этот день ели все,что и пилоты реактивной авиации за исключением шоколада ,ну и Д.П на кухне

Ion Popa: А я вот ещё что вспомнил.Мы ещё "зацепили" стройбат,который строил наш бункер.У них казармы были расположены неподалёку,в лесу.У них там было много узбеков.И вот,как сейчас помню,по четвергам,они готовили настоящий,без дураков,узбекский плов.Я сам родился в Средней Азии,так что толк в плове знаю.И мы повадились ходить к ним на ужин в день"узбекской кухни".И кормили нас по полной программе,не жлобились,хотя мы и были совсем из другой части и не имели к ним никакого отношения.А вот дорога к ним была небезопасная.В темноте,по лесу,форсируя два проволочных загорождения.Обычно мы собирались группой по пять-шесть человек,брали фонарик и вперёд.Но однажды аккамуляторщик ефрейтор Пилипчук припозднился и догонял нас бегом,без фонарика...И налетел своим мясистым шнобелем прямо на колючку проволочного ограждения.В столовой стройбата он предстал перед нами в жутком виде.Нос разворочен самым капитальным образом,кровищи море.Но ведь плов...И,несмотря на физические страдания,уплетал плов он за обе щеки...

82-й: ...Стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы....

Юрий: Я уже писал как мы встречали Новый 1968 г на аэродроме,ожидая прилета нашего самолета и не удержались от приема внутрь "подарков". Вот и хочу, раз уж про еду заговорили, рассказать какие подарки ребятам-сослуживцам прислали к Новому году. Особенная посылка была из Улан-Уде для Раднобазарова:внутри находилась сухая медвежья строганина, которая была защитой для литровой бутылки прямоугольной формы с питьевым спиртом то ли по 92 коп.,то ли по 96, уже не помню точно(отец товарища был охотник). Из Подмосковья (Раменское) прислали коньячный напиток с конфетами и сухой колбасой. И все посылки были у нас спрятаны в оборудованной для укрытия в случае бомбежки земляной щели (зигзагообразный окоп) недалеко от домика отряда и дождались благоприятного момента, который и наступил в Новогоднюю ночь,хотя планировали на другое время. Вот после этих подарков и пришлось зачехлять ИЛ14 в быстром темпе,чтоб успеть и в клуб.

МИГ: Как и все, встречал Новый год в армии два раза.1975 - В ШМАСе и помню об этом только то,что на отбой нам дали две минуты и мы,"летавшие"каждый подъем и отбой за 45 секунд,не знали,как нам этим огромным временем распорядиться и легли,наверное,за одну минуту.Да- отбой был после 12 часов. 1976 - встретили веселее в полку,была культурная программа,есть и фото,как-нибудь выложу,но хочу позавидовать Юрию - ни строганины,ни сухой колбасы не было,а после отбоя пили водку и закусывали пряниками,пошло нормально,но колбаска была бы лучше. МИГ..

Ion Popa: В мае 1978 года на смену дембелям приехали из могилёвской ШМАС четверо молодых метеоспециалистов."Барабанщик" Ануфриенко,Виталик Катрущенко,Серёга "Буржуй" Мирошник и Шишлаков Сергей Фёдорович.Распределили их по сменам.В нашу попали Буржуй и Шишл.Плюс к нам перешёл из другой смены Загир Дасаев.Первые три недели,пока молодёжь осваивалась на новом месте,переучивалась,мы втроём,я,Дасаев и командир отделения мл.сержант Толик Алилуев пахали за пятерых.А потом случилось то,чего я очень не хотел.Дело в том,что во время работы в бункере смена делилась на две подсмены.И вот мне пришлось стать старшим в одной из этих подсмен.У меня появился подчинённый,Сергей Фёдорович Шишлаков.Должен сказать,что когда я его впервые увидел,он мне сразу не понравился.Подумалось,что какой-то чурбан неотёсанный.Маленький,чуть выше метра пятидесяти,голенища сапог до колен,речь какая-то невнятная,с южноукраинским акцентом.Но,как оказалось,первое впечатление было не верным,ошибочным.Мы с ним очень быстро спелись,причём,как в прямом,так и в переносном смысле.Но это было потом.А пока началась работа.И поначалу я,памятуя о том,что три недели пахал за него,сделал себе поблажку.Самую неудобную кольцевую карту за 3 часа ночи повесил на него,а себе оставил 6-ти часовую.Она была,как правило,поменьше.И вот через месяц Сергей Фёдорович заявил мне,что хорош,пора делать эти карты в очередь.Я обиделся и даже пару дней с ним не разговаривал,но потом понял,что он прав.Это был первый урок,полученный мной от подчинённого.И не последний...

Peter: Немного ОФФ, потому что в учебке было всё как у всех, ни шага влево, ни прыжка вправо, особо и вспомнить нечего, кроме того, что это был "райский уголок", несмотря на всю строевитость. Поэтому расскажу про нетипичную ситуацию уже в полку, в Средней Азии: Короче, суть в том, что какой-то хренотени на втулке несущего винта не было на складе, а очень надо было. И кэп моей Слесарно-Механической Группы послал меня с неблагодарной миссией в город, к постаменту Ми-24, который стоял недалеко от КПП, скручивать сей девайс. Щекотливое положение: с одной стороны приказ офицера, с другой-можно сказать-противоправное действие. Помню, проходящий народ останавливался, задавал вопросы, я как-то выкручивался, но дело свое делал. Надо сказать, что видок еще тогда у вертушки был раскуроченый, в-общем, я чувствовал скорее не угрызения совести, а некую деловитость.

Admin: ВОЙСКА Продолжение. Начало в теме Воспоминание о ШМАС ГЕРМАНИЯ Хотя мы и оказались на территории советской военной части, воздух там уже был не наш. В нем витало нечто специфическое. Потом я понял, что это запах сжигаемого брикетированного бурого угля (мне с ним впоследствии довелось очень подробно познакомиться, о чем ниже). Мы шатались по гарнизону в ожидании приезда «покупателей» из наших будущих частей. Рыскали мы на пару с известным Макакой. Зашли в гарнизонный магазин, увидели там море разнообразного топлива и невиданных сигарет. Закавыка была с немецкими марками. Их у нас не было и быть не могло. Но не у Макаки. Он по ходу продал за 25 марок свои часы какому-то сержанту, готовящемуся к дембелю. Мы словили какого-то подростка возле магазина, и он нам приволок бутылку армянского коньяка 5 звезд (для порядку на нем было написано Armenian Brandy). Мы его и загорнили за ближайшим углом под какие-то карамельки. Нам стало привольно и радостно. Невооруженным взглядом было видно, что жизнь весьма существенно налаживается и расцветает буйными волнительными красками. Патруль взял нас в момент, когда уже другой пацаненок за магазином передавал нам вторую бутылку. И какие-то галеты. Поволокли нас на нашу пересылку и сдали дежурному офицеру. Это был майор лет 40-45. Мы приготовились к путешествию на гауптвахту. Он глянул на нас весьма грозно и отослал сержанта. Потом он начал вчитываться в буковки на коньяке. Мы стояли навытяжку и старались дышать пореже, чтобы оттянуть момент казни. Он спросил, откуда явилась такая борзота. Мы доложили, что из красноярского ШМАСа. Он оживился. Спросил из какой мы роты. Мы сказали. Взгляд его мгновенно потеплел. Он приказал Макаке закрыть дверь на ключ. Пригласил садиться. Достал стаканчики (!). Налил. Мы как-то стали с Макакой переглядываться и поеживаться. Все было абсолютно алогично. Но скоро все встало на свои места. Он представился и сказал, что в свое время четы

Ion Popa: Итак,за полгода до дембеля стал я большим начальником.У меня появился подчинённый,рядовой Шишлаков Сергей Фёдорович.Серёга был с Херсонщины,из села Рубановка,Великолепетихского района,где он и работал в клубе,после окончания Херсонского культпросвет училища.Надо сказать,что человеком он был очень талантливым.Играл чуть-ли ни на всех инструментах,а как пел!До армии он подрабатывал в церкви певчим и когда он заводил своим,неожиданным для его мелкого роста басом какой-нибудь псалом,это было просто здорово.Я же в песенно-музыкальном жанре был полным профаном.Единственная моя тройка в свидетельстве об окончании 8-ми классов,именно по пению.Но Серёга быстро протестировал меня и сказал,что слух есть и,следовательно,я не безнадёжен.И уже вскоре я научился нескольким гитарным аккордам,мог исполнить на той же гитаре похоронный марш.Рассказал мне Серёга и о том,как в оркестре каждый инструмент ведёт свою партию,как петь на разные голоса.Всё это для меня было внове.Потом начались практические занятия.В 1977 году,если кто подзабыл,была принята новая,брежневская Конституция.У гимна Советского Союза вновь появились слова.И вот,то-ли в устав были внесены изменения,то-ли это была инициатива снизу,сейчас уже не вспомню,но после вечерней поверки бойцы должны были исполнять это самый гимн.Естественно,все тяготились этим и зрелище это было довольно унылое и грустное.Но вот однажды Шишлаков мне и говорит,чтобы на пении гимна я его поддержал своим голосом.Я не понял.Он объяснил,что в мою задачу входит орать как можно громче в том же темпе,в котором будет это делать он.На вопрос,а зачем это,ответом было,что увидишь...А посмотреть было на что...Мы с Шишлом,как прикомандированные,стояли на левом фланге роты.И весь прикол заключался в том,что Серёга пел чуть быстрее,чем надо было.Я стоял рядом и орал,что было сил в том же темпе.Те,что стояли рядом с нами,невольно пели в том же темпе,что и мы.И вот,вскоре,пока правый фланг добрался до середины второго куплета,мы уже вовсю распевали третий.Ничего не понимающий дежурный по части бегал вдоль строя и давал команду отставить и начинать сначала.Начинали...И опять то же самое.После третьей неудавшейся попытки,взбешённый дежурный по части распустил всех по коечкам баиньки,а я с уважением пожал Сергею Фёдоровичу руку.Важное политическое мероприятие было с блеском сорвано...

Ion Popa: А вот вспомнились мне армейские реалии эпохи тотального дефицита и использования служебного положения в личных целях.Так,на вскидку,три случая приведу.Делал заместитель командира корпуса генерал-майор Долгих для ребёночка своего свадебку.С размахом делал.И погнали в Тарту самолет за какой-то минеральной водичкой,чтобы всё было как у людей.Или вот был я свидетелем разговора на КП.Подошёл к начальнику смены майору Вахрамееву начальник отдела боевой подготовки генерал-майор Хондюков и спрашивает,а нет-ли сегодня самолета на Мачулище (это под Минском).На вопрос Вахромеева,а за каким чёртом это генералу туда понадобилось,Хондюков прямо ответил,что его сын собирается поступать в институт в Минске и надо бы его,сына,туда,в институт,пропихнуть.Как на грех ничего в Мачулищи не летело,но ничего,сказал майор Вахромеев,что-нибудь придумаем.И придумали.Ан-12 шедший на Сольцы совершил посадку в Мачулищах.Но не только генералы гоняли самолёты по своим личным делам.Как-то раз чью-то майорскую голову посетила гениальная мысль про то,что в то время,как мы тут,в Смоленске,доедаем последние заготовленные на зиму соления,в Энгельсе уже во всю лопают свежие помидоры.А это не есть правильно.Тут же был составлен список желающих,собраны деньги и через пару-тройку дней на смоленском аэродроме приземлился сгонявший в Энгельс Ан-12 с помидорами.В тот раз нам повезло.Нас взяли на разгрузку и пару ящиков,конечно же чисто случайно,оказались у нас в аппаратной.

МИГ: Вчера в новостях по первому каналу Белорусского телевидения узнал хорошую новость - на аэродроме ДОСААФ Боровая содается авиамузей. Сначала подумал,не скоро будет и т.п.,а потом пошел репортаж и я увидел:УТИ Миг-15,МиГ-17,19,21,27,25,Ли-2,вертолеты.Оказывается уже собирают технику из бывших авиагарнизонов и,вообще,находят и везут на Боровую все,что есть. Взялись активно,выступали летчики-ветераны,летчики-снайперы(в репортаже). Поэтому испытываю "предварительную"радость,надеюсь,что она перейдет в "предполетную",а там и сам полет осуществится. МИГ.

82-й: http://www.aviamonuments.ru/planes/Belorussiya/Minsk/7 Белоруссия, Минск, аэродром Боровая Снято: июль 2002 года Тип воздушного судна: Ми-1М Эксплуатант: ДОСААФ Фотограф: Юрий Каберник Тип воздушного судна: Ми-2 Эксплуатант: ДОСААФ Регистрационный номер: 17 красный; (с/н 547424111) Музей. Боровая, Минск. Здесь уже есть на что посмотреть: http://forums.airforce.ru/showthread.php?t=598 Удачи!

МИГ: Мой аэродром г.Пушкин.Яки на снимке - пригонялись на ремонт на рембазу,которая располагалась здесь же. Фото 80-х годов. МИГ.

Ion Popa: Как правильно написал МИГ:"В общем нормальный сон требовал умения." У нас в аппаратной метеослужбы одно спальное место было оборудовано на нижней полке стелажа,на котором стояли телеграфные аппараты Т-51.Когда они работали,то у тебя прямо над головой грохотало так,что мама не грусти,а сам стелаж ходил ходуном.И ничего,спали аки младенцы...Больше того,пока аппараты не начинали тарахтеть,сон не шёл,чего-то не хватало...

Ion Popa: А вот ещё про сон вспомнилось...Иногда,очень редко,в комендантской роте,к которой мы были прикомандированны,объявлялись тревоги.И тогда,те из нас,кто спал в это время в казарме,вынуждены были эту самую казарму покидать.Ну как же,"война",а кто-то,пусть даже и прикомандированный,дрыхнет.И мы отправлялись досыпать в наши передвижные метеостанции ПМС-70 и ПМС-80,так как в аппаратной "спальных" мест было только для бойцов одной смены.В ПМСках спать было не очень удобно,но мы стойко переносили лишения и трудности армейских будней.

Ion Popa: Совместная служба либо очень быстро сближает людей,либо,наоборот,разводит по разным углам.Я очень быстро спелся с Серёгой Шишлаковым.Мы взаимообогащались общаясь друг с другом.Я уже писал про его музыкальные уроки.От меня же он быстро поднабрался знаний в области футбола,фанатом которого я был с малых лет.Ярким примером,подтверждающим рост футбольного самосознания Шишла,может служить следующий эпизод.Заканчивалась наша недельная вахта в бункере.Приехала из Смоленска смена.Сергей Фёдорович в это время спал в "тёмной комнате".В разговоре со сменщиками я упомянул об успехах Шишлакова в области футбола.Они,знавшие его ещё со ШМАСа,не поверили,мол Серёга к спорту абсолютно равнодушен,типа футбол от хоккея не отличит.Я предложил им проверить Серёгины знания не отходя от кассы.Мы зашли в "тёмную комнату" и я,растормошив,Шишлакова задал ему вопрос,а сколько голов на сегодневший день у Ярцева.Серёга,сидя на коечке и не открывая глаз,слегка покачиваясь,чуть заплетающимся языком пробормотал:"Четырнадцать" и повалился досыпать.Ребята были просто потрясены.Ну,а Серёга продолжал проводить среди меня песенный ликбез.Следующим номером нашей программы стали строевые песни.Тут был такой нюанс.Если в Могилёве,в ШМАСе,прогулки с песней были,как говорится,обязательны,то в части,в Смоленске,поскольку мы были прикомандированы,это было для нас делом добровольным.Так что,если мы и выходили на прогулку,то уж,конечно,не пели.Но Шишлаков эту традицию поломал.И на прогулку мы стали ходить с удовольствием,а главное - запели.Весь секрет был в репертуаре.Всего я уже не припомню,но две наши строевые песни приведу полностью.Вот первая: Шёл по пустыне караван,караван Один верблюд и таракан,таракан Вам этой песни не понять,не понять Мы начинаем петь опять...и т.д. пока не надоест. А вот вторая,с текстом довольно рискованным по тем временам (1978 год)... Я в говне поймал жучка, Без наживки,без крючка А жучок тот жить хотел И нарочно песню пел: "Раз,два,три,четыре Ленинцы идут,ленинцы идут Флаг в руках несут." На самом деле риск был не особенно велик,потому что в это же время рядом ходили несколько полноценных взводов и каждый из них орал свою песню и наш скромный хор из пяти-шести человек слышно не было,хотя мы и старались вовсю.Но главное,это то,что пели-то мы с душой...

МИГ: Вспомним,давайте о встречах с патрулем. Аксиома - пристрастность патруля определялась цветом погон самого патруля и,конечно,цветом погон проверяемого бойца. Пример:лето,до окончания срока увольнительной минут 30 - этого всегда хватало домчаться до КПП.Выходим из "Белого зала" - так называлась популярная танцплощадка в Пушкине и утыкаемся в патруль.Видим - голубые погоны,но не наш патруль,а дивизиона связи(располагаемся в одном здании казармы).Нач.патруля - прапорщик, собрав увольнительные,вспоминает общих знакомых (слегка издевается,прекрасно зная расстояние до нашего общего КПП).Отпустил бы конечно,в притык,что бы бежали,но успели - свои все же.Мы нервничаем,бежать не охота,но игру принимаем (куда денешся).Но вот счастье,из дверей зала появляются краснопогонники(в/ч в нашем городе было много),пропор тут же нас отпускает и начинает заниматься "серьезным" делом - осмотром этих "несчастных",мы же несемся в расположение. Но хочу рассказать и об исключениях из правил. Нахожусь в увольнении,иду по Екатериненскому парку.Навстречу патруль - Курсанты высшего военно-морского инженерного училища,курс,по моему,четвертый.Нач. патруля - капитан первого ранга.Белые перчатки,рост не ниже моего - впечатляет.Далее все просто:взаимные приветствия,проверка документов и одна только фраза каперанга :"Что же это у Вас ремень,как у старого боцмана на корабле".Подтягиваю ремень(кто помнит негласное правило - "на шинели не затягивать туго",поэтому и был у меня свободен),получаю обратно документы и "Хорошо отдохнуть",белые перчатки к козырьку(несмотря на зимнюю форму птруль в фуражках) и я ухожу дальше - в увольнение.Аксиома не сработала,стало даже приятно.Может такое отношение моряков было к авиации,а может и ко всем.Заметьте - нач.патруля полковник(каперанг),а не прапорщик. Запомнилось навсегда. МИГ.

Ion Popa: Единственный раз имел дело с патрулём,когда ехал на дембель...Брянск,вокзал...Искал воинскую кассу и патруль просто не заметил.И вдруг откуда-то сбоку голос:"Товарищ солдат,вы почему честь не отдаёте?"Ну,объяснил майору почему...Он проверил мои документы и возвращая их сказал,что пока я не снял форму,я военнослужащий и ,следовательно,устав соблюдать обязан.А потом пожелал счастливого пути и отпустил с богом на все четыре стороны.А однажды,когда я служил в ШМАСе,в Могилёве,то попал в гарнизонный караул.А дежуривший в тот день капитан должен был идти на свидание с девушкой.И он придумал,как совместить службу и личную жизнь.Выдал нам с Гешей Гладуновым патрульные повязки,штык- ножи велел спрятать в сапог и пошли мы к месту рандеву в центре города.Там мы повязки сняли и пока капитан гулял с девушкой мы с Гешей сидели в кафе и лопали мороженное и пирожные на выданный влюблённым офицером рубль.

Peter: Да, повезло вам с хитрым лейтенантом! Я сам был в патруле всего раз или два, зато сколько удирал от них! Классика жанра: перемахиваешь через частный забор-а там собака... Ну а я повторюсь здесь со своей зарисовкой о времени службы в ПАРМе Каганского (под Бухарой) гарнизона уже после учёбы в ШМАС: О чём думалось, стоя в ДСП, когда в ТЭЧи и на нашей стоянке завершился рабочий день, уже стемнело, а ты сидишь под звездным небом и ждешь караула? Вдалеке мерцают огни городка-гарнизона. За барханами еле слышно краякает на зоне сирена а из карманного транзистора трещит знакомая песня. От нагретой за день земли тепло. Вокруг отдыхают в ожидании ввода в строй винтокрылые машины. На поле гудят винтами и хлопают лопастями припозднившиеся борты. Выучена еще страничка иностранного разговорника, уже не лезет. В желудке сосет, но в уже ставшей родным домом, тебя ждет пайка. Хотя знаешь наверняка, что после сдачи оружия только коснешся щекой подушки и отрубишься. А завтра наступит новый день сурка. Надо перетерпеть эти бытовые армейские трудности, чортов климат, осталось немного, вернусь домой, доучусь и пойду на завод создавать такие же красивые машины, нет еще даже лучше. Дома ждет мать, отец, любимая собака, вся жисть впереди. Когда ты вынужден целый день слоняться с автоматом по стоянке, то мечтается легко. Планов громадьё, в записной книжке уже расписано, как жить на зарплату инженера. Но неведомо тебе, что уходил ты служить из одной страны, а вернешся совсем в другую. Там, тогда среди песков Средней Азии я передумал о многом, но никогда не подумал бы, что спустя столько лет буду вспоминать эти годы, как одни из самых ярких и романтичных.

Ion Popa: Заканчивая "песенный сериал" расскажу про свою минуту славы на этом поприще.В комендантскую роту был назначен новый старшина - прапорщик Семёнов.Молодой парень,служивший до этого на границе.Естественно,с первого же дня к нему прилепилась кликуха - "Застава".Был он амбициозен,заносчив и неопытен.И вот,в один из первых дней своего старшинства,был он дежурным по части.То-ли от нечего делать,то-ли в силу вышеперечисленных качеств,он построил личный состав и отправил нас маршировать по территории.И,что бы мы не скучали,дал команду песню запевать.Но не учёл,что,поскольку каждый взвод выгуливался по одиночке,то ротной строевой песни небыло.А потому,в ответ на свою команду,вместо лихой песни услышал тишину.Он воспринял это молчание как проверку его,прапорщика Семёнова,на вшивость.И уже на нерве вторично подал команду,чтобы запевали.А в ответ - тишина и только грохот сапог.И вот тут он совершил ошибку.Он заискивающе попросил нас спеть любую песню,какую мы знаем.Ну,тут-то меня и пробило.Я подумал,что,ну ладно,сейчас я тебе спою...Семёнов выждал како-то время и в третий раз скомандовал:"Рота,запе-вай!"И я во всю глотку заорал:"Тореадор,смелее в бой,тореадор,тореадор.Помни,испанок жгучие глаза смотрят на тебя,смотрят на тебя тореадор... "Дальше слов я не знал,но этого и не понадобилось.Прапорщик Семёнов скомандовал стоять,развернул роту и задал вопрос:"Кто пел?"Я получил удары с трёх сторон и мне грозно шепнули,чтобы я молчал.Ну,раз народ просит,то молчу.Семёнов перешёл на визг:"Кто пел,я спрашивую!"Дело запахло керосином и я выкрикнул"Я!"Далее последовал такой диалог: - Кто "я",рядовой Сорвиголова? - Никак нет.Рядовой Попа. - Я что сказал петь? - Вы сказали петь любую песню,которую мы знаем.Я знаю эту. Крыть было нечем.Старшина развернул роту и,исправляя свою ошибку,дал команду запевать "Катюшу".Я же,понимая,что Семёнов этого дела так не оставит,распевая про яблони и груши,придумывал,как же мне выкрутиться из этой ситуации.И придумал.После прогулки я сразу же побежал в аппаратную,где наш сержант Толик Алилуев составлял списки на увольнение.Узнав,что он ещё не отнёс их в роту,я попросил внести меня туда.Толик слегка удивился,так как я идти в увольнение не собирался.Но,будучи в полном неведении о моих песенных подвигах,просьбу мою уважил и понёс списки в роту,на утверждение дежурному по части,то бишь прапорщику Семёнову.Я с интересом стал ожидать его возвращения.И сержант Алилуев не заставил себя долго ждать.Мат-перемат нашего командира отделения был слышен ещё с первого этажа.Зайдя в аппаратную,он примерно в том же,нецензурном,духе начал говорить про меня самые "тёплые" слова.Я долго слушал эту трель,а потом спросил:"Вычеркнул?"Толик высказался в том духе,что чего ещё я ожидал,что,конечно,вычеркнул.Я с глубоким удовлетворением воспринял это известие.Ну,что ж...Вот и наказал меня Семёнов,ой-ой-ой...Теперь надо было его добить.И я пошёл искать старшину.Нашёл я его на волейбольной площадке,среди зрителей.Спросил,как положено,у него разрешения обратиться и получив таковое,задал простой и естественный вопрос,за что он,прапорщик Семёнов,лишил меня законного увольнения в город.Семёнов,надувшись,как индюк,выдал,что причина - нарушение дисциплины строя.Я изобразил полнейшее недоумение.Как же так?Я,единственный боец в роте,кто выполнил ваше приказание про запевай, и вот,пожалуйста,нарушение дисциплины строя...Ну,нет...Я этого дела так не оставлю.Я оставляю за собой право обжаловать неправомерные действия товарища прапорщика у вышестоящего начальства.Семёнов пошёл красными пятнами,а я в аппаратную.А ведь он ещё не знал,что я всего лишь прикомандированный,и до меня ему будет не так легко дотянуться...

МИГ: Добавлю к сообщению Iona похожий случай с маршировкой и пением в строю. Как то летом,дежурным по части заступил молодой летчик,лейтенант.Комната дежурного располагалась сразу за дверями спального помещения казармы,напротив оружейной комнаты.Прошла вечерняя поверка,бойцы улеглись и готовились отходить ко сну.В это самое время,припозднившийся старшина,не помню какой эскадрильи,шел по центральному проходу к выходуи по пути сделал замечание своим за небольшой шум.А так как свет был уже выключен,кто то невежливо ответил(наверно, послал домой).Ну а дальше все представляют:пытался выяснить личность пославшего,пожаловался лейтенанту.Дежурный по части тоже пытался выяснить,но тоже услышал что то,что ему крайне не понравилось.В общем скомандовал подъем,построил полк,но все в пустую,все молчали,никто никого не выдавал.После этого последовала команда выходить и строится у казармы.Далее мы начали ходить строевым,лейтенант командовал.Нам это вскоре надоело,хотелось спать,но лейтенант упорствовал в своем дознании,и мы перешли в шаге на т.к. называемый "паровозик",когда одна нога стучит по плацу громче другой.И еще мы запели "Не плачь девчонка".Было уже начало 12-го,и в жилых домах,по другую сторону улицы начал загораться свет. Еще бы 120 пар ног идет "паровозом" и 120 глоток орет песню. На этом дознание лейтенанта закончилось,полк пошел спать. Но был во всем этом еще один "интересный" момент - дознание продолжилось на следующий день и результат был таков:несколько новоиспеченных младших сержантов(накануне им были присвоены звания),командиров отделений,в эскадрилье,в которой и началась эта буза,были разжалованы в рядовые.А они уже домой фото послали с новенькими лычками.И смех и грех. Вывод-ночью надо спать,а не прапорщика обижать. МИГ.

Ion Popa: И здесь я опять пошёл наперекор судьбе, и может быть заплатил ещё большую цену… И сейчас я, похоже, почти верю в предначертание судьбы, которая настойчиво направляла меня на флотскую стезю. Как тут не вспомнить Гёте: "Кто долго раздумывает, не всегда находит лучшее решение". Я пошёл наперекор судьбе и заплатил за "священный долг" высокую цену. «Выходит, надо было идти за судьбой, а не наперекор ей. » Мне армейская служба очень нравилась.Воинская специальность была очень интересной.Армейские порядки и дисциплина абсолютно не тяготили.И я до сих пор не могу сказать с точностью,почему я упорно отказывался от дальнейшей службы в армии в уже ином качестве.Когда я отслужил год начальник метеобюро подполковник Мазуров Геннадий Михайлович предлагал мне поехать учиться на военного метеоролога.И аргументы приводил самые что ни на есть убедительные.И что год терять нет смысла,и что специальность на гражданке спросом пользуется,и про пенсию военную,и про то,что учат метеорологов в академии,а это значит,что сразу два высших образования,военное и гражданское...Подумай,почти полгода до экзаменов,получишь направление и...Но я отказался.Потом,ближе к концу службы,предлагали поступить в школу прапорщиков.Причём таких предложений было аж два.Одно от моего метеоначальства,а другое,совершенно неожиданное...Штаб корпуса обеспечивался связью полком связи.И мы с ними,связистами,постоянно пересекались.И вот в этом полку был командир батальона подполковник Тюрин.Этакий зверюга,которого все боялись.Но у меня с ним сложились вполне нормальные отношения,после того,как я ему рассказал,в чём заключается наша работа.И вот этот Тюрин предложил мне поступить а школу прапорщиков-связистов,причём после школы обещал службу в Германии.И я опять отказался.Точно также я не захотел брать направление на подготовительное отделение Московского энергетического института.И вот спрашивается,ну почему??? А чёрт его знает...А ведь жизнь сложилась бы тогда совсем по другому сценарию.Не факт,что лучшему,но другому...

Ion Popa: А вот ещё случай из армейской жизни...Однажды в аппаратной метео раздался телефонный звонок.Звонили из комендантской роты,к которой мы были прикомандированны.Меня попросили явиться к замполиту роты.На естественный вопрос,за каким дьяволом я понадобился замполиту,ответа я не получил.Ну,чтож,пошёл я в роту.Прихожу,по свойски открываю дверь с вопросом:"Вызывали?" и тут замечаю,что кроме замполита в кабинете,причём за столом хозяина,сидит незнакомый капитан краснопогонник.Замполит поморщившись и покосившись на капитана велел мне выйти и зайти,как положено.Ну,чтож,требование законное.Вышел,постучал,услашав из-за двери "войдите" зашёл,приложился к пилотке,доложился,как положено.Удовлетворённо кивнув,замполит,указывая на капитана сказал,что вот,капитан такой-то,военный дознаватель и у него есть ко мне несколько вопросов.Сказать,что я был удивлён,значит ничего не сказать.Вопросы капитана были очень простоми.Что я делал и где был такого-то числа и кто это может подтвердить.Поскольку со дня даты,интересовавшей дознавателя,прошло менее недели,то я без труда вспомнил тот день.Весь день я был в бункере,чему есть море свидетелей.Капитан что-то чиркнул в своих бумагах и сказал,что я могу идти.Выйдя из кабинета замполита,я увидел ещё несколько человек,дожидающихся своей очереди.Они набросились на меня с вопросами,что да как.И тут,кто-то из нас обратил внимание,что все вызванные - Иваны.Опп...а.И хотя я ничего плохого за собой не знал,но стало как-то неуютно.Всё разъяснилось на следующий день.Построили весь личный состав.После чего появился уже знакомый мне дознаватель в сопровождении какой-то девушки,которая стала ходить перед строем,всматриваясь в лица бойцов.Ну,понятно...Изнасилование...И стало опять очень грустно.Хотя и знаешь,что ты тут не причём,а вот ткнёт в тебя пальцем и доказывай,что ты не верблюд.Но вскоре девушка указала на одного из воинов,Ивана из взвода специалистов,обслуживавших КП.И увезли бедолагу,и больше мы его не видели.Потом,спустя какое-то время,перед строем роты было объявлено,что он получил какой-то срок.Очень неприятная история.

Ion Popa: В моё время,1976 -1978 годы,в армии были распространены клички и прозвища.Интересно проследить,как и отчего они возникали.Конечно же,самый классический случай,это происхождение кликухи от фамилии.Наши бойцы с метео Серёга Шишлаков был и Шашлыком и Шишлом,а Шаповал - Шапиком,шифровальщик Усаченко - Ус,сержант из роты охраны Кузнецов - Кузя...Колю Громило,шифровальщика с КП,все называли Громыхало,по фамилии персонажа из к/ф "На войне,как на войне".Некоторым повезло иметь такие фамилии,которые сами по себе звучали,как кликухи,например Куку,Мацей,Пашуба...Соответственно,к ним и обращались только по фамилии.Иногда поводом для клички становилась национальность.Так,раздатчик пищи в столовой был известен всем,как Ара,а боец из Особого отдела КГБ,как ХОхол,причём с ударением именно на первом слоге.Ещё одной из причин получения прозвища была характерная внешность.Так мой дружбан по ШМАСу Вовка Чивиль был слегка похож на бульдога,соответственно Бульдог,а один из бойцов роты охраны в Смоленске был просто невероятно худ,сответственно - Амбал.А вот Коля Грецкий был намного старше нас всех.Ему в то время было 25 лет.Поэтому и был он Дедом.Шмасовец Лошкарёв в разговоре любил употреблять словосочетание "клещ бульварный".Им он и стал.А у Олега Меркурьева,шифровальщика,любимую собаку,которая дожидалась его дома,звали Цезарь.А он,что,хуже собаки? Также поводом для кличек могла стать черта характера.Так,прижимистый Серёга Мирошник был Буржуем,а Ануфриенко привёз из ШМАСа кличку Барабанщик.Наверное постукивал иногда.У нас,впрочем,он этим не грешил.По крайней мере в те полгода,что я с ним служил.А вот Серёга Сазонов,мало того,что был фанфароном,так ещё и мнил себя бог знает кем,причём без всяких на то оснований.Кроме того,в штабе корпуса был полковник,его однофамилец.Вот и стал Сазонов Полковником,чем очень гордился.У прапорщиков в комендантской роте тоже были клички.Так,старшина роты прапорщик Онуфриенко был самым что ни наесть классическим прапором.Поэтому и кличка у него была классическая - Люминий.Командиром же взвода там же был прапорщик,который был похож на кого угодно,только не на военнослужащего,тем более на ПРАПОРЩИКА.Ну и звали его не иначе,как Фанера,на контрасте с Люминием.А заменил Люминия прапорщик Семёнов,служивший до этого на границе.И с первого же дня стал он Заставой.Офицеры в ШМАСе тоже имели клички.И если командиры взводов в первой роте получили свои по необходимости,чтобы не путаться (оба капитаны и оба Тихоновы.Один Копчёный,по цвету лица,другой Маленький,потому что маленький),то капитан Жихарь из второй роты звался Папа Код из-за своего пристрастия пытать курсантов на предмет знания синоптического кода КН-01.Ну и напоследок про майора Мурашко Евгения Адамовича,заместителя командира комендантской роты в Смоленске.Любили его бойцы из комендатуры,и поэтому собачку,что жила при караулке в бункере звали Мурашкой.

Ion Popa: Дело было в выходной день.Полётов не было,начальство отдыхало,поэтому дежурство обещало быть спокойным.Дежурный синоптик,в прошлом майор,а ныне вольнонаёмный Коновалов разрешил мне наносить метеоданные по нашим аэродромам на доску погоды,что висела на КП,не каждый час,как положено,а раз в два часа.Поначалу я так и делал,но потом расслабился,зачитался интересной книжечкой и не менял данные четыре часа подряд.Но перед пересменкой спохватился и пошёл на командный пункт со свежей погодой.Стою и под заинтересованным взглядом начальника смены подполковника Булатова наношу стеклографом данные о ветре,облачности,влажности,температуре.И вот в Энгельсе стираю с доски температуру 18 градусов и пишу 12.Булатов,который не знал,что последний раз я менял данные четыре часа назад,с удивлением спрашивает Коновалова,как это может быть,что за час температура упала на 6 градусов.Я замер,а Коновалов,даже не отрываясь от обрабатываемой им кольцевой карты погоды,спокойно ответил,что да,бывает,если приземный инверсионный слой опускается под воздействием адиабатического сжатия,то температурный скачок может быть в пределах даже 10-15 градусов в течении часа.П/п Булатов понимающе закивал,а Коновалов вышел вместе со мной и в камерной обстановке,тет-а тет,вставил мне литровую клизму,пистон,а также получил я и всего остального,что полагается в таких случаях,в крупных и мелких купюрах.

Виктор Х: Перечитав всё высказанное о дальнейшей службе в полках, решил присоедениться. Одна армия, одна система обучения и воспитания, а в конечном результате у всех сложилось всё по-разному. Всё зависело от задач выполняемых частью, от места дислокации, от сложившихся традиций и даже от самого контингента личного состава подобравшегося на данный период. Учитывая то, что мы все выпускались рядовым и сержантским составом срочной службы, глубоко копать не буду и расскажу для начала о ней самой, незабываемой ВЕЛИКОЙ СРОЧНОЙ. Остался в памяти каждого из нас этот отрезок времени со всеми своими трудностями, радостями, горестями, успехами и промахами. Независимо даже от того, кто как служил. Мы, ШМАСевцы, и на нас возлагались огромные обязанности от которых зависела не только работа вверенной техники, но и в большенстве случаев жизнь людей. Основная сила и масса трудяг большого армейского , авиационного муравейника. Нас выпускали не работягами, а именно специалистами. Звучит убедительно. Мы отправляли в небо в самолётах людей и они нам доверяли, а это самое главное. Пора переходить к главному.По оценке своих знаний (не мною конечно) я имел право выбора места службы. Это право нас и подвело. Приходит кадровик и зачитывает места от куда поступили заявки, мы выбираем тыча пальцем в карту подходит место, даём добро, не подходит, ещё сидим, Не знаю как вам друзья, нам ох как не хотелось разезжаться и, особенно, расставаться. Но это сантименты. И вот снова перечень заявок: туда, туда и Сенная!!! как ум отобрали у нас. Поверили на слово Малёву Валере. Он первый крикнул,-" Едем". Это,мол Крым, море рядом, с-ты вылетают из под скал в сторону моря, мы с пацанами бегали смотреть, когда я гостил у бабушки. Написали рапорта и вперёд. В Чите получили предписание, проездные, суточные. Всё в большом белом конверте. Уже в пути следования взяли сомнения. Почему только до Куйбышева ( ныне Самара )? Почему только шесть дней? Ведь ещё от Самары до Крыма пилить не менее трёх суток. Одни вопросы. Сошлись на том, что там к нам ещё присоеденят кго- нибудь и поедем дальше. Как ехали пропускаю. В Самаре дают уже конкретно кто в какую В/Ч, но опять-же - Сенная. Сомнения рассеялись. Значит курс верный. Денег конечно нет, да их уже и недолжно быть. Семь суток минуло. Поплакали, дали нам под будущую получку. Едем, и вот проводник оъявляет: "Ребята готовтесь, подъезжаем, стоянка 2 минуты", а мы от Самары едем часов 12 только. У нас челюсти, ниже некуда. А Крым где? А море лазурное где? Степь равнинная от горизонта до горизонта на все 360, а скал то нет. Прильнули к окнам. Тут ещё один удар ниже пояса (вернее будет, ниже пупкка сантиметров на 15), а челюсть ниже уже не опускается. Перед нами открывается панорама,перпендикулярно дороге к самому горизонту уходит лесополоса, а к ней хвостами и крылом к крылу стоят десятка два АН-2. Настроение... Плакать хотелось. За что мучились и из кожи лезли учились? Отличники. Н-Станция. Выходим. Нас встречает патруль прямо у подножки вагона. Для полной радости нам только патруля и не хватало. Ну приплыли. Нач. патруля вежливо так говорит:-"Пройдём чайную, приведите себя в порядок, а то там может начальство попасться, чтобы не было неприятностей". Движение начли строем, как учили, а нам, - да бросте, вы же не в учебке" . Прошли чайную. Смотрим, под ярким августовским небом серебрятся МиГи и ИЛы. На КПП нас тоже ждали солдаты, сержанты. Неожиданно и не забываемо. Был воскресный день. Пришли в казарму. Чистота. Одноярусные кровати. Светло и просторно. Понедельник начался так, как будто мы и служили в этом полку. Распределили по АЭ старшинанам приказали выдать нам техничку и на аэродром, а там всё по плану. Попал во вторую АЭ 375-го Отдельного Разведовательного Полка. Командовал полком полковник Пырков Николай Иванович, Заслуженный лётчик СССР. Претеснений не было. В полку было заведено - подготовишь себе замену, можешь думать о дембеле. Так что нас берегли и обучали уже в рамках данных условий, требований и традиций. Меня с-т Фокин стал готовить себе на замену на должность к-ра отделения в группу обслуживания АВ. Далее как в авиации. Работа на технике. Обслуживание полётов. За день опускали и поднимали до 40-50-ти лафетов, чтобы перезарядить аэрофотооборудование. В свободное время,пожалуйста тебе и спорт, и художественная самодеятельность, просто занятия по душе и направлению. Было тогда в ходу выпиливать из оргстекла самолеты и ещё ракетостроение (соответственно с запусками) благо материала для ракет и топлива к ним было навалом. Прослужил я в этом полку до 1961г.. Да, вы все наверное помните событие 1-го мая 1960г., когда с-т США У-2 нарушил наше воздушное пространство и долетел до Урала. Полк стоял в праздничном строю. Читка праздничного приказа и поздравительных телеграмм. Командира вызывают к прямой связи с командующим округа. Нам объявили тревогу."Пушки под одну перезарядку. Звено к-на Бахмина взлетать без разруливания прямо со стоянки. Дальнейшие указания получите в воздухе ".Немая сцена. Потом дошло. Рванули на аэродром. Переодеваться не дали. Как были в строю, так и работали. Представте подготовка машин к вылету в парадной форме при всех орденах и медалях, а их у наших офицеров было предостаточно, т.к. половина из них фронтовики.Взлетели нормально. Ведущий доложил о сборе и ,что полёт нормальный. Никто ничего не знает и, что делать дальше. Через 1 час звено вернулось прошли метрах в двадцати над аэродромом, боевой разворот, роспуск и посадка. Распросы ничего толком не дали,ну а об остальном весь мир знал, что произошло и как было. Потом наш полк расформировали. Разделили на две отдельные АЭ со своими номерами, т.е. две отдельных В/Ч. Далее я подал рапорт на сверхсрочную службу в 72-ю ОАЭТР. Это уже всё другое и писать нужно по другому. Затем учебно-тренировочный полк офицеров-лётчиков запаса на этом же аэродроме. И закончил службу в 801 УАП Ейского училища лётчиков, техником ИАС в 1987, г. Батайск, Ростовская-на -Дону обл..О годах связанных с армией нисколько не жалею. Считаю жизнь прошла не зря. Хотелось быть офицером, но не судьба. Родился не в то время. Семья моя все военные, все пенсионеры. P.S. Упустил из виду. Вопрос о классной квалификации. Не знаю как в ваше время, нам, чтобы получить класс нужно было попотеть и сдать зачёты инженерам служб из округа. Принимали по всем правилам,как на экзаменах. Праздничная обстановка. Билеты. Никаких шпаргалок. Можно пользоваться схемами, чертижами и макетами. Получить класс мог не каждый, даже 3-й. Для второго класса, нужно было иметь смежную специальность по любой службе на своё усмотрение и знать лучше своей. Первый класс - 2-3 специальности, мастер - весь с-т. При этом во внимание входило: дисциплина (никаких взысканий), политподготовка не ниже хорошо, активность в жизни части и подразделения и т. д., а непросто взяли и присвоили класс за выслугу лет. Ваш покорный слуга имел класс - "Мастер"



полная версия страницы