Форум » История специальности младшего авиаспециалиста » Известные люди, выпускники ШМАС » Ответить

Известные люди, выпускники ШМАС

Admin: Кого только нет среди выпускников ШМАС... И это только известные, публичные люди! В интервью рассказывает (о воинской службе, в том числе и о ШМАС, теперь уже бывший) вице-мэр Москвы, а ныне губернатор Нижегородской области, Валерий ШАНЦЕВ. ...После окончания Московского авиационного техникума в 1966 - 1968 годах служил срочную в частях 11-й армии ПВО на Дальнем Востоке. - Вы можете смело называть себя дальневосточником? - Это вы с перехлестом говорите. Сначала я служил в Советской Гавани, где окончил школу младших авиационных специалистов. А затем на острове Сахалин - на армейской ремонтной базе в поселке Сокол. Получил квалификацию мастера-авиамеханика. Занимались мы капитальным ремонтом самолетов и двигателей для всей армии. Восстанавливали МиГ-17, МиГ-19, Як-28 - Армейскую службу вспоминаете? - Она прошла у меня интересно. Посмотреть Дальний Восток в молодые годы не каждому москвичу было дано. Из Домодедово до Хабаровска самолетом, оттуда поездом - в Совгавань. В авиационную учебку меня и некоторых других ребят направили потому, что мы имели профильное образование. Так, я до призыва в армию окончил Московский авиационный техникум. Учил нас капитан, имевший среднее военное образование. Помню, приходит он в класс, а нас там было трое со средним специальным образованием, и ставит вопрос: почему у МиГ-17 стреловидное крыло? А потом говорит: «Кто ответит, тот не будет сдавать выпускные экзамены». Для нас это был простейший вопрос. Все мы 10 - 20 дней назад защитили дипломы. И вот мой сослуживец первым рисует схему распределения подъемной силы, пишет формулу Маха… А капитан: «Садитесь, неправильно». Мы: «Почему неправильно?» Словом, остались неудовлетворенными. На следующий день пошли к командиру роты, майору, имевшему высшее образование. Показали свои работы. Он говорит: «Вам в учебке делать нечего, но раз уже попали к нам... Давайте подумаем, как усовершенствовать учебную базу. В части было мало учебных пособий, макетов, схем. Вот мы и чертили схемы, макеты мастерили... Я там даже получил два диплома за рационализаторские предложения. Так мы сделали стенд запуска двигателя ВК, все действовало как в истребителе, соорудили другие действующие макеты. Понимаете, нам повезло, что мы попали служить «по профилю». Значит, пригодились, пришлись «ко двору» в армии... Редакционно-издательский комплекс ТИИЦ. http://www.tiic.ru/sub_news2.php?id_n=643&titl=&id_ur=41 Вице-мэр Москвы Валерий ШАНЦЕВ: У лысых мужчин положение более завидное http://nnov.old.kp.ru/daily/politics/doc76683/

Ответов - 45, стр: 1 2 All

Admin: Повторяю собщения с форума "Выпускники ШМАС! Вспоминаем" По поводу известных людей, служивших в разное время в ШМАСах, в инете есть много информации. Мне удалось обнаружить, что по крайней мере 2 довольно известных певца, Алексей Глызин и Валерий Сюткин, тоже начинали свою службу в ШМАС на Дальнем востоке... Алексей Глызин, певец Служить был рад! — Алексей Сергеевич, где вы служили, в каком звании демобилизовались? — Звание у меня самое обычное – рядовой запаса. В моем военном билете записано: "Младший авиационный специалист". Как и все мои сверстники, в свои 18 лет, я пошел служить в армию, причем по доброй воле. Тогда, в 70-е годы, не было таких настроений среди призывников, что, мол, службу надо косить всеми правдами и неправдами. Я, длинноволосый, модный парень, искренне считал, что должен отдать долг Родине. 25 мая я был призван в ряды тогда еще Советской Армии. Вначале должен был служить в Москве, но внезапно пришла команда отправить меня на Дальний Восток. Я так расстроился, что даже решил сбежать! Но нас уже обрили налысо – с такой прической далеко не убежишь. Из Домодедова на ТУ-114 команду новобранцев отправили в Хабаровск. Поселили в спортивном зале. После этого распределили в различные части, меня доставили поездом в Приморский край. Спасск-Дальний-4 – есть такая точка на карте, между Китаем, Дальним Востоком, Находкой. Замечательный, красивый край, тайга, медведи, тигры, энцефалитные клещи... Потом меня вообще отправили в сопки, под Хабаровск, где был военный аэропорт под землей. Самолеты там красиво взлетали: смотришь, вдруг из-под земли, как майский жук, фью-ю-ить, вылетает махина желтая. Я был определен в учебную часть ШМАС, то есть в школу младших авиационных специалистов войск ВВС. После танцев – на гауптвахту — Рискну предположить, что вскоре начальство заметило артистический талант новобранца и определило служить в музыкальный взвод! Так служили многие будущие звезды... — Конечно, меня заметили, после того, как я прогорланил: "Ой, полным-полна моя коробочка!", однако в ВВС не было штатного военного оркестра, как в тех же строительных или танковых войсках. Так что пришлось мне служить на два фронта – музыкальном и авиационном. Нам ставилась боевая задача подготовить авиационную технику к вылету. Если вдруг империалисты нападут на нашу советскую родину, чтобы через пять-шесть минут наши самолеты были в воздухе и дали убойный ответ врагу. Моя специальность: "самолет-двигатель". Были оружейники, радисты, а "самолет-двигатель" – это сердце самолета, пламенный мотор. Когда я впервые вошел в учебный класс и увидел все эти системы, то схватился за голову: как во всем разобраться? Но к концу своей службы я поднаторел, мы занимались профилактикой, консервацией самолетов, и прочее. Однажды даже оставили ключ гаечный внутри бака, где керосин. Но ничего, обошлось... — В общем, вы тепло вспоминаете об армейских годах! — Для меня служба оказалось поучительной и познавательной. Если бы я откосил, не знаю, как бы сложилась судьба, поскольку я уже играл на танцах, начиналось время портвейна, время девушек, и все это могло по неопытности сбить с толку. А из Спасска-Дальнего в Москву я вернулся другим человеком, стойким к любым соблазнам. Каждый день в шесть утра подъем, в десять вечера отбой, политподготовка, строевые занятия - это закалка на всю жизнь. Случалось, бегали мы с автоматом, противогазом, в сапогах. Наматывали портянки, и вперед на 10-15 км бегом. Потом ноги в кровавых мозолях. То и дело проводились различные учения, тогда все боялись атомной войны: "Вспышка слева – вспышка справа!", и падаешь в грязь лицом... — А как же музыка? — Друзья прислали мне из Москвы гитару – чехословацкую "Иолану", серебряного цвета. С нашим ансамблем "Полет", где я пел, играл на альте и гитаре, мы нередко выезжали на всяческие смотры самодеятельности. Однажды до того обнаглели, что, раздобыв парики и гражданскую одежду, повадились играть на танцах. Туда и пришел наш офицер. Товарищ капитан, с изумлением, узнав в длинноволосых битлах своих солдат срочной службы, отправил нас на гауптвахту. Благо, на носу был очередной смотр армейской самодеятельности, и нас выпустили. Кстати, через три года после меня именно в этой точке на карте нашей родины служил Валера Сюткин, так что теперь наша часть овеяна эстрадной славой (смеется). — Ну, а дедовщина у вас была? — Нам повезло – не было дедовщины. Не припомню такого, чтобы кто-то масло у меня отнял, или пайку недодали. Хоть и жива армейская шутка: "Там, где начинается авиация, заканчивается порядок", но это не так. В ВВС ценятся добрые человеческие отношения, среди офицеров много людей интеллигентных... http://www.glyzin.ru/interview_12_2005.htm Валерий Сюткин, певец -В армии я служил младшим авиационным специалистом при аэродроме в городе Спасск-Дальний. У нас существовал ансамбль «Полет», который обеспечивал культурную жизнь в военной части. До обеда мы работали на аэродроме, а вечером давали концерты, причем и в городе. Например, играли на танцах. Были ансамблем на все руки. Самые запомнившиеся выступления - новогодние концерты в Доме офицеров. Среди офицеров были в основном молодые ребята, поэтому в пределах разумного нам многое позволялось. Так, внутреннюю панель здоровенной бас-гитарной колонки мы посадили на рояльную петлю и внутри колонки устроили бар. Так что застукать нас не мог ни один проверяющий, потому что мы поддавали прямо во время концерта, не сходя со сцены, а секунд на 30-40 во время чьего-то соло удаляясь за эту колонку. Пили ликер собственного изготовления «Шасси». Он производился следующим способом: небольшой компанией мы шли на запасную полосу, где стояли накрытые брезентом списанные вертолеты. Двое или трое человек пригибали хвост вертолета к земле, другие к образовавшемуся пролому приставляли лом. По лому в ведро, поставленное внизу, начинал стекать антифриз, состоявший на 90 процентов из спирта. Поскольку зимы на Дальнем Востоке весьма суровые, вся химия застывала на ломе, и в наше ведро попадал почти чистый спирт. В полученную таким образом жидкость мы добавляли бруснику, клюкву, перепоночки от грецких орехов, настаивали и получался фирменный ликер. http://privatelife.ru/2003/cg03/n4/1.html Также в Спасске-Дальнем служил Черномырдин... Источник: статья "В дембельский альбом Черномырдина" http://old.vladnews.ru/magazin.php?id=7&idnews=74271&current_magazin=454 ШМАС-22, в/ч 30185, Канск - единственная учебка в Союзе, которая готовила воздушных стрелков-радистов, т.е. "рядовых" летчиков. В мои годы, в 1976 г., в составе учебки было аж девять рот. А тут узнал, что в 97-м тихо скончалась школа. Жаль, как и ушедшую молодость. И Руцкой не помог школе - он там тоже учился...

Admin: Еще один губернатор - наш коллега! 17 февраля губернатор Ярославской области Анатолий Лисицын принял участиве в военных сборах руководителей регионов Центрального Федерального округана на базе гвардейской Таманской мотострелковой дивизии. Об этом корреспонденту ИА REGNUM сообщили в пресс-службе главы региона. Анатолий Лисицын вместе с другими губернаторами, главами законодательных собраний и федеральными инспекторами областей осматривал современную военную технику и принимал участие в стрельбах из стрелкового оружия. Для стрельб ярославский губернатор использовал снайперскую винтовку, ему удалось сразу поразить несколько мишеней. Журналистам Анатолий Лисицын рассказал о том, что во время службы в армии он принимал участие в подавлении "Пражской весны" 1968 года. Но теперь губернатор сожалеет об этом. "Я служил в Барнауле, заканчивал школу младших авиационных специалистов в течение 9 месяцев, затем проходил службу в группе Советских войск в Германии. Служил 2,5 года, как раз был переход с 3-х лет на 2,5. К сожалению, принимал участие в чехословацких событиях в 1968 году. Это пример, которого не должно быть в российской армии, но это факт исторический, которого не избежать", - сообщил корреспонденту ИА REGNUM губернатор Ярославской области Анатолий Лисицын. ИА "ВолгаИнформ" | 20.02.2006 21:04 http://admhmao.ru/VK/News/nr_02.htm

Admin: Чем дольше ищу информацию о ШМАС, тем больше удивляюсь - какие люди вышли из наших школ! ...Кирюшин Евгений Александрович родился 6 октября 1949 г. в деревне Потаповка Красноярского района Самарской области, в многодетной семье. В 1968 г. окончил 50-ю авиационную школу младших специалистов, был призван в армию и по спецнабору проходил службу в Институте космической медицины. По окончании службы в 1970 г. поступил на работу в Институт медико-биологических проблем в должности штатного испытателя. Участвовал в испытаниях различных полетных программ и специального снаряжения для космонавтов. Е.А. Кирюшин совершил более 200 барокамерных подъемов на высоту до 40 000 метров, около 150 вращений на центрифуге с перегрузками 10-12 ед. Участвовал в длительных (многомесячных) экспериментах по имитации невесомости. Провёл полный комплекс испытаний орбитальной станции “Мир”, пилотируемого спуска с орбиты и безопасного приземления космонавтов. В 1997 г. за мужество и героизм, проявленные при испытаниях, связанных с освоением космического пространства, ему присвоено звание Героя Российской Федерации. http://www.fondgeroev.ru/10.htm

82-й: Северин Владимир Гайевич Vladimir Gayevich Severin Опыта космических полетов не имеет.Статус - космонавт-испытатель НПП «Звезда» Дата и место рождения: Родился 20 ноября 1956 года в городе Жуковский Московской области, РСФСР. Образование и научные звания: В 1973 году окончил среднюю школу №1 в городе Жуковский. В 1973 году поступил в Московский авиационный институт (МАИ) на факультет «Летательные аппараты», но после первого курса (сдав экзамены), бросил институт. По окончании срочной службы, в 1976 году возобновил учёбу в МАИ на том же факультете. До 1979 года учился на дневном отделении, с 1979 года - на вечернем отделении. Окончил МАИ в 1982 году. Профессиональная деятельность: С 1979 года работал в отделе гидравлики ОКБ им.П.О.Сухого. После окончания МАИ остался на работе в ОКБ. С 1982 года работал старшим инженером-испытателем машиностроительного завода (МЗ) «Звезда» (переименовано в научно-производственное предприятие (НПП) «Звезда»), в посёлке Томилино Московской области. Испытатель космических систем безопасности и жизнеобеспечения. Участвовал в испытаниях различных модификаций космических скафандров «Орлан» и «Сокол», скафандра «Баклан» для стратегических бомбардировщиков Ту-160. При испытаниях скафандров и систем жизнеобеспечения «поднимался» в барокамере на высоту 100 и более км. Участвовал в испытаниях на центрифуге, при этом во время одного из испытаний находился в центрифуге с перегрузкой 12 единиц в течение 187 секунд. В течении семи лет (с 1982 по 1989 год) был инструктором по горнолыжному спорту в отряде космонавтов. В течении пяти лет работал инженером-испытателем в Институте медико-биологических проблем (ИМБП). Принимал участие в испытаниях на центрифуге, на психологическую совместимость экипажей (изоляция) в экспериментах по водной иммерсии. Работал помощником ведущего инженера по разработке новой катапультной системы - СКС-94. Затем работал по этой теме совместно с ОКБ имени Сухого. При проведении 12 апреля 1995 года испытаний катапультной системы СКС-94 на двухместном Су-29КС межведомственной комиссией был утверждён испытателем-парашютистом. На высоте 2.500 метров и на скорости 250 километров в час Северин катапультировался и благополучно приземлился. В настоящее время работает директором горнолыжной базы НПП «Звезда». Воинская служба: С 1974 года проходил срочную службу в Советской Армии. Окончил школу младших авиационных специалистов (ШМАС) в Вышнем Волочке. По окончании курса подготовки получил свидетельство радиомеханика и допуск к обслуживанию сверхзвуковых истребителей «МиГ-21». В течении полугода служил в технико-эксплуатационной части авиационного полка ВВС в посёлке Чкаловский Московской области (Центр подготовки космонавтов). Затем служил рядовым укладчиком парашютов парашютно-десантной службы (ПДС) того же авиационного полка. За время службы совершил 59 парашютных прыжков. С 35-го прыжка он начал выполнять экспериментальные задания по космической тематике. Воинское звание: Рядовой. Космическая подготовка: В 1988 году подал заявление о приеме в отряд космонавтов. 11 мая 1990 года решением ГМВК отобран от МЗ «Звезда» в качестве кандидата в космонавты. С октября 1990 по март 1992 года проходил общекосмическую подготовку в ЦПК. Последний выпускной экзамен сдал 3 марта с оценкой «хорошо». При этом при объявлении оценки комиссия сделала частное определение: «...рекомендовать в дальнейшем использовать Владимира Гайевича Северина в качестве «космонавта-исследователя». 11 марта 1992 года решением МВКК ему была присвоена квалификация «космонавт-испытатель». В 1992 - 1995 годах проходил подготовку в ЦПК в составе группы космонавтов по программе ОК «Мир», но к подготовке в составе экипажей не привлекался. В конце 1995 года покинул отряд космонавтов. Почетные звания: Герой Российской Федерации (Указ президента РФ от 21 июня 1996 года, награжден «за мужество и героизм, проявленные во время испытания и отработки аварийных спасательных систем космических и летательных аппаратов»). Награды: Награждён орденом «За заслуги перед Отечеством IV степени» (Указ Президента Российской Федерации №971 от 21 июня 1996 года). Увлечения Спортсмен горнолыжник, опытный парашютист.

Admin: Авдеев Сергей Павлович Авдеев С.П. родился в 1923 г. Доктор технических наук, профессор. В 1942 г. окончил школу младших специалистов спецслужб ВВС и был направлен в Государственный Краснознаменный НИИИ ВВС в качестве техника-испытателя, где занимался испытаниями новых образцов авиационной ИК-техники. Это были ОЭП ночного видения, которыми обеспечивались экипажи ночных бомбардировщиков. Участвовал в лабораторных, летных и, наконец, во фронтовых испытаниях системы, состоящей из ОЭП ночного видения и системы ИК-маяков обозначавших линию фронта. Такая система была необходима для избежания ночного бомбометания по своим передовым позициям в условиях частого изменения линии фронта. Участвовал во фронтовых испытаниях, в ходе которых в 1943 году авиация 1-ой воздушной армии осуществляла ночную бомбардировку передовых частей противника на Брянском фронте. Участвовал в испытаниях комплекса аэродромного оборудования и экипировки экипажей при тренировке выполнения операций слепой посадки. По окончании в 1953 году ЛВИКА им. А.Ф. Можайского участвовал в разработке оптико-электронной системы самолетного прицеливания. В 1958 году сформировал кафедру ОЭП и научно-исследовательскую лабораторию оптико-электронного профиля, которыми руководил до окончания военной службы в 1974 г. Осуществлял научное руководство научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами по разработке ОЭПиС космических аппаратов. Среди разработок можно отметить первый экспериментальный образец космического тепловизора. По обобщениям научных и практических результатов этих работ в 1964 г. была защищена докторская диссертация. На кафедре, руководимой С.П. Авдеевым, впервые сформировались учебные планы по специальности ОЭП, разрабатывалась и создавались учебная и учебно-методическая литература, функционировала адъюнктура. Награжден орденом "Отечественная война" 2 степени и 18 медалями (в том числе "За боевые заслуги", "За победу над Германией", "За трудовое отличие", "Ветеран вооруженных сил"). Уволился в запас в 1974 г. в звании полковника. С 1975 по 1996 г. работал на кафедре Оптико-электронных приборов ЛИТМО в должности профессора. С 1977 по 1990 г. был членом методической комиссии факультета. Поставил и читал учебные дисциплины "Оптико-электронные приборы", "Оптико-электронные системы управления", "Оптико-электронные приборы для научных исследований". Подготовил свыше 20 канд. наук, из которых 3 впоследствии защитили докторские диссертации. Являлся научным консультантом 3 докторантов, успешно защитивших докторские диссертации. Автор более 200 научных работ (в т.ч. 4 монографий, 16 изобретений и 3 учебников)... http://club.ifmo.ru/person/13998/13998.htm

Admin: А вот и представители новой формации - бизнесмены! Сержант Барков В кабинете вице-президента ЛУКОЙЛа Анатолия Баркова висит большой фотопортрет президента России, портрет не совсем обычный. Владимир Путин снят в высотном снаряжении пилота-истребителя. На правой кисти у Баркова – маленькая наколочка в виде легендарного истребителя МИГ-19. – Вы служили в авиации? – спросил я, разглядев как-то синий значок. – Служил. Авиамехаником. – А не обидно было все время других в полет провожать? Наверное, и самому хотелось за штурвал сесть? – Когда голубей гонял, я ведь тоже всегда на земле оставался… А если серьезно, за штурвал мне было нельзя. Врачи не разрешили бы. У меня по руке – это еще на практике в Нефтекамске было – труба прокатилась, повредила сухожилие. – То есть судьба вас уже тогда отметила – быть нефтяником и ни кем иным. – Видимо, так… Поэтому меня определили в инженерные войска, и попал я в ВАШ – военную авиационную школу, которая размещалась в Вышнем Волочке. ВАШ-5. Специальность – механик радиолокационного оборудования. Секретный блок – «цель-взрыв». Это когда пилот в случае катапультирования должен был нажать на кнопку и уничтожить секретную аппаратуру. И ССП у меня была – система слепой посадки. Учились мы на МИГ-19. Через семь месяцев обучение закончили. Тут приехали «покупатели». Мы уже наперечет знали все авиабазы. Не очень-то хотелось ехать в то время в показательные части. Там больше строевой подготовки, чем полетов. Приехали невысокого звания офицеры и сказали: «Едем, ребята, заграницу!» Куда именно, уточнять не стали. Оставалось гадать: Польша, Германия, Венгрия?… Попали мы в ГДР. Там все пошло иначе, чем нас учили в школе. Пришлось переучиваться на другие самолеты – на истребители СУ-7. Каждый день – полеты. В школе нам говорили, что канал в системе автоответчика «свой-чужой» меняется раз в месяц. А здесь я перенастраивал его каждый день. И попал я уже не в эскадрилью, а в ТЭЧ полка – технико-эксплуатационную часть, куда самолеты доставлялись после определенного налета. У меня была своя комната, свое рабочее место, осциллограф… Раньше на этом посту работал сверхсрочник, я его заменил. Самое интересное, что он тоже был из Октябрьского. Два земляка из одного небольшого города – в Германии. Забавно. Служба была замечательная: в комбинезончике, осциллограф, отвертка… Блок стоял в киле самолета. Как сейчас помню, чтобы его извлечь, надо было отвинтить 62 шурупа, а надо еще каждую гаечку расконтрить. Лючок тесный, кажется, что размеры блока больше проема. Специальных отверток не было, только обычные – с деревянной ручкой. Накрутишься до боли в запястьях, пока достанешь этот блок. Но ничего, через неделю освоился. За пятнадцать минут научился снимать, а сначала по три часа висел – и даже вниз головой, никак не мог его вытащить. Потом я ставил этот блок на вибростенд, в камеру. Затем подключал к осциллографу и, если никаких искажений не было, возвращал на штатное место в самолет. Прибор очень важный для пилота, поскольку помогал ему совершать слепую посадку в условиях плохой видимости. Вторая моя обязанность – обходить самолет с тележкой с оборудованием: в руках держал «удочку» типа спининга и проверял параметры всех антенн. И третье мое дело: влезал в пилотскую кабину и проверял систему самоликвидатора «автоответчика». Ну и еще проверка по карте после налета 25 часов, 50 и 100. А после 100 часов самолет улетал в Россию на авиаремонтную базу. Вот такова была моя работа как авиамеханика. Я всегда сознавал, что жизнь летчика и самолета где-то в моих руках и делал все, как положено, без отступлений. Может быть, поэтому довольно быстро я получил звание ефрейтора, а под Новый год мне объявили 10 суток краткосрочного отпуска. Но тут в ФРГ начались крупномасштабные маневры «Белый лев» и все отпуска отменили. Зато потом присвоили звание младшего сержанта. – Летом 1968 года начались чехословацкие события. Естественно, все ВВС Группы Советских Войск в Германии были приведены в полную боевую готовность. Не спали ночами. Мы готовили к вылету туда два самолета. Нанесли на борта фюзеляжей широкие красные полосы, чтобы так выделялись именно наши, советские, самолеты. И мы, ТЭЧ полка, собирались уже на передислокацию в Чехословакию. Но там довольно быстро все закончилось, и мы, к счастью, остались на месте. Ведь жили мы в Германии очень неплохо. Служба – дай Бог каждому была! И Европу посмотрел, и новую специальность освоил и друзей хороших приобрел. Под самый конец службы собрали нас, спецов, и отправили в Азербайджан в город Кировобад, ныне он называется Гянджа. Там формировалась 5-я воздушная армия. Дали нам офицеров, призванных из запаса. Мы их называли «пожарниками»: кирзовые солдатские сапоги, брезентовые ремни… Отслужили мы там еще месяца четыре – возле турецкой границы, а потом, тех, у кого уже явно вышел срок срочной службы, собрали ночью, вывезли в ущелье, и оттуда, со станции Гюздек, отправили по домам: кого на Урал, кого на Украину. Увольняли втихаря, ввиду близости границы… Вернулся я домой в красивой форме – в фуражке с голубым околышем в звании сержанта. У меня в военном билете оно было записано очень долго, я уже был вице-президентом ЛУКОЙЛа, когда в военкомате спохватились: сержант на генеральской должности. Присвоили офицерское звание. В Германии я, можно сказать, во второй раз родился. Дело было в воскресенье, мы срочно монтировали на самолеты дополнительный блок шифратора. Сроки были жесткие, самолетов много, работа шла на потоке, мы монтировали места под платы шифраторов. Сами шифраторы были секретными, нам только один раз их показали и тут же увезли. Я часто оставался за старшину, и в тот раз тоже. За нами была закреплена определенная территория, и надо было подремонтировать стоявшую напротив штаба беседку. Я поднял молодежь на это дело. «Старики» играли в волейбол. Кстати, вот такой вопиющей «дедовщины» как сейчас, у нас не было. Хотя, конечно же, разделение на молодых и старослужащих было. «Деду» – первое место возле бачка со щами, ремень затянут послабее и все такое прочее. В караулы реже посылали, на уборку территории. Это были просто знаки уважения, но никакого наглого издевательства. Служило у нас четверо новобранцев, призванных из Дагестана. Мы называли их «неучами», поскольку никаких авиационных школ они не кончали, ничего толком не знали и были на мелком подхвате – отверткой, где покажешь, подкрутить… В общем, обучались по ходу дела. Вот с такими «орлами» я приступил к ремонту той злополучной беседки. И тут понадобилось подравнять одну доску. Я ее взял и, не доверяя молодым, сам отправился в котельную, где у нас стояла пила-циркулярка. А там разъемы стояли, как на самолетах – типа «папа-мама», я разъем открываю, вставляю и … попадаю под напряжение. Видимо, одну фазу где-то замкнуло и через меня пошли 220 вольт. Крышка на пружине, руку прищемило, выдернуть – ну никак! И никого нет – я один. Меня колотит, я кричу. Вдруг вижу, кто-то зашел. Я еще в сознании был, понимал, что за меня хвататься нельзя. Кричу – «За кабель тяни! Меня не трожь!» А зашел старший лейтенант с цветами, ему надо было в баночку воды налить. Вот он-то кабель и выдернул. Но я этого уже не видел, так как потерял сознание. Ну, а молодые «неучи» прибежали в казарму, кричат: «Старшину-сержанта током убило!» Конечно, старики, мой год, тут же подоспели. Я когда глаза потом открыл, вижу – надо мной Жора Букреев из Курска – искусственное дыхание делает. Откачали ребята! Очухался. Но состояние было ужасное. Отнесли меня в кузов грузовика, у нас там стоял «МАЗ-200», крытый брезентом. Все перевозки по дорогам Германии были закрытыми, старший лейтенант в кабину, ребята вместе со мной, и повезли меня в военный городок, где находилась санчасть. Весь мокрый, я ведь в воду упал, там в котельной воды всегда на полу хватало, да еще пол из рифленого железа – ударился сильно. Привезли меня в санчасть – как раз День медика был. Вот уж на всю жизнь его запомнил! А на другой день пришел ко мне в палату командир наш – майор Гришин, принес пирожки домашние. Если не считать этого ЧП, служба у меня шла весьма успешно, и меня стали обрабатывать насчет того, чтобы я остался на сверхсрочную. Честно скажу, мне очень хотелось остаться в армии. Но ослушаться отца не смог, да и домой все же тянуло. И даже когда вернулся домой, и меня вызвали в военкомат на беседу насчет того, чтобы послужить по своей специальности в Польше – в Северной Группе Войск, я согласился и стал готовить документы, но тут в моей жизни произошла крутая перемена – я познакомился с Валей Ткачевой, моей женой, моей судьбой… Итак, вместо Варшавы Анатолий Барков отправился в Когалым. «…Снимите, шляпу! Уехал сам, уехал сам – не по этапу!» Именно эта песня Владимира Высоцкого – «Мой друг уехал в Магадан» – звучала в те годы особенно часто. Николай Черников "Вагит Алекперов и его команда: Анатолий Барков. Дуга Баркова" Книгу можно скачать по адресу: http://www.lukoil.ru/static_6_5id_2132_.html

Admin: "Русскому шансону я посвящаю жизнь",- таков девиз Ильи Кузнецкого. Родился он в г.Новокузнецке, Кемеровской области 12 февраля 1963 года, в простой семье рабочих и служащих. Отец - Виктор Семенович работал шахтером, мама Эльмира Николаевна была учителем русского языка и литературы. Суровый край ссыльных, криминальный город, все это наложило определенный отпечаток на творчество. В 12 лет попал в поле зрения правоохранительных органов, в 14 лет поставлен на учет в инспекцию по делам несовершеннолетних. В 15 лет решением административной комиссии направлен на исправительные работы на строительство БАМа в составе сборного специального студенческого отряда по перевоспитанию трудновоспитуемых. На БАМе заработал первые серьезные деньги, которые потратил на музыкальную аппаратуру и поездку в Сочи. Первую песню (Пьяная бригада) про БАМ написал в 15 лет, которую запретили исполнять в школьном ансамбле. Увлекался тяжелым роком, шансоном.Служил в рядах Советской армии, в Туркестанском военном округе, вертолетном полку, батальоне огневой поддержке, рядовым в службе вооружения и боепитания. Закончил школу младших авиационных специалистов в г. Чарджоу, после чего был направлен в боевую часть. Закончил Кемеровский институт пищевой промышленности. После окончания института работал на мясокомбинате, сначала рабочим-коптильщиком колбасных изделий, а затем и мастером. Являлся ответственным за культурно-развлекательную программу всех мероприятий. А погулять в то время люди умели. Период застоя в стране и развала всего,был определенным толчком для продолжения творчества. Мясокомбинат закрыли и разворовали все что можно. Людей за ворота. Из окружения Ильи многие сломались в те годы. Илье помогло опять же творчество. Пел где придется. Выжить в то дурное время Илье помог школьный товарищ , который в то время занимался не совсем легальным бизнесом. Очень давно знаком и поддерживает хорошие отношения с Александром Кузнецовым, автором-исполнителем и очень порядочным человеком. Последний раз их встреча состоялась 14 апеля 2006 года на межрегиональном фестивале блатной песни в г.Новокузнецке. В 1997 года принимал непосредственное участие в создании Новокузнецкого центра творчества молодежи. С 1998 г. является постоянным директором Новокузнецкого рок-фестиваля. С 2005 года выбран исполнительным директором фестиваля "Я русский бы выучил, только за Мурку". С 2002 года работает над первым альбомом "Песни Свободной улицы", выпуск которого намечен в 2007 году. Мечтает, чтобы в каждом городе России была улица с таким названием. Источник: http://russhanson.ru/i/kuz.php

Admin: Фихтенгольц Илья Григорьевич Родился на Украине в селе Виньковцы Хмельницкой области в 1922 году. В 1932 г. семья Ильи Григорьевича переехала в Ленинград. Он окончил школу и был призван в ряды Советской Армии. Находясь на действительной службе, Илья Фихтенгольц окончил школу младших авиаспециалистов. Уже в первый день войны немецко-фашистская авиация нанесла удары по советским аэродромам, на которых базировалось до 65% авиации Западного военного округа. Это поставило наши сухопутные войска и авиацию в трудное положение и явилось одной из причин временных неудач в начальный период войны. Правительством были приняты экстренные меры по дальнейшему укреплению военно-воздушных сил нашей армии. Требовалась срочная перестройка авиационной промышленности, подготовка авиационных кадров, ускоренный ввод в строй авиационных заводов. В этот период Илья Фихтенгольц служил мотористом 16-го авиационного полка, инструктором по кислородным приборам при 2-й Московской авиационной школе, позднее – инженером при Второй Московской авиационной школе Центрального фронта в звании старшего лейтенанта. В 1943-1945 гг. был старшим техником-испытателем Государственного научно-исследовательского института Военно-воздушных сил Советской Армии. В годы войны основной задачей научных учреждений была оперативная разработка проблем оборонительного значения; научная помощь промышленности в освоении новых видов производства; мобилизация сырьевых ресурсов страны; замена дефицитных материалов местным сырьем; исследования в сфере фундаментальных проблем науки. Новая тематика разрабатывалась в тесном взаимодействии теории и практики, на основе деловых контактов деятелей науки, представителей Советской Армии и промышленности. Свой вклад в решение поставленных задач внес и техник-испытатель Государственного НИИ Военно-воздушных сил Армии И.Г. Фихтенгольц. После демобилизации Илья Григорьевич стал студентом физического факультета Ленинградского государственного университета. С отличием окончил его по специальности «Теоретическая физика». Научной работой он начал заниматься еще в студенческие годы под руководством академика В.А. Фока. В характеристике И.Г. Фихтенгольца академик В.А. Фок писал: «Оканчивающий физический факультет Ленинградского университета тов. Фихтенгольц Илья Григорьевич, будучи студентом, проявил отличные способности к теоретической физике. Выполненная им дипломная работа по теории тяготения Эйнштейна стоит на высоком уровне и содержит ценные научные результаты. И.Г. Фихтенгольц обладает научной инициативой и несомненными способностями к научно-исследовательской работе. Имеет одну печатную работу». За исследования, выполненные в университете, И.Г. Фихтенгольц получил премии Ленинградского университета и Министерства высшего образования СССР. Молодой инженер И.Г. Фихтенгольц в 1950-1953 гг. работал НИИ, под руководством академика В.А. Фока писал диссертацию на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук и успешно защитил ее в ЛГУ. После защиты диссертации Илья Григорьевич переходит на педагогическую работу ассистентом, а затем доцентом кафедры высшей математики ЛИТМО. И.Г. Фихтенгольц активно занимался научной и педагогической работой. В его преподавании плодотворно сочетались высокий научный уровень лекций с ясностью и доходчивостью изложения. Используя свою широкую эрудицию в области применения математических наук, он показывал студенческой аудитории значимость математических идей и их приложений. В 1970 г. в ЛГУ И.Г. Фихтенгольц защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора физико-математических наук. В 1974 г. Илья Григорьевич с семьей переехал на работу в Новгород, где возглавил кафедру высшей математики НПИ. Все его усилия были направлены на становление новой кафедры и методическое обеспечение учебного процесса. Под научной редакцией профессора И.Г. Фихтенгольца преподавателями кафедры было подготовлено более 30 методических пособий по различным разделам курса высшей математики. В годы работы в НПИ он возглавлял Научно-методический Совет института, Совет профессоров. Активно занимался научной работой, до последних дней жизни печатался в журналах Академии наук. За участие в Великой Отечественной войне И. Г. Фихтенгольц был награжден орденом Отечественной войны II степени, юбилейными медалями, в том числе, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г». http://www.novsu.ru/dept/1114/r.2465.p.index/i.2464/?id=2373

Admin: "Гвардия России" №12 (27) ноябрь 2004 г. Показать о войне правду Сергей Говорухин. Рапорт с просьбой о направлении в Афганистан для выполнения интернационального долга Сергей Говорухин написал еще в 1979 году, будучи курсантом школы младших авиационных специалистов. Однако в Кабул он попал ровно через двадцать лет, побывав к тому времени в «горячих точках» на территории бывшего Советского Союза. Мы встретились с Сергеем Станиславовичем в Центре медицинской реабилитации имени М. Лиходея, где он проходил очередной курс лечения после тяжелого ранения. Многие смотрели проникновенные кадры его художественно-публицистического фильма «Прокляты и забыты», где он исследует проблемы локальных войн и повествует о судьбах вооруженных защитников современной России. Но не многие знают о трагедии самого кинодокументалиста. Родился Сергей в Харькове в начале шестидесятых годов прошлого века. В школе, как сам признался, «звезд с неба не хватал». Но после успешно сдал вступительные экзамены и поступил на журфак Казанского госуниверситета. Через три месяца новоиспеченный студент понял: это не его. До службы на Дальнем Востоке успел освоить профессии курьера и грузчика, лаборанта и разнорабочего. После таких вот университетов и армейская школа стала для него очередным этапом гражданского становления. — Давай теперь, шагай по моим стопам, — обнял «дембеля» отец. — Имеешь право, заслужил. Говорухин-младший не ослушался теперь родительского наказа: окончил сценарное отделение ВГИКа. Но… работал не по месту распределения в столице, а на ударных комсомольских стройках, с «бичами» мотался по тайге, мыл золото на Северах. …А завтра была война. Фергана и Карабах, Приднестровье и Косово, Афганистан…. Знаю Сергея Станиславовича не первый год, поэтому смело ставлю многоточие в перечне наших бед, исследованных им далеко не с чужих слов. — Первый опыт боевых действий я получил в Таджикистане, — рассказывает Говорухин, — Мне там пришлось взаимодействовать с десантно-штурмовыми группами пограничных войск. Это — своего рода спецназ в зеленых беретах. В основной своей массе это были отлично подготовленные ребята, гордо именующие себя «горниками». Вместе с ними наша съемочная группа моталась по тылам противника, выявляла базы боевиков, схроны оружия, наводила на цели авиацию. Если хочешь снять, написать достойное об армии, надо с ней слиться, чтобы лучше понять, что ее хлеб — война, изнуряющая и опасная ежедневная работа... http://www.rsva.ru/rus_guard/2004-11/govoruhin.shtml

Admin: Войнович Владимир писатель ...В Хойне я пробыл очень короткое время. Сдал странный экзамен двум подполковникам, которые назывались мандатной комиссией. Ответил на вопросы, когда родился, кто папа и мама, кем работал до призыва, состою ли в комсомоле, когда произошла Великая Октябрьская революция, какие должности занимает товарищ Сталин, и правда ли, что я учился в аэроклубе. Мои ответы членов комиссии удовлетворили, окончание фамилии их не смутило, и я вместе с другими, чьи фамилии кончались на «ов», «ин», «ко» и «швили», был направлен в школу авиамехаников. В канун 1952 года я оказался в городке Шпротава на реке Бобр. Из всех людей, встреченных мною в дальнейшей жизни, о существовании этого маленького города знает только либеральный политик Аркадий Мурашов – он там родился в 1957 году в семье летчика. Наша школа представляла собой военный городок, окруженный глухим кирпичным забором. При немцах это было танковое училище с казармами из красного кирпича, помещениями для занятий и ангарами, приспособленными у нас один под солдатскую столовую, остальные под учебные мастерские. Нам сказали, что мы начнем учиться через месяц-полтора, когда закончит учебу предыдущий набор, а пока расписали по ротам, причем я оказался в первой роте, состоявшей почти целиком из ленинградцев, а из моих земляков составилась вторая рота. Мне повезло дважды. Во-первых, с ленинградцами было интереснее, чем с запорожцами. Во-вторых, нам предстояло изучать последнее слово тогдашней авиатехники – реактивный истребитель МиГ-15, а им – ветерана войны, штурмовик Ил-10... http://www.belousenko.com/books/Voinovich/voinovich_pisatel.htm ...Три года спустя я служил в Польше авиамехаником. Хоть и говорят, курица не птица, Польша не заграница, а все же условия нашего существования в этой стране были немного получше, чем на родной территории. Денег больше платили, кормили лучше, давали сливочное масло, которого в Советском Союзе солдат даже не видит, и курили мы там не махорку, а папиросы "Беломорканал". И вдруг вызывают меня к командиру полка, и тот говорит: "Слушай, а ты, оказывается, летчик!" "Да какой там летчик, говорю, на планере я летал". "Но значит планером управлять умеешь?" "Да уж чем-чем, говорю, а планером управлять умею. Ручку от себя, ручку на себя - дело нехитрое". "Ну, раз ты уже знаешь, как с этой ручкой управляться, поезжай в Советский Союз, будешь учиться на вертолетчика". Собрал я чемодан и поехал в Советский Союз. А приехав в город Кинель Куйбышевской области, увидел, что там таких асов, как я, собралось человек сто, не меньше. Кто из Польши, кто из ГДР, кто из Австрии, в которой тогда тоже наши войска стояли. И там уже я выяснил, что меня не на вертолетчика учить собирались, а просто из-за границы выгнали. Потому что незадолго до этого какой-то авиамеханик на штабном кукурузнике перелетел в Германию из советской зоны в американскую... http://www.voinovich.ru/home_reader.jsp?book=s3.jsp ...И вдруг однажды я вспомнил, как служил в армии в Польше, в школе авиамехаников. Там было место, которое называлось «плац» - вроде небольшого стадиона. По краю плаца лошадь тащила тяжелую телегу, а в телеге никого не было. Потом я глянул вниз и увидел, что солдат зацепился ногой за вожжи и болтается где-то между колесами, а лошадь его тащит. Он терся лицом о булыжник, но не предпринимал никаких попыток высвободиться. На другой день я снова увидел этого солдата в этой же телеге, но теперь он сидел на облучке, размахивал кнутом, голова у него была перевязана, как у раненого на фронте, и вид был нелепый. Я спросил у своего приятеля: «А кто это?» Тот сказал: «Да ты что, не знаешь? Это же Чонкин». Оказывается, его знали все. Я с ним лично не был знаком. Вскоре он погиб - его случайно убили на охоте. И когда я вспомнил про него, понял, что герой готов... http://www.arp.ru/lifestyle/magazine/vyiti_v_svet/vladimir_voynovich/

Admin: ВЛАДИМИР КОЗАРОВЕЦКИЙ ...Нас, 200 москвичей со средним, средним техническим и незаконченным высшим (это была формула для вылетевших из института) образованием привезли на Украину, в Мелитополь, в расположение дивизии ТУ-4 (аналог американского В-29, «летающая крепость» с экипажем из 12 человек). Мы должны были заполнить классы ШМАС – Школы младших авиаспециалистов – и стать мотористами, прибористами, воздушными стрелками и стрелками-радистами. Ребята подобрались на редкость независимые, попытки «старичков» покомандовать нами (слабенький прообраз будущей дедовщины, которая в авиации тогда еще не прижилась вследствие ее общего более свободного духа) мы зарубили на корню дружным отпором, не позволив изгаляться над нами и сухопутным лейтенантам, муштровавшим нас на Курсе молодого бойца. Мы быстро сообразили, что до принятия присяги нам ничего не могут сделать, и то и дело шастали в город, в самоволку; впрочем, после присяги – тоже, поскольку все сколько-нибудь важные «придурочные» места были заняты москвичами, не попавшими в ШМАС, в том числе – и должности штабных писарей; они-то и снабжали нас поддельными увольнительными. Правда, когда я говорю «мы», это меньше всего относится ко мне. Я и в армии сохранил свою инфантильность, в самоволках мне делать было нечего, я не рвался ни в ШМАС – хотя нам по прибытии объяснили, что летный состав питается по улучшенной норме, – ни в «придурки»; я плыл по течению и в результате сразу после Курса молодого бойца как токарь приплыл в ПАРМ – полевые авиаремонтные мастерские. Военной специальности «токарь» не существовало, числился я мотористом, да и токарь я был никакой – я и месяца не проработал на заводе после ПТУ. Поэтому я делал, что придется: простейшие токарные и слесарные работы, помогал «кому нести чего куда» и при работах «в поле» – на аэродроме. Каждое утро мы вставали по общему подъему, строились на утреннюю поверку, завтракали и строем шли сколько-то километров на работу, на аэродром, – в отличие от экипажей и аэродромной обслуги мы в любую погоду ходили пешком. Обед нам привозили, а вечером мы возвращались – как раз к ужину. Наш армейский быт мало чем отличался от описанного Владимиром Войновичем: он служил четырьмя годами раньше нас, тоже в авиации и тоже в наземных частях, и достоверно об этом написал. Разница лишь в том, что он противостоял глупости в одиночку, а мы – коллективно; а, как известно, коллектив – страшная сила. До отбоя у нас было 1,5 – 2 часа свободного времени, и вот в эти-то часы я и познакомился с ребятами, дружба с которыми стала пожизненной и в дальнейшем определила мою судьбу. Это были поэты Александр Алшутов и Валентин Лукьянов, художник Анатолий Цюпа и «технарь» Борис Резник... КАК НЕ СТАТЬ ПИСАТЕЛЕМ http://muary.narod.ru/02.htm

Admin: Демин Лев Степанович (1926 - 1998) 32-й космонавт СССР / России 73-й космонавт мира Родился 11 января 1926 года в Москве в семье служащего. Русский. В 1942 году работал токарем на Московском заводе буровых машин. В 1945 году окончил Московскую спецшколу ВВС. В Советской Армии с 1945 года. В 1945 году учился в Сасовской школе первоначального обучения лётчиков, в 1947 году окончил Васильевскую школу авиамехаников (скорее всего -Васильковскую! Прим. админа). До 1948 года служил авиамехаником Высших офицерских лётно-тактических курсов. В 1949 году окончил Московское авиационное училище связи. До 1950 года служил в строевых частях ВВС командиром радиолокаторного взвода. В 1956 году окончил Военно-воздушную инженерную академию имени Н.Е. Жуковского (радиотехнический факультет).В 1956-1958 годах – радиоинженер, в 1958-1961 годах – адъюнкт кафедры Военно-воздушной инженерной академии имени Н.Е. Жуковского. В 1961 году окончил адъюнктуру кафедры реактивного управления вооружением ВВИА имени Н.Е. Жуковского. В 1961-1963 годах – старший научный сотрудник ЦНИИ ВВС; занимался самонаводящимися реактивными авиационными снарядами класса "воздух-воздух". В 1963-1982 годах – в отряде космонавтов. 26-28 августа 1974 года Л.С. Дёмин в качестве бортинженера совершил космический полёт на КК "Союз-15" совместно с командиром КК Г.В. Сарафановым. В ходе 2-суточного полёта были выполнены эксперименты по технике пилотирования в различных режимах полёта, сближение с орбитальной станцией "Салют-3". При возвращении впервые была произведена посадка ночью в полной темноте, чем доказана возможность возвращения в заданный район Земли в любое время суток. Продолжительность пребывания в космосе составила 2 дня 12 минут 11 секунд. За успешное осуществление полёта и проявленные при этом мужество и героизм полковнику-инженеру Дёмину Льву Степановичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1974 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 11234). В 1978-1983 годах Л.С. Дёмин – заместитель начальника Управления Центра подготовки космонавтов. С 1983 года полковник Дёмин Л.С. – в запасе, а затем в отставке. В 1983-1988 годах работал заведующим сектором в отделе геологического дистанционного зондирования Земли в Министерстве геологии СССР. Принимал участие в подготовке космонавтов по морской космической геологии. Жил в Звёздном городке Щёлковского района Московской области. Умер 18 декабря 1998 года. Похоронен на кладбище села Леониха Щёлковского района. Награждён орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, медалями, иностранными наградами. Почётный радист СССР, кандидат технических наук. Почётный гражданин городов Гагарин, Калуга, Магадан, Тамбов, Целиноград (Казахстан). Имя Л.С. Дёмина присвоено Тамбовскому военному лицею при Тамбовском высшем авиационном инженерном институте. На месте посадки экипажа, в 40 километрах от города Целинограда (ныне Астана), сооружён монумент с памятной надписью. http://d-pankratov.blog.ru/4366467.html Из другого источника: "ДЕМИН ЛЕВ СТЕПАНОВИЧ 11.I.1928-18.XII.1998. Род. в Москве. Окончил три курса 1-й Московской спецшколы ВВС (1945), два курса Васильевской школы авиамехаников в Киевской обл. (1947), с отличием 1-е Московское краснознаменное авиационное училище связи (1949), подготовительные курсы ВВИА им. Н. Е. Жуковского (1950), радиотехнический факультет ВВИА им. Н. Е. Жуковского по специальности "Инженер по радио ВВО" (1956), адъюнктуру ВВИА им. Н. Е. Жуковского (1961). К. т. н. (1963). Работал токарем на заводе и служил в ВВС и в ЦНИИ. Проходил подготовку к космическим полетам в ЦПК ВВС (1963). Совершил космический полет на КК "Союз-15" (26-28.VIII.1974). После выбытия из отряда космонавтов занимался научно-исследовательской работой. Герой Советского Союза (1974). Почетный радист СССР. Похоронен на кладбище дер. Леониха." http://www.rtc.ru/encyk/biogr-book/05D/0805.shtml Примечание. Во втором сообщении похоже та же ошибка, что и в первом. В Киевской области была только одна школа авиамехаников - Васильковская!

Admin: Поэзия на службе в армии Народному поэту Республики Коми Владимиру Тимину с армейской службой повезло. В начале 60-х годов он успешно окончил ШМАС – красивое и звучное название! – то есть школу младших авиаспециалистов, и был распределен в город Умань Черкасской области. Группу выпускников-новобранцев, с которой он прибыл, выстроили на плацу, и перед ними появился старшина батареи с лицом восточного типа. Деловито и строго объяснил ситуацию в городе, распорядок дня, что значит боевая и строевая подготовка, как проходят занятия с техникой и боевые стрельбы. И в конце говорит: – Кто пишет стихи, выйти из строя. Все стоят в недоумении, странный приказ какой-то. Возможно, вспоминают анекдот, в котором командир тоже так мирно попросил: кто любит музыку, шаг вперед. А затем тех, кто вышел из строя, послал затаскивать рояль на пятый этаж. Старшина повторил свой вопрос во второй и в третий раз. Тогда Владимира Тимина толкнул в спину товарищ по ШМАСу, что, мол, не выходишь, ты же пишешь стихи. Пришлось будущему народному поэту республики выйти из строя и представиться. Командир с восточным типом лица скомандовал: – Всем разойдись, а ты, Тимин, останься. Кому-то это напомнит «а вас, Штирлиц, я попрошу остаться», только фильм «Семнадцать мгновений весны» тогда даже и не планировался, и фраза старшины носила оригинальный характер. Сюжет продолжался совсем не так, как в упомянутом анекдоте, рядового Тимина не послали убирать библиотеку части, просто состоялась беседа о поэзии, и началась дружба. Старшина оказался начинающим бурятским поэтом, но уже вхожим в Союз писателей. Стихи читали друг другу на русском языке. На коми и бурятском стали работать позднее, после окончания армейской службы, так что проблем в коммуникации не было. Когда свой старшина, служить легче, это все знают. Если бы еще и повар свой был, то служба совсем бы в мед превратилась. Но и за это судьбе спасибо. Поэт поэта всегда поймет, порой вместе даже в самоволку ходили, а ходить в самоволку со старшиной не только приятно, но и безопасно. В свободное время старшина любил собирать солдат и читать им какую-нибудь интересную книгу. Вслух целый час и больше часа читает. Все с удовольствием слушают, каждый, конечно, о своем думает, но все же лучше, чем «лег – отжался». Срочную службу бурятский поэт закончил раньше Владимира Тимина. Классика коми литературы потом перебросили в Капустин Яр, а завершал он исполнение воинского долга в Лебедине Сумской области. И его поэзия еще понадобилась Советской Армии. В последний день он лег на койку, так, что-то устал от всего. В кармане уже билет домой, можно и на кровати поваляться. Но тут в казарму входит ватага солдат из соседней части. – Ты Тимин? – спрашивают. – Да, – отвечает «дембель». – Стихи пишешь? – Немного, – скромно отзывается Владимир Тимин. – Хорошо, годится. Напиши, как мы служили. – Да мне часа через 3-4 на вокзал надо, поезд уходит! Но солдаты были подвыпившими, возражений слушать не хотели. В ракетных частях спирт дают, чтобы капать на контакты. Русский солдат находчивый, зачем капать, только кисточкой помажет осторожно. Ракета и так полетит, куда она денется. А спирт останется для поднятия боевого духа. Пришедшая группа военнослужащих уже прилично его подняла, и ей хотелось поэзии. Владимира Тимина силой затолкнули в каптерку и заперли, предварительно налив граненый стакан спирта и накрыв его ломтем хлеба с жареной треской. Сказали: когда напишешь, три раза стукнешь, мы тебя выпустим. А не напишешь, – хоть до утра стучи, не откроем. В такой ситуации и не поэт бы написал, и Владимир Тимин не посрамил коми край. Его стихотворение называлось «Ребятам из сорок третьей армии дальней авиации». Он до сих пор помнит его наизусть... Я служил в сорок третьей армии, Потому что любил всё новое. И приказ, выполняя с парнями, Только с песней ходил в столовую. За морями под свист фантомов Намекали на мощь президенты. Мы смотрели на мир с эшелонов И багаж прикрывали брезентами. Ковыряли пески лопатами, Молча чистили автоматы. Для себя мы были ребятами, Для других мы были солдатами. Я люблю вас громилы тощие, Современники Хемингуэя В мировые идеи вросшие, Все решающие, не краснея. В меру резкие и тактичные, Отвергающие громкие фразы, Некрасивые, симпатичные И влюбленные в модные джазы. Восхищенные глянцем журналов, Пусть там несколько все и сужено – От экзотики Сенегала До прекрасных ножек француженок. Осмотрительные, как дьяволы, Это вы современные парни Гнали к черту старье и корявое… Я служил в 43-й армии. Эти строчки потом многие солдаты переписывали и посылали в разные города и деревни свои знакомым. О ракетах говорить было запрещено строго-настрого, поэтому поэту в своем произведении пришлось ходить как бы вокруг да около этой темы. Секретно! Часть специализировалась на межконтинентальных ракетах. Это такие громадины! Как вспоминает Владимир Тимин: «А мы их пуляли куда-то, не знаю куда»... http://www.znainashix.ru/journal/7/78/

Admin: Даже известный всем актер театра и кино Кирилл Лавров... тоже обучался в ВАШМ! Кирилл Лавров родился 15 сентября 1925 года в актёрской семье. Его отец - народный артист СССР, мама в театре не играла, но занималась литературно-чтецкой деятельностью и много записывалась на радио. Кирилл Юрьевич с ранних лет увлекался театром, но до начала актёрской карьеры ему пришлось пройти нелегкий путь: война внесла свои коррективы в жизнь. В начале 1943 года, в неполные восемнадцать лет он добровольцем ушёл в армию. Долго уговаривал военкома отправить его на фронт, но попал в Усть–Каменогорск, куда эвакуировалась Астраханская военно-авиационная школа механиков. Он закончил эту школу в 1945 году и после этого пять лет служил техником на одном из Курильских островов – обслуживал самолёты. Отец Кирилла Юрьевича был против театральных устремлений сына и хотел, чтобы он оставался служить в авиации. Но вопреки мнению отца Лавров стал актёром. Специального образования он не получил: его не приняли в театральное училище из-за отсутствия аттестата зрелости. Тогда он отправился к Константину Павловичу Хохлову, возглавлявшему Киевский академический театр русской драмы имени Леси Украинки, прочел весь свой небогатый репертуар и был приглашен на работу в театр. Актёр вспоминает: «Я не учился театральному мастерству, но под началом отца прошел хорошую актерскую школу. Сначала работал статистом в Киевском драматическом театре имени Леси Украинки. Затем два года играл в массовке и был счастлив выходить на одну сцену с профессионалами. Главный режиссер Константин Павлович Хохлов, который в свое время работал со Станиславским, дал мне такое образование, какое ни один институт не даст». С 1950 по 1955 год Лавров работал в Киеве. Сначала играл в массовках, потом стал получать более заметные роли. В пьесе Мдивани «Новые времена» он сыграл вместе со своим отцом. Юрий Лавров играл председателя колхоза, Лавров-младший – его сына. Обладая прекрасными внешними данными, большим сценическим обаянием, он с успехом сыграл целую серию интересных и запоминающихся ролей. В 1951 году в Киев приехала выпускница Школы-студии МХАТ Валентина Николаева, вскоре ставшая супругой Кирилла Юрьевича. Вместе они играли в пьесе Гольдони «Слуга двух господ» (он – Сильвио, она – Клариче) и в спектакле по пьесе Всеволода Иванова «Бронепоезд 14-69». Вскоре у них родился сын Сергей, и в сентябре 1955 года супруги переехали в Ленинград, куда их пригласил Константин Павлович Хохлов, назначенный художественным руководителем БДТ – Ленинградского академического Большого драматического театра имени М. Горького (с 1992 года театр носит имя Георгия Товстоногова). С тех пор творческая биография Кирилла Юрьевича Лаврова неразрывно связана с этим театром – с 1989 года и по сей день он является его художественным руководителем. Правда, карьера в БДТ была под угрозой – через несколько месяцев после того, как Лавров начал работать в БДТ, умер Хохлов. На молодого актера это оказало такое сильное влияние, что он даже собрался уходить из театра и ехать в Потсдам, в военный театр. Однако потом принял предложение остаться ещё на год в БДТ. Это «год» длится уже 50 лет... ...Как это часто бывает с театральными актерами, всеобщая известность и народная любовь пришли к Лаврову благодаря ролям в кино. Среди его несомненных удач первыми в списке стоят Синцов в фильме «Живые и мертвые», Лапин в картине «Верьте мне, люди!», Башкирцев в «Укрощении огня», Ленин в фильме «Доверие». Кстати, Ленина ему довелось сыграть ещё в трёх работах – в фильме «Двадцатое декабря», а также в спектаклях «Защитник Ульянов» и «Перечитывая заново». За последнюю роль он был удостоен Ленинской премии. Лавров признаётся, что до сих пор считает Ленина одной из ярчайших личностей века, но говорит, что «в своих ролях не идеализировал этого человека, а старался содрать с него позолоту»... http://www.peoples.ru/art/theatre/actor/lavrov/

Admin: ПРЫЖОК ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ Шел 1945-й год. До окончания войны оставалась неделя, когда в ряды Советской армии призвали двух братьев-близнецов – Валерия и Виталия Галайда. После окончания школы младших авиационных специалистов новоиспеченных механиков по электроспецоборудованию самолета направили в элитную 1-ю гвардейскую дивизию штурмовой авиации – резерв главнокомандующего. Но «крутить хвосты» самолетам братьям не нравилось, они мечтали о небе. МУЖЕСТВО: ВПЕРЕДИ ПЕРВЫХ – В 1947 году к нам в дивизию поступила новая техника – Ил-10, – вспоминает парашютист-испытатель Валерий Герасимович Галайда. – Как водится, после изучения матчасти стали опробовать ее в деле. Но случилось так, что две «десятки» потерпели аварию – одна при посадке, другая при взлете. В ходе разбирательства выяснилось, что в обоих происшествиях растормаживалось хвостовое колесо – «дутик», вследствие чего самолеты заносило. Естественно, полеты тут же прекратили и доложили о ЧП в Москву. Пока столичные специалисты добирались к нам, мы с братом предложили командованию дивизии свое решение вопроса – заменить в колесе шток, отвечающий за крепление колеса, на такой же, только большего размера. Так и сделали. Испытание, проведенное за день до приезда «гостей» из Москвы, закончилось успешно. Проверяющие работу близнецов оценили – Кулибиным дали по десять суток отпуска. По возвращении в часть Виталия неожиданно вызвали в ГК НИИ ВВС СА в Чкаловский. Как оказалось, новаторское решение очень понравилось руководству института. Через два года перевели к брату и Валерия. – Мой приезд совпал с созданием нового отдела по средствам спасения экипажей летательных аппаратов, в задачу которого входила проверка всех средств спасения, – продолжил свой рассказ Валерий Герасимович. – Дело в том, что в начале 50-х у нас в стране их практически не было. Из-за этого потери среди летчиков росли. Мы должны были не только испытывать новые средства спасения экипажей, но и «опрыгивать» самолеты, то есть совершать десантирование из всех доступных для прыжков мест. Валерий и Виталий Галайда, написав рапорта с просьбой зачислить их в штат отдела, отправились к руководителю института Алексею Сергеевичу Благовещенскому. – Страха перед первым прыжком не было, хотя десантироваться пришлось без принудительного раскрывания, – рассмеялся Валерий. – Прыгнул, отсчитал три секунды, дернул кольцо и приземлился. Как мне кажется, многие из ребят догадывались, что у меня не было никакого опыта. Но как говорится, взялся за гуж, не говори, что не дюж. Совершив свой первый прыжок, Валерий заболел небом на всю жизнь. Отныне ему предстояло испытывать все авиационные средства спасения. На 29-м и 30-м прыжках Галайда уже катапультировался, став четвертым, кто проверил катапульту в воздухе. За два года он принял участие в испытаниях опытных катапультных установок самолетов МиГ-15, Ил-28, Як-125, Ту-16, выполнив при этом 11 испытательных катапультирований на скоростях полета до 750 км/ч. Вскоре начальство, видя рвение молодого сотрудника, возложило большую часть испытательной программы на его плечи. Виталий же стал бортинженером. СМЕРТИ НАПЕРЕКОР Любовь между Валерием Галайдой и небом была странной. Оно постоянно испытывало парашютиста на прочность, с каждым разом все усложняя и усложняя задачу. На счету Валерия Герасимовича 19 аварийных случаев. У испытателей таковым считается ситуация, когда частично или полностью отказывает основная парашютная система. Но в трех случаях не сработал и запасной парашют. Первый инцидент произошел на аэродроме Чкаловский, когда Валерий спас своего брата от смерти. В последний момент перед прыжком он заметил, что у Виталия, который уже сделал шаг в бездну, отцепился карабин принудительного раскрывания. Валерию понадобились доли секунды, чтобы прыгнуть и схватить оттолкнувшегося от самолета брата. Они стали падать вниз. – Еле-еле дотянувшись до Виталькиной «запаски», я дернул кольцо, – рассказывает Валерий Галайда. – Раскрывшийся над ним купол мгновенно унес его вверх. Пора было подумать и о себе. Валерий дернул кольцо основного парашюта, но белоснежная ткань от резкого удара разлетелась в клочья. Макушки деревьев стремительно приближались. Галайда «выбросил» запасной, но ноги уже коснулись верхушек деревьев. Спасли испытателя кроны деревьев, в которых запутались основной и почти не успевший раскрыться запасной парашюты... ЗАБЫТЫЙ ПОДВИГ В 1965 году, работая в НИИ парашютостроения, Валерий Галайда участвовал в разработке и испытании принципиально новой техники – кабины группового десантирования на 30 человек, не имеющей аналогов в мире. – Между собой мы называли ее БМ-30 – братская могила на 30 человек, – смеется Валерий Герасимович. – Несмотря на успешные испытания, КГД так и не была запущена в серию. Но эта разработка позволила уже в скором будущем приступить, наверное, к самому главному нашему детищу – кабине совместного десантирования. Работа над этим проектом связана с трагическим обстоятельством в моей жизни. В 67-м году при летных испытаниях первого опытного образца кабины произошла авиакатастрофа, в которой погиб брат Виталий. Поначалу полет проходил нормально. Когда настало время сброса, боевую машину десанта, выходящую из грузового люка, неожиданно развернуло, и она встала. Через мгновение сработала парашютная система, и четыре купола, каждый по 1400 квадратных метров, раскрывшись позади Ан-12, попросту остановили его в воздухе. Все члены экипажа – 9 человек, погибли мгновенно. Для института эта потеря была невосполнимой. Испытания прекратились. Лишь спустя два года после трагедии было решено провести первый сброс боевой техники и КСД с экипажем. За неделю до испытания Валерию, а именно он должен был десантироваться – второго номера не было, пригнали боевую машину десанта. С утра до ночи он гонял ее по аэродрому, чтобы сразу после приземления показать комиссии машину в действии. Но по непонятным и по сей день причинам за день до испытания боевую машину забрали обратно в часть. Вместо нее на платформе закрепили груз, полностью соответствующий параметрам БМД, а на краю установили КСД. Сброс кабины группового десантирования Десантирование прошло успешно. После него Валерий Герасимович еще трижды прыгал с гаубицей Д-30 и другой боевой техникой на платформе. После удачных испытаний Валерий Герасимович Галайда был представлен к званию Героя Советского Союза. В числе тех, кто подписал это представление, был и командующий ВДВ генерал армии Василий Филиппович Маргелов. Но из-за бюрократических проволочек представление на Героя легло под сукно. В январе 1976 года на парашютодроме 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии в Кислово осуществляется сброс боевой техники вместе с экипажем из самолета с использованием парашютно-реактивной системы, в который входил офицер-десантник Александр Маргелов – сын командующего Воздушно-десантными войсками. Спустя 20 лет Указом Президента РФ за мужество и героизм, проявленные при испытании, доводке и освоении специальной техники, ему было присвоено звание Героя Российской Федерации. Но ведь первым-то был Галайда! Что и отметили в 1998 году в повторном представлении на награждение Валерия Герасимовича Золотой Звездой его коллеги. Однако ответ из высоких инстанций удивил: «…по действующему положению звание Героя Российской Федерации может быть присвоено гражданину Российской Федерации лишь за совершение геройского подвига, а не по совокупности заслуг в прошлом». Не вспомнили и о первом представлении, которое так и не дошло до адресата. Кстати, когда на недавних международных учениях в Индии наши «голубые береты» вновь показали всему миру мастерство десантирования с боевой техникой, о тех, кто рисковал жизнью, испытывая и доводя до совершенства использованные десантниками системы, вновь никто и не вспомнил. Эту ошибку еще не поздно исправить. Владимир ДМИТРИЧЕНКОВ Полный текст: http://bratishka.ru/archiv/2007/5/2007_5_10.php

Admin: ШИЛОВСКИЙ ВЛАДИМИР ПЕТРОВИЧ На снимке: генерал-майор Владимир ШИЛОВСКИЙ (слева). Фото из личного архива (1973 г.). Род. 2.II.1927 г. Окончил Московскую военную авиационную школу механиков (1961), Военную академию им. Ф. Э. Дзержинского (1964). Генерал-полковник. Проходил службу на должностях: ст. техник-испытатель, зам. инженера, инженер, командир ракетного полка; зам. командира, командир рд; первый зам. командующего РА, командующий РА, зам. главнокомандующего РВСН по тылу - начальник тыла РВ (1985-1989) и чл. Военного совета РВСН. http://www.rtc.ru/encyk/biogr-book/24SH/3256.shtml В войсках его звали «батей» Непосредственная улыбка и армейский задор генерал-полковника в отставке Владимира Шиловского приводят в недоумение, поскольку на фотографиях бывший заместитель главнокомандующего РВСН по тылу серьезен и даже может показаться угрюмым. Должность, как говорится, обязывала, и он невольно представлялся человеком неразговорчивым. Однако стереотипы развеиваются при встрече. В его воспоминания вплетаются биографические откровения, которые он передает через призму значимых исторических событий. - Когда началась Великая Отечественная, мне было четырнадцать. Рвался на фронт, но не взяли, – рассказывает Шиловский, - забраковали по возрасту. Вскоре школа превратилась госпиталь, и я опять пришел в военкомат. Пристроили разъездным и посыльным, а в 1944-м направили в Московскую военную авиашколу механиков спецслужб... С юности Владимир Петрович мечтал о боях и сражениях, но на передовой он оказался лишь спустя десятилетия… Без записи в личном деле офицер, как и все стратегические ракетчики, принял участие в «холодной войне» и был, можно сказать, на ее переднем крае. Владимир Шиловский стоял у истоков создания Киевско-Житомирской ордена Кутузова III степени ракетной дивизии стратегического назначения. Глухую болотистую необжитую местность, которую в народе называли медвежьим углом, он предпочел «насиженным» местам в смоленской и винницкой армиях. А ведь ему после окончания курсов Военной артиллерийской инженерной академии им. Ф.Э. Дзержинского их предлагали на выбор. - Я не боялся сложностей и просился туда, где переходили на более новые ракеты, - признается генерал, - где стройка только начиналась. Офицеры ютились в палатках вместе с солдатами. И подполковнику Шиловскому как заместителю командира полка приходилось ежедневно выслушивать жалобы на невыносимые бытовые условия от своих подчиненных. Но был ли он в состоянии исправить положение? Вопрос риторический… - В результате они написали коллективное письмо-обращение Хрущеву, – рассказывает Владимир Петрович. – Грубоватым, на мой взгляд, оно было. Военнослужащие сравнивали себя с бездомными собаками. Не забыли также указать и то, что сидят на ядерных кнопках... Впрочем, эти эпистолярные изыски офицеры передавали через проверяющих, которые с нареканиями возвращали их командиру полка. Лишь через несколько лет письмо нашло своего адресата, и лед тронулся… Этот случай Шиловскому при назначениях на вышестоящие должности припоминали не раз. Однако Владимир Петрович всегда со свойственной его характеру солидностью говорил, что одобряет данный поступок. Ведь он всегда с пониманием относился к чужим проблемам, которые были дороже, чем свои собственные. По мнению Шиловского, у офицера не может быть свободного времени, если у него имеется личный состав. Свою часть он считал большой полковой семьей, и солдаты называли его «батей». Стоит ли говорить, что повышение для перспективного офицера было неизбежно. Тем не менее время, когда ему приходилось командовать полком, Владимир Петрович считает самым счастливым в своей жизни. Впрочем, на какой бы ступеньке карьерной лестницы он ни находился, к службе всегда относился ответственно. И награды, полученные Владимиром Шиловским на различных должностях, говорят об этом красноречивее любых изобразительно-выразительных средств: два ордена Ленина, орден Красного Знамени, орден Красной Звезды… Девять лет Владимир Петрович командовал ракетной армией, четыре года возглавлял тыл РВСН. Вот уже 17 лет он находится в отставке, однако даже действующие генералы в знак уважения до сих пор обращаются к нему: «Товарищ командующий…» Дмитрий АНДРЕЕВ, «Красная звезда».

Admin: Как пишется кино Первую часть жизни человек работает на репутацию, вторую - репутация работает на него. Валентин Ежов обрел репутацию выдающегося драматурга уже в самом начале творческой карьеры - с выходом кинокартины "Баллада о солдате". В ней он рассказал историю юного солдата-фронтовика, в котором, вероятно, было немало сходства с самим автором, тоже восемнадцатилетним юношей попавшим в армию в 1940 году. Фильм был не только о войне, но и о любви, нежности, верности, герой картины полюбился зрителям во всем мире. С тех пор Валентин Ежов создал сценарии более 50 фильмов. Среди них - "Белое солнце пустыни", "Тридцать три", "Дворянское гнездо", "Крылья", "Сибириада", "Это сладкое слово - свобода", "Эсперанса", "Мой друг генерал Василий, сын Иосифа", "Под северным сиянием" и другие. Картины, поставленные по сценариям Валентина Ежова, получили более 120 наград на всех международных кинофестивалях, в том числе два "Гран при" Каннского кинофестиваля. А кроме того, Валентин Иванович Ежов - уникальный рассказчик. Оказаться его собеседником - не меньшее удовольствие, чем быть зрителем его картин. Ежов Валентин Иванович ...Я решил попробовать писать прозу после одного случая, связанного с моим товарищем Сашей Касьяновым. Мы с ним встретились в ШМАСе - Школе младших авиаспециалистов. Были соседями по койкам. Меня призвали в армию в 1940 году, сначала я был в артиллерийской школе, а потом попал в ШМАС. Там нас готовили для морской авиации, которая была в распоряжении Тихоокеанского флота. Саша был крупный, атлетически сложенный, высокий парень, настоящий силач. Он до армии в цирке выступал, в группе акробатов "нижним". Когда началась война, ему не терпелось попасть на фронт. Говорил: "Убегу отсюда! Чего-нибудь натворю, меня исключат, пошлют в штрафбат, вот так и попаду на войну. Мне нужно на фронт, потому что я обязательно должен получить звание Героя Советского Союза". Упрямый был, все так бы и сделал. Но не пришлось. Сумел попасть в маршевую роту, и их сразу отправили в Сталинград. Повоевать он не успел. К несчастью, в первые же дни возле него разорвался снаряд, был огромный выброс земли, песка в основном, и его накрыло плотным слоем. Не будь он таким силачом, так бы под этим песком и погиб. Но он сумел выбраться. А выбравшись, понял, что ничего не видит, ослеп. Его положили в госпиталь, начали лечить, и в первые месяцы у него было несколько вспышек, когда он в течение нескольких секунд все видел. А потом окончательно потерял зрение. Он говорил: "Меня все знают, как же я вернусь в Харьков без орденов!" Какой-то орден, он получил, конечно... Анна Тарасова журнал "Персона",№ 9, 2003 http://tarasova-anna.nm.ru/ezhov.html

Admin: Битюков Борис Валентинович Непрофессиональный актёр, ставший кумиром 50-х. Родился 25 апреля 1921 года в Орше Белорусской ССР. Участник Великой Отечественной войны. 1939-1946 — курсант школы младших авиаспециалистов, сержант-моторист, старшина-механик в авиационных полках. Борис Битюков начинал во вспомогательном составе Камерного театра у Александра Таирова. Там на него обратил внимание режиссёр Сергей Герасимов и запомнил его фамилию. Когда Битюков вернулся с войны, Герасимов пригласил его на роль Ивана Земнухова сначала в спектакль Театра-студии киноактёра, а затем и в кино. После премьеры фильма пятеро исполнителей главных ролей были награждены Сталинской премией, но Битюкову награды не дали. Однако Герасимов настоял, чтобы актёр стал лауреатом. Борис Валентинович был награждён за участие в следующем фильме - "Жуковский", где он сыграл небольшую роль ученика Жуковского. В первом советском детективе "Дело № 306" Битюков сыграл главную роль и стал любимым актёром милиции. На этом образе воспитано целое поколение милиционеров. Но больше никаких звёздных ролей в его жизни не случилось. Борис Валентинович Битюков ушёл из кино из-за болезни глаз. Последние годы Борис Валентинович ни с кем не общался, никому не звонил. Он был обижен даже на детей, которые не навестили его, когда отец лежал в больнице с инсультом. В итоге вдова Битюкова решила не сообщать никому о его смерти. В 1937-1938 годах был актёром вспомогательного состава труппы Камерного театра. В 1939 году учился в Московском гидромелиоративном институте, затем был призван в ряды Красной армии, участвовал в Великой Отечественной войне. В 1946-1991 годах - в Театре-студии киноактёра. Лауреат Государственной премии СССР (1951). Ушел из жизни 15 января 2002 года в Москве. Урна с прахом захоронена на 24 участке Востряковского кладбища. Фильмография: "Молодая гвардия" (1948), "Жуковский" (1950), "Мать" (1955), "Дело № 306" (1956), "Жажда" (1959), "Улица младшего сына" (1962), "Я шагаю по Москве" (1963), "Гонки по вертикали" (1982) Источник: http://www.kino-teatr.ru/kino/acter/m/sov/451/bio/ http://www.film.ru/afisha/person.asp?name=%C1%EE%F0%E8%F1+%C1%E8%F2%FE%EA%EE%E2

Admin: МИХАИЛ ФЁДОРОВИЧ РЕШЕТНЁВ Выпускник Московского авиационного института. Окончил Серпуховскую военную школу авиамехаников. 1943-1945 гг. - служба в Советской армии. С 1950 г. работал в ОКБ-1 С.П. Королева инженером-конструктором в проектном отделе, ст. инженером, ведущим конструктором по боевым ракетам с подвижным стартом, зам. главного конструктора. С июня 1959 г. начальник филиала ОКБ-1 в Красноярске-26 - главный конструктор предприятия п/я 80. В январе 1967г. - главный конструктор КБПМ, в ноябре 1977 г. - генеральный конструктор и генеральный директор НПО Прикладной Механики. Президент Сибирского филиала Российской инженерной академии. Герой Социалистического труда, Лауреат Ленинской премии СССР и Государственной премии Российской федерации, удостоен Золотой медали С.П. Королева АН СССР. Награжден тремя орденами Ленина, орденами «Трудового Красного Знамени», «Знак Почета», «За заслуги перед Отечеством III степени», медалями «За Победу над Германией в ВОВ», «За доблестный труд в ВОВ» и в ознаменовании 100-летия со дня рождения В.И. Ленина. В 1984 г. М.Ф. Решетнёву было присвоено звание Заслуженный Ветеран труда НПОПМ. http://tipazheleznogorsk.narod.ru/npopmreshet.html

Admin: ОВСЯННИКОВ ЛЕОНИД МАКСИМОВИЧ Род. 27.X.1923 г. в с. Новая Митрополька (Красноярского края). Окончил Иркутскую военно-авиационную школу авиамехаников (до войны - училище авиатехников) (1942); 4-е Военно-морское авиационное училище (4 ВМАУ) (1944); Ленинградскую военно-воздушную инженерную академию (ЛКВВИА) им. А. Ф. Можайского (1956). Генерал-майор-инженер (1977), генерал-майор авиации (1984). Летчик-инструктор 4 ВМАУ и Военно-морского минно-торпедного авиационного училища (ВММТАУ) им. Леваневского (1944-1950). Слушатель ЛКВВИЛ (1950-1956). Старший инженер (офицер) Управления опытного строительства авиационной техники ВМФ (УОСАТ ВМФ) и Управления опытного строительства авиатехники ВВС (УОСАТ ВМФ) (1956-1968). Районный инженер (1968-1969). Зам. начальника 6 отдела УОСАТ ВВС (1969-1970). Зам. начальника 2 Управления Начальника Вооружения ВВС (1970-1986). Занимался (по ракетам "воздух-поверхность"): отработкой и согласованием с исполнителями ТТТ ВВС; возглавлял многочисленные комиссии ВВС по приемке эскизных проектов и макетов ракет, и НИР по ним. Член государственных и ведомственных комиссий по летным испытаниям ракет. Член государственных и ведомственных комиссий по рассмотрению эскизных проектов, макетов и летным испытаниям авиационных комплексов. Зам. председателя госкомиссии по летным экспериментальным испытаниям ракеты Ч-22Б для определения проходимости радиосигналов при больших гиперзвуковых скоростях полета. Принимал активное участие в отработке пятилетних планов по созданию ракет ВВС. Государственная премия СССР за работу по созданию спец. авиационного оборудования (X-58) (30.X.1981). http://www.rtc.ru/encyk/biogr-book/14O/2121.shtml

Admin: Богомолов Юрий Александрович, 1937-го года рождения. Военная специальность - авиамеханик, служил в Заполярье. По образованию (окончил ВГИК) - киновед и кинокритик. Печатаюсь с 1964 года. Работал в Госфильмофонде, в журнале "Искусство кино", в Институте Истории Искусств (где и сейчас тружусь). Защитил диссертацию на тему "Проблемы художественного времени на телевидении". Диссертация вышла книжкой с тем же названием. По совместительству с основным местом работы в научном учреждении служил в газетах "Московские новости", "Русский телеграф" и "Известия". Автор энного количества (честное слово, не могу сосчитать) статей по вопросам кино, телевидения и политики. Также автор следующих книг: "Михаил Калатозов", "Ищите автора", "Курьеры муз", "Между мифом и искусством". Последняя книжка датируется минувшим годом и называется "Хроника пикирующего телевидения". Лауреат премии СК и Академии Свободной прессы. http://www.rian.ru/authors/bogomolov/index_3.html ...Моя служба в советской армии началась для меня неожиданно. Было лето 56-го. Я готовился к вступительным экзаменам во ВГИК. И вдруг в 6 утра - стук в дверь коммунальной квартиры. Милиционер с повесткой. Через час комиссия в военкомате. Через два - я уже с толпой разношерстного народа в каких-то казармах на окраине Ленинграда. Там нам под лопатку всаживают по ампуле антимикробной жидкости и грузят в товарняк. Еще через неделю нас высаживают в чистом поле Кустанайской степи, где нам, призывникам 37-го года рождения, предстояло собрать первый целинный урожай. Урожай был богатый, сравнимый с тем, какой мы видели в фильме «Кубанские казаки». Пока нам подвозили походные кухни и палатки, мы успели объесться дикой клубники, которой было видимо-невидимо. Да так, что нас стало нести со страшной силой... Урожай мы собрали. Огромный ток был завален зерном. Но на этом наша страда не закончилась. Нам приказали ждать до тех пор, когда подъедут машины, на которые надо было погрузить щедрый дар целины, как тогда выражались. Ждали месяц... Пошли дожди, стало холодать. А зерну тепло, оно стало преть. Ждали другой и третий. Условия жизни делались все более антисанитарными. Появились вши. Мы спали в палатках, прижавшись друг к дружке. Теплее было не намного, но вши не жаловались. А зерновой ток нагревался. Нас согревали показом фильма «Волга-Волга» в режиме нон-стоп. Пошел снег. Нам приказали зарываться в землю. Вроде бы так должно быть теплее. Ток уже дымился. Машин не было. Был декабрь. Когда зерно сгорело и истлело, нас вшивых и простуженных погрузили снова в товарняк и повезли в Заполярье, где я, окончив школу младших авиационных специалистов, отслужил еще три года. Служба была трудной, но уже не такой бессмысленной... http://www.rian.ru/opinions/20070222/61136202.html

Admin: Гуррагча Жугдэрдэмидийн Родился 5 декабря 1947 года в селении Рашаант сомона Гурван-Булак Булганского аймака МНР. Монгол. Член Монгольской народно-революционной партии (МНРП) с 1979 года. По окончании средней школы учился в сельскохозяйственном институте в столице МНР городе Улан-Баторе. В МНА с 1968 года. В 1971 году направлен на учебу в Советский Союз — в школу младших авиационных специалистов, которую окончил в 1972 году, а затем продолжил военную службу в частях МНА. В 1977 году, по окончании Военно-воздушной инженерной академию имени Н. Е. Жуковского Жугдэрдэмидийн Гуррагча служил инженером по авиационному оборудованию в отдельной авиационной эскадрилье МНА. В 1978 году решением специальной комиссии Жугдэрдэмидийн Гуррагча был отобран одним из двух кандидатов от МНР для космического полёта по программе сотрудничества социалистических стран «Интеркосмос» и в марте того же года начал подготовку к полёту в Центре подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина. Прошёл полный курс подготовки к полётам на космических кораблях типа «Союз» и орбитальной станции (ОС) «Салют-6». Свой первый космический полёт совершил с 22 по 30 марта 1981 года в качестве космонавта-исследователя на КК «Союз-39» (командир экипажа В. А. Джанибеков) и орбитальном научно-исследовательском комплексе ОС «Салют-6» — КК «Союз Т-4», где работал экипаж основной экспедиции в составе командира В. В. Ковалёнка и бортинженера В. П. Савиных. По возвращении на родину первый монгольский космонавт был назначен заместителем заведующего административным отделом ЦК МНРП, проработав в этой должности до 1989 года. В 1984 году Жугдэрдэмидийну Гуррагче присвоено воинское звание генерал-майора МНА. В последующие годы Гуррагча являлся одним из руководителей национальной космической программы, занимал пост министра обороны МНР (2000—2004). В 1997, после того, как в Монголии были официально разрешены клановые имена, Гуррагча принял клановое имя Сансар — это слово по-монгольски значит «космос». В 2004 стал президентом Союза монгольских обществ дружбы. С марта 2005 года — депутат Великого государственного хурала Монголии от МНРП. Президент национальной федерации бенди (хоккея с мячом). Живёт в Улан-Баторе. Награды Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 марта 1981 года за успешное осуществление международного космического полёта и проявленные при этом мужество и героизм гражданину МНР Гуррагче Жугдэрдэмидийну присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11454). Награждён орденом Ленина, монгольским орденом Сухэ-Батора, медалями. Герой Монгольской Народной Республики. http://ru.wikipedia.org/wiki/Гуррагча,_Жугдэрдэмидийн http://epizodsspace.testpilot.ru/bibl/tm/1981/7-gurragcha.html

Ion Popa: Об учебе и службе на метеорологическом факультете профессор, доктор физико-математических наук Матвеев Л. Т. ...Наряду с ВВГМИ в Ленинабаде (Таджикская ССР) проводились занятия на курсах младших метеоспециалистов (декабрь1941-1943). Одним из слушателей этих курсов был А. С. Монин, учившийся до войны на механико-математическом факультете МГУ (почему он не оказался в ВВГМИ — сказать не могу), а в будущем — крупнейший ученый по динамике атмосферы и океана, академик АН СССР (ради истории — избранный в нее лишь после пятой попытки), директор Института океанологии АН СССР. http://www.rshu.ru/university/history/flashback/11/

Admin: Маслов Владимир Петрович 1925-1988 (с. Красная Горка Белебеевского района) Контр-адмирал. 1942 г. – Вторая Московская военно-авиационная школа механиков; 1943 г. – служба в составе штурмового авиаполка 16-й воздушной армии. По окончании Великой Отечественной войны стал курсантом Высшего военно-морского училища имени М.В. Фрунзе. 1950 г. – командир подводной лодки Краснознаменного Северного флота; 1957 г. – начальник штаба дивизии подводных лодок; 1961 г.- командир дивизии; 1968 г. – первый заместитель командующего Краснознаменным Тихоокеанским флотом; 1974 г. – командующий Тихоокеанским флотом; 1979 г. – советник командующего военно-морским флотом Германской Демократической Республики – адмирал В.П. Маслов являлся представителем штаба Объединенных Вооруженных Сил государств участник Варшавского договора во флоте ГДР. Адмирал Владимир Петрович Маслов стал известным белебеевцам всего лишь несколько лет назад. И то правда: кто бы мог представить себе, что в нашем районе, расположенном от морей-океанов в тысячах и тысячах километров, мог родиться аж будущий командующий флотом! Но факт остается фактом: город и район дали Родине трех высших морских офицеров – двух контр-адмиралов и адмирала (звание соответствует общевойсковому званию генерал-полковника). В. П. Маслов родился 14 апреля 1925 года в селе Красная Гора Белебеевского района. Знавшие его старожилы говорят, что он еще в детстве мечтал бороздить морские просторы, стать моряком. Истоки его желания неизвестны: может быть, прочитал какую-нибудь книгу о море, возможно, слышал рассказы о непонятной стихии от какого-нибудь отставного моряка. Как бы так ни было, Володя упорно шел к своей цели, даже серьезные отклонения от курса не могли затуманить морские дали. В феврале 1942 года В. Маслов поступает во Вторую Московскую военно-авиационную школу механиков, а в октябре 1943 года он уже воевал в составе штурмового авиаполка 16-й воздушной армии. Первое боевое крещение получил на Украине. Только за первые несколько месяцев боев экипаж самолета В. П. Маслова совершил более 150 боевых вылетов. И сбил за это время три вражеских самолета и еще два в группе с другими летчиками. Командир эскадрильи капитан А. В. Андреев отметил « хорошую слаженность труда механиков, техников и особенно старшего сержанта Маслова». Как лучшего авиамеханика, командование полка направило его в помощь войску польскому, где он за успешную Варшавскую операцию получил медаль «За освобождение Варшавы». Война не изменила мечту романтика моря, после ее окончания В. П. Маслов стал курсантом Высшего военно-морского училища имени М. В. Фрунзе. Детская и юношеская мечта осуществилась! Из небесного океана Владимир Петрович ныряет почти в буквальном смысле слова в морскую стихию – начинает служить на подводной лодке в одной из частей Краснознаменного Северного флота. После нескольких месяцев, проведенных на учебных курсах, – он уже командир подводной лодки, которая в скором времени признается лучшей во всем флоте. В 1957 году подводная лодка «С 155» отмечена главкомом С. Г. Горшковым званием «Отличный корабль». Что это не случайность, показали торпедные стрельбы, проведенные в том же памятном году. Экипаж лодки завоевал приз главкома. Все служебные характеристики тех лет представляли командира субмарины капитана третьего ранга В. П. Маслова как инициативного, грамотного, знающего свое дело военного специалиста. Карьера Владимира Петровича заметно пошла вверх: его переводят начальником штаба дивизии подводных лодок, а в сентябре 1961 года он назначается командиром дивизии. Соединение под командованием В. П. Маслова несло боевую вахту на просторах Северного Ледовитого океана. Служба морю продолжалась. С сентября 1968 года контр-адмирал Маслов – первый заместитель командующего Краснознаменным Тихоокеанским флотом, а спустя шесть лет – командующий этим флотом. Естественно, изменения произошли и в звании. Флот в то время становился ракетно-ядерным. Шло перевооружение, проводились учения, одновременно учитывалась и обстановка в мире. Моряки Тихоокеанского флота участвовали в разминировании Суэцкого канала (1974 год), расчищали порты Бангладеша (1973 год). Служба, полная забот и тревог, шла своим чередом. Но сверхнапряжение сказалось на здоровье адмирала. Всегда отличавшийся отменным здоровьем, в 1979 году Владимир Петрович заболел и лег в госпиталь. После улучшения самочувствия (полного выздоровления не было) ему предложили должность советника командующего военно- морским флотом Германской Демократической Республики (ГДР). Так адмирал В. П. Маслов оказался представителем штаба Объединенных Вооруженных Сил государств-участников Варшавского договора во флоте ГДР. В 1985 году Владимир Петрович Маслов по болезни был уволен в запас. Так закончилась военная служба нашего земляка, покорившего два океана – воздушный и водный. В. П. Маслов вел большую общественную работу, избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, кандидатом в члены ЦК КПСС. Государство по заслугам оценило его вклад в укрепление обороноспособности Родины, наградило орденами Ленина, Октябрьской Революции, Отечественной войны I-й степени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени. Умер В. П. Маслов 24 сентября 1988 года от ишемической болезни сердца. http://belebey.ru/o-gorode/istoriya-goroda/generali-i-admirali/v-p-maslov.html И еще о нем... Адмирал Маслов Владимир Петрович В конце февраля 1972 г. я получил назначение в штаб ТОФ, Владимир Петрович был тогда 1-м заместителем Командующего ТОФ. В его обязанности входило и курирование подводных лодок. Он часто бывал в соединениях лодок, проверяя их перед выходом на БС. В этот период начальником штаба ТОФ был адмирал Бондаренко Г. А. Все офицеры штаба знали, что между вице-адмиралом Масловым В. П. и вице-адмиралом Бондаренко Григорием Алексеевичем отношения были непростые. На стороне НШ был и Командующий авиацией ТОФ генерал — полковник авиации Павловский. Интересно было наблюдать за этим противостоянием со стороны, хуже, когда я сам поневоле оказался втянутым в него. Вот как это было. Получив приказание начальника ОУ штаба ТОФ, я подготовил телеграмму в соединение лодок за подписью НШ ТОФ. Спустившись с 7-го на 3-ий этаж, где расположен кабинет НШ, я встретил В. П. Маслова. 1-ый заместитель Командующего ТОФ обратился с вопросом, куда и зачем я иду. Узнав причину моего появления около кабинета НШ, Владимир Петрович попросил показать ему текст телеграммы, который касался и его. Ознакомившись с содержанием, он расписался и пошел в свой кабинет. Через несколько минут я зашел в кабинет к вице-адмиралу Бондаренко Г. А. Тот внимательно прочитал текст, содержание которого с ним было предварительно согласовано и проверено начальником Оперативного Управления. Увидев подпись Маслова, Бондаренко Г. А. нахмурился и спросил меня, чья это подпись. Я рассказал, как было дело. Он перечеркнул текст телеграммы, приказал переписать и никому не показывать. Получилось, что я оказался между двух «огней». Другой случай произошел на Камчатке, когда группа офицеров штаба ТОФ под руководством Владимира Петровича после проверки 2-ой фпл возвращалась во Владивосток. Командир авиаполка полковник Орлов в разговоре с ОД Авиации Флота запросил разрешение на вылет нашего самолета. ОД авиации запросил «Добро» у Командующего авиацией ТОФ генерал-полковника авиации Павловского. Узнав, что с группой летит Маслов, он вдруг запретил вылет по погодным условиям, хотя гражданские самолёты летали. Только вмешательство Командующего ТОФ адмирала Смирнова Н. И. позволило нам вылететь. Но на этом наши приключения не закончились. Когда наш самолет уже подлетал к аэродрому Владивостока, командир экипажа запросил разрешение на посадку. Находясь около переговорного устройства, мы четко услышал команду с земли: «Если на борту Маслов, Павловский посадку запретил по погодным условиям. Вам вернуться в Хабаровск». А в это время самолеты ГВФ один за другом совершали посадку в аэропорту г. Владивостока. Естественно, что с назначением вице-адмирала Маслова В. П. Командующим ТОФ, адмирал Бондаренко Г. А. и генерал — полковник Павловский должны были сменить место службы. Вообще Владимир Петрович был полной противоположностью предыдущему Командующему Флотом адмиралу флота Смирнову Н. И. В моей памяти Смирнов остался этаким барином, который всегда с пренебрежением смотрел на всех подчиненных с высоты своего положения. Такой вывод мне позволяют сделать несколько случаев, участником событий которых я был. Как дежурный по штабу Флота, я обязан был встречать Командование Флотом с отдачей рапорта. Завидев адмирала Смирнова Н. И. , спускающегося от ворот во внутренний двор штаба, я подал команду «Смирно» всем военнослужащим, находящимся во дворе. Николай Иванович остановился, но, не поприветствовав меня и не вынув сигареты изо рта, выслушал мой рапорт. Этот инцидент оставил у меня неприятным осадок. Владимир Петрович сам такого отношения к подчиненным офицерам допустить не мог. Вообще это был исключительно скромный и доступный человек. Когда в октябре 1975 г. Командующий ТОФ адмирал Маслов В. П. летел в Москву на сборы, проводимые руководством ВМФ и М. О. СССР, в самолете вместе с группой офицеров была и его жена. В Красноярске самолет совершил посадку для дозаправки. Нас встречал Командующий Военным Округом генерал -полковник. Он пригласил Владимира Петровича в кафе «Интуриста» на завтрак. Маслов предложил всем офицерам пройти с ним. Мы с капитаном 1 ранга Кузнецовым Ю. А. решили пообедать в ресторане на привокзальной площади. Но ресторан в это время оказался закрытым. У дверей стояли две немолодые, скромно одетые женщины, которых тоже не пускали. Кузнецов Ю. А. уговорил пропустить нас на обед. С собой он провел и этих женщин. Я не знал, кто они такие. Юрий Андреевич шепнул мне, что это жена Маслова и её сестра. Владимир Петрович не позволял своим близким чем — то выделяться. Да. Трудно быть женой такого человека. Начиная с 1973 года, мне по долгу службы не раз приходилось общаться с Владимиром Петровичем. В 1977 г. наша атомная лодка 675 проекта, несущая боевую службу в Индийском Океане, получила приказ на переразвертывание для выхода на гидроакустический контакт с американским АУГом, который, пройдя Малаккским проливом, скрытно следовал в Красное море. Для наведения пларк на ОКП флота был развернут пост. Вечером на КП поднялся Командующий. Он выслушал доклад ОД и приказал перевести лодку на другой режим сеанса связи. Я подготовил телеграмму, согласовав с помощником ОД по связи программу перевода, и зашел в кабинет Командующего. Несмотря на позднее время, было около 23.00 , Маслов ещё работал. Я попросил его ознакомиться с текстом телеграммы и подписать её. Владимир Петрович перечеркнул текст и сказал, что нужно сделать не так. Я возразил ему, ссылаясь на требования действующих документов. Тогда он задал мне вопрос «Кто у нас управляет флотом?». Я сказал, что флотом управляет Командующий ТОФ через ОД Флота, но так действовать нельзя. Потом я повернулся и ушел выполнять его приказание, о чём доложил Маслову через 20 минут. Утром меня вызвал к себе для беседы начальник Оперативного управления контр-адмирал Дмитриев В. В.. Там же находился и его заместитель капитан 1 ранга Митрофанов Ф. А. Они начали меня расспрашивать, как я учил Командующего Управлять флотом. После моего доклада они согласились, что мои действия были обоснованными и правильными. В дальнейшем при каждой встрече Владимир Петрович спрашивал меня: «Кто у нас управляет флотом?». Адмирал Маслов В. П. был одним из немногих Командующих Флотом, который ходил на первом тихоокеанском рпкСН «К-366» проекта 667б на боевую службу. Правда, всего на 10 суток, как разрешил ему ГК ВМФ и МО СССР. Через год после назначения адмирала Маслова В. П. на должность Командующего Тихоокеанским Флотом во Владивостоке состоялась встреча Генерального Секретаря ЦК КПСС товарища Леонида Ильича Брежнева с 38-м Президентом США Джеральдом Фордом. Это был единственный Президент США, который занял эту должность без выборов. Встреча проходила в период с 23 по 25 ноября 1974 г. Подготовка к встрече заняла почти два месяца. Кроме государственных и партийных чиновников и сотрудников КГБ СССР, подготовкой к встрече занимались и в штабе ТОФа, где была создана специальная группа маскировки и контроля. Прежде всего, определили, что посадка самолетов Президента США Боинга № 1 и № 2 была возможна только на аэродроме Воздвиженка, где базировался полк разведывательной авиации флота, имеющий на вооружении самолеты ТУ-95рц и ТУ-16р. Поэтому полк был заблаговременно перебазирован на Камчатку. Для отработки посадки самолёта Президента США Боинг № 2 сделал несколько пробных полётов из Японии с посадкой на АЭ Воздвиженка. Первая посадка прошла с задержкой на 1 минуту по нашей вине , что вызвало возмущение с американской стороны. Такие задержки для самолетов президентского уровня недопустимы. Самолёт с Генеральным Секретарём КПСС Л. И. Брежневым по погодным условиям Владивостока ( была сильная пурга) приземлился в Хабаровске. Л. И. Брежнев провел совещание с руководителями краев и областей и партийными функционерами Дальнего Востока. На следующий день он прибыл во Владивосток. Для размещения высоких гостей были использованы дачи Командующего ТОФ, Командующего ДВО . 1-го секретаря крайкома партии и Председателя крайисполкома. Мест хватило всем. В день прибытия Д. Форда в Приморье стояла ясная и очень морозная погода. Температура воздуха минус 25 гр. С. Форд летел к нам из теплой Японии, где он был с визитом. Самолет Президента США Д. Форда Боинг № 1 ровно в 12.00 совершил посадку на АЭ Воздвиженка, где его встречали высокие советские руководители. Не успел Д. Форд выйти из самолёта, как ему на плечи набросили шубу. Здороваясь с членами нашей делегации, Президент дольше всех задержался около недавно назначенного Командующего ТОФ адмирала Маслова В. П. Они о чём — то разговаривали несколько минут. Как мы предположили, Форд поздравил Маслова с этим назначением. Кстати, в молодости Д. Форд был пилотом ВМС США, который первым совершил посадку реактивного самолёта на палубу авианосца. Во Владивосток все ехали спец. поездом. Это время они использовали для переговоров о контроле над вооружением. Цель визита Д. Форда — подписание документов по ОСВ-2. Переговоры были продолжены и после прибытия во Владивосток. Однако оказались безрезультатными. Вечером Л. И. Брежнев пригласил Д. Форда попариться в русской бане, специально построенную для этого случая. По требованию мастера для внутренней отделки парной были специально доставлены из центра России самолётом материалы из осины. Нам было не понятно, как в бане общались между собой эти двое. Л. И. Брежнев не знал английского, а Д. Форд — русского. Но точно известно, что третьего не было. Баня сыграла свою историческую роль. Наутро все намеченные вопросы этой встречи были рассмотрены и решены. Президент США и сопровождающие его лица осмотрели город Владивосток и пригородную зону, о чём сразу родился анекдот.«Едут во Владивосток в машине Л. И. и Д. Форд. Вдруг Форд увидел хибары, стоящие вдоль дороги, в которых жили наши люди. Он спросил Брежнева, кто там живет. Л. И. ответил, что это сараи для свиней. Форд очень удивился и спросил:» Что в СССР свиньи смотрят телевизор?«, т. к. увидел на крышах хибар телевизионные антенны». Впервые с момента образования СССР иностранные журналисты смогли посетить закрытый город Владивосток.. Для передвижения им было предоставлено около 150 такси, водители которых были членами партии и владели английским. По просьбе главы корпуса иностранных журналистов, аккредитованных на эту встречу и представляющих все крупные информационные агентства мира, Леонид Ильич дал указание выделить им теплоход «М. Урицкий» для осмотра города Владивостока и его окрестностей со стороны моря. Через несколько дней на страницах ведущих американских газет появилось сообщение об этом круизе. В нём говорилось, что около150 иностранных журналистов на теплоходе «М. Урицкий» совершили круиз по акватории Амурского и Уссурийского заливов, любуясь городом и его окрестностями. Капитан теплохода устроил приём в нашу честь. На столе была в изобилии красная и чёрная икра, Столичная водка и Армянский коньяк. Корреспонденты свободно проводили фото и киносъёмку побережья. Несмотря на постоянное напоминание о запрете съёмок, никто и не мешал это делать. Утром все плёнки оказались засвеченными. В день отлета Д. Форду не повезло с погодой. Был сильный мороз, но ему подарили меховую шапку. Таких визитов в период командования флотом В. П. Масловым больше не было. Во время Великой Отечественной войны Владимир Петрович был стрелком — радистом на штурмовике. У него осталась страсть летать и управлять самолетом. Несколько раз я видел, как он во время перелетов на транспортных самолетах флота садился за штурвал и брал управление самолетом на себя. Кто мог ему запретить? Он всё умел. Такими остались в моей памяти военачальники, с которыми мне пришлось служить. Александр Островский 5.02. 2008 г. http://avtonomka.org/flot1/ostrovskiy31.htm

Admin: Ion Popa пишет: Об учебе и службе на метеорологическом факультете профессор, доктор физико-математических наук Матвеев Л. Т. ...Наряду с ВВГМИ в Ленинабаде (Таджикская ССР) проводились занятия на курсах младших метеоспециалистов (декабрь1941-1943). Одним из слушателей этих курсов был А. С. Монин, учившийся до войны на механико-математическом факультете МГУ (почему он не оказался в ВВГМИ — сказать не могу), а в будущем — крупнейший ученый по динамике атмосферы и океана, академик АН СССР (ради истории — избранный в нее лишь после пятой попытки), директор Института океанологии АН СССР. http://www.rshu.ru/university/history/flashback/11/ Небольшой комментарий... ...Мой двоюродный дед, Сологуб Виктор Даниилович, 1920 г.р., до войны учился на физико-математическом факультете Ростовского университета, 31.08.1941 г. был призван. По его письмам и рассказам родных знаю, что он был направлен на учебу по специальности "метеорология" в г.Ленинабад, что подтверждается и данными с сайта obd-memorial.ru - в Ленинабаде в то время находился Высший военный гидрометеорологический институт (ВВГМИ), куда действительно направлялись студенты 2-4 курсов физико-математических факультетов, которые выпускались через 1,5—2 года с присвоением квалификации «военный инженер-метеоролог» и воинского звания «старший техник-лейтенант»... http://forum.vgd.ru/189/18040/

Admin: ВАСИЛИЙ ШУЛЬЖЕНКО певец, автор более 150 песен, яркий представитель русского шансона. Родился 1 сентября 1959 г. в г. Нальчике (КБАССР). Петь начал в школьных ансамблях в начале 70-х. 1977—1979 гг. — армейские годы. Первые полгода служил в Прибалтике в учебном полку (ШМАСе), далее г. Тверь (авиационный полк). Службу закончил сержантом, авиамехаником ПО СД I класса. В свободное время был солистом ВИА Мигаловского гарнизона г. Твери, пел на танцах, участвовал в армейских музыкальных конкурсах, концертах. После армии вернулся домой в г. Нальчик. Пел в профессиональном ВИА нальчикского парка культуры и отдыха. 1980—1986 гг. учеба в университете на историко-филологическом факультет. Все эти годы вечерами работал музыкантом, диск-жокеем, режиссером дископрограмм, руководителем дискоклубов в ресторанах, дискотеках, танцзалах города. За время учебы принимал активное участие в музыкальной жизни университета, здесь же появились на свет первые авторские работы (песни). В 1986 г. закончил дневное отделение КБГУ по специальности историк, преподаватель истории и обществоведения и был распределен заведующим детским сектором профкома электровакуумного завода г. Нальчика, а затем переведен на должность директора заводского детского (подросткового) клуба «Космос». В 1988 г. впервые учувствовал в профессиональном конкурсе певцов, представлял город и республику на региональном конкурсе Всесоюзного телефестиваля «Юрмала-88», проходившего в г. Краснодаре. В 1989 г. там же, на таком же конкурсе получил приз Краснодарского телевидения «Самому интеллигентному певцу». В 1990 г. был приглашен на этот конкурс в качестве почетного гостя и члена жюри. К сожалению, не смог принять участие в региональном конкурсе польской песни, проходившем в г. Рязани в 1988г., хотя было приглашение. С 1986 г. песни в исполнении Василия Шульженко прочно заняли достойное место на ТВ и радио КБ. В 1994 г. на радио России «Возрождение» впервые прозвучала песня Василия Шульженко «Любовь-зараза» на стихи С. Есенина. Почти все авторские песни Василия Шульженко неоднократно звучали в программе Акима Салбиева «Звездная гостиная» на радио Росси «Возрождение». C середины 90-х годов, и по настоящее время работает в ресторанах г. Нальчика, г. Москвы. В 2007 — Дипломант Первого фестиваля шансона Юга России «Краснодар-2007», проходившего под девизом «Новые песни, новые имена». http://www.shulzhenko.ru/biografy.html

Admin: Борис Забелкин "Если одним словом подвести итог тому, чему я научился в армии, - говорит заместитель генерального директора-технический директор ОАО "Сетевая компания" Борис Забелкин, можно сказать, что, уходя в армию, я мог работать с деревом, а вернувшись - уже с металлом. На самом деле, в армию уходят еще сырыми пацанами, а приходят настоящими мужиками". Вообще-то Борис Забелкин в школе мечтал стать журналистом. Много читал, любил писать сочинения. Сдавал экзамены в КГУ, но не прошел по конкурсу, который тогда составлял 13 человек на место. Без тени сожаления отправился служить действительную. Борис Александрович служил в Военно-воздушных силах. Окончил школу младших авиационных специалистов в г.Морозовск Ростовской области, где получил звание младшего сержанта и специальность "техник по артиллерийскому вооружению и десантному оборудованию". Службу проходил на аэродроме Кидайняй в Литве. Обслуживали военно-транспортные самолеты АН-12 с четырьмя турбовинтовыми двигателями. Деревенского паренька, привыкшего восхищаться всем основательно и на совесть сделанным, очень удивили эти "тракторы", как он их называет за устойчивость и простоту конструкции. Армейские порядки по обслуживанию техники сродни энергетическим, считает Борис Александрович. Техобслуживание, ремонтные работы нужно делать вовремя и качественно. От качества твоей работы зависит благополучие и жизнь людей. http://www.tatenergo.ru/nasha_energiya/2007-02/art08.jsp

Admin: Борис Грачевский - создатель киножурнала «Ералаш» Тридцатник стукнет вечно молодому киножурналу «Ералаш» через пару месяцев. В преддверии сего исторического момента в гости к «Ералашу» пожаловала делегация от «Молодежки». Гостям, как оказалось, там всегда рады. А потому и вернулись мы переполненными впечатлениями, коими и спешим поделиться с вами. Застать художественного руководителя и директора киножурнала «Ералаш», известного миллионам, в его московском офисе казалось миссией невыполнимой: то «Кинотавр», то фестиваль в «Орленке», то съемки. И, в очередной раз набирая цифры уже знакомого наизусть телефона, через пару месяцев после первого звонка Грачевскому, готовилась услышать очередной «отшивающий» ответ. Однако на том конце провода сказали: «Так, сегодня у нас что за день? А приезжай-ка ты в понедельник, заодно и на съемках побываешь». И вот мы уже на киностудии имени Горького в Первопрестольной сидим в его веселом, как и весь «Ералаш», кабинете. Правда, начался наш разговор с не очень приятного. - Из Казани после недолгой службы в армии я возвратился инвалидом второй группы - меня сильно избили. А служил в 1968 году в школе младших авиаспециалистов (сокращенно - ШМАС), недалеко от Вертолетного завода. Очень долго в госпитале провалялся. Как-то приехал, прошелся по знакомым местам. Все, кто меня спасал, уже на пенсии. Девушка, которую я любил, стала взрослой, толстой и некрасивой, нарожала детей. - Так все-таки есть и нотка романтики в ваших воспоминаниях о Казани… - Я почти умирал, несколько раз буквально был на том свете. Но все-таки, когда начал приходить в себя, обколотый промедолом, вдруг увидел в фокусе своего взгляда прекрасную девушку. Я ей, как мне казалось, улыбнулся и подмигнул. Хотя, теоретически, ни того, ни другого сделать не мог. Глаза были опухшими, все лицо представляло собой кошмарное зрелище, жуткая гематома и кровоизлияние делали меня неузнаваемым. Но именно с того момента начался наш красивый роман, платонический… И вот, когда я спустя много лет приехал в Казань, увидел ее и расстроился... http://moltat.ru/arhiv-mt/malchishki-i-devchonki-a-takzhe-ih-roditeli

Admin: Теркин Александр Иванович Теркин Александр Иванович родился 8 октября 1951 года в г. Ленинграде. Окончил среднюю школу № 266 Ленинского района, в 1969 году закончил обучение в Техническом училище № 2 при ПО « Электросила» по специальности слесаря–инструментальщика. 28 декабря 1969 года женился, жена Галина Петровна. Имеет дочь Ирину 1970 г. р., сына Александра 1983 г. р., двух внуков Александров и внучку Дашеньку. В 1970 году призван на военную службу. В 1972 году окончил школу младших авиационных специалистов в г. Балашове, по окончании которого присвоено воинское звание — прапорщик. Проходил службу на разных должностях в Северной группе войск, Ленинградском ВО и Главном управлении навигации и океанографии МО России. Уволен в запас 11 января 1994 года. Участвовал в Спартакиаде СССР ДСО «Трудовые резервы» 1968 года за сборную г. Ленинграда по баскетболу. Присвоен спортивный разряд КМС. Победитель Кубка г. Балашова по волейболу 1972 года. Неоднократный призер Северной группы войск по волейболу. Присвоен спортивный разряд КМС. В бильярд начал играть с 1974 года. Организатор и участник первого бильярдного турнира в Ленинграде в 1988 году. Организатор первой конференции по созданию Федерации бильярдного спорта Ленинграда, был избран в состав президиума. В 1990 году избран вице-президентом Федерации бильярдного спорта Ленинграда. С 1992 года исполнял обязанности Президента ФБС Ленинграда. В 1994 году избран Президентом ФБС Санкт-Петербурга С 2005 года вице-президент ФБС Санкт-Петербурга. С 1988 года и по сегодняшний день участник и призер многих турниров Республиканского и городского уровня. Соавтор книг «Бильярдный Питер» (2003) и «Бильярд. Классика и Современность» (2006) Инициатор и организатор первой Высшей лиги в Санкт-Петербурге, проведения троеборья по бильярду, международного турнира «Белые ночи». http://www.billiard-spb.ru/federation/members/terkin

Юрий: Сергеев Марк Антонович Сергеев Марк Антонович (1921 - 1982) Крупный специалист в области маркшейдеровских гироскопов. Окончил рабфак ЛИИЖТ (1939). Служил в Красной Армии. Служил в 195-м истребительном авиационном полку в должности авиамеханика (1941-46). Студент (1946-52), аспирант ЛИТМО. Кандидат технических наук (1956), доктор технических наук (1969), профессор (1973). С 1970 года М. А. Сергеев становится заведующим кафедрой Гироскопических и навигационных приборов (с 1973 г. - кафедра Бортовых приборов управления). Вел научную работу в области создания наземных гирокомпасов. Под руководством М.А. Сергеева на кафедре выполнялись важные НИР, результаты которых внедрены в промышленности. Много сил, опыта и знаний отдавал М.А. Сергеев делу подготовки высококвалифицированных научных и инженерных кадров. Им было опубликовано много печатных работ по актуальным проблемам приборостроения, подготовлен ряд учебных и методических пособий для студентов, около 50 программ для ЭВМ. Был награжден четырьмя медалями СССР. http://www.ifmo.ru/portret_galery/person.php?id=31



полная версия страницы