Форум » История специальности младшего авиаспециалиста » Герои ВОВ - выпускники ШМАС, ВАШМ, ВАШ ВСР » Ответить

Герои ВОВ - выпускники ШМАС, ВАШМ, ВАШ ВСР

Admin: «От героев былых времен не осталось порой имен», – поется в песне из замечательного кинофильма "Офицеры". Но мало кто задумывается, что этих имен «не осталось» не потому, что их не было вовсе, а потому, что мы без всякого сожаления их теряем... Песня из кинофильма "Офицеры" Музыка: Рафаил Хозак Слова: Евгений Агранович Скачать или прослушать: http://download.sovmusic.ru/m32/officers.mp3 32 kbps 675 Kb В этой теме давайте попробуем отыскать имена авиамехаников, мотористов, воздушных стрелков-радистов и других младших авиаспециалистов, удостоенных правительственных наград в Великую Отечественную войну. Мемориал в честь летчиков и авиамехаников http://www.dostoinstvo.zolt.ru/?module=articles&c=articles&b=1&a=10 Внимание! Информация по летчикам - выпускникам ШМАС, героям ВОВ и летчикам-испытателям перемещена в отдельную тему Летчики - выпускники ШМАС и ВАШМ

Ответов - 70, стр: 1 2 3 All

Admin: Жмаев Николай Романович 1916, г. Миасс Герой Советского Союза (1945), почетный гражданин г. Миасса (1985). Участник Парада Победы (1945). После окончания ФЗУ Н. Жмаев поступил столяром-модельщиком на напилочный завод. Вскоре он закончил Златоустовский механический техникум, и в 1937 году его призвали в армию. В 1938 году прошел обучение в школе младших авиационных специалистов. Но спокойно закончить службу ему не удается, так как началась война. Был участником боев на Халхин-Голе. С первых дней Великой Отечественной войны Николай Романович участвует в боях на Западном, Брянском, Северо-Западном и 1-м Украинском фронтах в звании начальника связи эскадрильи 36-го гвардейского бомбардировочного авиационного Суворовского полка. Именно он совершил 300 боевых вылетов и лично сбил три, в группе - пять и на аэродромах - двенадцать самолетов противника. После войны Николай Романович возвращается в родной город, чтобы принять активное участие в строительстве мирной жизни, за которую он боролся на фронтах Великой отечественной. Свой послевоенный трудовой путь он начинал с горкома партии, затем работал директором обувной фабрики. Потом его избирают директором завода "Уралрезина", где он отработал двадцать лет, бал награжден медалью "За доблестный труд". В процессе своей производственной деятельности он постоянно избирался депутатом Миасского городского Совета, членом Пленума городского комитета КПСС, членом областного комитета защиты Мира. Участник штурма Берлина. Награжден двумя орденами Ленина, двумя - Красного Знамени, орденом Отечественной войны I степени. Имя Жмаева Н.Р. начертано на обелиске в честь освобождения Киева. http://newsmiass.ru/citizens/index.php?jmaev

Admin: Сергей Шевченко прошёл войну от начала до конца Когда началась война, Сергей Никитович Шевченко ещё учился в Херсонской школе младших авиационных специалистов. Его сразу направили в Крым, в авиационный разведывательный полк. За штурвалом, правда, Шевченко не сидел – был воздушным стрелком-радистом. Вспоминает, как в те времена - самого начала войны - приходилось летать на старых машинах: «На них было трудно воевать, поэтому мы летали только ночью, чтобы нас не заметили. Но всё равно сбивали. И очень быстро эти самолёты выходили из строя». Главной задачей Сергея Никитовича было поддерживать связь с аэродромом и не подпускать к самолёту истребители во время боевых вылетов. Шевченко прошёл всю войну от начала до конца. В составе 13-го минно-торпедного авиационного полка Сергей Никитович участвовал в освобождении Севастополя, Крыма, Болгарии и Румынии. На счету Сергея Никитовича несколько сбитых фашистских самолётов, боевое ранение и награды, которые с трудом умещаются на кителе. Китель вместе с медалями и орденами весит около 10 килограммов. Два Парада Победы полковника авиации Сергею Никитовичу довелось принять участие в самом первом Параде Победы на Красной площади. Когда закончилась война, поступило указание особо отличившихся участников боевых действий отправить в Москву. И Шевченко оказался среди семерых героев от Черноморского флота. Спустя шестьдесят лет, 9 мая, Сергей Никитович вновь оказался на параде в столице. Хотя тогда украинскую делегацию просто разместили на гостевой трибуне, он не сдержался и всё же прошёлся по Красной площади. "Надоело мне сидеть на трибунах, и я встал там, где проходят колонны. Стоял, наблюдал. А колонны идут по 20 человек. И вдруг мимо меня проходит колонна, а там двадцатое место свободно! Я выбегаю, догоняю эту колонну и становлюсь двадцатым", - рассказывает Сергей Никитович. После войны Шевченко не оставил военную службу - отправился на Северный флот. С 1961 года живёт в Севастополе. Сергей Никитович мечтал дослужиться до майора. Но пошёл ещё дальше и получил звание полковника авиации... http://www.meridian.in.ua/?page=0&section=1316&magnum=

Admin: Миленко Иван Иванович Воспоминания - Летно-тех. состав Родился я 3-го мая 1918 года в с. Володарском Мариупольского района Донецкой области. В армию призвали в октябре 1938 года Мариупольским горвоенкоматом. До этого успел окончить 7 классов и ФЗУ по специальности «Электропроходчик», работал на заводе «Азовсталь». Попал в 160-ю школу младших авиаспециалистов, которая находилась в Приволжском ВО, в г. Куйбышев, где сейчас автозавод «Жигули». В 1939 году присвоили звание сержанта и направили в 64-ю отдельную авиаэскадрилью механиком по обслуживанию самолета Р-5. За период прохождения службы в этой части повышен в звании до старшины, избирался секретарем комсомольской организации. В 1940 году готовился к демобилизации, но нас задержали, мы чувствовали, что в мире пахнет грозой. Наша эскадрилья находилась в военном городке г. Вольск ст. Причернавская пос. Шихины. Обслуживала центральный химполигон Советской Армии. В 1941 году, находясь в лагере, по радио услышал выступление В.М. Молотова, который объявил, что началась война, что немцы вероломно нарушили договор, напали на нашу страну, бомбят наши города и села. Призвал народ к спокойствию и заверил, что победа будет за нами. История доказала справедливость этих слов. Началась подготовка к отправке на фронт, на базе нашей эскадрильи в Багай – Барановке была сформирована 273-й истребительный авиаполк. Я был зачислен авиамехаником на самолет Як-1 командира звена Голикова. Эти самолеты были новые, летный состав облетывал, тех состав изучал правила обслуживания. Была напряженная обстановка, но тем не менее наш полк уже 3-го августа 1941 года вел боевые действия в составе 4-й Резервной авиагруппы ЮЗФ, которая подчинялась Главному Командованию Красной Армии. В группу входили наш 273 иап, командир майор Ровнин, 120-й [я так понимаю бап – М.Ж.] Пе-2. командир подполковник Егоров. 44-й штурмовой полк Ил-2, командир полковник Комаров. Каждый полк выполнял задачи в зависимости от обстановки. Наш полк время менял позиции. Помнится: Полтава, Конотоп, Богодухов, Лебедино, совхоз Гарбузы, Белый Колодезь, Михайловка, Зверево, Ворошиловград, Великий Бурлук. Вскоре меня назначили ответственным секретарем комсомольского бюро, присвоили звание политрука. Запомнились отдельные эпизоды боевых действий на фронте. Полку присвоили звание 31-й гвардейский иап. Или когда подбили командира эскадрильи капитана Силина, сел он на территории, занятой врагом. Другой его товарищ – командир эскадрильи старший лейтенант Соланик под обстрелом садится, забирает своего товарища. Спас ему жизнь. Это при том, что в самолете Як-1 одному летчику тесно! За что был награжден Орденом Боевого Красного Знамени. Это при том, что когда наши войска отступали награждали мало. Другой памятный эпизод, за что наш полк называли «братья-славяне». За то, что летчик Васильев после боя сел на вынужденную посадку на пахотную землю, самолет скапотировал, перевернулся вверх колесами. Летчика придавило, прибежали колхозники, чтобы помочь. Он начал просить: «Братья славяне выручайте!». Колхозники подкопали его и спасли ему жизнь. С тех пор всех, кто был из полка называли славянами. Еще один памятный случай: летчик подбит, сел на вынужденную на вражеской территории, бежал, скрывался, ночью пробрался к своим, зашел в одно село. Зашел во двор, а когда узнал, что во дворе немцы, он лег рядом с коровой в темноте. И лежал – немцы ходили по своим надобностям и не заметили его. Когда вышла хозяйка, он ее тихо позвал и попросил хлеба и ушел. Через неделю прибыл в свой полк, когда его уже не ждали. Мы были все рады и восхищались его подвигом. Зимний период 1941-42 г на фронте был относительно затишным, особенно для авиации. Наш полк был расквартирован в селе Великий Бурук, вели полеты в интересах разведки. Но в мае месяце 1942 года начались большие бои под Харьковом, наши войска наступали, вели сильные бои. В одном из воздушных боев капитан Евстратов получил ранение в шею, но благодаря силе воле сумел посадить самолет на свой аэродром и умер в самолете. Была большая статья во фронтовой газете. Мне поручили организовать похороны с участием школьников, граждан. Похоронили, школу назвали его именем. Но не запомнил какое было село, или Богдановка или Борщевка. В те дни наши летчики выполняли по 5-7 вылетов в день. Но немецкие войска с Изюм – Барвенковского направления прорвали фронт и двинулись в направлении Воронежа. Пришлось в спешном порядке отступать, так как наш полевой аэродром уже обстреливался из немецких танков. Летный состав улетел на самолетах бреющим полетом. Технический персонал неисправный Як-1 поджег и опрокинул в кувет. Ценное оборудование, особенно боеприпасы погрузили на автомашины и уехали. Пунктом сбором была станица Канаш за Доном. Мне поручили на полуторке забрать штабные документы и доставить в пункт сбора. Запомнился мне и день – 7 июля 1942 года, не буду описывать все перипетии эвакуации под непрерывной бомбежкой юнкерсов. Поток беженцев – смешались военные и гражданские. На реке Дон переправа разбита. Я на машине двинулся вдоль реки на юг, достиг станицы Вешенской. Только переехал мост, как налетели девять юнкерсов и разбомбили переправу. В том числе и дом Шолохова. Но я задачу выполнил – доставил документы. Наш полк тем временем использовали в разведывательных целях, базировались на поле скошенного хлеба. После чего полк перебросили в Сталинград, на центральный аэродром, где стояли самолеты Пе-2. Каждый выполнял задание командования 8-й воздушной армии. В моей военной службе произошли изменения в октябре [1942-го года], когда нас 100 человек пароходом из Сталинграда отправили в Саратов. Оттуда в Москву в распоряжение Политуправления Красной Армии. Вскоре нас направили в воздушно – десантные войска, которые формировались в районе станции Тетково Ивановской области. Я был направлен в 214-ю Воздушно десантную бригаду инструктором политотдела. Позже на базе 89-й и 214-й бригады организовали 1-ю воздушно-десантную гвардейскую дивизию. Тогда я стал заместителем командира отдельной роты автоматчиков по политчасти 13-го воздушно-десантного полка. Все для меня было новое. Пришлось совершать прыжки с парашютом днем и ночью. С самолета, аэростата, планера. Учили ходить ночью, руководствуясь только азимутом. В декабре 1942 года нашу дивизию направили на Северо-Западный фронт под руководство генерала Казанкина А.Ф.Участвовали в боевых действиях под Старой Руссой, Демянском, р. Ловать. Очень тяжелый участок фронта – леса, болота, снега, бездорожье. Служба в десантных войсках – это особый период моей службы. В июле месяце [1943-го года] нас до 100 человек вызвали в штаб дивизии и разъяснили, что мы отправляемся в тыл в летную школу, потому что промышленность выпускает очень много самолетов, а летного состава в связи с убылью на фронте не хватает. И после медкомиссии мы очутились в школе первоначального обучения летчиков, которая находилась на ст. Канаш, деревня Климово Чувашской АССР. Практически сразу мы приступили к обучению и полетам на УТ-2. Условия для жизни были плохие и мы поскорей старались попасть на фронт. Надо отметить, что с нашей группой отдельно была группа из 6 человек – это были дети Микояна, Ворошилова, Щербаково, Молотова. У них были другие условия – получше. Закончили мы обучение в мае 1944 года. Комиссия дала оценку, мы уже летали самостоятельно, но не на боевых самолетах. Наш выпуск направили на Кавказ, в г. Тбилиси, а конкретней в летную школу, которая находилась в военном городке Навтлус. Через некоторое время по желанию некоторых оставили учится на истребителей, а некоторых – на бомбардировщики. Нас бомбардировщиков направили в Кировобад Азербайджанской ССР. Летали на самолетах СБ, Бостон, Пе-2. Перед самым выпуском я заболел язвой желудка – результат жары и употребления воды, которая течет по арыкам. Лечился, дважды проходил окружную медкомиссию в г. Тбилиси и в итоге запретили летать на скоростных и высотных самолетах. Так я стал начальником парашютно – десантной службы полка. В мои обязанности входило выполнение двух прыжков с курсантами – выпускниками. Вместе с курсантами прыгал и я. Имею 60 прыжков с парашютом. Кроме прыжков с курсантами изучали действия экипажа в экстремальных условиях. Когда до земли близко, парашют не успеет раскрыться, тогда надо действовать методом срыва. Подняться, в кабине выдвинуть парашют за борт самолета, дернуть кольцо, струей воздуха парашют раскроется и вытащит члена экипажа. Летчик должен прыгать таким Макаром на левую сторону, а штурман – на левую, стрелок радист в люк внизу самолета. Когда передали по радио 9-го мая о том, что закончилась война, ликование народа нельзя описать. В августе 1946 года началось сокращение личного состава училища имени Хользунова и за штат ушло 173 офицера, в том числе и я. Так закончилась моя служба в Красной Армии. Демобилизовался в звании гвардии старшего лейтенанта, приехал на родину в Мариуполь. Гражданская жизнь началась тяжело – работы то хватает, а жилья нет. Но тем не менее меня приняли на работу инструктором Молотовского РК КПУ. Потом учеба в Сталинской областной партшколе, по окончании работал завотделом райкома горкома, секретарем райкома. Потом на хозяйственной работе, окончил металлургический технику. Избирался депутатом райсовета, горсовета. Последняя моя работа - около 30 лет начальник бюро завода «Тяжмаш». Ушел на пенсию в 1990 году. Я награжден орденом Отечественной войны, Богдана Хмельницкого, медалью «За боевые заслуги». Сейчас я дома, старость берет свое. Материально обеспечен, морально – унижен... Интервью: М.А. Жирохов http://www.iremember.ru/content/view/174/20/lang,ru/

Наш человек: БРАУН Николай Варфоломеевич (1925, с. Воскресенка Юмагузинского района Башкортостана -10 IV 1997, Оренбург) Кавалер орденов Славы 3-х степеней. С 1933 года - в Оренбурге. В армии находился с сентября 1942. В июле 1943 окончил школу младших авиационных специалистов. На фронтах Отечественной войны был с декабря 1943. С октября 1944 и до конца войны в составе гвардейского бомбардировочного авиационного полка участвовал в Восточно-прусской операции, в ходе которой стрелок-радист Браун стал кавалером орденов Славы 3-й и 2-й степеней. Участвуя в штурме Кенигсберга, уничтожил аэродром в Девау, за что был награжден орденом Славы 1-й степени. Почетный гражданин г. Оренбурга. http://kraeved.opck.org/biblioteka/enciklopedii/obe/b.php

Admin: Южанин Николай Матвеевич Николай Матвеевич Южанин ушел на фронт добровольцем, когда ему еще не исполнилось восемнадцати лет. После окончания школы авиамехаников в марте 1943 года его направили в действующую армию. Он служил механиком самолета-бомбардировщика ИЛ-4 8-го авиаполка, потом техником бомбардировщика ЕР-2 в составе 329-го бомбардировочного авиационного полка 18-й гвардейской Орловско-Будапештской дивизии. Н.М. Южанин награжден орденом Великой Отечественной войны II степени, медалями «За взятие Берлина», «За взятие Кенигсберга», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией», юбилейными медалями. После демобилизации Николай Матвеевич окончил Кизеловский горный техникум, работал начальником участка, помощником главного инженера, начальником шахты. Он был одним из организаторов производственного объединения «Уралкалий», работал заместителем главного инженера, заместителем директора по производству. С 1997 года Н.М. Южанин — заместитель главного инженера Березниковского стационара Горного института УрО РАН. По словам коллег, на работе Николай Матвеевич горит, своими знаниями и умениями вызывает искреннее восхищение, зажигает весь коллектив. http://www.uran.ru/gazetanu/2005/05/nu11_12/wvmnu_p4_11_12_052005.htm

Admin: "Шел мальчишке в ту пору восемнадцатый год… " Незабываемый фильм "В бой идут одни старики" смотрел, пожалуй, каждый. Если читатели помнят, самолет военного летчика, которого играл Леонид Быков, готовил к полету один авиамеханик. "Война началась в день моего рождения" А недавно я познакомилась с ветераном Великой Отечественной — зовут его Александр Михайлович Найденов, — который в годы войны, будучи 18-летним мальчишкой, отправлял в ночные полеты двухмоторный бомбардировщик Ли-2 с экипажем на борту из пяти человек. К тому времени Саша Найденов закончил Васильковскую авиационную школу, в звании сержанта и должности механика был зачислен в только что сформированную часть № 22643. Служил в авиационном полку во второй эскадрилье с мая 1944 года. А в армию попал, едва исполнилось 17 лет. Вдвоем с другом они "выходили " эту привилегию, хотя их призывной возраст еще не подошел, убедив сурового капитана из местного военкомата, что без них на войне не обойтись. — Братья воюют, а чем я хуже? — говорил Саша. Призвали его в 1942 году. Курсантом он оказался хорошим. Изучал материальную часть штурмовика Ил-2, который немцы называли "черной смертью ", в классах училища штудировал теорию, а практику проходил на аэродроме. Сколько двигателей собрал и разобрал своими руками. Курсантов авиашколы нередко отправляли "прочесывать" местность с целью поиска немецких диверсантов, которых забрасывали на Урал для подрывной деятельности. А еще курсанты помогали колхозам — копали картошку, убирали капусту... Никакой работы Александр не боялся, трудиться начал с десяти лет. (Многим нынешним восемнадцатилетним, избалованным родительскими деньгами, трудно даже представить, что такое могло быть). Деревен-ский пацан, рано оставшийся без отца, он вместе со взрослыми вставал до зари и отправлялся в поле, на сенокос или возить молоко на сборный пункт. В 15 лет Саша уже был штурвальным на комбайне, убирал урожай. Заработал на трудодни 25 пудов хлеба, два воза сена. И братья были работящие — животновод, молотобоец, крановщик. В 1940 году окончил семилетку, хотел учиться дальше, да за школу надо было платить, жена старшего брата воспротивилась — самим трудно. Саша поступил в школу фабрично-заводского обучения, выучился на штукатура-маляра. На Магнитогорском металлургическом комбинате ремонтировал корпуса производственных зданий, домны. Но душа его рвалась в деревню. Вернулся — и снова за привычную работу. Как сложилась бы судьба дальше, трудно сказать. — Одно знаю, что надо было учиться, — рассказывает Александр Михайлович. — Да, война нагрянула в самый мой день рождения. Обычное воскресенье было, отметили шестнадцатилетие, погоняли голубей с друзьями — заядлый я был голубятник, вечером гуляли и не знали, что война уже идет. И о том, что она будет, у нас, в Карталах Челябинской области, никто не знал, не говорили об этом люди, жили тихо, мирно, радовались, мечтали о будущем. В понедельник пошел паспорт получать, там и сказали о войне. Начальник паспортного стола заметил: "В нехороший день ты, парень, родился, ну да ладно, если придет время воевать, с "моим" паспортом вернешься живым". Настоящая мужская работа Слова эти сбылись. Но армия стала для Александра Михайловича вторым домом на целых тридцать лет. Из них восемь — годы срочной службы. Часть, в которой начинал военную службу сержант Найденов, за год с небольшим со дня формирования получила 11 благодарностей от Верховного главнокомандующего, прошла героический путь от Воротынска, что под Калугой, до Берлина. Сейчас она известна как Псковская. — Знаменитая, — не без гордости уточняет Александр Михайлович, — крутые ребята там служат — десантники. И показывает альбом ветерана части, который ему был вручен в Пскове в 1984 году на торжестве по случаю 40-летия этого воинского подразделения. Тех, кто начинал службу в части с первых дней ее создания, мало осталось. Тем дороже память о каждом солдате и офицере. Листает ветеран дорогой сердцу альбом и называет имена: — Майор Гаврилов, майор Валухов, капитан Буланов — три Героя Советского Союза за годы войны, всего в части пять героев. А не менее героический авиационный дальнебомбардировочный полк к концу войны стал называться Берлинским Краснознаменным. Ветеран говорит о войне просто, без пафоса, и в какой-то момент вдруг понимаешь, что для этого человека военные годы были обычными трудовыми буднями, более того — настоящей мужской работой. Тяжесть ее становилась ощутимой в дни потерь боевых друзей. — Два моториста помогали мне снаряжать самолет на задание — мордвин и татарин, оба пожилые, — вспоминает Александр Михайлович. — Относились как к сыну. Оружейники "заряжали" истребители, борт брал четыре бомбы общим весом до тысячи килограммов. В полку было несколько десятков машин, а стояли мы в ста километрах от линии фронта. Летчики вылетали чаще всего ночью. В 1944-м главная цель — города Прибалтики и Германии, за которые немцы держались мертвой хваткой, чувствуя приближающийся конец. А как мы ждали друзей из полетов! С первой минуты, как провожали их, начиналось долгое ожидание. Волновались не только за свою эскадрилью, за всех, кто уходил на опасное задание. А когда ребята возвращались, живые и невредимые, все радовались, как дети. И горевали вместе. Не только врагу наносился урон, были потери и у нас — и людей, и самолетов. Был случай, когда летчик вернулся, что называется, на одном крыле, с разбитым рулем, в нашей эскадрилье ранило стрелка огневой бортовой установки. Мне на войне просто повезло, не попал на передовую, остался жив. Своего командира экипажа Александра Заматаева всегда буду помнить, на войне уцелел, погиб уже в мирное время. Дружили семьями. Война для Александра Найденова и его фронтовых товарищей закончилась в городе Вышков, в Польше. Все ожидали этого события, знали, что оно вот-вот произойдет, но когда солдатам и офицерам объявили: "Война закончилась!", потрясение было велико. — Была ночь, мы спали, и вдруг нас разбудили. Весть была настолько радостной, что и сон пропал, мы побежали на аэродром, а до него четыре километра. На радостях такую стрельбу открыли, что поляки, не знавшие, в чем дело, попрятались по погребам, — улыбается старый солдат. — А потом наш полк был участником парада в Тушино, в Москве. Здесь видел Василия Сталина, который командовал третьей эскадрильей. Смелый был летчик. Про него так и говорили: хулиган Васька прилетел. Любили его, старались, чтобы самолет для него был всегда готов. Перед парадным вылетом играл оркестр боевых летчиков. Инструменты погибших товарищей лежали тут же, в память о них, не вернувшихся из боя, не доигравших эту замечательную музыку. Сдал экстернат — стал офицером После окончания срочной службы, которая продлилась до 1950 года, уже старшине Найденову предложили остаться в армии, сдать экстернат на звание офицера — военный опыт и заслуги позволяли это сделать. И причина у командования была серьезная — в авиации и морфлоте после войны возникла серьезная кадровая проблема: технического персонала не хватало. Самолеты и суда стояли, а "смотреть" за ними было некому. Демобилизация "оголила" армию. За полгода старшина-фронтовик сдал все экзамены и надел погоны младшего лейтенанта. Служил бортовым техником на военных самолетах в разных воинских частях. — Прошел путь от курсанта до майора, — уточняет Александр Михайлович. — А звание подполковника мне уже президент Путин присвоил в связи с 55-летием Победы. Долго будет Арктика сниться До 1958 года офицер авиации Найденов служил в родном полку — сначала в Польше, затем в Новгороде, Пскове. Жизнь у него была кочевая, как у всех военных. А вот Арктика не у каждого в биографии встречается. Облетел ее всю. Служил в Тикси, Воркуте. На всех северных островах побывал военный бортмеханик Найденов, там были аэродромы, и белые медведи совсем не боялись людей. На остров Диксон летали, как к себе домой, воюя с пургой, о которой поется в известной песне. На льдины Северного полюса экипаж, в котором служил Александр, садился раз сорок: прилетали к полярникам дрейфующей научно-исследовательской станции "Северный полюс-6". Полюбил эту неприветливую холодную землю так, что она снилась ему ночами четыре года службы в Виннице, в цветущей Украине. И снова был переведен в Тикси на несколько лет. Награжден орденом Красной Звезды за 500 часов налета в сложных северных метеоусловиях. Был участником событий, о которых сейчас вспоминать не очень-то хочется, — в Болгарии, Польше, Чехословакии, Германии, Венгрии, которые попытались оказать сопротивление социалистическому режиму. Военный человек судьбу не выбирает: дал присягу Родине на верность — служи ей верой и правдой. За спасение раненых в Венгрии Александра и его товарищей наградили орденами Красной Звезды. К слову, о наградах. Александр Михайлович гордится орденом Великой Отечественной войны второй степени, который получил уже после войны, медалью "За боевые заслуги", имеет еще 18 медалей, множество Почетных грамот и благодарностей от военного командования, трижды был знаменосцем в частях, где довелось служить. … И снова — солнечная Украина, где возглавлял наземную службу по заправке ракет топливом. Целый год по прихоти одного военного бюрократа Александр жил в Житомире, а жена Полина — в Виннице. "Соединил" супругов генерал Решетников, который через шесть лет узнал своего бывшего подчиненного и помог ему решить семейный вопрос. …Незаметно пенсия подошла — военные уходят по выслуге лет. Еще молодой и полный сил Александр Михайлович дома не засиделся — пригласили в горком партии, предложили ответственную должность в горисполкоме, сопротивлялся, но недолго. Впрягся в работу, как умел это делать всегда. Был юристом, снабженцем, даже завгаром...… После армии еще 20 лет трудился. Сейчас ветеран Найденов на пенсии и все чаще вспоминает войну, мирную армейскую службу, однополчан, говорит: — Это было лучшее время моей жизни. http://www.tumentoday.ru/?pub=2527&show=archive&PHPSESSID=0120e23ee61bc616b4bbf13996e2ed6

Admin: СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА Не менее интересна судьба другого ветерана Великой Отечественной войны – Николая Николаевича Смирнова. Мы привыкли смотреть фильмы про Великую Отечественную войну и доверять им. Наверное, потому, что эта война для нас – святое, то, о чем нельзя забывать. Однако сегодня, спустя 60 лет после войны, только сами ветераны могут поведать, как в действительности складывалась судьба человека в военное время. Это истории без вымысла, без красивой картинки. Для 16-летнего Коли Смирнова война началась блокадой Ленинграда, а в октябре 42-го, во время эвакуации из осажденного города, семья Смирновых попала в Ярославскую обл., г. Нерехту. Здесь подростка поставили на военный учет. Не раз вызывали в военкомат, но возраст не позволял призвать мальчика в армию, да и после блокады худенького невысокого паренька на фронт сразу не отправить. Летом 1943 г. его направили учиться в Школу младших авиаспециалистов (ШМАС). Через четыре месяца, когда уже подошел призывной возраст, выпускника ШМАС ярославской Нерехты, младшего сержанта, мастера авиавооружения Николая Смирнова распределили в 996-й штурмовой авиационный полк ордена Богдана Хмельницкого на подмосковный аэродром Монино. В конце января 44-го, когда полк был окончательно сформирован, его перебросили на Украину, в уже освобожденный Киев. Николай Николаевич вспоминает, как из Киева, после долгого переезда, отряды еще целые сутки добирались до ночлега, пешком шли по разрушенной железной дороге в валенках, с тяжелой амуницией, с огромными рюкзаками за плечами. «Нам дали немного отдохнуть и потом на машинах направили под Перемышль, что на границе с Польшей. И вот отсюда начались для нашего полка боевые действия. Наша армия тогда уже наступала», – рассказывает Николай Николаевич. За время войны мастер авиавооружения Н. Н. Смирнов обслужил 171 боевой вылет. Подвешивали бомбы на бомбардировщики, заряжали пушки, устанавливали пулеметы. Сложность состояла в том, что на определенный вес надо было разместить как можно больше вооружения. И не дай тебе бог хоть на килограмм ошибиться! Самолет не взлетит. За полтора года на фронте (с февраля 1944 г. по май 1945 г.) полк, где служил Николай Николаевич, прошел через Украину и Польшу. На немецкую территорию перешли в районе города Глейвиц. Как нас встречали? По словам Николая Николаевича, в восточной части Украины, в Польше очень дружелюбно: «Там были рады нашему приходу и приветствовали словами: «Гитлер капут! Гитлер капут!». Можно, конечно, сказать, что вот нас с букетами встречали, но со мной не было этого, не видел я такого. А в Германии боялись, что русские начнут грабить, убивать, насиловать, хотя ничего этого не было. Немцы знали, чувствовали, что проигрывают эту войну». В Глейвице война для Николая Николаевича закончилась. «О победе узнали сразу. Помню, мы спали, но, когда сказали «Победа!», все тут же вскочили, похватали ружья, винтовки – у кого что под рукой оказалось – и давай дружно стрелять в воздух! Кому винтовок не хватило, те сели на самолеты и стали стрелять из пушек. А я, помню, вышел из барака, там в километре от аэродрома, где мы стояли, труба была, завод какой-то, стал стрелять по этой трубе, кричать: «Победа! Победа!» Вот так отметили, салютом, без всяких выпивок. На московский парад мы не попали, но нам и так было хорошо. Слава богу, что война закончилась». Началась мирная жизнь, пошли награждения. Первая фотография Николая Николаевича времен войны относится как раз к тому времени: молодой сержант с двумя медалями на гимнастерке. «Это сейчас показное такое награждение во время военных операций, а у нас тогда это не принято было. Если и награждали, то в основном летчиков, потому что они совершали боевые вылеты. В моей эскадрилье командир экипажа Николай Зайцев стал героем СССР», – с гордостью говорит Николай Николаевич. Чужим медалям он искренне радуется, но, что удивительно, к своим относится без особого трепета. С парадного пиджака не снимает только орден Отечественной войны II степени. Все остальные 13(!) наград, среди которых медали «За боевые заслуги», «За освобождение Праги», аккуратно хранятся в деревянной шкатулке... http://www.lentransgas.ru/pobeda/veterans003.html

Admin: Рыков Юрий Петрович Год рождения 1924-й пошел на войну в 1942-м. В начале мая райвоенкоматы Семипалатинской области, где перед войной жила семья Рыковых, формировали группу призывников, досрочно окончивших среднюю школу, в основном значкистов ГТО, ПВХО, ГСО, ВС — «Ворошиловский стрелок» для направления на учебу в Волчанскую военную авиационную школу авиамехаников ВВС РККА. Курсантами этой школы и стали в свои неполные восемнадцать лет Юрий Рыков с другом-однокашником Виктором Бычковым. Еще в сорок первом авиашкола была эвакуирована подальше от линии фронта — в Средне-Азиатский военный округ, город Сталинабад. После карантина и соответствующей санобработки новобранцы получили обмундирование: гимнастерку и шаровары «х/б, б/у, р/с» (хлопчатобумажные, бывшие в употреблении, рядового состава) с курсантскими петлицами, ботинки с обмотками и буденовку с голубой звездой. Отделение десятиклассников обучалось по сокращенной программе. Немного строевой подготовки: «Коротким — коли!», «Длинным — коли!» Разборка — сборка авиапулемета ШКАС и винтовки Мосина с закрытыми глазами. Азы теории: конструкция и ремонт самолета И-16, авиамотора ВК. Для лучшего запоминания — частушка: «Картер на моторе есть один, Вылит он из сплава силумин, И к нему по оба бока С гильзами ставятся два блока, А для уплотненья — паронит…» Практического опыта курсантам предстояло набираться во время трехмесячной стажировки в строевых авиачастях. Но летом 1942 года немецкие войска устремились к Волге. Возникла реальная угроза потери Сталинграда. Нарком обороны обратился к войскам с приказом № 227 «Ни шагу назад!» Решением ставки ВГК под Сталинград были направлены курсанты военных школ и училищ. Так стажировка стала фронтовой. Жара летом 1942-го стояла страшная. Почти весь маршрут воинского эшелона Сталинабад-Аральск-Сталинград ехали на крышах теплушек. Выгрузились в Заволжье, где к тому времени на полевых аэродромах базировались части 8-й воздушной армии под командованием Героя Советского Союза, ветерана боев в Китае и Испании генерал-майора Т. Хрюкина. Задача перед армией была поставлена практически невыполнимая: защитить от бомбежек оборонявшие город войска, переправы, базы снабжения, свои аэродромы на левом берегу. У немцев — почти двукратное превосходство в силах, в 8-й воздушной — устаревшие «ишаки», По-2 и т.п. Но выстояли! Курсантам-стажерам повезло — на аэродроме, куда их направили, размещался авиаполк, прибывший на фронт на самолетах Як-1. Красавец-истребитель с надежным мотором, мощным пулеметно-пушечным вооружением покорил с первого взгляда. Познакомились с летчиками-фронтовиками, опытными техниками, у которых было чему поучиться. «Студентов» быстро распределили по участкам, началась тяжелая мужская работа. Постоянная «готовность № 1», одуревающая жара, тревожные команды «воздух»… Радовала в основном информация армейской печати о победах летчиков-гвардейцев Шестакова, Морозова, сержанта Лавриненкова… Самым тяжелым для летчиков и обслуживающего персонала был июль-август, когда немцы прорвались в город и вышли к Волге. По ночам над Сталинградом полыхало багровое зарево. В этой обстановке совершенно незамеченной осталась посадка для дозаправки на соседнем аэродроме транспортного самолета Ли-2, летевшего из Тегерана в Москву с французскими летчиками-добровольцами на борту. «Соколов де Голля» встречал на аэродроме командующий армией генерал Т. Хрюкин. Остальные сталинградцы узнали об их прибытии в Советский Союз из газеты «Правда». Фронтовая стажировка прошла успешно, без потерь. Командование школы получило от Военного совета Сталинградского фронта благодарность за отличную работу группы стажеров — младших авиаспециалистов. Возвращались с фронта в составе военно-санитарного поезда, доставлявшего раненых бойцов на лечение в солнечный Таджикистан. Встречал курсантов начальник школы уже в полковничьих погонах, введенных с начала сорок третьего. Второго января 1943 года выпускники-авиамеханики приняли воинскую присягу. В тот же день партийная комиссия школы приняла сержанта технической службы Юрия Рыкова кандидатом в члены ВКП(б). При распределении на дальнейшее прохождение службы командование исходило из сложных стратегических соображений, непонятных непосвященным. Неразлучный друг Витька Бычков получил направление на Дальний Восток. Потом, в сорок пятом, писал письма из Порт-Артура. Сержанту Рыкову выпал Сибирский военный округ, в/ч 53835, Новосибирск, 26 п/о, а если отбросить завесу секретности — 20-й запасной истребительный авиаполк. Запасная авиационная бригада в составе двух полков, 19-го и 20-го, базировалась на новосибирском аэродроме Толмачево. Юрий Рыков попал в звено управления полка, так называемую «королевскую авиацию». Летательные аппараты там были самые разновидные: И-16, По-2, Р-5, УТ-1, УТ-2, УТИ-4… Даже с аэросанями приходилось иметь дело. Довелось обслуживать и американские машины, осуществлявшие перелет по трассе Аляска — Сибирь — фронт. Идет тяжелый «Бостон», за ним — звено «Аэрокобр». Садится, бывало, а у него «нога» подломилась, винтом по земле скребет… С тех самых пор хранится у Юрия Петровича пара инструментов, оставленных в кабине самолета американским коллегой — механиком: отверточка маленькая и ключ-шведик на четырнадцать. Пробовал покрутить — лучше нового. Но основной задачей запасной бригады была обкатка самолетов Як-7 и Як-9, поступавших с завода им. Чкалова. Завод выпускал более 30 машин в сутки. После испытаний часть самолетов расстыковывали и эшелонами отправляли на Восток, часть — на Запад «лётом». Прибывали на переформирование авиационные полки с фронта. В Толмачево их пересаживали с И-16 на Яки, при необходимости доукомплектовывали личным составом. С одним из полков улетел на фронт стартех соседнего 19-го полка старший лейтенант Сергей Агавельян, с которым Рыкова судьба сведет очень скоро. — Сегодня многие не верят, как мы тогда рвались на фронт, — вспоминает Юрий Петрович. — Как это так, отец воюет, а я в тылу? Некоторые просто убегали. Но дождались — летом 1944 года в СибВО поступил запрос на авиамехаников-сибиряков. На этот раз сержанту Рыкову повезло — он был включен в состав группы. Приняли во внимание, что уже успел понюхать пороху под Сталинградом. Суета поднялась страшная — сказали, что посылают куда-то для открытия Второго фронта. Обмундировали во все офицерское, дали пустые кобуры, вместо вещмешков — брезентовые портпледы и, страшно сказать, в вагонах (вместо теплушек) отправили на Запад. Второй фронт оказался Тулой, где проходила пополнение людьми и переформирование в полк французская истребительная эскадрилья «Нормандия». Неожиданная встреча: старшим инженером полка оказался знакомый по Толмачево С. Агавельян! Где-то пересеклись фронтовые пути двух авиачастей, и офицер, знавший после Академии французский язык, был причислен к «Нормандии». (После войны гвардии майор-инженер, кавалер орденов Почетного легиона и «Военный крест» Сергей Давидович Агавельян более 30 лет возглавлял совет ветеранов полка.) Мы расстались с французскими добровольцами на Сталинградском фронте, где их транспортный самолет приземлился в конце 1942 года. В Иваново, где формировалась эскадрилья, французам предложили на выбор любые типы истребителей, хотя бы и иностранных. Выбор пал на Як-1. Несколько месяцев спустя, весной сорок третьего, «Нормандия» была уже под Курском, где и остался навсегда почти весь ее первый состав во главе с командиром Жаном Тюляном. Летчиками французы были отменными, храбрости отчаянной, но дрались поначалу каждый за себя, отчего и несли большие потери. Пришлось перенимать у советских истребителей отработанную в боях тактику действий парами: ведущий — ведомый. После этого дело сразу пошло на лад. А с авиамеханиками получилось так: свои сенегальцы на русских морозах быстро скисли, и пришлось их отпустить в более теплые края. Но еще в Иваново несколько самолетов обслуживали механики-сибиряки. После этого французы настоятельно требовали: нам — только сибиряков. Советское командование пошло навстречу. В августе 1944 года перевооруженный новейшими скоростными истребителями Як-3 полк «Нормандия» прибыл в город Алитус на Немане, где базировались части 303-й Смоленской Краснознаменной ордена Суворова истребительной авиадивизии (комдив — Герой Советского Союза генерал-майор Г. Захаров). Дивизия входила в состав 1-й воздушной армии под командованием легендарного летчика генерал-лейтенанта Михаила Громова. Здесь, прикрывая с воздуха форсирование крупной водной преграды, полк получил наименование Неманского и стал отныне называться «Нормандия-Неман». Особенно запомнился день 15 октября в самом начале Восточно-Прусской операции, когда летчики полка сбили 29 самолетов противника, не понеся при этом потерь. Всего же на счету полка «Нормандия-Неман» 273 сбитых вражеских самолета. Более двадцати раз полк был отмечен в приказах Верховного Главнокомандующего. Сорок два французских летчика не вернулись из боевых вылетов. В декабре 1944 генерал де Голль, посетивший Советский Союз с дипломатической миссией, выразил желание побывать в полку. Но советское командование воспротивилось, поскольку на фронте в это время шли ожесточенные бои. Поэтому полк вызвали на встречу с де Голлем в Москву. В столице лидер французского Сопротивления вручил всему летному и техническому составу полка ордена «Военный крест»: механикам — со звездой на ленте, летчикам — с пальмовыми ветвями по числу сбитых самолетов. Тогда же многих летчиков наградили советскими орденами. Четверо — Марсель Альбер, Жак Андре, Ролан де ля Пуап и Марсель Лефевр (посмертно) — стали Героями Советского Союза. Победу полк встретил в прусском городе Эльбинг (ныне Эльблонг в Польше). Еще до официального объявления весть пронеслась по всем фронтам от радиста к радисту. Ликованию не было предела. Стреляли в воздух из всех видов оружия. До этого так же радовались известию об освобождении Парижа. Но тогда за Вислой еще были немцы, которые, заслышав непонятную стрельбу, на всякий случай ударили через реку из пушек. Хорошо, что не попали! Теперь же до последних окруженных группировок, еще продолжавших сопротивление, надо было только лететь. По старой рыцарской традиции французскому воину положено возвращаться домой с оружием. Советское командование передало в дар Франции 40 истребителей Як-3. Машины выбирали самые лучшие, к дальнему перелету готовили тщательно. В середине лета 1945 года полк поднялся в воздух курсом на родину и 20 июля приземлился на аэродроме Ле Бурже близ Парижа. По всему маршруту полк сопровождала группа механиков во главе с С. Агавельяном. Те, кто остался дома, были направлены на подмосковный аэродром Люберцы, где формировалась истребительная дивизия для участия в параде Победы. Еще 24 мая 1945 года Генеральный штаб разослал по всем фронтам директиву с подробными указаниями о подготовке и прибытии в Москву к 10 июня сводных полков для проведения парада в честь победы над Германией. Программа парада включала как прохождение торжественным маршем сводных полков фронтов, так и пролет парадных дивизий основных родов авиации: истребительной, штурмовой и бомбардировочной, а в заключение — показательный воздушный бой. Парадная истребительная дивизия в составе десяти девяток формировалась на базе Высшей офицерской школы воздушного боя в Люберцах. Бомбардировщики и штурмовики готовились на соседних подмосковных аэродромах. Громадное впечатление произвело зрелище одновременного пролета трех родов авиации во время торжественной репетиции. В колонне девяток на сомкнутых интервалах и дистанциях над головой пролетала армада самолетов, заполнивших все небо до горизонта… И вот наступило утро 24 июня 1945 года. Небо было пасмурное, низкая облачность, моросил дождь… Десять часов утра, бой кремлевских курантов, мелодия «Славься», цокот копыт… Жуков и Рокоссовский объезжают строй парадных полков. Солдатское «Ура!» Поздравительная речь маршала Жукова. Начало торжественного марша. Вдруг тишина — и к подножию Мавзолея посыпались вражеские знамена… Репортаж Левитана летчики слушали по радио, находясь в кабинах самолетов в «готовности номер один», как на фронте. Только тяги управления оружием были отсоединены и запломбированы — накануне СМЕРШ обследовал машины от винта и до хвоста. Близилось начало вылета, а небо все хмурилось и темнело. И вдруг хлынул ливень! Команда на вылет так и не поступила. Проливной дождь не помешал торжественному маршу и не омрачил общего праздничного настроения. Но авиаторам было обидно до слез! Однако поступило распоряжение — парадные расчеты не расформировывать. И в первый послевоенный День воздушного флота 18 августа 1945 года летчики сполна продемонстрировали мастерство и удаль в небе над Тушинским аэродромом. Победный аккорд авиаторов все-таки состоялся и был впечатляющим. После войны служба сержанта Рыкова продолжалась еще пять лет. В 1950 году демобилизованный воин поступил на факультет моторостроения Московского авиационного института, с успехом закончил его, получив квалификацию инженера-механика. В 1959-м в числе первых приехал в строящийся новосибирский Академгородок, где стал ведущим инженером-конструктором создаваемого Института химической кинетики и горения. Впереди была долгая и счастливая трудовая жизнь. Фото из семейного архива Ю. Рыкова (наш герой — в центре снимка) и фотокора «НВС» В. Новикова http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?8+331+1

Admin: Черешнев Иван Андреевич ...После школы собирался поступить в военное училище. Ускорила война. В конце сентября 1941 года семнадцатилетним добровольно вступил в Красную армию. Вначале меня направили на учебу во 2-ую Московскую авиационную школу авиамехаников. По окончании военной школы в июне 1942 года был направлен на Кавказ на фронт в запасной авиационный полк, потом в сентябре 1942 в истребительный авиационный полк, в котором прослужил до конца войны. В конце ноября 1943 г. готовил самолет командира полка, который был старшим группы из 40 истребителей, сопровождавших И.В.Сталина на Тегеранскую конференцию. После войны в 1949 г. по первому разряду окончил Горьковское военно-политическое училище им. М.В.Фрунзе и продолжал службу в войсках. В 1953 г. поступил, а в 1957 г. окончил военно-политическую академию им. В.И.Ленина, воздушный факультет. По окончании академии, где начал летать на боевых самолетах, служил в войсках на различных должностях, включая начальника политотдела. После 30-ти летней службы закончил ее в группе Советских войск в Германии. Сейчас – пенсионер Министерства обороны, полковник в отставке. Участвую в военно-патриотической работе. Г. Серпухов, Московской обл. http://artekovetc.ru/1938.html

майор В.Богданов: БАДЮК МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА Родился в 1920 году в селе Чугуевка. Окончил школу младших авиационных специалистов Тихоокеанского флота. С мая 1942г. на фронте старшим воздушным стрелком - ра-дистом 9-го Гвардейского минно - торпедного авиационного полка. К концу 1943г. в составе экипажа торпедоносца совершил 86 боевых вылетов, участвовал в потоплении 12 транспортов врага. Имя воздушного снайпера радиста М.М.Бадюка хорошо знали моряки, пехотинцы и авиаторы Северного моря. В летной книжке Михаила Михайловича Бадюка записано: "За период боевых действий во время Великой Отечественной войны совершил восемьдесят шесть боевых вылетов на постановку мин, бомбардировку побережья, на торпедирование вражеских ко-раблей в Баренцевом море. Провел двадцать семь воздушных боев, в которых лично сбил семь самолетов врага". 22 февраля 1944г. за проявленное мужество и отвагу Михаилу Михайловичу Бадюку было присвоено звание Героя Советского Союза. После войны М.М.Бадюк продолжил военную службу в авиации ВМФ. Проживал в городе Ростове-на-Дону. Награжден орденами: Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, 3-мя орденами Отечественной войны 1-ой степени, медалями. http://mo.primorsky.ru/chuguevsky/upload/docs/Baduk.doc http://vkmtuci.edu.mhost.ru/svjaz/svjaz2h9.htm

Admin: Хамилянский (Менделевич) Ефим Маркович Ефим Маркович родился 10 октября 1921 года в городе Могилеве. В 15 лет он сам поехал в Харьков поступать в машиностроительный техникум, который успешно окончил 29 июня 1941 года. Недолго проработал молодой специалист старшим мастером на уральском заводе в городе Миасс. – Меня, как и многих работников «держали по брони», но я стремился на фронт, - вспоминал Ефим Маркович. 13 сентября 1941 года Ефима Хамилянского зачисляют курсантом военного училища по специальности авиамеханик. После окончания училища в декабре 1942 года Ефим Маркович был направлен на Ленинградский фронт в15-й гвардейский штурмовой авиационный полк. Командир гвардейского экипажа, в котором служил авиамеханик Хамилянский, Леонид Паршин был удостоен звания Героя Советского Союза, а Ефим Маркович - Ордена Отечественной войны 1-й степени. В сентябре 1945 года Ефим Хамилянский в составе почетного караула встречал главнокомандующего вооруженными силами США и будущего президента США Дуайта Эйзенхауэра, прибывшего в Ленинград с официальным визитом. После демобилизации Ефим Маркович Хамилянский работал на ответственных постах в сфере снабжения. Долгие годы он возглавлял финансово-сбытовой отдел Московского завода деревообрабатывающих станков. В 1992 году Ефим Маркович эмигрировал к сыну в Америку. Многие помнят Ефима Хамилянского, - всегда улыбающегося, подтянутого, любящего танцевать, ценившего юмор, деятельного и предприимчивого, всегда готового придти на помощь, дать совет. Многие годы Ефим Маркович организовывал поездки на отдых в Катскильских горах. И только последним летом сам не смог поехать, так как почувствовал себя неважно. После продолжительной болезни Ефим Маркович Хамилянский скончался 9 марта 2007 года. НОВОСТИ БАЛТИМОРА И ЕГО ОКРЕСТНОСТЕЙ http://www.kackad.com/article.asp?article=1447

Admin: АНДРУСЕНКО Валентин Кузьмич (8 III 1919, с. Покровка Новосергиевского района - 22 III 1979, Алма-Ата) Герой Советского Союза. С 1939 служил в Военно-Морском Флоте. Окончил школу младших авиационных специалистов Балтийского флота. В боях находился с октября 1943. Командир отделения на катере "Д-3" старшина 1-й статьи Андрусенко при высадке десанта на о. Эзель (Эстония) первым бросился в воду, увлекая за собой других. Рискуя жизнью, сумел предотвратить взрыв корабля. Звание Героя получил 6 марта 1945. http://www.orenburg.ru/culture/encyclop/tom4/a2.html ...Смолоду мой отец решил стать моряком. Поехал он поступать в училище военно-морской авиации, но немного опоздал: прием там уже закончился. Направился оттуда в Севастополь поступать в военно-морское училище. Но и там прием был уже закончен. Оттуда поехал в Одессу, в морской техникум. Но и здесь у него ничего не получилось. Тогда в Ростове он поступил матросом сначала в речное, а потом в Азовское пароходство. И служил там до призыва в армию. В тридцать девятом году его призвали на срочную службу. Ну и, конечно, батя сделал все, чтобы стать матросом. Он стал краснофлотцем, и послали его учиться в Петергофскую школу младших авиаспециалистов, которую он окончил и стал мастером по авиационному вооружению. Довелось ему участвовать в военных действиях в период советско-финского вооруженного конфликта. Он обслуживал самолеты, готовил их оружие к бою. Когда на нашу страну напали фашисты, отец тоже обслуживал самолеты. Не раз приходилось ему самому вылетать за стрелков, которых не хватало. Во время одного такого вылета отец был ранен. После лечения в госпитале попал на Балтийский флот, на торпедные катера. В октябре сорок четвертого года участвовал в десанте на острове Саарема — командовал шхуной. Кроме людей на ней было много боеприпасов. При преодолении зоны заградительного огня несколько вражеских снарядов попали в шхуну. Загорелись ящики с боеприпасами. И тогда отец стал сбрасывать эти горящие боеприпасы в воду. Они могли каждую минуту взорваться. Но он, рискуя жизнью, спас шхуну и высадил десант в назначенном месте. За этот подвиг моему отцу было присвоено звание Героя Советского Союза. Я смотрел на Валентина Кузьмича, видел, что ему было очень приятно и несколько удивительно, что сын его так горячо о нем рассказывает. Я попросил Валентина Кузьмича уже самого вспомнить о том памятном бое. На некоторое время он задумался, как бы еще и еще раз мысленно окидывая взглядом тот далекий, трудный для него фронтовой день. — Для высадки десанта было отправлено много военных кораблей. Использовались и простые шхуны, на которые посадили десантников: на боевых кораблях места всем не хватило. Меня назначили командиром такой шхуны. Мы шли сначала (осторожно, стараясь как можно ближе под прикрытием ночи подойти к берегу, занятому врагом. И это нам почти удалось. Но неподалеку от берега нас обнаружили, и фашисты открыли заградительный огонь. Впереди сплошной стеной поднималась вода от взрывов снарядов, и войти в эту стену всплесков и взрывов было, конечно, не так-то просто. И преодолеть ее тоже было нелегко, но необходимо. Несколько снарядов угодило в судно. Загорелись ящики. Ну что такое горящие боеприпасы, вы хорошо представляете! Тут некогда было объяснять — надо действовать! Я сбросил эти ящики в воду, и наша шхуна и еще несколько судов, прорвавшихся через заградительный огонь, двинулись к берегу. Наши боевые корабли и авиация вели огонь по гитлеровцам и всячески помогали нам подойти поближе, чтобы высадить десант. Когда подошли к берегу, надо было спрыгнуть в воду — ведь это только говорится: к берегу, а до берега-то было еще порядочно. Вода в октябре на Балтике холодная. Не так-то сразу и решишься спрыгнуть в нее, окунуться с головой. Ведь все солдаты — с оружием и боеприпасами. Некоторые командиры погибли во время обстрела шхуны. Получилась заминка, поэтому я сам прыгнул в воду, позвал солдат за собой и повёл их к берегу. Ну а на берегу уже и в атаку повел на фашистов. Мы укрепились на плацдарме, и только, после этого я вернулся на свою шхуну... http://www.nvmu.ru/archiv/1/n_0/13460.htm

Admin: Шмелев Михаил Ильич Родился 21 ноября 1925 года в Куйбышевской области. В армии окончил школу младших авиационных специалистов, стал мастером по электрооборудованию самолетов и был направлен в г. Ряжск, в 45-ый авиационный полк особого назначения. После Великой Отечественной войны еще пять лет прослужил в армии. В 1950 году М.И. Шмелев работал в Сызранском радиотрансляционном узле в должности техника, затем инженера. В 1967 году окончил филиал Куйбышевского электротехнического института связи. В 1964 году в Сызрани был первым начальником эксплуатационно-технического узла связи. Проработал в этой должности 24 года до ухода на заслуженный отдых. Коллектив ЭТУС обеспечивал нормальную междугородную связь городов Сызрани, Жигулевска, Октябрьска, Сызранского, Шигонского, Ставропольского районов, осуществлял техническое обслуживание сельской телефонной связи, радиосвязи. Неоднократно избирался депутатом городского Совета народных депутатов. Награжден орденами Отечественной войны II степени, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени и многими медалями. М.И. Шмелеву присвоены звания «Заслуженный связист РСФСР», «Почетный радист», “Мастер связи”. http://www.lib.syzran.ru/personaliy/pers_CH,SH,/Shmelev.htm

Admin: Не все вернулись с войны с медалями, но разве они не были героями? Уберёг господь! Чего только не бывает в жизни! Вскоре после рождения Анатолия Борисова его семье пришлось бежать из родного дома в селе Шмелевка Ульяновской области, который подарила основателю их рода, солдату лейб-гвардии Борису, сама императрица Екатерина II. В 1930 году в ГПУ заинтересовались царским подарком, и Борисовы, чтобы уберечься, съехали в село Крестово Городище Чердаклинского района. Там Анатолий и учился в школе. До войны. Похоронка Когда началась война, ему было 15 лет. В 1942 году закончил 9 классов и, прибавив себе два года, стал курсантом 65-й школы младших авиационных специалистов (ШМАС Чедаклы). В феврале 1943 г. курсантов направили в Сталинград. В одном из первых вылетов под Таганрогом бомбардировщик "ПЕ-2" был подбит, завыли винты, пламя охватило кабину, у стрелка-радиста Борисова загорелся комбинезон. Внизу - Азовское море, прыгать нельзя - погибнешь, дотянули до берега, пламя сбивали водой. В составе 134-го Гвардейского авиаполка участвовал в боях на Южном, Украинском, 3-м Белорусском фронтах. В канун февраля 1945 г. в семью Борисовых пришла похоронка на сына. Из письма комсорга части В.Я.Проскурина (10.05.1945 г.): "Анатолий был патриотом Родины, комсоргом эскадрильи. 28 боевых вылетов. 13 февраля 1945 г. при выполнении боевого задания его самолет был сбит. Экипаж попал в плен. После этого судьба Анатолия нам неизвестна". Все, что произошло с Борисовым дальше, восстанавливается пунктиром по его дневниковым записям. "Задание выполнили, отбомбили, уходили домой, бензин - на нуле. Сбили. На борту пожар. Не дотянули до линии фронта. Упали на лес". 15 февраля 1945г. под Кенигсбергом (г. Данциг) командир экипажа и стрелок-радист попали в плен. Били, пытали, карцер, концлагерь. Анатолий не мог передвигаться, искалеченный, так бы и погиб, если бы не английские войска. Освобождение, госпиталь, документы на инвалидность оформлять отказался, недоверие и проверки советских государственных комиссий. Показания командира экипажа, гвардии мл. лейтенанта Михаила Сасанова, бежавшего из плена, и Анатолия совпали. И старший сержант Борисов, пять лет прослужив на оккупационной территории, будет уволен в запас в апреле 1950 г. Был месяц май. Весна. Волга. Пристань. Родимый порог. Стоял и немел. Живой! Запах яблонь и вишни, Родина. Вера родителей, родных, желание жить спасли от смерти. Уберег Господь! Любовь - Я знала Толю с детства, - вспоминает жена Лидия Ивановна.- Он дружил с моим старшим братом Вадимом. Часто приходил к нам в дом, они учили уроки, пели под мандолину. Это было до войны. Летом 1950 г. после окончания института лесного хозяйства приехала в родное Крестово Городище. Анатолий встречал меня на пристани, с которой в 1942 году мы провожали его в армию - красивого, здорового, веселого. А тут увидела, и сердце сжалось: уставший, худой, прошедший войну, иззябший, настрадавшийся человек. Вечером пришел. Пригласил погулять. Говорил, что мечтает стать учителем, как родители. Что надо закончить школу, а он не может учиться, после войны все забыл, даже пишет с трудом. Что уже 24 года, а у него ни специальности, ни образования. Я слушала его, жалела. А потом решила и стала убеждать, что он все сможет, а я ему помогу. И он сел за парту. Заставлял себя запоминать. В диктанте делал по сто ошибок. Вечером ходили в кино, на Волгу, пели. Сколько счастливых рассветов мы встретили! Толя поверил в себя. В 1951 г. окончил 10 классов и поступил в пединститут. В 1953 году мы поженились. Он перевелся на заочное и стал учителем истории в крестовогородищенской школе. "Ты был в плену, почему не застрелился?" В 1955 году молодого энергичного учителя направили в Чердаклы заведующим районо. Жили трудно. Одна комната, печка-буржуйка, трое детей, зарплата меньше, чем у директора школы. Командировки в район. Зимой, в мороз, на лошади, в санях, без тулупа. "Часто расставались, такая у мужа была работа, волновалась, ночи не спала. Берегли каждый миг, проведенный вместе". В 1961 г. Борисова назначают заведующим отделом народного образования области. Бешеный темп работы он задавал себе сам. Людей в команду подбирал, чтобы "крыло в крыло", как на фронте. В области строились новые школы. Он сутками пропадал на объектах. Посещение школ в глубинке не вызывало суматохи. Вдруг в понедельник объявляет: "В командировку!". А с пятницы не предупредит. Улыбнется, поправит воротничок клетчатой рубашки и скажет: "В выходной надо отдыхать, а не думать о командировке". Направляли Борисова и в Москву на повышение, и документы уже были готовы. Однако система работала. "Ты был в плену, почему не застрелился?" - был задан вопрос. И назначение отменилось. Когда Борисов почувствовал, что сердце сдает, уступил место "ведомому", как в небе, в бою. В 1977 году стал директором школы-интерната для глухих детей. Посчитал - там нужнее и не "цеплялся" за высокий пост. Сын за отца - Дети ему верили, - говорит дочь Анатолия Александровича Надежда. - На рабочем столе отца были фотографии его воспитанников из "трудных" детдомовцев-сорванцов, интернатских, получивших путевку в жизнь. Он не забывал их, помогал. Но были свои, родные: старший Сережка, я и Женька. На выпускном у Женьки папа был веселый, пел. Поехал к нему в армию в Тоцк и радовался, что на сына готовят документы в Военно-медицинскую академию в Питер. Он мог уберечь Женьку от Афганистана, отправить учиться в Москву, к своему старшему брату-подполковнику, военному атташе Министерства обороны, поговорить с военкомом области. Но он любил и уважал Женьку за то, что сын сам сделал свой выбор. 4 июля 1980 года Женька погиб в Афганистане, спасая раненого друга. А 9 июля, вечером, в папин день рождения, его привезли. Папа не верил, что за маленьким окошком в "цинке" - его сын, не хотел верить. Ждал. Он помнил,как в ту войну вера родителей спасла его, хоть в дом и пришла похоронка... В августе 1986 года, вернувшись из Москвы с похорон старшего брата, на вокзале Анатолий Александрович сел в служебную машину, спросил водителя: - Нашли мне замену? Нет? Не дождусь! Ему стало плохо по дороге домой. Остановилось сердце. Алексей Филоненко. http://sm-k.narod.ru/archives/2002/oct/147-148/19.htm

Admin: ФРОНТОВОЙ ОРУЖЕЙНИК БОРИС АЛЕКСЕЕВ Родился Борис Николаевич в деревне Шиботово, Санинского сельского Совета в 1927 году. Семья была крестьянская. Отец Николай Иосифович умер рано - в 1934 году, а мать Александра Васильевна прожила долгую, в 90 лет, жизнь. С самого начала коллективизации работала она колхозным бригадиром. Сохранился у Бориса Николаевича Знак «Отличник сельского хозяйства», которым она была награждена еще до войны, помнит он и то, что было у нее еще много Почетных грамот, за хорошую работу вручали ей и отрезы на платье. Может быть потому, что в колхозе заправляли женщины, был он богатым. Председателем работала тоже женщина Александра Михайловна Егорова. Вначале колхоз носит имя Буденного, а уже позже, после объединения, когда вошли в него деревни Санино, Родионово, Плотавцево, Красный Луч, Ветчи, он стал называться «Новый быт». Сеяли здесь рожь, гречу, просо, сажали картошку, капусту, овощи. У каждого был приусадебный участок в 40-45 соток земли, все держали коров, овец. Жили неплохо. Здешние мужики владели плотницким ремеслом и ездили на заработки в Москву. «У меня два деда Иосиф Павлович Алексеев и Василий Иванович Пелёвин были знатными плотниками, причем второй, по материнской линии, славился как краснодеревщик», - рассказывает Борис Николаевич, - а вот пастухов, скажем, стекольщиков или ведерников не было. Пастухи приходили наниматься на работу из деревни Небылое, что под Юрьев-Польским». С пастухами деревенские мальчишки проводили все лето, приучая своих домашних телят к стаду. Каждый пастух обладал длинным кнутом, которым умел производить громкие, похожие на звук выстрела, звуки, многие были рожечниками, мастерски наигрывая на этом нехитром инструменте, а вот подпаски славились прямо-таки незаурядной игрой на гармони. Колхоз не содержал дойного стада, поэтому бык был общественным, он был очень крупным животным, выделялся среди стада своей мощью, летними ночами оставался на улице, и больше всего на свете деревенские пацаны боялись столкнуться с ним в темноте, когда возвращались с гулянья. Деревенские дети во время летних каникул помогали на сенокосе, на прополке – это было в порядке вещей. Главным сигналом к началу покоса был особый звук. Во всех дворах слышался звон – мужики отбивали косы перед началом этой по - особому любимой деревенской страды. Школа-семилетка находилась в соседней деревне Родионово, в 41-ом году Борис Алексеев ее закончил. Как-то на воскресенье он решил сходить в гости к двоюродному брату Саше Пелёвину в соседнюю деревню Плотавцево. Тетка Екатерина Васильевна встала рано, открыла окно и увидела, что по деревне идет какой-то мужчина и оповещает жителей: «Война! Война началась!» «С кем война-то?» – спросила она и услышала в ответ: «С немцем». Сердце тети Кати обмерло. Сашка-то был еще подростком, а вот старший сын Владимир заканчивал в то время учебу в Ленинградском военно-морском политическом училище. Она испуганно закричала: «Дети, вставайте – война!». Борис быстро собрался и пошел домой. К 12 часам дня в сельсовете собрался народ, начался митинг, и вскоре начали записывать добровольцами на фронт. Выступавшие на митинге настраивали людей на жизнь в условиях военного времени, просили не поддаваться панике, сообщать органам власти о появлении диверсантов или дезертиров, соблюдать светомаскировку. Быть особенно внимательными к появлению чужих людей просили деревенских мальчишек. «Свою помощь Красной Армии мы начали оказывать в ту же осень, -вспоминает Борис Николаевич, - год выдался грибной. Мы собирали в окрестных лесах грибы и сдавали их на приемный пункт сельпо, который устроили в школе. Весов не было, обходились корзинами. Нам все время говорили, что это нужно, чтобы кормить бойцов. Помню, что я тогда еще подумал, что война только началась, а кормить армию уже нечем». Мужики уходили на фронт, а весь труд в колхозе лег на плечи женщин и детей. Основной тягловой силой были лошади, о тракторах тогда и не помышляли. Сажали, окучивали и выкапывали картошку под плуг. После этого всю пашню перепахивали и готовили к весне. Земли было много, но и речи не было о том, чтобы какую-то ее часть бросить. Ребята наравне со взрослыми работали на покосе, на уборке, девочки помогали на посадке и прополке овощей. Воду на полив брали из деревенского озера Догадка. Здесь же по весне пилили лед и набивали им погреба, чтобы сохранить свежим молоко и другие продукты. Здесь заготавливал лед и Санинский молокозавод, который для хранения также использовал ледники. Вечерами пацаны наблюдали, как фашисты бомбили Москву. В темном небе были хорошо видны следы наших зенитных выстрелов. Иногда над деревней пролетал вражеский самолет-разведчик. Он сбрасывал вниз на парашюте ракету, освещая местность под собой. В самом начале войны, купаясь в речке, мальчишки увидели, как над ними пролетели черные, как вороны, вражеские самолеты. Они летели со стороны Орехово и, видимо, направлялись на г. Киржач, где находился военный аэродром. «Помню, как я пошел в лес за грибами и вдруг увидел в небе, прямо над собой, воздушный бой двух самолетов. Вначале слышались выстрелы, а потом вниз полетели пулеметные ленты. Вскоре оба самолета улетели», - вспоминает Борис Николаевич. В самом своем начале война шла где-то, совсем рядом с деревней. По утрам мальчишки видели, как наши ИЛ-4 летели бомбить немецкие позиции, они точно знали их количество. Но возвращалось обратно лишь треть. Борис Алексеев хотел стать десантником. Увидеть над собой купол раскрытого парашюта было пределом его мечтаний. Но в сентябре 44-го года его по спецнабору Киржачского райвоенкомата призывают в армию и направляют в 32-ю школу младших авиаспециалистов (ШМАС). Школа готовила мотористов и мастеров по авиавооружению для ВВС. Находилась эта школа в Переславле-Залесском и была организована на базе авиа клуба. Курсанты получали стипендию в 15 рублей. Обмундирование им выдавали старое, стираное, заштопанное и не по росту. Наш герой, при своем небольшом росте, получил шинель, годную для двухметрового верзилы, и очень стеснялся своего вида. Даже не захотел фотографироваться в таком виде. Мать два раза приезжала его проведать и оба раза обрезала ее, стараясь хоть как-то подогнать эту шинель по росту. В середине апреля 45-го года состоялся выпуск авиаспециалистов с присвоением им разрядов и воинского звания сержантов. В срочном порядке их направили на фронт. Борис Алексеев в составе 15 авиаспециалистов был направлен на 2-й Прибалтийский фронт, в 5-ю Воздушную армию. Недавние курсанты выехали с Белорусского вокзала в Прибалтику товарным поездом. Они расположились на крыше вагонов и так доехали до полуразрушенного города Шауляй, где еще вчера шли упорные бои. «На всех направлениях военных дорог в защитных палатках стояли наши девушки – регулировщицы с красными флажками, они указывали транспорту путь, - вспоминает Борис Николаевич. – Дороги были перегружены, шли грузовики, закрытые темно-зеленым брезентом, всевозможные тягачи тянули за собой орудия разных калибров, в огромных емкостях и бочках везли горючее, снаряды и мины перевозились в деревянных решетчатых ящиках. Солдаты в приподнятом настроении ехали в грузовиках. А в небе целыми колоннами проходили наши самолеты – средние пикирующие бомбардировщики конструкции Туполева и Петлякова, на низкой высоте звеньями проносились штурмовики ИЛ-2 – «летающие танки», как их тогда величали. Действующая армия 2-го Прибалтийского фронта громила отступающего врага», - заключает Борис Николаевич. Добавим, что не только на побережье, но и на прилегающих остовах, разгромив 60-тысячную Курляндскую группировку. Молодые авиаспециалисты на попутном транспорте добрались, наконец, до штаба 289-й штурмовой авиадивизии, которая располагалась недалеко от полуразрушенного латвийского города Елгава. Их по 5 человек спешно распределили по авиаполкам. Нашего героя зачислили во 2-ю авиа эскадрилью, командиром которой был Герой Советского Союза Василий Пискунов. Он не успел снять с плеч походный вещмешок, как объявили боевую тревогу. Световой день кончался, было пасмурно, моросил дождь, и в это время произвел облет с целью разведки немецкий « Мессер». «Он вывалился сквозь плотный слой низких облаков с креном на левое крыло, дал глубокий форсаж и с ревом пронесся над землей, а затем исчез в низких серых облаках. Тотчас заговорили зенитки»,- вспоминает Борис Николаевич свой первый фронтовой день. Рано утром со всем техническим составом, механиками, техниками, мотористами и оружейниками молодое пополнение включилось в оживленную подготовку самолетов ИЛ-2 к боевому вылету. Борис Алексеев, как молодой мастер по авиавооружению, в составе группы подтаскивал в деревянных решетчатых футлярах авиабомбы, весом по 50 кг. каждая, и реактивные снаряды «РС», в которые вворачивали боевые взрыватели, а затем подвешивали их на замки к плоскостям самолета. В люки закладывали мелкие, так называемые, осколочные бомбы по 2, 5 кг. И на рейки (рельсы) устанавливали реактивные снаряды, которые располагались по паре на крыло. Другая группа оружейников закрепляла и укладывала в кассеты пушечные и пулеметные ленты для двух пушек ШВАК и двух пулеметов ШКАС, а также снаряжали турельную установку для воздушного стрелка. Механики и мотористы производили дозаправку горючим в бензобаки самолетов и проводили техническую проверку на боеготовность машины. Много раз им приходилось по ночам спешно латать и клепать пробоины в плоскостях и фюзеляже самолетов, чтобы успеть подготовить их к очередному боевому вылету. Всю эту трудоемкую работу по оснащению боевой машины требовалось выполнять очень внимательно и аккуратно, чтобы вооружение самолета не отказало во время воздушного боя. А если учесть, что самолет в день совершал по 4-5 вылетов, то не только летчик прилетал на аэродром «в мыле», но и весь технический состав трудился в поте лица. К этому времени наша советская авиация полностью господствовала в воздухе, и бомбардировочная пикирующая авиация ПЕ-2 и ТУ-2 летала на бомбежку без сопровождения, не говоря уже о наших штурмовиках ИЛ-2. «Мы дислоцировались в брошенных латышских хуторах, размещаясь в массивных крестьянских овинах и отдельных строениях, где были сделаны деревянные нары, покрытые брезентом, - продолжает свой рассказ Борис Николаевич, - отдыхать приходилось, не снимая обмундирования, так как ночи были беспокойные. Кругом слышалась стрельба, иногда приходилось занимать круговую оборону своей дислокации. Наша 289-я штурмовая авиа дивизия в составе трех авиаполков продолжала наносить штурмовые удары по группировке, где деморализованные немецкие части и недобитые остатки власовцев начали разбегаться по хуторам, превращаясь в вооруженные банды. Борьбу с ними вели наши внутренние войска». Питались от передвижной кухни по второй фронтовой норме, положенной техсоставу, банных дней в связи с боевой обстановкой не было. Но молодые ребята сравнительно легко справлялись с трудностями фронтового быта. Окончание войны застало нашего героя в местечке Калнамуйжа, расположенном между городами Елгава и Добеле. От ранних выстрелов в воздух вначале подумалось, что это боевая тревога, но когда стало ясно, что это победа, весь личный состав в знак окончания войны открыл стрельбу из пистолетов, ракетниц, карабинов и автоматов. Ликование среди летчиков, техников, механиков, воздушных стрелков, оружейников и мотористов было неописуемое. За участие в боевых действиях на фронтах боевой 232-й штурмовой авиаполк, прошедший путь от Крыма до Прибалтики был награжден орденом Суворова III степени. Позднее его торжественно вручили и прикрепили к боевому знамени полка, где служил наш герой. В это время ему не было еще и 18 лет, поэтому после победы Борису Алексееву еще предстояло продолжать службу. В Латвии ему очень понравилось. В садах здешних хуторов было много вишни, которую хозяева разрешали рвать. До сих пор он помнит вкус этих темных сочных ягод, усыпавших деревья. С одного хутора к командиру постоянно приходил хозяин с просьбой выделить 7-10 человек для помощи в уборке урожая. За это он до отвала кормил работников, так что желающие потрудиться на сельской ниве находились. Но были и неприятные моменты. Летом постоянно выезжали в летние лагеря, где донимали комары. Многие болели малярией. Не избежал этой печальной участи и наш герой. Заболев, он был направлен в лазарет, а затем в госпиталь. В результате в 50-ом году его досрочно демобилизовали. Он вернулся домой, в родную деревню и вскоре для него началась совсем другая мирная жизнь. Родина оценила заслуги Бориса Николаевича, он был награжден следующими наградами: Медаль «За Победу над Германией», медаль «30 лет Советской Армии», Орден Отечественной войны 2 степени, медаль маршала Г. К. Жукова, медаль «20 лет Победы», медаль «60 лет Победы». Борис Николаевич Алексеев с 1994 года по 2000 год был Председателем Покровского Совета ветеранов. http://www.pokrovcity.ru/gazeta/2005/332005/news5.shtml Галина Фомичева

Admin: Топографы в авиации. Деятельность специалистов техникума в составе частей военно-топографической службы. До Великой Отечественной войны существовали различные мнения о месте и роли топографа в условиях боевых действий, высказывались сомнения в боевой полноценности топографических частей. Часто их роль сводилась к только до картографического обеспечения боевых действий войск. В ходе войны части военно-топографической службы сумели найти свое место в едином строю бойцов за Родину и доказать свою боевую полноценность. Топографы заслужили признание и уважение во всех родах войск. Организация обороны, подготовка к прорыву вражеской обороны и ведение наступательного боя, рейды по тылам противника, авиационная и общевойсковая разведка не обходились без топографов. Особенно ярко выявилась деятельность топографической службы в период беспримерных боев за Ленинград, прорыв блокады и полного разгрома немцев под Ленинградом... Великая Отечественная война. Воспитанники техникума в боях за Родину. В ходе войны народы нашей Родины, ее вооруженные силы, покрыли себя неувядаемой славой. Приняв на себя натиск невиданной в истории по численности и технической оснащенности армии фашистской Германии, наша страна не только устояла, но и, перейдя в контрнаступление, разгромила соединенные полчища фашистских захватчиков, победоносно закончив войну в логове фашизма. В этот беспримерный, титанический подвиг выпускники нашего техникума вложили свою долю, всюду высоко неся звание выпускников Ленинградского топографического техникума. Анализ материалов об участии выпускников техникума в Великой Отечественной войне показывает, что не было ни одного рода войск, в котором не воевали бы наши выпускники. Призванные в ряды Советской Армии выпускники техникума находились в составе действующих войск на всех фронтах Великой Отечественной войны. В топографических и картографических частях, в топографических отделах фронтов и армий, в топо - батальонах арт. частей, в армейских разведках, в авиационных полках, воздушно-десантных частях, партизанских отрядах, всюду можно было встретить наших выпускников... ПЬЯНКОВ ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ С отличием окончил техникум в 1939 году и был направлен на учебу в МИИГАиК, но с первого курса института призван в армию. До войны успел закончить школу младших авиационных специалистов, и с 30-го июня 1941 года по 9 мая 1945 года находился в составе действующей армии на различных фронтах Великой Отечественной войны. Но куда бы не бросала Ивана его военная «судьба», он всюду оставался верным сыном своей Родины. Вот как он сам говорит о настроениях и чувствах своих и своих товарищей по оружию: «Запомнилось мне празднование 7 ноября 1941 года в дремучем лесу под Москвой. Полк был построен для зачтения приказа Верховного главнокомандующего. Потом говорил наш любимый командир полка Иван Семенович Полбин: «Товарищи солдаты, сержанты и командиры! В нашем полку осталось только три самолета, но мы будем бить врага, а если самолетов не будет, пойдем в пехоту, а пехота не примет – пойдем в партизаны, но бить врага будем! Клянемся товарищи! - Клянемся! Как эхо разнеслось по лесу»». О том, как они выполнили свою клятву, говорит простой перечень наград, полученных Иваном Алексеевичем. Его грудь украшают орден «Красной Звезды» и медали: «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда» и др... ИСТОРИЯ Санкт-Петербургского техникума геодезии и картографии 1921 - 2006 г.г. http://www.spbtgik.ru/history.htm

Admin: АС ВОЗДУШНОГО БОЯ Самое тяжелое, было видеть наглые лица фашистских летчиков, которые, сблизившись с нами, показывали нам то один, то два пальца После окончания Великой Отечественной войны прошло 63 года. К сожалению, время неумолимо – участников войны с каждым днем становится все меньше. В конце сентября 2008 года не стало ветерана Великой Отечественной войны, кавалера ордена Славы 3-х степеней Ивана Андреевича Карабанова. С 2003 года Иван Андреевич жил в Старом Осколе. В апреле 2006 года с участником Великой Отечественной войны встретилась старший научный сотрудник краеведческого музея Т.С. Новикова, которой Карабанов и поведал свою военную биографию. «Я родился 25 мая 1925 года в селе Чемодановка Пензенской области. В нашей семье было семеро детей. В 1931 году наша семья попала под раскулачивание. Мы были сосланы в Карагандинскую область Казахстана. Я сам помню, что вначале жили в голой степи, в наспех вырытой землянке. И только спустя некоторое время отец со старшими сыновьями построили небольшой домик из самана (солома с глиной). Здесь, в шахтерском поселке Компанейске, я окончил семь классов и ремесленное училище. Освоил специальность проходчика и работал на шахте Кудукская. В начале 1943 года меня призвали в армию. На фронт я сразу не попал. Вначале был направлен на учебу в школу младших авиационных специалистов, которая находилась в поселке Троицкий Челябинской области. Задача нам была поставлена конкретная, за полтора месяца освоить специальность воздушного стрелка фронтового штурмовика «ИЛ-2». Никакой материальной части и наглядных пособий не было, одна теория. Нам объяснили, что идет война, и практику мы пройдем на фронте. Пришлось учиться стрелять из пулемета всего лишь 45 дней. Боевое крещение я получил на Ленинградском фронте весной 1943 года, в 999 штурмовом авиаполку, с которым и прошел всю войну. Самое тяжелое, было видеть наглые лица фашистских летчиков, которые, сблизившись с нами, показывали нам то один, то два пальца. Это был своеобразный знак, со скольких очередей они готовы сбить наш самолет. Но это нас не пугало, и мы давали им достойный отпор. Не зря ведь штурмовик «ИЛ-2» фронтовики называли «Летающей крепостью». Он наносил мощные удары по вражеским аэродромам, скопление техники и живой силы противника, атаковал и уничтожал даже танковые колонны. За бои под Ленинградом я получил свою первую награду – медаль «За Отвагу», которой очень горжусь. Затем наш полк перебросили в Прибалтику, где шли ожесточенные бои. Вылетать приходилось по 2-3 раза в день, что сильно изматывало экипажи, да и потери были большими. Здесь я, будучи старшиной открыл свой личный счет сбитых вражеских самолетов. За десять успешных вылетов я был награжден орденом «Славы» третьей степени. Однажды, выполнив задание, мы возвращались на свой аэродром. Основной боеприпас израсходовали и только у воздушного стрелка оставалось немного патронов. Неожиданно командир, старший лейтенант Иван Деркач, сообщил по переговорному устройству, что параллельно их курсу движется немецкий транспортник «Ю-88». Ловкий маневр «ИЛ-2» и «Юнкерс» уже на прицеле. Фашистскому самолету уйти не удалось. Почти всю войну я прошел, не получив ни одного ранения. Но весной 1945 года везение мне изменило. И сегодня мне часто снится тот злополучный день. К тому времени наш штурмовой полк базировался под Кенигсбергом в Восточной Пруссии. Во время атаки вражеского аэродрома наш экипаж попал под сильный огонь немецких зениток. Несколько снарядов угодили в двигатель самолета, и он заглох. Только мастерство командира спасло экипаж от верной смерти. Я сумел дотянуть свой «ИЛ-2» до хлебного поля и посадил его прямо на «брюхо». Мы получили легкие ранения, но сохранили боевую машину. А я за проявленное мужество был удостоен ордена Славы второй степени. Служа воздушным стрелком самолета «ИЛ-2» совершил 102 боевых вылета, один вражеский самолет сбил лично, за свои боевые заслуги награжден орденами Славы 3, 2, 1 степени и многими другими боевыми наградами. Мой «ИЛ-2», в котором я занимал место стрелка, никогда не попадал в пике. Штурман в самолете всегда знал, что я прикрою. Из нашего подразделения – 277 штурмовая авиационная дивизия 999 штурмовой авиационный Таллиннский ордена Суворова полк, к концу войны осталось несколько человек. Войну я закончил полным кавалером ордена «Славы». Я еще до 1951 года находился на воинской службе в городе Инстенбурге (ныне Черняховск Калининградской области). После возвращения домой работал со старшими братьями на шахте, а затем водителем в одном из автохозяйств Караганды. Затем с отличием окончил энергостроительный техникум. Работал в распределительных электросетях в должности мастера. А в 2003 году переехал к племяннику в Старый Оскол». http://kavicom.ru/Pages-view-491.html

Юрий: К 60-летию Победы. О наших ветеранах. Израильский портал. 31 июля 2005. Макс Сорин родился в г. Москве. Когда ему исполнилось 17 лет, началась война. Так закончилась его юность. Через год он был направлен на учебу в Военно-морское авиационно-техническое училище в г. Молотове (г. Пермь). Получил специальность авиамеханика. Не очень любит рассказывать о себе, но любит самолеты и говорит о них: «Боевой самолет — оружие коллективное, а успехи в воздухе напрямую зависят от трудов механиков, мотористов, оружейников и всех тех, кто составляет инженерно-авиационную службу полков. Каждый авиамеханик несет полную ответственность за исправность самолета, закрепленного за ним, и за его подготовку к полету при любых условиях. Малейшая неточность в работе авиамеханика может привести к гибели летчика, который должен быть уверен, что в любом воздушном бою самолет его не подведет. Вместе с группой выпускников ВМАТУ я поступил в распоряжение командира 4-го главного истребительного авиационного полка Балтийского флота. 4-й гвардейский полк был одним из лучших истребительных полков балтийской авиации. За годы войны летчики полка сбили 450 самолетов противника, уничтожили десятки вражеских кораблей. Эти боевые победы были бы невозможны без технического обеспечения. В начале апреля 1945 года начался штурм с воздуха крепости Кенигсберг. 10 апреля 1945 года поверженный гарнизон Кенигсберга капитулировал. Наш 4-й гвардейский истребительный авиационный ордена Ушакова полк внес свой вклад в разгром этой цитадели прусского милитаризма. Окончание войны я встретил в городе Пилау в восточной Пруссии. Я был сержантом и оставался служить в 4-м гвардейском полку до 1948 года, после чего был направлен на службу в г.Ейск механиком в летное училище. В 1950 году оставил службу в Советской армии и вернулся в Москву. Закончил факультет «оборудование самолетов» московского авиационного института (МАИ). Имею награды, которыми горжусь — орден «Великой Отечественной войны» 2-ой степени, медаль за «Победу над Германией», медаль «За взятие Кенигсберга». Запатентовал 7 изобретений, получил 7 медалей ВДНХ. В 1990 году переехал с семьей в Израиль. Все эти годы живу в Кирьят-Шмоне».

Юрий: Огнев Иван Кириллович Родился в хуторе Коробкин Сарпинского района Республики Калмыкия. 1 января 1941 г. поступил в 7-ю Сталинградскую специальную школу ВВС, после окончания которой был направлен в мае 1942 г. во II Вольскую военную школу авиамехаников. В звании сержанта технической службы служил авиамехаником и воздушным стрелком на самолете штурмовике ИЛ-2, в 74-м г. - Сталинградском авиаполку штурмовиков. Участвовал в боях за освобождение Ростовской области и Донбасса. В ноябре 1943 г. направлен на учебу в авиашколу пилотов в г. Балашов Саратовской области, по окончании которой направлен в авиашколу пилотов-штурмовиков в г. Молотов (ныне Пермь), где после авиакатастрофы попал в военный госпиталь №354 г. Свердловска. По состоянию здоровья был отчислен из летно-подъемного состава. После демобилизации в январе 1947г. вернулся в Калмыкию. Был избран II секретарем райкома комсомола, окончил Сталинградскую партийную школу, отделение журналистики. С сентября 1955 г . по октябрь 1958г. работал секретарем райкома партии, а с 1958 по ноябрь 1983г. - редактором районной газеты. После ухода на пенсию был избран ответственным секретарем общества «Знание», где проработал около пяти лет. Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией» и другими. За добросовестный труд в мирное время награжден орденом «Знак Почета», «За доблестный труд», присвоено звание «Заслуженный работник культуры Калмыцкой АССР».

Admin: БОНИН Анатолий Петрович Герой Советского Союза 15.08.1915 г. Шлиссельбург, Ленинградская обл. 02.12.1981 г. Приморско-Ахтарск, Краснодарского край. На время представления к званию Герой Советского Союза: помощник начальника штаба 358-го стрелкового полка по разведке (136-я стрелковая дивизия, 38-я армия, Воронежский фронт) лейтенант. Родился 15 августа 1915 года в городе Шлиссельбург Ленинградской области в семье рабочего. Русский. Окончил школу ФЗУ, работал слесарем на судоремонтном заводе, затем в гараже Ленэнерго. В 1936-1940 годах проходил срочную службу в Красной Армии. В 1937 году окончил школу младших авиационных специалистов при Гатчинской военной школе лётчиков. Участвовал в советско-финляндской войне 1939-1940 годов. В 1941 году окончил Ленинградский технологический институт. В июле 1941 года вновь призван в Красную Армию и направлен на фронт. Вовевал на Ленинградском, Волховском, Воронежском фронтах. В 1942 году окончил курсы младших лейтенантов. Член ВКП(б)/КПСС с 1942 года. К осени 1943 года лейтенант Бонин - помощник начальника штаба 358-го стрелкового полка по разведке. Отличился в боях при форсировании Днепра. В ночь на 2 октября 1943 года, накануне операции, лейтенант Бонин с группой разведчиков переправился на вражеский берег, провел разведку системы обороны противника, огневых точек. Определил наиболее удобные места для высадки десанта. На рассвете, когда началось форсирование водной преграды, он умело организовал прикрытие переправлявшихся войск, подавил несколько пулеметных точек и минометных батарей врага. На следующий день, 3 октября, в боях на острове Казачий (южная окраина города Киева) во время контратаки противника заменил выбывшего из строя командира батальона, организовал оборону плацдарма, проявив мужество и бесстрашие. В штыковой схватке лично уничтожил пять вражеских солдат и одного офицера. За мужество, храбрость и умелое руководство разведкой, особенно при форсировании Днепра, лейтенант Бонин был представлен к геройскому званию. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками лейтенанту Анатолию Петровичу Бонину присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (N 3248). Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, медалями. В 1946 году капитан Бонин уволен в запасе. До 1951 года работал на заводе в селе Петровском Гаврилово-Посадского района Ивановской области. Затем уехал в Краснодарский край. В 1967-1976 годах служил в органах МВД СССР. Заслуженный работник МВД СССР. Жил в городе Приморско-Ахтарск Краснодарского края... http://www.ivanovo1945.ru/bio/g144.html

SuperAdmin: Горбунов Юрий Михайлович. Исполнилось 80 лет Юрию Михайловичу Горбунову, сотруднику кафедры молекулярной физики физического факультета МГУ им.М.В.Ломоносова, работающему на ней уже более пятидесяти лет. Механик по прецизионным и специальным приборам. Заведующий механической мастерской кафедры. В годы гражданской войны его отец был разведчиком в легендарной Чапаевской дивизии, а Великую Отечественную встретил в должности штурмана авиационного полка. Отроческие годы нашего ветерана пришлись на начало Великой Отечественной Войны: трудовой стаж его начался в 1941 году. Было ему в ту пору 14 лет, а стал он единственным кормильцем семьи. Отец и два брата ушли на фронт. Трудиться он начал в учебном авиационном полку, став, после кратких курсов, шофером – доставлял и заправлял горючим самолеты. В конце 1943 года добровольно вступил в Красную Армию. Дважды писал рапорта об отправке на фронт, но был направлен в школу младших авиационных специалистов. По окончании работал авиамехаником, обслуживал истребители И-16 и штурмовики Ил-2, готовил их для полётов курсантов знаменитой Качинской школы. В 1944 году был послан в школу стрелков-радистов. После её окончания был направлен в 132 Севастопольскую авиационную дивизию, где проходил службу до окончания войны и после её окончания до демобилизации в 1953 году. Тогда служили долго, молодежь сменила фронтовиков и встала на защиту границ Родины. После демобилизации был принят на работу в МГУ на кафедру молекулярной физики физического факультета. Заведующий кафедрой профессор Предводителев Александр Саввич охотно взял молодого авиационного специалиста, поскольку нужны были мастера для выполнения важных хоздоговорных работ и правительственных заказов. Кафедра активно участвовала в исследовательских работах в русле ракетной тематики конструкторского бюро Сергея Павловича Королёва. Юрий Михайлович участвовал в подготовке экспериментов по изучению ударных волн, проводил испытания взрывчатых веществ в лабораторных и полевых условиях. Позже Юрий Михайлович много лет работал в лаборатории профессора Предводителева – младшего (Анатолия Александровича). Принимал участие в создании уникальных установок, предназначенных для изучения нитевидных бездефектных кристаллов. Война оторвала Юрия Михайловича от учебы с 14 лет. Поэтому вечернюю школу он заканчивал уже в почтенном возрасте. Поступил в Авиационный институт, но закончить смог лишь 3 курса: нужно было кормить семью. На физическом факультете он вырос в квалифицированного мастера той самой категории, которую называют «Золотые руки». Эта плеяда может изготовить все. Юрий Михайлович пользуется большим уважением всего коллектива кафедры и не только кафедры: на факультете он известен очень многим. Он очень доброжелательный человек. К нему часто обращаются за помощью. Никогда не отказывает. Бывает, что и ворчит, но всегда по делу: любит справедливость. Он и его супруга Зоя Андреевна - ветераны физического факультета. Пожелаем ему, старейшему сотруднику кафедры, на глазах которого прошла ее пятидесятилетняя история, его семье (дочь Алена – историк, доцент) здоровья и благополучия. Газета "Советский физик" http://www.phys.msu.ru/rus/about/sovphys/ISSUES-2007/6(59)-2007/59-5/

Admin: SuperAdmin пишет: Исполнилось 80 лет Юрию Михайловичу Горбунову, сотруднику кафедры молекулярной физики физического факультета МГУ им.М.В.Ломоносова, работающему на ней уже более пятидесяти лет. Механик по прецизионным и специальным приборам. Заведующий механической мастерской кафедры. Спасибо SuperAdmin! Мне, как выпускнику физического факультета МГУ им.М.В.Ломоносова, приятно видеть, что преподаватели и сотрудники и моей Альма-матер тоже учились в ШМАС и служили авиамеханиками, младшими авиаспециалистами! 25-30 лет назад, когда учился после службы в армии на физфаке, наверняка встречал его на физпрактикумах и в коридорах факультета... * * * Об одном,Фихтенгольце Илье Григорьевиче здесь уже рассказывали (мое сообщение №222) http://www.novsu.ru/dept/1114/r.2465.p.index/i.2464/?id=2373 В ответ публикую информацию о другом физике... Александр Иванович Барчуков (1920-1980) Александр Иванович Барчуков родился 13 марта 1920 г. в г. Воронеже. В 1938 г. поступил в МВТУ им. Баумана, в 1939 г. был призван в армию. В 1939-1940 гг. учился в школе авиаспециалистов и получил специальность мастера авиавооружения. С 1941 по 1945 гг. участвовал в Великой Отечественной войне, служил в 523-м истребительном авиационном полку на Западном и Белорусском фронтах. Кстати, этот полк входил в одно соединение вместе со знаменитым французским полком "Нормандия-Неман". Награжден медалями "За боевые заслуги" (дважды), "За оборону Ленинграда", "За взятие Кенигсберга", "За победу над Германией". После демобилизации из армии в 1945 г. продолжил высшее образование в Московском энергетическом институте, который окончил в 1950 г., получив диплом с отличием по специальности инженер-физик. В 1950 г. был направлен на работу в ФИАН, где прошел путь: инженер - мнс - снс - ученый секретарь института - зав. сектором лаборатории. До самой трагической кончины в 1980 г. в результате поражения током высокого напряжения на своей лазерной установке А.И. Барчуков работал в должности заведующего сектором лаборатории колебаний ФИАН. Александр Иванович Барчуков - выдающийся физик-экспериментатор, внесший значительный вклад в становление и развитие квантовой электроники. Начал свой путь в науке в 1949 г. как студент Московского энергетического института, прикомандированный лаборатории В.И. Векслера ФИАН. В этой лаборатории работал А.М. Прохоров, организовавший тогда группу для исследований в области радиоспектроскопии. Так А.И. Барчуков стал одним из первых учеников Александра Михайловича. Сначала он участвовал в работе группы как инженер, а с 1952 г. - как аспирант ФИАН. Под руководством А.М. Прохорова А.И. Барчуков выполнил кандидатскую диссертацию на тему "Модуляционный метод для измерения коэффициентов поглощения в микроволновой спектроскопии". Как известно, именно исследования в области радиоспектроскопии явились основой рождения идей квантовой электроники (см., например, статью "Pages from the history of quantum electronics research in the Soviet Union" Bagayev, S., Krokhin, O., Manenkov, A. Journal of Modern Optics, Volume 52, Number 12, 2005, pp. 1657-1669). Вместе с другими учениками А.М.Прохорова А.И. Барчуков внес значительный вклад в создание и развитие экспериментальной базы исследований в области радиоспектроскопии в Советском Союзе. В этом контексте А.И. Барчуков может быть назван как один из пионеров квантовой электроники. Вся дальнейшая его научная деятельность была связана с этой областью, в развитие которой он внес значительный вклад. Из работ А.И. Барчукова в области квантовой электроники следует, прежде всего, отметить разработку оригинального метода создания мощных газовых СО2 лазеров непрерывного действия с высоким качеством пучков так называемого метода квазиоптической линии. Им был создан уникальный мощный (киловаттный) СО2 лазер по схеме "генератор-усилитель" с использованием квазиоптической линии передачи на сферических зеркалах. Результаты этой работы, защищенные им в 1974 г. в качестве докторской диссертации, явились основой важнейших работ по развитию исследований по взаимодействию мощного лазерного излучения с разнообразными материалами. В частности, А.И. Барчуков продемонстрировал возможность применения лазерного нагрева тугоплавких оксидов для выращивания кристаллов, возможность осуществления реактивного движения при взаимодействии мощного лазерного излучения с металлическими мишенями ("лазерный ракетный двигатель"). Как физик-экспериментатор А.И. Барчуков обладал инженерными знаниями и редкими способностями в самых различных областях экспериментальной техники (механика, радиоэлектроника, оптика и другие дисциплины). Тех, кто видел его уникальный мощный лазер, о котором шла речь выше, поражало, как мог создать такую сложную "машину" фактически один человек с малым числом помощников. А.И.Барчуков был не только высококлассным физиком-экспериментатором. Он глубоко интересовался социальными проблемами общества, был принципиальным и обаятельным человеком, яркой незаурядной личностью. А.А. Маненков http://www.gpi.ru/memory/memory4.php

Admin: Еще один младший авиаспециалист из МГУ, философ... ШКУРИНОВ Павел Семенович Родился 15 февраля 1921 года в городе Александровске Запорожской области. В 1939 году поступил в Московский институт истории, философии и литературы. В конце того же года призван в Красную Армию и зачислен в Оршанскую школу младших авиаспециалистов. В 1940 году участвовал в освобождении Прибалтики. Великую Отечественную войну встретил в районе Бреста. С весны 1942 года воевал в качестве политрука пулеметной роты в составе 507-го стрелкового полка 148-й стрелковой дивизии 13-й армии. Участвовал в боевых разведывательных операциях. В боях за город Елец вместе с солдатами роты инженерно-аэродромной службы освободил знаменитый Введенский собор, за что удостоен звания Почетного гражданина города Елец. На подступах к городу Ливны был тяжело ранен и после лечения уволен из армии. Воинское звание - капитан. Затем восстановился в МГУ на философском факультете. Окончил филосовский факультет МГУ в 1947, аспирантуру (1950). С 1953 – работал на философском факультете МГУ, с 1970 — профессор кафедры истории философии народов СССР (с 1991 г. – истории русской философии). Являлся заместителем председателя профкома МГУ, заместителем декана философского факультета по учебной работе. Кандидат философских наук – 1950. Докторская диссертация— «Философия и социология В.И.Танеева и некоторые вопросы истории русской философии XIX века» (1967). Исследовал проблемы формирования и развития различных направлений философии России XVIII-XX вв., методологические вопросы, историко-философских исследований. В трудах Шкуринова расширен круг источников, в т. ч. архивных. Уделял большое внимание системному изложению филос. воззрений мыслителей XVIII в., истории позитивизма XIX в., основных разделов духовной культуры прошедших столетий. За книгу «Позитивизм в России XIX века» получил золотую медаль Высшей школы (1983) и Большую серебряную медаль братьев Гумбольдтов (ГДР, 1988). Один из авторов учебного пособия по истории рус. философии. Автор нескольких разделов кн. «История русской философии» (В 2 т., Буффало, 1994, на англ. яз.). Шкуринов внес большой вклад в изучение эпохи Просвещения в России, полагал, что понятие «Просвещение» применимо не только к XVIII в., но свойственно всем эпохам, нациям, странам, регионам (отличающимся многосторонним приложением усилий к развитию производства и дух. культуры). Шкуринов одним из первых исследовал историю позитивизма в России XIX в. Отпевание П. С. Шкуринова прошло в домовом храме МГУ во имя св. мученицы Татьяны. Награжден орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды, медалями. Соч.: Мировоззрение П.Я.Чаадаева. М., 1959; П.Я.Чаадаев. Жизнь, деятельность, мировоззрение. М., 1960; К оценке идеализма Вл.Соловьева // Против современных фальсификаторов истории русской философии. М., 1960; Данилевский Н.Я. // ФЭ. Т.1. М., 1960; Гений русского народа. (К 250-летию со дня рождения М.В.Ломоносова) // Библиотека 1960. №10; Грот Н.Я. // Там же; Философские взгляды В.И.Танеева. М., 1962; Мировоззрение Г.С.Сковороды. М., 1962; Критика позитивизма В.И.Танеевым. М., 1965; Поэтическое наследие В.И.Танеева // В. МГУ. Сер. «Филология». 1966. №5; Философия истории «скептической школы» // История философии в СССР. Т.2. М., 1968; О специфике философских воззрений А.Н.Радищева // ФН. 1978. №4; 1979. №1, 4; Позитивизм в России XIX века. М., 1980; А.Н.Радищев. Философия человека. М., 1988; Философия России XVIII века. М., 1992. http://wwii-soldat.narod.ru/GALER/ARTICLES/sh.htm http://www.philos.msu.ru/fac/history/fmu/shkurinov.html

SuperAdmin: Еще один младший авиаспециалист из ЛГУ, тоже философ... Корнеев Михаил Яковлевич Корнеев Михаил Яковлевич (1926–2002) родился 6 октября 1926 года в многодетной крестьянской семье в деревне Коваши Ораниенбаумского (ныне Ломоносовского) района Ленинградской области. Мать — коренная петербуженка, отец — местный житель воспитывали своих сыновей (их было шесть, правда, один умер в раннем возрасте во время Первой Мировой войны) в духе крестьянского образа жизни, где любовь к труду и жажда знания шли рука об руку. Отец у него рано умер от чахотки, и мать, неграмотная крестьянка, изо всех сил старалась одеть, обуть, накормить и, пожалуй, самое важное, — дать детям хорошее образование и воспитание. Закончив в начале июня 1941 года, Ковашевскую неполную среднюю школу на «отлично», Михаил Яковлевич поступил в энергетический техникум. Но грянула война и мечте стать энергетиком осуществиться не удалось. Непрерывные бомбежки и артобстрелы, начавшаяся блокада Ленинграда привели к тому, что занятия в техникуме к концу ноября 1941 года были прекращены. Вначале Михаилу Яковлевичу удалось через Кронштадт, по Малой дороге жизни добраться до Малой Ижоры (ныне Бронка), а оттуда на теплушке до полустанка 75-й километр, совсем рядом от которого уже проходила линия фронта по реке Воронке. Его деревня Коваши находилась на Ораниенбаумском плацдарме. Зимой 1941–1942 года он работал на дороге, ведущей к фронту, а весной и в начале лета 1942 года трудился вместе с матерью и младшим братом в колхозе им. Тельмана. 22 июня 1942 года они все вместе были эвакуированы из Ораниенбаумского плацдарма через Ладогу (Ладожское озеро) на большую землю и, в конце концов, оказались в Башкирской АССР. Летом 1942 и 1943 гг. Корнеев работал в колхозе помошником комбайнера, а в остальное время, до призыва в армию в ноябре 1943 года, учился в Краснокамском педагогическом училище и одновременно был грузчиком на пристани на реке Каме. На учебу он был направлен колхозом: нужны были учителя. Но учителем он не стал, и не по своей воле. В ноябре 1943 года семнадцатилетний Михаил Яковлевич становится курсантом 11-й школы младших авиаспециалистов в г. Орске Чкаловской (ныне Оренбургской) области. Как закончивший с «отличием» ШМАС, молодой военный специалист был оставлен преподавателем по электроспецоборудованию самолетов (отечественных и получаемых по ленд-лизу из США) в этой же школе, но Корнеев добился своей отправки на фронт. И для этого имелись весьма веские личные мотивы: один брат уже погиб на фронте, второй был тяжело ранен, а третий контужен. 6 июня 1944 г. в день открытия союзниками второго фронта, он в звании сержанта и в должности мастера по электрооборудованию самолетов прибывает на Третий Белорусский фронт. Начинаются боевые будни. Он является участником штурма Кенигсберга, за что имеет медаль. Ему была объявлена благодарность Верховного главнокомандующего за взятие Кенигсберга и города-крепости Пиллау (ныне г. Балтийск). Война закончилась, а действительная военная служба, правда, ныне уже в звании гвардии старшего сержанта и механика по электроспецоборудованию самолетов, продолжалась еще почти шесть лет. По совету командира своего бомбардировочного полка Героя Советского Союза подполковника Павла Ивановича Семака он поступает в заочную среднюю школу в г. Кенигсберге (ныне Калининград), которую оканчивает в июне 1948 года. С аттестатом зрелости открываются две возможности: одна — поступить по направлению командования в Военно-воздушную академию в Москве, другая — более заманчивая, но в то же время для человека, находящегося на действительной (срочной) службе, трудно осуществимая даже для заочного обучения в гражданском вузе. И опять-таки благодаря содействию командира полка П.И. Семака Михаилу Яковлевичу было дано разрешение поступать в Ленинградский государственный университет. Сдав все вступительные экзамены на «отлично», он становится студентом заочного отделения философского факультета ЛГУ. В конце 40-х — начале 50-х годов, наряду с солидным философским и гуманитарным образованием, студенты философского факультета серьезно изучали основы высшей математики, физики, биологии. Михаил Яковлевич с большой признательностью вспоминал профессора Михаила Васильевича Серебрякова, бывшего в 1948 году деканом философского факультета, который после успешной сдачи им вступительных экзаменов написал письмо командиру части с просьбой предоставить ему возможность учиться на дневном отделении факультета. И такая возможность была ему предоставлена, хотя и не сразу. После демобилизации в апреле 1951 года Корнеев переходит на очное отделение, которое окончил с отличием в 1953 году. В 1953–1956 годы Михаил Яковлевич учился в аспирантуре философского факультета. Под руководством профессора Василия Павловича Рожина он подготовил кандидатскую диссертацию на тему «Наука и надстройка», которую защитил в 1957 году. В 1956–1958 гг. он работает старшим редактором по серии «Философия» в издательстве университета, подготовив к публикации труды таких ведущих ученых философского факультета, как М.В. Серебряков, В.П. Тугаринов, Л.О. Резников, А.В. Савинов, а также ряд сборников по философским наукам. С 1962 по 1972 год он работает доцентом философского факультета по кафедре диалектического и исторического материализма. Правда, и в эти годы также надо было решать непростые проблемы. В 1964–1965 гг. он обучается на 10-месячных курсах французского языка при Первом Московском педагогическом институте. После успешного окончания их он преподает философию в университетах Мали и Гвинеи. В июне 1971 г. он защищает докторскую диссертацию по теме «Проблемы социальной типологии личности в марксистской и буржуазной социологии». После утверждения в ученой степени доктора философских наук в феврале 1972 года он назначается по приказу заведующим кафедрой современной зарубежной философии и социологии, а в июне этого же года проходит по конкурсу на эту должность, которую исполнял до июня 1992 года. У истоков создания этой кафедры в 1970 году стояли В.П. Рожин (в то время декан факультета) и Н.М. Кейзеров, только что приехавший со стажировки в Сорбонне и защитивший докторскую диссертацию. В течение нескольких месяцев временно должность и.о. зав. кафедрой исполнял профессор М.А. Киссель. С июня 1992 г. и до своей кончины М.Я. Корнеев работал профессором кафедры современной зарубежной философии. За время работы на философском факультете М.Я. Корнеев активно участвовал в жизни университета и факультета. Более 10 лет он был членом Ученого совета университета, 15 лет был Председателем совета по защитам кандидатских диссертаций. В течение ряда лет он являлся членом докторского совета на социологическом факультете, а затем — членом докторского и кандидатского диссертационных советов на философском факультете. М.Я. Корнеев многое сделал для организации исследований по современной зарубежной философии в СССР — в течение 15 лет он был председателем Проблемного совета по зарубежной философии, входил в состав Научно-технического совета при Минвузе России. Михаилу Яковлевичу как заведующему кафедрой современной зарубежной философии и социологии в 70-х — начале 80-х гг. удалось установить партнерские связи с Лейпцигским, Гданьским, а позднее и Гамбургским университетами, контакты с философами этих университетов. В итоге состоялся обмен учеными и вышли некоторые совместные труды. Ряд членом кафедры (Ю.Н. Солонин, А.А. Федосеев, М.А. Киссель, Р.П. Шпакова, Т.Г. Шестакова) выезжали в зарубежные университеты США, ФРГ, Финляндии, Китая, Польши. Все это повышало статус кафедры в мировом философском сообществе. Сам Михаил Яковлевич выезжал на длительные сроки для чтения лекций и подготовки научно-педагогических кадров в Мали, Гвинею, ГДР, на Кубу. В 60–80-е годы он участвовал в качестве делегата в работе Всемирных конгрессов по философии (Болгария, 1973 г.), логике, методологии и философии науки (Канада, 1975 г.), социологии (Швеция, 1978 г.), политическим наукам (Москва, 1980 г.). Его доклады и научные сообщения на этих конгрессах нашли отражение в Материалах конгрессов и были предметом обсуждения на заседаниях соответствующих секций и «круглых столов». Михаил Яковлевич известен и как серьезный лектор, использовавший огромный материал на иностранных языках. Им впервые на факультете и в университете подготовлены оригинальные спецкурсы по философии и социологии в странах Азии и Африки, социологии и социальной антропологии в Азии и Африке, по современной философской компаративистике и диалогу философских культур, социологии личности. Он разработал программу курса истории философии, по которой читал лекции вначале в Академии (теперь Университете) культуры, а затем — с большим успехом на восточном факультете СПбГУ. Он длительное время успешно читал лекции и руководил повышением квалификации специалистов по современной философии и социологии в ИПК при университете. Им подготовлено более 50 кандидатов наук, в том числе 12 из стран Африки, Кубы, Ближнего востока и Восточной Европы. Ряду своих бывших аспирантов, защитивших в свое время кандидатские диссертации, он оказывал научно-консультативную и другую практическую помощь в подготовке монографий и выходе на защиту докторских диссертаций. Также он выиграл 4 гранта: 2 по линии РГНФ и 2 по линии Минвуза на базе Уральского университета. За заслуги перед университетом в 1969 г. Корнеев был награжден юбилейной грамотой и медалью, а за заслуги в области высшего образования СССР в 1978 г. — знаком «За отличные успехи в работе». Получил медаль «Ветеран труда». В январе 1995 г. Указом Президента за заслуги в научной деятельности ему было присвоено почетное звание «Заслуженный деятель науки Российской Федерации». В марте 1999 года Указом Президента он награжден орденом Почета... Полный текст http://anthropology.ru/ru/we/korneev.html

Admin: Суханов Александр Григорьевич Родился 1 июня 1921 г. в селе Шкотово Приморского края. В канун войны окончил среднюю школу № 13 г. Владивостока. 26 июня был призван в армию, направлен в Хабаровскую школу пилотов первоначального обучения, а после ее расформирования - в 58-ю армейскую школу младших авиационных специалистов в г. Спасск, где готовили стрелков-радистов для дальней бомбардировочной авиации. 23 февраля 1942 г. отбыл для прохождения дальнейшей службы в дальний бомбардировочный полк в Куйбышевку Приморского края, летал на самолете ИЛ-4. 22 февраля 1943 г. был направлен в действующую армию в г. Ярославль, где базировался 815-й дальний бомбардировочный авиационный полк 113-й авиадивизии дальнего действия. А.Г. Суханов совершал боевые вылеты на Воронежский фронт и принимал участие в битве на Курской дуге. Из Тулы бомбардировочный полк был переведен в Спасск-Дебинск, позже - на станцию Сиверскую и принимал участие в разрушении линии Маннергейма. Затем участие в боевых операциях на Кольском полуострове. В октябре 1944 г. полк переведен под Рязань, где получил новые самолеты ТУ-2, а в феврале 1945 г., базируясь в г. Познань, бомбил Франкфурт на Одере, Кюстрин и Зееловские высоты. Александр Григорьевич 22 и 26 апреля 1945 г. совершил два боевых вылета на Берлин. А.Г. Суханов - активный участник войны с Японией. В составе экипажа самолета воевал в Северной Маньчжурии. После капитуляции Японии направлен для прохождения дальнейшей службы в г. Дальний. 19 августа 1946 г. Александр Григорьевич был демобилизован и в том же месяце поступил во Владивостокский педагогический институт. После окончания института работал в нем ассистентом, а затем возглавил кафедру физики. В 1956 г. - старший преподаватель ДВГУ, с 1962 по 1968 г. - заведующий кафедрой астрономии и геодезии. Александр Григорьевич защитил кандидатскую диссертацию на тему "Панорамная астрофотография", имеет ученую степень кандидата физико-математических наук. Издал монографию и ряд других научных трудов. Более 55 лет жизни А.Г. Суханова связаны с ДВГУ, он и сейчас работает в нашем университете в области прикладной астрономии. Александр Григорьевич более 12 лет является членом Головного Совета по астрономии при Министерстве высшего образования, с 1993 г. - член международного астрономического союза. А.Г. Суханов также является членом Совета ветеранов войны ДВГУ. Его боевой путь и плодотворная трудовая отмечены орденом Отечественной войны, медалями "За оборону Заполярья", "За взятие Берлина" и многими другими правительственными наградами. // Ветераны Дальневосточного государственного университета / Вступит. слово В.И. Курилова; Ред. А.Ф. Садовой. - Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2000. - 156 с., фото. Полный текст http://ini-fb.dvgu.ru/maintext/menu/vist/Viktoriya/veteran1.htm

Admin: Все остается людям Андреев Владимир Сергеевич (1921-1993) Работник ЦЗЛ ПО «Маяк», кандидат технических наук, заслуженный изобретатель РСФСР, лауреат Сталинской премии. Получив редакционное задание написать очерк об изобретателе или рационализаторе к 26 июня (именно в этот день отмечается их профессиональный праздник), я подумала, что проблем не будет. На примете был один из этой неугомонной компании. Но, к моему великому сожалению, разговора с ним не получилось, так как он собирал чемоданы в отпуск. Тем не менее многолетнее знакомство, видимо, обязывает людей не только сочувствовать, но и помогать. «Слушай, напиши- ка ты о Владимире Сергеевиче Андрееве», – посоветовал мне мой знакомый. И добавил: «Удивительного таланта и редкой души человек. Он сейчас на пенсии, разыщешь по справочнику». Андреевых с инициалами «В.С.» в справочнике оказалось пять. В жизни, как и в кино, четверо ответили: «Нет, тут изобретатель не проживает». Пятый абонент трубку не снимал весь день. Наконец вечером ответил женский голос. Я попросила подозвать к телефону Владимира Сергеевича, изобретателя и рационализатора. Голос некоторое время не отзывался, а потом я услышала: «Его нет. Он умер год тому назад…» Вдова Владимира Сергеевича Андреева – Нина Ивановна – к моему приходу разложила на столе множество семейных альбомов и красных папок со свидетельствами об изобретениях. Была на том столе и коробочка с наградами. Среди многочисленных юбилейных – орден Отечественной войны, медали «За оборону Ленинграда», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», медаль лауреата Государственной премии III степени, нагрудный знак «Заслуженный рационализатор РСФСР». Все, что я узнала за эти дни о В.С. Андрееве, не очень подходит к празднику. Но подумалось: если до сих пор о нем не написано хорошей книги или хотя бы достойной журнальной статьи, то пусть газетный очерк расскажет о нем. Два желтых листочка в клетку из школьной тетради – черновик автобиографии Владимира Сергеевича, написанный им в 1976 году. Строгое, лаконичное письмо автора почти не дает пищи для воображения. Эту автобиографию я буду дополнять рассказом Нины Ивановны Андреевой. Из автобиографии. …Я родился 16 июля 1921 года в деревне Данилово Ярославской области. С 1929 по 1933 год учился в Дмитровской начальной школе. С 1933 по 1936 год учился в школе № 17 г. Ленинграда. В 1936 году поступил в Ленинградский индустриальный техникум на металлургическое отделение, которое окончил в 1940 году. В 1937 году вступил в ряды ВЛКСМ. В каникулы и во время практики работал в цехах Ленинградского сталепрокатного и проволочноканатного завода подручным вальцовщика, волочильщика и канатчика… Андреева Н. И. Однажды (это был 1936 год) он, пятнадцатилетний мальчишка, выстрелил из рогатки и попал в шедшего на улице человека. Очень радовался, когда узнал, что того, оказавшегося прокурором, через некоторое время арестовали и расстреляли как врага народа. Но потом, конечно, тяжело переживал тот случай. Из автобиографии. …По окончании техникума по распределению работал на том же ленинградском заводе контрольным мастером в горячепрокатном цехе. В октябре 1940 года был призван в армию, в ВВС Краснознаменного Балтийского флота, в школу младших авиационных специалистов… (Настоящий красавец смотрит на меня с фотографии из семейного альбома! – Н. П.). …После начала Великой Отечественной войны, досрочно закончив школу, проходил службу в качестве моториста, а затем – оружейного мастера на самолетах ИЛ-2 в 7- м Гвардейском Таллиннском Краснознаменном ордена Ушакова полку ВВС КБФ. Андреева Н. И. В армии он был в звании сержанта. Старший брат сказал ему как- то: «Володька, как только начнут бомбить аэродром, смотри, куда первая бомба упала, и беги скорее в ту воронку. Вероятность того, что второй раз в нее попадет бомба, равна нулю». И вот, в первую же бомбежку, он помчался к воронке, но по звуку летящей бомбы понял – сейчас рванет! Добежать не успел, упал, а бомба попала точно в ту воронку, к которой он стремился. Я часто думала потом: если бы он добежал, то не было бы никого на свете – ни наших троих детей, ни внуков. Всю войну он служил в Ленинграде. Перенес блокаду… (На фотографии 1944 г. человек – ровно половина от того, каким он был до войны. – Н. П.) Из автобиографии. …В августе 1946 года в звании гвардии сержанта я был демобилизован. В том же году поступил на физический факультет Ленинградского государственного университета. По совместительству с учебой работал лаборантом, а затем – механиком в лаборатории академика С.И. Вавилова (брата известного ученого Николая Ивановича Вавилова. – Прим. ред.) в Государственном оптическом исследовательском институте. * * * Вот здесь и появляется в судьбе Владимира Сергеевича Нина Ивановна. Тоже решив посвятить себя физике, она ни в какое сравнение не ставит себя с Владимиром Сергеевичем. Молодые люди через некоторое время поженились. Это случилось на III курсе. Оба учились хорошо, получали стипендию, но приходилось подрабатывать. Выручало занятие фотографией. Нине Ивановне выпало счастье увидеть академика Николая Ивановича Вавилова в трудную для него пору. Она вспоминает, что был ученый прозрачным, как бумага, на лице никакого выражения. Дело о космополитизме подходило к развязке… Из автобиографии. …Защитил дипломную работу и в марте 1952 года по распределению начал работать старшим инженером в лаборатории цеха № 1 завода № 156. Одновременно работал начальником спектральной лаборатории на заводе № 20 и в цехе 10б, являясь автором метода анализа. В 1953 году был удостоен звания лауреата Государственной премии III степени… В 1955 году по состоянию здоровья был переведен в ЦЗЛ руководителем группы спектрального анализа. С 1963 по 1968 год работал в ЦЗЛ заместителем начальника физической лаборатории, а с 1968 по 1974 год – начальником этой лаборатории… (На этом черновик автобиографии обрывается. – Н. П.) Андреева Н. И. Однажды в лабораторию зашел какой- то человек и облокотился на спектральный прибор. Володя закричал на него: «Что ты делаешь?!». Он не знал, что это большой человек и орать на него нельзя. То был министр Славский. Правда, все обошлось. Опыты прошли успешно, и он, новичок, только что приехавший в город, получил Сталинскую премию. 10 тысяч рублей (деньги того времени). * * * Когда человек уходит из жизни, что остается после него? Его дела, люди, которые его помнят, вещи в доме. После Владимира Сергеевича Андреева остались свидетельства на 28 изобретений. Только экономический эффект от одного – автоматизации спектрального анализа – составил 2 миллиона рублей в ценах 1952 года. По приблизительным подсчетам, общая сумма экономического эффекта от внедрения изобретений Андреева составила несколько миллиардов рублей. К сожалению, я не могу рассказать ни об одном рационализаторском предложении, ни об одной научной работе, а их более 100, ни тем более об изобретении, так как секретность их все еще охраняется законом. Зато приведу высказывания людей, которые знали этого человека. Они отзываются о нем исключительно тепло. Русинов Н. Л. (начальник лаборатории №5 ЦЗЛ). Есть люди, которые генерируют идеи, и люди, которые не могут их генерировать. Владимир Сергеевич из редких первых. Макарова А. А. (секретарь, 26 лет проработала в ЦЗЛ). Очень добрый, открытый, всегда улыбающийся. Очень интересный собеседник, внимательный к сотрудникам. Тактичен. Ему были чужды высокомерие и чванство. Цветков Л. А. (руководитель группы ЦЗЛ). Изобретательство – это прорыв в неизвестное, это тяжелый труд, когда умственный анализ идет непрерывно, чем бы ты ни занимался. Но изобретение мало создать, его еще надо оформить и юридически защитить. Редко кто самостоятельно решается начать этот путь. Владимир Сергеевич был тонким знатоком всех аспектов изобретательства, энтузиастом, поводырем для начинающих. Не счесть, скольких молодых специалистов он, незаменимый член техсовета по изобретательству, сумел научить и увлечь этой деятельностью, без которой не существует технический прогресс. Владимир Сергеевич, имея возможность послать на место аварии 1957 года своих сотрудников, лично с В. А. Михайловым участвовал в отборе проб газов из «банки». * * * Вещи в доме… А вот вещей-то в современном понимании – нет. Одна из комнат трехкомнатной квартиры оборудована под мастерскую – стеллажами с инструментами, приборами. Очень интереснохранятся отвертки – зависли под полкой на магнитах. В большой комнате две стены украшают книжные полки, большая часть которых сделана руками хозяина. Над телевизором огромная картина – Владимир Сергеевич прекрасно рисовал и копировал произведения великих мастеров. Подвесной шкафчик был наполнен валидолом, нитроглицерином. На них В.С. Андреев держался последние годы. Нина Ивановна: «Мы долго стояли в очереди за мебелью, а когда подошел черед покупать, очередей не стало, так как мебель исчезла из магазинов. Так ничего и не купили. Впрочем, пройдите сюда, видите: это кресло-кровать, купили для внуков. На лето к нам приезжают». Заслуженный изобретатель РСФСР (а их на ПО «Маяк» за все годы было только два), лауреат Сталинской премии, кандидат технических наук, по отзывам коллег, достойный звания доктора наук, Владимир Сергеевич Андреев был из тех людей, которые никогда ничего не просили для себя. В трудовой книжке, которую я листала, записаны десятки благодарностей изобретателю и рационализатору, отдавшему государству свой талант. Запись поощрений вызывает горькую усмешку: «Наградить за… 20 рублями, 60 рублями...». Есть поощрение и в 6 рублей. Здесь не опечатка – не тысяч! Почти все изобретения В.С. Андреева внедрены в производство. Одно из них купила Англия. За валюту, разумеется. Но ни при жизни ученого, ни после его смерти семье от изобретательства ничего не досталось. Не двадцать же рублей вспоминать! P.S. Двое сыновей и дочь Андреевых, а теперь уже и внуки, связали, как и их отец и дед, свою жизнь с наукой. Н.Н. Павловская Опубликовано: “Сороковские” портреты. - М.: МАКС Пресс, 2004. http://www.ozersk.ru/philosophy/portrets/andreev.shtml

SuperAdmin: Зимин Иван Герасимович Родился в 1927 г. в крестьянской семье в деревне Лотниково Читинской области. С началом Великой Отечественной войны ушел на фронт отец. В семье было шестеро детей. Самому старшему – Ивану – только четырнадцать. Как и многим подросткам той лихолетной поры ему пришлось работать. Не достигнув призывного возраста, Иван Зимин в 1944 г. пришел за направлением в военкомат, и был отправлен на Забайкальский фронт, под Читу. Служил в Двенадцатой воздушной Армии, основная задача которой заключалась в охране дальневосточных воздушных рубежей СССР и подготовке летных кадров для действующей армии. Окончил школу младших авиационных специалистов по специальности «Вооружение бомбардировочной авиации» (самолетов ИЛ-4). После окончания войны с гитлеровской Германией летом 1945 г. осложнилась обстановка на Дальнем Востоке. Япония привела в боевую готовность свою миллионную Квантунскую армию, планируя захват Дальнего Востока и Сибири. На территории, прилегающей к границам СССР со стороны Японии, было создано множество мощных укрепленных районов, а в Маньчжурии сосредоточено около 400 воздушных баз и аэродромов противника. Именно отсюда Япония намечала начать военные действия против Советского Союза. Для руководства сухопутными и морскими силами на Дальнем Востоке советское правительство образовало Главное Командование, которое возглавил маршал Советского Союза А. Василевский. В ночь на 9-е августа 1945 г. начались боевые действия между СССР и Японией. В составе бомбардировочной дивизии, которая была призвана поддерживать наступление Забайкальского фронта на Солуньском и Хайларском направлениях, И.Г. Зимин участвовал в Хингано-Мукденской операции. Летчики дивизии наносили бомбовые удары по аэродромам противника и железнодорожным узлам. Кроме того, им вменялось в задание доставка горючего и грузов для Шестой гвардейской танковой Армии, которая действовала в отрыве от основных сил фронта. После успешного завершения военных действий с милитаристской Японией, И.Г. Зимин продолжал служить на Дальнем Востоке, потом был переведен в Новгородскую область. 12 лет служил в Кречевицах старшим авиационным механиком самолетов АН-12. После увольнения из армии Иван Герасимович работал в НПИ на кафедре физики. За боевые заслуги и безупречную службу в послевоенные годы И.Г. Зимин награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Японией», «За безупречную службу». В настоящее время на пенсии. Возглавляет городского Совета ветеранов-фронтовиков дальневосточников, принимавших участие в разгроме Японии. История образования в Великом Новгороде Отчизну свою отстояли в боях http://www.novsu.ru/history/9may/i.2472/?id=2347

Admin: АПОРОВИЧ Андрей Федорович Доктор технических наук, профессор Белорусский Государственный Университет Информатики и Радиоэлектроники Родился 28 февраля 1922 г. в д. Плиса Смолевичского района Минской области в крестьянской семье. До мая 1940 г. учился в Плисской средней школе. Затем Смолевичским райвоенкоматом был направлен в Московское Краснознаменное военно-авиационное техническое училище. 10 мая 1940 г. был зачислен курсантом радиотехнического цикла. Эта дата считается началом службы в рядах Красной Армии. В декабре 1940 г. училище было преобразовано в Первую Московскую Краснознаменную военно-авиационную школу связи. Курсанты этого набора были выпущены в мае 1941 г. радиомеханиками с воинским званием "сержант технической службы". В годы Великой Отечественной войны А.Ф. Апорович служил начальником приводной радиостанции, а с 1943 г. - начальником радиомаяка. Выполнял задания командования по обеспечению самолетовождения (радионавигации) авиации дальнего действия. Первое офицерское звание "младший лейтенант" было присвоено в августе 1944 г. В октябре 1945 г. А.Ф. Апорович поступил в Ленинградскую Краснознаменную военно-воздушную инженерную академию (ЛКВВИА), которую окончил с отличием в 1952 г. по специальности "авиационные радиотехнические средства". С 1952 по 1955 г. обучался в адъюнктуре при ЛКВВИА под научным руководством ведущего ученого в области радиотехники члена-корреспондента АН СССР Сифорова В.И. За время учебы в адъюнктуре подготовил кандидатскую диссертацию по проблеме обнаружения радиосигналов и успешно ее защитил. В январе 1956 г. А.Ф. Апорович был направлен на преподавательскую работу в Харьковское высшее авиационно-инженерное военное училище (ХВАИВУ). Преподавал курс "Радиоразведка и радиопротиводействие". В 1959 г. в соавторстве написал учебное пособие по этому курсу объемом около 25 печ. л. Был приглашен в качестве соавтора к написанию учебника по радиоразведке и радиопротиводействию. Учебник объемом 30 печ. л. был издан под редакцией Н.В. Боброва в ЛКВВИА имени А.Ф. Можайского в 1961 г. Читая курс слушателям, одновременно разрабатывал оригинальные вопросы обнаружения радиосигналов. В 1964 г. завершил работу над докторской диссертацией, которую защитил в ЛКВВИА в марте 1965 г. 9 июля 1965 г. решением Высшей аттестационной комиссии СССР А.Ф. Апоровичу была присвоена ученая степень доктора технических наук. А.Ф. Апорович продолжал работу в ХВАИВУ (впоследствии - Харьковское высшее командно-инженерное училище) до сентября 1973 г. Затем был уволен из рядов Советской Армии в соответствии с законом о военной службе по возрасту. Перед увольнением занимал должность заведующего кафедрой радиотехнических систем, имея воинское звание "полковник-инженер". До сентября 1975 г. работал профессором Харьковского института радиоэлектроники (ХИРЭ). В 1975 г. А.Ф. Апорович был приглашен на работу в Минский радиотехнический институт в должности профессора. С 1975 по 1990 г. являлся заведующим кафедрой радиопередающих устройств и радиотехнических систем института. С 1990 по 2002 г. - профессор этой кафедры, которая впоследствии была переименована в кафедру радиотехнических систем. В процессе преподавательской работы участвовал в постановке 3 новых оригинальных курсов: "Радиопротиводействие и радиоразведка" (ХВАИВУ), "Проектирование радиотехнических систем" (ХИРЭ, МРТИ), "Электромагнитная совместимость радиоэлектронных средств" (МРТИ). По курсу проектирования радиотехнических систем написано учебное пособие объемом 14 печ. л. Проводил также занятия по курсам "Радиоприемные устройства" (ХВАИВУ) и "Радиотехнические системы" (ХИРЭ, МРТИ). Начало научной деятельности А.Ф. Апоровича было положено в 1947 г. в ЛКВВИА, когда он принял участие в разработке лабораторного макета имитатора радиолокационного бомбоприцела из деталей трофейной станции "Берлин". За годы научной работы были созданы две фундаментальные теории: статистическая теория радиотехнической разведки, вошедшая в качестве ос-новной части в докторскую диссертацию (по этой теории написана монография объемом 14 печ. л. и ряд статей); статистическая теория электромагнитной совместимости радиоэлектронных средств (монография на эту тему издана в 1984 г.). С 1954 г. А.Ф. Апорович разрабатывал и внедрял в радиотехнику теорию и решение задач по оптимизации радиосредств; стоимостный критерий эффективности радиосредств; иерархическую структуру радиотехники. Внедрение в радиотехнику стоимостного критерия эффективности радиосредств позволило существенно расширить круг решенных задач по оптимизации. Проблемам оптимизации в радиотехнике значительное место отведено в учебном пособии "Радиотехнические системы передачи информации" объемом 15 печ. л., написанном в 1985 г. совместно с профессором В.А. Чердынцевым. Внедрение в радиотехнику стоимостного критерия проходило при противодействии ряда ученых (первый конфликт). Второй конфликт возник в процессе внедрения в радиотехнику статистической теории электромагнитной совместимости. В истории науки такие конфликты хорошо известны. При этом, чем неожиданней научные предложения, тем выше вероятность и острота конфликта. В процессе работы в ХВАИВУ и МРТИ создано около 50 изобретений. Особо следует отметить группу изобретений, выполненных в МРТИ и относящихся к разработке метода двухсигнального и многосигнального зондирования радиоприемных устройств. В адъюнктуре и через систему соискательства в ХВАИВУ (ХВКИУ) подготовлено 12 кандидатов наук, из них докторами наук стали Г.В. Алешин, Н.А. Кащеев и др. В аспирантуре МРТИ подготовлено 11 кандидатов наук, успешно работающих в учебных, научных и административных учреждениях Республики Беларусь. А.Ф. Апорович принимал участие в разработке отдельных проблем развития науки и высшего образования. Соавтор двух коллективных монографий, изданных под редакцией профессора Ю.А. Харина: "Познавательные действия в современной науке" (1987 г.) и "Социальная сила знания" (1991 г.). По этим вопросам опубликовано также более 20 статей. А.Ф. Апорович участвовал в работе Высшей аттестационной комиссии при Совете Министров СССР, всесоюзных комиссий по электромагнитной совместимости, научно-технических конференций, семинаров и других форумов, пропагандируя связь науки и высшего образования, системный подход и другие актуальные вопросы. 9 июня 1999 г. решением общего собрания А.Ф. Апорович был избран почетным членом Академии наук прикладной радиоэлектроники Беларуси, России, Украины. А.Ф. Апорович является профессором-консультантом кафедры радиотехнических систем. За 62 года военной службы и трудовой деятельности награжден 4 орденами - Красной Звезды (1944 г., 1956 г.); Отечественной войны II степени (1985 г.);"Знак Почета" (1986 г.) и 15 медалями Советского Союза. МОНОГРАФИИ И УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ Статистическая теория электромагнитной совместимости радиоэлектронных средств. Мн.: Наука и техника, 1984. 215 с. Радиотехнические системы передачи информации: Учеб. пособие (в соавторстве). Мн.: Вышэйшая школа, 1985. 214 с. Проектирование радиотехнических систем: Учеб. пособие. Мн.: Вышэйшая школа, 1988. 221 с. http://www.bsuir.by/index.jsp?PageID=85825&resID=100229&lang=ru&menuItemID=114395

Прапор: ТИТОРЕНКО Ефим Лаврентьевич Родился 4 декабря 1922 года в деревне Старая Белица Гомельского района Гомельской области БССР. По призыву комсомола в марте 1940 года поступил в 1-е Ленинградское военное авиационно-техническое училище имени К.Е. Ворошилова. Через год после его окончания сержантом был направлен для прохождения военной службы на Дальний Восток, в 444-й полк авиации дальнего действия техником самолета. В январе 1943 года принимал участие в перебазировании новых бомбардировщиков ДБ-3Ф из Комсомольска-на-Амуре на Западный фронт. С июля 1943 по август 1945 года - техник по ГСМ 809-го батальона аэродромного обеспечения Дальневосточного фронта. В августе 1945 года в составе 129-го авиатехнического полка 33-й дивизии авиации Дальнего действия 1-го Дальневосточного фронта участвовал в войне с Японией. После капитуляции Японии принимал участие в приеме и разоружении частей Квантунской армии в поселке Гродеково (Приморский край). Закончил военную службе в мае 1947 года в Северной Корее в звании старшины. После демобилизации в 1947 году учился в юридической школе в Минске и одновременно на заочном отделении исторического факультета Белорусского государственного университета. В феврале 1949 года был избран народным судьей Высоковского района Брестской области. В 1950 году окончил исторический факультет университета. В 1951-1954 годах - слушатель Высшей дипломатической школы МИД СССР. После ее окончания был направлен на дипломатическую работу в МИД. С 1954 по 1959 год работал третьим, вторым секретарем, а затем в 1962-1967 годах - советником Посольства СССР в КНДР. В 1969-1972 годах - советник Посольства СССР в Сомали, в 1976-1980 годах - советник Посольства СССР в Эфиопии, с 1984 по 1988 год - генеральный консул СССР в городе Бейра (Мозамбик). В период между загранкомандировками работал в Центральном аппарате МИД СССР. С 1988 года - в отставке. В марте 1997 года избран заместителем председателя Совета ветеранов войны и труда МИД РФ, председателем комиссии по работе с фронтовиками Совета ветеранов. Участник военного парада ветеранов на Красной площади 2000 года. Награжден орденами Отечественной войны II степени, Дружбы народов, двумя медалями "За трудовое отличие", медалями "За боевые заслуги", "За победу над Японией", другими наградами. Отмечен Почетной грамотой Президиума Верховного Совета РСФСР. Живет в Москве. http://wwii-soldat.narod.ru/GALER/ARTICLES/t.htm

Прапор: ТЕРЕНТЬЕВ Юрий Николаевич Родился 17 декабря 1922 года в Самаре. В феврале 1942 года по окончании Вольского военно-технического училища авиатехников зачислен авиамехаником в 237-й (с февраля 1943 года - 54-й гвардейский) истребительный авиационный полк. В мае-июле 1942 года воевал в Крыму, оборонял Керчь. С августа того же года в составе 220-й (с февраля 1943 года - 1-я гвардейская) истребительной авиационной дивизии 16-й воздушной армии Донского фронта принимал участие в Сталинградской битве. В дальнейшем воевал на Центральном фронте на Курской дуге. С июня 1944 года на 1-м Белорусском фронте участвовал в боевых действиях на Бобруйском, Холмско-Люблинском, Варшавско-Лодзинском и Берлинском направлениях. После войны окончил Куйбышевский индустриальный институт. С 1952 года трудился на ТЭЦ, пройдя путь от инженера до заместителя директора. С 1960 года и до выхода на пенсию работал заместителем управляющего "Куйбышевэнерго". Заслуженный энергетик РСФСР. Почетный энергетик СССР. Трижды отмечен знаком "Отличник энергетики и электрификации СССР". В течение 20 лет избирался членом президиума профсоюза энергетиков, трижды - депутатом Куйбышевского городского совета. Долгие годы руководил Советом ветеранов войны, труда и правоохранительных органов Ленинского района города Самары. Награжден орденами Трудового Красного Знамени, Отечественной войны II степени, Красной Звезды, медалями "За оборону Сталинграда", "За победу над Германией", "За взятие Берлина", "За освобождение Варшавы" и другими. Живет в Самаре. http://wwii-soldat.narod.ru/GALER/ARTICLES/t.htm



полная версия страницы