Форум » История специальности младшего авиаспециалиста » Известные люди, выпускники ШМАС » Ответить

Известные люди, выпускники ШМАС

Admin: Кого только нет среди выпускников ШМАС... И это только известные, публичные люди! В интервью рассказывает (о воинской службе, в том числе и о ШМАС, теперь уже бывший) вице-мэр Москвы, а ныне губернатор Нижегородской области, Валерий ШАНЦЕВ. ...После окончания Московского авиационного техникума в 1966 - 1968 годах служил срочную в частях 11-й армии ПВО на Дальнем Востоке. - Вы можете смело называть себя дальневосточником? - Это вы с перехлестом говорите. Сначала я служил в Советской Гавани, где окончил школу младших авиационных специалистов. А затем на острове Сахалин - на армейской ремонтной базе в поселке Сокол. Получил квалификацию мастера-авиамеханика. Занимались мы капитальным ремонтом самолетов и двигателей для всей армии. Восстанавливали МиГ-17, МиГ-19, Як-28 - Армейскую службу вспоминаете? - Она прошла у меня интересно. Посмотреть Дальний Восток в молодые годы не каждому москвичу было дано. Из Домодедово до Хабаровска самолетом, оттуда поездом - в Совгавань. В авиационную учебку меня и некоторых других ребят направили потому, что мы имели профильное образование. Так, я до призыва в армию окончил Московский авиационный техникум. Учил нас капитан, имевший среднее военное образование. Помню, приходит он в класс, а нас там было трое со средним специальным образованием, и ставит вопрос: почему у МиГ-17 стреловидное крыло? А потом говорит: «Кто ответит, тот не будет сдавать выпускные экзамены». Для нас это был простейший вопрос. Все мы 10 - 20 дней назад защитили дипломы. И вот мой сослуживец первым рисует схему распределения подъемной силы, пишет формулу Маха… А капитан: «Садитесь, неправильно». Мы: «Почему неправильно?» Словом, остались неудовлетворенными. На следующий день пошли к командиру роты, майору, имевшему высшее образование. Показали свои работы. Он говорит: «Вам в учебке делать нечего, но раз уже попали к нам... Давайте подумаем, как усовершенствовать учебную базу. В части было мало учебных пособий, макетов, схем. Вот мы и чертили схемы, макеты мастерили... Я там даже получил два диплома за рационализаторские предложения. Так мы сделали стенд запуска двигателя ВК, все действовало как в истребителе, соорудили другие действующие макеты. Понимаете, нам повезло, что мы попали служить «по профилю». Значит, пригодились, пришлись «ко двору» в армии... Редакционно-издательский комплекс ТИИЦ. http://www.tiic.ru/sub_news2.php?id_n=643&titl=&id_ur=41 Вице-мэр Москвы Валерий ШАНЦЕВ: У лысых мужчин положение более завидное http://nnov.old.kp.ru/daily/politics/doc76683/

Ответов - 45, стр: 1 2 All

Admin: Повторяю собщения с форума "Выпускники ШМАС! Вспоминаем" По поводу известных людей, служивших в разное время в ШМАСах, в инете есть много информации. Мне удалось обнаружить, что по крайней мере 2 довольно известных певца, Алексей Глызин и Валерий Сюткин, тоже начинали свою службу в ШМАС на Дальнем востоке... Алексей Глызин, певец Служить был рад! — Алексей Сергеевич, где вы служили, в каком звании демобилизовались? — Звание у меня самое обычное – рядовой запаса. В моем военном билете записано: "Младший авиационный специалист". Как и все мои сверстники, в свои 18 лет, я пошел служить в армию, причем по доброй воле. Тогда, в 70-е годы, не было таких настроений среди призывников, что, мол, службу надо косить всеми правдами и неправдами. Я, длинноволосый, модный парень, искренне считал, что должен отдать долг Родине. 25 мая я был призван в ряды тогда еще Советской Армии. Вначале должен был служить в Москве, но внезапно пришла команда отправить меня на Дальний Восток. Я так расстроился, что даже решил сбежать! Но нас уже обрили налысо – с такой прической далеко не убежишь. Из Домодедова на ТУ-114 команду новобранцев отправили в Хабаровск. Поселили в спортивном зале. После этого распределили в различные части, меня доставили поездом в Приморский край. Спасск-Дальний-4 – есть такая точка на карте, между Китаем, Дальним Востоком, Находкой. Замечательный, красивый край, тайга, медведи, тигры, энцефалитные клещи... Потом меня вообще отправили в сопки, под Хабаровск, где был военный аэропорт под землей. Самолеты там красиво взлетали: смотришь, вдруг из-под земли, как майский жук, фью-ю-ить, вылетает махина желтая. Я был определен в учебную часть ШМАС, то есть в школу младших авиационных специалистов войск ВВС. После танцев – на гауптвахту — Рискну предположить, что вскоре начальство заметило артистический талант новобранца и определило служить в музыкальный взвод! Так служили многие будущие звезды... — Конечно, меня заметили, после того, как я прогорланил: "Ой, полным-полна моя коробочка!", однако в ВВС не было штатного военного оркестра, как в тех же строительных или танковых войсках. Так что пришлось мне служить на два фронта – музыкальном и авиационном. Нам ставилась боевая задача подготовить авиационную технику к вылету. Если вдруг империалисты нападут на нашу советскую родину, чтобы через пять-шесть минут наши самолеты были в воздухе и дали убойный ответ врагу. Моя специальность: "самолет-двигатель". Были оружейники, радисты, а "самолет-двигатель" – это сердце самолета, пламенный мотор. Когда я впервые вошел в учебный класс и увидел все эти системы, то схватился за голову: как во всем разобраться? Но к концу своей службы я поднаторел, мы занимались профилактикой, консервацией самолетов, и прочее. Однажды даже оставили ключ гаечный внутри бака, где керосин. Но ничего, обошлось... — В общем, вы тепло вспоминаете об армейских годах! — Для меня служба оказалось поучительной и познавательной. Если бы я откосил, не знаю, как бы сложилась судьба, поскольку я уже играл на танцах, начиналось время портвейна, время девушек, и все это могло по неопытности сбить с толку. А из Спасска-Дальнего в Москву я вернулся другим человеком, стойким к любым соблазнам. Каждый день в шесть утра подъем, в десять вечера отбой, политподготовка, строевые занятия - это закалка на всю жизнь. Случалось, бегали мы с автоматом, противогазом, в сапогах. Наматывали портянки, и вперед на 10-15 км бегом. Потом ноги в кровавых мозолях. То и дело проводились различные учения, тогда все боялись атомной войны: "Вспышка слева – вспышка справа!", и падаешь в грязь лицом... — А как же музыка? — Друзья прислали мне из Москвы гитару – чехословацкую "Иолану", серебряного цвета. С нашим ансамблем "Полет", где я пел, играл на альте и гитаре, мы нередко выезжали на всяческие смотры самодеятельности. Однажды до того обнаглели, что, раздобыв парики и гражданскую одежду, повадились играть на танцах. Туда и пришел наш офицер. Товарищ капитан, с изумлением, узнав в длинноволосых битлах своих солдат срочной службы, отправил нас на гауптвахту. Благо, на носу был очередной смотр армейской самодеятельности, и нас выпустили. Кстати, через три года после меня именно в этой точке на карте нашей родины служил Валера Сюткин, так что теперь наша часть овеяна эстрадной славой (смеется). — Ну, а дедовщина у вас была? — Нам повезло – не было дедовщины. Не припомню такого, чтобы кто-то масло у меня отнял, или пайку недодали. Хоть и жива армейская шутка: "Там, где начинается авиация, заканчивается порядок", но это не так. В ВВС ценятся добрые человеческие отношения, среди офицеров много людей интеллигентных... http://www.glyzin.ru/interview_12_2005.htm Валерий Сюткин, певец -В армии я служил младшим авиационным специалистом при аэродроме в городе Спасск-Дальний. У нас существовал ансамбль «Полет», который обеспечивал культурную жизнь в военной части. До обеда мы работали на аэродроме, а вечером давали концерты, причем и в городе. Например, играли на танцах. Были ансамблем на все руки. Самые запомнившиеся выступления - новогодние концерты в Доме офицеров. Среди офицеров были в основном молодые ребята, поэтому в пределах разумного нам многое позволялось. Так, внутреннюю панель здоровенной бас-гитарной колонки мы посадили на рояльную петлю и внутри колонки устроили бар. Так что застукать нас не мог ни один проверяющий, потому что мы поддавали прямо во время концерта, не сходя со сцены, а секунд на 30-40 во время чьего-то соло удаляясь за эту колонку. Пили ликер собственного изготовления «Шасси». Он производился следующим способом: небольшой компанией мы шли на запасную полосу, где стояли накрытые брезентом списанные вертолеты. Двое или трое человек пригибали хвост вертолета к земле, другие к образовавшемуся пролому приставляли лом. По лому в ведро, поставленное внизу, начинал стекать антифриз, состоявший на 90 процентов из спирта. Поскольку зимы на Дальнем Востоке весьма суровые, вся химия застывала на ломе, и в наше ведро попадал почти чистый спирт. В полученную таким образом жидкость мы добавляли бруснику, клюкву, перепоночки от грецких орехов, настаивали и получался фирменный ликер. http://privatelife.ru/2003/cg03/n4/1.html Также в Спасске-Дальнем служил Черномырдин... Источник: статья "В дембельский альбом Черномырдина" http://old.vladnews.ru/magazin.php?id=7&idnews=74271&current_magazin=454 ШМАС-22, в/ч 30185, Канск - единственная учебка в Союзе, которая готовила воздушных стрелков-радистов, т.е. "рядовых" летчиков. В мои годы, в 1976 г., в составе учебки было аж девять рот. А тут узнал, что в 97-м тихо скончалась школа. Жаль, как и ушедшую молодость. И Руцкой не помог школе - он там тоже учился...

Admin: Еще один губернатор - наш коллега! 17 февраля губернатор Ярославской области Анатолий Лисицын принял участиве в военных сборах руководителей регионов Центрального Федерального округана на базе гвардейской Таманской мотострелковой дивизии. Об этом корреспонденту ИА REGNUM сообщили в пресс-службе главы региона. Анатолий Лисицын вместе с другими губернаторами, главами законодательных собраний и федеральными инспекторами областей осматривал современную военную технику и принимал участие в стрельбах из стрелкового оружия. Для стрельб ярославский губернатор использовал снайперскую винтовку, ему удалось сразу поразить несколько мишеней. Журналистам Анатолий Лисицын рассказал о том, что во время службы в армии он принимал участие в подавлении "Пражской весны" 1968 года. Но теперь губернатор сожалеет об этом. "Я служил в Барнауле, заканчивал школу младших авиационных специалистов в течение 9 месяцев, затем проходил службу в группе Советских войск в Германии. Служил 2,5 года, как раз был переход с 3-х лет на 2,5. К сожалению, принимал участие в чехословацких событиях в 1968 году. Это пример, которого не должно быть в российской армии, но это факт исторический, которого не избежать", - сообщил корреспонденту ИА REGNUM губернатор Ярославской области Анатолий Лисицын. ИА "ВолгаИнформ" | 20.02.2006 21:04 http://admhmao.ru/VK/News/nr_02.htm

Admin: Чем дольше ищу информацию о ШМАС, тем больше удивляюсь - какие люди вышли из наших школ! ...Кирюшин Евгений Александрович родился 6 октября 1949 г. в деревне Потаповка Красноярского района Самарской области, в многодетной семье. В 1968 г. окончил 50-ю авиационную школу младших специалистов, был призван в армию и по спецнабору проходил службу в Институте космической медицины. По окончании службы в 1970 г. поступил на работу в Институт медико-биологических проблем в должности штатного испытателя. Участвовал в испытаниях различных полетных программ и специального снаряжения для космонавтов. Е.А. Кирюшин совершил более 200 барокамерных подъемов на высоту до 40 000 метров, около 150 вращений на центрифуге с перегрузками 10-12 ед. Участвовал в длительных (многомесячных) экспериментах по имитации невесомости. Провёл полный комплекс испытаний орбитальной станции “Мир”, пилотируемого спуска с орбиты и безопасного приземления космонавтов. В 1997 г. за мужество и героизм, проявленные при испытаниях, связанных с освоением космического пространства, ему присвоено звание Героя Российской Федерации. http://www.fondgeroev.ru/10.htm

82-й: Северин Владимир Гайевич Vladimir Gayevich Severin Опыта космических полетов не имеет.Статус - космонавт-испытатель НПП «Звезда» Дата и место рождения: Родился 20 ноября 1956 года в городе Жуковский Московской области, РСФСР. Образование и научные звания: В 1973 году окончил среднюю школу №1 в городе Жуковский. В 1973 году поступил в Московский авиационный институт (МАИ) на факультет «Летательные аппараты», но после первого курса (сдав экзамены), бросил институт. По окончании срочной службы, в 1976 году возобновил учёбу в МАИ на том же факультете. До 1979 года учился на дневном отделении, с 1979 года - на вечернем отделении. Окончил МАИ в 1982 году. Профессиональная деятельность: С 1979 года работал в отделе гидравлики ОКБ им.П.О.Сухого. После окончания МАИ остался на работе в ОКБ. С 1982 года работал старшим инженером-испытателем машиностроительного завода (МЗ) «Звезда» (переименовано в научно-производственное предприятие (НПП) «Звезда»), в посёлке Томилино Московской области. Испытатель космических систем безопасности и жизнеобеспечения. Участвовал в испытаниях различных модификаций космических скафандров «Орлан» и «Сокол», скафандра «Баклан» для стратегических бомбардировщиков Ту-160. При испытаниях скафандров и систем жизнеобеспечения «поднимался» в барокамере на высоту 100 и более км. Участвовал в испытаниях на центрифуге, при этом во время одного из испытаний находился в центрифуге с перегрузкой 12 единиц в течение 187 секунд. В течении семи лет (с 1982 по 1989 год) был инструктором по горнолыжному спорту в отряде космонавтов. В течении пяти лет работал инженером-испытателем в Институте медико-биологических проблем (ИМБП). Принимал участие в испытаниях на центрифуге, на психологическую совместимость экипажей (изоляция) в экспериментах по водной иммерсии. Работал помощником ведущего инженера по разработке новой катапультной системы - СКС-94. Затем работал по этой теме совместно с ОКБ имени Сухого. При проведении 12 апреля 1995 года испытаний катапультной системы СКС-94 на двухместном Су-29КС межведомственной комиссией был утверждён испытателем-парашютистом. На высоте 2.500 метров и на скорости 250 километров в час Северин катапультировался и благополучно приземлился. В настоящее время работает директором горнолыжной базы НПП «Звезда». Воинская служба: С 1974 года проходил срочную службу в Советской Армии. Окончил школу младших авиационных специалистов (ШМАС) в Вышнем Волочке. По окончании курса подготовки получил свидетельство радиомеханика и допуск к обслуживанию сверхзвуковых истребителей «МиГ-21». В течении полугода служил в технико-эксплуатационной части авиационного полка ВВС в посёлке Чкаловский Московской области (Центр подготовки космонавтов). Затем служил рядовым укладчиком парашютов парашютно-десантной службы (ПДС) того же авиационного полка. За время службы совершил 59 парашютных прыжков. С 35-го прыжка он начал выполнять экспериментальные задания по космической тематике. Воинское звание: Рядовой. Космическая подготовка: В 1988 году подал заявление о приеме в отряд космонавтов. 11 мая 1990 года решением ГМВК отобран от МЗ «Звезда» в качестве кандидата в космонавты. С октября 1990 по март 1992 года проходил общекосмическую подготовку в ЦПК. Последний выпускной экзамен сдал 3 марта с оценкой «хорошо». При этом при объявлении оценки комиссия сделала частное определение: «...рекомендовать в дальнейшем использовать Владимира Гайевича Северина в качестве «космонавта-исследователя». 11 марта 1992 года решением МВКК ему была присвоена квалификация «космонавт-испытатель». В 1992 - 1995 годах проходил подготовку в ЦПК в составе группы космонавтов по программе ОК «Мир», но к подготовке в составе экипажей не привлекался. В конце 1995 года покинул отряд космонавтов. Почетные звания: Герой Российской Федерации (Указ президента РФ от 21 июня 1996 года, награжден «за мужество и героизм, проявленные во время испытания и отработки аварийных спасательных систем космических и летательных аппаратов»). Награды: Награждён орденом «За заслуги перед Отечеством IV степени» (Указ Президента Российской Федерации №971 от 21 июня 1996 года). Увлечения Спортсмен горнолыжник, опытный парашютист.

Admin: Авдеев Сергей Павлович Авдеев С.П. родился в 1923 г. Доктор технических наук, профессор. В 1942 г. окончил школу младших специалистов спецслужб ВВС и был направлен в Государственный Краснознаменный НИИИ ВВС в качестве техника-испытателя, где занимался испытаниями новых образцов авиационной ИК-техники. Это были ОЭП ночного видения, которыми обеспечивались экипажи ночных бомбардировщиков. Участвовал в лабораторных, летных и, наконец, во фронтовых испытаниях системы, состоящей из ОЭП ночного видения и системы ИК-маяков обозначавших линию фронта. Такая система была необходима для избежания ночного бомбометания по своим передовым позициям в условиях частого изменения линии фронта. Участвовал во фронтовых испытаниях, в ходе которых в 1943 году авиация 1-ой воздушной армии осуществляла ночную бомбардировку передовых частей противника на Брянском фронте. Участвовал в испытаниях комплекса аэродромного оборудования и экипировки экипажей при тренировке выполнения операций слепой посадки. По окончании в 1953 году ЛВИКА им. А.Ф. Можайского участвовал в разработке оптико-электронной системы самолетного прицеливания. В 1958 году сформировал кафедру ОЭП и научно-исследовательскую лабораторию оптико-электронного профиля, которыми руководил до окончания военной службы в 1974 г. Осуществлял научное руководство научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами по разработке ОЭПиС космических аппаратов. Среди разработок можно отметить первый экспериментальный образец космического тепловизора. По обобщениям научных и практических результатов этих работ в 1964 г. была защищена докторская диссертация. На кафедре, руководимой С.П. Авдеевым, впервые сформировались учебные планы по специальности ОЭП, разрабатывалась и создавались учебная и учебно-методическая литература, функционировала адъюнктура. Награжден орденом "Отечественная война" 2 степени и 18 медалями (в том числе "За боевые заслуги", "За победу над Германией", "За трудовое отличие", "Ветеран вооруженных сил"). Уволился в запас в 1974 г. в звании полковника. С 1975 по 1996 г. работал на кафедре Оптико-электронных приборов ЛИТМО в должности профессора. С 1977 по 1990 г. был членом методической комиссии факультета. Поставил и читал учебные дисциплины "Оптико-электронные приборы", "Оптико-электронные системы управления", "Оптико-электронные приборы для научных исследований". Подготовил свыше 20 канд. наук, из которых 3 впоследствии защитили докторские диссертации. Являлся научным консультантом 3 докторантов, успешно защитивших докторские диссертации. Автор более 200 научных работ (в т.ч. 4 монографий, 16 изобретений и 3 учебников)... http://club.ifmo.ru/person/13998/13998.htm

Admin: А вот и представители новой формации - бизнесмены! Сержант Барков В кабинете вице-президента ЛУКОЙЛа Анатолия Баркова висит большой фотопортрет президента России, портрет не совсем обычный. Владимир Путин снят в высотном снаряжении пилота-истребителя. На правой кисти у Баркова – маленькая наколочка в виде легендарного истребителя МИГ-19. – Вы служили в авиации? – спросил я, разглядев как-то синий значок. – Служил. Авиамехаником. – А не обидно было все время других в полет провожать? Наверное, и самому хотелось за штурвал сесть? – Когда голубей гонял, я ведь тоже всегда на земле оставался… А если серьезно, за штурвал мне было нельзя. Врачи не разрешили бы. У меня по руке – это еще на практике в Нефтекамске было – труба прокатилась, повредила сухожилие. – То есть судьба вас уже тогда отметила – быть нефтяником и ни кем иным. – Видимо, так… Поэтому меня определили в инженерные войска, и попал я в ВАШ – военную авиационную школу, которая размещалась в Вышнем Волочке. ВАШ-5. Специальность – механик радиолокационного оборудования. Секретный блок – «цель-взрыв». Это когда пилот в случае катапультирования должен был нажать на кнопку и уничтожить секретную аппаратуру. И ССП у меня была – система слепой посадки. Учились мы на МИГ-19. Через семь месяцев обучение закончили. Тут приехали «покупатели». Мы уже наперечет знали все авиабазы. Не очень-то хотелось ехать в то время в показательные части. Там больше строевой подготовки, чем полетов. Приехали невысокого звания офицеры и сказали: «Едем, ребята, заграницу!» Куда именно, уточнять не стали. Оставалось гадать: Польша, Германия, Венгрия?… Попали мы в ГДР. Там все пошло иначе, чем нас учили в школе. Пришлось переучиваться на другие самолеты – на истребители СУ-7. Каждый день – полеты. В школе нам говорили, что канал в системе автоответчика «свой-чужой» меняется раз в месяц. А здесь я перенастраивал его каждый день. И попал я уже не в эскадрилью, а в ТЭЧ полка – технико-эксплуатационную часть, куда самолеты доставлялись после определенного налета. У меня была своя комната, свое рабочее место, осциллограф… Раньше на этом посту работал сверхсрочник, я его заменил. Самое интересное, что он тоже был из Октябрьского. Два земляка из одного небольшого города – в Германии. Забавно. Служба была замечательная: в комбинезончике, осциллограф, отвертка… Блок стоял в киле самолета. Как сейчас помню, чтобы его извлечь, надо было отвинтить 62 шурупа, а надо еще каждую гаечку расконтрить. Лючок тесный, кажется, что размеры блока больше проема. Специальных отверток не было, только обычные – с деревянной ручкой. Накрутишься до боли в запястьях, пока достанешь этот блок. Но ничего, через неделю освоился. За пятнадцать минут научился снимать, а сначала по три часа висел – и даже вниз головой, никак не мог его вытащить. Потом я ставил этот блок на вибростенд, в камеру. Затем подключал к осциллографу и, если никаких искажений не было, возвращал на штатное место в самолет. Прибор очень важный для пилота, поскольку помогал ему совершать слепую посадку в условиях плохой видимости. Вторая моя обязанность – обходить самолет с тележкой с оборудованием: в руках держал «удочку» типа спининга и проверял параметры всех антенн. И третье мое дело: влезал в пилотскую кабину и проверял систему самоликвидатора «автоответчика». Ну и еще проверка по карте после налета 25 часов, 50 и 100. А после 100 часов самолет улетал в Россию на авиаремонтную базу. Вот такова была моя работа как авиамеханика. Я всегда сознавал, что жизнь летчика и самолета где-то в моих руках и делал все, как положено, без отступлений. Может быть, поэтому довольно быстро я получил звание ефрейтора, а под Новый год мне объявили 10 суток краткосрочного отпуска. Но тут в ФРГ начались крупномасштабные маневры «Белый лев» и все отпуска отменили. Зато потом присвоили звание младшего сержанта. – Летом 1968 года начались чехословацкие события. Естественно, все ВВС Группы Советских Войск в Германии были приведены в полную боевую готовность. Не спали ночами. Мы готовили к вылету туда два самолета. Нанесли на борта фюзеляжей широкие красные полосы, чтобы так выделялись именно наши, советские, самолеты. И мы, ТЭЧ полка, собирались уже на передислокацию в Чехословакию. Но там довольно быстро все закончилось, и мы, к счастью, остались на месте. Ведь жили мы в Германии очень неплохо. Служба – дай Бог каждому была! И Европу посмотрел, и новую специальность освоил и друзей хороших приобрел. Под самый конец службы собрали нас, спецов, и отправили в Азербайджан в город Кировобад, ныне он называется Гянджа. Там формировалась 5-я воздушная армия. Дали нам офицеров, призванных из запаса. Мы их называли «пожарниками»: кирзовые солдатские сапоги, брезентовые ремни… Отслужили мы там еще месяца четыре – возле турецкой границы, а потом, тех, у кого уже явно вышел срок срочной службы, собрали ночью, вывезли в ущелье, и оттуда, со станции Гюздек, отправили по домам: кого на Урал, кого на Украину. Увольняли втихаря, ввиду близости границы… Вернулся я домой в красивой форме – в фуражке с голубым околышем в звании сержанта. У меня в военном билете оно было записано очень долго, я уже был вице-президентом ЛУКОЙЛа, когда в военкомате спохватились: сержант на генеральской должности. Присвоили офицерское звание. В Германии я, можно сказать, во второй раз родился. Дело было в воскресенье, мы срочно монтировали на самолеты дополнительный блок шифратора. Сроки были жесткие, самолетов много, работа шла на потоке, мы монтировали места под платы шифраторов. Сами шифраторы были секретными, нам только один раз их показали и тут же увезли. Я часто оставался за старшину, и в тот раз тоже. За нами была закреплена определенная территория, и надо было подремонтировать стоявшую напротив штаба беседку. Я поднял молодежь на это дело. «Старики» играли в волейбол. Кстати, вот такой вопиющей «дедовщины» как сейчас, у нас не было. Хотя, конечно же, разделение на молодых и старослужащих было. «Деду» – первое место возле бачка со щами, ремень затянут послабее и все такое прочее. В караулы реже посылали, на уборку территории. Это были просто знаки уважения, но никакого наглого издевательства. Служило у нас четверо новобранцев, призванных из Дагестана. Мы называли их «неучами», поскольку никаких авиационных школ они не кончали, ничего толком не знали и были на мелком подхвате – отверткой, где покажешь, подкрутить… В общем, обучались по ходу дела. Вот с такими «орлами» я приступил к ремонту той злополучной беседки. И тут понадобилось подравнять одну доску. Я ее взял и, не доверяя молодым, сам отправился в котельную, где у нас стояла пила-циркулярка. А там разъемы стояли, как на самолетах – типа «папа-мама», я разъем открываю, вставляю и … попадаю под напряжение. Видимо, одну фазу где-то замкнуло и через меня пошли 220 вольт. Крышка на пружине, руку прищемило, выдернуть – ну никак! И никого нет – я один. Меня колотит, я кричу. Вдруг вижу, кто-то зашел. Я еще в сознании был, понимал, что за меня хвататься нельзя. Кричу – «За кабель тяни! Меня не трожь!» А зашел старший лейтенант с цветами, ему надо было в баночку воды налить. Вот он-то кабель и выдернул. Но я этого уже не видел, так как потерял сознание. Ну, а молодые «неучи» прибежали в казарму, кричат: «Старшину-сержанта током убило!» Конечно, старики, мой год, тут же подоспели. Я когда глаза потом открыл, вижу – надо мной Жора Букреев из Курска – искусственное дыхание делает. Откачали ребята! Очухался. Но состояние было ужасное. Отнесли меня в кузов грузовика, у нас там стоял «МАЗ-200», крытый брезентом. Все перевозки по дорогам Германии были закрытыми, старший лейтенант в кабину, ребята вместе со мной, и повезли меня в военный городок, где находилась санчасть. Весь мокрый, я ведь в воду упал, там в котельной воды всегда на полу хватало, да еще пол из рифленого железа – ударился сильно. Привезли меня в санчасть – как раз День медика был. Вот уж на всю жизнь его запомнил! А на другой день пришел ко мне в палату командир наш – майор Гришин, принес пирожки домашние. Если не считать этого ЧП, служба у меня шла весьма успешно, и меня стали обрабатывать насчет того, чтобы я остался на сверхсрочную. Честно скажу, мне очень хотелось остаться в армии. Но ослушаться отца не смог, да и домой все же тянуло. И даже когда вернулся домой, и меня вызвали в военкомат на беседу насчет того, чтобы послужить по своей специальности в Польше – в Северной Группе Войск, я согласился и стал готовить документы, но тут в моей жизни произошла крутая перемена – я познакомился с Валей Ткачевой, моей женой, моей судьбой… Итак, вместо Варшавы Анатолий Барков отправился в Когалым. «…Снимите, шляпу! Уехал сам, уехал сам – не по этапу!» Именно эта песня Владимира Высоцкого – «Мой друг уехал в Магадан» – звучала в те годы особенно часто. Николай Черников "Вагит Алекперов и его команда: Анатолий Барков. Дуга Баркова" Книгу можно скачать по адресу: http://www.lukoil.ru/static_6_5id_2132_.html

Admin: "Русскому шансону я посвящаю жизнь",- таков девиз Ильи Кузнецкого. Родился он в г.Новокузнецке, Кемеровской области 12 февраля 1963 года, в простой семье рабочих и служащих. Отец - Виктор Семенович работал шахтером, мама Эльмира Николаевна была учителем русского языка и литературы. Суровый край ссыльных, криминальный город, все это наложило определенный отпечаток на творчество. В 12 лет попал в поле зрения правоохранительных органов, в 14 лет поставлен на учет в инспекцию по делам несовершеннолетних. В 15 лет решением административной комиссии направлен на исправительные работы на строительство БАМа в составе сборного специального студенческого отряда по перевоспитанию трудновоспитуемых. На БАМе заработал первые серьезные деньги, которые потратил на музыкальную аппаратуру и поездку в Сочи. Первую песню (Пьяная бригада) про БАМ написал в 15 лет, которую запретили исполнять в школьном ансамбле. Увлекался тяжелым роком, шансоном.Служил в рядах Советской армии, в Туркестанском военном округе, вертолетном полку, батальоне огневой поддержке, рядовым в службе вооружения и боепитания. Закончил школу младших авиационных специалистов в г. Чарджоу, после чего был направлен в боевую часть. Закончил Кемеровский институт пищевой промышленности. После окончания института работал на мясокомбинате, сначала рабочим-коптильщиком колбасных изделий, а затем и мастером. Являлся ответственным за культурно-развлекательную программу всех мероприятий. А погулять в то время люди умели. Период застоя в стране и развала всего,был определенным толчком для продолжения творчества. Мясокомбинат закрыли и разворовали все что можно. Людей за ворота. Из окружения Ильи многие сломались в те годы. Илье помогло опять же творчество. Пел где придется. Выжить в то дурное время Илье помог школьный товарищ , который в то время занимался не совсем легальным бизнесом. Очень давно знаком и поддерживает хорошие отношения с Александром Кузнецовым, автором-исполнителем и очень порядочным человеком. Последний раз их встреча состоялась 14 апеля 2006 года на межрегиональном фестивале блатной песни в г.Новокузнецке. В 1997 года принимал непосредственное участие в создании Новокузнецкого центра творчества молодежи. С 1998 г. является постоянным директором Новокузнецкого рок-фестиваля. С 2005 года выбран исполнительным директором фестиваля "Я русский бы выучил, только за Мурку". С 2002 года работает над первым альбомом "Песни Свободной улицы", выпуск которого намечен в 2007 году. Мечтает, чтобы в каждом городе России была улица с таким названием. Источник: http://russhanson.ru/i/kuz.php

Admin: Фихтенгольц Илья Григорьевич Родился на Украине в селе Виньковцы Хмельницкой области в 1922 году. В 1932 г. семья Ильи Григорьевича переехала в Ленинград. Он окончил школу и был призван в ряды Советской Армии. Находясь на действительной службе, Илья Фихтенгольц окончил школу младших авиаспециалистов. Уже в первый день войны немецко-фашистская авиация нанесла удары по советским аэродромам, на которых базировалось до 65% авиации Западного военного округа. Это поставило наши сухопутные войска и авиацию в трудное положение и явилось одной из причин временных неудач в начальный период войны. Правительством были приняты экстренные меры по дальнейшему укреплению военно-воздушных сил нашей армии. Требовалась срочная перестройка авиационной промышленности, подготовка авиационных кадров, ускоренный ввод в строй авиационных заводов. В этот период Илья Фихтенгольц служил мотористом 16-го авиационного полка, инструктором по кислородным приборам при 2-й Московской авиационной школе, позднее – инженером при Второй Московской авиационной школе Центрального фронта в звании старшего лейтенанта. В 1943-1945 гг. был старшим техником-испытателем Государственного научно-исследовательского института Военно-воздушных сил Советской Армии. В годы войны основной задачей научных учреждений была оперативная разработка проблем оборонительного значения; научная помощь промышленности в освоении новых видов производства; мобилизация сырьевых ресурсов страны; замена дефицитных материалов местным сырьем; исследования в сфере фундаментальных проблем науки. Новая тематика разрабатывалась в тесном взаимодействии теории и практики, на основе деловых контактов деятелей науки, представителей Советской Армии и промышленности. Свой вклад в решение поставленных задач внес и техник-испытатель Государственного НИИ Военно-воздушных сил Армии И.Г. Фихтенгольц. После демобилизации Илья Григорьевич стал студентом физического факультета Ленинградского государственного университета. С отличием окончил его по специальности «Теоретическая физика». Научной работой он начал заниматься еще в студенческие годы под руководством академика В.А. Фока. В характеристике И.Г. Фихтенгольца академик В.А. Фок писал: «Оканчивающий физический факультет Ленинградского университета тов. Фихтенгольц Илья Григорьевич, будучи студентом, проявил отличные способности к теоретической физике. Выполненная им дипломная работа по теории тяготения Эйнштейна стоит на высоком уровне и содержит ценные научные результаты. И.Г. Фихтенгольц обладает научной инициативой и несомненными способностями к научно-исследовательской работе. Имеет одну печатную работу». За исследования, выполненные в университете, И.Г. Фихтенгольц получил премии Ленинградского университета и Министерства высшего образования СССР. Молодой инженер И.Г. Фихтенгольц в 1950-1953 гг. работал НИИ, под руководством академика В.А. Фока писал диссертацию на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук и успешно защитил ее в ЛГУ. После защиты диссертации Илья Григорьевич переходит на педагогическую работу ассистентом, а затем доцентом кафедры высшей математики ЛИТМО. И.Г. Фихтенгольц активно занимался научной и педагогической работой. В его преподавании плодотворно сочетались высокий научный уровень лекций с ясностью и доходчивостью изложения. Используя свою широкую эрудицию в области применения математических наук, он показывал студенческой аудитории значимость математических идей и их приложений. В 1970 г. в ЛГУ И.Г. Фихтенгольц защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора физико-математических наук. В 1974 г. Илья Григорьевич с семьей переехал на работу в Новгород, где возглавил кафедру высшей математики НПИ. Все его усилия были направлены на становление новой кафедры и методическое обеспечение учебного процесса. Под научной редакцией профессора И.Г. Фихтенгольца преподавателями кафедры было подготовлено более 30 методических пособий по различным разделам курса высшей математики. В годы работы в НПИ он возглавлял Научно-методический Совет института, Совет профессоров. Активно занимался научной работой, до последних дней жизни печатался в журналах Академии наук. За участие в Великой Отечественной войне И. Г. Фихтенгольц был награжден орденом Отечественной войны II степени, юбилейными медалями, в том числе, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г». http://www.novsu.ru/dept/1114/r.2465.p.index/i.2464/?id=2373

Admin: "Гвардия России" №12 (27) ноябрь 2004 г. Показать о войне правду Сергей Говорухин. Рапорт с просьбой о направлении в Афганистан для выполнения интернационального долга Сергей Говорухин написал еще в 1979 году, будучи курсантом школы младших авиационных специалистов. Однако в Кабул он попал ровно через двадцать лет, побывав к тому времени в «горячих точках» на территории бывшего Советского Союза. Мы встретились с Сергеем Станиславовичем в Центре медицинской реабилитации имени М. Лиходея, где он проходил очередной курс лечения после тяжелого ранения. Многие смотрели проникновенные кадры его художественно-публицистического фильма «Прокляты и забыты», где он исследует проблемы локальных войн и повествует о судьбах вооруженных защитников современной России. Но не многие знают о трагедии самого кинодокументалиста. Родился Сергей в Харькове в начале шестидесятых годов прошлого века. В школе, как сам признался, «звезд с неба не хватал». Но после успешно сдал вступительные экзамены и поступил на журфак Казанского госуниверситета. Через три месяца новоиспеченный студент понял: это не его. До службы на Дальнем Востоке успел освоить профессии курьера и грузчика, лаборанта и разнорабочего. После таких вот университетов и армейская школа стала для него очередным этапом гражданского становления. — Давай теперь, шагай по моим стопам, — обнял «дембеля» отец. — Имеешь право, заслужил. Говорухин-младший не ослушался теперь родительского наказа: окончил сценарное отделение ВГИКа. Но… работал не по месту распределения в столице, а на ударных комсомольских стройках, с «бичами» мотался по тайге, мыл золото на Северах. …А завтра была война. Фергана и Карабах, Приднестровье и Косово, Афганистан…. Знаю Сергея Станиславовича не первый год, поэтому смело ставлю многоточие в перечне наших бед, исследованных им далеко не с чужих слов. — Первый опыт боевых действий я получил в Таджикистане, — рассказывает Говорухин, — Мне там пришлось взаимодействовать с десантно-штурмовыми группами пограничных войск. Это — своего рода спецназ в зеленых беретах. В основной своей массе это были отлично подготовленные ребята, гордо именующие себя «горниками». Вместе с ними наша съемочная группа моталась по тылам противника, выявляла базы боевиков, схроны оружия, наводила на цели авиацию. Если хочешь снять, написать достойное об армии, надо с ней слиться, чтобы лучше понять, что ее хлеб — война, изнуряющая и опасная ежедневная работа... http://www.rsva.ru/rus_guard/2004-11/govoruhin.shtml

Admin: Войнович Владимир писатель ...В Хойне я пробыл очень короткое время. Сдал странный экзамен двум подполковникам, которые назывались мандатной комиссией. Ответил на вопросы, когда родился, кто папа и мама, кем работал до призыва, состою ли в комсомоле, когда произошла Великая Октябрьская революция, какие должности занимает товарищ Сталин, и правда ли, что я учился в аэроклубе. Мои ответы членов комиссии удовлетворили, окончание фамилии их не смутило, и я вместе с другими, чьи фамилии кончались на «ов», «ин», «ко» и «швили», был направлен в школу авиамехаников. В канун 1952 года я оказался в городке Шпротава на реке Бобр. Из всех людей, встреченных мною в дальнейшей жизни, о существовании этого маленького города знает только либеральный политик Аркадий Мурашов – он там родился в 1957 году в семье летчика. Наша школа представляла собой военный городок, окруженный глухим кирпичным забором. При немцах это было танковое училище с казармами из красного кирпича, помещениями для занятий и ангарами, приспособленными у нас один под солдатскую столовую, остальные под учебные мастерские. Нам сказали, что мы начнем учиться через месяц-полтора, когда закончит учебу предыдущий набор, а пока расписали по ротам, причем я оказался в первой роте, состоявшей почти целиком из ленинградцев, а из моих земляков составилась вторая рота. Мне повезло дважды. Во-первых, с ленинградцами было интереснее, чем с запорожцами. Во-вторых, нам предстояло изучать последнее слово тогдашней авиатехники – реактивный истребитель МиГ-15, а им – ветерана войны, штурмовик Ил-10... http://www.belousenko.com/books/Voinovich/voinovich_pisatel.htm ...Три года спустя я служил в Польше авиамехаником. Хоть и говорят, курица не птица, Польша не заграница, а все же условия нашего существования в этой стране были немного получше, чем на родной территории. Денег больше платили, кормили лучше, давали сливочное масло, которого в Советском Союзе солдат даже не видит, и курили мы там не махорку, а папиросы "Беломорканал". И вдруг вызывают меня к командиру полка, и тот говорит: "Слушай, а ты, оказывается, летчик!" "Да какой там летчик, говорю, на планере я летал". "Но значит планером управлять умеешь?" "Да уж чем-чем, говорю, а планером управлять умею. Ручку от себя, ручку на себя - дело нехитрое". "Ну, раз ты уже знаешь, как с этой ручкой управляться, поезжай в Советский Союз, будешь учиться на вертолетчика". Собрал я чемодан и поехал в Советский Союз. А приехав в город Кинель Куйбышевской области, увидел, что там таких асов, как я, собралось человек сто, не меньше. Кто из Польши, кто из ГДР, кто из Австрии, в которой тогда тоже наши войска стояли. И там уже я выяснил, что меня не на вертолетчика учить собирались, а просто из-за границы выгнали. Потому что незадолго до этого какой-то авиамеханик на штабном кукурузнике перелетел в Германию из советской зоны в американскую... http://www.voinovich.ru/home_reader.jsp?book=s3.jsp ...И вдруг однажды я вспомнил, как служил в армии в Польше, в школе авиамехаников. Там было место, которое называлось «плац» - вроде небольшого стадиона. По краю плаца лошадь тащила тяжелую телегу, а в телеге никого не было. Потом я глянул вниз и увидел, что солдат зацепился ногой за вожжи и болтается где-то между колесами, а лошадь его тащит. Он терся лицом о булыжник, но не предпринимал никаких попыток высвободиться. На другой день я снова увидел этого солдата в этой же телеге, но теперь он сидел на облучке, размахивал кнутом, голова у него была перевязана, как у раненого на фронте, и вид был нелепый. Я спросил у своего приятеля: «А кто это?» Тот сказал: «Да ты что, не знаешь? Это же Чонкин». Оказывается, его знали все. Я с ним лично не был знаком. Вскоре он погиб - его случайно убили на охоте. И когда я вспомнил про него, понял, что герой готов... http://www.arp.ru/lifestyle/magazine/vyiti_v_svet/vladimir_voynovich/

Admin: ВЛАДИМИР КОЗАРОВЕЦКИЙ ...Нас, 200 москвичей со средним, средним техническим и незаконченным высшим (это была формула для вылетевших из института) образованием привезли на Украину, в Мелитополь, в расположение дивизии ТУ-4 (аналог американского В-29, «летающая крепость» с экипажем из 12 человек). Мы должны были заполнить классы ШМАС – Школы младших авиаспециалистов – и стать мотористами, прибористами, воздушными стрелками и стрелками-радистами. Ребята подобрались на редкость независимые, попытки «старичков» покомандовать нами (слабенький прообраз будущей дедовщины, которая в авиации тогда еще не прижилась вследствие ее общего более свободного духа) мы зарубили на корню дружным отпором, не позволив изгаляться над нами и сухопутным лейтенантам, муштровавшим нас на Курсе молодого бойца. Мы быстро сообразили, что до принятия присяги нам ничего не могут сделать, и то и дело шастали в город, в самоволку; впрочем, после присяги – тоже, поскольку все сколько-нибудь важные «придурочные» места были заняты москвичами, не попавшими в ШМАС, в том числе – и должности штабных писарей; они-то и снабжали нас поддельными увольнительными. Правда, когда я говорю «мы», это меньше всего относится ко мне. Я и в армии сохранил свою инфантильность, в самоволках мне делать было нечего, я не рвался ни в ШМАС – хотя нам по прибытии объяснили, что летный состав питается по улучшенной норме, – ни в «придурки»; я плыл по течению и в результате сразу после Курса молодого бойца как токарь приплыл в ПАРМ – полевые авиаремонтные мастерские. Военной специальности «токарь» не существовало, числился я мотористом, да и токарь я был никакой – я и месяца не проработал на заводе после ПТУ. Поэтому я делал, что придется: простейшие токарные и слесарные работы, помогал «кому нести чего куда» и при работах «в поле» – на аэродроме. Каждое утро мы вставали по общему подъему, строились на утреннюю поверку, завтракали и строем шли сколько-то километров на работу, на аэродром, – в отличие от экипажей и аэродромной обслуги мы в любую погоду ходили пешком. Обед нам привозили, а вечером мы возвращались – как раз к ужину. Наш армейский быт мало чем отличался от описанного Владимиром Войновичем: он служил четырьмя годами раньше нас, тоже в авиации и тоже в наземных частях, и достоверно об этом написал. Разница лишь в том, что он противостоял глупости в одиночку, а мы – коллективно; а, как известно, коллектив – страшная сила. До отбоя у нас было 1,5 – 2 часа свободного времени, и вот в эти-то часы я и познакомился с ребятами, дружба с которыми стала пожизненной и в дальнейшем определила мою судьбу. Это были поэты Александр Алшутов и Валентин Лукьянов, художник Анатолий Цюпа и «технарь» Борис Резник... КАК НЕ СТАТЬ ПИСАТЕЛЕМ http://muary.narod.ru/02.htm

Admin: Демин Лев Степанович (1926 - 1998) 32-й космонавт СССР / России 73-й космонавт мира Родился 11 января 1926 года в Москве в семье служащего. Русский. В 1942 году работал токарем на Московском заводе буровых машин. В 1945 году окончил Московскую спецшколу ВВС. В Советской Армии с 1945 года. В 1945 году учился в Сасовской школе первоначального обучения лётчиков, в 1947 году окончил Васильевскую школу авиамехаников (скорее всего -Васильковскую! Прим. админа). До 1948 года служил авиамехаником Высших офицерских лётно-тактических курсов. В 1949 году окончил Московское авиационное училище связи. До 1950 года служил в строевых частях ВВС командиром радиолокаторного взвода. В 1956 году окончил Военно-воздушную инженерную академию имени Н.Е. Жуковского (радиотехнический факультет).В 1956-1958 годах – радиоинженер, в 1958-1961 годах – адъюнкт кафедры Военно-воздушной инженерной академии имени Н.Е. Жуковского. В 1961 году окончил адъюнктуру кафедры реактивного управления вооружением ВВИА имени Н.Е. Жуковского. В 1961-1963 годах – старший научный сотрудник ЦНИИ ВВС; занимался самонаводящимися реактивными авиационными снарядами класса "воздух-воздух". В 1963-1982 годах – в отряде космонавтов. 26-28 августа 1974 года Л.С. Дёмин в качестве бортинженера совершил космический полёт на КК "Союз-15" совместно с командиром КК Г.В. Сарафановым. В ходе 2-суточного полёта были выполнены эксперименты по технике пилотирования в различных режимах полёта, сближение с орбитальной станцией "Салют-3". При возвращении впервые была произведена посадка ночью в полной темноте, чем доказана возможность возвращения в заданный район Земли в любое время суток. Продолжительность пребывания в космосе составила 2 дня 12 минут 11 секунд. За успешное осуществление полёта и проявленные при этом мужество и героизм полковнику-инженеру Дёмину Льву Степановичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1974 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 11234). В 1978-1983 годах Л.С. Дёмин – заместитель начальника Управления Центра подготовки космонавтов. С 1983 года полковник Дёмин Л.С. – в запасе, а затем в отставке. В 1983-1988 годах работал заведующим сектором в отделе геологического дистанционного зондирования Земли в Министерстве геологии СССР. Принимал участие в подготовке космонавтов по морской космической геологии. Жил в Звёздном городке Щёлковского района Московской области. Умер 18 декабря 1998 года. Похоронен на кладбище села Леониха Щёлковского района. Награждён орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, медалями, иностранными наградами. Почётный радист СССР, кандидат технических наук. Почётный гражданин городов Гагарин, Калуга, Магадан, Тамбов, Целиноград (Казахстан). Имя Л.С. Дёмина присвоено Тамбовскому военному лицею при Тамбовском высшем авиационном инженерном институте. На месте посадки экипажа, в 40 километрах от города Целинограда (ныне Астана), сооружён монумент с памятной надписью. http://d-pankratov.blog.ru/4366467.html Из другого источника: "ДЕМИН ЛЕВ СТЕПАНОВИЧ 11.I.1928-18.XII.1998. Род. в Москве. Окончил три курса 1-й Московской спецшколы ВВС (1945), два курса Васильевской школы авиамехаников в Киевской обл. (1947), с отличием 1-е Московское краснознаменное авиационное училище связи (1949), подготовительные курсы ВВИА им. Н. Е. Жуковского (1950), радиотехнический факультет ВВИА им. Н. Е. Жуковского по специальности "Инженер по радио ВВО" (1956), адъюнктуру ВВИА им. Н. Е. Жуковского (1961). К. т. н. (1963). Работал токарем на заводе и служил в ВВС и в ЦНИИ. Проходил подготовку к космическим полетам в ЦПК ВВС (1963). Совершил космический полет на КК "Союз-15" (26-28.VIII.1974). После выбытия из отряда космонавтов занимался научно-исследовательской работой. Герой Советского Союза (1974). Почетный радист СССР. Похоронен на кладбище дер. Леониха." http://www.rtc.ru/encyk/biogr-book/05D/0805.shtml Примечание. Во втором сообщении похоже та же ошибка, что и в первом. В Киевской области была только одна школа авиамехаников - Васильковская!

Admin: Поэзия на службе в армии Народному поэту Республики Коми Владимиру Тимину с армейской службой повезло. В начале 60-х годов он успешно окончил ШМАС – красивое и звучное название! – то есть школу младших авиаспециалистов, и был распределен в город Умань Черкасской области. Группу выпускников-новобранцев, с которой он прибыл, выстроили на плацу, и перед ними появился старшина батареи с лицом восточного типа. Деловито и строго объяснил ситуацию в городе, распорядок дня, что значит боевая и строевая подготовка, как проходят занятия с техникой и боевые стрельбы. И в конце говорит: – Кто пишет стихи, выйти из строя. Все стоят в недоумении, странный приказ какой-то. Возможно, вспоминают анекдот, в котором командир тоже так мирно попросил: кто любит музыку, шаг вперед. А затем тех, кто вышел из строя, послал затаскивать рояль на пятый этаж. Старшина повторил свой вопрос во второй и в третий раз. Тогда Владимира Тимина толкнул в спину товарищ по ШМАСу, что, мол, не выходишь, ты же пишешь стихи. Пришлось будущему народному поэту республики выйти из строя и представиться. Командир с восточным типом лица скомандовал: – Всем разойдись, а ты, Тимин, останься. Кому-то это напомнит «а вас, Штирлиц, я попрошу остаться», только фильм «Семнадцать мгновений весны» тогда даже и не планировался, и фраза старшины носила оригинальный характер. Сюжет продолжался совсем не так, как в упомянутом анекдоте, рядового Тимина не послали убирать библиотеку части, просто состоялась беседа о поэзии, и началась дружба. Старшина оказался начинающим бурятским поэтом, но уже вхожим в Союз писателей. Стихи читали друг другу на русском языке. На коми и бурятском стали работать позднее, после окончания армейской службы, так что проблем в коммуникации не было. Когда свой старшина, служить легче, это все знают. Если бы еще и повар свой был, то служба совсем бы в мед превратилась. Но и за это судьбе спасибо. Поэт поэта всегда поймет, порой вместе даже в самоволку ходили, а ходить в самоволку со старшиной не только приятно, но и безопасно. В свободное время старшина любил собирать солдат и читать им какую-нибудь интересную книгу. Вслух целый час и больше часа читает. Все с удовольствием слушают, каждый, конечно, о своем думает, но все же лучше, чем «лег – отжался». Срочную службу бурятский поэт закончил раньше Владимира Тимина. Классика коми литературы потом перебросили в Капустин Яр, а завершал он исполнение воинского долга в Лебедине Сумской области. И его поэзия еще понадобилась Советской Армии. В последний день он лег на койку, так, что-то устал от всего. В кармане уже билет домой, можно и на кровати поваляться. Но тут в казарму входит ватага солдат из соседней части. – Ты Тимин? – спрашивают. – Да, – отвечает «дембель». – Стихи пишешь? – Немного, – скромно отзывается Владимир Тимин. – Хорошо, годится. Напиши, как мы служили. – Да мне часа через 3-4 на вокзал надо, поезд уходит! Но солдаты были подвыпившими, возражений слушать не хотели. В ракетных частях спирт дают, чтобы капать на контакты. Русский солдат находчивый, зачем капать, только кисточкой помажет осторожно. Ракета и так полетит, куда она денется. А спирт останется для поднятия боевого духа. Пришедшая группа военнослужащих уже прилично его подняла, и ей хотелось поэзии. Владимира Тимина силой затолкнули в каптерку и заперли, предварительно налив граненый стакан спирта и накрыв его ломтем хлеба с жареной треской. Сказали: когда напишешь, три раза стукнешь, мы тебя выпустим. А не напишешь, – хоть до утра стучи, не откроем. В такой ситуации и не поэт бы написал, и Владимир Тимин не посрамил коми край. Его стихотворение называлось «Ребятам из сорок третьей армии дальней авиации». Он до сих пор помнит его наизусть... Я служил в сорок третьей армии, Потому что любил всё новое. И приказ, выполняя с парнями, Только с песней ходил в столовую. За морями под свист фантомов Намекали на мощь президенты. Мы смотрели на мир с эшелонов И багаж прикрывали брезентами. Ковыряли пески лопатами, Молча чистили автоматы. Для себя мы были ребятами, Для других мы были солдатами. Я люблю вас громилы тощие, Современники Хемингуэя В мировые идеи вросшие, Все решающие, не краснея. В меру резкие и тактичные, Отвергающие громкие фразы, Некрасивые, симпатичные И влюбленные в модные джазы. Восхищенные глянцем журналов, Пусть там несколько все и сужено – От экзотики Сенегала До прекрасных ножек француженок. Осмотрительные, как дьяволы, Это вы современные парни Гнали к черту старье и корявое… Я служил в 43-й армии. Эти строчки потом многие солдаты переписывали и посылали в разные города и деревни свои знакомым. О ракетах говорить было запрещено строго-настрого, поэтому поэту в своем произведении пришлось ходить как бы вокруг да около этой темы. Секретно! Часть специализировалась на межконтинентальных ракетах. Это такие громадины! Как вспоминает Владимир Тимин: «А мы их пуляли куда-то, не знаю куда»... http://www.znainashix.ru/journal/7/78/

Admin: Даже известный всем актер театра и кино Кирилл Лавров... тоже обучался в ВАШМ! Кирилл Лавров родился 15 сентября 1925 года в актёрской семье. Его отец - народный артист СССР, мама в театре не играла, но занималась литературно-чтецкой деятельностью и много записывалась на радио. Кирилл Юрьевич с ранних лет увлекался театром, но до начала актёрской карьеры ему пришлось пройти нелегкий путь: война внесла свои коррективы в жизнь. В начале 1943 года, в неполные восемнадцать лет он добровольцем ушёл в армию. Долго уговаривал военкома отправить его на фронт, но попал в Усть–Каменогорск, куда эвакуировалась Астраханская военно-авиационная школа механиков. Он закончил эту школу в 1945 году и после этого пять лет служил техником на одном из Курильских островов – обслуживал самолёты. Отец Кирилла Юрьевича был против театральных устремлений сына и хотел, чтобы он оставался служить в авиации. Но вопреки мнению отца Лавров стал актёром. Специального образования он не получил: его не приняли в театральное училище из-за отсутствия аттестата зрелости. Тогда он отправился к Константину Павловичу Хохлову, возглавлявшему Киевский академический театр русской драмы имени Леси Украинки, прочел весь свой небогатый репертуар и был приглашен на работу в театр. Актёр вспоминает: «Я не учился театральному мастерству, но под началом отца прошел хорошую актерскую школу. Сначала работал статистом в Киевском драматическом театре имени Леси Украинки. Затем два года играл в массовке и был счастлив выходить на одну сцену с профессионалами. Главный режиссер Константин Павлович Хохлов, который в свое время работал со Станиславским, дал мне такое образование, какое ни один институт не даст». С 1950 по 1955 год Лавров работал в Киеве. Сначала играл в массовках, потом стал получать более заметные роли. В пьесе Мдивани «Новые времена» он сыграл вместе со своим отцом. Юрий Лавров играл председателя колхоза, Лавров-младший – его сына. Обладая прекрасными внешними данными, большим сценическим обаянием, он с успехом сыграл целую серию интересных и запоминающихся ролей. В 1951 году в Киев приехала выпускница Школы-студии МХАТ Валентина Николаева, вскоре ставшая супругой Кирилла Юрьевича. Вместе они играли в пьесе Гольдони «Слуга двух господ» (он – Сильвио, она – Клариче) и в спектакле по пьесе Всеволода Иванова «Бронепоезд 14-69». Вскоре у них родился сын Сергей, и в сентябре 1955 года супруги переехали в Ленинград, куда их пригласил Константин Павлович Хохлов, назначенный художественным руководителем БДТ – Ленинградского академического Большого драматического театра имени М. Горького (с 1992 года театр носит имя Георгия Товстоногова). С тех пор творческая биография Кирилла Юрьевича Лаврова неразрывно связана с этим театром – с 1989 года и по сей день он является его художественным руководителем. Правда, карьера в БДТ была под угрозой – через несколько месяцев после того, как Лавров начал работать в БДТ, умер Хохлов. На молодого актера это оказало такое сильное влияние, что он даже собрался уходить из театра и ехать в Потсдам, в военный театр. Однако потом принял предложение остаться ещё на год в БДТ. Это «год» длится уже 50 лет... ...Как это часто бывает с театральными актерами, всеобщая известность и народная любовь пришли к Лаврову благодаря ролям в кино. Среди его несомненных удач первыми в списке стоят Синцов в фильме «Живые и мертвые», Лапин в картине «Верьте мне, люди!», Башкирцев в «Укрощении огня», Ленин в фильме «Доверие». Кстати, Ленина ему довелось сыграть ещё в трёх работах – в фильме «Двадцатое декабря», а также в спектаклях «Защитник Ульянов» и «Перечитывая заново». За последнюю роль он был удостоен Ленинской премии. Лавров признаётся, что до сих пор считает Ленина одной из ярчайших личностей века, но говорит, что «в своих ролях не идеализировал этого человека, а старался содрать с него позолоту»... http://www.peoples.ru/art/theatre/actor/lavrov/

Admin: ПРЫЖОК ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ Шел 1945-й год. До окончания войны оставалась неделя, когда в ряды Советской армии призвали двух братьев-близнецов – Валерия и Виталия Галайда. После окончания школы младших авиационных специалистов новоиспеченных механиков по электроспецоборудованию самолета направили в элитную 1-ю гвардейскую дивизию штурмовой авиации – резерв главнокомандующего. Но «крутить хвосты» самолетам братьям не нравилось, они мечтали о небе. МУЖЕСТВО: ВПЕРЕДИ ПЕРВЫХ – В 1947 году к нам в дивизию поступила новая техника – Ил-10, – вспоминает парашютист-испытатель Валерий Герасимович Галайда. – Как водится, после изучения матчасти стали опробовать ее в деле. Но случилось так, что две «десятки» потерпели аварию – одна при посадке, другая при взлете. В ходе разбирательства выяснилось, что в обоих происшествиях растормаживалось хвостовое колесо – «дутик», вследствие чего самолеты заносило. Естественно, полеты тут же прекратили и доложили о ЧП в Москву. Пока столичные специалисты добирались к нам, мы с братом предложили командованию дивизии свое решение вопроса – заменить в колесе шток, отвечающий за крепление колеса, на такой же, только большего размера. Так и сделали. Испытание, проведенное за день до приезда «гостей» из Москвы, закончилось успешно. Проверяющие работу близнецов оценили – Кулибиным дали по десять суток отпуска. По возвращении в часть Виталия неожиданно вызвали в ГК НИИ ВВС СА в Чкаловский. Как оказалось, новаторское решение очень понравилось руководству института. Через два года перевели к брату и Валерия. – Мой приезд совпал с созданием нового отдела по средствам спасения экипажей летательных аппаратов, в задачу которого входила проверка всех средств спасения, – продолжил свой рассказ Валерий Герасимович. – Дело в том, что в начале 50-х у нас в стране их практически не было. Из-за этого потери среди летчиков росли. Мы должны были не только испытывать новые средства спасения экипажей, но и «опрыгивать» самолеты, то есть совершать десантирование из всех доступных для прыжков мест. Валерий и Виталий Галайда, написав рапорта с просьбой зачислить их в штат отдела, отправились к руководителю института Алексею Сергеевичу Благовещенскому. – Страха перед первым прыжком не было, хотя десантироваться пришлось без принудительного раскрывания, – рассмеялся Валерий. – Прыгнул, отсчитал три секунды, дернул кольцо и приземлился. Как мне кажется, многие из ребят догадывались, что у меня не было никакого опыта. Но как говорится, взялся за гуж, не говори, что не дюж. Совершив свой первый прыжок, Валерий заболел небом на всю жизнь. Отныне ему предстояло испытывать все авиационные средства спасения. На 29-м и 30-м прыжках Галайда уже катапультировался, став четвертым, кто проверил катапульту в воздухе. За два года он принял участие в испытаниях опытных катапультных установок самолетов МиГ-15, Ил-28, Як-125, Ту-16, выполнив при этом 11 испытательных катапультирований на скоростях полета до 750 км/ч. Вскоре начальство, видя рвение молодого сотрудника, возложило большую часть испытательной программы на его плечи. Виталий же стал бортинженером. СМЕРТИ НАПЕРЕКОР Любовь между Валерием Галайдой и небом была странной. Оно постоянно испытывало парашютиста на прочность, с каждым разом все усложняя и усложняя задачу. На счету Валерия Герасимовича 19 аварийных случаев. У испытателей таковым считается ситуация, когда частично или полностью отказывает основная парашютная система. Но в трех случаях не сработал и запасной парашют. Первый инцидент произошел на аэродроме Чкаловский, когда Валерий спас своего брата от смерти. В последний момент перед прыжком он заметил, что у Виталия, который уже сделал шаг в бездну, отцепился карабин принудительного раскрывания. Валерию понадобились доли секунды, чтобы прыгнуть и схватить оттолкнувшегося от самолета брата. Они стали падать вниз. – Еле-еле дотянувшись до Виталькиной «запаски», я дернул кольцо, – рассказывает Валерий Галайда. – Раскрывшийся над ним купол мгновенно унес его вверх. Пора было подумать и о себе. Валерий дернул кольцо основного парашюта, но белоснежная ткань от резкого удара разлетелась в клочья. Макушки деревьев стремительно приближались. Галайда «выбросил» запасной, но ноги уже коснулись верхушек деревьев. Спасли испытателя кроны деревьев, в которых запутались основной и почти не успевший раскрыться запасной парашюты... ЗАБЫТЫЙ ПОДВИГ В 1965 году, работая в НИИ парашютостроения, Валерий Галайда участвовал в разработке и испытании принципиально новой техники – кабины группового десантирования на 30 человек, не имеющей аналогов в мире. – Между собой мы называли ее БМ-30 – братская могила на 30 человек, – смеется Валерий Герасимович. – Несмотря на успешные испытания, КГД так и не была запущена в серию. Но эта разработка позволила уже в скором будущем приступить, наверное, к самому главному нашему детищу – кабине совместного десантирования. Работа над этим проектом связана с трагическим обстоятельством в моей жизни. В 67-м году при летных испытаниях первого опытного образца кабины произошла авиакатастрофа, в которой погиб брат Виталий. Поначалу полет проходил нормально. Когда настало время сброса, боевую машину десанта, выходящую из грузового люка, неожиданно развернуло, и она встала. Через мгновение сработала парашютная система, и четыре купола, каждый по 1400 квадратных метров, раскрывшись позади Ан-12, попросту остановили его в воздухе. Все члены экипажа – 9 человек, погибли мгновенно. Для института эта потеря была невосполнимой. Испытания прекратились. Лишь спустя два года после трагедии было решено провести первый сброс боевой техники и КСД с экипажем. За неделю до испытания Валерию, а именно он должен был десантироваться – второго номера не было, пригнали боевую машину десанта. С утра до ночи он гонял ее по аэродрому, чтобы сразу после приземления показать комиссии машину в действии. Но по непонятным и по сей день причинам за день до испытания боевую машину забрали обратно в часть. Вместо нее на платформе закрепили груз, полностью соответствующий параметрам БМД, а на краю установили КСД. Сброс кабины группового десантирования Десантирование прошло успешно. После него Валерий Герасимович еще трижды прыгал с гаубицей Д-30 и другой боевой техникой на платформе. После удачных испытаний Валерий Герасимович Галайда был представлен к званию Героя Советского Союза. В числе тех, кто подписал это представление, был и командующий ВДВ генерал армии Василий Филиппович Маргелов. Но из-за бюрократических проволочек представление на Героя легло под сукно. В январе 1976 года на парашютодроме 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии в Кислово осуществляется сброс боевой техники вместе с экипажем из самолета с использованием парашютно-реактивной системы, в который входил офицер-десантник Александр Маргелов – сын командующего Воздушно-десантными войсками. Спустя 20 лет Указом Президента РФ за мужество и героизм, проявленные при испытании, доводке и освоении специальной техники, ему было присвоено звание Героя Российской Федерации. Но ведь первым-то был Галайда! Что и отметили в 1998 году в повторном представлении на награждение Валерия Герасимовича Золотой Звездой его коллеги. Однако ответ из высоких инстанций удивил: «…по действующему положению звание Героя Российской Федерации может быть присвоено гражданину Российской Федерации лишь за совершение геройского подвига, а не по совокупности заслуг в прошлом». Не вспомнили и о первом представлении, которое так и не дошло до адресата. Кстати, когда на недавних международных учениях в Индии наши «голубые береты» вновь показали всему миру мастерство десантирования с боевой техникой, о тех, кто рисковал жизнью, испытывая и доводя до совершенства использованные десантниками системы, вновь никто и не вспомнил. Эту ошибку еще не поздно исправить. Владимир ДМИТРИЧЕНКОВ Полный текст: http://bratishka.ru/archiv/2007/5/2007_5_10.php

Admin: ШИЛОВСКИЙ ВЛАДИМИР ПЕТРОВИЧ На снимке: генерал-майор Владимир ШИЛОВСКИЙ (слева). Фото из личного архива (1973 г.). Род. 2.II.1927 г. Окончил Московскую военную авиационную школу механиков (1961), Военную академию им. Ф. Э. Дзержинского (1964). Генерал-полковник. Проходил службу на должностях: ст. техник-испытатель, зам. инженера, инженер, командир ракетного полка; зам. командира, командир рд; первый зам. командующего РА, командующий РА, зам. главнокомандующего РВСН по тылу - начальник тыла РВ (1985-1989) и чл. Военного совета РВСН. http://www.rtc.ru/encyk/biogr-book/24SH/3256.shtml В войсках его звали «батей» Непосредственная улыбка и армейский задор генерал-полковника в отставке Владимира Шиловского приводят в недоумение, поскольку на фотографиях бывший заместитель главнокомандующего РВСН по тылу серьезен и даже может показаться угрюмым. Должность, как говорится, обязывала, и он невольно представлялся человеком неразговорчивым. Однако стереотипы развеиваются при встрече. В его воспоминания вплетаются биографические откровения, которые он передает через призму значимых исторических событий. - Когда началась Великая Отечественная, мне было четырнадцать. Рвался на фронт, но не взяли, – рассказывает Шиловский, - забраковали по возрасту. Вскоре школа превратилась госпиталь, и я опять пришел в военкомат. Пристроили разъездным и посыльным, а в 1944-м направили в Московскую военную авиашколу механиков спецслужб... С юности Владимир Петрович мечтал о боях и сражениях, но на передовой он оказался лишь спустя десятилетия… Без записи в личном деле офицер, как и все стратегические ракетчики, принял участие в «холодной войне» и был, можно сказать, на ее переднем крае. Владимир Шиловский стоял у истоков создания Киевско-Житомирской ордена Кутузова III степени ракетной дивизии стратегического назначения. Глухую болотистую необжитую местность, которую в народе называли медвежьим углом, он предпочел «насиженным» местам в смоленской и винницкой армиях. А ведь ему после окончания курсов Военной артиллерийской инженерной академии им. Ф.Э. Дзержинского их предлагали на выбор. - Я не боялся сложностей и просился туда, где переходили на более новые ракеты, - признается генерал, - где стройка только начиналась. Офицеры ютились в палатках вместе с солдатами. И подполковнику Шиловскому как заместителю командира полка приходилось ежедневно выслушивать жалобы на невыносимые бытовые условия от своих подчиненных. Но был ли он в состоянии исправить положение? Вопрос риторический… - В результате они написали коллективное письмо-обращение Хрущеву, – рассказывает Владимир Петрович. – Грубоватым, на мой взгляд, оно было. Военнослужащие сравнивали себя с бездомными собаками. Не забыли также указать и то, что сидят на ядерных кнопках... Впрочем, эти эпистолярные изыски офицеры передавали через проверяющих, которые с нареканиями возвращали их командиру полка. Лишь через несколько лет письмо нашло своего адресата, и лед тронулся… Этот случай Шиловскому при назначениях на вышестоящие должности припоминали не раз. Однако Владимир Петрович всегда со свойственной его характеру солидностью говорил, что одобряет данный поступок. Ведь он всегда с пониманием относился к чужим проблемам, которые были дороже, чем свои собственные. По мнению Шиловского, у офицера не может быть свободного времени, если у него имеется личный состав. Свою часть он считал большой полковой семьей, и солдаты называли его «батей». Стоит ли говорить, что повышение для перспективного офицера было неизбежно. Тем не менее время, когда ему приходилось командовать полком, Владимир Петрович считает самым счастливым в своей жизни. Впрочем, на какой бы ступеньке карьерной лестницы он ни находился, к службе всегда относился ответственно. И награды, полученные Владимиром Шиловским на различных должностях, говорят об этом красноречивее любых изобразительно-выразительных средств: два ордена Ленина, орден Красного Знамени, орден Красной Звезды… Девять лет Владимир Петрович командовал ракетной армией, четыре года возглавлял тыл РВСН. Вот уже 17 лет он находится в отставке, однако даже действующие генералы в знак уважения до сих пор обращаются к нему: «Товарищ командующий…» Дмитрий АНДРЕЕВ, «Красная звезда».

Admin: Как пишется кино Первую часть жизни человек работает на репутацию, вторую - репутация работает на него. Валентин Ежов обрел репутацию выдающегося драматурга уже в самом начале творческой карьеры - с выходом кинокартины "Баллада о солдате". В ней он рассказал историю юного солдата-фронтовика, в котором, вероятно, было немало сходства с самим автором, тоже восемнадцатилетним юношей попавшим в армию в 1940 году. Фильм был не только о войне, но и о любви, нежности, верности, герой картины полюбился зрителям во всем мире. С тех пор Валентин Ежов создал сценарии более 50 фильмов. Среди них - "Белое солнце пустыни", "Тридцать три", "Дворянское гнездо", "Крылья", "Сибириада", "Это сладкое слово - свобода", "Эсперанса", "Мой друг генерал Василий, сын Иосифа", "Под северным сиянием" и другие. Картины, поставленные по сценариям Валентина Ежова, получили более 120 наград на всех международных кинофестивалях, в том числе два "Гран при" Каннского кинофестиваля. А кроме того, Валентин Иванович Ежов - уникальный рассказчик. Оказаться его собеседником - не меньшее удовольствие, чем быть зрителем его картин. Ежов Валентин Иванович ...Я решил попробовать писать прозу после одного случая, связанного с моим товарищем Сашей Касьяновым. Мы с ним встретились в ШМАСе - Школе младших авиаспециалистов. Были соседями по койкам. Меня призвали в армию в 1940 году, сначала я был в артиллерийской школе, а потом попал в ШМАС. Там нас готовили для морской авиации, которая была в распоряжении Тихоокеанского флота. Саша был крупный, атлетически сложенный, высокий парень, настоящий силач. Он до армии в цирке выступал, в группе акробатов "нижним". Когда началась война, ему не терпелось попасть на фронт. Говорил: "Убегу отсюда! Чего-нибудь натворю, меня исключат, пошлют в штрафбат, вот так и попаду на войну. Мне нужно на фронт, потому что я обязательно должен получить звание Героя Советского Союза". Упрямый был, все так бы и сделал. Но не пришлось. Сумел попасть в маршевую роту, и их сразу отправили в Сталинград. Повоевать он не успел. К несчастью, в первые же дни возле него разорвался снаряд, был огромный выброс земли, песка в основном, и его накрыло плотным слоем. Не будь он таким силачом, так бы под этим песком и погиб. Но он сумел выбраться. А выбравшись, понял, что ничего не видит, ослеп. Его положили в госпиталь, начали лечить, и в первые месяцы у него было несколько вспышек, когда он в течение нескольких секунд все видел. А потом окончательно потерял зрение. Он говорил: "Меня все знают, как же я вернусь в Харьков без орденов!" Какой-то орден, он получил, конечно... Анна Тарасова журнал "Персона",№ 9, 2003 http://tarasova-anna.nm.ru/ezhov.html

Admin: Битюков Борис Валентинович Непрофессиональный актёр, ставший кумиром 50-х. Родился 25 апреля 1921 года в Орше Белорусской ССР. Участник Великой Отечественной войны. 1939-1946 — курсант школы младших авиаспециалистов, сержант-моторист, старшина-механик в авиационных полках. Борис Битюков начинал во вспомогательном составе Камерного театра у Александра Таирова. Там на него обратил внимание режиссёр Сергей Герасимов и запомнил его фамилию. Когда Битюков вернулся с войны, Герасимов пригласил его на роль Ивана Земнухова сначала в спектакль Театра-студии киноактёра, а затем и в кино. После премьеры фильма пятеро исполнителей главных ролей были награждены Сталинской премией, но Битюкову награды не дали. Однако Герасимов настоял, чтобы актёр стал лауреатом. Борис Валентинович был награждён за участие в следующем фильме - "Жуковский", где он сыграл небольшую роль ученика Жуковского. В первом советском детективе "Дело № 306" Битюков сыграл главную роль и стал любимым актёром милиции. На этом образе воспитано целое поколение милиционеров. Но больше никаких звёздных ролей в его жизни не случилось. Борис Валентинович Битюков ушёл из кино из-за болезни глаз. Последние годы Борис Валентинович ни с кем не общался, никому не звонил. Он был обижен даже на детей, которые не навестили его, когда отец лежал в больнице с инсультом. В итоге вдова Битюкова решила не сообщать никому о его смерти. В 1937-1938 годах был актёром вспомогательного состава труппы Камерного театра. В 1939 году учился в Московском гидромелиоративном институте, затем был призван в ряды Красной армии, участвовал в Великой Отечественной войне. В 1946-1991 годах - в Театре-студии киноактёра. Лауреат Государственной премии СССР (1951). Ушел из жизни 15 января 2002 года в Москве. Урна с прахом захоронена на 24 участке Востряковского кладбища. Фильмография: "Молодая гвардия" (1948), "Жуковский" (1950), "Мать" (1955), "Дело № 306" (1956), "Жажда" (1959), "Улица младшего сына" (1962), "Я шагаю по Москве" (1963), "Гонки по вертикали" (1982) Источник: http://www.kino-teatr.ru/kino/acter/m/sov/451/bio/ http://www.film.ru/afisha/person.asp?name=%C1%EE%F0%E8%F1+%C1%E8%F2%FE%EA%EE%E2

Admin: МИХАИЛ ФЁДОРОВИЧ РЕШЕТНЁВ Выпускник Московского авиационного института. Окончил Серпуховскую военную школу авиамехаников. 1943-1945 гг. - служба в Советской армии. С 1950 г. работал в ОКБ-1 С.П. Королева инженером-конструктором в проектном отделе, ст. инженером, ведущим конструктором по боевым ракетам с подвижным стартом, зам. главного конструктора. С июня 1959 г. начальник филиала ОКБ-1 в Красноярске-26 - главный конструктор предприятия п/я 80. В январе 1967г. - главный конструктор КБПМ, в ноябре 1977 г. - генеральный конструктор и генеральный директор НПО Прикладной Механики. Президент Сибирского филиала Российской инженерной академии. Герой Социалистического труда, Лауреат Ленинской премии СССР и Государственной премии Российской федерации, удостоен Золотой медали С.П. Королева АН СССР. Награжден тремя орденами Ленина, орденами «Трудового Красного Знамени», «Знак Почета», «За заслуги перед Отечеством III степени», медалями «За Победу над Германией в ВОВ», «За доблестный труд в ВОВ» и в ознаменовании 100-летия со дня рождения В.И. Ленина. В 1984 г. М.Ф. Решетнёву было присвоено звание Заслуженный Ветеран труда НПОПМ. http://tipazheleznogorsk.narod.ru/npopmreshet.html

Admin: ОВСЯННИКОВ ЛЕОНИД МАКСИМОВИЧ Род. 27.X.1923 г. в с. Новая Митрополька (Красноярского края). Окончил Иркутскую военно-авиационную школу авиамехаников (до войны - училище авиатехников) (1942); 4-е Военно-морское авиационное училище (4 ВМАУ) (1944); Ленинградскую военно-воздушную инженерную академию (ЛКВВИА) им. А. Ф. Можайского (1956). Генерал-майор-инженер (1977), генерал-майор авиации (1984). Летчик-инструктор 4 ВМАУ и Военно-морского минно-торпедного авиационного училища (ВММТАУ) им. Леваневского (1944-1950). Слушатель ЛКВВИЛ (1950-1956). Старший инженер (офицер) Управления опытного строительства авиационной техники ВМФ (УОСАТ ВМФ) и Управления опытного строительства авиатехники ВВС (УОСАТ ВМФ) (1956-1968). Районный инженер (1968-1969). Зам. начальника 6 отдела УОСАТ ВВС (1969-1970). Зам. начальника 2 Управления Начальника Вооружения ВВС (1970-1986). Занимался (по ракетам "воздух-поверхность"): отработкой и согласованием с исполнителями ТТТ ВВС; возглавлял многочисленные комиссии ВВС по приемке эскизных проектов и макетов ракет, и НИР по ним. Член государственных и ведомственных комиссий по летным испытаниям ракет. Член государственных и ведомственных комиссий по рассмотрению эскизных проектов, макетов и летным испытаниям авиационных комплексов. Зам. председателя госкомиссии по летным экспериментальным испытаниям ракеты Ч-22Б для определения проходимости радиосигналов при больших гиперзвуковых скоростях полета. Принимал активное участие в отработке пятилетних планов по созданию ракет ВВС. Государственная премия СССР за работу по созданию спец. авиационного оборудования (X-58) (30.X.1981). http://www.rtc.ru/encyk/biogr-book/14O/2121.shtml

Admin: Богомолов Юрий Александрович, 1937-го года рождения. Военная специальность - авиамеханик, служил в Заполярье. По образованию (окончил ВГИК) - киновед и кинокритик. Печатаюсь с 1964 года. Работал в Госфильмофонде, в журнале "Искусство кино", в Институте Истории Искусств (где и сейчас тружусь). Защитил диссертацию на тему "Проблемы художественного времени на телевидении". Диссертация вышла книжкой с тем же названием. По совместительству с основным местом работы в научном учреждении служил в газетах "Московские новости", "Русский телеграф" и "Известия". Автор энного количества (честное слово, не могу сосчитать) статей по вопросам кино, телевидения и политики. Также автор следующих книг: "Михаил Калатозов", "Ищите автора", "Курьеры муз", "Между мифом и искусством". Последняя книжка датируется минувшим годом и называется "Хроника пикирующего телевидения". Лауреат премии СК и Академии Свободной прессы. http://www.rian.ru/authors/bogomolov/index_3.html ...Моя служба в советской армии началась для меня неожиданно. Было лето 56-го. Я готовился к вступительным экзаменам во ВГИК. И вдруг в 6 утра - стук в дверь коммунальной квартиры. Милиционер с повесткой. Через час комиссия в военкомате. Через два - я уже с толпой разношерстного народа в каких-то казармах на окраине Ленинграда. Там нам под лопатку всаживают по ампуле антимикробной жидкости и грузят в товарняк. Еще через неделю нас высаживают в чистом поле Кустанайской степи, где нам, призывникам 37-го года рождения, предстояло собрать первый целинный урожай. Урожай был богатый, сравнимый с тем, какой мы видели в фильме «Кубанские казаки». Пока нам подвозили походные кухни и палатки, мы успели объесться дикой клубники, которой было видимо-невидимо. Да так, что нас стало нести со страшной силой... Урожай мы собрали. Огромный ток был завален зерном. Но на этом наша страда не закончилась. Нам приказали ждать до тех пор, когда подъедут машины, на которые надо было погрузить щедрый дар целины, как тогда выражались. Ждали месяц... Пошли дожди, стало холодать. А зерну тепло, оно стало преть. Ждали другой и третий. Условия жизни делались все более антисанитарными. Появились вши. Мы спали в палатках, прижавшись друг к дружке. Теплее было не намного, но вши не жаловались. А зерновой ток нагревался. Нас согревали показом фильма «Волга-Волга» в режиме нон-стоп. Пошел снег. Нам приказали зарываться в землю. Вроде бы так должно быть теплее. Ток уже дымился. Машин не было. Был декабрь. Когда зерно сгорело и истлело, нас вшивых и простуженных погрузили снова в товарняк и повезли в Заполярье, где я, окончив школу младших авиационных специалистов, отслужил еще три года. Служба была трудной, но уже не такой бессмысленной... http://www.rian.ru/opinions/20070222/61136202.html

Admin: Гуррагча Жугдэрдэмидийн Родился 5 декабря 1947 года в селении Рашаант сомона Гурван-Булак Булганского аймака МНР. Монгол. Член Монгольской народно-революционной партии (МНРП) с 1979 года. По окончании средней школы учился в сельскохозяйственном институте в столице МНР городе Улан-Баторе. В МНА с 1968 года. В 1971 году направлен на учебу в Советский Союз — в школу младших авиационных специалистов, которую окончил в 1972 году, а затем продолжил военную службу в частях МНА. В 1977 году, по окончании Военно-воздушной инженерной академию имени Н. Е. Жуковского Жугдэрдэмидийн Гуррагча служил инженером по авиационному оборудованию в отдельной авиационной эскадрилье МНА. В 1978 году решением специальной комиссии Жугдэрдэмидийн Гуррагча был отобран одним из двух кандидатов от МНР для космического полёта по программе сотрудничества социалистических стран «Интеркосмос» и в марте того же года начал подготовку к полёту в Центре подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина. Прошёл полный курс подготовки к полётам на космических кораблях типа «Союз» и орбитальной станции (ОС) «Салют-6». Свой первый космический полёт совершил с 22 по 30 марта 1981 года в качестве космонавта-исследователя на КК «Союз-39» (командир экипажа В. А. Джанибеков) и орбитальном научно-исследовательском комплексе ОС «Салют-6» — КК «Союз Т-4», где работал экипаж основной экспедиции в составе командира В. В. Ковалёнка и бортинженера В. П. Савиных. По возвращении на родину первый монгольский космонавт был назначен заместителем заведующего административным отделом ЦК МНРП, проработав в этой должности до 1989 года. В 1984 году Жугдэрдэмидийну Гуррагче присвоено воинское звание генерал-майора МНА. В последующие годы Гуррагча являлся одним из руководителей национальной космической программы, занимал пост министра обороны МНР (2000—2004). В 1997, после того, как в Монголии были официально разрешены клановые имена, Гуррагча принял клановое имя Сансар — это слово по-монгольски значит «космос». В 2004 стал президентом Союза монгольских обществ дружбы. С марта 2005 года — депутат Великого государственного хурала Монголии от МНРП. Президент национальной федерации бенди (хоккея с мячом). Живёт в Улан-Баторе. Награды Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 марта 1981 года за успешное осуществление международного космического полёта и проявленные при этом мужество и героизм гражданину МНР Гуррагче Жугдэрдэмидийну присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11454). Награждён орденом Ленина, монгольским орденом Сухэ-Батора, медалями. Герой Монгольской Народной Республики. http://ru.wikipedia.org/wiki/Гуррагча,_Жугдэрдэмидийн http://epizodsspace.testpilot.ru/bibl/tm/1981/7-gurragcha.html

Ion Popa: Об учебе и службе на метеорологическом факультете профессор, доктор физико-математических наук Матвеев Л. Т. ...Наряду с ВВГМИ в Ленинабаде (Таджикская ССР) проводились занятия на курсах младших метеоспециалистов (декабрь1941-1943). Одним из слушателей этих курсов был А. С. Монин, учившийся до войны на механико-математическом факультете МГУ (почему он не оказался в ВВГМИ — сказать не могу), а в будущем — крупнейший ученый по динамике атмосферы и океана, академик АН СССР (ради истории — избранный в нее лишь после пятой попытки), директор Института океанологии АН СССР. http://www.rshu.ru/university/history/flashback/11/

Admin: Маслов Владимир Петрович 1925-1988 (с. Красная Горка Белебеевского района) Контр-адмирал. 1942 г. – Вторая Московская военно-авиационная школа механиков; 1943 г. – служба в составе штурмового авиаполка 16-й воздушной армии. По окончании Великой Отечественной войны стал курсантом Высшего военно-морского училища имени М.В. Фрунзе. 1950 г. – командир подводной лодки Краснознаменного Северного флота; 1957 г. – начальник штаба дивизии подводных лодок; 1961 г.- командир дивизии; 1968 г. – первый заместитель командующего Краснознаменным Тихоокеанским флотом; 1974 г. – командующий Тихоокеанским флотом; 1979 г. – советник командующего военно-морским флотом Германской Демократической Республики – адмирал В.П. Маслов являлся представителем штаба Объединенных Вооруженных Сил государств участник Варшавского договора во флоте ГДР. Адмирал Владимир Петрович Маслов стал известным белебеевцам всего лишь несколько лет назад. И то правда: кто бы мог представить себе, что в нашем районе, расположенном от морей-океанов в тысячах и тысячах километров, мог родиться аж будущий командующий флотом! Но факт остается фактом: город и район дали Родине трех высших морских офицеров – двух контр-адмиралов и адмирала (звание соответствует общевойсковому званию генерал-полковника). В. П. Маслов родился 14 апреля 1925 года в селе Красная Гора Белебеевского района. Знавшие его старожилы говорят, что он еще в детстве мечтал бороздить морские просторы, стать моряком. Истоки его желания неизвестны: может быть, прочитал какую-нибудь книгу о море, возможно, слышал рассказы о непонятной стихии от какого-нибудь отставного моряка. Как бы так ни было, Володя упорно шел к своей цели, даже серьезные отклонения от курса не могли затуманить морские дали. В феврале 1942 года В. Маслов поступает во Вторую Московскую военно-авиационную школу механиков, а в октябре 1943 года он уже воевал в составе штурмового авиаполка 16-й воздушной армии. Первое боевое крещение получил на Украине. Только за первые несколько месяцев боев экипаж самолета В. П. Маслова совершил более 150 боевых вылетов. И сбил за это время три вражеских самолета и еще два в группе с другими летчиками. Командир эскадрильи капитан А. В. Андреев отметил « хорошую слаженность труда механиков, техников и особенно старшего сержанта Маслова». Как лучшего авиамеханика, командование полка направило его в помощь войску польскому, где он за успешную Варшавскую операцию получил медаль «За освобождение Варшавы». Война не изменила мечту романтика моря, после ее окончания В. П. Маслов стал курсантом Высшего военно-морского училища имени М. В. Фрунзе. Детская и юношеская мечта осуществилась! Из небесного океана Владимир Петрович ныряет почти в буквальном смысле слова в морскую стихию – начинает служить на подводной лодке в одной из частей Краснознаменного Северного флота. После нескольких месяцев, проведенных на учебных курсах, – он уже командир подводной лодки, которая в скором времени признается лучшей во всем флоте. В 1957 году подводная лодка «С 155» отмечена главкомом С. Г. Горшковым званием «Отличный корабль». Что это не случайность, показали торпедные стрельбы, проведенные в том же памятном году. Экипаж лодки завоевал приз главкома. Все служебные характеристики тех лет представляли командира субмарины капитана третьего ранга В. П. Маслова как инициативного, грамотного, знающего свое дело военного специалиста. Карьера Владимира Петровича заметно пошла вверх: его переводят начальником штаба дивизии подводных лодок, а в сентябре 1961 года он назначается командиром дивизии. Соединение под командованием В. П. Маслова несло боевую вахту на просторах Северного Ледовитого океана. Служба морю продолжалась. С сентября 1968 года контр-адмирал Маслов – первый заместитель командующего Краснознаменным Тихоокеанским флотом, а спустя шесть лет – командующий этим флотом. Естественно, изменения произошли и в звании. Флот в то время становился ракетно-ядерным. Шло перевооружение, проводились учения, одновременно учитывалась и обстановка в мире. Моряки Тихоокеанского флота участвовали в разминировании Суэцкого канала (1974 год), расчищали порты Бангладеша (1973 год). Служба, полная забот и тревог, шла своим чередом. Но сверхнапряжение сказалось на здоровье адмирала. Всегда отличавшийся отменным здоровьем, в 1979 году Владимир Петрович заболел и лег в госпиталь. После улучшения самочувствия (полного выздоровления не было) ему предложили должность советника командующего военно- морским флотом Германской Демократической Республики (ГДР). Так адмирал В. П. Маслов оказался представителем штаба Объединенных Вооруженных Сил государств-участников Варшавского договора во флоте ГДР. В 1985 году Владимир Петрович Маслов по болезни был уволен в запас. Так закончилась военная служба нашего земляка, покорившего два океана – воздушный и водный. В. П. Маслов вел большую общественную работу, избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, кандидатом в члены ЦК КПСС. Государство по заслугам оценило его вклад в укрепление обороноспособности Родины, наградило орденами Ленина, Октябрьской Революции, Отечественной войны I-й степени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени. Умер В. П. Маслов 24 сентября 1988 года от ишемической болезни сердца. http://belebey.ru/o-gorode/istoriya-goroda/generali-i-admirali/v-p-maslov.html И еще о нем... Адмирал Маслов Владимир Петрович В конце февраля 1972 г. я получил назначение в штаб ТОФ, Владимир Петрович был тогда 1-м заместителем Командующего ТОФ. В его обязанности входило и курирование подводных лодок. Он часто бывал в соединениях лодок, проверяя их перед выходом на БС. В этот период начальником штаба ТОФ был адмирал Бондаренко Г. А. Все офицеры штаба знали, что между вице-адмиралом Масловым В. П. и вице-адмиралом Бондаренко Григорием Алексеевичем отношения были непростые. На стороне НШ был и Командующий авиацией ТОФ генерал — полковник авиации Павловский. Интересно было наблюдать за этим противостоянием со стороны, хуже, когда я сам поневоле оказался втянутым в него. Вот как это было. Получив приказание начальника ОУ штаба ТОФ, я подготовил телеграмму в соединение лодок за подписью НШ ТОФ. Спустившись с 7-го на 3-ий этаж, где расположен кабинет НШ, я встретил В. П. Маслова. 1-ый заместитель Командующего ТОФ обратился с вопросом, куда и зачем я иду. Узнав причину моего появления около кабинета НШ, Владимир Петрович попросил показать ему текст телеграммы, который касался и его. Ознакомившись с содержанием, он расписался и пошел в свой кабинет. Через несколько минут я зашел в кабинет к вице-адмиралу Бондаренко Г. А. Тот внимательно прочитал текст, содержание которого с ним было предварительно согласовано и проверено начальником Оперативного Управления. Увидев подпись Маслова, Бондаренко Г. А. нахмурился и спросил меня, чья это подпись. Я рассказал, как было дело. Он перечеркнул текст телеграммы, приказал переписать и никому не показывать. Получилось, что я оказался между двух «огней». Другой случай произошел на Камчатке, когда группа офицеров штаба ТОФ под руководством Владимира Петровича после проверки 2-ой фпл возвращалась во Владивосток. Командир авиаполка полковник Орлов в разговоре с ОД Авиации Флота запросил разрешение на вылет нашего самолета. ОД авиации запросил «Добро» у Командующего авиацией ТОФ генерал-полковника авиации Павловского. Узнав, что с группой летит Маслов, он вдруг запретил вылет по погодным условиям, хотя гражданские самолёты летали. Только вмешательство Командующего ТОФ адмирала Смирнова Н. И. позволило нам вылететь. Но на этом наши приключения не закончились. Когда наш самолет уже подлетал к аэродрому Владивостока, командир экипажа запросил разрешение на посадку. Находясь около переговорного устройства, мы четко услышал команду с земли: «Если на борту Маслов, Павловский посадку запретил по погодным условиям. Вам вернуться в Хабаровск». А в это время самолеты ГВФ один за другом совершали посадку в аэропорту г. Владивостока. Естественно, что с назначением вице-адмирала Маслова В. П. Командующим ТОФ, адмирал Бондаренко Г. А. и генерал — полковник Павловский должны были сменить место службы. Вообще Владимир Петрович был полной противоположностью предыдущему Командующему Флотом адмиралу флота Смирнову Н. И. В моей памяти Смирнов остался этаким барином, который всегда с пренебрежением смотрел на всех подчиненных с высоты своего положения. Такой вывод мне позволяют сделать несколько случаев, участником событий которых я был. Как дежурный по штабу Флота, я обязан был встречать Командование Флотом с отдачей рапорта. Завидев адмирала Смирнова Н. И. , спускающегося от ворот во внутренний двор штаба, я подал команду «Смирно» всем военнослужащим, находящимся во дворе. Николай Иванович остановился, но, не поприветствовав меня и не вынув сигареты изо рта, выслушал мой рапорт. Этот инцидент оставил у меня неприятным осадок. Владимир Петрович сам такого отношения к подчиненным офицерам допустить не мог. Вообще это был исключительно скромный и доступный человек. Когда в октябре 1975 г. Командующий ТОФ адмирал Маслов В. П. летел в Москву на сборы, проводимые руководством ВМФ и М. О. СССР, в самолете вместе с группой офицеров была и его жена. В Красноярске самолет совершил посадку для дозаправки. Нас встречал Командующий Военным Округом генерал -полковник. Он пригласил Владимира Петровича в кафе «Интуриста» на завтрак. Маслов предложил всем офицерам пройти с ним. Мы с капитаном 1 ранга Кузнецовым Ю. А. решили пообедать в ресторане на привокзальной площади. Но ресторан в это время оказался закрытым. У дверей стояли две немолодые, скромно одетые женщины, которых тоже не пускали. Кузнецов Ю. А. уговорил пропустить нас на обед. С собой он провел и этих женщин. Я не знал, кто они такие. Юрий Андреевич шепнул мне, что это жена Маслова и её сестра. Владимир Петрович не позволял своим близким чем — то выделяться. Да. Трудно быть женой такого человека. Начиная с 1973 года, мне по долгу службы не раз приходилось общаться с Владимиром Петровичем. В 1977 г. наша атомная лодка 675 проекта, несущая боевую службу в Индийском Океане, получила приказ на переразвертывание для выхода на гидроакустический контакт с американским АУГом, который, пройдя Малаккским проливом, скрытно следовал в Красное море. Для наведения пларк на ОКП флота был развернут пост. Вечером на КП поднялся Командующий. Он выслушал доклад ОД и приказал перевести лодку на другой режим сеанса связи. Я подготовил телеграмму, согласовав с помощником ОД по связи программу перевода, и зашел в кабинет Командующего. Несмотря на позднее время, было около 23.00 , Маслов ещё работал. Я попросил его ознакомиться с текстом телеграммы и подписать её. Владимир Петрович перечеркнул текст и сказал, что нужно сделать не так. Я возразил ему, ссылаясь на требования действующих документов. Тогда он задал мне вопрос «Кто у нас управляет флотом?». Я сказал, что флотом управляет Командующий ТОФ через ОД Флота, но так действовать нельзя. Потом я повернулся и ушел выполнять его приказание, о чём доложил Маслову через 20 минут. Утром меня вызвал к себе для беседы начальник Оперативного управления контр-адмирал Дмитриев В. В.. Там же находился и его заместитель капитан 1 ранга Митрофанов Ф. А. Они начали меня расспрашивать, как я учил Командующего Управлять флотом. После моего доклада они согласились, что мои действия были обоснованными и правильными. В дальнейшем при каждой встрече Владимир Петрович спрашивал меня: «Кто у нас управляет флотом?». Адмирал Маслов В. П. был одним из немногих Командующих Флотом, который ходил на первом тихоокеанском рпкСН «К-366» проекта 667б на боевую службу. Правда, всего на 10 суток, как разрешил ему ГК ВМФ и МО СССР. Через год после назначения адмирала Маслова В. П. на должность Командующего Тихоокеанским Флотом во Владивостоке состоялась встреча Генерального Секретаря ЦК КПСС товарища Леонида Ильича Брежнева с 38-м Президентом США Джеральдом Фордом. Это был единственный Президент США, который занял эту должность без выборов. Встреча проходила в период с 23 по 25 ноября 1974 г. Подготовка к встрече заняла почти два месяца. Кроме государственных и партийных чиновников и сотрудников КГБ СССР, подготовкой к встрече занимались и в штабе ТОФа, где была создана специальная группа маскировки и контроля. Прежде всего, определили, что посадка самолетов Президента США Боинга № 1 и № 2 была возможна только на аэродроме Воздвиженка, где базировался полк разведывательной авиации флота, имеющий на вооружении самолеты ТУ-95рц и ТУ-16р. Поэтому полк был заблаговременно перебазирован на Камчатку. Для отработки посадки самолёта Президента США Боинг № 2 сделал несколько пробных полётов из Японии с посадкой на АЭ Воздвиженка. Первая посадка прошла с задержкой на 1 минуту по нашей вине , что вызвало возмущение с американской стороны. Такие задержки для самолетов президентского уровня недопустимы. Самолёт с Генеральным Секретарём КПСС Л. И. Брежневым по погодным условиям Владивостока ( была сильная пурга) приземлился в Хабаровске. Л. И. Брежнев провел совещание с руководителями краев и областей и партийными функционерами Дальнего Востока. На следующий день он прибыл во Владивосток. Для размещения высоких гостей были использованы дачи Командующего ТОФ, Командующего ДВО . 1-го секретаря крайкома партии и Председателя крайисполкома. Мест хватило всем. В день прибытия Д. Форда в Приморье стояла ясная и очень морозная погода. Температура воздуха минус 25 гр. С. Форд летел к нам из теплой Японии, где он был с визитом. Самолет Президента США Д. Форда Боинг № 1 ровно в 12.00 совершил посадку на АЭ Воздвиженка, где его встречали высокие советские руководители. Не успел Д. Форд выйти из самолёта, как ему на плечи набросили шубу. Здороваясь с членами нашей делегации, Президент дольше всех задержался около недавно назначенного Командующего ТОФ адмирала Маслова В. П. Они о чём — то разговаривали несколько минут. Как мы предположили, Форд поздравил Маслова с этим назначением. Кстати, в молодости Д. Форд был пилотом ВМС США, который первым совершил посадку реактивного самолёта на палубу авианосца. Во Владивосток все ехали спец. поездом. Это время они использовали для переговоров о контроле над вооружением. Цель визита Д. Форда — подписание документов по ОСВ-2. Переговоры были продолжены и после прибытия во Владивосток. Однако оказались безрезультатными. Вечером Л. И. Брежнев пригласил Д. Форда попариться в русской бане, специально построенную для этого случая. По требованию мастера для внутренней отделки парной были специально доставлены из центра России самолётом материалы из осины. Нам было не понятно, как в бане общались между собой эти двое. Л. И. Брежнев не знал английского, а Д. Форд — русского. Но точно известно, что третьего не было. Баня сыграла свою историческую роль. Наутро все намеченные вопросы этой встречи были рассмотрены и решены. Президент США и сопровождающие его лица осмотрели город Владивосток и пригородную зону, о чём сразу родился анекдот.«Едут во Владивосток в машине Л. И. и Д. Форд. Вдруг Форд увидел хибары, стоящие вдоль дороги, в которых жили наши люди. Он спросил Брежнева, кто там живет. Л. И. ответил, что это сараи для свиней. Форд очень удивился и спросил:» Что в СССР свиньи смотрят телевизор?«, т. к. увидел на крышах хибар телевизионные антенны». Впервые с момента образования СССР иностранные журналисты смогли посетить закрытый город Владивосток.. Для передвижения им было предоставлено около 150 такси, водители которых были членами партии и владели английским. По просьбе главы корпуса иностранных журналистов, аккредитованных на эту встречу и представляющих все крупные информационные агентства мира, Леонид Ильич дал указание выделить им теплоход «М. Урицкий» для осмотра города Владивостока и его окрестностей со стороны моря. Через несколько дней на страницах ведущих американских газет появилось сообщение об этом круизе. В нём говорилось, что около150 иностранных журналистов на теплоходе «М. Урицкий» совершили круиз по акватории Амурского и Уссурийского заливов, любуясь городом и его окрестностями. Капитан теплохода устроил приём в нашу честь. На столе была в изобилии красная и чёрная икра, Столичная водка и Армянский коньяк. Корреспонденты свободно проводили фото и киносъёмку побережья. Несмотря на постоянное напоминание о запрете съёмок, никто и не мешал это делать. Утром все плёнки оказались засвеченными. В день отлета Д. Форду не повезло с погодой. Был сильный мороз, но ему подарили меховую шапку. Таких визитов в период командования флотом В. П. Масловым больше не было. Во время Великой Отечественной войны Владимир Петрович был стрелком — радистом на штурмовике. У него осталась страсть летать и управлять самолетом. Несколько раз я видел, как он во время перелетов на транспортных самолетах флота садился за штурвал и брал управление самолетом на себя. Кто мог ему запретить? Он всё умел. Такими остались в моей памяти военачальники, с которыми мне пришлось служить. Александр Островский 5.02. 2008 г. http://avtonomka.org/flot1/ostrovskiy31.htm

Admin: Ion Popa пишет: Об учебе и службе на метеорологическом факультете профессор, доктор физико-математических наук Матвеев Л. Т. ...Наряду с ВВГМИ в Ленинабаде (Таджикская ССР) проводились занятия на курсах младших метеоспециалистов (декабрь1941-1943). Одним из слушателей этих курсов был А. С. Монин, учившийся до войны на механико-математическом факультете МГУ (почему он не оказался в ВВГМИ — сказать не могу), а в будущем — крупнейший ученый по динамике атмосферы и океана, академик АН СССР (ради истории — избранный в нее лишь после пятой попытки), директор Института океанологии АН СССР. http://www.rshu.ru/university/history/flashback/11/ Небольшой комментарий... ...Мой двоюродный дед, Сологуб Виктор Даниилович, 1920 г.р., до войны учился на физико-математическом факультете Ростовского университета, 31.08.1941 г. был призван. По его письмам и рассказам родных знаю, что он был направлен на учебу по специальности "метеорология" в г.Ленинабад, что подтверждается и данными с сайта obd-memorial.ru - в Ленинабаде в то время находился Высший военный гидрометеорологический институт (ВВГМИ), куда действительно направлялись студенты 2-4 курсов физико-математических факультетов, которые выпускались через 1,5—2 года с присвоением квалификации «военный инженер-метеоролог» и воинского звания «старший техник-лейтенант»... http://forum.vgd.ru/189/18040/

Admin: ВАСИЛИЙ ШУЛЬЖЕНКО певец, автор более 150 песен, яркий представитель русского шансона. Родился 1 сентября 1959 г. в г. Нальчике (КБАССР). Петь начал в школьных ансамблях в начале 70-х. 1977—1979 гг. — армейские годы. Первые полгода служил в Прибалтике в учебном полку (ШМАСе), далее г. Тверь (авиационный полк). Службу закончил сержантом, авиамехаником ПО СД I класса. В свободное время был солистом ВИА Мигаловского гарнизона г. Твери, пел на танцах, участвовал в армейских музыкальных конкурсах, концертах. После армии вернулся домой в г. Нальчик. Пел в профессиональном ВИА нальчикского парка культуры и отдыха. 1980—1986 гг. учеба в университете на историко-филологическом факультет. Все эти годы вечерами работал музыкантом, диск-жокеем, режиссером дископрограмм, руководителем дискоклубов в ресторанах, дискотеках, танцзалах города. За время учебы принимал активное участие в музыкальной жизни университета, здесь же появились на свет первые авторские работы (песни). В 1986 г. закончил дневное отделение КБГУ по специальности историк, преподаватель истории и обществоведения и был распределен заведующим детским сектором профкома электровакуумного завода г. Нальчика, а затем переведен на должность директора заводского детского (подросткового) клуба «Космос». В 1988 г. впервые учувствовал в профессиональном конкурсе певцов, представлял город и республику на региональном конкурсе Всесоюзного телефестиваля «Юрмала-88», проходившего в г. Краснодаре. В 1989 г. там же, на таком же конкурсе получил приз Краснодарского телевидения «Самому интеллигентному певцу». В 1990 г. был приглашен на этот конкурс в качестве почетного гостя и члена жюри. К сожалению, не смог принять участие в региональном конкурсе польской песни, проходившем в г. Рязани в 1988г., хотя было приглашение. С 1986 г. песни в исполнении Василия Шульженко прочно заняли достойное место на ТВ и радио КБ. В 1994 г. на радио России «Возрождение» впервые прозвучала песня Василия Шульженко «Любовь-зараза» на стихи С. Есенина. Почти все авторские песни Василия Шульженко неоднократно звучали в программе Акима Салбиева «Звездная гостиная» на радио Росси «Возрождение». C середины 90-х годов, и по настоящее время работает в ресторанах г. Нальчика, г. Москвы. В 2007 — Дипломант Первого фестиваля шансона Юга России «Краснодар-2007», проходившего под девизом «Новые песни, новые имена». http://www.shulzhenko.ru/biografy.html

Admin: Борис Забелкин "Если одним словом подвести итог тому, чему я научился в армии, - говорит заместитель генерального директора-технический директор ОАО "Сетевая компания" Борис Забелкин, можно сказать, что, уходя в армию, я мог работать с деревом, а вернувшись - уже с металлом. На самом деле, в армию уходят еще сырыми пацанами, а приходят настоящими мужиками". Вообще-то Борис Забелкин в школе мечтал стать журналистом. Много читал, любил писать сочинения. Сдавал экзамены в КГУ, но не прошел по конкурсу, который тогда составлял 13 человек на место. Без тени сожаления отправился служить действительную. Борис Александрович служил в Военно-воздушных силах. Окончил школу младших авиационных специалистов в г.Морозовск Ростовской области, где получил звание младшего сержанта и специальность "техник по артиллерийскому вооружению и десантному оборудованию". Службу проходил на аэродроме Кидайняй в Литве. Обслуживали военно-транспортные самолеты АН-12 с четырьмя турбовинтовыми двигателями. Деревенского паренька, привыкшего восхищаться всем основательно и на совесть сделанным, очень удивили эти "тракторы", как он их называет за устойчивость и простоту конструкции. Армейские порядки по обслуживанию техники сродни энергетическим, считает Борис Александрович. Техобслуживание, ремонтные работы нужно делать вовремя и качественно. От качества твоей работы зависит благополучие и жизнь людей. http://www.tatenergo.ru/nasha_energiya/2007-02/art08.jsp

Admin: Борис Грачевский - создатель киножурнала «Ералаш» Тридцатник стукнет вечно молодому киножурналу «Ералаш» через пару месяцев. В преддверии сего исторического момента в гости к «Ералашу» пожаловала делегация от «Молодежки». Гостям, как оказалось, там всегда рады. А потому и вернулись мы переполненными впечатлениями, коими и спешим поделиться с вами. Застать художественного руководителя и директора киножурнала «Ералаш», известного миллионам, в его московском офисе казалось миссией невыполнимой: то «Кинотавр», то фестиваль в «Орленке», то съемки. И, в очередной раз набирая цифры уже знакомого наизусть телефона, через пару месяцев после первого звонка Грачевскому, готовилась услышать очередной «отшивающий» ответ. Однако на том конце провода сказали: «Так, сегодня у нас что за день? А приезжай-ка ты в понедельник, заодно и на съемках побываешь». И вот мы уже на киностудии имени Горького в Первопрестольной сидим в его веселом, как и весь «Ералаш», кабинете. Правда, начался наш разговор с не очень приятного. - Из Казани после недолгой службы в армии я возвратился инвалидом второй группы - меня сильно избили. А служил в 1968 году в школе младших авиаспециалистов (сокращенно - ШМАС), недалеко от Вертолетного завода. Очень долго в госпитале провалялся. Как-то приехал, прошелся по знакомым местам. Все, кто меня спасал, уже на пенсии. Девушка, которую я любил, стала взрослой, толстой и некрасивой, нарожала детей. - Так все-таки есть и нотка романтики в ваших воспоминаниях о Казани… - Я почти умирал, несколько раз буквально был на том свете. Но все-таки, когда начал приходить в себя, обколотый промедолом, вдруг увидел в фокусе своего взгляда прекрасную девушку. Я ей, как мне казалось, улыбнулся и подмигнул. Хотя, теоретически, ни того, ни другого сделать не мог. Глаза были опухшими, все лицо представляло собой кошмарное зрелище, жуткая гематома и кровоизлияние делали меня неузнаваемым. Но именно с того момента начался наш красивый роман, платонический… И вот, когда я спустя много лет приехал в Казань, увидел ее и расстроился... http://moltat.ru/arhiv-mt/malchishki-i-devchonki-a-takzhe-ih-roditeli

Admin: Теркин Александр Иванович Теркин Александр Иванович родился 8 октября 1951 года в г. Ленинграде. Окончил среднюю школу № 266 Ленинского района, в 1969 году закончил обучение в Техническом училище № 2 при ПО « Электросила» по специальности слесаря–инструментальщика. 28 декабря 1969 года женился, жена Галина Петровна. Имеет дочь Ирину 1970 г. р., сына Александра 1983 г. р., двух внуков Александров и внучку Дашеньку. В 1970 году призван на военную службу. В 1972 году окончил школу младших авиационных специалистов в г. Балашове, по окончании которого присвоено воинское звание — прапорщик. Проходил службу на разных должностях в Северной группе войск, Ленинградском ВО и Главном управлении навигации и океанографии МО России. Уволен в запас 11 января 1994 года. Участвовал в Спартакиаде СССР ДСО «Трудовые резервы» 1968 года за сборную г. Ленинграда по баскетболу. Присвоен спортивный разряд КМС. Победитель Кубка г. Балашова по волейболу 1972 года. Неоднократный призер Северной группы войск по волейболу. Присвоен спортивный разряд КМС. В бильярд начал играть с 1974 года. Организатор и участник первого бильярдного турнира в Ленинграде в 1988 году. Организатор первой конференции по созданию Федерации бильярдного спорта Ленинграда, был избран в состав президиума. В 1990 году избран вице-президентом Федерации бильярдного спорта Ленинграда. С 1992 года исполнял обязанности Президента ФБС Ленинграда. В 1994 году избран Президентом ФБС Санкт-Петербурга С 2005 года вице-президент ФБС Санкт-Петербурга. С 1988 года и по сегодняшний день участник и призер многих турниров Республиканского и городского уровня. Соавтор книг «Бильярдный Питер» (2003) и «Бильярд. Классика и Современность» (2006) Инициатор и организатор первой Высшей лиги в Санкт-Петербурге, проведения троеборья по бильярду, международного турнира «Белые ночи». http://www.billiard-spb.ru/federation/members/terkin

Юрий: Сергеев Марк Антонович Сергеев Марк Антонович (1921 - 1982) Крупный специалист в области маркшейдеровских гироскопов. Окончил рабфак ЛИИЖТ (1939). Служил в Красной Армии. Служил в 195-м истребительном авиационном полку в должности авиамеханика (1941-46). Студент (1946-52), аспирант ЛИТМО. Кандидат технических наук (1956), доктор технических наук (1969), профессор (1973). С 1970 года М. А. Сергеев становится заведующим кафедрой Гироскопических и навигационных приборов (с 1973 г. - кафедра Бортовых приборов управления). Вел научную работу в области создания наземных гирокомпасов. Под руководством М.А. Сергеева на кафедре выполнялись важные НИР, результаты которых внедрены в промышленности. Много сил, опыта и знаний отдавал М.А. Сергеев делу подготовки высококвалифицированных научных и инженерных кадров. Им было опубликовано много печатных работ по актуальным проблемам приборостроения, подготовлен ряд учебных и методических пособий для студентов, около 50 программ для ЭВМ. Был награжден четырьмя медалями СССР. http://www.ifmo.ru/portret_galery/person.php?id=31

SuperAdmin: Чичибабин Борис Алексеевич Портрет шестидесятых годов Бори́с Алексе́евич Чичиба́бин (9 января 1923, Кременчуг — 15 декабря 1994, Харьков; настоящая фамилия Полушин) — русский поэт, лауреат Государственной премии СССР (1990), которого иногда относят к так называемым «шестидесятникам». Жил в Харькове, на протяжении трёх десятилетий был одним из самых известных и любимых представителей творческой интеллигенции города (1950-е — 1980-е годы). С конца 50-х годов его стихотворения в рукописях широко распространялись по всей России. Официальное признание пришло к поэту только в конце жизни, в годы перестройки. Жизнь и творчество Б. А. Чичибабин воспитывался в семье офицера, окончил школу на родине Репина — в Чугуеве Харьковской области. Его псевдоним взят в честь двоюродного деда со стороны матери, академика Алексея Евгеньевича Чичибабина, выдающегося учёного в области органической химии и одного из первых советских «невозвращенцев». В 1940 г. Борис начал учёбу на историческом факультете Харьковского университета. Служба в армии В июне началась война, и Борис вынужден уехать в Батайск — по месту очередного служебного перемещения Алексея Ефимовича. *VII.1941—XI.1942. Ученик токаря, токарь авиаремонтных мастерских Батайского авиаучилища, г.Евлах Аз.ССР. Батайское училище было передислоцировано в г.Евлах Аз.ССР. XI.1942—I.1943. Солдат 35 запасного стрелкового полка Груз. ССР. I.1943—VII.1943. Курсант 49-й школы младших авиаспециалистов, г.Гомбори Груз.ССР. VII.1943—V.1945. Механик по авиаприборам в разных авиачастях Закавказского военного округа Аз.ССР. VI.1945—IX.1945. Механик по авиаприборам Чугуевского военного авиаучилища, г.Чугуев Харьковской обл. В сентябре 1945 г. демобилизован по болезни (варикозное расширение вен на ногах с трофическими язвами). http://ua-poets.narod.ru/articles/1.html В 1945 г. поступил на филологический факультет ХГУ, но уже в июне 1946 г. был арестован и осуждён на 5 лет лагерей «за антисоветскую агитацию». Предположительно[1], причиной ареста были стихи — крамольная скоморошья попевка с рефреном «Мать моя посадница», где были, например, такие строки: Пропечи страну дотла, Песня-поножовщина, Чтоб на землю не пришла Новая ежовщина! В тюрьме Чичибабин написал «Красные помидоры», а в лагере — «Махорку», два ярких образца «тюремной лирики». Эти стихи, положенные на музыку актёром и певцом Леонидом («Лешкой») Пугачевым, широко разошлись по стране. Уже в 50-е годы, после возвращения из лагерей, намечаются основные темы поэзии Чичибабина. Это, прежде всего, гражданская лирика, «новый Радищев — гнев и печаль» которого вызывают «государственные хамы», как в стихотворении 1959 г. «Клянусь на знамени весёлом» («Не умер Сталин»). К ней примыкает редкая в послевоенной поэзии тема сочувствия угнетённым народам советской империи — крымским татарам, евреям, «попранной вольности» Прибалтики — и солидарности с ними («Крымские прогулки», «Еврейскому народу»). Эти мотивы сочетаются у Чичибабина с любовью к России и русскому языку, преклонением перед Пушкиным и Толстым («Родной язык»), а также с сыновней нежностью к родной Украине: У меня такой уклон: Я на юге — россиянин, А под северным сияньем Сразу делаюсь хохлом. В начале 60-х, на волне массового увлечения поэзией, Чичибабин с успехом читает стихи на поэтических вечерах, ведёт литературную студию. Из печати выходят четыре сборника его стихов. Однако цензурный гнёт, вместе с органически присущей Чичибабину установкой на демократичность и его не изжитым в ту пору революционным романтизмом, привели к тому, что в этих книгах оказалось немало стихов, звучавших декларативно, вполне в духе официоза. В 1968 году, после вторжения в Чехословакию, даже само название сборника «Плывёт Аврора» отталкивало читателей... http://ru.wikipedia.org/wiki/Чичибабин Вижу его таким http://www.45parallel.net/boris_chichibabin/

SuperAdmin: Михаил Решетнев: не только спутники-шпионы Академик Михаил Решетнев Человек из «ящика» Члены приемной комиссии долго размышляли, что делать с юношей, приехавшим из украинского села поступать в Московский авиационный институт. Документы у него были в порядке: аттестат о среднем образовании, блестящая характеристика, но возраст… Пятнадцать лет — рановато и для института, и для получения паспорта. Решили: пусть сдает вступительные экзамены, а там будет видно. И вот пятнадцатилетний Миша Решетнев становится студентом МАИ, но учебу, начавшуюся так стремительно, прервала война. Эвакуация с институтом в Алма-Ату. Здесь Михаил принимает решение — его место на фронте. Юного добровольца направляют в Серпуховскую военную школу авиамехаников. Его уроки войны — подготовка самолетов к боевым действиям и ремонт тех, которые дотянули до родного аэродрома… Учебу в институте удалось продолжить лишь после Победы. Обучение продлили еще на год: в МАИ ввели новый спецкурс — ракетостроение. После окончания института с красным дипломом (1950) Решетнева направляют в ОКБ-1 НИИ-88 — на тот момент один из самых засекреченных «ящиков» страны. С этого времени у него менялись должности, предприятия и города, но он так и остался «человеком из ящика». Официально таких званий в стране не было, но все знали — это специалисты высокой квалификации, люди с незапятнанной биографией. Решетневу повезло: сын украинского крестьянина, он избежал немецкой оккупации — это обстоятельство обеспечило ему чистую анкету и возможность спокойно работать в оборонных отраслях. Что собой представляло ОКБ-1, куда получил направление Михаил Решетнев? Еще когда он проходил здесь преддипломную практику — это был отдел 3 НИИ-88, в жизни — небольшое серийное СКБ, занимавшееся разработкой баллистических ракет дальнего действия. В апреле 1950 года СКБ было преобразовано в ОКБ-1 НИИ-88. Этим институтом со дня его основания до ареста в 1950 году руководил Герой Социалистического Труда генерал Л.Гонор. После Гонора НИИ-88 возглавил К.Руднев. 25 мая 1950 года начальником и главным конструктором ОКБ-1 НИИ-88 назначили Сергея Королева. На тот момент в ОКБ-1 работало около трехсот человек, объединенных в четыре отдела. Самым большим отделом — систем управления — с апреля 1950 года руководил Михаил Янгель, выпускник Академии авиационной промышленности, уже имевший после окончания МАИ солидный опыт работы в авиационных КБ страны и за рубежом (США). Вскоре Янгель стал заместителем Королева, а затем и директором НИИ-88 (май 1952 г.). Именно эти легендарные личности — Королев и Янгель — сыграли решающую роль в судьбе Михаила Решетнева. 1950 год — важная веха в жизни ОКБ-1, в конце года на вооружение приняли ракету Р-1 разработки Королева. С позиций сегодняшнего дня она несовершенна и неэффективна, но, несмотря на все свои недостатки, именно «единичка» проложила путь к созданию ракетного оружия СССР. В том же году завершался первый этап летных испытаний ракеты Р-2, а Королев уже смотрел дальше: он всецело был занят разработкой ракеты Р-5. Параллельно приходилось заниматься серией геофизических ракет (Р-1Б, Р-1В, Р-1Д, Р-1Е) предназначенных для научных исследований верхних слоев атмосферы. Много сил уходило на подготовку технической документации для серийного производства ракеты Р-1. В то же время директор института Константин Руднев требовал исполнения постановления правительства от 4 декабря 1950 года о разработке ракет на долгохранимых (высококипящих) компонентах топлива. Никто из ближайшего окружения Королева и сам главный конструктор не проявляли интереса к таким ракетам. Считалось: нет смысла разрабатывать ракету с примерно такой же дальностью и с таким же боевым зарядом, как и у Р-1. Для многих это был уже пройденный этап. К тому же ракету предлагалось создавать на высококипящих (агрессивных) окислителях. Однако и в ОКБ-1 нашлись энтузиасты использования новых топлив, среди них был и заместитель главного конструктора Михаил Янгель. Королев назначил его ответственным за разработку эскизного проекта, предоставив ему права главного конструктора ракеты Р-11. Знал бы Королев, во что это выльется в конечном счете, скорее всего, поступил бы по-иному, а так все продолжалось по утвержденному сценарию. Янгель отобрал группу энтузиастов нового направления. Причем отбирал не столько опытных конструкторов, сколько способных, энергичных, инициативных молодых специалистов, среди которых был и Михаил Решетнев. Разрабатывая эскизный проект тактической ракеты Р-11, молодежь знакомилась с двигателистами «фирмы» Алексея Исаева, создателями автономной системы управления (НИИ Николая Пилюгина) и наземного оборудования (КБ Владимира Бармина). Такая тесная связь со смежниками создавала прочный фундамент совместных разработок. Михаил Решетнев без колебаний согласился работать под руководством Янгеля. Михаил Кузьмич ни на кого, никогда не давил своим авторитетом, давал полный простор мыслям и действиям. Если и поправлял, то делал это корректно, стремясь подвести разработчика к более интересному решению. Контакты и связь с Янгелем у Решетнева были тесными и постоянными, общение же с Королевым поначалу — проблемным: главный конструктор часто выезжал на испытания, наведывался к смежникам, под его руководством происходило становление серийного производства, уйму времени и сил занимали встречи с министрами, руководителями ведомств и заказчиками. Эскизный проект ракеты Р-11 — первой советской ракеты на долгохранимых (высококипящих) компонентах топлива — завершили в ноябре 1951 года, он получил высокую оценку заказчика. Незамедлительно началась разработка конструкторской документации, в цехах опытного завода №88 приступили к изготовлению деталей и узлов новой ракеты. Следить за всей этой цепочкой Янгель поручил Михаилу Решетневу, назначив его ведущим конструктором ракеты Р-11. С мая 1952 года М.Янгель — директор НИИ-88, круг его обязанностей неизмеримо расширился, но он продолжал заниматься ракетой Р-11 вплоть до ее летных испытаний первого и второго этапов. Новая ракета резко отличалась по конструкции от первых ракет Королева. По сравнению с ракетой Р-1 она была в 2,5 раза легче, хотя летала на ту же дальность. В заправленном состоянии Р-11 могла находиться больше месяца, ее боеготовность удалось повысить более чем в два раза, улучшилась и точность стрельбы. Упростилась технология изготовления ракеты, снизилась и ее стоимость. Намечался магистральный путь развития боевой ракетной техники. Научно-технический совет НИИ-88 под руководством М.Янгеля одобрил решение о создании на базе ракеты Р-11 ряда ее модификаций для Сухопутных войск (Р-11М) и запуска ракет из пусковых установок подводных лодок (Р-11ФМ). Ведущим конструктором ракеты для Военно-морского флота назначили Виктора Макеева. После успешных зачетных испытаний вышло постановление правительства об организации на Оренбургском авиазаводе серийного выпуска оперативно-тактической ракеты Р-11 со стартовой массой 5350 кг. Круг обязанностей Михаила Решетнева значительно расширился: ведение серийного выпуска ракеты Р-11 (8А61) в Оренбурге, модернизация оперативно-тактической ракеты Р-11М под атомный заряд (8К11), оперативная связь с создателями самоходного стартового агрегата для ракеты Р-11М на базе тяжелого танка Жозефа Котина. В июне 1958 года С.Королев назначил кандидата технических наук Михаила Решетнева заместителем главного конструктора ОКБ-1. Зато мы делаем ракеты, перекрываем Енисей… Красноярск-26 . Слева направо: Ким Грачев, Михаил Решетнев, Соколов На закрытом совещании в Кремле первый секретарь ЦК и председатель правительства Н.Хрущев поставил оборонщикам новые задачи. — Что у нас получается? — вопрошал Никита Сергеевич. — Все наши оборонные предприятия сосредоточены в европейской части страны. Известно ли вам, сколько времени требуется «ТОРАМ» и «ЮПИТЕРАМ», размещенным в Турции и Италии, чтобы долететь до нашей страны? Если кто не знает, я напомню — не больше десяти минут. За это время сто американских ракет обрушатся на наши города и оборонные центры. Мы поставили ПВО задачу защитить важнейшие объекты, но риск есть. Огромный риск, — подчеркнул Хрущев. — Считаю, что у всех крупнейших оборонных предприятий должны быть дублеры за Волгой, на Урале, в Сибири. В первую очередь это касается товарищей Курчатова, Королева, Янгеля. ...Первыми в глубине страны создали новый ядерный центр атомщики. Научным руководителем и главным конструктором Уральского ядерного центра стал уроженец Крыма, член-корреспондент АН СССР Кирилл Щелкин. Главному конструктору ракетных комплексов стратегического назначения Михаилу Янгелю предстояло определиться, где организовать свой филиал - в Омске или Оренбурге (и там и там начался серийный выпуск ракет, созданных на Днепре). У главного конструктора ОКБ-1 Сергея Королева уже был филиал по производству ракет Р-7 на Куйбышевском заводе «Прогресс» в старинном волжском городе Самара. В самостоятельную организацию выделилось златоустовское ракетное КБ, которое возглавил воспитанник ОКБ-1 Виктор Макеев. Со временем макеевское КБ превратилось в ведущее КБ страны по созданию межконтинентальных баллистических ракет для вооружения атомных подводных лодок. «Одарив» Макеева «уральским наделом», Королев не забыл и о другом воспитаннике ОКБ-1 Михаиле Решетневе — ему выделили «надел сибирский»: филиал №2 ОКБ-1 в Красноярске-26. Любопытно, что академики Виктор Макеев и Михаил Решетнев словно братья-близнецы: оба 1924 года рождения, окончили МАИ, трудовой путь начали в ОКБ-1, работали ведущими конструкторами ракеты Р-11, получили «царские подарки» в виде новых разработок от М.Янгеля. И Макеев и Решетнев стали главными, а затем и генеральными конструкторами. Прилетев в Красноярск, Решетнев начал знакомиться с краем и своими «владениями». Вверх по течению Енисея у подножия Саянских гор сооружали Красноярскую ГЭС. Саяны славились крупнейшим месторождением мрамора. По качеству он сродни знаменитому итальянскому. Когда решили перекрыть Енисей, потребовалась дорога. Мрамор взорвали — получилось много щебенки. «Золотой» мраморной щебенкой и вымостили тридцатикилометровую дорогу к Красноярской ГЭС. На правом берегу Енисея, вблизи Красноярска, расположен национальный заповедник «Столбы». Севернее Красноярска, примерно в шестидесяти километрах вниз по течению Енисея, находится один из самых потаенных «ящиков» — Горно-химический комбинат (ГХК). Его спрятали глубоко под землей, точнее — под слоями сверхпрочных скальных пород, в подземном гигантском котловане, вырубленном в граните 65 тыс. зэков и более чем 100 тыс. солдат (количество строителей ГХК приведены по официальным данным: «Правда», ноябрь 1989 г. — В.П.). В ядерном подземелье — святая святых ВПК — находится центральный реакторный зал, запасы оружейного плутония, хранилища радиоактивных отходов, просторные залы и кабинеты, многочисленные лаборатории и даже двухкилометровый туннель под Енисеем, по которому свободно передвигаются автомобили… Именно над этим ядерным погребом, в запретной зоне решено было создать филиал №2 ОКБ-1. Соседство не из лучших, но в этом секретном городе, которого нет ни на одной карте, жил персонал, обслуживающий земную преисподнюю. Теперь здесь должны жить и ракетчики. По замыслу чиновников ВПК объединение атомщиков и ракетостроителей в одной зоне позволило бы в кратчайшие сроки создать надежный ракето-ядерный щит. Первых сотрудников для сибирского филиала отбирали из ОКБ-1. Это было сложное дело: оставить интересную работу, насиженное место в Подмосковье и переехать в Сибирь. Решетнев отбирал не всех желающих, у него был свой, личный критерий подбора кадров, который оказался весьма продуктивным. Отобранные им первые 60 специалистов составили ядро сибирского филиала и на долгие годы стали верными соратниками 35-летнего главного конструктора. В декабре 1959 года в Красноярск-26 прибыла первая группа москвичей. Как и ожидалось, Сибирь встретила смельчаков морозами, которые усиливались с каждым днем и к середине января 1960 года достигли 50 °С. Самым удивительным оказалось то, что в гостинице «Центральная», куда временно поселили первопроходцев, было тепло! Вообще, здесь многое удивляло. Снабжение было лучше, чем в столице. Никаких очередей за продуктами. Промышленные товары в основном были импортные, а если и отечественные — то высшего качества. Жилье — ведомственное, получить квартиру не составляло особых проблем. В городе было изобилие детских садов и ясель, школьники учились в одну смену, желающие посещали прекрасные бассейны. Одним словом — рай за колючей проволокой. Летом 1960 года в Красноярск прилетел Королев. Осмотрев вместе с Решетневым строительные площадки будущих корпусов филиала, Королев пришел в неописуемую ярость и потребовал немедленно соединить его лично с Хрущевым. Перепуганное руководство города заверило главного конструктора межконтинентальных баллистических ракет: будут приняты все меры, использован весь потенциал, чтобы объекты филиала сдавались в установленные сроки. Приезд главного конструктора ОКБ-1 в Красноярск-26 сделал свое дело: вскоре сибирский филиал начал обретать черты современного предприятия. Еще больше проблем было у Решетнева с кадрами. Ему удалось переманить ряд специалистов с Оренбургского авиазавода, где выпускалась оперативно-тактическая ракета разработки ОКБ-1. В свое время ведущим конструктором этой ракеты был Решетнев. Он хорошо знал многих специалистов завода, и они выразили желание работать в Красноярске-26. Некоторые из них, как например Григорий Чернявский, сыграли выдающуюся роль в становлении филиала, организации производства и новых разработок ракетно-космической техники. Удалось Решетневу перевести в филиал и многих конструкторов Красмаша (Красноярского машиностроительного завода). И все же, в основном филиал пополнялся за счет молодых специалистов — выпускников различных вузов страны. Начальные шаги сибиряков в ракетно-космической деятельности были не совсем удачными. Разработка — мобильная ракета дальнего действия с подвижным стартом — по результатам конкурса досталась более опытному предприятию. Проиграла творческое соревнование и новая ракета Королева, ее также не приняли на вооружение. Остро стал вопрос о судьбе филиала, созданного под выпуск королевской техники. В какой-то мере ситуация сглаживалась тем, что Красмаш получил задание организовать серийное производство янгелевской унифицированной ракеты Р-14У (8К65У) наземного и шахтного базирования. Сибирскому филиалу предстояло подготовить конструкторскую документацию для серийного производства и обеспечить завод чертежами. Началась творческая связь сибиряков с КБ Янгеля и Южмашем — головными разработчиками и изготовителями боевых ракет стратегического назначения. Решетнев стал чаще бывать в Днепропетровске, чем в Подлипках. Особо теплые отношения сложились у него с руководителями КБ «Южное» Михаилом Янгелем и Василием Будником, директором Южмаша Александром Макаровым, ведущими специалистами КБ и завода. Происходила переориентация сибиряков с королевской на янгелевскую тематику. В этой связи существование филиала ОКБ-1 теряло всякий смысл. Янгель был против создания собственного филиала в Красноярске — хотел работать с самостоятельной организацией. Таким образом определилась судьба филиала ОКБ-1, его реорганизовали в самостоятельное конструкторское бюро ОКБ-10. Начальником и главным конструктором ОКБ-10 назначили Михаила Решетнева, его первым заместителем — Григория Чернявского. В конце 1961 года сибиряки собрали первую ракету Р-14, основные узлы и агрегаты которой поступали готовыми с Южмаша. На полигоне Капустин Яр состоялся первый пуск янгелевской ракеты, собранной в Красноярске. Так начиналось содружество ракетостроителей с берегов Днепра и Енисея. Летом 1962 года сибиряков посетил Янгель. Он сделал непродолжительную остановку в Красноярске по пути на свою родину — в крохотную деревушку Зырянова на берегу Илима, главного притока Ангары. Янгель осмотрел завод, где серийно изготавливались его ракеты, встретился с Решетневым и Чернявским, их коллегами. Разговор шел о перспективных разработках и будущем ОКБ-10. В планах сибиряков было много интересных предложений, но четкого, магистрального направления деятельности ОКБ-10 не просматривалось. Молодому КБ необходимы были и своя собственная ниша, и свой путь развития. Работа на всю жизнь Космодром Байконур. После успешного старта. В центре — Михаил Решетнев, слева — полковник Анатолий Завалишин. 1975 г. Совещание у Главного было на редкость бурным. На первый взгляд, Янгель высказал прямо-таки крамольную мысль: передать часть собственных разработок другим организациям. Свое решение главный конструктор обосновал тем, что в последнее время в КБ образовалась многотемность, его портфель переполнился новыми идеями и разработками. Нельзя было расширяться до бесконечности и распылять силы, надо было помнить, чем все призваны заниматься и что должны делать. Разгружая собственное КБ, Янгель передал все наработанные материалы по морской тематике специализированному КБ №385 (главный конструктор Виктор Макеев). Руководствуясь теми же соображениями, функции головного разработчика спутников «Метеор» переложил на плечи Всесоюзного НИИ электромеханики, возглавляемого академиком Андроником Иосифьяном. Следующий шаг главного конструктора оказался еще более радикальным: Янгель передал разработку нового космического носителя «Космос-2» (65С3) и космических аппаратов спецсвязи «Стрела» и «Пчела» молодому ОКБ-10 в Красноярске-26 (главный конструктор Михаил Решетнев). В то время бывший филиал Королева был фактически без работы, и подарки Янгеля сибирякам оказались воистину царскими. Непримиримую позицию к решению Главного заняли его заместители В.Будник и В.Ковтуненко: «Нельзя это делать! Метеоспутники и спутники связи — золотая жила, работа на всю жизнь!» Казалось, Янгель поступил во вред собственной организации, но с государственной точки зрения — мудро. Капустин Яр. Старт ракеты Р-11 Из интервью с Григорием Чернявским, членом-корреспондентом РАН, первым заместителем генерального конструктора НПО им.М.Решетнева (1960—1984): — В нашем красноярском КБ на центральной лестнице висят два портрета — С.Королева и М.Янгеля. Мы родились из ОКБ-1 и признаем его первенство в организационном создании нашего филиала, но идеологически, тематически работа ОКБ-10 была заложена Михаилом Кузьмичом Янгелем. Говорят: не та мать, которая родила, а та, которая воспитала. Оппоненты Янгеля еще надеялись, что их поддержит Макаров, но директор Южмаша одобрил решение главного конструктора: «Наш завод работает в три смены, без выходных, а в Красноярске люди сидят без работы». Ким Грачев, руководитель группы ведущих конструкторов (1960—1972) ОКБ-10: — КБ «Южное» и Южмаш сделали все, чтобы сибиряки быстрее освоили выпуск боевой ракеты Р-14 и космические носители «Космос-2» и «Космос-3» на ее базе. Идя навстречу Решетневу, днепропетровцы нам передали комплект нестандартного оборудования, оснастку, сварочное оборудование, массу специального и универсального инструмента. Одним словом, из Днепропетровска в Красноярск технику везли эшелонами. На постоянную работу в КБ Решетнева переехали ряд специалистов КБ «Южное» и Южмаша. В начале 1964 года в Красноярске-26 собрали первые два космических носителя, там же изготовили и макеты первых трех спутников, работавших на батарейках для карманных фонариков. Летные испытания проводились на Байконуре. Техническим руководителем испытаний был главный конструктор ОКБ-10 Михаил Решетнев. В состав государственной комиссии от головной организации был включен ведущий конструктор КБ «Южное» Вадим Паппо-Корыстин. Председатель госкомиссии генерал Александр Войтенко принял решение провести первый пуск 18 августа 1964 года. Вадим Паппо-Корыстин, ведущий научный сотрудник КБ «Южное» им.М.Янгеля: — Для сокращения сроков и объектов работ было принято решение достроить разрушенную 41-ю стартовую площадку, известную трагическими событиями, связанными с катастрофой при подготовке к первому пуску ракеты Р-16. «Полигонщики», суеверные люди, были против, но сибиряки решили использовать практически готовую площадку. Началась подготовка к пуску. И вот первое чрезвычайное происшествие: ракета упала со стартового стола! Выясняется причина: незаправленную ракету опрокинул порыв сильного ветра. Носитель прикрепляют к башне обслуживания. Вторая попытка — над полигоном появляется черная туча, порывистый ветер достигает скорости 27 м/с — пуск откладывается. Третья попытка — очередная неприятность: сбой в электросхеме. Испытатели меняют батарею. Через полчаса звучит голос стреляющего полковника Матренина: «Объявляю последнюю попытку!» Лишь с четвертой попытки «Космос-2» вывел на орбиты одновременно три спутника: «Космос-38», «Космос-39», «Космос-40». Это был настоящий триумф создателей нового космического носителя и прежде всего главного конструктора ОКБ-10 Михаила Решетнева. Выдержать все эти перипетии и такое напряжение — не каждому дано! Он был мужественным и сильным духом. К тому же очень крепок физически — не зря занимался тяжелой атлетикой. Работая с Решетневым длительное время, я убедился, у него было много общего с Янгелем: интеллигентность, доброжелательность, исключительное уважение к коллегам, чувство нового. ...Успешно завершив испытания, набравшись опыта в производстве и эксплуатации космического носителя, М.Решетнев обрел и полную самостоятельность: накануне 1966 года Янгель предоставил ему все права и обязанности главного конструктора ракеты 65С3 (в дальнейшем — 11К65). Параллельно с отработкой космического носителя, красноярцы занялись разработкой спутников связи военного назначения, созданием навигационных космических аппаратов, совершенствованием системы дальней космической связи и телевещания. Это было именно то, к чему они шли, что стало главным делом их жизни. С каждым годом КБ Решетнева непрерывно наращивало темпы создания новых типов космических аппаратов, ввода их в эксплуатацию, освоения разнообразных космических орбит. В связи с огромным количеством заказов на новые спутники и предельной загруженностью предприятия главный конструктор Михаил Решетнев в 1970 году передал изготовление космического носителя 11К65 Омскому «Полету», где он производится и по сей день, правда, уже под названием «Взлет». За годы эксплуатации носителя 1165К («Космос-2», «Космос-3», «Космос-3М») было выведено на орбиту более тысячи ИСЗ различного назначения! Это один из самых надежных носителей своего класса. Начало 70-х годов для сибиряков отмечено запусками новых спутников серии «Молния» — это глубинная модификация тяжелого высокоэллиптического (40 000 км) космического аппарата, сконструированного в КБ С.Королева. Решетневские «Молнии» позволили создать первую в стране постоянно действующую систему дальней космической связи. Через сеть приемных станций «Орбита» группировка из трех «Молний» обеспечивала прямые передачи Центрального телевидения в Сибирь и Среднюю Азию, на Крайний Север и Дальний Восток. Благодаря «Молниям» производилась и опытная эксплуатация телефонно-телеграфной связи. Важнейшим этапом деятельности ОКБ-10 стало освоение геостационарной орбиты. Космические аппараты, работающие на этой орбите, решали важнейшие стратегические задачи страны и в то же время позволяли одним, а не тремя спутниками, проводить круглосуточное вещание. Для запуска геостационарных спутников понадобился более мощный космический носитель «Протон» с разгонным блоком (генеральный конструктор «Протона» Владимир Челомей). Рассказывает Анатолий Завалишин, генерал-майор в отставке, заслуженный испытатель Байконура, президент Федерации космонавтики Украины: — С Михаилом Федоровичем мы познакомились в 1975 году, когда на «Протонах» готовились запускать его спутники. При подготовке к запускам экспериментальных спутников телевещания «Экран» возникла непонятная ситуация. Запустили первый «Экран» — получили прямые телепередачи из Москвы на Якутию, Красноярский край. Запустили второй спутник — еще 18—20 млн. человек прильнули к голубым экранам. А дальше пошел сбой: «Протон» перестал выводить «Экраны» на орбиты. В течение 1978 года из восьми пусков «Протона» — три аварийных по вине носителя, но все при запусках «Экрана». Какой-то парадокс: космические аппараты «Уран» выводятся нормально, следует за ними «Экран» — авария, «Радуга» — летит. «Экран» падает за «бугор», две «Венеры» взлетают, «Экран» — «заваливается»… Причины аварий были установлены, все они не имели никакого отношения к «Экранам», но тем не менее в правительство, ЦК партии полетели жалобы и телеграммы с предложениями спутники телевещания запускать американскими ракетами. Решетнев очень сильно переживал, что по причинам, от него не зависящим, наступил перерыв в работе системы «Экран». Вместо обвинений в адрес создателей «Протонов» Михаил Федорович делал все, чтобы повысить надежность носителя. Вот таким, в высшей степени порядочным человеком был генеральный конструктор Решетнев, за это его уважали и ценили. ...Особое внимание генеральный уделял повышению ресурса создаваемых в КБ спутников, увеличив срок их службы с нескольких месяцев до двух-трех лет. В дальнейшем этот ресурс удалось повысить до пяти и даже десяти лет. Можно лишь удивляться, как решетневцам удавалось достичь таких впечатляющих результатов при том уровне электроники, радиотехники, материаловедения, какой был тогда в стране. При этом разработчики не имели возможности участвовать в широкой международной кооперации, как это практикуют все страны. Если Решетневу случалось выезжать на международные выставки ракетно-космической техники, командировку ему оформляли как завкафедрой Красноярского университета. Весь этот камуфляж вызывал улыбку за рубежом, так как там о Решетневе знали больше, чем у нас. В 1985 году журнал Британского космического общества писал: «М.Решетнев — главный конструктор навигационных, геодезических, небольших военных и геостационарных искусственных спутников Земли («Радуга», «Экран», «Горизонт»)». В том же 1985 году в издательстве «Советская энциклопедия» под редакцией В.Глушко вышел труд — «Космонавтика. Энциклопедия», но в ней нет ни одной строчки о Решетневе. В «Советском энциклопедическом словаре» (издание четвертое, исправленное и дополненное, 1989) напечатано следующее: «Решетнев Мих.Фед.(1924). Сов.ученый в области прикладной механики, академик АН СССР (1984), Герой Соц.Труда (1974), чл.КПСС с 1951. Тр.по проектированию машин и сложных автономных систем. Лен.пр.» (стр.1135). Нет никаких сведений о нашем земляке и в трудах украинских историков, и это несмотря на то, что космические аппараты генерального конструктора Михаила Решетнева позволили реализовать ряд приоритетных, никем ранее не осуществляемых проектов в мировой науке и технике. В редких изданиях о космонавтике, где упоминается конструктор спутников-шпионов М.Решетнев, местом его рождения указывается Одесская область, тогда как он родился в селе Бармашово вблизи областного центра, города корабелов Николаева. В советское время имена конструкторов, создателей оружия были под особым запретом, а те, кто работал в ракетно-космической сфере, были известны лишь узким кругам специалистов, их рассекречивала только смерть. Лишь в годы перестройки на свет божий стали появляться имена главных и генеральных конструкторов — творцов ракетно-ядерного оружия. В созвездии этих имен нашлось место и Михаилу Решетневу. Так сложилось, что основные труды академика были посвящены обеспечению национальной обороноспособности страны: он создавал спутники военного назначения, спутники спецсвязи, спутники-навигаторы, спутники-шпионы. В то же время были созданы космические аппараты научного, народно-хозяйственного назначения и навигационного обеспечения международных морских и воздушных линий: «Молния», «Горизонт», «Луч», «Экран», «Радуга», «ГЕО-ИК», «ГЛОНАСС» и многие-многие другие. Всего были разработаны и сданы в эксплуатацию 27 типов космических комплексов и систем, а общее число решетневских спутников, выведенных на орбиты, равняется почти тысяче! В отдельные годы на разных орбитах трудились свыше 120 спутников разработки НПО прикладной механики, которое сегодня носит имя академика Михаила Решетнева. Справка «ЗН» Медаль имени академика М.Решетнева Михаил Федорович РЕШЕТНЕВ (1924—1996) — талантливый ученый и конструктор, основатель научной и конструкторской школ в области ракетно-космической техники. Родился в с.Бармашово Николаевской области. Участник Великой Отечественной войны (1942—1945). Окончил Московский авиационный институт (1950). Инженер, старший инженер, ведущий конструктор, заместитель главного конструктора ОКБ-1 (1950—1959). Начальник филиала №2 ОКБ-1, главный конструктор предприятия п/я 80 (1959—1967), главный конструктор ОКБ-10 (1967—1977), генеральный конструктор и генеральный директор НПО прикладной механики (1977—1996). Доктор технических наук, профессор, академик АН СССР (1985). Герой Социалистического Труда (1974). Лауреат Ленинской премии (1980) и Государственной премии России (1995). Награжден золотой медалью им.С.Королева АН СССР. Под руководством М.Решетнева созданы связные, навигационные, геодезические, военные и геостационарные космические аппараты, обеспечивающие круглосуточную связь и телевещание, решающие ряд задач в интересах обороны страны. Имя академика Михаила Решетнева носит НПО прикладной механики, Сибирская аэрокосмическая академия, площадь в Красноярске-26 (ныне г.Железногорск). Федерацией космонавтики России учреждена медаль им. академика М.Решетнева (1996). Автор: Владимир ПЛАТОНОВ http://www.zn.ua/3000/3760/60135/

Admin: Интересная статья - Советские актеры-фронтовики Аулов Семен Борисович После окончания средней школы и Ташкентского аэроклуба в 1942 году направлен в Серпуховскую военную школу авиамехаников. С 1944 года служил авиамехаником в 8-м истребительном авиационном полку, с марта 1945 года - во французском авиационном полку "Нормандия-Неман", с августа 1945 года - в 15-й отдельной разведывательной авиаэскадрилье пикирующих бомбардировщиков. Демобилизован в 1946 году. Николай Григорьевич Гринько служил стрелком-радистом на бомбардировщиках дальнего действия и был комсоргом полка. Советские актеры-фронтовики (55 фото) http://monk.com.ua/article.php/sovetskie-akteri-frontoviki Георгий Штиль ...Я родился в Ленинграде, одном из красивейших городов мира, всю жизнь люблю его и никогда не изменю ему. Отец был инженером, мама - бухгалтером. Жили мы на Каменноостровском проспекте. В нашем доме жили кинорежиссер Григорий Козинцев, писатель Илья Эренбург, многие известные художники. Мама дружила с соседкой, актрисой еще немого кино Софьей Магарилл. В скверике напротив нашего дома прогуливался Киров, и отец, когда гулял со мной, частенько разговаривал с ним, а Киров пару раз делал мне "козу". Я-то этого, конечно, не помню, батька позже рассказывал. Началась война, я окончил первый класс, нас эвакуировали. Блокаду мы пережили в башкирской деревне с красивым названием Надеждино. Увидев на днях по каналу "Культура" передачу обо мне, из Башкирии позвонил мужчина, лесник. Оказывается, наши мамы вместе работали в правлении колхоза. Много интересного рассказал мне. Теперь мечтаю съездить в места, где прошло мое нелегкое детство. Сначала не удалась моя попытка стать моряком. Я боксом занимался, поступил в Ленинградскую мореходку. А училище вдруг перевели в Архангельск. Там я подрался с курсантом, сказавшим: "Блокада - ерунда, это все сочинили". И меня выгнали за драку. Просто раскачали и выбросили через забор с 25 рублями в кармане. "Зайцем" добирался домой. После этого год отучился в машиностроительном техникуме при заводе имени Сталина, больше не выдержал, понял, что это не мое. Пошел в физкультурный техникум. Со второго курса меня призвали в армию по спецнабору, поэтому я служил не три, а четыре с половиной года. Попал в Прибалтийский военный округ, в Калининград. Считаю, что мужчиной стал именно в армии. Выучился на радиста, начал работать на пеленгаторе, немножко полетал...Летал на ИЛ-28 стрелком-радистом, это были пикирующие бомбардировщики. Честно доложу вам, плохо усваивал азбуку Морзе. И я открытым текстом начал передавать сообщение. А это было категорически запрещено. 50-е годы. Командир кричит: «Кто это там?». Ему в ответ: «Какой-то Штиль». «Я из этого Штиля шторм сделаю!»... good-cinema.ru

Admin: Исаев Анатолий Константинович. Нападающий. Заслуженный мастер спорта. Заслуженный тренер России. Родился 14 июля 1932 г. в г. Москве. Выступал за команды «Салют» (команда завода «Красный пролетарий») (1949 - 1951), ВВС Москва (1952 - 1953), «Спартак» Москва (1953 - 1962), «Шинник» Ярославль (1963 - 1964). Чемпион СССР 1953, 1956, 1958, 1962 гг. Обладатель Кубка СССР 1958 г. За сборную СССР провел 16 матчей, забил 6 голов (в т. ч. 2 матча, 1 гол - за олимпийскую сборную СССР). Также за сборную СССР сыграл в 3 неофициальных матчах. Чемпион Олимпийских игр 1956 г. Тренер в футбольной школе московского «Спартака» (1965 – 1967, 1973, 1975 – 1976). Тренер в команде «Спартак» Москва (1967 – 1972, 1977) Тренер в команде «Арарат» Ереван (1974). Главный тренер команды «Текстильщик» Иваново (1980 – 1984, 1987 – 1988). Главный тренер команды «Ротор» Волгоград (1985 – 1987, 1992 – 1994). Начальник команды «Геолог» Тюмень (1989 – 1991). Тренер в клубе «Динамо-Газовик» Тюмень (1996 - 1997). Главный тренер команды «Торпедо» Владимир (1973 - 1975). Тренировал юношескую сборную СССР (1976 - 1989), олимпийскую сборную Ирака (1990), олимпийскую сборную СССР (1990 - 1991), молодежную сборную России (1992 - 1993). Награжден орденом Дружбы народов. Награжден орденом За заслуги перед Отечеством IV cтепени (2008). ...Затем пришла пора службы в армии, и Исаев оказался в школе младших авиационных специалистов, где из него стали готовить штурмана-радиста. Но недавнего игрока "Салюта" разыскали селекционеры из команды ВВС, пригласившие его в свой состав. Приказ о переводе рядового Анатолия Исаева в спортклуб военных летчиков появился спустя много времени, поэтому футболист Исаев оказался в команде ВВС весной 1952 года, когда ее возглавил Всеволод Бобров, играющий тренер (примерно в одно время с Исаевым к Боброву в ВВС попали Валентин Бубукин, Анатолий Порхунов, тоже в будущем игроки сборной СССР). Исаев многому научился в футболе у легендарного Боброва, любовь и уважение к которому он сохраняет всю жизнь. И не скрывает, что был счастлив в 1953 году играть с Бобровым в пятерке нападающих "Спартака". Анатолию Константиновичу довелось мало выступать за летчиков (всего четыре раза в чемпионате 1952 года, проводившемся с участием 14 команд в один круг, и забить один мяч) - весной 1953 года команда ВВС прекратила свое существование, а ее футболисты оказались в объединенной команде Вооруженных Сил (под флагом МВО), которая в чемпионате СССР 1953 года провела всего шесть матчей (Исаев участвовал в одном), после чего и она была распущена... http://www.rusteam.permian.ru/players/isaev.html

Admin: Александр Политковский, тележурналист - Перед призывом в армию я работал фотолаборантом. В военкомате заверили, что служить я буду близко от дома, под Звенигородом, в топографической части. Это было пределом мечтаний, и я в глубине души не верил в такое счастье. На радостях на работе взял выходное пособие и решил перед казармой отдохнуть пару недель в Риге. Тогда страшным дефицитом был знаменитый рижский бальзам, и я захотел во что бы то ни стало привезти в Москву бутылочку этого чудесного зелья. Но бальзама не было даже в рижских магазинах. Наконец на площади Домского собора, в маленьком кафе «13 стульев» (несчастливое число!) я увидел предмет своих поисков - бальзам продавался в разлив. И стал уговаривать барменшу продать мне бутылку на вынос, что было тогда категорически запрещено. В качестве аргумента я представился жителем Владивостока (назваться москвичом было бы безумием). Мол, мечтаю угостить своих близких в далеком Приморье. Барменша смилостивилась. А когда я вернулся в Москву, то с ужасом узнал, что меня отправляют служить под Владивосток, в школу младших авиационных специалистов. Вот так сам себе невольно и напророчил... http://www.privatelife.ru/2003/cg03/n4/1.html

Admin: «Мы занимаемся обновлением экономического университетского образования» Продолжаем знакомить вас с факультетами Московского государственного университета им. Ломоносова и их деканами. На этот раз вашему вниманию предлагается интервью с деканом экономического факультета – профессором, доктором экономических наук Василием Петровичем Колесовым. Декан экономического факультета МГУ В.П. Колесов ... – Василий Петрович, ведь вы тоже являетесь выпускником экономического факультета. Каким был ваш путь в университет? – После окончания семилетки по совету отца я поступил в Финансово-экономический техникум. После техникума пошел работать и одновременно учился в институте на заочном отделении. Через два с половиной года меня призвали в армию. И когда я ехал с Дальнего Востока из школы младших авиационных специалистов в Белоруссию через Москву, увидел университет. Вот, думаю, куда мне нужно. Возвращаться после армии в Красноярск на работу ревизором я уже не хотел, так как давно понял, что мне нужно глубокое экономическое образование. Таким образом, я пришел на экономический факультет, уже получив профессию, поработав, отслужив, то есть уже с осознанным выбором. Затем я закончил аспирантуру, стал младшим научным сотрудником, потом старшим преподавателем. В 1970 году стал заместителем декана по работе с иностранцами. И вот уже больше 35 лет работаю в администрации факультета, прервавшись на семь лет только ради работы в ЮНЕСКО в секретариате по сектору образования. После возвращения из ЮНЕСКО меня выбрали на должность декана. – По вашему мнению, изменились ли студенты за это время? – Да, нет, я думаю, не очень. Как и в мои времена, есть студенты и посерьезней, есть полегкомысленней. Конечно, сейчас они приходят более подготовленными, чем в 1960-е годы, когда я поступал. Тогда было повальное увлечение естественными науками. Но конкурс на экономический факультет был всегда большим. – Василий Петрович, что бы вы пожелали нашим читателям? – Профессиональная жизнь определяет параметры жизни вообще. Поэтому нужно стараться, экономистам в частности, делать все, чтобы профессиональный уровень был высоким. Профессиональная карьера является стержнем жизни человека, и чем выше она поставлена, тем лучше и интереснее жизнь в целом. Юлия Кузнецова Полный текст интервью: http://massmedia.msu.ru/newspaper/newspaper/4115/all/inter.htm

Admin: Плотников Владимир Иванович Вице-президент федерации дзюдо России Президент ФД Приволжского федерального округа Заслуженный тренер России Обладатель 6-го дана Плотников Владимир Иванович, родился в г. Перми 21 декабря 1963 года. Отец родом из Татарии Чистопольский район деревня Красный Яр, мама – Чусовской район Пермской области.Учился в микрорайоне Парковый в школе № 88, потом в школе № 15, затем в № 61 Свердловского района. Закончил Пермский Педагогический Университет Служил в ПВО, истребительная авиация 1982 – 1984 год. В начале - "учебка" в Казани в школе младших авиационных специалистов, затем в Оренбургской области в/часть № 64211. В 14 лет начал заниматься вольной борьбой в «Локомотиве», через полгода продолжил занятия спортом в Университете в секции самбо у тренера Багдерина Петра Григорьевича. Владимир Иванович /из беседы о начале занятия спортом/: «В детстве у меня был кумир олимпийский чемпион Владимир Невзоров, Первый раз прийдя на тренировку, я увидел фото ТАСС с Невзоровым, где он делает подхват с надписью прием проводит одна из надежд Олимпийской сборной. Вот с этого времени я начал тренироваться и подхват стал моим любимым приемом.» С 2000 года по сегодняшний день возглавляет федерацию дзюдо Пермского края Станислав Воробьев /СИА ДЗЮДО-ПРОФИ/ http://www.judo-profi.perm.ru/html/JUDO%20PERM/Organizaci/Plotnikov%20V%20I.htm

ШМАС: Механик, летчик и писатель 9 мая 2010 года все жители нашей страны будут отмечать грандиозный юбилей — 65-ю годовщину Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941–45 годов. В связи с этим «БАШвестЪ» открывает серию публикаций о ветеранах войны и труда, которые сделали все возможное, чтобы мы с вами жили под мирным небом. На страницах нашей газеты вы встретитесь с участниками тех событий. Герои-фронтовики и труженики тыла расскажут вам о том, как ковалась Великая Победа. Азат Шаихзянович Магазов посвятил службе в армии значительную часть жизни. Пройдя войну, он ушел в отставку лишь в 1972 году в звании полковника. Азат Шаихзянович награжден орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды и боевыми медалями. — В армию меня призвали в 1943 году, — вспоминает фронтовик. — Мне еще не было 17 лет. Я только окончил среднюю школу в деревне Зильдярово Миякинского района. Вместе со мной десятый класс окончили всего семь человек, хотя в восьмой класс поступило 32 ученика. Остальных призвали в армию раньше. Учителей не хватало, так что программу мы осваивали почти заочно. Но экзамены сдали. И вот 7 ноября 1943 года, в праздничный день, мы отправились в Миякинский районный военный комиссариат. В тот же день нас отвезли на станцию Аксеново и отправили в Уфу. Переночевали мы в сборном пункте, после чего отправились в Орск. В Орске Азат Магазов и другие ребята из Башкортостана учились в Школу младших авиационных специалистов. В этой школе готовили мастеров по вооружению, электриков и радистов. Азат попал в группу радистов. — В 1944 году юношей 1926 года рождения не спешили отправлять на фронт, — рассказывает Азат Шаихзянович. — Отношение к нам было бережное. Поэтому мы проучились целых шесть месяцев. Я изучил электро- и радиотехнику, научился ремонтировать радиоаппаратуру. Нам дали прекрасную теоретическую подготовку. По окончании школы мне присвоили звание старшего сержанта и отправили в Харьков. В городе после крымских боев на пополнении находился 947 штурмовой авиационный полк. За активное участие в освобождении Крыма этому полку было присвоено почетное звание Севастопольский. Уже после войны Азат Магазов выяснил историю создания родного полка. — Полк был сформирован летом 1942 года между Куйбышевом и Уфой, — рассказывает Азат Шаихзянович. — В селе Кинель-Черкассы образовался запасной авиацентр, в котором сходились дороги тех, кто так или иначе связал свою военную судьбу с самолетом-штурмовиком ИЛ-2. Именно там и сформировался 947 полк. В составе полка были в основном молодые ребята, выпускники летных училищ. Самым старшим был Анатолий Помыканов. Ему на тот момент было 22 года. Остальным ребятам было по 18–19 лет. Служил в этом полку и наш земляк Гумер Минибаев, получивший звание Героя Советского союза. На фронт Азат Магазов попал в августе 1944 года. До конца войны он был механиком по радиооборудованию самолетов, следил за работой боевой техники. 947 полк воевал на Втором Прибалтийском фронте, участвовал в освобождении Прибалтики. Многие родственники Азата Шаихзяновича тоже приняли активное участие в военных действиях. — Мой отец участвовал в Первой мировой войне, — рассказывает Азат Магазов. — Во время Великой Отечественной войны в составе трудовой армии он участвовал в строительстве военных объектов в Стерлитамаке и работал сельским учителем. Мой дядя по линии матери Закир Рафиков погиб под Сталинградом. Дядя Фатых вернулся с Победой, но умер во время операции. А дядя Масхут воевал в Средней Азии, а после войны преподавал в Казанском государственном университете. Мы с ним до сих пор переписываемся. Брат моего отца Габдулла Магазов погиб на фронте. Нам до сих пор ничего не известно о судьбе его жены и детей… После войны Азат Магазов не ушел со службы. До конца августа 1948 года в составе того же полка он служил в Прикарпатском военном округе. А в сентябре поступил на учебу в Харьковское военное авиационное училище штурманов. — После окончания училища я стал штурманом, летал сам и учил летать других, — рассказывает ветеран. — Я был штурманом-инструктором, штурманом звена и старшим инструктором. А в 1965 году меня перевели на службу в Германию. С большим трепетом Азат Шаихзянович вспоминает о том, как встретился со своей супругой: — В 1950 году я познакомился со своей будущей женой Лялей. Мой товарищ и земляк уговорил меня поехать во время отпуска в родной край и найти невесту. Ляля Шакировна тогда работала учительницей в Миякинской средней школе. Мы с ней переписывались, а в 1951 году поженились… В Германии Азат Магазов служил до 1972 года, спустя некоторое время, вернулся в родной Башкортостан. — У меня была давняя мечта, — поделился ветеран. — Еще в юношеские годы я мечтал заняться творчеством. До увольнения из армии я написал свою первую повесть — «Путь сокола». Рукопись я привез в родную республику во время отпуска. Помню, как пришел с ней в Союз писателей. Состоялось обсуждение повести с участием Мустая Карима, и ее опубликовали в журнале «Агидель». Когда Азат Магазов написал свою вторую повесть «И в небе много дорог», ее опубликовали в московском издательстве «Современник». В 1973 году Азата Шаихзяновича приняли в Союз писателей Башкирской АССР, а на следующий год в Союз писателей СССР. — Меня не покидала мысль написать книгу о моих старших боевых товарищах, — рассказывает писатель. — Когда я уже жил в Уфе, меня и моего фронтового друга полковника Камиля Хисамиева навестил наш однополчанин Герой Советского Союза Гумер Минибаев. После беседы с ним я решил осуществить свою мечту и написать книгу. У Гумера Хажинуровича уже был собран кое-какой материал. Вместе с ним мы несколько раз ездили в родной полк и встречались с ветеранами-однополчанами. У меня набрался материал, и я начал писать роман «Исповедь». Азат Шаихзянович вспоминает, что его фронтовые товарищи просили его написать роман на русском языке. В конце 80-х годов даже велись переговоры с московским и донецким издательствами. Однако Советский Союз распался, Украина вышла из его состава. Не стало и тех издательств. В итоге роман был опубликован лишь в 1994 году на башкирском языке. И только в прошлом году, когда в России начали переиздавать произведения писателей-участников Великой Отечественной войны, «Исповедь» вышла на русском языке. — В романе описывается процесс становления боевого коллектива, — отмечает Азат Магазов. — Рассказывается о том, как полк отправился на фронт, как происходило боевое крещение пилотов и воздушных стрелков, какие трудности им пришлось преодолевать, и как они шли к победе. В героях романа «Исповедь» можно узнать фронтовых однополчан Азата Шаихзяновича, летчиков 947 штурмового авиационного севастопольского полка. Например, прототипом одного из главных героев Хажинура Гумерова стал Гумер Минибаев. — Конечно же, художественные образы героев книги не являются точной копией их прототипов, — утверждает писатель. — Порой мне приходилось что-то выдумывать и домысливать. А некоторые образы и вовсе являются собирательными, Они вобрали в себя черты характера и привычки сразу нескольких реальных людей. Такими «коллективными персонажами» оказались, например, майор Андрей Михалкин, капитан Нетребин, инженер Удод, Людмила Кирюхина. Так получилось, что логическим продолжением романа «Исповедь» является повесть «О них думы мои», которую Азат Магазов написал ранее. В повести он описал события, свидетелем которых являлся сам, то есть боевые действия, в которых участвовал 947 полк во время освобождения Прибалтики. Не так давно у Азата Шаихзяновича вышла трилогия, состоящая из романов «Крутятся мельничные жернова», «Текут воды» и «Мил свет и не мил». — Мне хотелось провести творческое исследование и понять, почему ХХ век был таким тяжелым, — поделился писатель. — Людям пришлось пережить Первую и Вторую мировые войны, революцию, гражданскую войну… Я написал три романа, в которых рассказал о судьбах своих земляков, о том, как они пережили все эти печальные события. В год празднования 65-летия Победы в Великой Отечественной войне, романы Азата Магазова «Крутятся мельничные жернова», «Текут воды» и «Мил свет и не мил» будут переизданы, причем на этот раз все три произведения выйдут в одном томе под общим названием. Елена Колоколова БашВесть http://ufa.unise.ru/clause/1093

Admin: ГУЩИН Дмитрий Александрович Кандидат философских наук, доцент кафедры онтологии и теории познания ФИЛОСОФСКОГО ФАКУЛЬТЕТА СПбГУ, заслуженный работник высшей школы РФ. Родился 6 ноября 1926 года, в Ленинграде, в семье профессора искусствоведения. В 1934 г. пошёл в школу, в 1941 вступил в Комсомол. С 1943 по 1953 год служил мотористом, старшим авиационным механиком в различных частях ВВС Советской Армии. В Великой Отечественной войне участвовал в составе 169-й Авиабазы Особого назначения (1944-1945). Награжден орденом Отечественной войны, семью медалями (в том числе медалью «За освоение целинных земель»), рядом почетных Знаков и грамот. После демобилизации учился на философском факультете МГУ (1953-1958). Одновременно продолжал работать начальником радиоузла, ответственным редактором редакции радиоинформации МГУ. С октября 1959 работал на заводе им. Козицкого в Ленинграде. В 1959-1960 гг. преподавал философию в институте физкультуры им. Лесгафта. С ноября 1961 – аспирант, с декабря 1963 – ассистент, с 1970 - доцент философского факультета ЛГУ. В 1970 г. защитил кандидатскую диссертацию по теме «Информация. Философские аспекты». Сферой научных интересов Дмитрия Александровича является информация, развитие, управление социальными процессами. Он соавтор 8 коллективных монографий, автор более 80 статей. Д.А. Гущин провел большую работу по редактированию и изданию утвержденной Министерством общероссийской программы по философии для аспирантов и соискателей, получившей премию на конкурсе учебных программ Института Открытое Общество (Фонд Сороса). С 1990 г. Д.А. Гущин - заместитель председателя Головного Совета "Философия" Министерства образования РФ, в котором ведет большую работу по координации деятельности 13 республиканских секций Совета, осуществляет функции экспертизы. Дмитрий Александрович был членом бюро Оргкомитета 1-го Российского Философского конгресса, сопредседателем программно-редакционной комиссии Конгресса, руководителем одного из его круглых столов. http://philosophy.pu.ru/?id=4128

Serega: Еще одним авиационным механиком стало меньше... Виктор Степаныч Черномырдин. "Хотели как лучше, а получилось, как всегда". "Вот мы там все это буровим Марксом придуманное, этим фантазером". А КТО ЗНАЕТ, ВЫПУСКНИКОМ КАКОГО ШМАСа ОН БЫЛ?

Admin: Serega пишет: Еще одним авиационным механиком стало меньше... Виктор Степаныч Черномырдин. "Хотели как лучше, а получилось, как всегда". "Вот мы там все это буровим Марксом придуманное, этим фантазером". А КТО ЗНАЕТ, ВЫПУСКНИКОМ КАКОГО ШМАСа ОН БЫЛ? Admin пишет: Также в Спасске-Дальнем служил Черномырдин... Источник: статья "В дембельский альбом Черномырдина" http://old.vladnews.ru/magazin.php?id=7&idnews=74271&current_magazin=454 Хороший мужик... был...Прошел путь от простого рабочего до руководителя правительства. Царство ему небесное!

Политко Сергей: Володя, ты о чем, о каком царствии небесном? Эта мразь стояла у истоков разворовывания Россмии. Поинтерессуйся состоянием семьи Черномырдиных, его личного помощника г-на Петелина, который уже тогда определил свой личный откат в 10% от цены вопроса докладываемого ЧВСу. Прочитай книгу В.Стрелецкого - "Шизофрения". Хотя он и сам п$дор гнойный, я его знавал лично с 1985 года, сидели с ним за одной партой в школе молодого коммуниста. Из МУРа он был игнан с позором весной 1994 года. На коллегии ГУВД было объявлено, что из органов ОВД уволен за дискредитацию звания офицера, и поверь было за что, а материалы проверки переданы в прокуратуру для привлечения к уголовной ответственности. Было установлено, что на его личном счету в Сбербанке были миллиарды рублей. Через месяца три он демонстративно приехал проведать МУР в чекистской (армейского образца) форме с погонами полковника (а из МВД вышибали подполковником) на представительской иномарке. Как выяснилось, он был принят (не понятно как такое стало возможным) на службу в Службу безопасности Президента заместителем Коржакова - начальником отдела по борьбе с коррупцией в Правительстве России. В последствии по совместительству он еще и возглавлял скандально известный Фонд спорта России. Но при всей личной пидерастии, думаю ЧВСа, Петелина и других описал достаточно объективно. Короче - осиновый кол ему и вечное проклятие сучаре, а ты царствие небесное. Задумайся кому соболезнуешь. Он и вся его п$здобратия обокрали нас с тобой лично. Нет им прощения и пощады.

Admin: Политко Сергей пишет: Задумайся кому саболезнуешь. Он и вся его пиздобратия обокрали нас с тобой лично. Нет им прощения и пощады. Сергей! Я же чисто по русски - о покойниках либо хорошо, либо - ничего! Может он хоть в ШМАСе был приличным бойцом!?

Политко Сергей: Извиняюсь, малька напутал - сей литературный труд именуется - " Мракобесие", а не "Шизофрения". Сейчас заглянул в интернет и оказзывается В.А Стрелецкий уже хозяин своего издательства. Книжонки пописывает и публикует. Ну еще бы, милиарды надо было куда то вкладывать.

82-й: ...это был человек-праздник...Н.И. Ельцина Человек большой души, добродушный, сердечный, веселый, с потрясающим чувством юмора. В. Матвиенко В лице Виктора Степанович я видел человека, глубоко переживавшего трагедию России Кирилл, патриарх Московский и Всея Руси … Если бы в мире существовала премия лучшему весёлому вору, возглавляющему Правительство, то у Виктора Степановича Черномырдина было бы мало конкурентов. К сожалению, в потоке славословий к новопреставленному забыто главное: ни один из глав правительств всего мира за последние полвека не переложил такое громадное количество государственных денег в конкретные частные карманы, как покойник. И, конечно, в этом смысле он заслужил своё место на Новодевичьем, вместе со своими подельниками Б. Ельциным и Е.Т. Гайдаром. У нас ведь в последнее время так: если вор в законе в воровском - на Ваганьковское. Если в законе государственном - на Новодевичье. Это у нас такое «разделение властей» - гораздо у нас более важное, чем деление на власть законодательную, исполнительную и судебную. Господин Черномырдин последние два десятилетия состоял на госслужбе, и официально не имел никакого бизнеса. Но в то же время, по рейтингам деловых журналов, личное состояние Черномырдина оценивается примерно в 10 000 раз больше, чем вся полученная им на госслужбе зарплата за все годы. Проблема нынешних славословий в адрес «крепкого хозяйственника» в том, что раздаются они со стороны его подельников по хищениям, напомним что организаторов крупнейших хищений в истории, как, например, героев дефолта 1998 года ни тогда, ни позже ни к какой ответственности не привлекли. Значительная часть ныне славословящих Черномырдина должны были бы, как американский финансовый мошенник Мэрдофф, или наш элегантный кровавый ворюга Ходорковский, в настоящее время отбывать весьма длительное тюремное заключение, а не славословить на «Эхе Москвы» своего шутковатого подельника. Черномырдин не замечен в каких либо хозяйственных успехах, зато замечательно проявил себя как подлинный гений хищений госсобственности. Он - один из главных авторов и лоббистов схемы залоговых аукционов. Так, в начале 1995 года предложения банкира Потанина по жульнической схеме приватизации крупнейших предприятий страны, главных «дойных коров», производящих тогда основную массу валютной выручки в стране, обсуждались на заседании правительства Черномырдина, и были им поддержаны. Ельцин позже лишь проштамповал то, что было уже подготовлено Виктором Степановичем. Главные источники валютой выручки страны - дающие ежегодно десятки миллиардов долларов – были, в обход установленной процедуры приватизированы тогда за сумму в несколько сотен миллионов, сумму, сопоставимую с их месячным оборотом. До сих пор не проведено надлежащего расследования хищения первого транша в 4,8 млрд. долларов – знаменитого транша кредита МВФ, поступившего перед дефолтом и «исчезнувшего в никуда», и роль в этом хищении самого Виктора Степановича. Похоже, никто и не собирается вспоминать эти пять миллиардов - какие пустяки, подумаешь. Их уже и не помнит никто, зато все помнят весёлые шутки премьера. Чтобы бы и не пошутить, при таких-то барышах. Да и как не забыть о каких-то несчастных пяти миллиардах, когда ныне возглавляющий Министерство финансов Кудрин и нынешний Глава Банка России Игнатьев - это те самые два заместителя Министра финансов в Правительстве Черномырдина, которые распоряжались именно этими деньгами в 1998-м. Ведущая роль Черномырдина в заключении соглашения с США по ядерным материалам, так называемая сделка ВОУ-НОУ (продажа запасов российских 500 000 кг оружейного урана в США) до сих пор вызывает много вопросов. Возглавляя комиссию Гор-Черномырдин наш премьер фактически курировал и подготовил эту «сделку века» (2) и несёт за нее полную ответственность. А отвечать есть за что: ядерный материал был продан на топливо для АЭС за сумму 12 миллиардов долларов. Теплотворная способность этого топлива такова, что чтобы заменить его органикой, следует сжечь нефтепродуктов на сумму около одного триллиона долларов. Примерно эту сумму сэкономил дорогой Виктор Степанович для Соединённых Штатов Америки. Почему? На этот вопрос тоже есть ответ. Эффективность Виктора Степановича на внешнеполитическом поприще - и резоны принимаемых им решений - хорошо иллюстрируют воспоминания генерала Леонида Ивашова, имевшего счастье поработать рядом с ним во время переговоров по Югославии: ... «ночью Тэлбот организовал Черномырдину телефонный разговор с Альбертом Гором, и утром Виктор Степанович повел себя совершенно по-другому .... Черномырдин принял вариант американской стороны ... Естественно, я заявил протест .. Потом ходили слухи, будто мы с Черномырдиным даже подрались…. Потом я получил достоверные сведения, о чем разговаривали ночью Гор и Черномырдин. Дело в том, что еще раньше они встречались на вилле Гора в Америке и будто бы договорились, что Альберт Гор будет выдвигаться кандидатом в президенты США, а Виктор Степанович — в президенты России. При этом Соединенные Штаты в лице действующего президента Билла Клинтона и его соратника по партии Альберта Гора обещали Черномырдину поддержку» (3) Вот так вел себя господин Черномырдин в качестве дипломата - продавая интересы России направо и налево. Вор - он и в политике остается вором. Эта история – также хороший повод задуматься, как ведут себя наши политики, какие решения они принимают, возвращаясь из Америки. Возможно, им тоже что-то там пообещали? Часто говорят, что Черномырдин был «крепкий хозяйственник». Это утверждение нетрудно проверить на цифрах. В экономике есть весьма хороший индикатор уровня промышленного развития страны - это производство и потребление электроэнергии. В отличие от нефти/газа/металла, которые экспортируются, а доходы от этого экспорта затем вывозятся и приватизируются, он показывает реальный уровень собственного потребления в стране, уровень развития производства, а не растущий уровень вывоза капитала из страны в пользу миллиардеров сырьевого сектора, что нам в последние десять лет обычно преподают как меру «наших общих успехов». В год прихода «крепкого хозяйственника» Черномырдина в 1992 году к управлению хозяйством наши электростанции произвели 1 008 млрд. кВт/часов - что до сих пор является максимальным значением за всю историю суверенной РФ. Этот показатель не превышен до сих пор. Так в 2009 году произвели всего 992 млрд кВт. ч, а в 2010 (прогноз) 993 млрд кВт.ч, то есть меньше, чем произвели два десятилетия назад. За весь 1998 год, год отставки Черномырдина, в стране произвели всего 771 млрд. кВт/часов - это второй рекорд, это минимальное значение за всю историю суверенной РФ. Причём промышленное производство падало существенно быстрей падения производства электроэнергии. Не было ни одного года за все шесть лет правления Черномырдина, когда бы производство электроэнергии в стране – и производство вообще - в очередной раз существенно не снизилось. Какие ещё нужны комментарии к итогам работы «премьера-реформатора» и «крепкого хозяйственника» Виктора Степановича? ... вскоре после назначения Виктора Степановича Премьером, пенсионерам наконец то повысили пенсию. Кажется, аж до 400 рублей. Получив подарок от новой партии и нового правительства, моя пожилая родственница - Ветеран Труда, лауреат Государственных наград, неоднократно награжденная медалями за десятилетия безупречного и нелёгкого труда геологом - зашла на рынок, в расчёте купить себе хоть что-нибудь, кроме хлеба и картошки. С барского плеча, пенсию ей увеличили в несколько раз, и она рассчитывала купить себе хоть что-то из фруктов, а до этого жила сделанными ещё в советское время припасами крупы и сахара. У входа на рынок торговали лимонами. - Сколько стоит? - поинтересовалась она. - Пятьдесят - ответил южанин. - Дайте два! - обрадовалась пожилая женщина протягивая рубль Южанин смерил её странным взглядом. - Давно на рынке не была? - спросил он - Давно .. - Пятьдесят рублей, бабушка. На свою новую повышенную пенсию она могла купить восемь лимонов в месяц. Спасибо вам Виктор Степанович, за её достойную старость. Век не забудем. http://www.gidepark.ru/user/2878057251/article/125406 Полиция Швейцарии: — Мы располагаем сведениями, что экс-премьер Виктор Черномырдин тесно связан с братьями Столповских, один из которых возглавляет «Меркату». Черномырдин имеет банковские счета в Швейцарии в кантоне Тичино. Компания «Мерката Трейдинг» действительно перечисляла ему на счета суммы, превышающие десятки миллионов долларов. Причем перечисления были сделаны в тот период, когда Черномырдин занимал пост премьер-министра России. Но так как эти деньги не были украдены в Швейцарии, мы не можем предьявить Черномырдину обвинения во взяточничестве. А чтобы обвинить его в отмывании грязных денег в Швейцарии, нам нужна кое-какая помощь российской прокуратуры. Полиция Швейцарии: — Я назову имена тех, чье участие в скандале с BONY все равно скоро станет достоянием гласности. Во-первых, это Анатолий Чубайс и все его окружение периода активной российской приватизации. Во-вторых, это Сергей Кириенко во время его премьерства. Как мы выяснили, Кириенко — это очень ловкий человек, который имел отношение к BONY в связи с кредитами МВФ. Прослеживается еще одна весьма странная линия: ФБР — МОССАД — большие деньги — Кириенко. Но это отдельная тема. Вернемся к нашей истории. Кстати, тот же Чубайс проходит по делу BONY в рамках отмывания денег Международного валютного фонда. Сильно увяз в деле «Бэнк оф Нью-Йорк» и Центральный банк России, точнее, его высокопоставленные чиновники последних лет. Но по Центробанку нам нужно еще многое выяснить. Кроме этого, в деле BONY ярко выделяются такие фигуры, как Березовский и Абрамович. В тексте обвинительного заключения упоминаются фамилии Татьяны Дьяченко и Виктора Черномырдина, так как Виктор Столповских представлял их интересы в Швейцарии, перечисляя деньги на их счета и оформляя на себя их недвижимость. В частности, вилла в Лугано, принадлежащая, по мнению швейцарских следователей, Дьяченко, оформлена как собственность Виктора Столповских, а с его личных банковских счетов «серьезные» суммы поступали на личные банковские счета Виктора Черномырдина в Лугано и Женеве. И Столповских, и Пакколи грозит до пяти лет тюремного заключения с конфискацией имущества. http://www.compromat.ru/page_9833.htm Title: “УРАНОВАЯ СДЕЛКА” ( Открытое письмо первому заместителю председателя правительства РФ Ю.Д.МАСЛЮКОВУ ) No: 44(257) Date: 03-11-98 УВАЖАЕМЫЙ Юрий Дмитриевич! Я оказался вынужденным в самом срочном порядке и как можно шире распространить имеющуюся у меня информацию о происходящем преступном уничтожении и разграблении государственных запасов оружейного урана и плутония. Особенно это касается так называемой урановой сделки, заключенной бывшим правительством В.Черномырдина. К настоящему времени такая информация имеется во многих редакциях, а некоторые газеты уже начали ее частичную публикацию. Как неоднократно сообщалось на состоявшихся 03.06.97 г. в Госдуме РФ закрытых парламентских слушаниях по вопросам использования государственных запасов оружейного урана и плутония, организаторы урановой сделки не смогли официально опровергнуть — напоминаю самое главное — что потенциальная стоимость 500 тонн оружейного урана, передаваемого США, превышает 8 триллионов долларов! Также напоминаю, что это передается США не за указанные триллионы, а всего лишь за неполные 12 миллиардов, т.е. — почти за тысячную долю. При этом наносимый России ущерб превышает миллиард долларов в день! Такого масштаба разграбления государственных стратегических ценностей мировая история еще не знала! Другими словами, указанные слушания явились, по существу, высшим уровнем подтверждения, что именно через урановую сделку из России “откачивают” буквально сверхгигантские ценности. И, судя по их масштабу, именно это, несомненно, составляет основное “питание” тех главных “кукловодов”, о которых вы давно говорите... Казалось бы, теперь вам дается все необходимое и достаточное для того, чтобы перейти от слов к делу и срочно перекрыть выявленное “питание” подлинных закулисных разрушителей России. И всего-то требуется — организовать теперь открытые парламентские слушания с самой широкой гласностью именно для того, чтобы осуществить денонсацию этой особо преступной сделки. Из научного анализа некоторых новейших технологий с определенностью следует, что в мировой финансовой системе назревает исторически важное событие. Предвидится, что наряду с традиционными залоговыми формами (золото, алмазы и т.п.) в самое ближайшее время принципиально новыми залоговыми материалами и, соответственно, особо значительными валютными ресурсами станут государственные запасы оружейного урана и плутония. При этом важно отметить, что при разумном подходе к ожидаемому нововведению с его помощью можно уже и сегодня решить многие финансовые проблемы государства. Вместе с тем, в России сформировалась преступная группа, которая по так называемой урановой сделке организовала уничтожение и разграбление указанных сверхценных материалов. Ее действия прикрываются рядом высокопоставленных лиц из окружения президента Ельцина. Именно по этой причине остановить указанное тягчайшее государственное преступление можно только соответствующим вмешательством обеих палат Федерального Собрания России. Недавней жертвой этого преступления стал известный депутат Госдумы генерал Л.Рохлин. При этом организовано подавление вообще всех, кто еще осмеливается выступать против совершаемого преступления. Так, в день убийства генерала Л.Рохлина мне по телефону анонимно была передана угроза физической расправы, если я (как следовало из слов угрозы) буду продолжать то дело, которое меня с ним объединяло. Опуская здесь все, связанное с личными переживаниями (поскольку само дело слишком далеко выходит за рамки личного), заявляю о главном. Следствию необходимо сконцентрировать внимание на том, что Л.Рохлин готовил к завершению подборку особо преступных фактов именно по урановой сделке. Он намеревался представить это в специальном разделе своего обобщающего доклада. Мои многочисленные деловые контакты с ним установились сразу же после проведенных в Госдуме РФ слушаний. Именно по их итогам ему стало известно, что организаторы урановой сделки не смогли официально опровергнуть уже упомянутый мною тот самый главный факт, что потенциальная стоимость 500 тонн оружейного урана, передаваемых США, составляет более 8 триллионов долларов. При этом юридически оружейный уран является собственностью прежде всего Вооруженных Сил и ВПК России, но именно их от этой поистине сверхценности “отодвинули” те, кем была организована ее явно преступная “продажа” не за указанные триллионы — а в тысячу раз дешевле. В целом Л.Рохлину по его запросам были переданы многие ключевые материалы по урановой сделке, в том числе особо конфиденциальные и связанные, в частности, с оперативным выходом на некоторых лиц из окружения Ельцина, фактически работающих на зарубежную разведку. Проведенными в Госдуме закрытыми (по настоянию Минатома) слушаниями (с участием некоторых лиц, ответственных за урановую сделку) фактически подтверждено, что речь идет о гигантских государственных ценностях. Урановой сделкой России наносится сверхгигантский ушерб не только геополитический, но и чисто экономический, составляющий (в пересчете на день) более миллиарда долларов США, подчеркиваю, ежедневно! Исходя из таких итогов указанных слушаний, теперь уже не обязательно профессиональный физик, а любой думающий человек вправе поставить следующие ключевые вопросы. Первый. Кто из команды президента принял решение “продать” за неполные 12 миллиардов долларов США то, что стоит более 8 триллионов долларов? Второй. Исходило ли столь дикое безумие лично от Ельцина, или же он опять был умышленно “подставлен”? Третий. Почему в Госдуме РФ и в Совете Федерации до сих пор не ставится вопрос о столь очевидной необходимости самой срочной денонсации урановой сделки? Именно такими вопросами и собрался заняться генерал Л.Рохлин. Он лично намеревался выявить и предать широкой гласности персональный состав высокопоставленных организаторов указанного государственного преступления, видя в нем несопоставимо более крупное из всего, ранее ему известного. Для этого прежде всего требовалось по данному делу организовать в Госдуме теперь уже открытые парламентские слушания. Понятно, что не допустить этого ставилось главнейшей задачей тех, кто уже “засветился” на состоявшихся закрытых слушаниях. Практически немедленно после закрытых слушаний научное руководство известнейшего в России Томского политехнического университета официально обратилось к председателю Госдумы по существу, с призывом организовать именно открытые парламентские слушания. Кто конкретно и на каком основании принял решение никак не отвечать (уже более года!) на указанное обращение столь авторитетного научного центра? Сопроводительным письмом (от 15.06.97) за подписью Г.Селезнева рекомендации закрытых слушаний были направлены председателю Совета Федерации Е.Строеву. В дополнение к этому в его канцелярию было передано специальное письмо (с просьбой доложить лично Е.Строеву), раскрывающее подлинную суть урановой сделки. Однако, как стало известно, про это ключевое письмо Егору Семеновичу так и не доложили. Кто принял решение скрыть это письмо, а главное — по чьей “высокой” просьбе? Как достоверно известно, 6 мая с.г. Г.Селезневу было представлено специальное обращение на его имя, в котором не только обосновывалась чрезвычайная важность организации открытых слушаний, но и сообщалось, что высшее руководство США в некотором смысле уже перехватывает исходную инициативу Госдумы РФ. Кто положил “под сукно” принятое тогда самим Г.Селезневым положительное решение по этому обращению? По одному из важных аспектов мирного использования оружейного урана и плутония в рамках концептуальной программы “Биосфера ХХI века” к председателю Госдумы дважды обратился (в мае и июне с.г.) широко известный не только в России, но и за рубежом академик РАМН профессор В.Казначеев. Кто принял решение не давать никаких ответов даже этому особо уважаемому человеку? В апреле с.г. в Комитет Госдумы по безопасности было передано письмо по урановой сделке на имя председателя В.Илюхина, причем с особой просьбой доложить ему лично. Но никакого отклика не последовало. Было ли это письмо вручено Виктору Ивановичу и кто принял решение никак не реагировать на данную информацию? В завершение представляю некоторые итоги отмеченного “молчания”: В феврале с.г. бывший премьер В.Черномырдин попросту наплевал и на Рекомендации закрытых слушаний, и, более того — на международные обязательства России о нераспространении материалов, о которых идет речь. Принял решение передать Германии 1,2 тонны оружейного урана. Поясняю, что этого количества достаточно для изготовления почти 100 ядерных боезарядов! В денежном выражении это более 12 миллиардов долларов, или более 1000 тонн золота! К настоящему времени общий ущерб, нанесенный России урановой сделкой и другими преступными делами с оружейным ураном и плутонием, уже превышает 200 миллиардов долларов США. На фоне отмеченного “молчания” именно в связи с урановой сделкой в прессе Россию изображают в виде презренной проститутки с ядерными эмблемами на понятных местах (см. “Комсомольская правда” от 29.06.95). Такое одновременно убеждает и в другом — с неизбежностью приближается время неотвратимого народного возмездия тем, кто вывел Россию на “панель”, и тем, кто “молчал” при этом. Данное заявление основывается на имеющемся большом объеме веских доказательств. Лишь сравнительно немногие из них приводятся здесь, чтобы обоснованно представить суть рассматриваемого дела в целом. О главных истоках дела. Прежде всего со всей ответственностью заявляю, что определенными лицами, особо приближенными к президенту Ельцину, совершается, несомненно, одно из тягчайших государственных преступлений в сфере использования ядерных материалов и соответствующих технологий, а именно — организованное разграбление и фактическое уничтожение стратегических запасов оружейного урана и плутония. Указанное преступление беспрецедентно в мировой истории по своему катастрофическому подрыву национальной безопасности, а также по особому государственному позору и сверхгигантскому экономическому ущербу. На сегодня по этому делу имеются совершенно неопровержимые доказательства того, что в итоге так называемой урановой сделки Россия не только лишается почти 90% своих стратегических запасов оружейного урана, но и несет экономический ущерб, оцениваемый 8 триллионами долларов США. Этому ущербу в простейшем пересчете соответствует потеря Россией более миллиарда долларов США ежедневно! Сопоставьте эту величину ежедневной потери нашего национального богатства с размером выделяемой зарубежной “помощи” России... Именно в деле с оружейным ураном и плутонием за указанным поистине сверхгигантским разграблением России стоит тщательно замаскированная в самых высших государственных структурах особо опасная форма коррупции. Многие ее пугливо сторонятся... И все-таки эта коррупция наконец-то попала в поле зрения Министерства юстиции, но ... не сегодняшней России, а самих США! Такое подключение Минюста США произошло после заслушивания в Госдуме РФ итогов работы созданной по этому делу в январе 1997 года специальной Комиссии из представителей 5 профильных комитетов Госдумы. Комиссия выезжала в Новосибирск на место совершения, по сути дела, самых ключевых событий в рассматриваемом государственном преступлении. Коротко о развитии событий, связанных с американской стороной. Обращение к ней состоялось спустя 8 месяцев после упоминавшихся закрытых слушаний, т.е. когда стало окончательно ясно, что на их рекомендации попросту наплевали и президент РФ, и тогдашнее правительство, и Совет безопасности. Так, в феврале 1998 года была осуществлена (в сугубо конфиденциальном порядке) передача в ближайшее окружение президента США подборки некоторых ключевых материалов по урановой сделке. Возникшую ответную реакцию руководства США легко объяснить. В США даже самые ничтожные подозрения в каких-либо связях с жуликами, не могут оставаться без внимания. Со стороны руководства США, естественно, последовали весьма жесткие ответные действия. Было принято решение отправить в отставку министра энергетики США Ф.Пенья, ранее имевшего некоторые контакты с В.Михайловым по урановой сделке. Это было сделано не в пример... Ельцину, который лишь переместил В.Михайлова должность первого замминистра по науке Минатома. Вследствие этого России в очередной раз отказали в предоставлении статуса наибольшего благоприятствования в торговле. Считаю необходимым требованием срочную денонсацию позорной и грабительной урановой сделки. Л. МАКСИМОВ, и.о. директора Института физических проблем металлургии и специального машиностроения http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/98/257/32.html Слова сочувствия и скорби звучат сегодня из уст многих российских политиков и государственных деятелей, которые в разные годы работали с Виктором Черномырдиным. Люди, близко знавшие его едины во мнении, что история современной России была бы другой без Черномырдина, и с его кончиной уходит целая эпоха. В нужное время он делал нужное дело, и в этом была его историческая роль. Это слова Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Они познакомились в критический для России момент, в 1993 году, когда страна балансировала на грани гражданской войны. Православная церковь взывала к правительству о сдержанности и милосердии. Патриарх говорит, что увидел в тогдашнем премьере человека, всегда открытого к диалогу. Искреннего патриота. Кирилл, патриарх Московский и Всея Руси: "В лице Виктора Степанович я видел человека, глубоко переживавшего трагедию России. В стране не было денег. В стране решились все системы, обеспечивающие ее жизнеспособность. И вот в этих условиях управлять российской экономикой было невероятно сложно. И то, что сделал Виктор Степанович, разные люди по-разному оценивают. Но то, что Россия существует, несмотря на этот катаклизм 90-х, в том большая и его заслуга". В этом сходятся очень многие: и соратники, и сравнительно недавние политические оппоненты Виктора Степановича. Несмотря на все споры, вокруг его фигуры в 90-е годы, в современной российской истории политиков масштаба Черномырдина единицы. Борис Грызлов, председатель Госдумы РФ: "Сегодня ушел из жизни видный государственный деятель Виктор Степанович Черномырдин. Прошу почтить его память минутой молчания". Владимир Жириновский, заместитель председателя Госдумы РФ, председатель ЛДПР: "Мы его хорошо знали как самого эффективного председателя правительства, в самые трудные годы с конца 1992 года по весну 1998. Этот человек хорошо относился к депутатскому корпусу, он постоянно встречался с фракциями, он пытался находить компромиссы, он всегда давал разъяснения и его министры. У нас были самые нормальные рабочие отношения. У всего парламента. Это был честный человек". Геннадий Зюганов, председатель ЦК КПРФ: "Черномырдин является своего рода олицетворением 90-х. Они сегодня названы "лихими". Что касается его фигуры, человек достаточно самобытный. Оставил после себя немало таких ярких афоризмов. Но 90-е годы, скорее, трагические". Естественно, лучше всех о его роли в непростой судьбе России, знают те, кто работал с Черномырдиным бок о бок. Несмотря на свое высокое положение и способность прислушиваться, не стеснялся Черномырдин и учиться. По мнению Александра Шохина именно эта способности тогдашнего премьера спасла Россию от многих опрометчивых шагов. Александр Шохин, президент РСПП: "Он часами мог разговаривать с Мишелем Камдесю - руководителем Международного фонда, с Вацлавом Клаусом - тогда премьером Чехии о том, с какими проблемами сталкивались реформы в тех или иных странах, как лучше их проводить. И он хотел научиться на чужих ошибках". Черномырдин умудрялся слышать всех: и консерваторов, о том "как бы чего не вышло", и рвущихся в бой реформаторов. Анатолий Чубайс, генеральный директор Российской корпорации нанотехнологий: "Если бы не было Виктора Степановича Черномырдина, мы бы не прошли еще десяток сверхдраматических ситуаций в нашей истории, когда страна просто висела на ниточке. На этой ниточке находилась жизнь и судьба 140 миллионов человек, и если бы не Виктор Степанович, я знаю, по крайней мере, 3 ситуации, когда ниточка бы оборвалась с последствиями для десятков миллионов людей, в том числе и для тех, кто об этом даже понятия и представления не имеет". Валентина Матвиенко, губернатор Санкт-Петербурга: "Это был удивительный человек. Человек большой души, добродушный, сердечный, веселый, с потрясающим чувством юмора. Наверное, на каких-то этапах истории земля рождает таких людей, без которых уже невозможно представить историю нашей страны. Он действительно вошел в историю новой России, как один из самых выдающихся политических и государственных деятелей". Экс-президент Украины Леонид Кравчук, знавший Черномырдина по работе премьером в 90-е, отмечает: его обаяние, прямота и способность слушать и слышать собеседника оказались ценнейшими качествами и в его работе послом России на Украине в непростой период отношений между двумя странами. Леонид Кравчук, президент Украины в 1991-1994 годах: "Больше практик, чем дипломат, но его опыт этот практический -он перекрывал этот дипломатический лоск, который часто применяется в протоколах, в отношениях. Для Виктора Степановича это проходило незаметным. И на него даже, насколько я, понимаю и президент не обижался". Наина Иосифовна Ельцина знала Черномырдина давно и очень хорошо. Она говорит: это был человек-праздник, заряжавший своей позитивной энергией окружающих. Но и боль людей своей страны он очень тонко чувствовал и пропускал через себя. Наина Ельцина, вдова Бориса Ельцина: "Такое было бремя взвалено, взвалило время это тяжелое такой груз на плечи, я считаю, троих человек: и Бориса Николаевича, и Егора Тимуровича, и Виктора Степановича, и вот они так друг за другом и ушли. Понимаете? Потому что они настолько болели за страну и за людей и настолько пропускали всю эту боль через сердце, они даже чем-то похожи - три человека. Что-то у них общее было. И они настолько понимали и, я бы сказала, чувствовали эту боль, и, наверное, столько положили здоровья на алтарь служения - не боюсь громко сказать - служения отечеству. Это настолько светлый человек, настолько светлая душа, и мне кажется, наверное, Господь Бог вот туда таких людей тоже собирает, их там тоже не хватает". Павел Пчелкин http://www.1tv.ru/news/polit/164345



полная версия страницы