Форум » История специальности младшего авиаспециалиста » Герои ВОВ - выпускники ШМАС, ВАШМ, ВАШ ВСР » Ответить

Герои ВОВ - выпускники ШМАС, ВАШМ, ВАШ ВСР

Admin: «От героев былых времен не осталось порой имен», – поется в песне из замечательного кинофильма "Офицеры". Но мало кто задумывается, что этих имен «не осталось» не потому, что их не было вовсе, а потому, что мы без всякого сожаления их теряем... Песня из кинофильма "Офицеры" Музыка: Рафаил Хозак Слова: Евгений Агранович Скачать или прослушать: http://download.sovmusic.ru/m32/officers.mp3 32 kbps 675 Kb В этой теме давайте попробуем отыскать имена авиамехаников, мотористов, воздушных стрелков-радистов и других младших авиаспециалистов, удостоенных правительственных наград в Великую Отечественную войну. Мемориал в честь летчиков и авиамехаников http://www.dostoinstvo.zolt.ru/?module=articles&c=articles&b=1&a=10 Внимание! Информация по летчикам - выпускникам ШМАС, героям ВОВ и летчикам-испытателям перемещена в отдельную тему Летчики - выпускники ШМАС и ВАШМ

Ответов - 70, стр: 1 2 3 All

Прапор: ТУНИЕВ Николай Михайлович Родился 23 августа 1925 года в Баку, в семье нефтянника. Окончил 8 классов и в 1942 году добровольцем ушел в армию. Окончил серпуховское военное авиационно-техническое училище. На фронте с 1943 по май 1945 года в качестве старшего авиамеханика эскадрильи "Нормандия", затем авиаполка "Нормандия-Неман", входившей в состав 303-й истребительной авиадивизии 1-й воздушной армии. Вместе с полком прошел путь от Подмосковья до Прибалтики и Восточной Прусии, участвовал в освобождении Орла, Брянска, Смоленска, Белоруссии, Литвы, во взятии городов Гумбинен, Истенбург, Пиллау. Уволился из армии в 1950 году. Многие годы работал в Институте горного дела, был начальником конструкторского бюро. Награжден орденами Отечественной войны, Красной Звезды, орденом Почетного Легиона (Франция), многими медалями СССР и иностранных государств. Живет в Москве. http://wwii-soldat.narod.ru/GALER/ARTICLES/t.htm

Admin: БЕРДЮГИН Юрий Павлович (р.23.06.1925) Геолог. Специалист в области геологического картографирования и изучения геологического строения Южного Урала. Бывший главный геолог Челябинской геологосъемочной экспедиции Уральского геологического управления. Участник Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Юрий Павлович Бердюгин родился в г.Ирбит Свердловской области в семье школьных учителей. Отец - Павел Николаевич Бердюгин (1900-1943), мать Павла Владимировна (1901-1981). Первые пять лет провел в дер.Шушары - левобережной части с.Байкалово и дер.Юдино, где родители учительствовали в начальных сельских школах. В 1930 г. родители из-за болезни отца перебрались в г.Ирбит, поближе к медицинским учреждениям, где Ю.П.Бердюгин в 1931 г. поступил учиться в нулевой класс ("нулевку") Ирбитской экспериментальной школы № 1 им.А.М.Горького, а затем в 1932 г. - в первый класс Ирбитской неполной средней школы № 2, в которой в 1940 г. окончил семь классов. В этом же году, после выхода отца на инвалидность, вслед за старшим братом поступил учиться в Пермский нефтяной техникум на геологическое отделение, где в 1943 г. фактически завершил теоретический курс обучения, но защитить диплом не успел, т.к. в январе 1943 г. был призван в Красную армию. В феврале 1943 г. направлен в г.Троицк Челябинской области на учебу в Ленинградское высшее авиационно-техническое училище, которое вскоре было преобразовано в Троицкую военную авиационную школу авиамехаников по вооружению с сокращением срока обучения с трех до полутора лет. В период учебы в школе с декабря 1943 г. по февраль 1944 г. стажировался в 893-м штурмовом авиационном полку 1-го Прибалтийского фронта, где совершил несколько боевых вылетов на самолете Ил-2 воздушным стрелком. В июле 1944 г. по окончании с отличием Троицкой школы был направлен на 2-й Украинский фронт в г.Кировоград, где был зачислен в штат 178-го гвардейского истребительного полка 14-й гвардейской Кировоградско-Будапештской авиационной дивизии авиационным механиком по вооружению 1-й авиаэскадрильи. Дивизия под командованием полковника А.П.Юдакова принимала участие в битве за р.Днепр (25.08-23.12.1943), при освобождении Правобережной Украины (разгром немецко-фашистских войск 24.12.1943-17.04.1944), в Ясско-Кишеневской стратегической наступательной операции (20-29.08.1944), Дебреценской наступательной операции (06-28.10.1944), Будапештской стратегической наступательной операции (29.10.1944-13.02.1945), Венской стратегической наступательной операции (16.03-15.04.1945) и Пражской стратегической наступательной операции (06-11.05.1945). В составе полка Ю.П.Бердюгин принимал участие в боях за освобождение от немецко-фашистских захватчиков Украины, Молдавии, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Австрии и Чехословакии. За боевые заслуги награжден орденом Отечественной войны 2-й степени (1985) и медалями "За боевые заслуги", "За взятие Будапешта", "За взятие Вены", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.", а также семью юбилейными медалями и знаками, в т.ч. медалью Жукова (2005). По окончании войны полк был перебазирован на южный фланг обороны СССР, сначала в Болгарию (пос. "Граф Игнатьево" близ г.Пловдива), а в конце 1947 г. - в Туркмению, в г.Красноводск. Находясь в армии, Ю.П.Бердюгин в мае 1950 г. окончил 10 классов вечерней школы рабочей молодежи г.Красноводска. Демобилизовавшись в сентябре 1950 г., сдал экстерном вступительные экзамены и поступил на учебу в Уральский государственный университет им.А.М.Горького на геологический факультет, который с отличием окончил в декабре 1955 г. Учился вместе с Г.Б.Зайцевым, Ю.В.Нечаевым, Е.А.Печенкиным, Н.В.Федоровым, В.Г.Фоминых, Г.И.Чайко, Ю.М.Чудовым и др. По окончании университета был направлен в Уральское геологическое управление; проработал в Уральской комплексной съемочной и Челябинской геологосъемочной экспедициях более 32-х лет. Еще будучи студентом, в 1953-1955 гг. начал специализироваться в среднемасштабном геологическом картографировании Полярного Урала. В январе 1956 г. был назначен геологом Магнитогорской геолого-съемочной партии и принял участие в составлении детальной геологической карты г.Магнитогорска и оценке перспектив глубоких горизонтов магнетитового месторождения (рудного поля) горы Магнитной. В 1957 г. назначен начальником Султановской поисково-съемочной партии, выполнявшей в 1957-1958 гг. геологическое картографирование района Султановского медноколчеданного месторождения (от пос.Кунашак, через пос.Муслюмово на реке Теча, до р.Миасс, пос.Федоровского-Б.Баландино) для оценки перспектив района на выявление новых медных залежей, приведших к обнаружению Южно-Тишкинского проявления меди. В 1958 г., в связи с организацией Челябинской геологосъемочной экспедиции, назначен главным геологом, став по-существу одним из ее основателей. В этой должности проработал до 1977 г. За этот период почти вся Челябинская область была закартирована современными детальными геологическими съемками с применением геофизических и геохимических исследований и больших объемов горно-буровых и опробовательских работ. В ходе съемок, кроме изучения геологического строения Южного Урала, был выявлен ряд проявлений рудных и нерудных полезных ископаемых и перспективных для поисков участков, в пределах которых впоследствии были открыты месторождения: группа Верхнеуральских медных, Сахаринское никелевое, Светлинское золотое и др.месторождения. Одновременно результаты детальных геологических съемок использовались при составлении сводных геологических карт Урала регионального масштаба, изданных в 1969-82 гг. под общей редакцией И.Д.Соболева. Результаты картосоставительских, поисковых и тематических работ Экспедиции отражены в более чем 100 рукописных отчетах, соавтором которых по праву считается главный геолог экспедиции - Бердюгин Юрий Павлович. По своим интересам Юрий Павлович Бердюгин не был кабинетным работником. Он ежегодно почти весь летний период проводил на полевых работах партий и отрядов экспедиции, постоянно участвуя в изучении геологического строения картируемых территорий, помогая молодым геологам осваивать свою профессию. Он является признанным авторитетом и знатоком геологии - стратиграфии, магматизма, вулканизма, тектоники и металлогении Южного Урала. В 1978 г. Ю.П.Бердюгин оставил административную работу и переключился на тематические исследования. В 1980 г. под его руководством осуществлено структурно-формационное районирование эвгеосинклинального прогиба Южного Урала (в пределах Челябинской области) в масштабе 1:500000; составлены схемы структурно-формационного районирования, формационного деления, интерпретации физических полей, составлены четыре расчетных геолого-геофизических разреза. В 1981-1986 гг. подготовил к изданию Геологическую карту Южного Урала масштаба 1:200000 (19-й лист). В 1987 г. вышел на пенсию. Ю.П.Бердюгин состоял членом редколлегий уральских региональных геологических карт, занимаясь составлением и редактированием их южноуральской части, а также членом научно-технических советов Уралгеолуправления, Челябинского треста и Челябинской геологоразведочной экспедиции. В 1960-1980 гг. одновременно являлся членом Уральского межведомственного стратиграфического комитета и председателем его Кембрийской комиссии. За долгую производственную деятельность Ю.П.Бердюгин неоднократно поощрялся Министерством геологии СССР. В 1960 г. награжден почетным знаком "Отличник соцсоревнования Министерства геологии и охраны недр", в 1970 г. - медалью "За доблестный труд. В ознаменование 100-летия В.И.Ленина", в 1983 г. - знаком "Ударник 11-й пятилетки", в 1984-м - медалью "Ветеран труда", в 2000 г. - знаком "300 лет горно-геологической службы России". http://geologi-urala.narod.ru/Geologi_4/geologi_4-2-1.htm

Admin: Хроника полета бортового стрелка Воспоминания о войне Кто из нас не любит смотреть на плывущие облака? Таких людей, наверное, нет. Все любят. Мы встречаем и провожаем их взглядом. Удивляемся их красоте. Но я никогда не думал, что летящие или медленно и торжественно плывущие белые громады облаков не любят летчики–истребители. Не знал, что для дальних бомбардировщиков облака — друзья и товарищи. Ведь в них можно спрятаться от «мессершмиттов» и «фокке–вульфов» и зенитных орудий. Моя встреча с Александром Иосифовичем Ульяновичем произошла в музее истории Великой Отечественной войны. Его тут все знают, приветливо здороваются. Это и неудивительно, ведь он, уже выйдя на пенсию, больше десяти лет работал его директором. Мы сидели в библиотеке в маленьком читальном зале за обычным письменным столом. Как и многие ветераны войны, мой собеседник часто встречается со школьниками, выступает на телевидении. Мне хотелось услышать что–нибудь необычное, героическое, яркое, но мой собеседник рассказывал о тех четырех годах буднично, без пафоса. Иногда замолкал, задумывался, словно собираясь с силами... Из досье «СБ» Александр Иосифович Ульянович. Родился 3 октября 1921 года в Копыле. Воевал с июля 1941 года. Войну закончил в Берлине в звании гвардии старшины. После демобилизации находился на комсомольской и партийной работе. Был секретарем Гродненского обкома КПБ. Первым заместителем министра культуры, директором музея истории Великой Отечественной войны в Минске. Награжден орденами и медалями. Война. День первый Очень хорошо помню первый день войны. Я только что окончил школу младших авиационных специалистов, ШМАС ее именовали кратко, — в Омске. Получил специальность стрелок–радист дальнего бомбардировщика. Воскресенье. Все были отправлены в увольнение. Идем по парку культуры, а в городе праздник «Сабантуй». Весело. Шумно. Идем, довольные и счастливые, по аллее, вдруг музыка резко обрывается. Повисает тишина и звучит объявление: «Всем военнослужащим срочно явиться в свои гарнизоны!» И так несколько раз повторяют. Ребята шутят: «Да ладно, пошли дальше, мы не слышали это объявление!» Идем. Смотрим, а кругом бегут военные. Спрашиваем одного, потом второго, а нам отвечают, что война началась. Тут уже и мы побежали к своему трамваю, чтобы быстрее в казарму. Война! Едем и рассуждаем о том, как нам не повезло. Ведь мы в Омске, а война там, далеко — в Белоруссии, на Украине... Пока доедем, то и закончится. Не успеем даже повоевать. Героями стать не успеем. Кто тогда думал, что она так долго будет тянуться... Приехали в часть, построили нас и официально объявили, что утром началась война. ПЕРВЫЕ БОИ Несколько дней места себе не находили, так нервно ждали распределения. Меня и еще нескольких однокурсников послали в высшую школу штурманов, которая находилась в Иваново, под Москвой. Ехали поездом. Душевный подъем невероятный. Думали, что вот сейчас приедем и покажем этим гадам, как воевать надо. Ведь мы же специалисты, только что школу окончили. Приехали. Несколько дней осваивали новые современные бомбардировщики. Хорошие машины! С большой дальностью полета и хорошей грузоподъемностью (до тонны бомб брали). Но эти самолеты, которые мы осваивали, — учебные, а не боевые. Запасной аэродром школы располагался в Крыму, там и броню оставили, чтобы самолеты облегчить. Где–то в июле получаем приказ включиться в боевые действия. Первое задание помню. Повесили бомбы и полетели навстречу немцам. Мы сами, без разведки, должны были отыскать цели — скопление техники, живой силы, переправы, мосты железнодорожные — и провести бомбометание. Никакого сопротивления немцы не оказывали. Они ведь еще в самые первые дни разбомбили почти все наши аэродромы с самолетами и не ожидали, что в небе появятся эскадрильи тяжелых бомбардировщиков. Летали под Оршу, бомбили дороги, лесные массивы, там накапливались войска. Под Ленинград летали. Первые дни было хорошо и спокойно, а потом немцы подтянули авиацию и зенитные установки. И тут мы начали нести потери... Насколько это все жутко и страшно, вы себе не представляете. Самолеты наши без брони, а мы — молоденькие стрелки–радисты... Казалось бы, легкая добыча. Спасало то, что летали очень опытные штурманы и летчики–инструкторы. В основном сбивали нас истребители. Один самолет не вернулся, третий сбили, четвертый... Жутко. СТРЕЛОК–РАДИСТ Я пролетал четыре месяца, с июля и до конца октября. Что такое стрелок–радист тяжелого бомбардировщика? Мне надо было держать связь с землей и с ведомыми самолетами, так как я летал с командиром эскадрильи Кудрявцевым. Вторая обязанность: при перелете линии фронта я уже не сижу в кабине, а стою в турели. Это такой пластмассовый колпак. В кино иногда показывают. Там скорострельный пулемет, который поворачивается во все стороны. Заряжался он бронебойными патронами, а каждый четвертый — трассирующий. Так вот, я должен был не подпускать вражеские истребители к нашему самолету. А еще зенитки бьют. Зенитный снаряд, если не попадает, то взрывается рядом. Возвращаешься из полета и обнаруживаешь пробоины: на фюзеляже, на крыльях, на хвосте... Самое страшное в небе для бомбардировщика — истребители. Летишь, и вдруг появляется точка. Маленькая, черная. И приближается очень быстро. Это истребитель заходит атаковать наш самолет... Пулеметная пуля пробивает оргстекло турели легко. Стрелок–радист — живая мишень. Там, в турели, не ощущаешь, что на тебе даже комбинезон надет... До такой степени ты беззащитный, что прямо как голый... Я рацию даже сейчас, прикиньте, сколько лет с войны прошло, могу включить и выключить, могу батареи заменить, настроить. Вот только азбуку Морзе подзабыл. А раньше только ключом работал: точка, тире, точка... На слух работал. Думаю, что и с пулеметом справился бы, ствол даже смог бы заменить. Хороший пулемет, а от того, как я с ним управляюсь, не только моя жизнь зависела... Может, везение, может, еще что, но из девяти самолетов остался только тот, на котором я летал с командиром эскадрильи. Материальной части не было и самолетов новых не было, вот меня и направили в наземные части. Так я и оказался в батальоне связи. С ним и дошел до самого Берлина. Только не думал, что так долго идти придется. ОКОП Зима 42 — 43–го года. На Дону. Перед наступлением на Кантемировку. Очень холодно днем, а ночью, так лучше и не вспоминать... Мы на этом берегу, а на том — итальянцы с немцами. Был я тогда начальником маленькой батальонной радиостанции, ее радиус действия — всего 20 километров. Специально для наблюдения вырыли на передовой окопчик. В этот окопчик посылали на целую неделю радиста с солдатом. Утром, на рассвете, когда еще темно, приползал к нам офицер со стереотрубой. Он смотрел на тот берег, где расположились немцы с итальянцами, и корректировал огонь наших минометов. Я передавал в штаб. Темнело, офицер уползал, а мы оставались мерзнуть. Вылезти из окопа можно только ночью, а днем, если высунешься, то снайпер сразу расстреляет. Несколько недель в окопчике перед Доном просидели. Кухня ехала, еще темновато было. Так немцы ее засекли и накрыли минометным огнем. Ночью мой солдат — Захар Эйх — из окопчика выбрался, до кухни разбитой дополз и притащил кусок конины. Отрезал от убитой лошади. Соорудили мы в окопчике печку, снег растопили и ту конину ночью варить взялись. Без соли даже сварили. Она, как резиновая, но все равно хоть что–то, хоть какая–то горячая еда. А когда Дон форсировали, когда пошли в наступление, тут уже трофеи начались. А для солдата какие самые важные трофеи — продукты. Тогда и хлеба немецкого, целлофановой пленкой обтянутого, попробовал, и консервы овощные, и кофе с конфетами. Наступление — это всегда трофеи. А тыловые службы в наступлении за войсками никогда не успевают. СЛУЧАЙ На Украине в такую историю попали. Наступление. Остановились ночевать. Связь со штабом наладили. Пехота дальше пройти не может. Немцы сопротивляются. Только расположились на отдых — и тут приказ. Немцы прорвали оборону. Захватили Сахновщину, а это по карте — соседняя деревня. Нам приказывают быстрее двигаться на Харьков. Радиостанцию на двух волах возили, тяжелая очень, да еще и с двигателем. Погрузили все на сани и двинулись. Волы замученные, сани тянуть не хотят. Мы кричим, торопим. Пехота нас обгоняет. Всю ночь идем. Вдруг сзади немецкий танк. Стреляет в наши сани. Быков поубивал, рацию — вдребезги. Мы — в кювет. А на поле — стог большой. Следующий выстрел — в тот стог, а в нем красноармейцы ночевали. Огонь, дым. Как мы тогда в живых остались, до сегодняшнего дня понять не могу! Орден Красной Звезды Самый последний день войны в боевом отношении не такой и важный, как предыдущие... А предпоследние дни был ад кромешный — штурм Зеловских высот. Мы форсировали Одер и заняли плацдарм: 8 километров в глубину и 12 в ширину. Должны были наступать на город Зелов, а там 70 километров — и Берлин. Там над долиной высоты. Немцы, чтобы задержать наступление на Берлин, сделали из этих высот настоящую цитадель. Сосредоточили лучшие силы. Даже сняли дивизии с обороны города. Попробовали взять с ходу, но не смогли. Цель стояла как можно быстрее взять Берлин. Жуков спешил опередить союзников. Приказал всем командирам быть на передовой и оттуда руководить наступлением. 16 и 18 апреля было затишье. Лежали и ждали пополнения, перегруппировку сил проводили, а потом опять начался штурм. Столько много на этом плацдарме было людей и техники, что если попадал снаряд или мина, то обязательно убивал человека. Потеряли там 33 тысячи советских солдат, 5 тысяч польских. Немцев погибло 12 тысяч. И это только за два дня. За штурм Зеловских высот меня наградили орденом Красной Звезды. ПОБЕДА Когда объявили, что закончилась война, то некоторое время было тихо. Может, даже несколько минут царила тишина. А потом все вдруг взорвалось. Началась стрельба. Из всего чего только можно палили вверх. Такая радость, такое ликование. Рады, что остались живы... Ведь десятки, сотни и тысячи солдат погибли еще вчера... А сегодня мы живы и нет больше войны. Для нас, 8–й гвардейской армии, 2 мая война кончилась! Я карандашом химическим расписался на рейхстаге... Это потом краской начали расписываться. Приносили с собой банки, ведра и рисовали. Александр Иосифович раскидывает руки в стороны, показывая, какие огромные надписи рисовали на стенах рейхстага наши солдаты. Смеется, а потом улыбка гаснет. ...У меня девушка знакомая была. Она в девятом классе училась, а я в десятом. Письма мне в Омск писала. Я, когда Белоруссию освободили, написал ей письмо. Она в Обчуге Крупского района жила. Пришел ответ от врача местной больницы, он написал, что Любу Бакановскую и ее мать немцы в 1941–м расстреляли... А она только школу окончила. Из музея мы вышли самыми последними. Дежурный милиционер открыл нам дверь. Пожал руки. По небу плыли белые облака. Ветер гнал их на запад. Они меняли свои очертания. Я смотрел на небо. Думал, что эти облака для тяжелых бомбардировщиков — друзья. Ведь в них можно спрятаться от вражеских зениток и истребителей... Владимир СТЕПАН. Минск, Дата публикации: 24.04.2009 http://www.sb.by/post/84387/

Admin: Владимир Семенович Реутов «Главный архивариус» города Перми Так называл себя Владимир Семенович Реутов, не только участник Великой Отечественной войны, ветеран авиаполка «Нормандия – Неман», ветеран Пермского телефонного завода, но и один из самых активных фондообразователей Государственного архива Пермской области. Его сотрудничество с архивом началось в 1989 году, когда из переданных им фотодокументов (позитивов и негативов) был образован фотофонд В.С.Реутова (Фф 39п, 39н). С того момента он не забывал архив и, часто, забегая на минутку, чтобы порадовать нас новыми документами, задерживался на час, рассказывая о своей подвижнической работе по сбору документов по истории Прикамья. Сферой его интересов была политика, культура, религия и многие другие направления. Не перечислить тем, по которым он, как “коллекционер, архивариус, частично кравед” (как пишет сам о себе в автобиографии), собрал документы и экспонаты, и в миг мог развернуть любую экспозицию в любом указанном ему месте, будь то учебное заведение, учреждение или организация. В 1995 году он начал передавать на государственное хранение документы из своего личного архива и через год в Государственном архиве Пермской области был образован его личный фонд, который впоследствии периодически пополнялся новыми документами. В настоящее время в личном фонде Ф.р-1739 “Владимир Семенович Реутов (1925-2003) – ветеран Пермского телефонного завода, участник Великой Отечественной войны, коллекционер, краевед” содержится 159 единиц хранения, охватывающих период начала XX века – 2000 год. В составе фонда имеются биографические документы В.С.Реутова, в т.ч. автобиография, характеристики, свидетельство об окончании семилетней школы (12 июня 1941 года). Об участии в Великой Отечественной войне свидетельствуют учетно-послужная карточка к военному билету, памятка о боевых заслугах старшего сержанта в составе 303-й истребительной авиационной Краснознаменной Смоленской ордена Суворова II степени дивизии за октябрь 1944 - апрель 1945 гг. и удостоверения к наградам. Активное участие В.С.Реутова в общественной деятельности подтверждают членские билеты многочисленных обществ, в которых он состоял, почетные грамоты за военно-патриотическую работу с молодежью, свидетельство о занесении на Доску Почета Ленинского района г.Перми как ветерана войны и труда в 1990 г., афиши выставок, дипломы, благодарности за участие в них, в том числе в выставке «Российские серебрянные крылья», состоявшейся в 1995 году в с.Троица Пермской области в Доме-музее В.В.Каменского и посвященной развитию российского самолетостроения и вкладу Пермской области в развитие авиации, где были представлены модели самолетов и фотографии по истории авиации из коллекции В.С.Реутова, и областной фотовыставке «Эти 50 лет – 1941-1945 гг.». Как ветеран Пермского телефонного завода, проработавший почти 40 лет в одном из его цехов (инструментальном), он заботился о сохранении документов по его истории: им был создан цеховой музей боевой и трудовой славы, общественным хранителем которого он являлся, после пожара в 1980 году им был восстановлен заводской музей, где он был председателем Совета музея. В фонде представлены отдельные документы по истории завода за период 1966-2000 гг. Среди них подборка газет завода «За коммунистический труд» (с 1989 г. - «TELTA») за 1975-1995 гг., коллекция грамот, благодарственных писем, наказов молодому рабочему, используемых на заводе для поощрения и награждения работников, буклеты о предприятии, проспекты с рекламой его продукции, документы (агитационный плакат, бюллетень для тайного голосования, подписной лист и др.) о преобразовании Пермского телефонного завода из государственного предприятия в общество акционерного типа, фотографии по истории завода. Интерес представляют документы по истории Пермского авиационного технического училища (ПВАТУ), с которым он долгое время сотрудничал, и которые собрал, зная о предстоящем расформировании. Это и краткая историческая справка об училище, воспоминания преподавателей об организации училища, поздравительные адреса в связи с 40-, 50-, 55-летием ПВАТУ, документы о проведении на его базе конференции к 100-летию Маршала Советского Союза Г.К.Жукова (1996 г.), текст последнего выступления начальника Пермского ВАТУ генерал-майора В.В.Кузнецова перед офицерами и курсантами училища в связи с его расформированием (1998 г.). Самым значительным по объему комплексом документов в фонде В.С.Реутова является комплекс документов, собранных им о Великой Отечественной войне, праздновании юбилеев Победы и чествовании ветеранов войны, поскольку он сам ее участник и, к тому же, единственный в г.Перми ветеран полка «Нормандия-Неман». На фронт он попал весной 1944 года. После окончания в г.Троицке Челябинской области Троицкой военной авиационной школы авиамехаников (ТВАШАМ) был направлен в 1-ю воздушную армию 3-го Белорусского фронта. Далее был направлен в 303-ю Краснознаменную ордена Суворова авиадивизию генерала Г.Н.Захарова, затем в 1-й отдельный авиаполк «Нормандия», в котором летчиками были французы, а технический состав – советский. В.С.Реутов был механиком по вооружению, обеспечивал боевые вылеты самолетов 4-й авиаэскадрильи. Об истории полка рассказывают альбом-путеводитель по истории полка «Нормандия-Неман», посвященный 40-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне, с дарственной надписью от Совета ветеранов полка с фотографиями командиров, инженеров, летчиков, техников, механиков (1985 г.). Имеются книги по данной тематике с воспоминаниями французских летчиков, буклеты, вырезки из газет, материалы о встречах ветеранов в Москве и др. документы, в т.ч. письма, фотографии однополчан. В дополнение к имеющимся материалам совсем недавно вдовой Тамарой Николаевной Реутовой были переданы два больших, замечательных фотоальбома по истории полка «Нормандия-Неман», посвященных 40-летию формирования 1-й Воздушной Армии, которыми очень дорожил Владимир Семенович. Кроме того, в фонде имеются документы об участии в Великой Отечественной войне работников Пермского телефонного завода (списки работников, призванных в РККА в период 1941-1945 гг., списки ветеранов труда, работавших в это же время на заводе, анкеты участников войны некоторых отделов завода и др.), а также его родственников – отца Семена Григорьевича Реутова, воевавшего на Ленинградском фронте, и дяди – Максима Григорьевича Реутова, минометчика, погибшего в бою в 1944 г.). Большое внимание уделял В.С.Реутов празднованию Дней Победы в Великой Отечественной войне и увековечению памяти о воинах, не вернувшихся с фронта. Им собраны материалы (поздравительные открытки к Дню Победы, фотографии строительства и открытия монумента Героям фронта и тыла на эспланаде в г.Перми, праздничных шествий и встреч ветеранов и т.д.). Кроме Государственного архива Пермской области В.С.Реутов сотрудничал с другими архивами, музеями, библиотеками и для каждого находил время. Мы благодарны Владимиру Семеновичу Реутову за то, что он своей активной гражданской позицией, неуспокоенностью, неуемной энергией помогал сохранять документы, которые расскажут потомкам не только об истории города Перми, Прикамья, но и об одной из самых трудных страниц в истории нашей Родины – Великой Отечественной войне и славе ее победителей. Васильева Н.А. http://www.archive.perm.ru/page.php?id=13

Admin: И вечный бой... Кто видел прекрасный фильм артиста и режиссера Леонида Быкова "В бой идут одни старики", в какой-то мере может представить военную молодость нашего юбиляра - профессора Ивана Осиповича Осипова. В июне 1941 года 18-летним юношей он был призван на срочную службу в армию и направлен в Ижевск, в военно-авиационную школу пилотов. Затем год подготовки в Троицкой школе авиамехаников по вооружению, и с марта 1943 года сержант Осипов начинает службу непосредственно на фронте, в 451 штурмовом авиационном полку, который входил в состав Калининского фронта. Боевые машины полка, знаменитые штурмовики ИЛ-2, прозванные немцами "черная смерть", действовали на линии фронта. Поблизости находились их аэродромы, на которых и пришлось нести службу Ивану Осипову. Затем Курская битва, освобождение Киева, Житомира, Кишинева, Будапешта, Вены... Окончание войны И. Осипов встретил в Чехословакии. Очень хотелось домой, но пришлось ехать в Молдавию, в Тирасполь, а через год его перевели в Германию. Лишь в 1949 году, после восьми лет срочной службы старшина И. Осипов возвращается в Петрозаводск, где его с нетерпением ждут родители, уже вернувшиеся из эвакуации. Так закончился военный период жизни юбиляра. А до этого были детские годы в деревне Ерошкина Сельга, где он родился 8 июня 1923 года, переезд семьи в Петрозаводск и учеба в школе, желание стать инженером... Наконец-то сбывается мечта о высшем образовании, и двадцатилетний "старик", фронтовик Иван Осипов поступает на отделение механики физико-математического факультета Карело-Финского университета. К этому времени основная волна демобилизованных, желавших поступить в университет, уже схлынула, и он оказался единственным на факультете, кто был намного старше своих сокурсников, вчерашних школьников. Их же уважение к Ивану Осиповичу было столь велико, что они стеснялись звать его просто по имени и обращались по имени-отчеству. После большого перерыва учиться было трудно. Кроме того, студента-коммуниста сразу же привлекли к общественной работе. Но фронтовая закалка помогла выдержать "учебный бой", и в 1954 году И. О. Осипов с отличием заканчивает университет. Ему повезло - в университете он встретил своего Учителя в лице профессора В. А. Свекло, по совету которого взялся за труднейшую в математическом отношении тему "Распространение упругих колебаний в упругой среде". В 1969 году И. О. Осипов защищает диссертацию, и по тематике, выбранной еще в пятидесятые годы, продолжает успешно работать до сих пор. Вся творческая жизнь Ивана Осиповича связана с университетом. Причем преподавательская деятельность сочеталась с большой административной работой. В 1962 году в связи с резким увеличением числа вечерников и заочников было принято решение о создании общетехнического факультета (ОТФ). Первым деканом ОТФ стал И.О. Осипов. Это был самый большой и, пожалуй, самый трудный факультет. В отдельные годы количество студентов, обучавшихся на нем, превышало две тысячи человек! В 1970 году Ивана Осиповича избрали заведующим кафедрой механики, и он оставляет пост декана ОТФ. Еще одно "боевое задание" И. О. Осипов получает в 1974 году. К этому моменту на факультете ПГС сильно "штормило": конфликты, взаимные обиды привели к тому, что молодой факультет терял свою работоспособность. И тогда руководство сделало сильный ход - кафедра механики была переведена с ЛИФ на строительный факультет, а возглавил факультет Иван Осипович. Несмотря на то, что новый декан не был строителем, обстановка на факультете постепенно стабилизировалась. Тут большую роль сыграли такие качества Ивана Осиповича, как спокойствие и рассудительность, простота в общении и умение выслушивать обе стороны в случае конфликта. В период с 1974 по 1987 год, пока И. О. Осипов был деканом, факультет очень сильно вырос качественно. В это время стали докторами наук нынешние академики В. П. Орфинский и Р. И. Аюкаев, остепененность преподавателей на факультете превысила половину состава. Были созданы новые кафедры, проведена организационно-методическая работа по подготовке инженеров-реставраторов деревянных зданий и инженеров САПР. В последние годы профессор И. О. Осипов все свои силы и опыт отдает педагогической и научной работе. http://petrsu.karelia.ru/Structure/NewsPaper/1998/0506/01txt_3s.tr.htm

Юрий: Взлетною полосой пронеслась война «Знаете, каким он парнем был?» – вспоминает песню о первом космонавте планеты мой собеседник. Юрий Гагарин личность, конечно, легендарная, спорить не стану. Но и Михаил Петрович АБРАМОВ, фронтовик, орденоносец, с которым мне довелось познакомиться накануне Дня Победы, человек не менее известный. ИЗ АГРОНОМОВ В АВИАТОРЫ Михаил Петрович – ровесник Октябрьской революции, родился в селе Кикино Балтайского района в большой крестьянской семье. С отличием окончил «семилетку» и поступил без экзаменов в Вольский сельскохозяйственный техникум. «Землю очень любил, мечтал стать агрономом», – поясняет он. На третьем курсе Миша Абрамов получил повестку из военкомата. На призывной комиссии расплакался от обиды, что не дают доучиться. «Положи на стол комсомольский билет», – сверкнул глазами военком. Парнишка, сжав кулаки, наотрез отказался. Сменив гнев на милость, майор разложил перед ним географическую карту и предложил самому определить место будущей службы. Михаил выбрал особый Белорусский военный округ, о котором был наслышан. В 1939 году Абрамов был призван в армию и направлен в Вольское авиационно-техническое училище имени Ленинского комсомола. В связи с войной с белофиннами досрочно его окончил и был отправлен на фронт. Но воевать ему не пришлось. Под Вологдой новобранцы узнали об окончании военной кампании и были отправлены в Москву. Михаил получил назначение в 209-й авиаполк пикирующих бомбардировщиков, который размещался на Смоленщине. С военного аэродрома под Смоленском личный состав авиаполка отправлялся в учебно-тренировочные полеты. Механик Михаил Абрамов обеспечивал техническое состояние самолетов. В марте 1941 года полк был перебазирован в город Оршу, а в апреле – в Полоцк. Здесь в июне сорок первого Михаила Петровича Абрамова и настигла весть о начале войны с фашистской Германией. САМОЛЕТЫ СГОРАЛИ КАК СВЕЧКИ По приказу главнокомандующего ВВС Белорусского округа личный состав авиаполка был поднят по боевой тревоге. Три авиационных эскадрильи взмыли в небо, чтобы бомбить колонну немецких танков под командованием немецкого генерала Браухича. В это время на аэродром под Полоцком напали 22 юнкерса, которые вывели из строя летную полосу и, обнаружив боевую технику, уничтожили командирский самолет «У-2». Пока наши летчики находились на боевом задании, оставшиеся на земле механики, техники, мотористы, радисты, оружейники, электрики вместе с работниками аэродрома приводили в порядок летное поле. Через два часа в ярко-синем небе появились скоростные бомбардировщики с красными звездочками на крыльях. У всех немного отлегло от сердца. Но, к сожалению, потерь избежать не удалось – три машины сбили немецкие истребители. За первые две недели войны 209-й авиаполк потерял до 80 процентов самолетов. Поэтому он по приказу «сверху» был отправлен эшелоном в Москву для укомплектования летчиками, штурманами, стрелками-радистами. Затем обновленный полк направили в город Богодухов, где личный состав в кратчайший срок освоил новый самолет – пикирующий бомбардировщик «СУ-2». С полевого аэродрома, что в 3–4-х километрах от Харькова, советские летчики вылетали бомбить немецкие войска генерала Клейста, которые рвались к переправе через Днепр. Через месяц ожесточенных боев под Харьковом авиаполку было приказано в кратчайшие сроки освоить новый штурмовик «Ил-2», так как «СУ-2» был снят с вооружения как мало эффективный. Освоение нового самолета проходило на авиационном заводе в Куйбышеве. В это время 209-й авиаполк был преобразован в 10-й запасной. В его составе Михаил Петрович Абрамов занимался технической подготовкой боевых летных экипажей, которые сопровождал под Москву, в Сталинград, Ленинград, Волхов, Харьков, Орел, Курск и другие боевые точки, где шли ожесточенные бои с фашистскими захватчиками. После сдачи самолета в эксплуатацию Абрамова на «кукурузнике» «ПО-2» доставляли в Москву, а из столицы до расположения своей части он добирался на поезде. Михаил Петрович Абрамов готовил к боевым вылетам разные самолеты: «СБ», «СУ», «Ил-2», а также транспортные авиамашины «ЩА-2», которые использовали для внутренних перевозок различных грузов. Первое время немцы боялись наших «эсбэшек», хотя машина была сырой и ее быстро сняли с вооружения. Когда снаряд попадал в мотор, самолет вспыхивал и сгорал в небе за считанные минуты, за что и получил название «свечка». Но уже в середине войны наши самолеты были надежными и не уступали по своим техническим данным немецким истребителям. Михаил Петрович не раз поднимался вместе с пилотами-инструкторами в небо, чтобы досконально изучить каждую новую машину. Перед отправкой на фронт самолет должен был провести в воздухе не менее 10 часов… За четыре года войны со своим звеном М. П. Абрамов подготовил для фронта 180 пилотируемых самолетов, обеспечил 252 боевых вылета. За доблестную службу он награжден орденом Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны и 16-ю медалями. Они по праву украшают его парадный белоснежный китель, который ветеран надевает по большим праздникам. На вопрос о том, какая награда для него является самой дорогой, Михаил Петрович без колебаний ответил: «Медаль «За боевые заслуги». В НЕБЕСАХ МЫ ТЕРЯЛИ ДРУЗЕЙ Высшую награду солдатской доблести Михаил Петрович получил в сорок втором. Он обслуживал тогда самолеты «Ил-2». Два мотора на боевых машинах «выработали» 100 часов безаварийного полета, за что механик Абрамов получил медаль, а к ней по приказу Сталина – премию в размере трех тысяч рублей. Техники и механики спали от силы по 2–4 часа в сутки. Все остальное время с утра до ночи латали израненных «стальных птиц», готовили машины к бесконечным боевым вылетам и с нетерпением ждали возвращения своих экипажей, в надежде всматриваясь в небо и молясь всем богам на свете: «Господи! Только бы выжили!». Во время одного такого боевого вылета погибла радистка-стрелок, и командир полка заменил ее Абрамовым. Эскадрилья «Илюш» взяла курс на Сталинград, чтобы поддержать с воздуха наземные войска, отнять возможность у немецких бомбардировщиков прицельно бомбить нашу пехоту. Михаил Абрамов яростно стрелял по вражеским самолетам из скорострельного пулемета, заняв второе место за пилотом. Свистевшие со всех сторон пули заглушали рев двигателей, небо было сизо-черным от налетевших коршунами юнкерсов, дыма и копоти. Это был не бой, а сущий ад! Но на войне, по утверждению Михаила Петровича, бывали ситуации намного страшнее этой. Осенью сорок второго его авиационный полк стоял под Харьковом. Объявили тревогу, и шесть самолетов «Ил-2», подготовленных к полету, вырулили на старт. Вдруг в одном из них внезапно заглох двигатель. Михаил сразу же кинулся к боевой машине, забрался в кабину пилота и скомандовал: «Заводи мотор!». Оказалось, что на двигателе отказало левое магнето. Миша крикнул товарищам, чтобы быстрее несли нужную деталь. Поломка была устранена почти мгновенно, и самолет благополучно взмыл в небо. Когда «Ил» исчез из поля видения, Михаил Петрович ощутил, как спина покрылась холодным потом, а ноги стали ватными. В эти минуты он испытал настоящий ужас. В условиях военного времени наказание за срыв боевого задания одно – трибунал и расстрел. А умирать бесславно не хотелось. На вопрос о том, почему советские войска, не подготовленные к войне, все-таки одержали победу над фашистcкой армией, превосходившей нас по численности и вооружению, Абрамов ответил коротко, но емко: «Потому что наши солдаты дрались отважнее!». Однажды Михаил Петрович подошел к «своему» самолету, приземлившемуся на аэродром, и увидел, что на винте загнуты лопасти. Летчик, перехватив его взгляд, объяснил: «Миша, а я специально снизился и на бреющем полете начал этих проклятых фрицев рубить винтом!». Абрамов обнял друга, молча снял искореженный винт и тихо заменил его новым. Об этом не узнала ни одна живая душа в полку. За такой вольный «пируэт» в небе пилот обязательно загремел бы под трибунал. Много было бесстрашия и мужества на войне, но тогда эти качества считались нормальным проявлением железной силы воли и твердого мужского характера. Все мечтали о победе и приближали ее мыслимыми и немыслимыми способами. Авиационный полк, в котором довелось служить Абрамову, считался одним из лучших. В нем было 16 летчиков-асов, кому присвоили звание «Герой Советского Союза». ВОТ И МИНУЛ ЧЕРНЫЙ ДЫМ ВОЙНЫ Победный май сорок пятого М. П. Абрамов встретил под Пензой, куда был направлен его запасной авиационный полк. 9 мая летчики и технический персонал отправились на полигон и вдруг услышали по радио о полной и безоговорочной капитуляции фашистской Германии. Конечно, в этот день учения не состоялись. Все пошли в ресторан, командир полка заказал каждому по 200 граммов водки и самой разной закуски. Так Михаил Петрович Абрамов вместе с товарищами отпраздновал долгожданную и выстраданную победу. Народ ликовал. Но и в этой радостной ситуации люди вели себя по-разному. Одни смеялись и шутили. Другие плакали, потеряв на войне близких и осознав горечь потерь. После войны Абрамов служил в Московском, Приволжском, Южно-Уральском, Туркестанском и Прибалтийском военных округах. В 1952 году Михаил Петрович окончил курсы переподготовки политсостава ВВС Советской Армии, после которых его назначили на должность секретаря парторганизации гвардейского второго штурмового авиационного полка. Службу в рядах Вооруженных Сил закончил в Актюбинске, где работал в качестве заместителя начальника комендатуры по политчасти. В начале 1961 года в Актюбинске поздней ночью приземлился «Ил-12» с Гагариным на борту, который летел на Байконур. Самолет совершил посадку, чтобы выполнить дозаправку топливом. Тогда-то и произошло памятное знакомство М. П. Абрамова с будущим космонавтом. Михаил Петрович с теплотой вспоминает Юрия Алексеевича, который держался очень скромно. «Шустрый был парень, веселый и очень простой в общении», – рассказывает Михаил Петрович. Во время второй встречи, которая произошла чуть позже, Гагарин подписал Абрамову фотографию и подарил свою «трофейную» медаль. После демобилизации из рядов Вооруженных Сил в звании подполковника М. П. Абрамов стал работать и учиться. Окончил филиал Ленинградского института легкой и пищевой промышленности по специальности «инженер», Алма-Атинский государственный университет, получив диплом журналиста. На протяжении десяти лет Михаил Петрович редактировал многотиражную газету «Строитель» в Актюбинске, читал лекции по политэкономии в Актюбинском государственном мединституте, работал в должности заведующего учебно-консультативного пункта в Уральском государственном пединституте имени Пушкина, заместителем директора конфетной фабрики, начальником службы ОТК Актюбинского завода гражданской авиации. С 1998 года М. П. Абрамов живет в Балакове. СУДЬБОНОСНЫЙ ВАЛЬС В далеком сорок четвертом наш герой, откомандированный на Куйбышевский авиазавод, заприметил на танцах красивую девушку Дусю. Но вот досада – она не умела танцевать. Однако Михаил не растерялся и пообещал научить ее премудростям вальса, а через несколько дней сделал ей предложение руки и сердца. Евдокия Федоровна всюду следовала за мужем, приговаривая: «Куда голова, туда и ноги». Супруги прожили вместе 55 лет, вырастили двоих сыновей. Старший – Валерий, подполковник запаса, живет с семьей в Благовещенске Амурской области. Владимир по профессии инженер-строитель, обосновался в Подмосковье. Михаил Петрович, несколько лет назад похоронивший жену, живет теперь интересами детей, внуков и правнуков, искренне радуясь их успехам. Внук Александр работает инженером-техником в телецентре «Останкино», Андрюша пошел по стопам деда – решил стать военным и поступил в военную академию. Всякий раз в разгар лета Михаил Петрович просит работников из Центра социального обслуживания населения купить несколько килограммов свежих ягод. Из них он собственноручно варит ароматное варенье, которое отправляет посылкой родственникам в Благовещенск, где «все китайское и невкусное». Осенью этого года Михаилу Петровичу Абрамову исполнится 92 года. Сам он считает, что дожить до столь преклонного возраста ему помогли интенсивные занятия спортом. В молодости он серьезно увлекался боксом, участвовал в лыжных гонках, занимался легкой атлетикой – бегал на дистанции от 400 метров до 10 тысяч метров. Михаил Петрович всегда был политически подкованным, грамотным человеком, такой он и сегодня: не может и дня прожить без местной и центральной прессы, глянцевых журналов. Во время нашей встречи почтальон принес ему газету «Суть», которую он, надев «плюсовые» очки в черной роговой оправе, тут же принялся листать, признавшись в том, что все авторские материалы читает от корки до корки. Находясь на заслуженном отдыхе, Михаил Петрович написал несколько томов личных воспоминаний о Великой Отечественной войне, о своем знакомстве с интересными людьми и о времени, в котором жил и служил Отчизне. Есть у него давняя мечта – издать книгу. Ветеран предложил однажды свои рукописи одному солидному изданию, но с него запросили за небольшой тираж 30 тысяч рублей. «Откуда у меня такие деньги?» – спрашивает старый солдат, и в его голосе слышится обида. В последнее время силы покинули его, он не выходит из дома без сопровождающих, поэтому с нетерпением ждет в гости младшего сына Володю, пообещавшего приехать в Балаково к Девятому мая. Михаил Петрович надеется выбраться на парад и принести букет алых тюльпанов к обелиску. В этот всенародный праздник ему хочется быть рядом с такими же, как он, ветеранами войны, среди которых наверняка найдутся те, кто освобождал чистое небо от вражеских налетчиков. http://sutynews.ru/news/view/1072

Admin: Кравченко Анатолий Викторович доцент, заведующий кафедрой экономической географии (1925-1976 гг.) Родился в 1925 г. в р. п. Таловой Воронежской области в семье служащих. Среднюю школу закончил в 1942 г. на станции Лихая Ростовской области. Учась в десятом классе работал учителем физкультуры начальных классов. В 1942 г. вместе с родителями эвакуировался в Баку, а затем в Самарканд. С 1942 по 1944 гг. - курсант Серпуховской военной школы авиамехаников. В звании гвардии сержанта в 1944 - 1945 гг. служил авиамехаником 893 штурмового авиаполка и 173 гвардейского штурмового авиаполка Первого Белорусского фронта. Награжден шестью боевыми медалями, в том числе: "За боевые заслуги", "За победу над Германией", "За освобождение Варшавы", "За взятие Берлина". В составе действующей армии был в Польше и в Германии. После войны сначала поступил в Московский гидромелиоративный институт, но по болезни и в связи со смертью отца переехал в Воронеж. Учился в Воронежском государственном педагогическом институте с 1947 по 1951 гг. и по окончании его получил диплом с отличием. Был оставлен при кафедре экономической географии. Прошел путь от лаборанта до доцента и заведующего кафедрой. С 1953 по 1962 гг. вел курсы "География почв", "География растений", а с 1963 г. освоил отраслевой и региональный курс экономической географии СССР. Работал проректором института по заочному обучению, был зам. декана естгеофака и заведующим вечернего отделения ВГПИ. Активно участвовал в пропаганде географических знаний, являясь членом Совета Воронежского отдела Географического общества СССР. В 1951 г. был заместителем директора Областного музея Краеведения. Вел научно-исследовательскую работу по проблеме экономической оценки природных условий и ресурсов. В 1970 г. защитил кандидатскую диссертацию по теме: "Опыт комплексного географического анализа поймы р. Воронеж для рационального ее использования" (руководитель - Н.И. Коржов) в Воронежском государственном университете. Скоропостиженно скончался в 1976 г. во время работы. http://www.vspu.ac.ru/egf/ecgeo/prepods/kravchenko.php

Admin: 41-Й МОРОЗНЫЙ — В ПАМЯТИ НАВСЕГДА Николай Алексеевич Богатырев — полковник в отставке, участник Великой Отечественной войны. После демобилизации длительное время работал в органах внутренних дел Кемеровской области. На-гражден орденом Отечественной войны 2-й ст., медалью «За боевые заслуги», другими медалями, в том числе «За особый вклад в развитие Кузбасса» 2-й ст. В предвоенный период широко проводились спортивные массовые мероприятия, в крупных городах — спартакиады. Молодежь занималась в кружках, сдавала нормы на значки: ГТО — готов к труду и обороне, ПВХО — готов к противовоздушной и химической обороне, ГСО — готов к санитарной обороне и «Ворошиловский стрелок». Эти значки, а ГТО, ПВХО и ГСО были на цепочках, мы гордо носили на груди. В эти же годы советские летчики совершили целый ряд длительных перелетов и установили многие мировые рекорды, что вызывало у молодежи чувство гордости и желание посвятить свою жизнь авиации. Большую работу проводил Осоавиахим, многие юноши и девушки учились в аэроклубах летать на самолетах и совершать парашютные прыжки. Любовь к авиации была и у меня, поэтому, работая по окончании педучилища учителем Запрудской НСШ под Воронежем, я обратился в военкомат с просьбой о досрочном призыве в армию и направлении на учебу в авиационное училище. Просьба моя была удовлетворена, и после сдачи экзаменов в июле 1940 года стал курсантом Серпуховской военной объединенной школы пилотов и авиамехаников. Начало войны нарушило нормальный учебный процесс, сократило время обучения, перестроило всю жизнь на военный манер. В считанные дни в целях маскировки были перекрашены все объекты школы, а вокруг казарм вырыты щели глубиной в полтора метра. Известно, что в течение первого месяца войны Москва не подвергалась бомбардировкам, однако немецкие самолеты в ночное время постоянно пролетали, в связи чем по 2-3 раза объявлялась воздушная тревога, в ходе которой при полном боевом снаряжении мы занимали определенные места, а в дневное время на занятиях просто засыпали. В июле 1941 года досрочно окончили школу, всем были присвоены воинские звания «сержант технической службы» (в авиационных учебных заведениях до 1943 г. присваивались только сержантские звания). Направили нас на должности авиационных механиков в распоряжение начальника гарнизона полковника Вершинина в г. Липецк. Здесь формировали авиационные полки, причем, знакомых самолетов, изучаемых в школе — СБ, ДБ, ТБ-3, И-153, И-16 и других с моторами водяного и воздушного охлаждения здесь не было. Мы увидели на аэродроме незнакомые скоростные бомбардировщики ПЕ-2 и поступающие по лендлизу из США бомбардировщики «Бостоны». На изучение новой техники и формирование частей был отпущен месяц, и 11 сентября 1941 года в составе 138 ББПАП — ближне-бомбардировочного пикирующего авиаполка я прибыл на Ленинградский фронт в районе ст. Кабожа. В это время Ленинград уже был в огненном кольце, железнодорожная связь с центральными районами страны была прервана, город готовился к уличным боям. Днем немецкие самолеты бомбили боевые порядки наших войск, ночью город. Каждую ночь над Ленинградом вставало зарево. На Ленинградском стратегическом направлении действовала группа немецких армий «Север», которая во взаимодействии с финскими войсками стремилась захватить Ленинград. Предпринятое ими очередное наступление в октябре нанесло серьезный урон нашим войскам, немцы заняли г. Тихвин. Нашему полку пришлось не раз передислоцироваться, причем, видеть порою хмурые взгляды и слышать упреки от местных жителей. На новых площадках (аэродромах) мы спешно оборудовали стоянки — капониры для самолетов и их маскировку, а для себя рыли щели и землянки, где укрывались от бомбежек и суровых морозов зимы 1941 года. Световой зимний день был коротким, осмотр самолета, его заправку и ремонт приходилось делать в темное время суток, при полной светомаскировке и крепчайшем морозе. От ледяного металла шло слабое сияние, как от раскаленной стали, покрытой пленкой. Мороз пронизывал даже сквозь полушубки. Лица механиков были темны от морозного загара и бессонницы, одежда, пропитанная маслом, тускло лоснилась, жилистые руки с потрескавшейся кожей порой казались безжизненными. Изможденные лица резкостью своих черт могли напугать непривычного человека и всем хотелось по-настоящему выспаться. В начале войны еще не было БАО — батальонов аэродромного обслуживания, и поэтому в ночное время охрану самолетов осуществлял технический состав полка. Большие неприятности мы имели от бомбежек наших аэродромов немецкими самолетами, которые нередко пристраивались в хвост наших самолетов, возвращающихся с боевого задания, и внезапно нападали. Среди технического состава существовало неписаное правило — не спускать глаз со своего улетевшего самолета, пока он не скроется. Причем, когда самолет уходил на боевое задание, то механик переживал дважды: и за то, чтобы он не был сбит противником, и за то, чтобы с ним ничего не случилось по вине механика, а спрос и ответственность были строжайшими. В ноябре-декабре 1941 года в ходе контрнаступления наших войск на Тихвинском направлении немецким войскам было нанесено тяжелое поражение, и 30 декабря освобожден город Тихвин. К этому времени в нашем полку остались два самолета и несколько человек летно-технического состава. Самолеты были переданы в другой полк, оставшийся личный состав отправлен в тыл на формирование, а я вскоре попал в 361-й эвакогоспиталь, который находился в Казани на ул. Карла Маркса в здании Политехнического института. Такое было начало моего фронтового пути. http://www.uvao.ru/uvao/ru/pages/print/o_79357

Admin: ТАРАНТ Соломон Яковлевич (1923-1993) Родился 11 марта 1923 года в г. Ачинске. Окончил школу № 35 в г. Красноярске. Еще в школьные годы увлекался футболом, хоккеем с мячом, волейболом. Был вратарем в юношеской команде ДСО «Учитель», ДСО «ВОДНИК». В 1940 году, окончив 10 классов, Соломон Тарант поступил в Томский политехнический институт, а в 1941 году его призвали в ряды Красной армии. После окончания Иркутской военной авиационной школы авиамехаников в звании сержанта техн. службы в начале марта 1943 года поступил в распоряжение командира авиасоединения полковника Мазурука. С марта 1943 по май 1945 года службу проходил в 1-й авиадивизия. Старшина, авиамеханик самолетов перегоночной трассы Аляска- Сибирь. В 1945 году играл в футбол вратарем за сборную авиадивизии. После демобилизации из рядов Вооруженных сил в октябре 1945 года Соломон Яковлевич окончил Сибирский лесотехнический институт, работал управляющим краевым отделением «Вторцветмета». После войны был вратарем второй футбольной команды «Динамо», затем перешел в студенческую команду «Наука». Тарант Соломон Яковлевич долгое время занимался судейством футбольных, хоккейных соревнований в городе, крае и в республике. Он был судьей республиканской категории по футболу. В спортивных играх и в жизни его отличала спокойная уверенность, чувство локтя, товарищества и неизменная улыбка. Спортом занимаются его внуки и правнуки. Из наградного листа Тов. Тарант в 4-м перегоночном авиаполку работает с марта м-ца 1943 года. За период работы обслужил и подготовил к перелету 189 боевых самолетов Р-39 и Р-63 без летно-технических происшествий. Только в мае м-це 1944 года обслужил и подготовил к перелету 41 боевой самолет. Восстановил 9 самолетов, отремонтировал 9 моторов и заменил один мотор «Аллисон». Восстановительные работы и ремонт самолетов производил грамотно. В течение двух зим в условиях Дальнего Севера при температуре минус 45-50°С приобрел большой практический опыт в эксплуатации материальной части и подготовке ее к перелетам... ...достоин правительственной награды - ордена «Красная Звезда». Командир 4-го перегоночного авиаполка Герой Советского Союза подполковник Власов, 10 марта 1945 года http://www.x-ride.ru/index.php/forum/viewtopic.php/f,57/t,18355/start,15/

ВШАМ: Козлов Петр Николаевич Родился 30 июня 1923 года в д. Малыгино Шемышейского района Пензенской области, в крестьянской семье. В 1934 году вместе с родителями переехал в г. Саратов. В 1941 году окончил 10 классов 45-й средней школы г. Саратова. В августе 1941 года призван на действительную военную службу в г. Бугуруслан, где обучался в 16-й военной школе летчиков. С января 1942 по декабрь 1942 года учился во 2-й Ленинградской военной школе авиамехаников по вооружению. Летом 1943 года направлен в 345-й авиаполк, в составе которого до 1948 года служил механиком, старшим механиком. Участвовал в Великой Отечественной войне на Брянском, Западном, 1-м Прибалтийском, 1-м Белорусском, Забайкальском фронтах. Награжден медалями: «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», «За победу над Японией». В августе 1948 года приехал в г. Саратов. В сентябре 1948 года поступил в Саратовскую юридическую школу. Обучаясь в ней, одновременно сдал экстерном экзамены за 1-й курс Саратовского юридического института им. Д.И. Курского. В 1950 году был переведен на заочное отделение института, который окончил в 1954 году. В 1956 году поступил на работу в аппарат прокуратуры Саратовской области на должность прокурора отдела по надзору за рассмотрением уголовных дел судами. С сентября 1967 года работал старшим помощником прокурора Саратовской области по кадрам. Имел классный чин старшего советника юстиции. Неоднократно поощрялся Генеральным прокурором Союза ССР, прокурором Саратовской области. http://www.sarprok.ru/Documents/Veterans/Veterans9.aspx



полная версия страницы